Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Чудовище » Отрывок из книги "Чудовище"

Отрывок из книги "Чудовище"

Исключительными правами на произведение «Чудовище» обладает автор — Учайкин Ася . Copyright © Учайкин Ася

Пролог

Не верьте феям, даже самым добрым, и они могут преподнести подарок, от которого захочешь избавиться, но не сможешь…

У короля и королевы родился мальчик, наследный принц, которого все с нетерпением ждали. Ведь до этого у венценосной пары рождались только девочки. Король уже подумывал, как переписать Закон так, чтобы старшая из его дочерей смогла занять трон — и именно она стала бы королевой и правительницей, а не ее супруг.

Счастливые родители нарекли мальчика Адал-Хард — Благородная сила. У принца, будущего короля, должно быть прекрасное имя. На праздник имярека съехались гости со всего округи: и подданные их величеств, и соседи-короли со своими чадами и домочадцами, и волшебницы-феи, способные одарить малыша своими изумительными подарками, которых ни за какие деньги не купишь.

Самая младшая из фей пожелала, чтобы принц стал прекраснее всех на свете, когда подрастет. Другая фея наградила его нежным отзывчивым сердцем. Третья сказала, что каждое его движение будет вызывать восторг у окружающих. Четвертая обещала, что принц будет превосходно танцевать, пятая — что он будет петь как соловей, а шестая — что он будет играть на всех музыкальных инструментах одинаково искусно.

Король с королевой слушали и удивлялись, почему ни одна из фей не пытается наградить малыша крепким здоровьем, а главное, умом и рассудительностью. Красота, отзывчивое сердце и игра на музыкальных инструментах — это, конечно, неплохо, но будущему правителю требовалось совсем другое.

И когда к кроватке младенца подошла очередная фея, милейшая добрая старушка, король, не выдержав, потребовал, чтобы она дала ребенку то, что будущему правителю больше всего требуется.

— Будь по-вашему, ваше величество, — согласилась та. Она подняла руки вверх, ее балахон, развеваемый внезапно появившимся ветром, взметнулся, словно крылья летучей мыши. А из доброй старушки фея на глазах у всех превратилась в злую фурию. И слова, слетавшие с ее уст, приобретали иной смысл, совсем не тот, что вкладывал в него король.

— Когда принц достигнет совершеннолетия, он познает мудрость тысячелетий, обретет силу великую, противостоять которой никто не сможет, и здоровье, которое позволит прожить ему не одну сотню лет, — кричала фея, волосы ее, поднявшись дыбом, развевались огненным шлейфом. — И станет он драконом. И проживет в этом обличье до самой своей смерти. А у драконов длинная жизнь, — закончила она одаривать ребенка.

В зале после ее слов стало неимоверно тихо.

— Но я просил совсем не этого, — возмущенно ахнул король, когда фея произнесла свои последние слова. А королева заплакала, склонившись к перепуганному сынишке.

Но тут откуда-то появилась совсем юная фея, только она не наградила мальчика своим подарком, и в полной тишине громко сказала: — Утешьтесь, король и королева! Я не так сильна, чтобы снять заклятье. Но я могу наложить на него дополнительное смягчающее условие. Принц будет пребывать в облике дракона лишь до тех пор, пока прекрасная принцесса не полюбит его за отзывчивое сердце.

И все с облегчением вздохнули — ведь одним из подарков, полученным мальчиком ранее, как раз и было нежное отзывчивое сердце. Обязательно среди принцесс отыщется та, которая всей душой полюбит сердце принца, несмотря на то, что то будет биться в груди чудовища.

— Мурчалло, ну и где та принцесса, которая полюбит чудище?! — проревел дракон, нервно помахивая своим длинным шипастым хвостом и ударяя им по каменным сводам пещеры. — Сколько можно мне одну и ту же сказку рассказывать?

Пред грозные очи чудовища явился полосатый рыжий кот в изрядно поношенных сапогах и потрепанной шляпе со сломанным страусиным пером. Он выгнул спину, мяукнул и только потом открыл пасть, чтобы ответить на гневный вопрос дракона: — Ваше высочество, где я вам добуду принцессу? Сами знаете, какой на дворе век. Вот раньше…

Он закатил круглые ореховые глаза…

Дракон прекрасно помнил, что было раньше, потерей памяти не страдал, он не знал только, откуда взялось это Мурчалло, но оно было с ним всегда, сколько он находился в облике чудовища.

А кот был хорош, ничего не скажешь. Только поэтому и терпел возле себя и не сожрал его раньше или не спалил огненным вихрем, вырывающимся из его пасти. Каждое движение рыжего чуда вызывало восторг у всякого, кто его видел, в том числе и у самого дракона. А пел он, как соловей, исполняя при этом танец с самыми замысловатыми па. В умении же играть на музыкальных инструментах, которое они использовали исключительно в своих корыстных целях, не было ему равных. Рыжий плут прятался где-нибудь в кустах в королевском парке и играл, например, на гитаре, балалайке, домбре, гуслях, ситаре, банджо, укулеле или арфе, короче, на всем, что удавалось стащить из музыкальной комнаты принцессы. Однажды дракон приволок ему даже в кусты рояль. Извлекаемая его лапками музыка так завлекала девушек, что они, теряя голову, поначалу шли на звуки, а потом танцевали на лужайке, позабыв обо всем на свете. Вот в эту-то минуту на них с неба и пикировал дракон, хватал первую попавшуюся и никогда не ошибался — унесенная красавица всегда оказывалась принцессой.

Но последнее время кот пристрастился играть на флейте, извлекая из нее просто божественные звуки. В его лапах флейта пела так нежно, так тихо и так печально, что, роняя зачарованные слезы, дракон порой забывал, зачем и почему кот играет. И только грозный мявк заставлял его очнуться и впопыхах схватить в когтистые лапы какую-нибудь из зазевавшихся девушек.

— Перевелись, — проворчал кот. — Вы же не хотите обратить свое высочайшее внимание на африканский континент, только там остались настоящие принцессы.

— Нет, — мотнул головой дракон.

— А зря, — цыкнул кот через губу. — Между прочим, Клеопатра была из тех краев.

Но дракон снова отрицательно помотал головой.

— Думаете, мне не надоело жить в этой сырой пещере? — продолжил разглагольствовать Мурчалло. — У меня скоро ревматизм начнется.

И он, демонстративно скрючившись, схватился лапой за поясницу.

— А питание? Разве можно мышей и крыс, которых я, кстати, уже всех извел в округе, назвать полноценной едой?

Кот снова закатил глаза, теперь вспоминая, как несколько столетий назад они жили в замке в горах, специально отстроенном для принца, обратившегося в день своего совершеннолетия драконом. Спали на мягких перинах, ели на серебре золотыми столовыми приборами. Им прислуживали толпы слуг, которые хоть и шарахались от чудовища, но дело свое знали твердо. Придраться было не к чему. Но время шло…

Ни одна из похищенных принцесс так и не полюбила принца в облике дракона. Их больше интересовало, каким королевством они будут править, и насколько богат их потенциальный жених. Никого из них не интересовало его нежное отзывчивое сердце.

Со временем замок в горах пришел в упадок, дракон с котом, может быть, и жили бы в нем до скончания века, но уж слишком близко от них стали селиться любопытные люди, от которых ни днем, ни ночью не было покоя. А потом их и вовсе выселили из замка.

Пришлось покинуть привычные обжитые места и перебраться в пещеру в неприступных скалах у моря.

Людей становилось все больше, а принцесс с каждым веком все меньше, и с их исчезновением таяла надежда обрести когда-нибудь человеческий облик.

И если поначалу принца сильно удручал тот факт, что он должен оставаться в облике чудища почти все время, и лишь раз в месяц, когда луна оказывалась полнотелой, становился прежним принцем всего на несколько часов, от появления ночного светила над горизонтом и до восхода солнца. Поначалу он не знал, что с этим даром делать, так как его верный наперсник, кот, куда-то все время исчезал в самый ответственный момент. Оставалось просто бродить по окрестностям. Но потом приспособился — улетал куда-нибудь и терпеливо ждал появления луны над горизонтом, чтобы немного побыть человеком среди людей. Главное, успеть до восхода солнца оказаться в безлюдном месте, чтобы не испугать никого происходящей с ним метаморфозой или не развалить случайно помещение, в котором проводил ночные часы в человечьем обличие.

Принц порой задумывался: тринадцать ночей в году оставаться человеком — это много или мало?

Глава 1

В баре на окраине города, где обычно собирались байкеры и их подружки, было шумно, душно и накурено, хоть топор вешай — старенькие кондиционеры «с выхлопами» не справлялись. А на затянутых в кожу крепких мужчин с банданами на головах закон о не курении в общественных местах словно не распространялся. Впрочем, так оно и было. В бар редко наведывались полицейские, и там царили свои неписаные законы.

Но Адал-Харду нравилось это местечко, особенно его столик в самом темном углу заведения. Он приходил сюда ночами, когда становился человеком. И в баре к одетому во все темное странному человеку, появляющемуся только в полнолуние, тоже привыкли, хоть поначалу и относились довольно настороженно. Мало ли что? Место довольно уединенное. А вдруг оборотень к ним повадился захаживать? Правда, хозяин заведения, стоявший за стойкой, состарился, погрузнел, поседел, а молчаливый посетитель, неизменно заказывающий и выпивающий кружку пива, по-прежнему оставался молодым, словно годы обходили его стороной.

«Пора подыскивать другой бар», — вздыхал снопом огненных искр дракон, но всякий раз, обернувшись принцем, приходил именно сюда. Место уж очень удобное — от пустыря, где он хранил под камнем свою не имеющую сноса из «чертовой кожи» одежду, ногами идти было всего полчаса и по отличной дороге. Иногда могло повезти — те же байкеры предлагали подкинуть до города. А он и не отказывался — приятно прокатиться с ветерком на грозно ревущем байке, когда можно улыбнуться по-человечески от избытка чувств, а не ощериться драконьей мордой, глотая лишь ветер и пыль.

Иногда в баре он играл в бильярд или слушал кривляющуюся на сценке певичку — девушки менялись, но все они были, как на подбор, тощенькими и визгливыми.

Кот ворчал на него после возвращения: мол, от шкуры табачищем прет, а от морды разит перегаром, в пещере с ним невозможно находиться после его ночных бдений, и он только зря время теряет, такие заведения принцессы не посещают. Но дракон отмахивался от него чешуйчатой когтистой лапой, предаваясь воспоминаниям и терпеливо ожидая своего следующего визита к людям, — и бар не казался таким уж шумным, душным и прокуренным, а девушка на сцене так вообще была подобна богине…

Чужие в баре появлялись крайне редко, поэтому на них сразу обращали внимание.

— Виски с содовой.

Девица, не сказать, чтобы красавица, но и не совсем уж страшненькая, уселась слева от Адал-Харда на высокий стул перед барной стойкой. До этого она ему на глаза как-то не попадалась.

Этой ночью ему не повезло — все столики в баре на удивление были заняты, даже его, который раньше всегда оставался свободным. Пришлось довольствоваться местом возле бара, где все толкались и лезли то за выпивкой, то за сигаретами. За другим не подходили — если перекусить, а не выпить, то это к официанту, шнырявшему между столиками и исполняющему, разумеется, за деньги любую прихоть гостей заведения.

— Чего пялишься? — недовольно фыркнула на принца девица.

Он отвернулся от нее — уж и посмотреть нельзя на ее длинный нос, большой, казавшийся бесформенным рот, на выбеленные солнцем и растрепанные ветром волосы, скорее всего, на байке приехала без шлема. Но фигура у девушки была вполне даже себе неплохая — успел и это заметить, ни бесформенная кофта, ни широкие по моде штаны не скрывали приятные формы. Но не принцесса, нет. Можно расслабиться и продолжить спокойно попивать пиво, дожидаясь, когда народ рассосется, чтобы перебраться на свое место в самом темном углу и просидеть там до рассвета.

Сзади на принца кто-то упал, обняв за талию, и звонкий девичий голосок игриво со смехом произнес: — Мужчина, угостите даму папироской.

— Гризельда, — поморщилась девица, сидевшая рядом с Адал-Хардом, — не приставай к людям. Иди, потанцуй еще.

Руки, обнимавшие принца, раздались, но лицо веселой хохотушки появилось между ним и девицей, что сидела слева.

— А почему вы такой серьезный? — продолжила допытываться девушка.

— Гризельда… — девица повысила тон.

— Я отойду, ваше высочество, но вы не злоупотребляйте выпивкой, — прошептала Гризельда, склонившись к самому уху своей подружки, но принц расслышал даже сквозь шум и визгливые завывания певички на сцене, как она почтительно обратилась к девице.

«Принцесса?» — Адал-Хард почувствовал, как в груди бешено заколотилось человеческое сердце. Надо решаться, знакомиться, или сейчас или никогда.

— Как зовут вас, ваше высочество? — обратился он к некрасивой девице сразу же, как только Гризельда отошла.

— Отвали, слышь, ты, — это она ответила принцу. Ее передернуло, как от хины, и тут же, стукнув стаканом по столу, девушка громко крикнула бармену: — Еще виски с содовой.

Нет, его без хрена и горчицы не съешь, за свою долгую жизнь он и не таких принцесс повидал. А вдруг здесь свезет? А вдруг эта девица и есть та самая принцесса, которая полюбит его за нежное сердце? Ему с лица воду не пить. В заклятье ничего не говорится о его чувствах к девушке, надо лишь, чтобы она его полюбила.

— Как скажешь, — пожал плечами Адал-Хард, — просто интересно, что в такой дыре делает принцесса?

Девица склонилась к нему, практически положив голову на плечо, и пьяно прошептала: — Слух прошел, что в этот бар дракон стал захаживать, вот ищу встречи с ним.

Сейчас он решит, что она сумасшедшая, и отвалит, как она и просила.

— А зачем тебе дракон? — изумился принц. Честно сказать, такого ответа он совершенно не ожидал.

— Надо, чтобы он меня похитил, — совершенно серьезно ответила девица и, отняв голову от плеча, отхлебнула солидный глоток из стакана.

— Зачем? — вырвалось у Адал-Харда. Ему стало поистине интересно.

— Обычай, — девица пожала плечами. — Вон, видишь, — она обернулась в сторону зала и кивнула на Гризельду, танцующую под завывания певички с каким-то худосочным белобрысым парнем, — это мой жених, принц Максимилиан. Но он не сможет на мне жениться до тех пор, пока меня не похитит дракон, — девица шумно вздохнула, — а он не освободит меня из его цепких лап. Так и помру старой девой, а он состарится и иссохнет.

— А зачем ему освобождать тебя из цепких лап дракона? — снова не удержался от вопроса Адал-Хард. Раньше они с котом девиц подманивали всякими ухищрениями, а тут жертва сама в пасть лезет. Вот оно везенье-то! А если с девицей договориться, то, может, все и образуется? По всему видно, что не спешит она замуж за худосочного белобрысого Максимилиана.

— Традиция, — девушка снова пожала плечами.

Теперь к ней склонился принц.

— А если я найду тебе дракона, что мне за это будет? — спросил он, хитро прищурившись.

— Отвали, — ответила ему девица, вставая со своего места, и, отчаянно пытаясь сохранять равновесие, двинулась к танцующим.

«Надо проследить за ними», — билась в мозгу принца одна отчаянная мысль.

— Ну почему, ну почему, — прошипел он сквозь зубы, — когда нужен кот, его никогда нет рядом?

Глава 2

По возвращении дракон взахлеб рассказывал своему рыжему коту, как встретился в баре с принцессой, от избытка чувств выдыхая одну огненную струю за другой. Кот, недовольно мявкая, отодвигался от него в сторону, опасаясь, что ему ненароком опалят шкуру, но слушал весьма внимательно.

— Да-да, — вещал дракон хриплым низким рыком, который слабо походил на человеческую речь. Он всегда удивлялся, как понимал его кот? — Она самая настоящая королевская дочка. Я просидел в баре до самого восхода солнца, а потом, обратившись драконом и взлетев под облака, продолжал следить за баром и его посетителями. Мне повезло — я недолго кружил там — они вскоре вышли, сели на байки, представляешь, мощные, Мурчалло, и погнали за город. Еле успевал за ними…

— Ты куда? — выдохнув целый огненный шквал, заорал дракон, увидев, как кот куда-то собрался, натянул свои поношенные сапоги и шляпу с помятым пером.

— Убедиться в правоте слов вашего высочества, — мяукнул он, исчезая в узком проходе пещеры. — В замок назад хочу, сладко есть, мягко спать. Надоела мне такая жизнь. Вот и сбегаю до дворца, узнаю… — донесся его голос уже с улицы.

— Вот так всегда, — вздохнул дракон, роняя клыкастую уродливую морду на когтистые лапы, — а потом всю славу на свой счет запишет…

Довольный кот, словно нажравшийся без меры сливок, вернулся уже глубокой ночью.

— Р-р-р-мяу, — радостно кинулся он на дремавшего дракона. — Кажется, есть шанс! — завопил он буквально с порога. — А принцесска просто восторг. Я с ней сторговался незадорого, обо всем договорился. Она согласилась на похищение. Так что в это раз обойдемся без морока, завлечения и игры на флейте. Твоя задача к определенному часу прилететь в назначенное место и забрать принцессу с ее барахлишком.

— С каким таким барахлишком? — не понял кота дракон.

— Ну, понимаешь, — замялся рыжий плут и виновато скосил глаза в сторону, — принцесса выдвинула встречные условия — без платьев, шляпок, косметики и еще кое-чего похищаться отказывалась категорически.

— Каких еще платьев? — возмутился дракон. — Я что-то не пойму. Она же в баре была в штанах и кофте.

— Ну-у-у, — протянул кот, — она не всегда так ходит. У нее и туфли на шпильках имеются. Пар тридцать, сам видел…

Дракон от ужаса закатил глаза, представив все это «богатство», расставленное вдоль каменных стен их крошечной пещеры.

— А без туфель на шпильках никак нельзя? — поинтересовался он осторожно. — Кому из нас больше нужно это похищение?

— Никак, — отчаянно замотал головой кот. — Иначе она не соглашалась. А похищение нужно вам обоим.

— Да, кстати, — кот приблизился вплотную к самой морде дракона, — нам разрешено унести принцессу в летнюю королевскую резиденцию.

— Куда-куда? — опешил дракон.

— В летнюю резиденцию королей, — как ни в чем не бывало, отозвался Мурчалло и покрутил лапой в сапоге по земляному полу пещеры. — Ну, сам подумай, не сюда же ее тащить. А там слуги… Повара… Удобства…

Его голос становился все более тихим, все более заискивающим.

Дракон обреченно вздохнул. Но мысленно с котом был согласен, как никогда, — сюда принцессу тащить нельзя однозначно. Здесь тесно, сыро, да и развлечений никаких. Может, это и выход — королевская резиденция — ведь своего замка у него все равно давно уже нет…

Итак, кот подробно и со знанием дела в деталях изложил план похищения принцессы.

Дракон, кивая, внимательно его выслушал. У них было еще время, а вот у короля его не было совсем — надо было подготовить к приему драгоценных гостей резиденцию, расположенную далеко в море на острове.

— Думаешь, она в меня влюбится? — выдохнул дракон.

— Очень бы хотелось, — вздохнул кот и, выпустив когти, поскреб по замшелым стенам.

— Сколько у нас с тобой времени? – поинтересовался дракон осторожно.

— До следующего полнолуния. Успеешь напоследок побывать в своем баре, попрощаться со всеми.

Кот словно читал мысли дракона.

Тот согласно покачал головой — не хотелось бы просто так взять и исчезнуть, ничего не сказав напоследок бармену, постоянным посетителям, к которым привык и которых нежно любил.

Неправильно это…

Кот выказал явное неудовольствие, когда дракон отправился в привычный полет в лунную ночь. Но последний был неумолим, мол, когда еще получится выпить пива и послушать певичку в баре. Все его внимание в будущем будет посвящено только принцессе — надо, очень надо, чтобы она его полюбила, так как размягченное мудростью его пожилое сердце другой принцессы уже не выдержит…

— Что за непруха, — проворчал принц, которому снова пришлось разместиться не на своем привычном месте в темном углу, а за барной стойкой рядом с каким-то парнем. Он никак не мог припомнить, где его видел или при каких обстоятельствах с ним встречался. Впрочем, это уже совершенно неважно, уже буквально завтра-послезавтра, он похитит принцессу, которая его полюбит. И тогда…

Адал-Хард не мог понять что конкретно, но чувствовал, что в самом ближайшем будущем должно произойти что-то весьма необычное.

— Уезжаете? — поинтересовался бармен, ставя перед принцем привычную кружку с пивом.

— Почему вы так решили? — спросил тот удивленно.

— Глаза, — ответил бармен. — Глаза вас выдали. Вы смотрите грустно так, будто пытаетесь запомнить, унести все с собой в памяти.

— Уезжаю, — неожиданно согласился принц.

— Тогда мне только остается пожелать вам счастливого пути, — доброжелательно улыбнулся бармен и тут же отошел, чтобы обслужить другого посетителя.

В бар, и так уже набитый под завязку, ввалилась еще одна шумная компания.

— А ну, брысь все отсюда, — скомандовали они, подойдя к барной стойке.

Все без слов покинули свои места, а бармен испуганно втянул голову в плечи.

— Сиди, — принц схватил за руку парня, попытавшегося быстро и незаметно исчезнуть вместе со всеми.

Тот испуганно смотрел то на принца, то на подошедших парней, которые всем своим видом показывали, что они шутить не любят и если сказали «брысь», то надо немедленно освободить места у барной стойки.

— Кто-то тут у нас очень крутой? — проговорил один, видимо, вожак этой «дикой стаи». — Выйдем, поговорим?

— Выйдем, — согласился принц и, нисколько не опасаясь, пошел вслед за этой странной гоп-компанией, которая, только придя, попыталась навести свои порядки. Раньше здесь он их ни разу не встречал.

Они свернули для разговора в грязный темный двор, расположенный за баром.

— Ты крутой у нас, да? Крутой?

Вожак, вынув откуда-то нож, вращал им перед лицом принца, остальные же, обступив его полукругом, были готовы напасть по первой же команде. Адал-Хард с тоской посмотрел на ночное небо — до восхода солнца было еще достаточно далеко, и только полнотелая луна ему подмигивала. В человеческом облике с двумя-тремя он справился бы довольно легко, но с десятком озверевших мордоворотов… Сомнительно. Вот драконом...

И вдруг неизвестно откуда перед принцем, защищая его, возник рыжий кот, только не маленький, как обычно, а с него ростом. На нем были его потрепанная шляпа со сломанным пером, залихватски сдвинутая на одно ухо, и стоптанные сапоги.

Он тряхнул лапами перед лицом вожака, являя на свет свои когти — десять ножей, которые зловеще блеснули в свете луны. Ножик же вожака выглядел по сравнению с ними просто перочинным ножичком, предназначенным разве что для заточки карандашей.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям