Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Заговор (эл. книга) » Отрывок из книги "Заговор"

Отрывок из книги "Заговор"

Исключительными правами на произведение «Заговор (#2)» обладает автор — Малиновская Елена . Copyright © Малиновская Елена

Часть первая

ПОХИЩЕНИЕ

 

Я скучала. Моя частная практика вещевика началась больше месяца назад, но, увы, толп клиентов около дверей бывшей лавочки по продаже магических снадобий пока не наблюдалось. Точнее, был один посетитель, но он забежал ко мне по старой памяти, собираясь купить волосы из гривы единорога для проведения приворотного ритуала. Благо, что я еще не все запасы распродала, торопясь освободить помещение под свою новую задумку. Полученный от него один разнесчастный хардий и стал моим заработком за это время. Негусто, скажем откровенно. А если честно — так отвратительно мои дела еще никогда не шли. И я никак не могла понять причин намечающегося оглушительного провала. Вещевики являются, пожалуй, самыми востребованными на рынке профессиональных магических услуг. Ну, кроме целителей высшей категории, занимающихся коррекцией внешности. Правда, последние испокон веков грызутся в жесточайшей конкуренции. Новичку без протекции властей или денег на рекламу практически невозможно получить известность у населения. Среди вещевиков подобных проблем никогда не наблюдалось. Нас слишком мало, чтобы мы мешали друг другу. Я специально узнавала: в Нерии помимо меня жил всего один частный маг, работающий в этой же области и имеющий соответствующую лицензию. И очередь к нему была расписана на несколько лет вперед. Вряд ли бы он возражал, если какая-то часть его клиентуры перешла бы ко мне. Однако по совершенно непонятной причине этого не произошло! Даже несмотря на то, что цены на услуги я выставила в два раза ниже, чем у него.

Я устало откинулась в кресле и зло скомкала «Вестник Нерия», который все утро вертела в руках, любуясь красочной рекламой своего заведения на первой странице газеты. Недельная публикация завлекающего объявления обошлась мне в кругленькую сумму. Пришлось пожертвовать на это остатки своих скудных накоплений и выручку за распродажу магических средств. Я пошла на сей отчаянный шаг, надеясь, что хоть это всколыхнет высшее общество Нерия. Обычно именно знать составляет основную клиентуру вещевиков. Разгадать тайну фамильного кольца, разбудить дремлющие свойства семейного храна, передающегося от поколения к поколению, подкорректировать полярность оберега… У обычных людей на такие глупости никогда не хватало ни денег, ни времени.

Однако моя попытка привлечь к себе внимание с треском провалилась. Сегодня воскресенье — последний день выхода рекламы. И никого. Впрочем, этого следовало ожидать: раз уж в рабочую неделю ко мне никто не явился, то глупо надеяться, что клиенты повалят в выходной.

— Да что ты будешь делать! — шепотом выругалась я.

Встала, подошла к окну и осторожно отодвинула занавеску. По улице неспешно прогуливались горожане и гости столицы, которые разглядывали витрины магазинов, мирно беседовали, в общем — наслаждались пригожей солнечной погодой. И никому не было никакого дела до крохотной лачуги, примостившейся между двумя доходными домами. Да и вывеска у меня самая обыкновенная. Без всяких спецэффектов в виде замурованных огненных заклинаний или призрачных драконов, взмывающих в небо, едва почувствуют на себе чей-нибудь скучающий взгляд. На это у меня точно бы денег не хватило.

Я тяжело вздохнула и вернулась за стол. Села, обхватив руками голову, и замычала от жалости к себе. Неужели все зря? Неужели моя мечта о том, что получится самостоятельно пробиться в этой жизни и расплатиться с вечными долгами, пойдет прахом? Быть может, не стоило тратить на лицензию деньги за выигранный с таким трудом спор? Лучше бы сделала вклад во Всемирный гномий банк на черный день, а сама бы продолжила торговать в своей лавке. Худо ли, бедно, но держалась я на плаву все годы после окончания Академии. По крайней мере, настолько скверно дела у меня раньше не шли.

Негромко звякнул дверной колокольчик. Я не обратила на это внимания, продолжая предаваться унынию и скорби. Наверняка сквозняк виноват. Только в первые дни я на малейшие звуки реагировала, нервно подскакивая на месте от каждого шороха, теперь уже устала постоянно разочаровываться.

— Киота? — раздался удивленный мужской голос. — С тобой все в порядке?

Я подняла голову и нехотя взглянула на нежданного посетителя сквозь растопыренные пальцы. Интересно, кто еще пожаловал? Явно не Дольшер — он должен был забрать меня из лавки вечером, а сейчас всего три часа дня.

— Привет, Вашарий, — уныло поздоровалась я, увидев, кто именно почтил меня визитом.

Начальник учреждения по развитию и укреплению иномирных связей кивнул мне и с явным любопытством заозирался, сделав несколько шагов от порога. Я невольно проследила за направлением его взгляда и загрустила еще сильнее. И так знаю, что видок у моего заведения тот еще. Стены обшарпанные, потолок в каких-то загадочных грязно-бурых разводах. Из обстановки — лишь мой стол, прожженный в нескольких местах вытяжкой из костей огненноголового дириона, продающейся в разлив, да два кресла — для меня и предполагаемого заказчика. Все полочки с разнообразными эликсирами, порошками, травами я убрала, надеясь, что это придаст большую респектабельность моей лачуге. Да все зря, как оказалось.

Вашарий, закончив изучение моей лавки, посмотрел на меня. Без спроса занял кресло напротив и облокотился на стол.

— Давно тебя не видел, — проговорил он, предупреждая мой возможный вопрос о причинах визита. — Вот решил навестить. Не помешаю?

— Издеваешься? — огрызнулась я и взмахнула рукой, обводя пустое помещение. — Видишь, какая очередь? Все так и рвутся получить у меня консультацию. За целый день и минутки свободной не выдалось. В первый раз присела.

Вашарий откинулся на спинку кресла, испытующе глядя на меня. И мне невольно стало стыдно за свой ядовитый тон. Разве он виноват в моих неудачах? Напротив, только благодаря его щедрости меня еще не выкинули из квартиры. И только из-за его благородства я могу носить открытые платья. Иначе пугала бы сейчас народ шрамами после невеселых приключений на Варрии. Не говоря уж о том, что он избавил меня от пятилетней каторги во благо государства. Образно говоря, конечно. Хотя… Возможно, стоило согласиться с предложением Дольшера и остаться работать у него в подчинении. Все лучше, чем сидеть без ломаного хара в кармане. Не так уж и страшна государственная служба. Там хоть обедами бесплатно кормят. Подумаешь, говорили бы обо мне за спиной как о любовнице начальника департамента. От сплетен не умирают, а вот от голода — запросто.

Я печально качнула головой. Да, видать, дела у меня действительно погано идут, раз о таком задумалась. Ничего, прорвусь! Я еще отвоюю себе место под солнцем, клянусь!

— Прости, — намного мягче проговорила я, отвлекшись от нерадостных раздумий, которые стали за последнее время привычными. — Я не должна была на тебя так рявкать. Виной всему…

Я не закончила фразу. Лишь грустно всплеснула руками. Все и так было понятно без слов.

— Даже реклама не помогла? — Вашарий кивнул на валяющуюся около стола скомканную газету.

Я красноречиво хмыкнула. Зачем задавать глупые вопросы, ответы на которые очевидны? Или он все-таки заметил клиентов, толпящихся у порога?

— Странно. — Вашарий задумчиво потер подбородок. — Я думал, у тебя все в порядке. Вещевиков так мало, что… Право слово, я даже представить себе не могу, почему у тебя еще нет расписанной на полгода вперед очереди.

Я опустила глаза и печально улыбнулась. Дольшер тоже постоянно утешает меня подобным образом. Мол, не переживай, все в ближайшем будущем образуется. Беда только в том, что, сдается, я знаю причину своих постоянных провалов. Просто я неудачница. Стоит принять это как должное.

Но жаловаться Вашарию на жизнь я была не намерена. Еще, чего доброго, опять ринется мне помогать. А я до сих пор краснею от стыда, едва вспомню, сколь многим ему обязана.

— Хватит говорить обо мне, — попросила я и с некоторым вызовом вздернула подбородок. — Это временные трудности. Уверена, скоро все нормализуется.

— Я и не сомневаюсь в этом, — протянул Вашарий и неожиданно лукаво мне подмигнул. — Но, знаешь, я даже рад, что ты сейчас свободна. Значит, не придется терпеливо ждать в очереди, чтобы ты занялась моей проблемой.

— Что? — недоверчиво переспросила я и вдруг вспыхнула от негодования, осознав, что Вашарий по своему обыкновению решил сыграть роль принца на белом драконе, вытащив меня из безденежья и наняв для выполнения какого-либо пустякового заказа. Приподнялась со своего места, оперлась ладонями на стол и угрожающе прошипела, наклонившись к слегка опешившему приятелю: — Опять твои любимые шуточки, Вашарий? Хочешь таким образом завуалировать желание дать мне денег? Ну уж нет! Я от тебя больше и ломаного хара не возьму! Никогда и ни за что!

— Спокойно, Киота! — Вашарий, несколько обескураженный моей экспрессией, шуточно поднял руки, показывая, что сдается. Захлопал себя по карманам пиджака, что-то выискивая. — Поверь, в мыслях не было тебя обидеть. Но эдак ты рискуешь действительно потерять выгодного клиента, правда, не в моем лице. Вот читай. — И он протянул мне какой-то лист бумаги, аккуратно сложенный пополам.

Я скептически кашлянула, но все же взяла его. Развернула и быстро пробежала глазами. Затем недоуменно потрясла головой и перечитала документ еще раз, внимательнее, пытаясь понять смысл общих, чрезвычайно обтекаемых фраз.

— Это договор, — любезно пришел мне на помощь Вашарий, с легкой усмешкой наблюдая за моей реакцией. — Между моим учреждением и частным магом-вещевиком для оказания единичной услуги по исследованию некоего артефакта.

— И ты хочешь сказать, что твоему учреждению понадобились именно мои услуги? — Я криво ухмыльнулась. — Остальные маги-вещевики по какой-то причине тебе не подошли, так, что ли?

— Почему не подошли? — Вашарий пожал плечами. — Подошли бы. Беда в том, что у всех частных вещевиков клиенты расписаны на несколько месяцев вперед как минимум.

— А что насчет сотрудничающих с твоим учреждением на постоянной основе? — не отступалась я. — Или скажешь, таких нет?

— Есть, — спокойно подтвердил Вашарий. — Увы, но у них тоже все забито более срочными делами. Сама знаешь, что вещевиков слишком мало. Работают день и ночь и то не успевают все сделать. Требовать от них, чтобы они все бросили и занялись исключительно этим артефактом, я не могу.

— Почему? — заинтересовалась я.

— Трудно сказать, — уклончиво проговорил Вашарий. — Понимаешь, Киота, пока договор не подписан — я не имею права обсуждать с тобой детали, поскольку это вообще-то секретно. Поэтому скажу так: меня гложет какое-то беспокойство. То, что я хочу тебе поручить, выглядит со стороны совсем пустяковым вопросом, собственно, из-за этого я не хочу срывать своих сотрудников с решения более важных и насущных проблем. Но… Мне все-таки немного не по себе. Я бы хотел в кратчайшие сроки увериться, что у меня просто пошаливают нервы.

— Вот как, — задумчиво протянула я, вновь с сомнением беря документ.

Это было заманчиво. Очень заманчиво. Особенно с учетом вознаграждения, которое полагалось за выполнение задания. Нет, ничего запредельного, обычный гонорар вещевика. Но для меня в данный момент это оказалось бы настоящим спасением.

— Значит, твое отношение ко мне никак не влияет на этот договор? — на всякий случай переспросила я, не осмеливаясь поверить в настоящее чудо. — И будь на моем месте любой другой вещевик — ты бы тоже предложил ему работу?

— Киота, — проникновенно начал Вашарий, не пытаясь скрыть веселых искорок, запрыгавших в глубине темно-карих глаз, — я, как и ты, не любитель смешивать личное и деловое. Поэтому я только обрадовался, когда ты отказалась работать под моим началом. Но сейчас другая ситуация. Скажу откровенно: если ты подпишешь договор, то тем самым окажешь мне неоценимую услугу. Меня действительно беспокоит этот артефакт и события, связанные с его обнаружением. По определенным, достаточно веским причинам я не желаю срывать своих сотрудников с выполнения более срочных заданий и предпочел бы обойтись услугами частного мага. Понятно? Мне всего лишь нужен вещевик, свободный на данный момент. Будь на твоем месте кто угодно — я бы все равно предложил ему подписать этот договор. Клянусь!

— А хотя бы намекнуть, что именно мне полагается сделать, ты можешь? — поинтересовалась я, уже догадываясь, каким будет ответ.

— Прости, но нет, Киота. — Вашарий сочувственно улыбнулся, безуспешно пытаясь приглушить холодный блеск глаз. — Будь ты даже моей женой, я бы не сказал тебе ни слова до подписания договора. Таковы правила.

Я понимающе кивнула. Действительно, не стоило ждать иного. В этом Вашарий очень похож на Дольшера. У последнего тоже ничего невозможно вытянуть по поводу работы. В лучшем случае отшутится, в худшем — просто проигнорирует вопрос, пусть он будет самым невинным. Интересно, это семейная черта или особенность характера, приобретенная на службе?

Я еще раз внимательно просмотрела договор. Пожала плечами, ведя с собой мысленный спор. В принципе, чем я рискую? Все равно работы нет и не предвидится. А деньги, полученные за заказ, помогут мне в режиме строгой экономии прожить несколько месяцев и заплатить за аренду лавки. Не у Дольшера ведь занимать, право слово. Он и так в последний месяц, считай, меня кормит, покупая продукты в мою квартиру и расплачиваясь за совместные ужины в ресторанчиках Нерия. Если так дело пойдет — то скоро и одевать примется. И так уже неодобрительно хмурится, когда видит мои стоптанные старые туфли. А подобного позора я точно не переживу! Только стать содержанкой влиятельного человека мне для полного счастья не хватает.

Я помедлила еще неполную минуту и наконец поставила в углу договора размашистую подпись. Будь что будет. Уж лучше так, чем унижаться перед Дольшером.

— Позволь? — Приятель вытащил из пиджака дорогую ручку, и через секунду договор между мной и учреждением по развитию и укреплению иномирных связей в лице его начальника Вашария Дахкаша был заключен.

— Ну теперь-то я могу узнать, в чем состоит моя работа? — с нервным смешком осведомилась я.

В голове мелькнул запоздалый страх — а как Дольшер отнесется к тому, что некоторое время мне придется работать с его двоюродным братом? Помнится, совсем недавно он, воспылав ревностью, запретил мне общаться со своим кузеном в приватной обстановке. Не должна ли я была прежде поставить его в известность?

«Что за глупости?! — возмущенно шепнул внутренний голос. — Киота, ты взрослая женщина. Твоим отношениям с Дольшером всего два месяца от роду, а ты уже собираешься позволить ему командовать собой. Не Дольшеру решать, с кем тебе вести деловые отношения, а с кем нет. Или желаешь полностью уйти в его тень? Ты и только ты отвечаешь за свою судьбу!»

— Да, конечно, — проговорил Вашарий, вряд ли заметив всполох неуверенности и испуга в моих глазах.

Опять запустил руку в карман пиджака и вытащил конверт из плотной бумаги. Открыл его — и на мой стол выпало нечто загадочное. Я нахмурилась и почти что уткнулась носом в столешницу, пытаясь понять, что принес приятель, но пока не рискуя взять это в руки. Мало ли какие заклинания могут быть установлены на артефакт. Да, Вашарий таскал его в кармане, но это еще ни о чем не говорит. В конце концов, он маг высшей категории, а я, благодаря стараниям Дольшера, всего лишь первой, хотя справедливее было бы оставить меня на втором уровне подчинения. То есть, если что взорвется, у моего собеседника куда больше шансов спастись, чем у меня.

Больше всего принесенное приятелем напоминало обычное ожерелье из мелкого речного жемчуга. Но посередине нити был вдет какой-то непонятный камень. Точнее, даже не камень, а… Осколок клыка? Странно. И почему у меня так отчаянно засвербели подушечки пальцев, будто почувствовав укол дремлющего заклинания, ужасающего по своей мощи?

— Все, что попадает в стены учреждения, проходит обязательную проверку на установку скрытых атакующих заклинаний, — проговорил Вашарий, без особых проблем угадав мои мысли. — Не беспокойся, Киота, все чисто.

Я искоса взглянула на него и с грохотом открыла рассохшийся от старости ящик. Вашарий с любопытством перегнулся через стол и одобрительно цокнул языком при виде моих богатств. Да, уж что-что, а свои инструменты я предпочитаю хранить в идеальном порядке. В работе вещевика никогда не знаешь, что тебе понадобится в следующий миг. Если потеряешь драгоценные секунды на поиск необходимого — то рискуешь отдать жизнь, не успев отреагировать на выплеск пробудившейся энергии.

Я ласково провела рукой по ровному ряду блестящих щипцов разнообразнейших размеров, готовых сеток для нейтрализации чужих заклинаний и множества других нужных и не очень предметов. Мое наследство со времен Академии. Благо, что хватило ума не распродать его, хотя порой дела у меня шли паршиво. Впрочем, это у меня обычная история.

Я взяла один из пинцетов, покрытый драгоценной иридиевой пылью, которая, как известно, блокирует все магические проявления. Вообще-то у настоящих профессионалов все инструменты должны быть сделаны из этого металла полностью. Но тогда на самые простые щипчики мне бы пришлось копить всю жизнь, а то и не одну.

— Киота, я же сказал, что все чисто, — терпеливо повторил Вашарий, с некоторой долей изумления наблюдая, как я опять склонилась над столом с щипцами наперевес. — Можешь смело брать ожерелье голыми руками.

— Ты сказал, что тебе что-то не нравится в нем, — напомнила я, проигнорировав его слова и осторожно разворачивая нить жемчуга на столе при помощи инструмента. — Что именно?

— Наверное, обстоятельства, при которых оно было обнаружено. — Вашарий пожал плечами. Ткнул пальцем в крохотные красные пятнышки, густо усеивающие жемчуг. — Видишь? Это кровь.

— И?.. — вопросительно протянула я, зависнув с пинцетом над таинственным осколком клыка в центре ожерелья, но пока не рискуя прикоснуться к нему.

— Это вещь была обнаружена на шее жестоко убитой женщины, — признался Вашарий, испытующе глядя на меня, словно опасаясь, что я с отвращением откину ожерелье прочь. — Кто-то или что-то буквально разорвало несчастную на несколько частей, размазало в кровавую кашу. Более-менее сохранилась лишь голова, по которой удалось опознать убитую.

— А при чем тут ожерелье? — Я отложила пинцет в сторону, так и не решившись прикоснуться к украшению. Сначала выслушаем все подробности дела.

— В том-то и дело, что непродолжительное время после обнаружения на нем детектировались остатки некоего заклинания. — Вашарий качнул головой. — Но вряд ли это послужило причиной столь жуткой гибели. Мои специалисты обнаружили, что чары носили оборонный характер, а не атакующий. В общем — сплошные загадки.

— И убийство произошло не в Нерии, — скорее утвердительно, чем вопросительно проговорила я. Усмехнулась при виде изумленно вздернутой брови Вашария, не ожидавшего от меня такой прозорливости. Кивнула на смятую газету, валяющуюся подле стола. — Вряд ли столь жаркое дело удалось бы скрыть от внимания горожан. А я не припомню, чтобы в криминальной сводке упоминалось нечто похожее.

— Это на самом деле произошло не в столице, — произнес Вашарий. Запнулся на миг, но все же продолжил с затаенной насмешкой: — Но ты ошибаешься, если думаешь, что моему ведомству не удалось бы оставить убийство в тайне. Удалось бы, да еще как. Если бы это, конечно, играло нам на руку.

— Да, но тогда, вероятнее всего, им занялся бы магический департамент с Дольшером во главе. — Я пожала плечами. — Все-таки ты больше специализируешься на проблемах, связанных с другими мирами.

— Не будем спорить, — отмахнулся от моего очередного возражения Вашарий. — Как бы то ни было, убийство произошло в Озерном Крае.

— Что? — переспросила я, понадеявшись, что ослышалась. — Как ты сказал?

— В Озерном Крае. — Приятель слабо усмехнулся, заметив, как на моем лице отразилась сложная гамма эмоций при упоминании провинции, где я провела все детство. — Собственно, это было одной из причин, почему я хотел, чтобы именно ты помогла мне. Возможно, ты знала убитую? Харалия Дитион. Это имя тебе знакомо?

Я с мучительным стоном опустилась в кресло и взялась за виски, которые вдруг нестерпимо заломило. Леди Харалия мертва? Жена нынешнего наместника Озерного Края? Помнится, она была особенно дружна с моей тетей — Зальфией. Что странно, учитывая некоторые неприятные особенности физиологии моей родственницы. Говоря откровенно, Зальфия является оборотнем. Нет, не подумайте дурного: благодаря достижениям целителей и травников она с самого раннего детства без особых проблем держит своего зверя под контролем, правда, после каждого полнолуния тратит бешеные деньги на эпиляцию. Но окружающие и родня все равно ее недолюбливают. По разным причинам, конечно. В основном из-за вполне объяснимого страха, что однажды волк все же вырвется на волю. Одна Харалия не обращала внимания на эти пересуды и опасливые шепотки. Пожалуй, она была единственной подругой тети. Но почему Зальфия мне ничего не сообщила?

— Что с моей тетей? — Неожиданная страшная догадка заставила меня тихо ахнуть от тревоги. — Она жива?

— Не волнуйся, Киота, с ней все в порядке. Она пока находится под домашним арестом, и ей строго-настрого запрещено пользоваться мыслевизором. — Вашарий положил свою руку поверх моей, пытаясь успокоить, и я немного расслабилась. А зря, как оказалось. Приятель чуть наклонился, поймал мой взгляд и вкрадчиво продолжил: — Но почему ты вдруг так заволновалась?

— Я думала, ты пришел, чтобы нанять меня для выполнения работы, а оказывается, захотел меня допросить в приватной обстановке? — пожалуй, даже слишком резко ответила я и с негодованием встала, опрокинув кресло порывистым движением. — Вашарий, что происходит? Ты же знаешь, как я ненавижу, когда ходят вокруг да около!

Вашарий достаточно спокойно отреагировал на мою гневную тираду. Он откинулся на спинку кресла и о чем-то задумался, размеренно постукивая пальцами по подлокотнику и изредка на меня поглядывая. Наконец, видимо приняв какое-то решение, кивнул.

— Хорошо, Киота, — медленно проговорил он, тщательно подбирая слова. — Только помни — ты подписала договор. Значит, ни слова из того, что я тебе расскажу, не должно покинуть эту комнату. Ты не имеешь права обсуждать услышанное даже с Дольшером. Согласна на такие условия?

Я кивнула, не отводя от приятеля настороженного взгляда. Чудное требование, если честно. Столичное отделение департамента, которое возглавляет Дольшер, отвечает за все, что происходит в Нерии. Не только в городе, но во всем одноименном мире. Озерный Край — одна из его провинций. Формально именно ведомство Дольшера должно заниматься расследованием. Право слово, какое отношение может иметь управление, занимающееся укреплением и развитием иномирных связей, к обыкновенному убийству? Да, погибшая являлась женой государственного чиновника высокого ранга, но все же. Или Вашарий подозревает, что убийство было совершено по заказу иноземного наемника? Все равно не сходится.

— Во-первых, с твоей тетей все в порядке. — Приятель встал и любезно поднял опрокинутое моим неловким порывом кресло, предлагая мне занять прежнее место и намекая тем самым, что разговор предстоит долгий. Краем глаза я заметила, как по стенам моей лачуги поползли ветвистые зигзаги заклинания, гарантирующего, что нас никто не сможет подслушать, а Вашарий тем временем продолжил: — Как ты уже поняла, Зальфия Дайчер стала одной из подозреваемых в убийстве леди Харалии. К сожалению, и единственной, если говорить откровенно. Обвинение ей пока не предъявлено, но, полагаю, это лишь вопрос ближайшего будущего. Однако, как я уже говорил тебе раньше, что-то во всем этом меня смущает. Смущает настолько сильно, что я решил прибегнуть к помощи вещевика со стороны. Мои сотрудники сочли бы меня сумасшедшим, обратись я к ним с подобной просьбой. Или, что куда хуже, заподозрили бы меня в желании выгородить Зальфию из-за… — Вашарий не закончил фразу. Лишь зло махнул рукой, предлагая мне самой догадаться об истинной подоплеке его визита ко мне.

— Значит, вот как, — протянула я, собирая сказанное им в единую картину. — Ты вполне мог бы поручить изучение ожерелья сотрудникам своего ведомства. Но побоялся, что они подойдут к вопросу формально, поскольку на мою тетю и так указывает слишком много улик. А если бы ты стал настаивать — то породил бы тем самым массу ненужных слухов.

— Люди обожают сплетничать, — глухо произнес Вашарий, глядя куда-то поверх моей головы. — И так уже начали поговаривать, что я слишком тепло к тебе отношусь. Возможно, этому поспособствовал и Дольшер со своей ревностью. Вряд ли он тебе рассказывал, но пару раз у нас происходили шуточные стычки по этому поводу, которые могли услышать посторонние.

Я недовольно нахмурилась. Отвратительно, если честно! Ненавижу, когда за моей спиной ведутся подобные игры. Наверное, именно поэтому хозяин дома, где я снимаю квартиру, при нашей последней встрече постоянно глупо хихикал и двусмысленно мне подмигивал, стоило Дольшеру только отвернуться. Конечно, ведь Вельвир знает, кто оплатил мое жилище на ближайший год. Весьма неприятная ситуация, ничего не скажешь.

— Я понимаю, что тебе это не нравится, — поспешил продолжить Вашарий, заметив, как я скривилась от переполняющих меня эмоций. — Я и сам не в восторге. Но, надеюсь, скоро все образуется. В столице всегда происходит куча событий. Сплетникам быстро надоест перетирать старые домыслы. Особенно если не давать им новую пищу для размышлений.

— Ничего не скажешь, оригинальный способ ты нашел для этого. — Я зло фыркнула. — Нанял меня на работу! Зуб даю, теперь все твои подчиненные только о нашем предполагаемом романе будут говорить!

— Я полагал, судьба тети тебя взволнует больше, — спокойно ответил приятель, и я моментально сникла, растеряв весь боевой пыл. Да, не о том мне сейчас надо заботиться.

— А ты не боишься, что я буду слишком пристрастна, пытаясь спасти тетю от обвинения? — задала я, наверное, самый волнующий меня вопрос.

В самом деле, как-то странно получается. С одной стороны, я понимаю желание Вашария поручить изучение артефакта именно мне, чтобы избежать лишних пересудов среди коллег своим неожиданным поручением. Но с другой — он должен осознавать, что я сделаю все, лишь бы спасти тетю. Как-никак она меня растила с самого раннего детства, по сути заменив мать и не позволив родне отдать меня в социальный приют.

— Значит, ты думаешь, что она действительно могла совершить убийство? — по-своему отреагировал на мой вопрос Вашарий.

— Нет, конечно же нет! — Я возмущенно выпрямилась. — И я докажу это! Чего бы мне этого ни стоило.

Приятель удовлетворенно усмехнулся, а я вдруг почувствовала смутное беспокойство. Что же получается? Вашарий нанял меня, чтобы я помогла ему в расследовании убийства, в котором подозревают мою тетю. Более того, он намеревается неплохо заплатить мне за это. Кажется, я опять остаюсь ему должна.

Я прикусила язык, сдерживая рвущееся наружу ругательство. Опять взяла в руки отложенный было в сторону на время разговора пинцет. Ну что ж, хотя бы одно в моих силах: показать приятелю, что ему не придется жалеть о своем выборе.

— Так все-таки почему этим делом занялось именно твое ведомство? — поинтересовалась я, легким движением руки активировав дремлющего на стене магического мотылька и подозвав его поближе. Да, на улице еще и не думало смеркаться, но при работе с артефактами мало света не бывает.

— Скажем так, наместник Гарольд Дитион крайне отрицательно отозвался о работе столичного отделения департамента по оказанию магических услуг населению, — уклончиво ответил Вашарий. — Особенно о Дольшере. Наверное, его слова можно объяснить сильнейшим потрясением из-за гибели жены, но он просил короля о том, чтобы расследование поручили именно моему ведомству. И ему пошли навстречу в этом пожелании. Это, кстати, основная причина, почему я не хочу, чтобы ты обсуждала убийство леди Харалии с Дольшером. Он весьма болезненно отнесся к решению его величества Тициона и, по-моему, всерьез обиделся на меня. Хотя, если честно, я с куда большим удовольствием скинул бы расследование со своих плеч. У меня и так в последнее время слишком много проблем.

— Сочувствую, — обронила я.

Прикусила от усердия губу и осторожно прикоснулась пинцетом к загадочному обломку клыка в центре ожерелья. Сразу же отдернула руку, ожидая самого страшного, но ничего не произошло, поэтому я осмелилась на повторение попытки. Вашарий замолчал, с нескрываемым интересом наблюдая за моими действиями. Если его и покоробило то, что я не поверила словам о полной проверке ожерелья и решила перестраховаться, то он ничем не показал своего недовольства.

Удивительно, но я действительно почувствовала остатки какого-то заклинания. Пинцет в моих руках слабо, на самой грани восприятия, завибрировал. Я затаила дыхание и прикрыла глаза, пытаясь представить узор чар, которые не так давно окутывали ожерелье. Тем вещевики и отличаются от остальных магов. Пусть мы не обладаем особой силой, но способны по мельчайшим остаткам воссоздать энергетический контур артефакта.

Вашарий не вмешивался. Он благоразумно не давал мне никаких советов, за что я была ему безмерно благодарна. Маги высшего уровня подчинения, каковым является и он, почему-то считают, что знают обо всем на свете и с легкостью выполнят за вещевика его работу. Поэтому я предпочитала подобные вещи делать в одиночку. Но приятель вел себя так тихо, что я забыла о его присутствии.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям