0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Семь гвоздей с золотыми шляпками (эл. книга) » Отрывок из книги «Семь гвоздей с золотыми шляпками (#3)»

Отрывок из книги «Семь гвоздей с золотыми шляпками (#3)»

Исключительными правами на произведение «Хроники Союза королевств, год 2183. Семь гвоздей с золотыми шляпками (#3)» обладает автор — Дашевская Анна (Martann) Copyright © Дашевская Анна (Martann)

Туфли, стоящие в витрине, я заметила еще с противоположной стороны улицы. Черная лакированная кожа, алая подошва и шпильки такой высоты, что от одного взгляда на них у меня заныли щиколотки. Не отрывая взгляда от этого страшного оружия, я пересекла дорогу и вошла в магазин. Кивнув любезному молодому продавцу в сторону заинтересовавшей меня пары, я присела на диванчик и взяла в руки правую туфлю.

- А ты не упадешь с таких каблуков? – неожиданно прозвучал голос за моим плечом.

- Вот я об этом и думаю, – ответила я автоматически, после чего подпрыгнула и обернулась.

Держа в руках точно такую же пару алого цвета, за моей спиной стояла Мари Лаво.

- Тьфу ты! – сказала я от души. – Подкрадываешься, как кошка. Лучше скажи, у них нет этой модели в менее стандартной окраске? Всю жизнь мечтала к фиолетовой мантии надеть туфли цвета морской волны.

Мы синхронно повернулись к продавцу, который, кажется, уже понял, как ему сегодня не повезло, и прикидывал, куда бы спрятаться. Во всяком случае, глаза его периодически скашивались под прилавок.

- Не молчите, драгоценный мой! – ласково произнесла Мари. – Идите на склад, или что там у вас есть, и поищите вот эту модель девятого размера всех расцветок, какие есть. Кстати, колодка удивительно удобная, - добавила она, поворачиваясь ко мне.

Продавец пискнул и испарился. Через мгновение из внутренней двери выскочил эльф, вытирающий руки салфеткой: видимо, мы отвлекли беднягу-владельца магазина от обеда.

Да, я убедилась в том, что мадам Мари Лаво властвует над Нувель-Орлеаном: по одному движению ее брови были отправлены посыльные в другие обувные магазины за искомыми туфлями, из соседнего бара принесли две чашечки кофе со взбитыми сливками, коктейль «Сазеран» и квадратные пончики по нувель-орлеански, beignets, щедро посыпанных сахарной пудрой.

- Мари, мне нужна твоя помощь, - сказала я негромко, когда нас провели в небольшой отдельный зальчик, усадили в большие круглые кресла и. поклонившись, оставили наслаждаться кофе и прочим. – У меня есть проблема, и пока я не знаю, как ее решать.

Довольно коротко я обрисовала для колдуньи историю поиска и поимки Яначека, рассказала о Брашере и поделилась своей уверенностью в том, что оставшиеся на свободе члены этой семьи в скором времени станут серьезной занозой в филейной части. Причем не только моей, а всего магического сообщества.

- Да, любишь ты приключения, - покачала головой мадам Лаво.

- Брось, это они меня любят!

- Ну, не без этого, конечно… Вот не могу я понять, ну почему этим… недоучкам так хочется мирового господства? – Она фыркнула, как кошка. – Что им, от власти над миром радости прибавится? Знаешь, вот когда я нашла способ, как снять с обратившейся ко мне женщины давнее тяжелейшее проклятие, вот это было счастье! Я победила, понимаешь?

- Понимаю, - пожала я плечами. – Примерно то же ощущение у меня было, когда мы выдернули Брашера из зеркала.

- Кстати, и как он?

- Ты о чем?

- Дорогая, ты знаешь, о чем я! – Мари отпила кофе, и сливки нарисовали белые усы на ее смуглой верхней губе. – Думаю, за столетия, что твой Брашер был заперт, вдали от мира, у него накопилось немало… эээ… энергии, чтобы поделиться ею с интересной женщиной!

Вот же кошка!

- Даже не хочу это обсуждать, - сурово ответила я, покосилась на нее и рассмеялась. – Все отлично, более чем! Но говорить об этом я действительно не буду. Лучше давай зайдем ко мне в номер, и я тебя кое с кем познакомлю.

- Хм, ну… хорошо, пускай будет так. Только отправим покупки и зайдем пообедать. Раз уж мы с тобой в кои-то веки разговариваем без эксцессов, я тебя накормлю лучшей в мире каджунской кухней.

Хозяина ресторанчика «У папаши Джимми» звали, вот неожиданность, Джимми Хатчинсом, и был он необъятен брюхом, огромен ввысь и вширь, и татуирован местами до полной синевы. Судя по тому, что видимые татуировки относились преимущественно к морской тематике, в прошлом папаша Джимми бороздил моря и океаны, а, постарев, бросил якорь в небольшом переулочке, в двух шагах от Большого Рынка.

- Мадам! – взревел Джимми, увидев мою спутницу, и выскочил из-за кассы. – Счастлив видеть вас, мадам! Желаете отдельный кабинет?

- Нет, пожалуй, лучше столик на верхней веранде. Сегодня не так уж жарко, - пояснила мне Мари, - а с верхней веранды будет отлично видно центральную часть Рынка. Через полчаса там должен пройти парад, ну, и джаз, конечно, будет.

- Парад? Военный? – немало удивилась я.

- Нет, конечно! Все увидишь сама. Потерпи.

Никакого меню нам не приносили. Мадам Лаво подперла ладонями подбородок, посмотрела на папашу Джимми, который стоял у нашего с ней столика, и сказала:

- Джимми, это Лавиния, моя подруга из Лютеции.

- Очень приятно, мадам, - прогудел хозяин.

- Джимми, ты же понимаешь, Лютеция – столица мировой кулинарии. Разве мы можем допустить, чтобы дама, приехавшая оттуда, осталась недовольна кухней Нувель-Орлеана? Поэтому, прошу тебя, подумай хорошенько, что Пьеру и Полю сегодня особенно удалось, и принеси нам всего этого по чуть-чуть.

- Как прикажете, мадам, – спокойно ответил Джимми, и я высоко оценила его уверенность в собственных поварах.

Верхняя веранда была затенена полосатым тентом и плетями цветущих бугенвиллей; от недалекой реки тянуло ветерком, и сидеть здесь было приятно.

- Я подумала над твоим вопросом, Лавиния, - повернулась ко мне Мари. – Полагаю, я смогу подобрать несколько техник, которые тебе пригодятся, и, разумеется, научу тебя им. Сама поехать с тобой не смогу, извини – ты понимаешь, в создание этой Школы я вложила, тьма знает, сколько сил, денег и души.

- Понимаю, - я кивнула. – Я и не рассчитывала на твое непосредственное участие. Хотя жаль, было бы интересно.

- Мне тоже жаль… Как глупо мы с тобой потратили две сотни лет на вражду!

Мы обе помолчали, потом мадам Лаво продолжила:

- Но, ты же понимаешь, все не просто так. Про бесплатный сыр ты в курсе…

- Могу поделиться орочьими ментальными практиками, - без промедления ответила я. – Две недели назад я еще была в Степи.

- Годится. Но не только со мной, ты приедешь сюда на один семестр, чтобы прочесть в Школе курс по менталу.

- Первокурсникам? Не смеши наши новые туфли!

- Третьему курсу боевиков и вуду, годится?

Разговор все больше походил на дуэль на шпагах. Укол, еще укол!

- Третий курс, - прикинула я. – То есть, через два года? Пойдет. Ну, если жива буду…

- Куда ты денешься… О, а вот и еда!

Что ж, экспертом в области кулинарии я не являюсь, просто люблю поесть. Но должна признать, креольская кухня меня впечатлила, наверное, навсегда. За запеченными устрицами и салатом из арбуза с копченым сыром последовали мясные шарики boudin из говядины и утки с маринованными огурчиками и ароматной и острой креольской горчицей, которые, в свою очередь, сменились гамбо. За гамбо нам принесли спаржу с хрустящими свиными ушками и жареными креветками. От джамбалайи я вынуждена была отказаться, а на карамельный пирог с орехами пекан только посмотрела с грустью.

Тем временем, где-то между boudin и гамбо, пестрое многолюдье, заполнявшее Рынок, начало двигаться осмысленно и целенаправленно. Откуда-то среди этой толпы появились трое чрезвычайно пестро одетых персонажей на ходулях, увитых развевающимися лентами, и ловко раздвинули людскую массу, освобождая широкий проход. Вдалеке уже гремела музыка, взрывались литавры и пел хрипло саксофон. Толпа еще раздалась, и в проход въехала первая платформа, запряженная светло-гнедыми могучими лошадьми. На платформе среди цветов и корзин с фруктами стояли и приплясывали фигуры в масках, перьях, лентах, фантастически расшитых костюмах трех цветов – фиолетового, зеленого и золотого, и бросали вокруг длинные нити бус, блестящие монетки и еще какие-то мелкие предметы. За первой платформой пошла вторая, потом еще и еще, длинные фиолетовые плащи сменялись зелеными шортами, музыка гремела, пахло цветами, вином и жареным мясом. Платформа с оркестром остановилась прямо под нашим балконом. Саксофоны нестерпимо сверкали в солнечных лучах, выводя звенящие и ликующие ноты, сменяемые почти человеческим бормотанием. Пианист – да-да, на платформу был взгроможден настоящий рояль, белый, конечно – так вот, пианист сыграл арпеджио по всей клавиатуре снизу вверх, а потом сверху вниз. Бухнул большой барабан. Тут дирижер, громадный, словно орк, чернокожий в расшитом блестками зеленом фраке просигналил палочкой, оркестр разом смолк и дружно встал. Дирижер повернулся к нам, широко раскинул руки и низко поклонился мадам Лаво. Она вытащила белую розу из букета, стоявшего на столе, и бросила ему.

Тут я поняла, что уже довольно давно задерживаю дыхание.

- Что это было? – спросила я, когда оркестр, со всей душой наяривая When Buddha Smiles, двинулся дальше, уводя за собой следующие платформы и веселящуюся толпу.

- Эти люди хотели показать, что они меня уважают, - нежно улыбнулась Мари. - Нелюди, впрочем, тоже, первой скрипкой у них дроу, представь себе.

- Здорово! – искренне восхитилась я. Конечно, я знала, что Мари Лаво считается некоронованной королевой вуду в Луизиане, но одно дело знать, другое – увидеть своими глазами.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям