Мамлеева Наташа " /> Мамлеева Наташа " /> Мамлеева Наташа " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Легко ли стать королевой? » Отрывок из книги «Легко ли стать королевой?»

Отрывок из книги «Легко ли стать королевой?»

Автор: Мамлеева Наташа

Исключительными правами на произведение «Легко ли стать королевой?» обладает автор — Мамлеева Наташа . Copyright © Мамлеева Наташа

Глава 1

Но любовь вероломна [общайтесь с нею

Лишь в присутствии адвоката].

Сола Монова

Аробелла Энриетта Сотер

Пансионат Благочестия не был самым страшным местом в мире - так я успокаивала себя, стоя на пороге низкого продолговатого здания. Все-таки есть шахты или лагеря строго режима, значит, я не обделенная госпожой Судьбой. Тем временем двухэтажное здание передо мной казалось все выше и выше, словно оно вырастало прямо из земли, ясно намекая мне, что отсюда не сбежать. Тучи в тот день заволокли небо, и здание из красного кирпича, побеленное ровно до середины первого этажа, будто растягивало губы в глумливой усмешке и приглашало вступить в свою "пасть". Что я и поспешила сделать.

Подхватив небольшой саквояж - все, что я нажила с момента страшного пожара в родном имении, я направилась к дверям из красного дерева. Сзади послышался скрип колёс: карета отъезжала от ворот, напоминая, что путей отступления нет. Как ни странно, последнее придало мне не страх, а уверенность. Все годы, на тот момент мне было двенадцать лет, трудности заставляли меня не дрожать, а сквозь сопротивление идти вперёд.

Дверь распахнулась неожиданно, пришлось в последний момент отскочить, и передо мной предстала улыбчивая кучерявая девушка. Её глаза лучились искренностью и дружелюбием. Она улыбнулась мне и протянула руку для рукопожатия:

-Эмелит.

-Аробелла, - представилась я, отвечая чистой искренностью.

Эмелит. Именно её пример научил меня, что выживают только сильные и наглые, а чувства очень часто встают преградой к достижению цели. Именно тогда я поняла: для того, чтобы защитить того, кто тебе дорог, следует сначала самой стать сильной.

Пансионат Благочестия не был самым страшным местом в мире - он был уютным террариумом, где тебя либо сожрут на ужин, либо ты станешь змеей. Как ни странно, я не хотела становиться ни завтраком, ни обедом, ни ужином, как Эмелит, поэтому выбрала второй вариант. Я сама стала той, которую так ненавидела моя подруга, чтобы её больше не смогла укусить ни одна кобра. И, наверное, самое страшное во всей этой истории, это моя уверенность в своей правоте: я ни на секунду не пожалела о своём выборе.

Чтобы стать равнодушной и не испытывать слабости в проявлении чувств, следует избавиться даже от ненависти. Меня мало, что трогало, но все же люди без цели в жизни вызывали у меня неприязнь. У меня всегда была цель. И с недавних пор эта цель приобрела размытые, но возвышенные черты: я стану королевой. Во что бы то ни стало стану.

-Госпоже ещё что-нибудь угодно? – выводя меня из воспоминаний, услужливо спросила служанка, сделав выработанный до автоматизма книксен.

-Можешь быть свободна, - чуть качнув головой, не отворачиваясь от окошка, бросила я.

Девушка, сделав ещё один книксен, который я могла видеть в отражении стекла и улавливать по шелесту ткани, покинула мою спальню и оставила меня в одиночестве. Слуги умели двигаться бесшумно, поэтому закрывающуюся дверь гостиной я не услышала.

Моим вниманием полностью завладел король Эдмунд Второй, который в расстегнутой у ворота рубашке выглядел несказанно хорошо. В расцвете лет (для особы королевских кровей тридцать два - вовсе не возраст, лишь начало правления) и красоты его величество пленял всех фрейлин, даже тех, что постарше. Во мне он не затронул ни одну струну души, хотя находила я его весьма привлекательным, но к чему будущей королеве чувства к королю? Лишь холодный расчёт может пленить такого ловеласа, как Эдмунд. Ведь влюбишься - непременно пустишь короля к себе в спальню, а оттуда пути к алтарю не существует.

Эдмунд был хорош, взгляд притягивался к капелькам пота на его мощной шее, груди и красивом лице, все остальное, к сожалению, было скрыто одеждой. Его величество тренировались со своим наставником. Прыткий старик семидесяти лет легко уворачивался от выпадов короля, да ещё и успевал его поучать. Справедливости ради стоит сказать, что на ногах и руках его величества были браслеты-утяжелители, которые замедляли его движения и делали тренировку более эффективной.

Интересно, кто додумался сделать тренировочную площадку между двух построек: одна из них была левым крылом королевского дворца, достроенная не более пятидесяти лет назад, а вторая - небольшой дворец вдовствующей королевы? И так как я была её фрейлиной, то жить должна была поблизости, а именно в этом самом левом крыле. И здесь жила ни я одна. То есть ещё около десяти пар глаз любовались великолепием Эдмунда Второго утром и вечером. И в этом я видела свой расчет: после такого представления практически любая распахнет дверь своей спальни. Любая, но не я. У меня далеко идущие планы.

Тренировка окончилась. Король бросает на землю меч и идёт к питьевому фонтанчику, где утоляет жажду. Его взгляд, как всегда, проходится по окнам левого крыла. Расстояние до нас около двадцати метров, но он все прекрасно видит, потому что знает всех жительниц очень... близко. Его взгляд останавливается на мне, я его ловлю, отступаю на шаг назад и задергиваю штору. Нет, ваше величество, не так быстро.

В дверь постучались, после чего я услышала голос своей приятельницы и, бросив короткий взгляд в зеркало в гостиной, поспешила к входной двери.

-Аробелла, дорогая, ты готова? Её величество уже проснулась и готова совершить утреннюю прогулку сразу после завтрака, - с приклеенной улыбкой поприветствовала меня яркая брюнетка.

-Мисси, душа моя, только тебя я и жду, - ответила со столь же сладкими нотками в голосе, после чего прикрыла за собой дверь.

Взявшись под руки, словно лучшие подруги, мы с Мисси направились к лестнице. Мы умели доверять друг другу, но в тоже время лишний раз не подставляли свою спину под удар, так как от соперниц можно было ожидать всего. Объединяло нас одно – преданность её величеству Лисавете. Другие девушки тоже уже проснулись, поэтому в малый дворец королевы мы вошли практически полным составом. Присев в положенном реверансе перед Лисаветой, мы расселись в гостиной, ожидая известия о завтраке. Я взяла в руки книгу, которую оставила вчера на журнальном столике, кто-то тут также оставлял пяльцы, но чаще всего все эти занятия были лишь фоновыми.

-Прибыл ли портной для пошива вашего платья, ваше величество? – спросила Кларисса, давняя подруга Лисаветы и её ровесница.

Глаза её величества недовольно сверкнули, и я с трудом подавила улыбку, уже зная, какую речь услышу.

-Этого шарлатана? В своем дворце я его не хочу видеть! Для создания дизайна своего платья я пригласила модистку из Леньевы, она-то уж не будет экономить на ткани для моих панталон, - в голосе королевы улавливался гнев, подбородок был задран вверх, явно свидетельствовавший о крайней степени её недовольства.

Молодые фрейлины, включая меня, переглянулись и склонили головы, пряча небольшие ухмылки. Мастер Пьеро был экспрессивным мужчиной средних лет, любившим новшества и за это прославившимся во всем Этионе. Туалет, созданный его рукой, безусловно, будет иметь успех на любом балу, по крайней мере, взгляды привлечет и будет обсужден всеми, кому не лень. Его новое изобретение, созданное, чтобы заменить панталоны, получило широкую огласку и пересуды общества. Помнится, даже в «Столичном вестнике» была скандальная статья с фотографическим снимком модели, на которой были «трусики». Сама же я к новшеству относилась с благосклонностью, как и молодые девушки королевства. Вот так изобретение мастера Пьеро разделило женщин на два лагеря.

-Надеюсь, ваше величество, вы разрешите Анабель воспользоваться услугами заграничной модистки? – и столько участия было в голосе Мисси, речь которой была о еще одной фрейлине, которая в данный момент отсутствовала в гостиной. – Иначе ей вновь выпадет шанс быть опозоренной.

Девушки захихикали, императрица позволила себе снисходительную улыбку. Да, я прекрасно помню тот наряд Аны. Разноцветное нечто из живых цветов и перьев, в котором напрочь отсутствовали гармония и чувство вкуса. Имя портного девушка отказывалась объявлять, поэтому все единодушно решили, что данный наряд личная выдумка рыжеволосой девицы.

-Где только она берет подобные идеи? – хихикнула Мила, девушка была старше меня и весьма любима мужской половиной дворца. – Иногда я просто завидую её фантазии!

-А вы обратили внимание на её туфли? Они же были синие! А платье персикового цвета.

-Мисси, ты несправедлива, - улыбнулась я, - в том платье было столько ткани разных цветов, что туфли вполне могли подойти к одному из них.

Девушки захихикали. Вдовствующая королева смотрела на нас снисходительно, будто вспоминала свою молодость. Такие разговоры ей нравились, она не любила, когда беседа протекает исключительно с участием её персоны. Как женщина мудрая она любила наблюдать и делать определенные выводы, естественно, когда у неё было благодушное настроение, как сегодня.

-Завтрак подан, - с поклоном объявил лакей, отойдя к стене и пропуская дам вперед.

Мила подхватила меня под руку, наклонившись к уху:

-Поздравляю. В постели его величества уже неделю не было женщин.

-Неужели заболел? Это не опасно? – притворно изумилась я, и девушка ответила мне насмешливым взглядом.

-Когда ты станешь королевой, я хочу быть твоей первой фрейлиной.

Отвечать я не стала, лишь кивнув в ответ. Все знали, какие чувства испытывает ко мне наш великолепный король. Он желает меня, порой смотрит с нежностью, а иногда с негодованием, когда я третий раз выставила его из своих покоев. О, в тот день все слуги боялись глаза поднять на его величество, хотя он, к своей чести, никогда не срывал зло на посторонних. Эдмунд был мудрым правителем, пытающимся исправить ошибки своего отца. Вдовствующая королева благоволит мне, ей очень импонирует моя скромность и чувство собственного достоинства, она даже упоминала, что в молодости была такая же. Правда, было это после нескольких рюмок ликера, поэтому доверять этой информации я не стала.

В малой столовой нас ждал сюрприз. Эдмунд стоял, прислонившись к спинке стула, и смотрел на нас. Он склонил голову в знак почтения императрице, поцеловал ей руку и перевел взгляд на её окружение. Мы все присели в глубоких реверансах, открывающих взгляд на декольте, коего у меня не было. Платье было от груди до горла сделано из кружева, заставляя невольных наблюдателей из числа мужчин развивать фантазию.

-Ваше величество, что же побудило вас почтить нас своим присутствием? – стрельнув в меня взглядом, спросила Мисси.

Я потупила взор и чуть закусила губу. Я знала, что в этот момент Он смотрит на меня. Это видели все, даже её величество.

-Решил полюбоваться истинной красотой, - ответил Эдмунд.

Я поднимаю взгляд и встречаюсь с его горящими азартом очами. Он насмешливо улыбается. Трехдневная щетина украшает подбородок и часть щек, черные длинные волосы переплетены сзади лентой, обруч на голове подчеркивает его статус. Обычный мужчина, наделенный властью и оттого выглядевший весьма привлекательно. Я любила гладковыбритые щеки, поэтому дала себе зарок, что со временем приучу его величество каждое утро проводить больше времени в ванной комнате.

Накрыто было на девять персон. Коронованные особы сели напротив друг друга, я же заняла место по левую руку от его величества. Эдмунд подобному был весьма рад. Главное в завоевании чужого сердца не перегнуть палку с расстоянием.

-Вы сегодня очаровательны, - выдохнул король, как только вдовствующая королева дала разрешение приступать к завтраку.

-Как и вчера, - улыбнулась я, ковыряясь в омлете.

-Как и несколько дней назад, - согласился со мной король. – Я бы назвал вас прекрасной розой, но вы не она. Цветы увядают, набирая цвет, а вы остаетесь всё так же прекрасной.

-Благодарю вас, ваше величество. Из ваших уст подобные слова отзываются дивной мелодией моего сердца, - ответила я, и Эдмунд улыбнулся.

-Ваше величество собирается присутствовать на балу, посвященном именинам вашей матушки? Или на Южных границах опять неспокойно? – спросила Кларисса с другого конца стола.

-Сейчас ведутся переговоры с его величеством Аскольдом Первым, поэтому Южные границы временно спокойны, а дальнейшее их состояние зависит от результатов пребывания нашей делегации в Леньеве.

Соседнее королевство не уступало нашему ни в площади, ни в богатстве (по крайней мере, когда-то Этион был именно таким). Нас привлекали алмазные горы, а им нужен был выход к морю для беспошлинной переправки ценного груза в заморские страны. В связи с этим Южные земли были неспокойны, там часто совершались боевые операции то с их, то с нашей стороны, естественно, нелегально.

-А что с пожаром в Лиране? Оттуда пропало что-нибудь? – вот умная девушка всегда знает, когда нужно держать язык за зубами, но Амалия к этой категории не относилась.

Его величество замер, я бросила на недогадливую девушку укоризненный взгляд, но она и так уже осознала свою глупость. Иногда есть то, чего не следует обсуждать за столом, и этот случай был именно такой. От одной из служанок я узнала, что из музея пропала Скрижаль солнца. Письмена на ней гласили о каком-то древнем проклятье, связанном с предыдущей королевской династией, но в подробности я не вдавалась. И судя по реакции монарха, он переживал по поводу потери Скрижали.

-Ничего, - улыбнулся король, расслабляясь, - что-то с магическими лампадами случилось, огонь перекинулся на ковры, а те воспламенились ночью, когда никого не было в здании.

Когда никого не было в здании? Так ли это на самом деле? «Столичный вестник» говорил о чем-то таком, и бравый и храбрый (другой бы так не сглупил) доказывал свою точку зрения о том, что воры-таки проникли в святая святых и в Этионе настало неспокойное время. Время перемен. Больше о том мужчине я не слышала, и статей его в «вестнике» больше не было.

-Кстати, а когда последний раз маг Алион был при дворе? Мы скучаем в его отсутствие, - решила быстро сменить тему я.

-Действительно, - поспешила согласиться со мной Мисси, - а временный придворный маг совершенно не желает показывать нам фокусы!

О, ну последний, положим, всего лишь виртуозный лекарь, а не маг. Хотя периодически цитадель магов присылает нам своих учеников, которые проверяют отсутствие приведений и прочих аномалий и бывают подле короля на важных приемах.

-У господина Луфина есть множество других забот, мои дорогие, - улыбнулась нам вдовствующая королева. За настроение своего сына она была нам благодарна.

-А что касается Алиона, то он отбыл в числе делегации в Леньеву, - ответил монарх, и разговор далее потек именно в этом направлении.

Внешней политикой я интересовалась мало, во внутренней бы быть в курсе, поэтому о Леньеве практически ничего не знала, кроме того, что была посвящена в нюансы наших с ними непростых отношений. «Врага нужно знать в лицо, как и начальство», - любила часто приговаривать одна преподавательница в пансионате, и в этом я была с ней полностью согласна.

По окончании завтрака его величество попросил прогуляться с ним по парку. Времени у него было, как всегда, немного, поэтому отказываться от подобных предложений я не имела права.

-Скажите мне, а что вы знаете о пожаре? – с хитрой улыбкой спросил правитель, когда мы вдвоем отстали от двух сопровождающих нас компаньонок.

-А я должна что-то знать? – изумилась я, и король негромко рассмеялся. Не говорить же ему в неудовольствие, что я не только прочитала статью в «Столичном вестнике», но и сама поспрашивала некоторых людей о происшествии?

-Вы восхитительны. Ваша красота идет под руку с умом.

-Вы мне льстите, я лишь пытаюсь быть осведомленной в интересующих ваше величество темах, - кокетливо ответила я.

-Кроме одной, - с некоторым раздражением ответил он, - и эта тема интересует меня гораздо больше…

Мы проходили мимо высоких кустов, поэтому наш поцелуй остался замеченным только Мисси и Милой, которые сделали вид, словно ничего интересного не произошло. Я оторвалась от губ его величества, пытаясь вырваться из кольца рук сильного мужчины, но те стальными канатами обвили мою талию, не давая сдвинуться ни на миллиметр.

-Ваше величество…

-Для тебя просто Эдмунд…

-Ох, нет, ваше величество, - попыталась изобразить смущение, учителя в пансионате были превосходные, поэтому в результате я не сомневалась.

-Ари, вы восхитительны…

-Вы повторяетесь, ваше величество, - попеняла я.

-Я просто теряю рядом с вами голову, - прошептал мужчина, но далее сыпать комплементами у него возможности не было, так как о своем присутствии напомнили компаньонки. Честно сказать, я была им благодарна. Они как никто другой знали, когда следует прервать «влюбленных» голубков.

И мы продолжили прогулку, больше не нарушая правил этикета. Я же сегодня дала послабление, позволив себя поцеловать. В голове звучали слова гадалки: «Ты рождена быть королевой, но станешь ли ты ею, зависит только от тебя».

*** ***

«Счастье есть», - отчетливо понимала я, раскладывая на кровати принесенное от портного платье. Воспользовалась я услугами Пьеро, и сейчас в который раз убеждалась, что не зря этот мастер берет такие деньги. Платье было тяжелым с рукавами-фонариками до локтя, декольте открывалось в самом выгодном свете, к нему у меня даже был аметистовый кулон, который подойдет по цвету к белому наряду. Да, я выбрала цвет невесты. А как иначе, если сегодня, я уверена, мне сделает предложение первое лицо государства? Сегодня я получу вознаграждение за все мои труды.

-Оно прекрасно, госпожа, - с благоговением произнесла за моей спиной моя служанка – Диди. – Я уверена, что его величество не сможет устоять.

-Он уже не устоял, - фыркнула я, приступая к осмотру платья более тщательно.

Как и ожидалось, на работе мастера Пьеро не было ни одной ниточки или разошедшегося шва, поэтому с помощью Диди я облачилась в белое платье. На голове уже была сооружена высокая прическа, представляющая собой усеченный конус, усеянный лилиями и поблескивающий мелкими алмазами. На себе я никогда не экономила, но сегодняшний наряд, действительно, мне дорого обошелся. Впрочем, денег на него я не жалела, ибо результат превзошел все мои ожидания.

Еще раз покрутившись возле зеркала, я должна была признать, что даже если бы Эдмунд не планировал сделать мне предложение, то, увидев меня сегодня, резко поменял бы свои планы. Да, излишней скромностью я не страдаю, по крайней мере, наедине с собой. В гостиной меня ожидала Мила, которая выглядела ф темно-бардовом платье вызывающе. Она всегда любила всё яркое, её положение замужней женщины позволяло ей многое. Слишком многое. Иногда мне кажется, что брак – это не клетка, а как раз ключ от неё.

-Ты восхитительна, Эдмунд глаз от тебя оторвать не сможет, - выдала комплимент Мила.

Оно и понятно, ведь перед будущей королевой следует расшаркиваться. Я сдержанно улыбнулась и позволила девушке подхватить себя под руку, после чего мы вместе двинулись в сторону бального зала. Туфли на мне были неудобные, но под стать платью, поэтому я даже не думала их менять. Потерплю, ничего со мной не станется. Вход был строго по приглашениям, но имена всех фрейлин всегда значились в списках гостей. Войдя через малый зал, мы несколькими кивками поздоровались со знакомыми и двинулись сразу же в сторону большого. Оттуда уже слышался голос церемониймейстера, и все гости стекались туда.

-Не знаю, как внимание Эдмуда, но внимание гостей ты уже привлекла, - бросила мне проходящая мимо Элина, с которой мы общались мало. Я подмигнула в ответ и устремила свой взор в другую сторону.

Король спускался по парадной лестнице медленно, в движениях Эдмунда всегда была некая леность, которой я порой удивлялась. Мне нравилась жизнь, я любила её быстрое течение, поэтому подобное расточительство времени на медлительность вызывало недоумение. Но кто я такая, чтобы судить монарха? Тем более при таком раскладе девушки могли хорошо рассмотреть подтянутую фигуру и ослепительную улыбку короля, которую он дарил всем своим подданным. Как только его величество заняли свой трон, церемониймейстер вновь начал свою речь, теперь расписывая титулы вдовствующей императрицы. Двери наверху открылись вновь, и на красную дорожку ступила её величество Лисавета. Для своих пятидесяти двух лет выглядела она молодо, что не удивительно, зная, как трепетно королева относится к своей фигуре и здоровью.

-Говорят, сегодня король сделает важное объявление, - подошла к нам с Милой Мисси. Я подхватила с подноса проходящего мимо официанта бокал пунша.

-Не удивительно, - ответила Мила и добавила, уже обращаясь ко мне, - Ари, его величество пожирает тебя взглядом.

Это действительно так. Жаркий взгляд такого могущественного человека не почувствовать просто невозможно. Я повернула голову чуть в сторону и улыбнулась королю, склонив голову в знак почтения. Только вот сегодня в позе монарха я заметила некоторую напряженность, скорее всего, волнуется. Ведь сегодня ему предстоит объявить о помолвке.

Бал шел своим чередом, мы успели обсудить все фасоны платьев, а также наряд королевы-матери, который пошила заграничная модистка. Я признала, что это новое дыхание для Этионской моды, и уже завтра эскизы подобных платьев будут во всех швейных салонах города. Анабель выделилась и сегодня своим мешковатым серым платьем, видимо, после яркости прошлого наряда она решила побыть серой мышью. Получилось, только мышь была какая-то полудохлая. Я видела, какое внимание мне оказывают сегодняшние гости, до многих дошел слух о влюбленности правителя в одну небезызвестную фрейлину. Выйдя из кружка приятельниц, я прогулялась до фуршетного столика, остановившись перед ним в задумчивости.

-Белое – определенно твой цвет, - раздался голос над ухом, настолько неожиданный, что я едва не подскочила на месте, но вовремя успокоилась и развернулась к обладателю гладковыбритых щек.

-Ваше величество, стоит ли вам напоминать, как я рада вас видеть? – присев в положенном реверансе, кокетливо спросила я.

-Потанцуй со мной, - забыв про этикет (видимо, от моей неземной красоты), выдохнул монарх.

-Я вся ваша, мой король, - ответила с придыханием, вложив свою руку в его ладонь.

Танец с монархом не был чем-то фееричным, но взгляды окружающих определенно заставляли чувствовать себя королевой даже без обручальной татуировки. А у людей королевской крови они золотого оттенка, у монархов же едва не светятся. Во время танца отчетливо поняла, что продержусь максимум минут десять, потому что туфли натирали нещадно, наверное, до крови. К губам улыбка приклеилась, хотя в голове только мысли о том, как лучше ступать, чтобы притупить боль. В этот момент я как никогда ранее прочувствовала смысл фразы: «Красоты требует жертв».

-Аробелла, я должен вам кое-что сказать, - от волнения его величество теряется в местоимениях. – Ты… ты потрясающая, я просто пленен твоей красотой и шармом, никогда прежде не встречал таких девушек как ты.

«И не встретишь», - мысленно вынесла вердикт я, вслух же сказала другое.

-Ваше величество, вы смущаете меня, - прошептала я, стараясь думать только об исполнении мечты.

-Я не могу вас не смущать, ведь вы так мило смущаетесь, - улыбнулся король, вот только в его улыбке была некоторая грусть. Неужели боится, что я ему откажу? Да кто в здравом уме отказывает на предложение руки и сердца монарху? Или это грусть – тоска по холостой жизни?

-В вашем присутствии я теряю голову, - решила подбодрить мужчину я.

-Вы даже не представляете, как дороги мне ваши слова, но… я вынужден… я должен…

Музыка закончилась, последние слова, кажется, слышал весь зал, замерший в ожидании. Я открыла рот, совершенно забыв о боли в ногах, готовая услышать заветные слова…

-Ваше величество, пора, - прервал речь монарха церемониймейстер, и Эдмунд нехотя отвел от меня взгляд, переведя его на сухопарого старика. Мужчина держал в руках жезл, и именно этим жезлом мне хотелось треснуть его по голове. Может, я ждала этого последние пять лет, как только услышала предсказание гадалки?!

-Прости меня, - наклонившись к моему уху, прошептал его величество, после чего поспешил к своему трону, где его уже ожидал первый министр со свитком в руке.

Король взял в руки предложенную бумагу, развернув её и оглядев весь зал. Вскоре он свернул свиток и отдал обратно министру, а сам нашел взглядом меня. Я расправила плечи, думая, что придется сегодня еще немного потерпеть боль в ногах, так как после заявления его величества просто не удастся незаметно покинуть зал. Придется принимать поздравления гостей, ах, моя несчастная доля…

-Дорогие гости, мои верноподданные, я спешу вам сообщить, - начал монарх свою речь, и я в ожидании закусила губу, - что вопрос на Южных границах, наконец, урегулирован. Более того, с Леньевой заключен… договор, пункты которого выгодны обоим государствам, - зал взорвался аплодисментами. Эта была не та речь, которую я планировала услышать, но всё еще надеялась, что тема примет другое русло. – И еще одна особенно важная новость на сегодняшний день. Я женюсь.

Зал взорвался овациями, у меня в ушах зазвенело, я позволила себе улыбку, краем глаза заметив широкие улыбки приятельниц. Да, это именно то, что я хотела услышать. Гости обратили внимание на меня, по-другому быть не могло, ведь Эдмунд Второй не отрывал от меня своего взгляда.

-Я женюсь, - повторил он. Ну, дорогой, не разочаровывай меня, это мы уже слышали. – На принцессе Амелинде Оргонской.

Зал охнул, но вовремя заглушил общее недоумение аплодисментами. Король по-прежнему продолжал смотреть на меня, а я мысленно спрашивала, послышалось ли мне? Не стоит ли мне пойти вперед, вдруг прозвучало всё же моё имя, а то, что я услышала, лишь игра моего больного воображения?

Но нет. Аплодисменты звучали, но не в мою честь. Все поздравляли короля и принцессу Леньевы. О её красоте ходили легенды, да и фотографические снимки были явным тому доказательством, но я никогда не испытывала к ней ненависти, сейчас же готова была задушить её собственными руками. Столько лет усердного труда… Моя жизнь в один момент покатилась в тартарары. Готова ли я так просто проститься со всем, чего добивалась все годы своей жизни? Я знала ответ, поэтому, стиснув зубы и молча развернувшись, я направилась к выходу. По пути меня кто-то задел, и я чуть было не упала (всё-таки боль в ногах была нестерпимая), но была вовремя подхвачена чьими-то мужскими руками. Граф Рошман ехидно улыбался, он был одним из тех, кому я когда-то отказала в браке. Судя по презрению и усмешке в глазах, не может забыть. Вырвав свой локоть, я почти уверенно направилась к выходу, и уже у самого входа в малый зал увидела приятельниц:

-Какой пассаж, - хихикнула Мисси.

Не то что бы я от них ожидала сочувствия (оно бы меня оскорбило еще больше), но всё же где-то в глубине души что-то неприятно шевельнулось.

-Такой позор, - подтвердила Мила, - что же теперь станет с бедной Ари? Кто её возьмет после того, как она была так опозорена?

-Ах, эти несбывшиеся надежды, - улыбнулась Мисси, и я улыбнулась в ответ.

-Чем жалеть меня, лучше бы подумали о собственной судьбе. Вас-то после койки его величества ни один ни то что король, даже граф в жены не возьмет, - на этих словах я покинула большой зал, попав в малый.

Здесь никого не было, кроме лакеев. Последние распахнули передо мной двери, и я оказалась на свободе. Захотелось прямо сейчас скинуть с себя ужасные туфли, но гордость не позволила. Глотая собственные слезы, я дошла до своих покоев, распахнула двери и, войдя в гостиную, обессилено упала на диван, скинув злосчастную обувь. Слезы хлынули из глаз, я уже не помню, когда последний раз плакала, но сейчас это были слезы бессилия и несправедливости. Я никогда не придавала значения последнему слову, считав его пустым звуком, ибо справедливость давно ушла из этого мира в лучший и совершенный, а нам, людям, осталось спокойно пробивать себе лучший путь любыми методами.

Неужели на этом всё? Становиться любовницей короля взамен его жены? Мне ведь даже замуж выйти не светит, ибо теперь его величество так просто меня не отпустит. Надеяться мне не на что, а если разожгла пожар в теле мужчины, то будь готова его потушить. А потом терпеть вечное унижение и насмешки от его жены, быть фактически беззащитной перед ней…

Внезапно обида сменилась ненавистью. Жгучей и всепоглощающей. Нет, принцесса стала разменной монетой в политической игре, поэтому виновата она ни в чем не была, вот только… Сердце доводы разума не слушало, в него проникали черные щупальца мести.

-Не-на-ви-жу! – прокричала я, вскочив на ноги и поморщившись от боли. Взяв с дивана круглую подушку, я кинула её в стену. Та задела стойку с вазой, последняя упала на пол, разбившись вдребезги. – Ненавижу…

*** ***

В Леньеве за несколько сотен лиг

Делегация из Этиона готовилась к отбытию. Солнце только выглянуло из-за горизонта, окрасив небо в красно-сиреневые тона. Амелинда Оргонская, принцесса Леньевская, к приходу слуг проснулась. Точнее, она всю ночь не сомкнула глаз. Что она знала о короле соседнего государства? Молод, красив и любимец женщин. В газетах о его характере не писали, он был только второй в династии, все статьи в вестниках были положительные (попробуй, напиши отрицательные!). Что еще нужно для счастья семнадцатилетней принцессе? На брак по любви она никогда не рассчитывала, только боялась, что мужем может стать старик с проплешинами и огромным пивным животом. Поэтому всю ночь принцесса не сомкнула глаз, улыбка не сходила с её лица, а в голове мелькали прочтенные давеча статьи об Эдмунде Втором. К сожалению, фотографических снимков было не так много, но все они относились к современности, так как не принято выставлять на обозрение фотографии кронпринцев. Подобные фотографии всегда хранились в семье, а те, что попадали в газеты, были размыты. Наследников всегда оберегали даже от газетчиков.

Амелинда мечтала, как встретится с сильным королем, своим женихом, как первый раз его поцелует, как пойдет с ним под венец, а потом… а потом щеки девушки окрашивались красным цветом и думы старательно отводились от интересующий молодую девушку темы.

В окошко постучались, и Линда поспешила открыть створки, чтобы впустить в комнату любимого мужчину. Он легко спрыгнул с подоконника, закрыл окошко и задернул шторы, после чего повернулся к принцессе. Молодой человек был привлекателен: прямой нос и волевой подбородок, длинные ресницы и чувственные губы, вечно искривлены в усмешке. Темно-русые волосы были коротко острижены на манер военных, в умных глазах плескался азарт. Его внешность портил только узкий шрам, пересекающий бровь и заканчивающийся на щеке. Но самые привлекательные в нем были, пожалуй, внутренний стержень и высокий титул.

-Астат, почему ты вновь вламываешься через окошко? – испуганно задернув штору, нахмурилась принцесса.

-Это ближний путь от покоев одной из твоих фрейлин, - усмехнулся кронпринц, проходя внутрь комнаты и присаживаясь на кровать. – Но причина вовсе не в этом. Если отец увидит, что я во дворце, то заподозрит что-то неладное. А я еще вчера должен был отбыть в Верозу, - продолжал откровенничать шатен, - а я туда не стремлюсь, сестричка.

-Что ты опять задумал? – обессилено сев на кровать, вздохнула Амелинда.

-Между прочим, для твоего же блага стараюсь, - усмехнулся молодой человек. – А делегация в Верозу и без меня доедет. Все документы я подготовил и передал Тефрану, так что волноваться тебе не о чем, кроме предстоящего знакомства с женихом. Кстати, я тоже намерен с ним познакомиться.

-Астат, отец же запретил тебе сопровождать меня!

-А кто сказал, что он о чем-то узнает? – иронично заломив брови, полюбопытствовал наследник.

-Что ты хочешь этим сказать?

-Я поеду с тобой не в качестве наследного принца, а в качестве твоего телохранителя. Не переживай, сделаю всё, от меня зависящее, чтобы его величество Эдмунд не вздумал тебя ко мне ревновать, - губы шатена растянулись в усмешке, за что он тут же получил маленьким кулачком в грудь. – Линда, всё будет хорошо, обещаю тебе. Тебе будет так же весело, как и мне.

Линда не была впечатлена идеей взбалмошного брата. Астат умел быть серьезным, но категорически не хотел. Его баловство никак не мешало работе мозга, поэтому все поручения отца выполнялись беспрекословно, четко и без помарок, а уж каким путем была достигнута цель – дело второе. Его веселый нрав сочетал в себе непреклонность и жесткость, когда дела касались работы. Недостатков у него было достаточно, в один из них входила слабость в общении с неординарными людьми. Все, кто знал принца достаточно хорошо, были уверены, что он станет прекрасным правителем, возможно, лучше своего отца.

-Линда, - увидев, что сестра колеблется, Астат взял её за руку и нежно улыбнулся, - я не могу отпустить тебя в чужое королевство за несколько сотен лиг от родного дома, предварительно не убедившись, что тебя там не ждет тиран-муж и его гарем любовниц. Я обязан сопроводить тебя под венец, уверовать в твоё искреннее счастье и со спокойной душой нагнать возвращающуюся делегацию из Верозы, дабы отец ничего не узнал.

-Он всё равно узнает, - покачала головой Линда, исподлобья посмотрев на брата.

Она догадывалась, почему его высочество не стремиться в Верозу и почему его величество так настойчиво его туда отправляет. У тамошнего короля была дочь на выданье, конечно, не первая красавица с парочкой лишних килограммов, но всё-таки вторая в очереди на престол. Но вот незадача – невзлюбил её Астат, так как принц вообще не любил девиц, вешающихся ему на шею. А такое происходило настолько часто, что уже могло надоесть.

-Узнает, - не стал спорить его высочество, - но это будет после того, как до него дойдут новости об удачном сотрудничестве. Поверь мне, я подготовил такой план и составил несколько договоров, что не верить в успех предприятия просто невозможно!

«Но отец рассчитывает на брак, а не на договор!» - хотела возразить принцесса, но прикусила язык, с улыбкой посмотрев на брата.

-Это ты невозможен, Астат! – Но в его пребывании в Этионе могут быть положительные стороны, поэтому вскоре в глазах Амелинды поселилась надежда, - ты, правда, будешь со мной у алтаря?

-Ну не в качестве жениха, - усмехнулся он и, погладив сестру по щеке, продолжил более серьезно. - Ты во мне сомневаешься, сестренка?

-Спасибо тебе. Ты всегда оберегал меня.

-С тех самых пор, как в восьмилетнем возрасте у меня появилась такая нежная и ранимая младшая сестра.

Их разделял еще один брат, но Эстан выбрал путь военного, поэтому уже в восьмилетнем возрасте покинул отчий дом.

-Астат, тебе пора. Скоро придут слуги, - прошептала Линда, испуганно оглянувшись на входную дверь.

Принц понятливо кивнул, растеряв всю свою веселость, и направился к потайному ходу, ведущему за дворцовые стены. Там уже была подготовлена соответствующая поездке одежда и прочие необходимые для пребывания во дворце соседнего королевства вещи, как и конь. Верный Вихрь был еще вчера выведен за крепостные стены для того, чтобы убедить короля, и был припрятан на постоялом дворе. С изворотливостью наследника в удачном завершении плана сомневаться не приходилось.

 

Глава 2

Русская женщина-как автомат Калашникова: надежная и популярная во всем мире...а еще мозг выносит в 100% случаях ©

"Как я стал русским"

 

Аробелла Энриетта Сотер

 Я злилась. Злилась на себя за свою вчерашнюю слабость, из-за которой сегодня пришлось встать раньше и наложить холодный компресс на припухшие веки. Но к восьми утра я выглядела бодрой, и ни что в моей внешности не выдавало вчерашние слезы. Словно бросая вызов злым языкам, я вновь облачилась сегодня в белое платье: кто сказал, что этот цвет означал помолвку? Это всего лишь мой любимый цвет.

-Госпожа, стоит ли вам сегодня покидать свои покои? – Диди была взволнована.

-По мне видно, что я вчера рыдала? Или моё лицо настолько бледное, что на нем проступает след от публичной пощечины? – жестко спросила я, внимательно посмотрев на девушку. Камеристка испуганно опустила голову и присела в глубоком поклоне.

-Разумеется, нет. Вы, как всегда, безупречны.

-Тогда ты болтаешь глупости, - ответила я, развернувшись и покинув спальню.

Косые взгляды слуг вызывали во мне раздражение. И ведь не придерешься, ибо те сразу же опускали головы, стоило обратить на них более пристальное внимание. При входе в гостиную я стала персоной нон грата, что можно было угадать по взглядам, устремленным в мою сторону. Лишь на лице её величества было искреннее сочувствие, которое раздражало меня больше враждебных взглядов. Как смеет она меня жалеть? Я никогда не желала быть униженной чужим сочувствием.

-Моя дорогая девочка, идем ко мне. Присядь рядом со мной, - королева положила руку на свободное место рядом со мной.

Кларисса, сидевшая рядом, встала, окинула меня снисходительным взглядом и направилась к Ане, которая попросила её помощи с толкованием одного из божественных заветов. Сделав глубокий реверанс, я присела рядом с Лисаветой. Женщина накрыла мою руку своей и чуть сжала.

-Ты замечательная девушка. Сильная и умная, что не присуще современным кисейным барышням, - улыбнулась её величество. – Вот в наши времена были совершенно другие нравы. Тогда я была лишь герцогиней, но и Эдмунд был лишь бароном, поэтому его предложение я восприняла с осторожностью, а родители и вовсе о нём слушать не хотели. Но я увидела в нем кого-то большего, чем просто барона. В нем был азарт, ради меня он был готов свернуть горы. Целую неделю я мучила своего будущего мужа, не делая поспешных решений, хотя самой себе уже дала ответ. Зато по истечении седьмого дня я публично приняла его предложение, сделав будущего короля Эдмунда Первого, пусть земля ему будет пухом, самым счастливым человеком на земле.

Эту историю я слышала не в первый раз, мне не оставалось ничего другого, кроме, как дарить улыбку её величеству. Красивая история о том, как женщина поставила на малое и выиграла целую страну. Главное правильно выбрать мужчину своей жизни.

-Я уверена, моя дорогая Ари, что найдется мужчина, который оценит тебя по достоинству.

-Ваше величество, я уверена, что только один мужчина способен сделать меня счастливой, - прошептала я, и глаза её величества довольно сверкнули.

-Впрочем, - вымолвила она, - до приезда принцессы Амелинды Оргонской еще целая неделя, а там и до свадьбы не меньше трех. Думаю, месяц для умной девушки большой срок.

-Благодарю вас, вы вселяете в моё сердце надежду, - не пытаясь скрыть радости, ответила я. Поддержка вдовствующей королевы была важна.

После завтрака мы во главе с Лисаветой отправились на положенную по расписанию прогулку. Весь день её величества был расписан по минутам, и она испытывала крайнее негодование, если что-то или кто-то заставлял её отойти от положенных дел, даже если эти дела не имели серьезный характер. Мисси взяла меня под руку, улыбаясь тонкими губами, щедро накрашенными помадой.

-Ари, дорогая, надеюсь, ты не проплакала всю ночь? – с участием спросила она.

-Спасибо за заботу, моя дорогая, - вежливо улыбнулась я. – Но я не нахожу причин для слез. Король влюблён в меня, а это главное.

-Ты считаешь, что сможешь с легкостью затмить собой благополучие Южных территорий, а, возможно, и остальной части государства? – я смогла вывести Мисси из равновесия, поэтому в её голосе проскальзывало раздражение.

-Что ты, моя дорогая! – воскликнула я и добавила, усмехнувшись, - это будет вовсе нелегко.

Мисси остановилась от неожиданности, с удивлением посмотрев на меня. Я продолжила свой путь, гордо вздернув подбородок. Далеко я пройти не успела, так как королева остановилась, как и её фрейлины, перед его величеством. Эдмунд был как всегда безупречен, щетина еще не успела отрасти, только на лице поселилась тень усталости.

Мы тут же склонились в положенных реверансах. Я из-под опущенных ресниц смотрела на короля, справляющегося о здоровье её величества. Наконец, разговор коронованных особ закончился, и взгляд монарха упал на меня:

-Леди Аробелла, позвольте пригласить вас на прогулку.

Фрейлины замерли, незаметно переглянувшись. Я несколько секунд молчала, будто раздумывала над предложением Эдмунда, хотя в голове уже давно созрел ответ. Я должна была показать ему, что оскорблена, у меня есть гордость, поэтому такое отношение к себе не потерплю. Заговорила я в тот момент, когда терпение короля могло закончиться:

-Почту за честь, мой король, - склонив голову, ответила я и сделала шаг вперед.

Фрейлины расступились, а его величество подставил локоть. С благодарностью приняв поддержку Эдмунда, я медленно направилась с ним на прогулку по парку. Мисси и Мили последовали за нами, держась на расстоянии.

-Ари…

-Ваше величество, стоит ли употреблять настолько близкое обращение? Я могла позволить некоторые вольности, когда вы были свободным мужчиной, и у меня была надежда на большее, на взаимность и ответные чувства, - решив, что участь любовницы не для меня, прервала речь короля. Это было чревато, однако у меня было преимущество со стороны его чувств.

-Леди Аробелла, я хотел вам сообщить раньше. Но вы же понимаете, что моим сердцем владеете только вы, безраздельно…

Мужчина взял меня за руку, поднеся к губам, поцеловал. Я вздохнула и отвела взгляд, пряча внутри себя гнев. Я столько раз делала вид, что восхищаюсь этим мужчиной, что влюблена, не позволяла себе плакать, когда этого хотелось, терпела пощечины, когда желание ответить тем же было нестерпимым, а сейчас с трудом сдерживаю гнев. Но еще не время опускать руки, трудности должны закалять, заставлять раскрыть зонтик и двигаться навстречу ветру. А если зонтик поломается, то прикрыть глаза рукой и продолжить идти вперед.

-Ваше величество, хотела бы я так же безраздельно владеть частичкой вашей жизни, - прошептала я, выдавив слезу.

Для фальшивых эмоций пришлось вспомнить самый страшный день в своей жизни. Огонь, пепел, приглушенные звуки, незнакомые люди…

-Ари…

-Прошу простить моё неуёмное чувство меры, но я слишком высоко ценю свою честь, чтобы очернять свои чувства, - присела в реверансе, после чего выпрямилась, аккуратно забрала свою руку из мужской и поспешила ко входу в королевский дворец.

Я сказала его величеству достаточно, чтобы он сделал определенные выводы. Следующие действия зависят только от его решительности. Я уверена, наш умный король сделает всё, чтобы соединить собственное счастье и счастье страны, заодно подарив счастливые мгновения моей скромной персоне.

*** ***

У меня было стойкое ощущение, что дворец готовится не к приезду принцессы, а к божественной инспекции. Иначе как можно было объяснить замену статуй, реставрацию зданий и смену интерьера практически всех комнат дворца? Даже прислуга подверглась тщательному отбору, после которого я отошла от своей теории о божественной инспекции, заменив её на новую: мы готовимся к приезду сущего дьявола. Причем, если этому дьяволу что-то придется не по вкусу, то она испепелит всех своим гневным взглядом.

И каково же было моё удивление после встречи с принцессой Амелиндой Оргонской…

Вдовствующая королева готовилась к знакомству с будущей невесткой у себя в будуаре, где и находились остальные фрейлины. От его величества за прошедшую неделю я не получила никаких знаков внимания, более того, всю неделю он отсутствовал во дворце, готовя не только столицу к приезду титулованной особы, но и ближние провинции.

Вчера господин Луфин принял вызов по магическому кристаллу от Ариола, который сообщил, что её высочество в сопровождении нашей делегации и нескольких человек из её окружения прошли последний стационарный портал в Финне (таких порталов было около тридцати во всем мире, вокруг них строились специальные портальные военные города), а после него до столицы осталось меньше дня пути.

-Приехали, ваше величество, приехали! – вбежавшая служанка с радостным известием заставила аристократок вздрогнуть от громкого голоса. Девушка смутилась под недовольными взглядами и поспешила исправиться, нервно теребя подол коричневого платья. – Приехали, ваше величество. Только что прошли восточные ворота.

-Благодарю, Жизи, - кивнула вдовствующая королева, разворачиваясь к зеркалу и позволяя еще одной служанке дальше заниматься волосами её величества. Девушка обладала крупицами бытовой магии, поэтому очень ценилась при дворе за быстроту работы и завивку локонов, занимая в иерархии слуг положение более высокое, чем все остальные.

Фрейлины устроили разговор, представляя, в каких нарядах предстанет принцесса в тронном зале. До официального приветствия около часа, пока титулованная гостья и её окружение отдохнет с дороги и смоет пыль.

-Филия, заканчивай, - строго приказала Лисавета, - и поторапливайся к её высочеству. Наверняка она желает предстать перед женихом в лучшем свете, поэтому ты обязана ей помочь.

На этих словах я чуть ли не фыркнула вслух. Судя по фотографическим снимкам, принцесса может предстать перед королем хоть в лохмотьях, и всё равно будет красивее доброй половины населения нашей страны. Королева Леньевы была настоящей красавицей и передала красоту своим детям, правда, фотографии старших королевских детей прятались от общественности, поэтому, как выглядят принцы, я не знала, только слышала. Зато Амелинда Оргонская была настоящим символом своего королевства еще с пятнадцатилетнего возраста, а ведь девушка всего на год младше меня.

Размышляя над дальнейшими планами, я незаметно покинула будуар, направившись к выходу в сад. В холле я задержалась перед зеркалом и с негодованием оглядела свою внешность. Темно-каштановые волосы с красным отливом были наполовину распущены, спускаясь крупными локонами на спину, яркие синие глаза были подведены черным ободком, благодаря которому они выглядели еще глубже. Полные от природы губы не знали помады, лишь прозрачный бальзам придавал им блеск. Прямая осанка, полная грудь и узкая талия – я имела все достоинства, ценившиеся современной модой. Надев шляпку, я уверенно вышла из дворца.

Любви короля всегда недостаточно. Нужно, чтобы и его умственный орган выбрал меня в качестве будущей королевы. Я делала все, чтобы доказать окружающим, что из меня получится достойная правительница. К счастью, всеми необходимыми качествами и соответствующей внешностью я обладала: меня слушались беспрекословно, голос я никогда не повышала, на глупых не обижалась, на друзей не рассчитывала. Впрочем, последних я и не заводила. Я и на несправедливость никогда не сетовала, ведь её не было в мире, кроме последнего случая. И кого я во всем обвиняла? Правильно, Леньеву!

И вздумалось им выдать замуж свою принцессу? Неужели характер склочный, что в жены никто не берет? Хотя только в сказках мужчины любят кисейных барышень, которые покрываются румянцем от одного жаркого взгляда. Конечно, таких тоже любят, но гораздо менее опытные юнцы. Настоящая женщина должна показать румянцем лишь то, когда следует мужчине остановиться, а разве можно его останавливать, если он ещё и не начинал? Он просто отвернётся и уйдёт к другому "прилавку".

Лёгкий ветерок колыхал мои волосы, солнце дарило свои лучи, но не жгло. Прекрасная погода, когда ещё нет надобности в зонтике, защищающем от загара, пока же я ограничивалась лёгкой шляпкой. Порыв ветра, отчего-то более сильный, чем обычно, сдул в сторону головной убор. Я попыталась его поймать, но хватала лишь воздух, а шляпка улетала в воздушном потоке. Волосы разметались по лицу, закрывая часть обзора, я сделал несколько быстрых шагов в сторону уже опустившейся на землю шляпки, но первый раз моё природное чувство равновесия и грация подвели меня. Зацепившись за корень векового дерева, я полетела вниз, продолжая размахивать руками. Падение было не из приятных, я больно приложилась руками о твердую землю и ударилась подбородком, едва не прикусив язык.

-И почему так тотально не везет? - недобро усмехнулась я, оттолкнувшись от земли и почувствовав резкую боль в запястье. - Ай!

Вновь упала на землю и теперь чуть приподнялась, сев на пятую точку. Помассировав запястье, я запрокинула голову и вгляделась в небо. В парке сейчас никого не будет, все смотрят на приезд делегации из Леньевы или готовятся к официальному представлению, поэтому я поддалась порыву, что происходило со мной крайне редко, и легла на землю. Запах свежескошенной травы всегда напоминал мне о родителях. Они были заботливыми и внимательными, но их жизни унес страшный пожар, в котором выжила только я. Лавандовое мыло мамы и запах свежескошенное травы от игр в парке с папой - единственное, что я о них помню. Остальное все услужливо стерла память, и многие маги-менталисты, и лекари не могли разобраться в причинах амнезии.

Я зажмурилась под лучами солнца, погрузившись полностью в свои невеселые размышления. Вот будет позор, если меня сейчас кто-нибудь поймает лежащей на земле! Тогда титул королевы станет ещё более недостижимым...

-В Этионе всегда прекрасные девушки лежат на лоне природы? Мне нравится эта традиция, - я резко распахнула глаза, пытаясь разглядеть лицо нависшего надо мной мужчины.

Глаза ещё не совсем привыкли после слепящих лучей, да и солнце светило на меня, из-за чего я могла различить лишь силуэт невольного зрителя. Первым порывом было подскочить на ноги, охнуть и сбежать куда-нибудь, но я не я, если поддамся таким слабовольным порывам.

-А в Леньеве разве не так? - как ни в чем не бывало, спросила я, догадавшись, что незнакомец из делегации. Да и характерный акцент выдавал его.

Пытаясь не обращать внимания на боль в запястье, я приподнялась. Пришлось закусить губу, поэтому взгляд незнакомца, черты лица которого были теперь с трудом, но узнаваемы, приковался к губам. Опираясь теперь только на одну руку, я попыталась встать, и мне это далось почти самостоятельно. Только в самый последний момент я потеряла равновесие, помогая себе движением рук, и в этот самый момент меня удержал за талию незнакомец, резко подняв и прижав к своему телу. Которое, кстати, оказалось словно стальным. Фехтует, как минимум.

Я была достаточно высокой, плюс стояла в данный момент на цыпочках, поэтому губы практически касались подбородка мужчины, который продолжал изучать меня. К подобным взглядам противоположного пола я была привычная, поэтому ничуть не смутилась, лишь вздернула бровь.

-Нравлюсь?

-И ты ни на миг не сомневаешься в моём ответе, - сразу же перешёл на "ты" незнакомец.

Мужлан! Сразу видно - воин, и, скорее всего, был послан в сад обследовать обстановку в потенциально враждебном государстве. По крайней мере, этот статус будет присвоен до выхода его величества и принцессы из храма.

-Как и вы, - пожала плечами я, положив здоровую руку на грудь мужчины и оттолкнувшись. Отстраниться мне не позволили. - Что вы себе позволяете?!

-Помогаю красивой девушке не упасть, а вы о чем подумали? - все-таки о каких-то правилах этикета он осведомлен, поэтому перешёл на "вы". Я же просто растерялась, не зная, как отвечать на подобную наглость. Раньше со мной мужчины себе такого не позволяли, да и я, честно признаться, еще не попадала в подобные двусмысленные ситуации. Тем временем шатен (именно такой цвет волосы был у незнакомца) расширил глаза и притворно ужаснулся, - неужели вы могли подумать, что я заигрываю с вами?! Бог мой, да вы ещё распутнее, чем кажетесь!

Теперь я расширила глаза от удивления, а рот сам собой приоткрылся. Это я распутная?! Да как он смеет?! Да кто он такой, чтобы...?! Да я…! Да ему…!

Так, успокоились. Где-то у воинов под одеждой всегда спрятано несколько кинжалов, достать бы один кинжал и как треснуть им, сделав еще один шрам на лице, только с другой стороны, для симметрии. Но ведь пока буду искать кинжал, он ещё подумает, что я раздеваю его в целях изнасилования! С него станется так подумать и разнести эту весть по всему дворцу! А отсюда слухи и до Леньевы долетают!

-Вы нахал, сударь! - я не знала, как точно обращаться к незнакомцу, но подумала, что обращение соседнего государства придется кстати. Кое-как изловчившись и стукнув мужчину по рукам, я смогла отойти в сторону, он же позволил мне это, сложив руки у себя на груди.

-А вы имеете что-то против нахалов?

Зря он встал в такую позу. Просто мой взгляд невольно приковался к перекатам мышц под кожаной курткой, надетой на голое тело. Слишком нахальный. Уже успел принять ванну и переодеться, хотя чего ещё ожидать от воина? Но в нем было что-то ещё, аристократ, причем на хорошем счёту у государя, ведь он к тому же знает иностранный язык, как свой родной. Глаза умные, на полных губах блуждает усмешка. Такие люди по жизни смешливые всегда меня раздражали. Как можно вечно радоваться, смеяться и шутить? Бездумные глупцы.

-Нравлюсь? - вернул он мне мою же фразу, и я ответила ему усмешкой.

-Увы, никогда не интересовалась шутами, - с этими словами я развернулась и направилась прочь из сада.

Запястье болело, поэтому необходимо было срочно найти придворного лекаря, если у него не засиделась очередная барышня с "душевными расстройствами", проще говоря, с разбитым сердцем.

-А придётся заинтересоваться! - донеслось мне вслед, и мне пришлось вложить все своё самообладание, чтобы не развернуться.

Да кто он такой?! Принц?! Король?! Какое право он имеет на столь наглое поведение? Или в Леньеве все такие варвары?

Наглый леньевец не выходил у меня из головы, даже когда я пошла к господину Луфину. Пожилой мужчина, который заработал своё место своими трудами, знаниями и умениями, встретил меня на пороге рабочего кабинета и провёл в отдельную комнату для приёмов. Там он нанес на поврежденное запястье мазь, вложив в неё крупицы своей целительской силы, и отпустил, дав небольшую баночку мази с собой. Уже через несколько минут боли я не чувствовала, но вот отчетливо осознавала неизбежность встречи с леньевской делегацией. 

Занеся мазь в комнату, я застыла на пороге, пораженная своим отражением. И вот так я ходила по дворцу?! И вот так я предстала перед тем нахальным леньевцем?!

В волосах торчали веточки и листья, несколько прядей выбились, платье было помятое, сорочка вышла из-за ворота и выглядывала белым кружевом, в общем, ощущение было, что я целовалась в беседке как минимум и кувыркалась в парке как максимум. Последнее было недалеко от истины, но подразумевало одиночное времяпрепровождение. К сожалению, при мыслях о последнем все бы подумали о совместно проведенном времени.

-Дура! – ругнулась я сама на себя, - как есть – дура! Раскисла и позволила себе погреться в лучах солнца…

Подойдя к стационарному кристаллу связи, стоящему на одной из стоек у стены в гостиной, я позвала служанку и уже через несколько минут девушка стояла передо мной.

-Да, госпожа?

-Приведи меня в порядок, - с этими словами я направилась в спальню, сев там за трюмо.

Девушка без лишних слов и вопросов распустила часть волос, уложив свободные локоны по-новому, вытащив из них мусор. Смущение перед Диди я не испытывала, лишь вспоминала, кусая губы, в каком виде предстала перед мужчиной со шрамом.

Со шрамом… Странное дело, но такие люди всегда привлекали моё внимание и вызывали симпатию, ведь если человек знаком с болью, то он по-другому воспринимает этот мир, не носит розовых очков.

Хотя, кажется, именно этот отдельный экземпляр не вынес никакого вывода из ситуации, после которой на его лице появилась отметина. Может быть, ему нанесли ранение во время дуэли, когда он так же фривольно разговаривал с чьей-нибудь сестрой или женой? Или его могли сюда сослать в ссылку, хотя сам он может являться воином так себе, просто в Леньеве мог разгореться скандал вокруг его личности и чьей-нибудь высокородной дочери. И пока слухи о его распутстве утихают, он убран с глаз долой. Прекрасная теория, учитывая его наглость!

Я недобро усмехнулась, отчего Диди наградила меня странным взглядом. Да, обычно я не проявляла эмоции, особенно, столь необычные и в подобной ситуации. И вдруг в моей голове вспыхнула еще одна догадка. А что если он любовник принцессы?! Он не выглядит старше двадцати пяти, поэтому на гвардейца на таком важном поручении он походит мало, не говоря уже о роли какого-нибудь посла. Да, как я уже упоминала, выправка у него военная, волосы короткие. Это раньше рыцари отпускали длинные косы в целях защиты, но времена рыцарства уже прошли. Остались одни такие мужланы с короткими волосами.

-Миледи, случилось что-то хорошее? Вы улыбаетесь, - проговорила Диди, бросая опасливые взгляды из-под опущенных ресниц в зеркало, где моё отражение встречалось с её глазами. – Вы виделись с его величеством?

Неосознанная улыбка тут же ушла с моих губ, уступив место задумчивости. Монарх даже не стремился на встречу со мной, видимо, был настолько занят и поглощен хлопотами, что совершенно не нашел время на свои желания. Впрочем, это мне на руку.

-Помнишь то фиолетовое платье, Диди? – обратилась я к служанке, когда она закончила с моей прической, и я смогла подняться со своего места.

На изготовление фиолетового красителя уходило множество улиток, что обуславливало дороговизну этой ткани. Позволить себе покупку могли не каждые, но на день рожденья его величество презентовал мне эту материю, которая была непрозрачным намеком и обещанием большего, ведь фиолетовый – негласный цвет людей королевской крови. И прийти сегодня в платье этого цвета означает дать понять всем, кто именно настоящая королева.

-Да, миледи. Но стоит ли…?

-Думать в твоем случае лишнее занятие, - грубо ответила я, наградив девушку полным негодования взглядом.

-Простите, миледи, - присела в поклоне служанка, после чего пошла в сторону шкафа, а я направилась к ширме.

С остальными фрейлинами я встретилась непосредственно перед малым залом. Королева отметила цвет моего платья, но лишь слегка улыбнулась и отвернулась к дверям, которые вскоре перед ней распахнули. Её величество прошла вперед вдоль ровных рядов придворных и первых людей государства. Мы прошли вслед за ней, лишь перед красными коврами, на которых стояли троны, разошлись в разные стороны.

-Кто-то возомнил себя королевой? – прошептала Мисси, сложив руки перед собой на уровне талии.

-Или пытается всеми силами зацепиться за упущенное место? – усмехнулась Мила, встав с другой стороны от меня.

-Нет, дорогая, она просто решила посоревноваться с Аной в нелепости нарядов!

Мы втроем перевели взгляд чуть в сторону, где напротив нас стояла девушка в ужасном желтом платье, делающем её похожей на цыпленка. И вот как можно так легко разбрасываться тем, чем тебя наградила природа? Только не с её светло-рыжим цветом волос и белой кожей носить подобные цвета! Достоинства нужно подчеркивать, а не убивать совершенной безвкусицей.

-О, ну до её таланта мне далеко, - совершенно беззаботно отозвалась я, и девушки прыснули от смеха, наградив меня удовлетворенными взглядами.

Мы не были врагами, но в этом террариуме всегда было приятно подставить кому-нибудь подножку и тем самым остановить его, потому что ты сам застрял на своем жизненном пути. А так хоть рядом с тобой появится собеседник.

В зал вошел король, воспользовавшись боковой дверью, и, приняв наши реверансы и поклоны, сел на трон. Он окинул зал пристальным взглядом, зацепившись за меня. Его взгляд спустился ниже, оценив всю роскошность моего наряда. Вслед за ним в мою сторону устремились и другие взоры, а по залу пробежал шепоток.

И всё-таки его величество очень привлекательный мужчина, особенно с короной на голове и тяжелым взглядом умных глаз. И вновь вспомнилось: таким людям не отказывают. Наследных принцев приучают, что они достойны всего, но у всего есть цена. И вырастая, эти мальчики становятся умелыми торгашами, знающими цену или назначающими стоимость. К сожалению, многие из них забывают настоящую ценность вещей.

-Делегация из Леньевы, - объявил церемониймейстер, и король нехотя отвел от меня взгляд, устремив его в конец зала. Шепот гостей прекратился. – Во главе с её высочеством принцессой Амелиндой Оргонской.

Посох несколько раз звонко соприкоснулся с полом, полноватый мужчина отошел в сторону, а двери отворились, явив самого ангела во плоти. Её высочество медленно ступила на красную дорожку, придерживая руками подол пышного платья. Спина прямая, словно к позвоночнику примотали палку, длинная шея держала красивую белокурую головку с приклеенной к лицу лучезарной улыбкой. Принцесса будто светилась искренностью и доброжелательностью, в ней не было ни единого темного пятнышка, мне даже показалось, что сейчас за её спиной вырастут крылья, и она взлетит высокого в небеса, покинув нашу грешную землю. И на какую-то долю секунды мне стало её жалко, ведь дворец её сломает. Любой дворец. Видимо, дома она жила под опекой учителей, нянечек или отца с братьями, здесь же поддержки ждать не от кого. Справа и чуть поодаль от Амелинды шла, видимо, её фрейлина, которая была настолько же молода и неопытна, как и сама молоденькая принцесса. А вот слева…

Мои глаза не отразили ни единой эмоции, хотя всё внутри меня перевернулось, когда мой взгляд встретился с Его глазами. Он чуть насмешливо улыбался, при этом смотря на меня.

-А кто это слева от принцессы? Он выглядит… привлекательно, - прошептала Мисси, вытягивая шею, чтобы получше рассмотреть леньевца.

-Ари, кажется, он смотрит на тебя, - раздосадовано прошептала Мила, я же поспешила разорвать зрительный контакт с незнакомцем.

-Все всегда смотрят на неё, - вздохнула Мисси.

-Говорят, это Тень её высочества, - прошептала сзади Кларисса.

-Тень? – недоуменно спросила я, тем временем принцесса уже дошла до приемлемого этикетом расстояния до трона.

-Телохранитель, предназначенный коронованным особам с детства в Леньеве, - пояснила Кларисса, и на этом разговоры закончились.

Делегация была небольшой и состояла максимум из человек десяти, но почему-то странный незнакомец выделялся в толпе среди прочих. У него была особенная аура силы, кажется, теперь я смогла разгадать её причину. Тень. Необычное слово, которое ассоциируется у этионца с движением солнца, приобретало ужасающий характер. Видимо, он не настолько безнадежен, как мне подумалось вначале. И даже жаль! Такая хорошая теория про временное изгнание…

-Ваше высочество, я безмерно рад видеть вас в своей стране и в частности в своем доме, - встав с трона и подойдя к девушке, поклонился король. В его глазах не было заинтересованности, кажется, такой мужчина совершенно равнодушен к невинным красавицам. Или он просто тщательно скрывает своё восхищение.

-Ах, ваше величество, могу ответить тем же и заверить, что я совершенно очарована Этионом! – восторженно воскликнула принцесса, присев в положенном глубоком реверансе. У неё даже не было глубокого декольте.

Тень чуть повернулся в мою сторону, пробежав взглядом по моему платью. Его взор поднялся наверх и встретился с моими глазами, полными вызова. И он всё понял. Из синих озер убежала усмешка, они словно покрылись коркой льда. Меня пробрало до мурашек, я не могла понять свою реакцию, но почему-то именно в этот момент захотелось выбросить это фиолетовое платье и сжечь его в камине. Леньевец резко отвернулся и взглянул на короля.

-А я очарован вами, - с вежливой улыбкой склонился монарх к руке Амелинды, запечатлев на пальчиках быстрый поцелуй.

-Ваше величество, - подал голос еще один член делегации, он был минимум вдвое старше меня, имел длинные темные волосы, заплетенные в косу и властный голос. Родственник монарха. – Мы привезли ценные подарки и будем благодарны, если вы захотите их принять.

После этих слов несколько человек в военной форме выставили два ларца перед тронами, раскрыв крышки. Чего там только не было, все гости заинтересовались содержимым, но только не коронованные особы.

-Благодарю вас за ценные дары. Каждый из них займет достойное место в моей сокровищнице, - с улыбкой ответил монарх, а ведь это еще было не приданое принцессы.

-Думаю, пора пригласить наших гостей в столовую, - речь взяла королева, подошедшая к своему сыну.

-Ваше величество, - поклонилась принцесса, и женщина ответила ей тем же, сказав несколько правдивых комплиментов её внешности, после чего развернулась и направилась в столовую.

Король предложил локоть принцессе, которая сделала странный жест. Она оглянулась к Тени, получила от него незначительный кивок, и приняла приглашение монарха. Делегация двинулась следом за коронованными особами, за ними последовали и остальные гости. Этот странный жест между телохранителем и его подопечной породил во мне закономерные мысли: так ли чисты их отношения, как они хотят показать? И так ли невинна наша принцесса, как все думают? Если я смогу найти доказательства или поймать с поличным, то тогда свадьбы не бывать. Неужели молодая девушка не привяжется к молодому привлекательному мужчине, которого видит с детских лет? Молоденькие принцессы слишком мечтают о любви, поэтому рыцарем без страха и упрека считают самых близких мужчин из их окружения. А этот леньевец со шрамом обладает всеми качествами, с помощью которых можно вскружить голову любой опытной или неопытной девице.

Мы расселись по местам, теперь моё место по правую руку от короля было занято принцессой, зато моё имя значилось на соседнем стуле. Телохранитель стоял в нескольких метрах, не приближаясь к столу, но имея хороший обзор. Его взгляд я чувствовала спиной, что меня только раздражало. Он принял меня за любовницу короля, что в скором времени может оказаться правдой при неудачных стечениях обстоятельств. Леньева! Как же брачный договор между двумя государствами испортил мои планы!

Королева подала знак лакеям, и теперь они поставили перед всеми первые блюда, убрав с них крышки. Гости и хозяева приступили к поглощению обеда.

-Как дорога? Понравился ли вам наш портальный город?

-Я еще нигде не видела столько разноцветной мозаики. Должно быть, у вас много мастеров стекольного дела, - поддержала беседу принцесса.

-Думаю, ваш собор Матери-спасительницы ничуть не уступает Мелодонне, - вступила в беседу я, назвав самые красивые храмы Леньевы и Этиона, выполненные с множеством витражей.

-Вы хорошо осведомлены об архитектуре Леньевы, - искренне улыбнулась мне принцесса. Такая нежная и ранимая, как принцесса из сказок. И я себя прям почувствовала злостным огнедышащим драконом…

Всегда терпеть не могла этих кисейных барышень, которым все сыпется с неба и зачастую они не прилагают никаких усилий. А вот к главным злодейкам я всегда питала уважение и симпатию, ведь несмотря на все неудачи они никогда не опускали руки, всегда шли напролом к своей цели. А что же наши сказочные принцессы? После любой неудачи разводят руками, плачут и продолжают проживать свою жалкую жизнь, пока не появляется прекрасный принц, который разрешает всю ситуацию. Может быть, сильные героини и становятся черствыми и озлобленными, потому что рядом с ними нет вот такого мужчины, который просто возьмет часть проблем на свои плечи, при этом не лишая избранниц свободы?

-Леди Аробелла осведомлена практически во всех сферах, но старательно делает вид, что вовсе не обладает знаниями, - перевел на меня смешливый взгляд король.

-Скромность – главная добродетель, - подтвердила принцесса, но я с ней была в корне не согласна.

-Его величество мне льстит. Я вовсе не скромничаю, но не отрицаю своих знаний, лишь умалчиваю об их глубине, ведь я интересуюсь всем понемногу в каждой теме, просто чтобы уметь поддержать разговор, угодный его величеству, - улыбнулась я, послав Эдмунду восхищенный взгляд.

-Мой брат, его высочество Астат, говорил мне, что лучше иметь глубокие знания в нескольких областях, в других же лучше отмалчиваться. Ведь если ступить на землю с непроверенной почвой, то можно попасть в зыбучие пески, - ответила принцесса, на этот раз вызвав долю моего восхищения. Или она была передана его высочеству Астату, а не ей?

-Видно, вы очень любите своего брата, - улыбнулся ей король. Ласково, по-отечески.

-Он заботится обо мне, - смущенно отвела взор Амелинда Оргонская. - Возможно, такие разговоры не приняты в первый день знакомства, но вы мой жених, поэтому я могу поведать вам одну свою самую сокровенную мечту. Я хочу такой же крепкий брак, как у моих родителей.

Она посмотрела на его величество, и, я уверена, её глаза были полны надежды. Моё сердце сжалось, мне было жаль эту девочку, которая верит в воспылающую любовь в браке по расчету. И в глазах его величества она ничего не увидит. Монарх лишь улыбнулся, скосил взгляд на меня, и я поспешила начать новую тему.

-Как вы верно вспомнили слова его высочества Астата, знания должны быть глубокими. У меня они, к сожалению, поверхностны. Все здания архитектуры знакомы мне с иллюстраций в книгах и подробных описаний, но я никогда не бывала в дальних провинциях Этиона. Не могли бы вы, ваше высочество, поделиться своими впечатлениями?

Король ответил мне благодарным взглядом и чуть улыбнулся, а её высочество начала свою речь, которая поддерживалась нашим первым министром, сидящим напротив меня, и главой делегации из Леньевы. Обед убедил меня, что моя соперница – сущий ребенок, которого не составит труда пододвинуть, посадить в карету и отправить обратно в её государство.

После обеда королева предложила расположиться в уютной гостиной в её дворце вместе с принцессой. Девушка со своей фрейлиной чувствовали себя немного сковано, но с каждой минутой их улыбки становились всё искреннее. Девушка совершенно не обращала внимания на цвет моего платья, видимо, приняв это за причуды соседнего государства. Меня же с каждым мгновением обстановка всё больше угнетала, я начинала злиться на излишнюю наивность принцессы. Возможно, я тоже была слишком наивна, когда думала, что на моем пути к трону не встретится препятствий, но дочь герцога, действительно, имеет на это право. Пусть мои родители не были желанными гостями при дворе Эдмунда Первого, но они обладали богатствами и родословной. Возможно, если бы не тот пожар шестилетней давности, я бы стала невестой короля и без особых усилий. Теперь же в моем родовом поместье властвуют дальние родственники, а я получила приличное наследство, завещанное мне родителями при их жизни. Как жаль, что я ничего не помню о них, кроме их любви.

-Принцесса довольно мила, - прошептала Амалия.

-Как и сегодняшнее платье Аны, - усмехнулась Мисси, бросив взгляд на вышивающую в другом конце гостиной девушку в желтом утином платье. Слишком простом для наряда фрейлины.

Я бросила взгляд на часы: через час у меня была назначена встреча в городе. Встав с места, я попрощалась с её величеством, поклонилась её высочеству и покинула малый дворец, на выходе встретившись с тем, с кем меньше всего хотела бы говорить.

-Леди Аробелла? – окликнул меня леньевец, сложив руки за спину и смотря прямо без тени усмешки.

-Простите, вашего имени я не знаю, - сделав книксен, ответила я.

-Тэн, - не собираясь выказывать мне уважение поклоном, ровным голосом произнес Тень и сделал шаг ко мне. Теперь нас разделяли несчастные двадцать сантиметров. – Я хотел предостеречь вас, леди Аробелла, от необдуманных шагов. Прежде, чем предпринимать какие-то решения, взвесьте их десять раз, потому что я всегда буду рядом с её высочеством.

-О, вот в близости ваших отношений я не сомневаюсь, - широко улыбнулась я, и леньевец приподнял бровь, не совсем поняв, о чем я говорю. – Вы тоже будьте осторожны, здесь везде глаза и уши. А теперь позвольте откланяться.

-И всё же будьте осторожны. Вы слишком прекрасны, чтобы умирать в столь цветущем возрасте.

-Мы разговариваем с вами второй раз, и вы второй раз восхищаетесь моей внешностью. Мне может показаться, что вы влюблены.

-Увидев вас второй раз в жизни? Для влюбленности слишком мало.

-Для влюбленности может хватить лишь одного взгляда, - заворожено глядя в синие омуты, прошептала я.

-Влюбляются не в красоту, - взгляд телохранителя вновь на мгновение потеплел.

-Не буду спорить с представителем сильного пола, откуда же мне знать, насколько мужчины падки на красоту? – с усмешкой спросила я.

-Вы… - он резко замолчал, и я пожалела о его решении. Его голос был неожиданно приятен. – Впрочем, не важно. Фиолетовый определенно ваш цвет, но больше не носите его без видимой на то причины.

-А вы не только телохранитель, но еще и законодатель моды? – улыбнулась я, неожиданно вызвав улыбку Тэна.

-Приходится подрабатывать, - ответил он, и я рассмеялась.

Легко и просто, и так же быстро, как и остановился мой смех. Неожиданно я поняла, что сделала, и, будто смутившись своего поступка, развернулась и направилась подальше от непредсказуемого леньевца. Я искренне смеялась в стенах дворца? Кажется, небо с землей поменялись местами.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям