0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Черная стрела (эл. книга) » Отрывок из книги «Черная стрела (#1)»

Отрывок из книги «Черная стрела (#1)»

Автор: Зимина Анастасия

Исключительными правами на произведение «Черная стрела (#1)» обладает автор — Зимина Анастасия . Copyright © Зимина Анастасия

Глава 1. В которой меня подставили

Я бежала на пределе своих возможностей, кое-как ориентируясь в темноте. Мелкие камни хрустели под ногами, а я постоянно спотыкалась и поскальзывалась. Там, внизу, где располагался лес, сильный ветер гнул кроны вековых деревьев, а меня же, словно желая помочь, подталкивал в спину.

Погони за собой я не видела и, замедлив бег, спрятала волосы в глубокий капюшон. Но расслабляться не следует, наверняка по моему следу уже пустили или пустят ищеек. Сейчас это уже не так важно. Главное — добраться до ближайшего города, а там я могу затеряться среди горожан и, если хватит денег, купить отводящее зелье. Так я смогу продержаться сутки, чтобы меня не нашли, и если повезет, то успею пройти через границу в свое родное королевство.

Еще раз споткнувшись, я упала вперед на мелкую, но острую гальку. Хорошо, что успела выставить руки. Левая перчатка порвалась, и на ладони выступила кровь, маленькой капелькой скатившись на один из камней у моих ног.

— Тьма их побери! — выругалась я, потирая руку. — Нельзя оставлять кровь, а то никакое отводящее зелье от ищеек не спасет.

Камень, мокрый от моей крови, я спрятала в пустой колчан и продолжила бег.

— Стрел нет, зато теперь камень есть, — горько усмехнулась и направилась вниз по склону, где вдали уже виднелись огни города Гтарх — большого города Приграничья. — Слава богам, — прошептала я и начала осторожно спускаться, ведь падение с такой высоты может превратить меня в живописную лужу у подножия скал, которую к утру обнаружат королевские ищейки.

 

***

Ближе к полудню, измученная, обессиленная и злая, я уже приближалась к городу. Оглянувшись на серые острые скалы, с которых спустилась, невольно вздрогнула, вспомнив, почему вообще мне пришлось бежать через них.

Я чуть не убила наследного принца королевства Даргаран. А все так хорошо начиналось. Получила отличный легкий заказ и приличную сумму аванса в придачу. На полученные деньги приобрела добротные перчатки для стрельбы из лука, которые давно хотела купить, ведь по нашей договоренности с заказчиком я должна была убить с расстояния, не приближаясь к жертве. Заказчик попросил расправиться с лордом-самозванцем, а за такие заказы я берусь с радостью, есть у меня одна корыстная цель в них. С удовольствием избавляю мир от зазнавшейся знати и самозванцев, присваивающих себе чужие титулы и земли.

Но в том экипаже был не самозванец, как сказал заказчик, а наследный принц Даргарана. Я узнала его сразу, стоило лишь увидеть его зеленые глаза, которые сверкнули красной окантовкой в темноте.

Если бы я выполнила все по требованию заказчика, как обычно и поступаю, принц был бы уже мертв, с моими способностями лучницы я бы с легкостью всадила ему стрелу прямо в сердце или в глаз. Но я в этот раз мне захотелось нарушить правило, сама не знаю зачем. Хотела убить самозванца не издалека, а глядя прямо в глаза и желая пристыдить за содеянное, чтобы прочувствовать его предсмертный страх и агонию.

Пару стрел я выпустила в двух стражников, что сопровождали экипаж, и еще одну в кучера. Карета медленно остановилась, и из рук мертвеца выпали поводья. Когда экипаж остановился, из него послышался возмущенный мужской голос, а я уже спешила к карете, чтобы прирезать свою жертву. С разбегу заскочила в карету, едва пассажир открыл дверцу, и с наскока втолкнула его обратно. Мой любимый кинжал мигом оказался у горла молодого мужчины, а тот нахально улыбался, прикрыв глаза.

— Наглый самозванец! Как ты посмел присвоить себе титул высокопоставленного лорда?! Смотри мне в глаза, когда я с тобой говорю! — гневно выпалила я, еще сильнее прижав лезвие кинжала к его шее. Одинокая капля рубиновой крови скатилась по гладкой коже на белый воротник рубашки, оставив там алое пятно.

— Так меня еще никто не называл, — самодовольно протянул мой пленник и открыл глаза.

В карете было темно, но изумрудно-зеленые глаза, сверкнувшие алой, как пятно на его рубашке, окантовкой, напугали меня сильнее, чем посланники богини Тьмы. Рука с кинжалом дрогнула, и тот упал на пол экипажа. Принц с легкостью оттолкнул меня. Да, увидев эти глаза, я поняла, что передо мной никакой не самозванец-лорд, а самый настоящий наследный принц Даргарана. Щемящее чувство в груди сковало мое тело, не давая и шелохнуться.

— Судя по твоему взгляду, ты не знала, на кого нападаешь, и явно не ожидала увидеть меня… — задумчиво произнес принц, - но покушение на члена королевской семьи, еще и на единственного наследника, — его наглая ухмылка стала злой и коварной. — Ты знаешь, что тебе грозит за нападение? — прищурил он зеленые глаза.

Когда я вспомнила-таки, что мне грозит, скованность отступила, и я попыталась выпрыгнуть из кареты в противоположную дверь, но принц ловко схватил меня за колчан.

— От меня не сбежишь, — гневно прошептал он, и его глаза вновь сверкнули красным.

Не знаю, как я посмела ударить ногой принца, но выбора у меня не было. Я вырвалась и прыгнула из экипажа в уже открытую мной же дверь. На лету почувствовала, как опустел колчан. Принц снова попытался поймать меня, но схватился лишь за стрелы, и они остались у него в руке.

Я кубарем покатилась по земле, благо она была устелена большими мягкими листьями древнедревов, через лес которых проходила главная дорога, ведущая в столицу королевства Даргаран — в Аномор. Вскочив, побежала в противоположную столице сторону, вспомнив, что в этом лесу начинается тропа в Темнейшие скалы. А через горную гряду Темнейших скал можно будет выйти к Приграничью, а там уже и до моего родного королевства недалеко.

 

Моя родина — королевство Лигрен. Там-то я и получила заказ на убийство принца. Хотя нет, заказ я получала на лорда-самозванца. Вот так меня решили подставить. Меня, темную наемницу, одну из лучших в Лигрене, так по-детски подставили. Ведь не имей я привычки смотреть в глаза своим жертвам, принц был бы уже мертв, и это послужило бы новым поводом для войны между Даргараном и Лигреном. Потому что меня бы нашли. Без проблем узнали бы, что я урожденная лигренка, и все — война.

 

За воспоминаниями о темнейшей ночи в моей жизни я подошла к городским воротам Гтарха. Стражи здесь было неимоверное количество, но судя по их ленивым движениям, они еще не знали о нападении на наследника престола.

Я посильнее натянула капюшон и прошла в город.

Нельзя выдавать, что я лигренка, иначе меня вмиг передадут стражникам за незаконное проникновение в Даргаран. А выдать себя я могла очень легко — просто сняв капюшон. Волосы чернее воронова крыла — наследие темных эльфов, что основали Лигрен в далекие времена. Наверное, мои предки заключали браки с эльфами, а не только с людьми. Ведь в даже в нынешнем Лигрене черный цвет волос — редкость. Но там их хоть прятать не нужно.

Каменные дома Гтарха выглядели приветливо по сравнению с мрачными постройками в городах Лигрена. Я невольно залюбовалась высоким храмом богине Тьме, статуями, что его окружали, и миловидными послушницами храма, которые весело щебетали друг с другом. Я впервые оказалась среди даргаранцев. Они были похожи на обычных лигренцев, но лишь внешне. Эти люди излучали беззаботность, их глаза были наполнены добротой и состраданием, что пугало меня. Все они были не приспособлены к выживанию, не знали горя и жили всегда в достатке. Я же с самого детства, как только мою семью обвинили в предательстве и казнили, привыкла выживать. Грязные улицы Рагана — столицы Лигрена — стали для меня домом, а стражник храма богини Ночи — отцом. Пожалев маленькую черноволосую девочку, которую разве что ленивые не обижали, обучил всему, что знал сам. Тоган — так звали того стражника, что заменил мне отца. Прошлой весной он погиб, защищая тот бесполезный храм от пьяниц.

Изрядно напившись в таверне почтенного Дорона, трое типов бандитского вида поспорили, есть ли в храме Ночи сокровища.

Тоган защищал храм как мог, даже зная, что там нет и грамма ценного. Гордость не позволила старику отступить. Бандиты убили его и бросили тело в храме.

В ту весну меня не было в столице, я выполняла очередной заказ. Знала бы, что эта весна станет последней для моего наставника, не покинула бы его и защитила.

Тех трех бандитов я выследила и отомстила. Месть не восполнила пустоту в сердце от потери того, кто стал мне отцом, но дышать стало легче.

 

Идя по улице Гтарха и скользнув взглядом по одному из стражников, я мысленно сравнила его с Тоганом. Мой наставник был коренастым мужчиной, имел тяжелый взгляд и был крайне малоразговорчив. Стражник же Гтарха был высок и строен, его можно было сравнить с натянутой тетивой. Он медленно прохаживался по дороге, улыбаясь послушницам и щурясь от яркого полуденного солнца.

Я незаметно прошмыгнула мимо этого стражника и скользнула в тень домов, взглядом ища лавку травника или мастерскую алхимика. Через дорогу я увидела дверь с изображением стандартной колбы для зелий. Эту склянку я узнаю всегда и везде: до вчерашнего дня ни один мой заказ не обходился без зелий алхимиков.

Поправив капюшон, я поспешила перейти улицу, чтобы поскорее оказаться в лавке алхимика. Дойдя до двери, я бегло оглянулась назад. Мой взгляд встретился с янтарными глазами того самого стражника, которого я сравнивала с Тоганом. Тот приветливо улыбнулся, а я незамедлительно толкнула дверь, чтобы скорее скрыться в лавке.

Резко пахнуло свежестью и сладким ароматом кислицы. Запахи мне напомнили о том, что я не ела со вчерашнего дня. Стараясь унять чувство пробудившегося голода, я оглядела мастерскую алхимика. Высокие полки и стеллажи занимали всю просторную комнату. В дальнем углу стоял двухъярусный стол с различными стеклянными приспособлениями, а рядом с ним — старый пыльный диван, на котором дремал большой серый кот.

Я прошла вдоль стеллажей, уставленных всевозможными зельями, мазями и припарками. На одной из полок я увидела нужное мне отводящее зелье. Эту темно-зеленую жидкость я узнала сразу. Оглядевшись и не увидев алхимика, я протянула руку к колбе, но едва мои пальцы коснулись хрупкого стекла, раздался мягкий, но вкрадчивый голос:

— Милая леди, сначала заплатите мастеру Меркалу, а потом забирайте зелье.

Я оглянулась в поисках того, кто это сказал. Но в комнате по-прежнему никого не было, и стояла тишина. Разве что кот приоткрыл один глаз.

Ну действительно, не мог же это кот сказать?..

И я вновь потянулась к зелью.

— Леди, — уже более строгий тон, — неужели я непонятно выразился?

Я обернулась и уставилась на кота, который сел и немигающим взглядом смотрел прямо на меня.

— Говорящий кот?! — я не верила своим же словам. — Наверное, у меня заражение раны, той, что на ладони, нужно будет еще и мазь из даримы купить, — поговорила я сама с собой.

— Да, это сказал я, — прозвучал голос с дивана. Кот мягко спрыгнул и подошел ко мне.

Я не хотела смотреть на это странное животное. Говорят, что посланники богини Тьмы могут принимать облик любого животного и говорить, заманивая в Царство теней, и сейчас мне не хотелось идти на встречу с нашей верховной богиней.

Серый кот остановился за моей спиной, а я уже было решила обернуться, но тут чьи-то тяжелые руки легли мне на плечи.

— Что в моей скромной лавке забыла леди с эльфийскими корнями?

Я шарахнулась как от королевской ищейки. Хотела схватиться за кинжал, но его на привычном месте, на бедре, не оказалось. Вспомнив, что он остался в экипаже принца вместе с моими стрелами, я попятилась к дивану.

Передо мной во весь рост стоял светловолосый мужчина. Его глаза насмешливо смотрели на меня, сверкая золотистым оттенком.

— Кто ты и откуда знаешь, что моими предками были эльфы? — встревожено спросила я.

Насмешка в глазах мужчины сменилась интересом, и он, опершись о стеллаж, скрестил руки на груди.

— Я потомственный маг, практикующий алхимию. Меня зовут Меркал, но можешь звать меня просто Мерк. А ты кто такая? Ты же не даргаранка, — утверждение, — лигренка, я так полагаю? — вскинул бровь маг.

Я коротко кивнула и, решив, что прятать волосы теперь нет смысла, скинула капюшон. Черные локоны змеями опустились на мои плечи, и я тряхнула головой, желая привести их в порядок.

— Я Кейя, — почти с угрозой в голосе произнесла я.

 

Глава 2. В которой я пережила встречу с ищейкой

— Принц жив! — взвизгнула королева Аммария, не переставая ходить по тронному залу взад и вперед. — Эта твоя хваленная Черная стрела не справилась!

— Сестра, — тихо произнес Эмир, — но по ее следу уже идут ищейки.

— Вот именно! Если узнают, что напала на принца лигренка, то объявят войну, и моим планам придет конец, — королева устало упала на трон. Придерживаясь за висок, она продолжила: — Эмир, пойми, мне нужен этот брак. Если я не выйду замуж за короля Даргарана, то его принц, придя к власти, первым делом завоюет наше королевство.

Эмир Дайрон стоял, переминаясь с пятки на пятку. Каблуки его сапог скрипели о мрамор, которым были выложены полы во дворце.

— Амма, прекрати истерику, — строго произнес лорд Дайрон. — Да, девчонка оплошала, что, кстати, удивительно. Но не забывай, у меня есть Кейн, и он с радостью возьмется за дело, чтобы доказать, что он лучше Черной стрелы.

— Не спускай его с поводка! — повысила голос Аммария. — Если мальчишка узнает о своем происхождении — тебе несдобровать! — королева устало выдохнула и прикрыла веки. — Принца Миэля нужно убить, пока он не женился. И надо избавиться от твоей Черной стрелы. Я уверена, она уже в курсе, что ее подставили.

— Ищейки… — начал было брат королевы, но та его перебила.

— Ищейки не проблема для женщины, что пытается выжить! У нее на кону жизнь, у ищеек же — лишь работа. Все, брат, аудиенция окончена. Действуй и не допускай больше промахов, — королева лениво махнула рукой, в знак того, что разговор окочен и, встав с трона, направилась в свои покои.

Лорд Дайрон еще некоторое время постоял, глядя вслед удаляющейся сестре, и как только стражники закрыли за ней двери королевских покоев, вышел из приемного зала дворца.

 

— Чертова девка, — возмущался себе под нос Эмир, медленно идя по коридору королевского дворца, — как она посмела нарушить условия договора?! Я же ей четко дал понять, что нужно убить цель с расстояния, выстрелом из лука, но нет же! Ей понадобилось лезть в экипаж! Чтоб Свет озарял ей жизнь! — выругался лорд Дайрон. — Нужно было с самого начала послать на задание Кейна, — с этими словами  он вышел из дворца и направился в домик для прислуги.

Большое и длинное одноэтажное здание находилось за левым крылом королевского дворца. Деревянная постройка была добротной, но в некоторых местах уже имелись щели от рассохшегося дерева. Безликие окна, рамы которых уже лет сто как покосились, выглядывали своей пустотой на широкую дорожку, протоптанную прислугой: многочисленными служанками, помощниками, садовниками, поварами, портными и многими другими несчастными, которым пришлось работать во дворце. Лорд быстро прошелся по дорожке и вошел в домик. Через несколько поворотов по коридору, он остановился у черной двери, а затем с размаху толкнул ее ногой, от чего несчастная дверь с грохотов врезалась в деревянную стену комнаты.

— Кейн! — крикнул Эмир, входя в комнатку.

— Лорд Дайрон, — с хлипкой маленькой постели вскочил юноша и поклонился брату королевы.

— Одно очень важное для меня задание — провалено. Провалено Черной стрелой, — выговаривая прозвище юной наемницы, лорд сощурился, внимательно глядя на Кейна.

— Вы хотите, чтобы я взялся за это очень важное для вас задание? — с интересом глядя на Эмира, спросил юноша.

— Да, — сложил за спиной руки Дайрон. — Понимаешь, это задание королевской важности, — повернулся к заляпанному окну он, — и если ты его провалишь — это будет означать твою смерть.

Парень сглотнул, чувствуя все серьезность момента, но желание превзойти легендарную Черную стрелу толкнуло его к неизбежному.

— Я с радостью возьмусь за это дело, — с азартом выпалил он.

— Я всегда знал, что на тебя можно положиться, Кейн, — ухмыльнулся лорд.

«Что ж сразу меня не послал на столь важное дело?!» — мысленно съязвил юноша. А вслух сказал: — Лорд Дайрон, посвятите меня в подробности данного задания, и я с радостью примусь за него.

— Твое рвение похвально, мальчик мой, но потерпи немного. После такого грандиозного провала, нужно выждать время, прежде чем приступать к моему новому плану, — резко повернувшись, произнес Эмир. — Когда настанет нужный момент, я призову тебя, — сказал он, глядя Кейну в голубые, почти синие глаза, и вышел, громко хлопнув дверью.

— Зато мне теперь ясно, почему столь добротный домик прислуги, уже начал коситься — все эти заносчивые лорды, любящие все крушить, — с иронией произнес парень и завалился обратно на кровать. — Интересно, что же это за задание такое, что с ним не справилась сама Черная стрела? Нужно будет в таверне выведать у Товра, я слышал она ему доверяет, наверняка он будет в курсе.

 

***

— Кейя… — словно пробуя на вкус, протянул мое имя маг. — Красиво звучит. Так что, Кейя, ты забыла в моей скромной мастерской? — поднял он бровь.

— Мне нужно отводящее зелье, — опустив глаза, ответила я.

— Ты что-то натворила? — сощурился Меркал.

— Можно и так сказать. Хотя на самом деле меня подставили.

— О, как интересно! — почти восхитился алхимик. — Расскажи мне все.

Желания рассказывать, как я попала в столь щекотливое положение, не было, и я молчала, глядя на достаточного молодого мага.

— Не хочешь? Ну что ж, это твое дело, но я… — облизнул губы Меркал, — могу позвать, как бы в невзначай, стражу, ведь я же не хочу стать причастным к делу о нарушении границ королевства жительницей Лигрена. Но, — он с неприкрытым интересом уставился на меня, — могу дать тебе отводящее зелье, которое ты так желаешь получить, если ты все мне расскажешь.

— Шантажист, — нахмурилась я. — Расскажу, но обещай, что не сдашь меня страже, даже если тебя будут пытать, — потребовала я.

Заинтересованность во взгляде алхимика выросла, от чего его золотистые глаза буквально засверкали.

— Согласен!

— Поклянись!

— Клянусь вечной Тьмой, если нарушу клятву, то пусть Свет меня забирает, — произнес стандартные слова клятвы на одном дыхании Меркал.

С недоверием посмотрела на него, но делать нечего, клятву он нарушить не сможет, а рассказать я пообещала. Откинув длинные волосы назад, опустилась на диван, что уже упирался под колени, закинула ногу на ногу и начала рассказ.

Алхимик уселся на свободный стул у двухъярусного стола, подвинул какие-то склянки, чтобы они меня не загораживали и заинтересовано слушал.

За весь мой рассказ, от получения заказа от странного человека, до моего появления в его лавке, маг не произнес ни слова. Но стоило мне замолчать, как он приблизился ко мне и уселся рядом на диван.

— Я знаю кто ты, — озорным тоном проговорил Мерк.

Удивленно уставившись на алхимика, я спросила:

— И как ты узнал, я же не сказала о себе ни слова, только о деле?

— Просто. Только тебе могли поручить такое дело, моя дорогая Черная стрела, — лукаво ответил маг.

Я стиснула зубы. Как молодой маг, из Тьмой забытого города Приграничья, смог узнать, что я Черная стрела?.. Кто он такой?

— Меркал, откуда ты знаешь обо мне? Неужели я уже такая известная личность, что даже рядовой алхимик Даргарана в курсе о наемнице Лигрена?

— Ну… — протянул потомственный маг, — у меня есть друзья в Лигрене. И я наслышан о легендарной наемнице, от стрел которой пали уже многие самозванцы и просто мерзкие лорды.

— И кто же этот твой друг? — сощурилась я.

— Вряд ли ты его знаешь, но он просто грезит превзойти тебя, — усмехнулся Мерк.

Я скрестила руки на груди. Такой ответ меня не устраивал, но Меркал не обязан мне рассказывать о своем друге, такой клятвы он не давал.

— Ты обещал мне отводящее зелье.

— Оно уже твое, — маг щелкнул пальцами, и на моих коленях появилась склянка с зельем. Я удивленно вскинула брови.

В Лигрене маги редкость, и об их способностях ходят лишь легенды, в которые только дети и верят. А тут на моих глазах творится настоящее волшебство, магия… Удивительно.

Светловолосый алхимик облизнул губы и задал вопрос, который явно мучил его с моего появления в мастерской:

— Кейя…

Я настороженно повернула голову к магу.

— Ты не могла бы, дать мне прядь своих чудных черных волос? Всего одну прядку? — состроив невинное лицо, спросил Мерк.

— Еще чего! — возразила я.

— Но я дам тебе за нее любую заживляющую мазь, — с намеком произнес Меркал, показав глазами на мою рану на ладони.

И как он обо всем догадался. Столько знает, столько видит… Я уже хотела послать его к Тьме в Царство теней и там искать себе волосы, но в дверь лавки постучали.

Я мигом накинула капюшон, а Мерк щелкнул пальцами, бросил лукавый взгляд на меня и, приложив палец к губам, призвал молчать, затем превратился в серого кота, которого я видела раньше.

После очередного стука, в мастерскую вошел стражник, тот самый, что улыбнулся мне. Он огляделся и, прикрыв за собой дверь, прошел дальше.

— Здесь есть кто-нибудь? — подал голос страж порядка.

Серый кот, не мигая, прямо смотрел на вошедшего мужчину. Казалось, что Меркал забавляется. Я же боясь выдать себя, сильнее вжалась в диван.

Русоволосый стражник, поглядывая на стеллажи, приблизился к дивану и остановился. Он не видел меня! Я зажала себе рот рукой, надеясь, что он так и не заметит мое присутствие. Но стражник посмотрел на кота, склонил голову на бок, и мне показалось, что его янтарные глаза полыхнули огнем. На лице молодого мужчины расцвела ухмылка.

— Маг, да еще такой сильный, — протянул стражник. — Что же ты не явишься в своем настоящем облике?

Кот прикрыл свои золотистые глаза и через миг, на диване уже сидел старец с длиннющей белой бородой, что доставала ему до колен. Я еле удержалась, чтоб не захихикать, закрыв нос рукой.

— Юный господин желает купить зелье? — дребезжащим старческим голосом спросил Меркал. — Приворотное, отворотное или придающее мужских сил? — кашлянув, продолжил алхимик. — У меня есть великолепная настойка! Станете как настоящий жеребец, — подмигнул старец.

Я уже сидела вся красная от желания засмеяться в полный голос, но тут меня как водой окатило. А если стражник захочет присесть рядом с магом, а тут невидимая я?! То, что я невидимая, я решила сразу, как стражник скользнул по дивану взглядом, где сидела, и не увидел меня. Однако Мерк не просто так показал мне молчать, значит, я легко могу выдать свое присутствие, стоит лишь издать звук. Но если на меня усядется этот высокий детина-стражник, я точно не смогу промолчать.

— Старик, — услышала я мягкий голос стражника, — а многим ли ты меня старше? — поинтересовался он. — Ты же понимаешь, что я вижу… — с нажимом проговорил мужчина.

Алхимик улыбнулся и невозмутимо ответил:

— Господин, молодым алхимикам сложно нынче, не верит люд нам, вот и приходится притворяться старым мудрецом. Торговать-то надо. Я ж не воздухом питаюсь, — развел руками Меркал.

— Но при мне можешь принять настоящий облик.

Алхимик  хмыкнул и щелкнул пальцами. Теперь на диване перед стражником сидела я. Да, этот безумец Меркал превратился в меня и не спрятал мои черный волосы! Я убью его!

— Прекрасно… — протянул мужчина. — Значит, ты видел эту прелестную леди?

— Кто ты такой? — резко нахмурившись, спросил маг моим голосом. — Как ты сейчас мог различить мою личину?

— Мой юный маг-алхимик, — медленно, словно играя словами, произнес стражник. — Видишь ли, — он стряхнул невидимую пылинку с плеча Меркала, наклонившись к нему и почти коснувшись губ, точной копии моих, — я королевская ищейка.

Наверное, я посерела, хорошо, что не поседела. Прямо передо мной стоит ищейка, и то, что он меня не нашел, просто чудо какое-то.

Маг лениво щелкнул пальцами и стал таким, каким был передо мной: светловолосым юношей с золотистыми глазами.

— Вот сразу бы так, — одобрил стражник. — Вернемся к делу. Где эта леди, в которую ты только что превращался?

— Не знаю, — пожал плечами алхимик, — умыкнула отводящее зелье и сбежала.

— Сбежала от тебя? — недоверчиво спросил стражник. — Прямо даже не верится, — склонил голову набок он.

— Мне было лень отвлекаться на нее, тем более у зелья завтра срок заканчивается. Так что я почти ничего не теряю.

— Да? А то, что у нее черные волосы, как у чистокровных темных эльфов ты не заметил? — начиная злиться, произнес ищейка.

— Да хоть зеленые, как у болотных ведьм! Пришла девка, украла почти испорченное зелье, и я не стал ее останавливать, оно мне надо, связываться с этими перебежцами из соседних королевств?! Они там такие дикие, словно ежеминутно готовы драться за жизнь.

Стражник подозрительно оглядел Меркала и отошел от него к двухъярусному столу и пробежался по нему пальцами, постукивая.

— Маг, маг, маг, знаешь, что бывает с теми, кто врет мне? — как бы невзначай поинтересовался ищейка.

Мерк сглотнул. Видимо, он и сам опасается этого ищейку.

— Знаю.

— Ты же понимаешь, если ты помог скрыть эту леди, то понесешь наказание?

— Понимаю. И повторю: ее здесь нет, — нахмурившись, произнес алхимик.

Я уже давно забыла, как дышать, и никак не могла понять, зачем Меркал так рискует, прикрывая меня.

— Я поверю тебе, маг. Но если узнаю, что ты помогал ей, лично казню, — тихо проговорил стражник и, развернувшись на пятках, удалился, насвистывая какую-то веселую мелодию.

 

Глава 3. В которой у меня появляется неожиданный союзник

— Мерк, давай на чистоту, почему ты спрятал меня от ищейки? — строго спросила я. — И почему ищейка так и не заметил меня?

Маг щелкнул пальцами, сделав меня вновь видимой.

— А ты бы хотела, чтоб заметил? — нагло улыбнувшись, спросил он. — Знаменитая Черная стрела, любишь славу?

— Нет, и прозвище не сама себе придумала. Так прозвал меня тот, кто смог уцелеть, к моему большому сожалению, — поерзав, призналась я.

— Допустим. А теперь подумай, как ласково меня погладили бы по голове, узнав, что я тебя укрываю? — сощурился Меркал. — У нас в Даргаране за сокрытие такого преступника, как ты, я б уже утром болтался в петле или бы тлел на костре! — рявкнул алхимик, при этом его черты лица словно заострились, будто подтверждая гневные слова.

Я нервно облизнула сухие губы. Хоть и не ради меня, но этот маг спас мою шкуру от близкого знакомства с королевской ищейкой, которое я вряд ли бы пережила.

— Спасибо, — произнесла я, прямо посмотрев в глаза Меркалу.

Алхимик удивленно приподнял одну бровь, и злость исчезла с его лица.

— А ты не такая, — склонив голову набок, проговорил Мерк.

— Не такая? — переспросила я, не понимая, что он имеет в виду.

— Не такая, как в слухах, что можно услышать в каждой таверне. Я, конечно, подозревал, что половина сказанного про тебя вымысел, но на деле же оказалось, что в слухах вообще нет правды.

— И что же про меня болтают зеваки? — я с интересом уставилась на мага, и тот, хмыкнув, ответил:

— Ну самый распространенный слух говорит о том, как могучая Черная стрела голыми руками оторвала голову лорду, что отнял земли у десяти зажиточных крестьян.

Если бы я не умела держать себя в руках, у меня отвисла бы челюсть. Слух был жутким. Но часть про десять семей была правдой. Только вот я не отрывала голову тому лорду, я убила его, воткнув меч в сердце. Я достаточно гуманный наемник.

Заметив мой крайне удивленный и немного шокированный взгляд, Мерк произнес:

— Уверен, этот слух придумали спасенные тобой крестьяне, ну те, которым ты землю вернула. После слов «оторвала голыми руками», вряд ли еще хоть один лорд решит присвоить себе чужие наделы в тех краях.

— Думаю, ты прав, — кивнула я.

— Еще слухов? — уже весело улыбнулся алхимик, сверкнув золотистыми глазами.

— Не стоит. Меня такие слухи шокируют, — отказалась я и, желая сменить тему, серьезно сказала: — Меркал, мне нужно бежать, бежать в Лигрен и залечь на дно.

Маг поерзал на пыльном диване, стараясь поудобнее устроиться и, закинув ногу на ногу, выразительно посмотрел на меня.

— Нам вместе нужно бежать, — наконец высказался он.

— Что? — мои брови взметнулись вверх.

— Того, — вмиг посерьезнел Мерк. — После сегодняшнего визита, ищейка от меня не отстанет. Так что не тебе, а нам нужно бежать. У меня в Лигрене есть друг, я тебе уже говорил, думаю, он сможет нам помочь.

Я медленно перевела взгляд с алхимика на выход, пробежалась глазами по стеллажам, уставленным всевозможными склянками, и уставилась на полку с приворотным зельем.

Меркал проследил за моим взглядом и с сомнением выгнул бровь.

— Что же такого необычного пришло в твою темную голову, что ты так и сверлишь взглядом приворотное зелье?

— Как заставить ищейку выпить его? — проигнорировав вопрос мага, спросила я и вновь посмотрела на него.

— Это глупо, — хмыкнул алхимик. — Даже если каким-то чудом удастся напоить его этим зельем, то приворотное действие продлится не больше суток, при условии, что настойка не будет разбавлена — у ищеек слабая восприимчивость к такого рода зельям.

Я сощурилась, на ходу придумывая план. Мерк с интересом наблюдал за мной, закинув руки за голову.

Мой план был таков: я выбегаю из мастерской алхимика, привлекаю внимание ищейки и заманиваю его в лавку. Потом делаю вид, что согласна идти с ним по своей воле, но с условием, что он выпьет отводящее зелье, вместо которого я подсовываю ему приворотное. Свое условие объясняю ему тем, что за мной охотится шайка головорезов, и от них мне необходимо скрыться полностью, вместе с ищейкой. А потом, когда королевский прихвостень выпьет зелье, он поможет нам скрыться и незаметно покинуть Даргаран.

Но Меркал сказал, что мой план полная чушь и что ищейка схватит меня сразу же, как только я высуну нос за порог. А что я могла еще придумать? Раньше ведь никогда не сталкивалась с ищейками и с их методами и силой.

— Значит так, — начал маг, меряя шагами комнату, — я тебя связываю и зову этого королевского прихвостня…

— Что-то не внушает доверия твой план, — ехидно заметила я, перебив Мерка.

Тот посмотрел на меня с укором своими золотыми глазами, и я замолчала.

— Твой план вообще самоубийство, так что помалкивай и слушай.

— Ладно, — кивнула я, и алхимик продолжил излагать свой план.

— Ищейке скажу, что смог поймать тебя и желаю сдать. Скажу, что раньше не мог так поступить, потому что ты мне угрожала, выпив зелье ядовитого плюща.

— Что за зелье? — встряла я, желая знать все детали.

— Это зелье делает кожу того, кто выпил его ядовитой. И одно твое прикосновение становится смертельным. Даже для ищейки. Дальше, по плану, я заведу его в мастерскую, где он увидит связанную тебя. Но чтобы он не умер от прикосновения, я предложу ему приворотное зелье, под видом зелья подавляющего яды. Он выпьет и станет твоим верным соратником на сутки, — закончил Меркал.

Не знаю, почему этот алхимик внушал мне доверие, но я без проблем отбросила все сомнения и одобрила его план.

Алхимик резко рванул у меня черный волос и, молниеносно запихнув в склянку с приворотным зельем, кивнул мне на старый стул. Не знаю, когда зелье успело оказаться у него в руках, но скорость, с которой он проделывал некоторые движения, меня пугала. 

— Садись давай, вязать тебя будем, — произнес Мерк, придвинув стул. — Твой волос в зелье я добавил, чтобы он влюбился в тебя, а не в того на кого первого взглянет. 

Я медленно опустилась на старинный стул, который скрипел от каждого моего вдоха и выдоха, а маг начал крепко связывать меня. 

— Когда ищейка выпьет приворотное зелье, попроси его развязать тебя. Если развяжет — план удался, а нет — то молись, — сказал алхимик, завязывая последний узел. — Ну что, готова?

Немного побледнев, я кивнула. Сложно подготовиться к возможной смерти. Про ищеек ходили страшные слухи. И что они девушек в жертву Свету приносят, желая возродить этого бога, и что иногда не убивают сразу, мучают до последней капли крови… И ни одного слова в рассказах о королевских прихвостнях не было про то, что они могут выглядеть как простые люди. Обычно им приписывали огромный рост, когти и зубы, делая из них нечто вроде тролля-вампира, что безумно устрашало. Хотя, откуда взяться правде, если живыми от ищеек еще никто не уходил.

Мерк заметил мою бледность и почти весело произнес:

— Не бойся, я делаю отличные зелья, мигом влюбится. Еще никто не жаловался!

— Может, некому жаловаться стало? Вдруг никто из твоих покупателей не выжил? — съехидничала я, пытаясь не дрожать.

— А может и так, — безразлично пожал плечами маг. — Нам же будет лучше, если ищейка прямо здесь замертво свалится.

Меркал был прав, если прихвостень короля умрет — это будет нашим спасением, потому что победить в открытом бою ищеек практически невозможно. Но безразличный тон, с которым алхимик говорил о возможной смерти от его зелий, меня поразил. Светлые люди Даргарана слишком добрые и сочувствующие, чтобы так легко говорить о смерти невинных. Значит, Меркал не даргаранец?.. У него есть друг в Лигрене, может тогда маг лигренец, как и я?

— Мерк, — позвала я, прежде чем он открыл дверь.

— Что еще, Кейя?

— Ты лигренец? — не удержалась я от вопроса. Может, именно поэтому я так слепо доверяю ему?

Алхимик разозлился, взгляд его золотых глаз на миг потемнел, а меня словно окатило холодной волной.

— Времени лучше не нашла, чтобы спросить меня об этом?! Прямо сейчас начать рассказывать историю моей родословной? — рявкнул маг.

Я удивленно смотрела в глаза Мерку, не понимая причину его злости.

— Прости, — уже сдержано произнес он. — Начинаем. Изображай пойманную ядовитую Черную стрелу.

Меркал открыл дверь, впустив в темное помещение мастерской яркий солнечный свет, под лучами которого стало видно кружащие и поблескивающие пылинки.

— Господин стражник! — услышала я голос алхимика. — Она здесь! 

Возле двери неожиданно появилась вторая тень, вероятно, она принадлежала ищейке, скрывающимся под видом стражника Гтарха.

— Только не прикасайтесь к ней, она выпила зелье ядовитого плюща. Но у меня есть отличное подавляющее яды зелье! Пейте и забирайте эту леди, мне неприятности ни к чему.

Дверь протяжно скрипнула и закрылась. Легкой поступью и улыбаясь, ко мне подошел тот самый стражник. Казалось, что его светлые волосы и янтарные глаза впитали солнечный свет и оттого светились.

— Леди, леди, леди… — медленно, словно смакуя, произнес ищейка. — Где же вы раздобыли столь интересное смертоносное зелье? — он присел на корточки напротив меня, но так, чтобы даже случайно не коснуться.

Хоть ищеек и сложно убить, но все же они не бессмертные и к ядам восприимчивы. 

Я взглянула на Меркала, надеясь, что он как можно скорее даст королевскому прихвостню приворотное зелье.

— Милая, на меня смотри, — мягко, почти ласково произнес ищейка. — Не знаю, что ты с магом не поделила, но он так некрасиво тебя сдал… — он сверкнул глазами, а я совсем побледнела. Что-то было нехорошее в его тоне. Ищейка поднял руку и поднес ее к моей щеке. Но вспомнив о словах Мерка, про зелье плюща, замер. — Знаешь, я могу убить этого мага, за то, что твои крохотные ручки, так сильно стянуты веревками. Хочешь? — он наклонил голову набок. А я уже забыла, как дышать. Что хочет этот стражник, почему он так смотрит на меня? Зачем ему убивать Меркала?

— Не убивай алхимика, он победил меня в честной схватке. Я сдаюсь, — произнесла я, надеясь, что это звучало гордо.

— Как тебя зовут? — неожиданно спросил он. — И почему ты сдаешься? Преступница?

Что? Он не знает, кто я и что совершила? Мир завертелся перед моими глазами, казалось, что я вот-вот упаду в пустоту, в объятия Тьмы. Но сознание все же не покинуло меня, и я нашла в себе силы задать вопрос:

— А зачем вы тогда меня искали? Угрожали магу? 

— Потому что мне так захотелось, — лениво ответил прихвостень короля. — Ну что, эльфийка моя темная, не хочешь, чтобы я убил предавшего тебя мага?

— Нет! 

— Тогда скажи свое имя, и я, так и быть, пощажу его, — решил перехитрить меня стражник.

Я с надежной взглянула на бледного Меркала и начала мысленно молиться. Все шло не по плану.

— Меня зовут…

— Только не вздумай врать мне, я чувствую ложь, — предупредил меня ищейка.

Я нервно сглотнула, ведь только что хотела соврать и представиться Тамирой, но этот королевский стражник, похоже, видел меня насквозь.

— Кейя, — выдохнула я и опустила голову. Так не хотелось смотреть в эти проклятые янтарные глаза.

— Замечательно. А я Рэн, — просто проговорил ищейка, словно это было дружеское знакомство, и я не сидела связанная перед ним.

— Гхм, господин Рэн, — попытался привлечь его внимание Мерк, — если вы не выпьете зелье, а девчонка сможет вас коснуться, то я уже не смогу помочь.

— Пей первым, — приказал ищейка, резко поднявшись. Он был выше мага почти на локоть и грозно сверху вниз посмотрел на него.

— Я уже выпил, могу продемонстрировать и прикоснуться к ней, — стараясь не трястись, выговорил алхимик.

— Только коснись ее! — злобно прошипел Рэн. — Ладно. Давай сюда свое зелье.

Я облегченно выдохнула, что не укрылось от ищейки. Уголки его губ дрогнули, словно он улыбнулся каким-то своим мыслям и, выхватив из рук Мерка склянку, залпом выпил все зелье.

В темном помещение мастерской, глаза Рэна полыхнули пламенем и вновь стали янтарными. Кажется, зелье подействовало. Надо проверить. 

Маг стоял, боясь пошевелиться, и почти с мольбой смотрел на меня.

— Развяжи меня, — почти приказным тоном произнесла я, взглянув на ищейку.

— Как пожелаешь, — улыбнулся он и просто рванул веревку.

Я с ужасом уставилась на ищейку. Сколько же должно быть силы, чтобы порвать такую толстую веревку? Обычному человеку такое не под силу. Я попыталась взять себя в руки. Ведь судя по всему зелье сработало, а Мерк заметно расслабился.

— Я уж думал нам крышка… — уже весело проговорил он.

— Так и было бы, если б я потеряла сознание, — ответила я магу, а затем посмотрела на королевского стражника. — Оставь нас. Жди на улице и никого не впускай, — сказала я ему, проверяя, насколько хорошо могу управлять им.

— Ради тебя, все что угодно, — Рэн коротко мне поклонился и, тихонько скрипнув дверью, вышел.

— Не думала, что так подействует, — произнесла я.

— Я же говорил, у меня отличные зелья, — хлопнул меня по плечу Меркал.

— Мерк, тебе не показалось странным, что он меня искал? Хотя не знал, кто я и то, что пыталась убить принца.

— Меня тоже это немного смутило, но думаю, он просто хотел поразвлечься с тобой. Хоть он и ищейка, он все же мужик. Видела, как он на тебя смотрел? Как волк на овечку.

Слова мага заставили меня вздрогнуть, но теперь уже бояться было нечего. Ищейка, хоть и на время, но стал моим союзником.

 

Глава 4. В которой я принимаю сложное решение

На закате мы втроем выдвинулись из города. Как и ожидалось, Рэн помог нам обойти стражу, ведь было достаточно одного его взгляда, и стражники покорно склоняли головы, пропуская нас. За воротами Гтарха Меркал приказал нам остановиться и, под пристальным взглядом янтарных глаз ищейки, положил руку мне на лоб.

— Что ты делаешь? — спросила я, искренне переживая за мага, учитывая убийственный взгляд Рэна.

— Замолкни, — быстро бросил мне алхимик и, прикрыв глаза, сам замолчал, так и не убрав руку.

Я терпела, надеясь, что такому странному поведению, найдется разумное оправдание, и я не ошиблась.

Ищейка приблизился ко мне и наклонился, чтобы прошептать в ухо:

— Он прячет тебя от других ищеек.

— Что? 

— Меня не направляли тебя искать, но я нашел, — ухмыльнулся Рэн, — а маг сейчас сработает лучше, чем любое его отводящее зелье. Другие же ищейки нам ни к чему? — весело подмигнул он.

Абсолютно не понимая странностей поведения королевского прихвостня, я доверилась Мерку и тоже закрыла глаза. Легкое чувство тепла разлилось от моего лба до самого сердца, словно проникнув внутрь и оставшись там. Алхимик убрал руку и открыл глаза.

— Теперь можем продолжать путь, — сказал он, поправив ремень на кожаных штанах. — Кто придумал такую неудобную одежду? — возмутился Мерк.

— Ты считаешь, что твоя ряса была бы удобнее и практичнее в пути? — с ехидством заметил Рэн.

С самого начала нашего похода эти двое вели себя как кошка с собакой, только ища, как бы подколоть и съехидничать друг над другом. 

Я оглядела Меркала: черные кожаные штаны со шнуровкой по бокам, темно-серая рубашка и удобные сапоги, прикрывающие икры — вполне приличная одежда. За такую в Лигрене и убить могли. Хотя Рэна бы начали караулить еще с границы, желая поживиться его жилетом, высокими отличными сапогами и мечом из фарийской стали. Такой меч редкость. Я слышала, что меч из такой стали был у нашего короля Айвана. Жаль, что его убили, а обвинили мою семью. Королева Аммария не имела славы прекрасной правительницы, и народ не выказывал ей уважения, которое она желала. Злая, коварная королева искала славы и власти, но нашла лишь титул. 

Ищейка одернул свой жилет и накинул капюшон. Я же поправила выбившуюся прядь черных волос, загнав подальше в свой капюшон, и побежала. Нужно торопиться.

Рэн быстро нагнал меня и не отставал. Меркал же бежал сначала позади, но хитро сощурившись, достал из поясной сумки какое-то зелье и, выпив его, начал бежать со мной наравне.

Мы быстро приближались к границе Лигрена. Думаю, что к следующему закату сможем пересечь границу. Счастье, что я добралась до Гтарха и нашла союзников, одной было бы сложнее в моей ситуации. Ищеек уже наверняка пустили по моему следу. Не знаю, насколько хватит сил у Меркала, чтобы скрывать меня от них, но в Лигрене им меня не достать. Остается еще вопрос, что делать с Рэном, когда кончится действие зелья, но, думаю, лучше решать проблемы по мере их поступления.

Мерк неожиданно споткнулся и, чтобы сохранить равновесие схватил меня за руку. Он начал падать, потянув меня за собой. 

— Маг, ты словно напрашиваешься, — вздохнул ищейка и, схватив меня за вторую руку, а Меркала за плечо, не дал нам упасть. Сила этого типа меня поражала. С какой легкостью он делал вещи непосильные обычным людям, таким как я. 

— Спасибо, — поблагодарила я Рэна. Что ж, пока он на моей стороне, можно быть и вежливой.

 — Рад стараться, — улыбнулся одним уголком губ ищейка и бросил взгляд полный неприязни на мага. — Еще раз тронешь ее — убью, — холодно и спокойно предупредил он.

— Знаешь, королевский пес, меня бесит, что ты ведешь себя так, словно мы с Кейей люди второго сорта, и ты превосходишь нас во всем! — зло бросил алхимик.

— Так и есть, — дернул плечом Рэн. — Вы просто люди, не эльфы даже.

— Светлые эльфы вне закона, — вставила я, желая отвлечь этих двоих, пока они не подрались.

— Темные тоже, леди, — с иронией ответил мне ищейка.

Об этом я и так прекрасно знала. Мой цвет волос доставил мне уйму проблем даже в Лигрене.

Солнце уже давно скрылось за горизонтом, уступая место ярким звездам и ночи. Незаметный ветер бродил по лесу, шелестя многочисленными листочками деревьев и травинками с капельками росы. Вдалеке, где-то в кронах крепкостволов, заухала сова, словно предупреждая свою будущую добычу.

Еще одна лига, и силы начали покидать меня. Нужен был отдых. Какая бы я выносливая не была, мне не сравниться с ищейкой или магом, что выпил зелье выносливости.

— Нужен привал, — произнесла я, уже запыхавшись.

— Как скажешь, леди, — невозмутимо ответил Рэн, остановившись рядом со мной.

Меркал обошел нас и осмотрелся. Густые кроны деревьев могли бы прикрыть нас от возможного дождя, а несколько ветвей с мягкими листьями — стать удобным матрасом для ночлега. 

— Ладно, место неплохое, но…

— Что «но»? — лениво поинтересовался у алхимика Рэн.

— Я не собираюсь с тобой это обсуждать. Кейя, на пару слов, — позвал меня Мерк.

— Рэн, нам с Меркалом нужно поговорить. Без тебя, — последнее я произнесла с нажимом, желая оставить ищейку в стороне.

Мы с магом отошли на почти на сотню шагов и остановились. В темноте ночи ищейку уже не было видно, лишь звуки ломающихся ветвей выдавали его присутствие неподалеку от нас.

— Я знаю, о чем ты хотел поговорить, — произнесла я и взглянула на алхимика.

— Ты же понимаешь, что завтра после полудня действие приворотного зелья развеется? — наклонил голову Мерк.

— Что будем с ним делать? Убить? Ведь пока действие зелья длится, он послушен как пес, — проговорила я и отвернулась, всматриваясь в темноту, где шуршал Рэн.

— Если убивать, то сейчас. К утру инстинкт самосохранения пересилит любовь, — сказал маг и тоже посмотрел в сторону, где мы оставили ищейку. — Знаешь, если бы он не был королевским прихвостнем, мы могли бы подружиться, — неожиданно произнес он.

— С ним? Вы же с самой встречи как кошка с собакой, — недоверчиво высказалась я и посмотрела на алхимика.

— Ну и что, настоящие друзья должны уметь подшутить друг над другом, — пожал плечами Мерк и замолчал.

Я не стала ничего больше говорить, лишь нервно покусывала губы. Избавиться от ищейки —для меня дело чести, но убивать Рэна я не хотела. Знакомство с ним стало ошибкой. Что-то внутри подсказывало, что он не стал бы охотиться на меня… но он королевская ищейка, а они верны королю не по своей воле, а потому что принесли клятву верности на крови. Даже если Рэн и не захочет меня пленить и отвести в Аномор для казни, то один приказ заставит его делать все, что пожелает король Теоган. 

— Я убью ищейку. Не стоит ждать утра, рисковать ни к чему, — хрипло сказала я и направилась к месту нашей стоянки.

Меркал ничего не ответил мне и остался стоять, провожая меня взглядом полным сочувствия. С чего бы это?..

Рэн лежал, запрокинув руки за голову, и смотрел на одинокие звезды. Он уже успел сделать три настила для ночлега. Плотные листья на ветвях крепкостволов служили прекрасной лежанкой, которой можно было обеспечить себя в лесу Приграничья. Ночь была беспросветной, и даже яркие звезды не могли осветить ее. Я уже привыкла к темноте, и мои глаза различили ищейку. Похоже, он спал. Была бы на небе Луна, она бы осветила безотрывный взгляд Рэна, что следил за каждым моим движением, но во тьме ночной я не заметила пристального взгляда янтарных глаз.

Луны не было на небе уже многие годы, что делало ночь еще темнее. Мне не хватало света этой богини, рожденной Тьмой. Тоган рассказывал, что давным-давно бог Свет похитил свою дочь — Луну, чтобы она светила днем, а не ночью. Верховная богиня Тьма разгневалась и прокляла Свет. Но тот в порыве злости и отчаянья убил Луну, оставив и ночь, и день без ее яркого сияния. С тех пор ночи стали темнее, а богиня Ночь укрепила свою власть и культ, особенно в Лигрене.

Раньше, в далеком прошлом Свет и Тьма были возлюбленными. У них родились дети — младшие боги: Огонь, Ночь, Луна. 

Прекрасные юные богини Луна и Ночь хорошо ладили и дополняли друг друга, а старший сын Огонь был неразлучен с матерью. Но богам стало скучно и одиноко и, желая заселить большой мир Фарвир, создали три расы. Свет создал светлых эльфов; Тьма — темных эльфов; а младшие боги — людей. Расы эльфов превосходили людей, будучи созданными верховными божествами, но люди были любимы Тьмой. Она покровительствовала слабым созданиям своих детей и боготворила их. Люди же строили храмы Тьме, возносили ее в песнях и балладах, и в один прекрасный день короли объявили ее своей верховной богиней. Свет взбесился, проклинал слабую человеческую расу. Посчитав, что люди его предали не без вмешательства Тьмы, решил укрепить свою власть. Для этого он начал переманивать детей на свою сторону, но никто из них не согласился, сказав отцу, что он зря всполошился, и его власть непоколебима. Тогда Свет решил принудить своих детей подчиниться ему и признать его верховным богом, чтобы даже жалкие людишки признали его всевышним. Первой он похитил Луну, заставив ее светить днем в его честь. Узнавшая о проделках Света Тьма, прокляла его, загнав в глубины своего царства — Царства теней, но к этому моменту их дочь Луна уже была мертва — отец убил ее, чтобы пошатнуть силу и власть Тьмы.

С мыслями об истории нашего мира я прилегла на настил из веток крепкостволов, что сделал для меня ищейка. Я желала отвлечь себя чем угодно, лишь бы не думать об убийстве Рэна. Что-то заставляло меня сомневаться. Даже мне — Черной стреле, сложно убить невиновного. Хоть он и королевская ищейка, но мне кажется, что он неплохой человек. 

Трава зашелестела под ногами Меркала, который пришел к нашему ночлегу. Наверно, он тоже колеблется: стоит ли убивать ищейку. 

Я прикрыла глаза, вспоминая наглое лицо принца Даргарана. С него все началось. Может, мне стоило винить заказчика, но я считаю, что там я сама виновата. А принц Миэль мог бы быть и поснисходительнее, ведь я не убила его, да и если бы знала, что это он изначально, то даже и не попыталась. Но тот его блеск в глазах и слова, что от него не уйти — вот причина, по которой мне придется избавиться от Рэна. 

«Убей его до рассвета», — услышала я голос Мерка в своей голове. 

«Что? Ты можешь быть в моих мыслях?» — мысленно спросила я мага.

«Нашла чему удивляться. Я уйду скоро, мне нужно провести один ритуал, и ты должна убить его, сразу как я уйду», — строго приказал мне алхимик.

«Неужели нет другого выхода?» — наконец, спросила я то, что меня мучило.

«Нет. Или он, или мы. У ищеек нет своей воли, и ты это знаешь».

Меркал был прав. И я дала мысленное согласие на убийство ищейки. В сон меня больше не клонило, слишком уж мысли были тревожные. Спустя какое-то время Мерк тихо поднялся, и я увидела, как в его руке блеснул кинжал. Он положил его на свою лежанку, бросил на меня взгляд и направился в сторону Лигрена.

Дотянувшись рукой до оставленного магом кинжала, я взяла его. Прекрасная работа кузнеца-мастера. Удобная рукоять, гладкое острое лезвие — идеальное оружие для убийства.

Я медленно поднялась и приблизилась к ищейке. Спящего Рэна было невозможно отличить от простого человека. Ровное дыхание говорило о том, что он в глубоком сне, и это позволило рассмотреть его по-настоящему, не отводя взгляда из-за того, что он грозный сторожевой пес короля. Светло-русые волосы, завязанные в хвост на затылке, высокие скулы и прямой нос. Не похоже, что он проигрывал драки. У нас в Лигрене только у самых сильных нос не сломан. Сейчас ищейка казался обычным человеком, который мирно спит и видит сны.

Моя рука, сжимавшая кинжал дрогнула. Я не люблю убивать невинных… но сейчас — либо он, либо я.

Блеск ярких звезд отразился в клинке, когда я подняла его над ищейкой. Выровняв дыхание, закрыла глаза и обхватила рукоять двумя руками.

«Прости, Рэн», — мысленно попрощалась я с ищейкой и нанесла удар.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям