0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Адаптация » Отрывок из книги «Адаптация»

Отрывок из книги «Адаптация»

Адаптация от автора Шолох Юлия

Исключительными правами на произведение «Адаптация» обладает автор — Шолох Юлия . Copyright © Шолох Юлия

Интересно, почему основным воспоминанием моей первой ночи на планете, от которой до Земли миллионы парсек, был не страх касательно моих весьма зыбких перспектив в инопланетном мире, а картины прошлого? Раз за разом прокручивался момент, когда я поняла, что наш самолет падает. Начиналось с беспорядочного мигания ламп, тряски и подпрыгивающих вверх-вниз сидений, заставляющих зубы громко лязгать. Потом раздались крики, среди которых я не сразу узнала свой собственный.

- Просто воздушные ямы! – на одной ноте вопила стюардесса, принявшая позу креветки в проходе напротив. – Сейчас всё пройдет!

Почему-то я помню перебранку пилотов, которую не могла слышать, ведь они находились за закрытой дверью кабины. Но я помню – один требовал уйти от неизвестно откуда возникшей впереди черной тучи в сторону, а второй кричал, что участок, куда можно уйти, заштрихован военными и туда соваться никак нельзя. В конце концов, первый победил, жизнь всё же важнее.

Не знаю, почему мне снились эти моменты. Видимо, равнозначное чуду спасение представлять куда проще, чем принять новость о существовании в глубине космоса множества планет, населенных разнообразными разумными существами, которые нас и спасли. Чудо как-то ближе.

Позже мне объяснили, что пассажирам нашего самолета повезло – дальняя разведка гудронцев засекла хаотичное перемещение нестабильного самолета и успела телепортировать живых существ на борт своего корабля. Правда, это произошло уже на разгоне, так что высадить спасенные души на Землю они не смогли, а умотали вместе с ними домой, к дальней границе системы Гудрона. Но это же мелочи, верно? Зато все живы. Ну, не то чтобы совсем уж все. Но конкретно я жива.

Правда, я никогда не вернусь домой. Почему? Ну, исследования нашей Земли завершены, ничего полезного или интересного для гудронцев в ней нет, поэтому возвращаться туда повторно никто не собирается, тем более с целью доставить домой несколько землян. Это слишком дорого.

Проще их, то есть нас, землян, адаптировать.

Хотя есть вариант, о котором нужно упомянуть, но который маловероятен. Мы со временем можем заработать достаточную сумму денег, чтобы вернуться домой за свой счет. Ну вот, инструкция велела просветить нас – они просветили. А что это маловероятно, сама пойму со временем.

Они – это две женщины, похожие на обсидиановые статуэтки с дымными глазами, обернутые в рыбью чешую, которые предстали перед нами, когда тряска и свет сменились мягким полумраком и вместо загробного мира мы оказались в уютной тишине, прерываемой только разноголосыми всхлипами. Похоже, все верили, что угодили прямиком в чистилище. Дело в том, что самолет был под завязку забит пенсионерами обоих полов, которых везли на курорт в честь какого-то праздника, а я их сопровождала. И вот им может и пора в чистилище, но мне-то зачем? Правда, смущали стены, явно металлического происхождения, как будто спаянные аккуратным швом из огромных листов и мерное гудение. А еще круглые лампы, утопленные в стенах.

Не помню, откуда появились эти две женщины в светло-серых комбинезонах, но на ангелов они точно не походили. Впрочем, ради справедливости стоит заметить, что и с чертями их не спутаешь, несмотря на цвет кожи. Но также надо признать – я непроизвольно проверила данную теорию, то есть заглянула пришельцам за спину и убедилась – хвостов нет. Рогов тоже не было, да и глаза не пылали ярким адским пламенем.

- Успокойтесь, земляне, - почти пропела крайняя женщина, которая первой заметила мое любопытство и оно ей явно не пришлось по душе. – Вы в безопасности.

Я сидела в куче остальных пассажиров на твердом полу, мне в бок упирался локоть какого-то лысого толстяка, а за спиной хлюпала носом какая-то старушка. Пахло пылью.

Воцарилось молчание.

Потом кто-то грохнулся в обморок, кто-то завизжал, но я стоически убеждала себя, что это не фантазии агонизирующего при смерти мозга. Да, нас действительно похитили инопланетяне. Может, и к лучшему.

По любому это не так страшно, как грохнуться с высоты двух тысяч километров в самолете с отказавшими двигателями. Хотя… что им от нас нужно? И куда нас везут?

- Кто вы? – прерывающимся голосом спросила одна из пенсионерок, одна из моих родных землян (это я в тот момент поняла, что они последние мои самые родные существа, роднее не будет). – Что вы от нас хотите?

Прямо моими словами спросила!

Инопланетянки переглянулись с таким видом, будто их все это уже достало.

- Давайте успокоимся, - процедила первая сквозь зубы.

Из стен тут же повалил розоватый плотный туман. Он очень приятно пах – то ли цветами, то ли фруктами. Через несколько вдохов я подумала, что собственно, не стоит так громко орать и паниковать. Наверняка, эти добрые женщины - представительницы высокоразвитой цивилизации, в которой главенствуют принципы не причинения вреда и свободы выбора. Как пить дать!

Статуэтки уже улыбались во все зубы (кстати, клыки у них все-таки были, хотя и небольшие).

- С вами всё будет в порядке, земные жители, - снова пропела одна из них. – Мы же с вами разумные существа!

Ну и как им было не поверить?

 

Глава 1. Учебный полигон

Не помню, когда я заснула. Аромат дыма сопровождал объяснения статуэток о том, что пенсионеры попадут в специально отведенную зону на океанском побережье, где в сытости и довольстве проведут остаток жизни, потому что в их возрасте они слишком застарели для адаптации. Потом неожиданно оказалось, что мы прилетели к планете, на которой располагалась база по адаптации существ, подающих заявки на принятие в граждане Союза свободного пространства. Помню еще, что прошла по коридору в какую-то тесную кабинку, которая некоторое время мелко тряслась, а оказывается, не просто тряслась, а еще и доставила меня на поверхность этого самого адаптационного полигона с длиннющим названием, состоящих из множества цифр и букв. Дальше вообще ничего не помню. Но совершенно очевидно, что проснулась я, когда над головой зажегся яркий свет.

С прискорбием сообщаю, что от страха я как-то резко вспомнила обо всем, что случилось предыдущим днём, и подскочила так быстро, что не успела сориентироваться в пространстве. Поскольку такому стремительному подъёму не предшествовала подготовка, мои ноги запутались в одеяле, и я грохнулась на пол. Не больно, но довольно обидно, честно говоря. С пола я поднялась не сразу, потому что копчик ощутимо ныл. Огляделась.

Довольно просторная комната, в которой рядами стояли своеобразные длинные пуфики-кровати, была почти пустой. Как сказали вчера мои чёрные спасительницы – тут ночуют новоприбывшие, но обычно не более одного или двух суток, потому что быстро находят себе занятие и переселяются ближе к выбранным площадкам.

Итак, через две кровати от моей сидела стюардесса Галина – девушка примерно моего возраста, с которой мы вместе находились в самолете. Она смотрела на меня огромными глазами и на её щеках сверкали мокрые полосы слёз. Рыдает, конечно же.

- Галя, в чем дело? – машинально поинтересовалась я, рассматривая одежду, которую мне перед сном выдали в виде ночного облачения – длинную прямую белую робу с широкими рукавами. Думаю, со стороны я походила на привидение.

- М-мама, - всхлипнула она.

- Вот блин!

Так и знала, что утро мне тоже испортят. Да, мама. И папа заодно, которые остались там, на Земле, так далеко, как подобному мне неучу не охватить своим скудным умишкой такого расстояния. В чём там оно измеряется? Парсеки? Световые года?

А тумана-то розового вокруг нету! В смысле, чтобы стало пофигу.

- Обязательно с утра настроение портить? – поинтересовалась я. Я уверена – стоит начать себя жалеть и всё, погрязнешь по уши в слезах и соплях. Как там родители? Наверняка ведь уверены, что самолет упал. Что меня нет.

О, чёрт!

Я быстро отвернулась, собираясь переодеться и убрать постель, чтобы отвлечься. Не думать, не думать.

За спиной прозвучал очередной всхлип.

Как там поётся?.. И ни одной же прилипчивой песенки в голове! А вот когда не надо, так они там просто толпятся. Помнится, на последнем экзамене привязалась «Боже, какой мужчина!», начисто прогнав все мои и так не шибко какие обширные знания в области экономики и это был провал! Тройка, да и то с натяжкой, чисто за хорошее поведение в течение семестра.

- Всё, не буду, - угрюмо пробурчали из-за спины.

- Позвольте, а где моя одежда? – возмутилась я. Вот оно – когда нет сил отвлечься, придумав что-нибудь интересное, можно просто разозлиться. – Кто и на каком основании её изъял?

- Так вчера же сказали, что почистят и вернут. На память. Она тут не в моде, - промямлила Галина.

- Тут в моде обширные хэлоуинские костюмы привидений?

Она улыбнулась. И то хлеб.

- А вот они и проснули-ись, - раздалось откуда-то сбоку. – Рада приветствовать вас обеих. Я – Зои, псевдо-хомер разряда 254ШПА, сотрудница дома для адаптантов.

От дверей, которые тут напоминали стальной лист и взъезжали в стену, плыла (иначе и не скажешь) эта самая сотрудница дома для адаптантов, высокая, тонкая и обтянутая такой же серой материей, какой были обтянуты перехватившие нас черные статуэтки. За ней шла, пусть и не менее красиво, но все же просто шла, перебирая ногами, девушка, на вид примерно нашего возраста, но совершенно точно инопланетянка. Очень красивая по нашим меркам.

- Доброе утро. А почему мы с вами так похожи? – первым делом спросила я сотрудницу, а всё потому, что мы с Галей уже говорили на основном союзном языке – однёрке. Нас обучили, пока мы спали, нанюхавшись мягкого розового тумана. И нервы, так сказать, подлечили, и практическую образовательную пользу извлекли. Так вот, вопрос языка и общения не стоял, в отличие от миллиона других жизненно важных вопросов.

- Мы все кислорододышащие, - радостно проворковала Зои, плавно поведя в воздухе рукой и осторожно присев на краешек соседнего ложа.

- Маловероятно, что причина в этом, - засомневалась я. Один только кислород не способен создать нас настолько похожими. На Земле даже морские животные дышат кислородом, но вряд ли кто-то перепутает меня с тюленем, разве что с пьяных глаз. Вот мою соседку по лекциям, сидящую сверху, ещё куда ни шло…

Так, что-то я отвлекаюсь.

- И все мы - псевдо-хомеры – зерна одной большой человеческой расы, - скромно добавила наша новоприобретенная руководительница.

- Псевдо кто? – тупо поинтересовалась Галина.

- Псевдо-хомеры, люди, отличающиеся друг от друга не настолько сильно, чтобы образовать отдельную большую расу, а размножать мелкие считается нецелесообразным. – Терпеливо поясняла Зои. – Наши предки когда-то активно рассеялись в космическом пространстве и поэтому у нас с вами общие корни.

-  То есть мы с Галей тоже эти, как они… псевдо-хомеры? – спросила я. – Потомки одних с вами предков?

- Конечно.

- А вчерашние… такие, черные…

Даже не знаю, может, тут тоже нельзя произносить вслух «чернокожий», чтобы случайно кого-нибудь не оскорбить?

- Это Гудронки. Отдельная раса. Хотя происходить мы можем также от одинаковых предков. Просто различий достаточно много.

- У нас на Земле считается, что мы произошли от обезьян.

- От кого? – безо всякого интереса поинтересовалась Зои.

- От человекообразных животных.

На этот раз она просто пожала плечами, никак не прокомментировав моё экстравагантное заявление. Судя по всему, теории нашего происхождения – последнее, что её волновало.

Ладно, так что это за девушка такая?

- А… кто это с вами? У нас на Земле принято представляться, когда подходишь к незнакомцам.

Раньше, чем Зои ответила, девушка – блондинка не только по цвету волос, но и по шикарным формам, и по ясным огромным глазам, и по снисходительной улыбке - шагнула вперед и открыла рот.

- Ксюта.

Должна сказать, голос у неё был хороший, ровный и спокойный.

- Ксюта, как и вы, адаптантка, - с небольшой долей сожаления заговорила Зои. – Но она родилась на подконтрольных Союзу территориях, так что располагает всей необходимой информацией. Ксюта была так любезна, что согласилась потратить часть своего времени на ознакомление вас с адаптационным режимом.

Надо же… Я взглянула на блондинку по-новому. Та невозмутимо улыбнулась.

Не первый год на свете живем. Осмелюсь предположить, что Зои особо и не горит желанием просвещать двух землянок, потому что мы для нее ничем не отличаемся от остальных адаптантов, как мы тут называемся, проходящих через её руки день за днем.

А вот блондинки здесь не то чтобы блондинки… Какая редкая самоотверженность! Нужно будет разобраться получше – возможно, цвет волос тут свидетельствует о повышенной мозговой активности и человеколюбии, к примеру.

- Одевайтесь и отправляйтесь на выход, раз у вас больше нет вопросов, - заявила Зои.

Вот так и получилось, что расспрашивать уже было не совсем удобно, поэтому пришлось быстро соединить собранные отрывочные сведения в некую единую, но сильно кривую картину мира, одновременно наблюдая, как плавно и быстро удаляется узкая спина Зои, излучавшая практически ощутимое облегчение.

- Можете переодеваться не спеша, я подожду, - мягко сказала Ксюта и уселась на место, где только что сидела Зои. Кстати, вот в этих прозрачных пакетах, похоже, одежда. Точно мои джинсы. А во втором – синяя форма стюардессы. Ладно ещё мне, я могу и в джинсах походить, я и так в них разве что не сплю, а вот Галя…

- А нет другой одежды? – поинтересовалась она, кисло покосившись на пакет. – Эта… неудобная.

Блондинка пожала плечиками.

- Можете идти как есть.

Как есть – это в широченных ночнушках. Сомнительная перспектива. Не знаю, какие тут понятия о допустимом в обществе поведении, но сомневаюсь, что они позволяют подобную форму одежды.

Итак, одевшись и завернув в пустующую столовую, где нам достался завтрак, состоящий из пары десятков крошечных пиалок с разнообразными наполнителями от кислого до приторно-сладкого и энергетического напитка, мы вышли из здания на улицу, и я впервые в жизни увидала другую планету.

Ну что сказать… Когда, наконец, ты можешь говорить.

Это просто потрясающе! Возможно, именно в этот момент я поняла, что действительно нахожусь далеко от Земли. Можно изменить внешность, сделав кожу черной, как гуталин, или обклеить стены обоями под алюминий, можно представить, что попал под камеры какого-нибудь тупого розыгрыша, где на заднем плане слышится идиотский смех, но ни один розыгрыш не потянет таких масштабных декораций…

Солнце одно, но вытянутое, как дыня. Не уверена, что это возможно с научной точки зрения, так что, скорее всего, искривление световых лучей. Или обман зрения. Небо хотя и синее, но уж больно насыщенного цвета. И где-то на заднем фоне – горы, высокие, острые, как массивная щетка, причем вершины отливают разными цветами – где красным, где синим. Перед горами странные, отдаленно похожие на города, скопления зданий.

Галя горестно вздохнула. Её, похоже, не особо радовало окружающее пространство, по меркам Земли, подозрительно яркое и красочное.

- Как… это всё называется? – спросила я.

- Центральный полигон.

- И как же мы должны тут адаптироваться? Что нам нужно сделать?

Ксюта аккуратно ступила вперед и неторопливо пошла по дорожке, ведущей за полосу плотных зеленых насаждений, похоже, имитирующих забор. Нам, естественно, пришлось семенить следом, жадно прислушиваясь к каждому слову, которое слетит с её губ, потому что иные источники информации в пределах доступности напрочь отсутствовали.

- Каждый, кто хочет стать равноправным гражданином Союза, обязан пройти обучение в ракурсе, который может послужить на благо остальным гражданам. Существует несколько способов. Выбрать профессию и обучиться ей достаточно, чтобы тебя приняли на работу. Или стать военным и пройти профессиональную подготовку. Или участвовать в масштабной игре в реальном времени, транслируемой по сети…

- А чём игры помогут Союзу? – удивилась я.

- Они развлекают граждан, - снисходительно улыбнулась Ксюта, - повышают настроение, занимают свободное время. Адаптантам игры позволяют неплохо заработать, в общем, игры тоже довольно успешный выбор. Ещё есть замужество.

Признаюсь, на этом месте я споткнулась, хотя дорожка была гладкой, как попа младенца.

- Чего? – спросила Галя.

- Если вами заинтересуется свободный гражданин Союза и захочет заключить с вами брак, то вы сразу после церемонии становитесь гражданкой. На мой взгляд, самый простой и выгодный способ, я лично собираюсь воспользоваться именно им.

- А каким образом тобой заинтересуется свободный гражданин? Тут они разве живут? Нам сказали, тут мало людей, а только адаптанты. Ну, ещё с десяток граждан-помощников.

- Для этого и существуют полигоны. В моем случае – шоу Невест, где учат быть хорошей женой. Туда мы и направляемся.

- Куда мы направляемся? – пискнула я. Голова шла кругом. Не понятно, на кой мы туда направляемся, но куда еще нам идти? Кроме Ксюты никого поблизости нет, и куда идти, неизвестно.

- Потом я отведу вас в другие места, - как ни в чем не бывало заявила она. - Выберете шоу себе по душе. Но сначала я.

Нет, всё-таки нечто блондинистое в ней имеется, хотя не так много, чтобы её общество показалось неприятным. Мне, честно говоря, нравится, как она себя ведёт. И как двигается, и как говорит, спокойно, уверенно, и даже как несет себя, сознавая свою привлекательность. Она знала, что красива и собиралась этим воспользоваться. Почему нет? В моем мире учат, что пользоваться своими внешними данными просто бог велел, а если ты стесняешься, то ты дура. Ну, как-то так.

- А как проще всего пройти адаптацию? – спросила я, временно смирившись с судьбой, пока мы шли к высоким полупрозрачным куполам, где должно было состояться наше знакомство с шоу Невест.

- По мне, так проще всего замуж выйти.

- Даже неизвестно за кого? – поразилась я, пока Галя что-то со скрипом обдумывала.

 - Претенденты будут приезжать знакомиться лично. Да в любом случае - поживешь да разведешься. Но только с псевдо-хомерами, с расами лучше не связывайтесь. Особенно с гудронцами. Хотя с ними ни по какому поводу лучше не пересекаться. Гудронцы внешне слишком сильно отличаются от других рас и всё время считают, что ими пренебрегают, что их ставят на второе место. И они очень мстительны.

Я вздохнула. Судя по всему, браки здесь такие же, как у нас на Земле. Захотел праздника и двухъярусного торта – женился, надоело – развелся, в общем, всё равно, что в отпуск съездить. А редкие семьи, задержавшиеся вместе до старости, можно со смелостью выставлять в музее.

- Мне подходит, - неожиданно заявила Галина.

Я стиснула зубы. Они что, сговорились?

Ксюта никак не прокомментировала заявление Галины, выхаживающей в своём строгом костюме стюардессы, который ей очень шёл.

- Просто делайте, как я, - быстро проговорила Ксюта на входе, кротко улыбаясь разъезжающимся дверям. Мы с Галей послушно скопировали улыбку и, в отличие от оригинала, довольно неуклюже переступили своеобразный порог, где покрытие дорожки буквально растворялось в похожей на мрамор плитке.

Наши тихие шаги звучали слишком громко, а все потому, что помещение, куда мы вошли, оказалось совершено пустым. В некоторых местах на стенах и потолке сверкали какие-то огоньки, лениво вертелся огромный вентилятор, над полом колыхалась синеватая дымка, которая являлась, как я уже знала, всего лишь украшением, визуальным эффектом, своеобразной игрой света. Однако смотрелось на редкость красиво.

Несмотря на отсутствие в поле зрения живых существ, Ксюта чувственно изогнула шею и прикрыла глаза. А я, между прочим, кокетство за версту чую, у меня что ни подруга, то мастер в данном виде спорта. И вроде простые девчонки, но знают, как надо улыбнуться, чтобы к тебе подошли в метро и как надо сесть за столиком кафе, чтобы тебя угостили коктейлем.

И сколько они меня ни учили уму-разуму – всё впустую! Так я ничему и не научилась, кроме разве что различать чужое кокетство, даже самое малое. Должна признать, Ксюта однозначно в этом деле гуру!

- Идите за мной, - невозмутимо прошептала она, и эта невозмутимость мало соответствовала её лицу, выражавшему наивный и местами даже щенячий восторг. Подобный восторг, только более искрений, выражают глаза провинциала, впервые вкусившего роскоши под дверью дорогого столичного ресторана.

Ксюта знала, куда шла. Без стука и без заминки она нажала на выпуклую панель возле широкой матово-серой раздвижной двери и пред нами открылся доступ в круглую комнату с высоким потолком, на стенах которой через равные промежутки располагались длинные, в полный человеческий рост, зеркала, а посередине стояли круглые пуфики. Ну, еще ровные коврики на полу, в виде лепестков цветка.

- Повторяйте за мной, - бросила Ксюта через плечо и, выбрав зеркало, встала напротив серебристой поверхности. Над ней тут же зажегся яркий свет.

Через секунду волосы Ксюты вдруг стали шевелиться и быстро расти. Я хлопнулась на пуфик и рукой нащупала Галю, которая тоже оказалась рядом – тоже ноги не удержали.

- Всё просто, - невозмутимо заговорила Ксюта, пока её волосы скручивались и загибались в какую-то хитрую прическу. Одновременно ползло платье, меняя длину и цвет. – Становитесь в круг и попадаете под лучи, которые визуально выбирают вам образ, прочитывая желаемые эффекты в голове. Только представлять нужно очень точно, чтобы не стать пугалом с кочаном на швабре. Фигуру, кстати, не меняет, только прическу, макияж и одежду.

- И ты станешь какой захочешь? – деловито поинтересовалась Галя, переборов остаточную природную скромность, коей по причине профессиональной у неё и так на самом дне. – Мы выйдем отсюда какими захотим?

- Ну, разогнались, - усмехнулась Ксюта. Её прическа из толстых колец несколько секунд побыла статичной, а после снова принялась меняться, видимо, результат хозяйку не устроил. – Это только проба, посмотреть, что получится. Делаешь снимок выбранного образа и топаешь в бюро внешности, а оттуда уже выходишь куклой.

Да уж, представляю себе – открывается дверь и на улицу, осторожно переставляя ноги, выступает кукла. У неё ярко-желтые соломенные волосы, прикрытые шляпкой, огромные голубые глаза без тени разума и перетянутая до крошечного размера талия. И застывшая улыбка еще.

Жуткое зрелище!

- Ты чего лыбишься? – спросила подозрительная Галя.

- Представила, - коротко ответила я.

- Вставайте и пробуйте. Тренируйтесь. Особенно ты, если хочешь замуж, - обратилась к Гале Ксюта. – Быстрее, я долго ждать не буду.

Не скажу, что в детстве я шибко любила играть в куклы, видимо, поэтому сейчас, по достижению совершеннолетия, мне захотелось наверстать упущенное и немедленно опробовать все предлагаемые услуги. Когда ещё попадешь на такую виртуальную примерку?

Я вскочила и встала напротив одного из зеркал. Сверху тут же включился свет, который словно крошечными щупальцами прошелся вдоль моего тела и волос, скользнул по лицу и замер, окутав меня светящимися искорками. Наверное, теперь нужно представлять…

Мама дорогая!

Когда мои волосы стали синеть, я так испугалась, что чуть не отпрыгнула в сторону.

Позвольте! А почему синеть? Я представила… Что там промелькнуло? Мальвина? Не, ну она была моим идеалом в детстве, конечно, но с того времени много воды утекло. И где мои теперешние идеалы? Так сразу и не скажешь… Я, например, фанатка оборотней, но почувствовать натуральный мех на своей шкуре меня как-то не особо прельщает. Что ещё?

Пришлось закрыть глаза, чтобы не было так страшно. Потом я, зажмурившись, разлепила один из них и очень аккуратно посмотрела на своё отражение. Ну, сами понимаете, с моими-то идеалами чего угодно можно ожидать и следует как-то заранее подготовиться к удару.

К счастью, всё оказалось не так страшно. Пышное платье по моде средних веков оказалось, правда, коротковато и больше походило на наряд не шибко нравственных особ, а вот прическа получилась ничего так. Ну, только этот алый огромный бант переделать в небольшой и не столь яркий. И всё. Ну, еще чулки перекрасить в нечто пастельное, слишком сильно они блестят.

Оказалось, примерка - это потрясающе какое увлекательное занятие! Правда, сомневаюсь, что подобное развлечение может приблизить момент, который утром я сделала своей единственной целью на ближайшее будущее – заработать достаточно местной валюты, чтобы оплатить перелёт на Землю. Вот чем мне нужно заняться. Возможно, тут в Союзе и неплохо, раз уж все рвутся стать гражданами, но родители… Не смогу спокойно жить, зная, как они переживают. Дело в том, что я единственная дочь, поэтому живу как птица в золотой клетке. К примеру, они всегда сетовали, что я слишком увлекаюсь мальчиками и принесу в подоле, но даже это ничего не меняет. Во всём огромном мире, вместе со всеми новыми планетами и расами, вместе взятыми нет других живых существ, которых я бы так же сильно любила. Да сейчас и попроще стало. Сейчас мне почти двадцать пять, я работаю и заодно учусь, чтобы подняться в карьере, и с ревностью к мальчикам они угомонились. А недавно я вообще услышала обновленную версию – оказывается, очень плохо, что у них до сих пор нету внуков. Вот и поди пойми после такого заявления, что происходит. То сиди дома, то почему внуков в подоле не принесла? Хотя каждый разумный человек понимает, откуда эти самые внуки в подоле берутся!

Ладно, это лирическое отступление. Постараюсь не думать пока о родных, не представлять, как им приносят известия о моей… Или как они смотрят новости, а там…

Все, хватит, сказала!

Я нахмурилась и уставилась в зеркало.

Волосы коротковаты. Всегда хотела длинные волосы, но мои слишком тонкие и смотрятся некрасиво. А хотела я… Так.

Шикарная грива, завитая аккуратными локонами. Цвет светло-русый, мой естественный. Теперь немного косметики для цвета и свежести.

Оказывается, все это очень просто!

Платье я всегда хотела примерить такое… В Питере в таких ходят по площади на пару с фальшивым Петром Первым, предлагая туристам сфотографироваться. Но всё равно видно, что платье надевали на ту фигуру, какая есть, а не шили на неё. А тут… материал, как живой прижимался к коже, повторяя малейшие изгибы. И цвет фиолетовый. Цвет фуксии! Не, лучше фуксии не надо. Возьмём бледно- зелененький. Можно еще цветочки мелкие.

В общем, наверное, я могла простоять тут и полдня, удовлетворяя свои самые тайные фантазии, но сзади тактично закашляли и я обернулась.

Ксюта выглядела превосходно – полупрозрачные легкие ткани, тонкие украшения в искусно заплетенных волосах и высокие сандалии из затейливо и множество раз перекрещенных ремешков. Не зря она старалась.

А вот Галя… тоже по-своему была красива. Правда, такие короткие юбки не стоило бы носить тем, у кого ноги толстые, да и черно-красная гамма редко выглядит удачно, ну да что уж теперь. Она довольна – и ладно. Известно же, мужчина на любой вкус найдется, если его хотеть найти. А замуж её брать явно не мне.

М-да, вполне вероятно, что при желании она найдет мужа быстрее, чем я, вся такая изысканная и красивая. Хотя чего выделываться -  я просто взяла образ красавицы из костюмированного фильма ББС, так что моей заслуги тут ноль.

- Здорово смотришься! – сказала Галя.

- Спасибо, ты тоже неплохо.

Ксюта только приподняла бровь, но ничего не сказала. Удивилась, конечно, нашему с Галей выбору, но, по крайней мере, уродским он ей не показался. Еще бы! Не зря несколько веков так ходила вся земная аристократия и то, что на полярно противоположном аристократии конце!

Ксюта развернулась вокруг оси.

- Ну так как я вам? – спросила она.

- Потрясающе, - честно ответили мы. Счастье от моей новоприобретенной внешности оказалось таким неожиданным и таким огромным, что я подхватила свои юбки и тоже принялась кружиться и вертеться перед зеркалом, рассматривая себя с разных ракурсов. И все они мне жутко нравились!

- Тогда снимаю!

Ксюта махнула рукой, и вокруг взорвались световые вспышки. Я чуть не ослепла. Галя, кажется, взвизгнула, и в общем, такой подлости ни одна из нас не ожидала.

Впрочем, все быстро прекратилось. Мы стояли в тишине, тупо хлопая глазами, пока Ксюта разворачивалась обратно к своему зеркалу.

- Всё. Можете переодеваться.

Я тряхнула головой.

- А что, снимки уже готовы?

- Да.

- Всех нас?

- Да.

- И теперь мы пойдем в этот… в это место, где из нас сделают таких же, только настоящих? – страстно поинтересовалась Галя за нас обеих.

Ксюта, которая уже практически приняла первоначальный облик, в котором вошла в примерочную, фыркнула.

- Размечтались. Откуда у нас столько денег, чтобы оплатить магазин? Да это бешеную сумму стоит! Я просто сделала изображения и отправила в базу адаптанток, желающих участвовать в шоу Невест.

Во рту мгновенно пересохло.

- Куда отправила? – прошептала я.

- А вы думаете, так просто попасть на шоу Невест? – Ксюта изогнула бровь и неторопливо направилась к выходу. – Нет, милые мои, вначале нужно заинтересовать потенциальных мужей и получить приглашение. Мы направляем заявку – появление на территории шоу в примерочной уже включило трансляцию нашего посещения в реальном времени. А выбрав образ, как мы себя позиционируем, мы сохранили его в базе, чтобы потенциальные женихи могли на нас посмотреть и оценить внешность и внутренний мир. Ваши наряды были очень неожиданными, так что шансы у вас есть. Сразу видно – с другой планеты. Ваши профайлы заполнили по доставлению, одна пометка – далекие территории привлечет к вам, а соответственно и ко мне, кучу народа. Массу зрителей! Если я удивилась, то женихи удивятся еще больше!

Хотелось застыть столбом, но ноги терпеливо переставлялись, чтобы не отставать от её негромкого голоса, потому что останавливаться и ждать нас Ксюта явно не собиралась.

- Какого черта ты не предупредила? – возмутилась я. А вот Гале было побоку. Впрочем, она ведь замуж и хотела.

- Те, у кого мало знаний и выбора в адаптации, должны рассматривать все возможные варианты, - по-прежнему невозмутимо отозвалась Ксюта.

И ответить-то нечего. Она снова права!

И все же это был первый раз, когда мне захотелось сделать ей что-нибудь плохое.

 

Глава 2. Игры

Стоило выйти на улицу, как над головой затренькало, быстрой линией загорелось что-то голубое и на уровне наших глаз зависло какое-то устройство, напоминающее шарик со стрекозиными крылышками. Ксюта протянула руку и из нутра шарика на её ладонь выскользнуло нечто, похожее на кусок целлофана с буквами.

Следом выскользнул второй кусок и понесся ко мне.

– Возьми! – строго приказала Ксюта.

Я послушно подхватила ладонью невесомое послание.

Галя тут же получила третье.

Итак, текст я тоже различала, потому что хотя буквы явно были не русские, не английские и даже не иероглифы, а что-то непонятное, всё легко читалось. Видимо, кроме языка, в нас заодно вложили знание письменности, что не могло не радовать.

«Сообщаем Вам, что Ваша заявка на участие в шоу Невест принята. При выборе гражданами Вашей анкеты в качестве анкеты своей потенциальной невесты, Вы немедленно получите оповещение. Удачи в адаптации!».

Будь это бумажка, я бы от злости разорвала её в мелкие клочья, но она взяла и растаяла сама! Лишила меня единственного доступного в моём случае удовольствия!

– Это Птичка, – объяснила Ксюта. – Так адаптантам сообщают новости и текущее положение в игре.

– В какой игре?

Вышло так, будто я процедила вопрос сквозь зубы. Каюсь, процедила, потому что спрашивать не особо хотелось. Но выхода нет – как еще узнать правду?

– Как только вы ступили на поверхность этой планеты, вы уже оказались в игре. Нейтральные территории никого не интересуют, но каждая секунда нахождения на площадках фиксируется множеством камер. Все граждане, желающие наблюдать за процессом становления адаптанта, могут это сделать. Как, по-вашему, определяю рейтинг полигонов? Методом тыка?

– Так какого чёрта ты не предупредила сразу? – взъярилась я.

– Так вы выглядели более естественными, – ответила Ксюта.

Второй раз, когда мне захотелось сделать ей что-то плохое.

***

Некоторое время я просто молча злилась. Знаю, настоящим леди или просто воспитанным людям противопоказано желание кого-нибудь придушить, но пока это желание не воплотилось в действии, простить, думаю, можно. На моем месте не рассердится разве что святая. На это звание я не претендую.

– Ладно, так и быть, давайте поищем Айе игру. Ты же Айя, не она?

– Я Галя, – тут же доложила стюардесса. – А почему имя такое странное? – спросила у меня.

– Родители назвали так. Мама хотела Майей, но папа сказал, что тогда меня будут дразнить Майкой. Сократили до Айя.

Ксюта тем временем остановилась прямо посреди газона, на котором курчавилась похожая на пластик травка и подняла руку. Из какого-то украшения, обвившего её запястье, выскочило и раскрылось в воздухе зеленое информационное табло.

– Сейчас посмотрим, что свободно, – продолжала Ксюта, шевеля пальцами. На табло послушно передвигался текст.

– Вот… Свободны джунгли, начало через два часа.

– Почему у нас нет таких штук? – спросила я. – Почему нам не выдали?

– А вы умеете ими пользоваться? – невозмутимо продолжая всматриваться в текст, поинтересовалась Ксюта.

– Научили бы. Раз языку обучили.

– За обучение языку адаптантов платит Союз. А пользование предметами обихода не входит в число необходимых навыков.

– Жлобы, – буркнула Галя.

Ксюта не ответила. Видимо, не приняла на свой счёт. Отключила табло и снова куда-то нас повела, уверенно и неторопливо, как гусыня водит выводок гусят.

Так, цепочкой, мы и направились к виднеющимся вдалеке горам, перед которыми раскинулись заросли цвета морской волны с примесями коричневых и желтых пятен. Оказалось, местный лес.

Вероятно, этот лес занимал огромное по площади пространство, но какое именно, осталось за кадром. Зато стало понятно, что дом для адаптантов находится в центре всех строений и его окружают эти самые разнообразные полигоны для шоу.

Интересно, а где учат на чернорабочих? Вряд ли граждане Союза заинтересованы во мне как в специалисте в области экономики, ведь даже на Земле мои профессиональные навыки находились под большим вопросом. Например, мама говорила, что вместо карьеры мне необходимо выйти замуж, правда, мотивировала не отсутствием знаний, а тем, что я заслуживаю принца, который будет носить меня на руках (когда не будет возить на белом коне) просто на основании того, что я её единственная дочь. Однако ни одного достойного принца в округе не водилось, а те молодые люди в количестве двух единиц, которых я рискнула привести домой на семейное торжество (то есть замаскированное знакомство), многочисленных требований матушки не осилили. Да и не особо стремились осилить, в чём их крайне сложно винить. Человек, который знаком со мной всего пару месяцев вряд ли поддержит идею того, что я создана для безупречных, идеальных отношений непременно с идеальным мужчиной. Каждый нормальный мужик первым делом хочет, чтобы ему жарили отбивные и грели постель. Ведь странно было бы ожидать от женщины согласия жить вне брака третьей гражданской женой. Кто бы согласился? Никто. Так что чего с ходу, не дав передохнуть, требовать от молодых людей поклонения мне и заодно тёщи, которая меня породила?

В общем, они (молодые люди) и матушка быстро к взаимному удовольствию расставались, радуясь стремительно приближающейся разлуке.

А я оставалась одна.

Ладно, не сейчас.

Джунгли оказались окружены аккуратным забором, как и дом адаптантов. Игрушечная калитка, вполне стандартная, разве что полупрозрачная, с контуром из мигающих лампочек.

– Зеленый, входим, – Ксюта пошла первой. – Когда горит красный, идет игра и вход воспрещен.

От калитки к длинному приземистому зданию вела ровная, как линейка, дорожка. Как только мы на нее ступили, откуда-то молнией примчался очередной шарик и выплюнул Ксюте прозрачную записку. Правда, теперь розоватого цвета.

– Птичка, – машинально сказала она, быстро пробежала глазами текст и легким движением руки развеяла сообщение. – Приглашение. – Сообщила она нам.

– Какое?

– На шоу Невест, – Ксюта повела головой, откидывая волосы с плеч. – Первое.

– Первое? – такими темпами еще немного и я сама себе начну напоминать попугая.

Инопланетная блондинка хмыкнула.

– Уверена, скоро придут другие приглашения.

Какая потрясающая самоуверенность!

Отгоняя непрошенную, но вполне ожидаемую мысль о том, что на нас с Галей никто не изволил позариться, я пошла к зданию. И вообще, первым делом, первым делом самолеты, ну а девушки, а девушки потом! В моём случае – сначала выигрыш и возвращение на Землю, а уж потом оценим местных мужчин.

Дверь в здание вела одна, туда мы и вошли.

И очутились в мужской раздевалке, полной полуголых людей. Вернее, когда я переборола природное смущение, обрывки которого все ещё задержались во мне, несмотря на мой вполне солидный возраст, и огляделась, то выяснила, что тут полно народу обоих полов и практически все из них одеты, а если и переодеваются, то только в нечто, напоминающее доспехи разнообразных форм и расцветок. И что самое поразительное – людей, то есть псевдо-хомеров тут было десятка три. Честно. Я почему-то считала, что нас тут мало, но, похоже, причина только в том, что адаптанты действительно предпочитают находиться по месту выбранного шоу (или курсов обучения, не знаю точно, как назвать).

– Кто командир? – спросила Ксюта, когда все находящиеся в раздевалке псевдо-хомеры перестали шуметь и молча на нас вылупились.

Вперед выступил примерно моего возраста молодой человек в форме, ткань которой удивительно напоминала камуфляжную расцветку, видимо, военные во всех мирах выглядят одинаково. Коротко стриженый, на голове, шее и ушах – красивые светло-коричневые татуировки. Зрачки ненормально большие, дрожащие.

– Я, – резко сказал он. – Суть вопроса?

Ксюта оценивающе окинула его взглядом, Галя же явно заробела. А вот мне в жизни как-то часто приходится сталкиваться с подобными командными голосами, поэтому недолго думая я выперлась вперед и вытянулась – ноги вместе, руки по швам.

– Участие в игре, – бодро отрапортовала я как можно громче, потому как пребывала в уверенности, что у военных чем громче кричишь, тем больше сознательности и послушания тем самым проявляешь.

– Звание! – без передышки рявкнул командир.

Вот тут-то я и сдулась. Приписать себе звание не составляло труда, однако кто его знает, что в Союзе стоит за его получением. Какие обязанности подразумевает его наличие? Какие умения?

Он тем временем рассмеялся.

– Расслабься, – сказал уже спокойно. – Это шутка.

Ксюта невозмутимо стояла, скучающе посматривая на восторженные взгляды окружающей нас сильной половины команды. Надеюсь, тут, в Союзе у инопланетян существует подобное деление по половому признаку на сильную и слабую сторону – не то чтобы я жаркая противница феминизма, просто так привычней.

– Дуй отмечаться к Зои в составе группы, – командир потерял выправку, опустил плечи и лениво почесал рукой левый бок. Видимо, камуфляжная ткань плохо пропускала воздух. Надо запомнить. – Жду через полчаса, пойдешь на тренировку. Меня, кстати, зовут Кювет.

Такого поворота событий я не ожидала и даже слегка растерялась, но стоило подумать, какими семимильными шагами, оказывается, меня несет к цели, как оставалось только расслабиться и радоваться. Подозреваю, эта радостная дебильная улыбка так и висела на моем лице, когда наша троица оказалась за дверью казармы, не знаю уж какой у неё там кодовый номер, надо бы запомнить на всякий случай, чтобы в случае чего не заблудиться. Ксюта просто говорила – Джунгли.

Как только мы вышли на улицу, на Ксюту свалилось еще два тренькающих от восторга приглашения. Она прочитала их прямо по дороге и с недовольным видом развеяла.

– Что-то не так? – благодушно поинтересовалась я. Сейчас нужно вернуться в дом адаптантов, там Зои отметит меня как игрока шоу Джунглей, и я сразу переселюсь в казарму. Ксюта уходит на шоу Невест. А вот что с Галей?

Не успела я к ней обернуться с вопросом о планах, как и перед ней зависла Птичка, правда, какая-то жалкая, трясущаяся, словно находившаяся при смерти. И записку выдала скомканную. Пока Галя стояла и, раскрыв рот, таращилась на клок целлофана, Ксюта перехватила приглашение и зачитала вслух:

– Уважаемую землянку приглашает на Шоу Невест Максимо Альпито Форо, раса: псевдо-хомер, код анкеты КАП76536562, гражданское положение: средний класс.

Записка медленно и как-то дергано, по частям растаяла. Теперь уже Гале с её отвисшей челюстью составила компанию и я сама. Вот так рушатся иллюзии – ладно, три приглашения у красавицы и умницы Ксюты, местной жительницы, этого не перепрыгнуть, но даже Гале прислали приглашение на шоу Невест. А мне?

Хотя, чего сомневаться в самом верном из всех возможных намерений добиться своего самой? Я вроде и не собираюсь замуж, я собираюсь стать независимой, гордой и желательно единовластной обладательницей идеального космического кораблика и улететь на нём к родной Земле. Собственно, ностальгии по Земле я пока не испытывала, только скучала по родителям, но говорят, со временем ностальгия тебя неизбежно настигнет, распластает и будет с удовольствием прыгать по твоему измученному разлукой и упадком духа телу.

Ну, пока до этого жуткого момента ещё нужно дожить.

– Неплохо для начала. Средний класс. Пожелания, правда, неизвестны, – говорила Ксюта.

– Это что за пожелания такие? – я тут же постаралась переключиться на что-нибудь любопытное и не думать, что мне Птичка не прилетала. Безобразие! Куда смотрят все эти граждане?

– Это завуалированные требования, которых ты должна придерживаться, чтобы пославший заявку гражданин согласился на личную встречу. Без итоговой личной встречи, понимаешь ли, все эти приглашения не имеют особого смысла, а чтобы пригласивший прибыл на встречу, ты должна показать своё стремление соответствовать его запросам. Пожеланий может быть немало. Иногда простые – форма одежды, к примеру, определенные требования к фигуре или внешности. Некоторые хотят нечто экзотическое – чтобы танец какой-нибудь необычный выучила или чёткие правила общения с его мамой.

Последняя фраза легкомысленно слетела с губ Ксюты и её лицо сморщилось. Видимо, память навеяла. Точно, явно какое-то воспоминание прошлого. Так, так, грязные секретики, они водятся даже у настоящих блондинок.

Тем временем, придя в себя, Галя расправила плечи и неотвратимо наполнилась осознанием своей привлекательности. Я её понимаю – тоже посмаковала бы приглашение, но нету.

Вот же прилипчивая какая мысль! Нашла о чём жалеть!

Между прочим, зря я думала, что шоу Невест – простейший способ стать гражданкой. Вон, оказывается, сколько утомительных препятствий на соответствие вкусу избранника приходится преодолеть. Замучаешься.

Нет уж, лучше как я – сама заработала, сама потратила.

Я дернула головой и направилась к дому. У меня есть цель. Цель. Заявить Зои про выбор шоу Джунглей и приступить к игре, а там по ходу действия разберусь.

Я так стремилась к ней, к моей цели, что вырвалась вперед на дорожке, обогнав обеих своих попутчиц.

– Жалко, что ни одного кисейца среди пригласивших, – заговорила за спиной Ксюта.

Моя мрачная решимость забыть о представителях противоположного пола тут же испарилась, не выдержав напора неистребимого любопытства, время от времени порядком портившего мне жизнь.

– Это кто? – опередила меня Галя, но притормозить всё-таки пришлось, потому что стало плохо слышно.

– Такая раса. Система Кисея, один род – одна планета.

– А ты хочешь именно кисейца? Почему? – тут же влезла с вопросами я.

– Ну как сказать, – томно протянула Ксюта.

– Прямо.

– У них есть некие физиологические особенности, которые считаются очень притягательными для противоположного пола, что для мужчин, что для женщин.

– Это что… Размеры, что ли? – поинтересовалась Галя.

Я с трудом сдержала невежливый хохот. Надо же, вот о чем нужно думать первым делом! Я даже раскачаться не успела, а Галя уже теории выдвигает. Понятное дело, с такой фантазией, несомненно, будешь иметь успех на брачном рынке, в отличие от меня.

Ксюта, однако, не рассмеялась и только терпеливо вздохнула.

– Нет, речь о другом. Гормональные особенности, позволяющие изредка вырабатывать некий запах, способный ввести пару в экстатический транс. Но только при настоящей любви.

Черт возьми! Уже и не помню, когда я последний раз падала на ровном месте! Бедные мои многострадальные колени, особенно левое, как вы должны быть страдаете, служа такой неуклюжей хозяйке. Наверняка, если увидит меня сейчас Кювет, развернёт и отправит плести макраме, или ещё чем тут занимаются старушки на пенсии. На игры точно не пустит. А все дело в том, что не знаю, какие там особенности у кисейцев, а вот у меня есть тоже редкая такая особенность – когда я слышу какую-то неожиданную новость, то ноги у меня подкашиваются в прямом смысле этого слова. Многие люди считают, что фраза «присядь», обращенная к собеседнику перед началом серьезного разговора выдумана для красного словца, но со своей стороны я могу уверить, что некоторым людям, вроде меня эта фраза действительно необходима!

Не забывайте же об их безопасности тогда, когда вздумаете вслух ляпнуть то, что взбрело вам в голову!

– Аккуратно, – педантично заметила Ксюта, отступая на шаг в сторону. – У тебя нет медицинской страховки.

Что правда, то правда, страховки нет. Поэтому я быстро поднялась и, прихрамывая, пошла к зданию.

Игра! Сначала правила, потом практика, и в конце концов – борьба за настоящий приз. Игра! Никаких тебе женихов, рас и их особенностей.

Ну, еще целью может стать желание научиться, наконец, твердо стоять на ногах, но я не знаю, как этого достичь, так что вернёмся к игре.

Воплощением в жизнь своего основного плана я и занялась. Всё, как положено – посетила Зои и сообщила о своем планируемом местонахождении, вернулась в казармы, предварительно попрощавшись с Ксютой и Галей и пожелав обеим удачи в деле ловли женихов, а потом снова вошла в калитку, украшенную светящимися зелеными огнями.

…С тех пор время понеслось так быстро, что однажды вечером, придя в себя, после очередной тренировочной игры (потому что на настоящую, оказывается, меня не сразу пустят) я вышла с территории Джунглей на нейтральную, чтобы навестить своих невольных подруг и быстро прикинув сроки, поняла, что со времени начала тренировок прошла уже почти неделя.

Судя по записке, полученной час назад, участницы шоу Невест раз в неделю могли приглашать к себе гостей. Так что девчонки пригласили меня на ужин. Хочется верить, что приглашение поступило по причине их ко мне искренней привязанности, а никак не по причине отсутствия других потенциальных подруг. Итак, отказываться от ужина нет причин и желания, поэтому уточнив, что адаптантам не обязательно проявлять вежливость в виде подарка хозяйкам, так как у нас пока отсутствуют личные финансовые счета, существующие у всех граждан Союза, я отряхнула пыль со своих штанов военного образца и отправилась ужинать за чужой счет.

Про свои отношения с едой тоже стоит упомянуть отдельно. Дело в том, что у нас с ней отсутствует взаимность – я её люблю, а она меня – нет. Мама говорит, это аллергия. Но я не согласна. На что аллергия, на еду? Мама говорит, что на соль. Но папа не согласен, как и его знакомый доктор, проверивший мой живот с помощью пальпации лет в пять (медицина в те времена находилась не на особо высоком уровне). С тех пор ничего не изменилось – стоит мне вкусно отобедать, как у меня начинает болеть живот. Но не каждый раз. Причем я проверяла – от продуктов не зависит. Так что это моя вторая расовая особенность – непредвиденные боли в животе.

Интересно, кстати, способна ли вылечить меня здешняя медицина? Или я обречена?

С подобными мыслями я вошла на территорию шоу Невест. Прошла по пустому коридору, где мы с девчонками меняли облик в первый день появления на планете адаптации, прошла к дальнему входу и позвонила в звонок. Дверь гостеприимно отъехала в сторону, серые пасмурные стены резко сменились ярким солнцем и живой, сочной зеленью.

Мне пришлось на мгновение зажмуриться, слишком уж резкой оказалась смена обстановки. Однако в себя прийти быстро помогла мысль о вездесущих камерах, понапиханных где надо и где не надо. Я помнила, что стоит войти на территорию шоу, как окажешься под камерами, то есть все желающие могут за тобой наблюдать по определенному каналу, но, во-первых, я уже привыкла находиться под камерами, потому что не меньше их было в Джунглях, во-вторых, бороться с этим бесполезно и разумнее просто делать вид, будто бы их вовсе не существует.

Не то чтобы это у меня хорошо получалось. Каждый раз, когда я падала, сбитая с ног другими игроками, или неудачно перепрыгивала через препятствие, коряво вися на лиане, или так же неудачно перепрыгивала канаву, полную жидкой грязи… В общем, в такие моменты первым делом приходила мысль, что за мною сейчас очень смешно наблюдать, особенно если ты моральный извращенец, которому нечем занять свободное время, только следить за мучениями других существ. Разве станет психически нормальный человек часами пялиться в экран на нас, адаптантов, когда к его услугам целый Союз, несколько интереснейших рас, каждая со своими культурными особенностями, куча льгот и прекрасные туристические маршруты? Да стоит только представить, сколько всего можно увидеть лично, посетив хотя бы дюжину планет, глаза в стороны разбегаются, а они нет – сидят и следят за нами.

Хотя чего это я? Настроение у меня неплохое, даже несмотря на то, что теперь я гораздо лучше понимаю, как нелегко заработать денег победой в игровом шоу. Про них, победителей, складывают легенды… И каждый из моей команды стремится туда, на вершину.

А я просто одна из многих, и не сказать, что в числе лучших. Совершенствоваться, в общем, есть куда.

Нет, это всё-таки жара на меня так пессимистично влияет.

Я потрясла головой, чтобы вытрясти из нее все мрачные, нудные и злые мысли, тем более что вдалеке уже показалась Ксюта и Галя и, судя по милому внешнему виду второй, над её имиджем довольно сильно поработала инопланетянка.

Макияж и прическа обеих были легкими, выглядели воздушно, свежо и удивительно стильно. Решено! Когда я разочаруюсь в заработке игрой и, впав в отчаяние, воспользуюсь последним своим шансом – теоретическим замужеством, то обязательно обращусь за помощью к Ксюте. Я скажу ей: «Будь добра, сделай из меня неотразимую красавицу, потому что жизнь моя кончена и мне больше ничего не светит, кроме семейной кабалы» – и что-то подсказывает, что она сделает. Вернее, постарается. И это сильно ставит в тупик – блондинки должны вести себя иначе и загребать только в свою сторону.

– Ты так и пришла? – покосившись на мои штаны и простую футболку цвета хаки, поинтересовалась Ксюта.

– Как видишь.

Галя оказалась не такой тактичной.

– Могла бы надеть что-нибудь красивое, – напрямик заявила она.

– Чтоб меня с вами спутали?

– Да прям там.

Ксюта улыбнулась. Она тоже не верила, что я способна составить достойную конкуренцию. Собственно, в этих штанах я и сама в себя не верила.

– Ну, чем будете меня угощать?

Прекрасные нимфы изволили перестать изводить меня придирками и отправились к небольшому уголку возле бассейна, окруженному похожими на зонтики кустами. Стол был сервирован массой неизвестных приборов и блюд. Здесь вообще было принято подавать в качестве еды поднос, забитый мелкими пиалками, наполненными съестным разной степени мягкости и разных вкусов, и каждый смешивал её, как хотел. Методом долгих проб и ошибок я выяснила, что мне нравится фиолетовая масса из шариков, похожая консистенцией на икру и хрустящая соломка, похожая на картошку фри.

Здесь, видимо, ужин будет стандартным, только пиалки общие, стоящие посреди стола, из которых можно вываливать еду в свою тарелку.

Я плюхнулась на самое удобное плетеное кресло и вытянула ноги под столом, пользуясь тем, что их прикрывает длинная скатерть. Какая прелесть это приглашение на ужин! Как это мило! Как я рада, что его приняла! По-любому, это куда приятнее, чем жевать сухпаёк под кустом, когда тебе на голову сыпется древесный сор, а в бок толкает локтем сосед, старающийся жевать быстрее – вдруг тревога? Именно так я и ужинала последние несколько дней, и теперь только оставалось надеяться, что я не перенесу выработанные в Джунглях манеры за стол и не опозорюсь.

Галя и Ксюта уселись напротив и мимоходом расправили складки на платьях, будто случайно придавая им вид очаровательной небрежности. Ну что ж, у каждого свои хитрости.

– Ну, рассказывай, как дела? Как проходит обучение?

Я невольно вздохнула.

– Вы правда хотите услышать, сколько раз я упала лицом в грязь, сколько на попу и сколько раз искупалась в канаве?

– Очень! – с воодушевлением ответила Галя, так и сияя белоснежной улыбкой.

А я-то наивная, надеялась, что они откажутся. Ну что уж теперь…

– Всё не так уж плохо. Еще несколько дней и меня возьмут в первую настоящую игру. Тогда начнёт засчитываться рейтинг, понемногу полезет вверх, как у всех, даже если почти ничего не делать, как мне объяснили. Но по сути это не важно – рейтинг меня мало интересует.

– А что тебя интересует? – спросила Ксюта, сосредоточенно выбирая среди пиалок одну.

– Меня интересуют денежные призы. На самом деле игры с денежными призами бывают не так уж часто, обычно разыгрываются какие-нибудь предметы. Но говорят, всегда ценные, так что можно продавать их и копить.

– А зачем тебе деньги? – подивилась Галя.

Я чуть не соскользнула с сидения на землю. Ноги подкосились бы, не сиди я глубоко в кресле.

– Как зачем? Я же говорила – мне нужно обратно, на Землю. Там родители! Ты же должна понимать! Сама же недавно рыдала, вспоминая маму! Кто у тебя остался?

Галя вздохнула.

– Тоже родители. Я тут подумала… Я взрослая и жила отдельно, мы виделись редко. Скорее всего, они уже смирились. Или скоро смирятся. Зачем снова их будоражить? Пока оставлю как есть. Получится – вернусь, не получится – всё к лучшему.

– Ну не знаю.

Я лично сомневаюсь, что настолько важные решения стоит пускать на самотёк. Будет, как будет, а как будет, так и будет лучше? Нет, это не мой метод. Конечно, мои родители не сахар, но я их обожаю. Никто никогда не будет любить меня больше мамы. А мне кроме них тоже любить, знаете ли, некого. Кто еще способен занять сие почетное место? Кювет, может, который безжалостно толкает меня в самую гущу парней, занимающихся отбиранием друг у друга какого-нибудь квестового предмета? Или есть там в команде один желтоватый Тактрола, который так мерзко улыбается, когда меня видит, что я деревенею и прямо чувствую, как кровь стынет. Нет уже, лучше любить маму.

– А если ты поднимешь рейтинг и станешь гражданкой раньше, чем заработаешь нужную сумму?

– Ну, это проще простого, – Ксюта отставила в сторону очередную пиалку, отковырнув из неё еды грамма два. – Граждане могут свободно играть в адаптационные игры. Существуют целые команды, играющие против адаптантов. Своеобразный вид спорта – помешать адаптантам с адаптацией.

Галя не к месту захихикала. Я не совсем поняла юмора, но не стала выяснять, что тут смешного.

– Ну а вы как поживаете? Нравится тут? – спросила вместо этого.

– Терпимо вроде, – ответила Ксюта. – Нравится.

– Ага, от одного жениха уже отказались, – добавила Галя.

Я с нетерпением ждала объяснений. Любопытно же, как и что тут происходит.

– Ксюте не понравился один из пригласивших, который прилетел на личную встречу. Она сказала, от него за километр несет извращенцем.

– Вы можете отказываться от встреч? И от кавалеров? – уточнила я.

Ксюта вдруг рассмеялась.

– Ну, конечно, можем. Тут никто никого не принуждает. Мы же не в рабство продаемся, а просто пытаемся стать полноправными гражданками Союза. Никто не заставляет.

Прямо от сердца отлегло. Подозреваю, где-то глубоко внутри я побаивалась, что стоит девушкам выйти замуж за гражданина, и он всю плешь проест напоминаниями, как избавил её от страшной участи адаптации. Нет, вероятно, такие индивидуумы существуют, но раз девчонки могут выбирать – значит, попадись такой, сами виноваты – видели, что брали.

Впрочем, как и у нас на Земле. Меня всегда потрясало удивительное избирательное зрение некоторых моих ровесниц – к примеру, выйти замуж за парня, который: «ну такой прикольный, когда выпьет, ну все вокруг просто угорают!», а потом жаловаться, что он выпивает, спасу нет. Типа раньше она этого в упор не видела?

Ну ладно, это всё лирические отступления.

– Возможно, тебе всё же следовало попробовать найти жениха. Конечно, шанс, что у него будет достаточное количество денег, чтобы купить тебе круиз к Земле, практически нулевой, но вдруг? – заявила Ксюта.

Тут же стало обидно.

– Ты же разместила меня в базе? Может я и попробовала бы, только не вижу толпы желающих со мной знакомиться, – пробормотала я, невольно растирая в пыль какую-то хрупкую закуску в одной из своих пиалок.

– А мне ещё одно приглашение пришло! – очень к месту вставила Галя. Судя по полному восторга голосу, это сообщение было произнесено в виде поддержки и должно было меня обрадовать.

– Поздравляю, – я постаралась сказать искренне, безо всякой там зависти или злости. Может, хоть ей повезет.

А Ксюта снова рассмеялась.

– Не прибедняйся, – отрезала она. – Знаешь, почему мною заинтересовалось столько граждан, что я могу выбирать? Потому что я сделала удачную фотографию в профиле – это половина успеха. Ты сделаешь удачную – и желающие сразу будут.

– И как это сделать? – поинтересовалась я чисто в теоретических целях – я всё ещё была уверена, что куда проще пробиться к цели сквозь Джунгли и толпы игроков, чем вылавливать в мутной воде богатеньких толстеньких женихов.

– Надо… смотреть в камеру так, будто мечтаешь… сделать с ней что-нибудь неприличное, – и Ксюта снова улыбнулась.

Галя согласно кивнула. Интересно, когда это она успела набраться премудростей соблазнения?

– Подумай об этом на досуге. А теперь выберем десерт. Ты что будешь? – Ксюта вызвала голограмму меню, которое зависло над столом перед ней и Галей.

– Мне всё равно.

– Ладно, тогда на наш вкус.

Они забормотали, споря, что бы выбрать такого, что не утяжелит желудок и не отложится на талии, ведь скоро урок красивой походки, на который принято являться в купальнике.

От скуки я принялась вертеть головой, привычно высматривая камеры. На привале я всегда занимаюсь этим делом. На территориях проведения шоу существует единственный способ уйти с поля зрения камер – сказать вслух кодовую фразу: «личное время» и они ненадолго перестанут тебя фиксировать. Личное время принято тратить на туалет, душ или если приспичило поковыряться в носу. Злоупотреблять, однако, нельзя – могут оштрафовать или вовсе исключить из игры. Так что всегда лучше знать, где располагаются вездесущие камеры.

Они совсем не такие, как на Земле. Там даже крошечную камеру сразу узнаешь по круглому глубокому зрачку линзы. А тут я далеко не сразу поняла, что есть камеры. Во-первых, это предмет, органично вписанный в декор. Один из цветов в вазе, ничем не отличимый от настоящих – или лист дерева, причем фиксирует он все в окружности 360 градусов и ориентируется на движение. Но со временем интуитивно чувствуешь разницу, какой-то невидимый, но ощутимый подвох и уже более-менее вычленяешь среди массы одинаковых предметов подделку-камеру.

Наверное, ближайшая камера – вот эта выпуклая завитушка на узоре, украшающем столб беседки. Она немного более блестящая, чем остальные завитушки и вся какая-то… внимательная, что ли.

Интересно, а если воспользоваться советом Ксюты? Не в плане, сделать вид, будто хочешь совершить непотребство с деталью декора, это перебор, а немного по-другому? Что, если представить, будто сейчас я могу позвать его, того единственного, и он меня обязательно услышит?

Что бы я ему сказала?

Я уставилась на завитушку влюбленными глазами и задумалась.

Вероятно, я сказала бы ему так.

«Знаешь, я, вероятно, не самая лучшая на свете девушка. Не самая красивая, не самая стройная, не самая умная. У меня сумасшедшие родители и не такое шикарное образование, как хотелось бы. Но я хочу, чтобы ты меня нашел. Именно ты – тот единственный, которого я буду любить всегда. Я бы сама тебя нашла, если бы знала, где искать. И я совсем не так взыскательна, какой хочу казаться. Я не стану требовать многого, потому что и сама не ангел. Я просто хочу, чтобы ты, наконец, был рядом, потому что с каждым днем моя уверенность в твоём существовании понемногу растворяется и однажды растает полностью. Тогда, даже если ты придешь, я тебя не узнаю. Пожалуйста, поспеши!»

– … подойдет? Второй раз спрашиваю, – раздался Галин голос.

Я быстро опомнилась и отвернулась.

– Да? Извини. Что? Подойдет.

Итак, мне заказали какую-то замороженную смесь чего-то там с чем-то там ещё. Искренне верю, что полный состав десерта лучше не знать, кто много знает, плохо спит. Ждать пришлось довольно долго, мы даже убрали со стола все до единой пиалки, составив их на специальный сервировочный столик, стоявший сбоку, и теперь просто сидели и болтали о жизни. Я вдруг почувствовала себя очень замкнутой, хотя всегда, сколько себя помню, болтать и смеяться – одно из любимейших моих занятий. Что может быть проще? Открывай рот и разговаривай.

Сейчас я почему-то предпочитала слушать и думать о том, что вскоре придется снова вернуться в казарму и тогда время опять сделает скачок. Возможно, когда я вырвусь на свободу в следующий раз, Галя или Ксюта уже будут замужем, где-нибудь в соседней вселенной.

– Вы пригласите меня к себе ещё? – тут же спохватилась я. Хотя бы попрощаться. – Особенно если станете гражданками и соберётесь уезжать?

– Можешь не сомневаться, – ответила Галя. – Но мы пока не собираемся. Не так-то просто найти идеального мужа.

Уж это точно.

Вскоре подкатил робот-официант и выставил перед нами вазочки с десертом. На вкус – перетёртая сладковатая фасоль, замороженная до ледяной консистенции и размолотая в пыль. Гадость редкостная. Но я прилежно ковыряла его миниатюрной ложечкой, потому что девчонкам, похоже, десерт нравился. Как выяснилось позже, это самый модный десерт на шоу Невест (ещё одно доказательство, что мне тут делать нечего).

Раздался привычный треньк прибывшей Птички и над столиком завис розоватый шарик. Ну вот, приглашение. Ксюте, скорее всего, но может и Гале, третье по счету, между прочим.

Я резко отковырнула ложечкой от своего куска ледяной массы.

– Не будешь читать? – поинтересовалась Ксюта.

Значит, не ей. Я перевела взгляд на Галю. Та вопросительно приподняла брови.

И тут я закашлялась, видимо, когда я поняла, к кому на самом деле прилетела Птичка, кусок злосчастного десерта встал прямо поперек горла. Галя наклонилась и похлопала меня по спине. Отдышавшись, я схватилась за салфетку, чтобы вытереть влажные руки. Ксюте тем временем надоело ждать, она взяла сообщение и стала читать, как в прошлый раз читала Галино.

– Уважаемую землянку приглашает на Шоу Невест Парфен Краковский Грундэ, раса: кисеец, код анкеты ААР00152455, гражданское положение: элита.

Мороженое наверняка давным-давно растаяло и проскользнуло в желудок, однако ощущение кома, мешающего дышать, было настолько правдоподобным, что я задумалась – не попалось ли мне в десерте чего твердого. Ну, знаете, бывает, что кусок упаковки… или косточка, или даже целая огроменная кость... кто его знает, из чего его сваяли.

– Кисеец, – громко и твердо повторила Ксюта. – Элита.

Глаза вдруг так резко разболелись от света, что я прикрыла их ладошками и зажмурилась.

Происходило что-то противоестественное.

– Айка, тебе невероятно повезло, – восторженно заверещала Галя. – Это потрясающе!

Надо признать, восторга в ней было столько же, сколько при размышлениях по поводу своих собственных женихов. Вот это – потрясающе, при женской-то конкуренции.

И всё же – это я должна сейчас верещать от восторга. Это я должна ликовать, подпрыгивать от переизбытка чувств и радоваться тому, как ловко я утерла обеим нос. Пусть одно приглашение – но какое! Правда, у Ксюты целых три элитника, но ни одного кисейца! А у меня есть!

Но ликование отсутствовало. Не может быть, что моя пламенная речь на камеру так сработала. Так же не бывает. Не бывает, что ты ищешь, смотришь по сторонам, все глаза стер – а потом раз – и он сам тебя находит. Не бывает, чтобы мечта так просто воплотилась в реальность.

Или бывает? Как же не перепутать, не ошибиться, не упустить его, своего единственного?

И еще подспудно я не верю, что мой человек будет какой-то элитой, или богачом, или известностью. Я же простая, как пятак, что бы там ни твердила маменька. Я понимаю, для родителей я свет в окошке, но я реалистка. Это только в сказке золушка перебирает крупу и метет золу, а потом – раз, надела платье и смогла поддерживать беседу с главными лицами королевства. В реальности она не смогла бы и двух слов связать. Так и я – о чём нам говорить с человеком (кисейцем, безразлично), учитывая условия, в которых мы выросли? Учитывая привитое нам окружающим миром отношение к деньгам, работе и условиям обитания? Для нас с родителями двухкомнатная квартира – это нормально и даже комфортно, особенно по сравнению с соседями, которых в такой же ютится шесть человек. А для элитного кисейца?

– Не хочешь посмотреть список требований? – тем временем задумчиво спросила Ксюта.

– Да, да! – я тут же отняла от лица руки, почувствовал необъяснимую надежду. – Прочитай.

Ксюта открыла базу шоу Невест и ввела номер профиля этого самого моего потенциального ухажера. Нажала на какую-то вкладку, развернула на весь экран. Фотографии нет, для элитников вполне нормальное дело. А сколько ему лет? Может, это старичок, решивший приобрести на старости лет немного земной экзотики? Он же не знает, что я проста, как калоша и из всей возможной экзотики обладаю только резями в животе и не к месту подкашивающимися ногами.

Ксюта тихо вздохнула.

– Ну, ничего невыполнимого. 37 пунктов.

Я прямо ощутила, как клацнула и отвалилась моя челюсть.

– Сколько? – уточнила я.

Ксюта развернула ко мне экран. Мне уже выдали напульсник, такую же штуку – связь, но настолько виртуозно я ею пользоваться не умела.

Действительно, список требований, предъявленных мне потенциальным ухажером, содержал тридцать семь пунктов. Некоторые из них мне показались просто глупыми.

«Носить одежду только своего размера».

Как это понимать?

А некоторые разозлили.

«Сделать лицевые и наручные татуировки по моде кисейцев».

С какой такой стати?

Еще был пункт, который меня не то что разозлил, а просто взбесил.

«Выучить этикет кисейской элиты, изложенный традиционным языком в семнадцати томах».

В семнадцати томах? И только-то? Ан нет, ещё: «Выучить родословную рода Грундэ как минимум за последнюю тысячу лет».

А как звучит: «Пройти психологический текст на ревность и собственническое отношение к мужу-кисейцу. В случае необходимости немедленно избавиться от вышеперечисленных недостатков».

С каждым пунктом мои зубы сжимались всё крепче.

– Вполне ожидаемые требования, – с каким-то тайным намёком сказала Ксюта.

Я резко отвернулась в сторону и сложила руки на груди, в которой клокотала обида.

– Правда? Это ты про что? Про подтверждение моего психического состояния? Или про зубрежку семнадцати томов правил этикета, которые мне не пригодятся, если в результате он передумает и всё же решит на мне не жениться?

– Айка, – Ксюта опустила глаза.

– Или ты про уродские татуировки? Да я их всю жизнь ненавижу! – повысила голос я. – А как насчёт пункта «разговаривать тихо?». Как это – ТИХО?

Вот так разбиваются мечты. Разве станет моя истинная половина выставлять тьму тьмущую требований, по большей части идиотских? Я знала, что любовь с первого взгляда и до крышки гроба только в сказках бывает. Да пошел он!

Впрочем, я не в своем монастыре, чтобы качать права и требовать, чтобы было по-моему. Хотя…

– Скорее я старой девой останусь, чем соглашусь на эти дурацкие условия, – подвела я итог, с неудовольствием убедившись, что мой голос звучит, как у капризного карапуза.

– Айка, – с предостережением зашипела Ксюта, опуская голову еще ниже. – Это большая честь. Тебе стоит поблагодарить.

Я улыбнулась.

– А как же. Со всем смирением при первой же возможности и отблагодарю.

И вдруг до меня дошло. Я сглотнула, непроизвольно подалась вперед и уставилась на Ксюту во все глаза. Она кинула на меня быстрый взгляд и кивнула.

– Приглашающие любят снимать момент, когда избранница получила объявление об интересе. Чтобы потом показывать общим потомкам, – уже еле слышно прошептала Ксюта.

Какой, однако, конфуз! В голове быстро прокрутились прошлые моменты получения Птичек. Каждый раз, когда Ксюта с равнодушным видом рассеивала свои приглашения… дело происходило на нейтральной территории, где отсутствуют камеры. Там её не могли заснять.

А меня здесь могли.

Впрочем, почему я должна стесняться? Я, продолжая дуться, уставилась в камеру и ровно сказала.

– Благодарю за оказанную честь, но боюсь, мое плебейское воспитание не способны исправить даже семнадцать томов кисейского этикета. Не хочу позорить будущего мужа и хозяина. Вынуждена отказаться.

Я скорбно скосила глаза вниз и вздохнула. Ну вот, вежливость проявили, всё в порядке.

На том ужин завершился. Девчонки быстро пригласили меня пройтись по территории и показали бассейн и сад.

Тут, у розового куста (не в смысле, что на нём росли розы, а в смысле листья у него были розовые, хотя сам куст напоминал огромный кактус) над головой тренькнула вторая Птичка.

– А он настойчивый, – задумчиво сообщила Ксюта, смотря вверх, и я поняла, что Птичка снова прилетела ко мне.

Ну и?

«Уважаемый Парфен Краковский Грундэ, раса: кисеец, код анкеты ААР00152455, гражданское положение: элита готов снизить требования к прекрасной землянке».

Я молча протянула записку Ксюте, сохраняя невозмутимый вид. Не стоит больше забывать, что тебя снимают, хотя я с трудом удержалась от желания сообщить слух, как я… рада этому известию.

Ксюта протянула палец к браслету и молча развернула его профиль.

Изменил, значит? Вместо тридцати семи требований теперь высвечивалось тридцать пять. Да уж, просто в ущерб себе изменил! И что убрал? Мне разрешили не предоставлять справку от психиатра, что я способна нести честь общения с кисейцем, не кидаясь от ревности на окружающих? А вместо семнадцати томов дозволено изучить укороченную версию – всего-то тринадцать? Да я прямо расплачусь сейчас от такой жертвенности! И ещё… глаза прилипли к последнему пункту, которого раньше не было. Он звучал на редкость лаконично.

«Доверять».

Доверять? Потрясающий по своей простоте и сложности вопрос. Кому доверять? В чём? Доверять несложно, когда ты в ком-то убежден. Но как можно доверять некоему мифическому существу, которое неизвестно что из себя представляет, и даже не изволил прислать о себе хоть сколько-нибудь полной информации?

Стало так горько. Теперь по-настоящему.

– Нет, – быстро сказала я, и закрыла Ксютин экран.

Сгустилось неловкое молчание.

– Ну всё, мне пора, – я кисло улыбнулась. – Приглашайте меня ещё разок. Пишите. Звоните.

Ноги тем временем попятились к выходу – благо мы находились недалеко.

– Ну пока, – согласилась Галя.

Ксюта коротко кивнула и улыбнулась так, будто по большому счету ей безразлично, что и зачем я делаю. Уверена, так и было.

Быстро отвернувшись, я почти бегом направилась на выход. А когда за спиной сомкнулись двери, ведущие на шоу, вместо того, чтобы выйти на нейтральную территорию, я отправилась в примерочную. Но не стала становиться в круг и выдумывать себе образ. Тут, окруженная зеркалами со всех сторон, так что вокруг толпились сотни моих отражений, я стала внимательно себя рассматривать. Штаны свободного покроя скрывали ноги, но они у меня красивые, ровные, хотя и не такие длинные, как хотелось бы. Зато лодыжки узкие. И плечи узкие, грудь высокая, впрочем, у всех моих подруг такая, достигается за счет удачных моделей бюстгальтера. Но и без него у меня высокая грудь. Лицо выглядит чрезмерно круглым, особенно из-за волос, которые я по привычке поднимаю в высокий конский хвост. С волосами мне не повезло – слишком они тонкие и непослушные, но стричься коротко я отказываюсь. Волосы одной длины, челки нет – я собираю их на затылке, так они не мешают в игре. Раньше, по вечерам, собираясь куда-нибудь идти отдыхать, я делала разные прически, завивала локоны или заплетала разнообразные косы. И хотя я никому никогда не признавалась, на самом деле мне больше нравится, когда за спиной болтается обычный хвост, и особенно как он подпрыгивает, когда прыгаю я. Некая компания, противовес реальности (все мы понимаем, что относиться к хвосту волос как компании, по меньшей мере, попахивает идиотизмом).

Глаза светло-карие, папины. Ресницы не очень длинные и густые, но кого это в наше время волнует? Намазал тушью – и адью, хлопай себе на здоровье.

Губы небольшие, от постоянной улыбки мягкие и привлекательные.

Я себе нравлюсь. Конечно, поставь меня возле модели, или возле той же Ксюты, я проиграю. Но почему? Потому что Ксюта тщательно следит за внешностью, ежедневно проводит все необходимые процедуры по приведению себя в идеальную форму, питается только правильно и тратит часы тренировок на поддержание себя в товарном виде. И я знаю – если я стану тратить на себя столько же сил и времени – буду выглядеть не хуже. Я могу перейти в её разряд, но придется от многого отказаться. От лазанья по деревьям и от моментов, когда ты подставляешь лицо жаркому солнцу, дыша его горячим дыханием. И когда ты вернулась посреди ночи, умылась и прямо так упала на диван, смакуя дискотеку и взгляд парня, от которого замирает сердце. Я могу сменить все эти мелочи на другое – создание из себя идеальной статуэтки, только вот зачем?

Я смотрела на себя, как будто знакомилась заново.

Негромко тренькнуло. Над плечом зависла очередная Птичка, которая принесла мне письмо.

Удивительно, но я знала, от кого оно. Видимо, великодушный кисеец изволил сбросить еще пару-тройку условий, но это его последнее предложение. Теперь мне придется изучить всего десять книг этикета?

Я улыбнулась себе и та, в зеркале, кажется, даже заговорщицки подмигнула в ответ.

Пальцы обхватили запястье и вызвали меню напульсника – помощника.

– Справка.

Тут же включился режим вопросов – замигал серебристый полукруг.

– Я могу отказаться от приёма Птички?

– Да.

– Я отказываюсь.

Птичка, так и не выдав мне предложения, растаяла в воздухе, издав приглушенный и практически по-человечески разочарованный вздох.

– Я могу занести кого-нибудь в личный игнор? – продолжила я.

– Да.

– Любого? И гражданина Союза тоже?

– Да.

– Занесите в игнор кисейца, который прислал мне предложение. Не хочу, чтобы он меня снова беспокоил.

– Готово, – невозмутимо ответила справка через долю секунды.

Продолжим.

– Я могу… удалить свой профиль из шоу Невест?

Равнодушное:

– Да.

– Удали.

– Готово.

Вот так вот… Справка молчала, ожидая дальнейших распоряжений. Почему, интересно, я сразу не подумала, что могу не слушать Ксюту, а сделать, как посчитаю нужным? Взять и просто удалить профиль? Вот она, дурная привычка слушать других людей и делать, как они хотят, достаточно тем всего лишь сказать что-нибудь уверенно и громко.

Впрочем, не будем тратить время на ерунду. Пора возвращаться к игре.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям