0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Эльфийская Радуга (эл. книга) » Отрывок из книги "Эльфийская Радуга"

Отрывок из книги "Эльфийская Радуга"

Исключительными правами на произведение «Эльфийская Радуга (#3)» обладает автор — Лебедева Жанна . Copyright © Лебедева Жанна

Тропа ликийского сада терялась среди пальм. Чем дальше беглецы уходили от дворца, тем тоньше и прозрачнее становился синий морок. Деревья словно поглощали его, не пропускали, встав стеной из стройных стволов. Ощетинили клыки мраморные химеры и львы, подняли луки белые амуры на капеллах, и тонкотелые дриады посуровели лицами и сжали кулаки.

Сфинкс шел осторожно, бесшумно, и Тама, до белизны в костяшках сжавшая ремни шлеи, почти не дышала, боясь издать лишний звук. Когда впереди, за кустами сиреневой гортензии хрустнула ветка, девушка чудом сдержалась от вскрика, но тут же выдохнула облегченно, увидев людей, жителей разрушенной Ликии, которые нашли убежище в ее садах. Бросив все, оставив имущество и дома, не взяв с собой ничего, даже самого необходимого, люди украдкой уходили прочь. Завидев огромного сфинкса они пугались и прятались, но потом, узнав одного из телохранителей Лэйлы, выходили из укрытий и молчаливо провожали Шакит беспокойными взглядами.

Так, в постоянном напряженном движении прошло несколько дней. Оказавшись далеко на юге от разгромленной Ликии, Шакит рискнула подняться в воздух. Тама зажмурилась и некоторое время боялась открыть глаза. Наконец, собравшись духом, рискнула взглянуть и ахнула, увидев, как далеко внизу разноцветной мозаикой раскинулась земля, а у самого горизонта черным зеркалом уже заблестели Темные моря.

Первое время девушка дрожала от холода и страха, но постепенно мерные взмахи могучих крыльев и монотонный свист ветра успокоили ее. Она старалась не смотреть вниз и вглядывалась вперед, туда, где кучевые облака складывались в причудливые формы, образуя белые ватные замки и фигуры.

Окончательно освоившись на спине Шакит, Тама покрепче вцепилась в ремни и решилась посмотреть назад. Громко охнув, она моментально отвернулась: небо позади летящего сфинкса окрашивало кровавое зарево, длинными алыми щупальцами расползалось по сторонам, протягивалось к белым облакам, подсвечивая из изжелта-розовым, и будто пыталось дотянуться до беглецов, сумевших чудом ускользнуть из обреченного города.

Ветер крепчал. Шакит прибавила ходу, но мощные порывы били ее в грудь, заставляя порхать вверх и вниз, мечась из стороны в сторону, словно огромная бабочка. Пастельные облака потемнели, расплылись в стороны, потеряв четкость контуров и помутнев. В глубине лиловой мглы забились отсветы молний, а потом впереди ударили громовые барабаны.

- Может, остановимся? – перекрикивая шторм, предложила напуганная и замерзшая Тама. - Мы летим без передышки целый день.

- Нельзя! – проревела в ответ Шакит. - Ддраконы чутки и быстры, если они взяли наш след, то настигнут за считанные часы. Этот шторм – наш единственный шанс затеряться и уйти от погони.

Мощный порыв ветра оборвал речь сфинкса, подхватил его легко, словно тополиное семечко, и, несколько раз перевернув и прокрутив, зигзагами потащил в сторону морского побережья. Чувствуя, как обессилело, обмякло мощное львиное тело, как слабо, безвольно движутся крылья, Тама принялась читать молитву Центре, понимая, что они обречены.

В этой дикой, неравной схватке безжалостный вихрь уверенно побеждал, унося беглецов все дальше и дальше к морской глади. Вскоре внизу раскинулась смолянисто-черная вода, побежали стройными рядами белые барашки волн. Шакит опустилась немного, и тут же мощные воздушные потоки с новым напором потянули ее вниз. Рывок оказался таким стремительным и безжалостным, что огромные крылья не выдержали, запрокинулись вверх, теряя опору. Обессиливший сфинкс закрутился в воздухе волчком и рухнул в воду.

Еще несколько секунд Тама мертвой хваткой сжимала ремни, но потом, поняв, что находится под водой, отпустила шлею и принялась изо всех сил грести руками и ногами. Воздуха не хватало, намокшая юбка мешала плыть, а ставшая невыносимо тяжелой шкатулка, словно камень на шее, тянула ко дну. Из последних сил девушка рванулась вверх, освобождаясь из безжалостных объятий негодующей морской пучины. Оказавшись на поверхности, она увидела лишь ощетинившиеся пенными гривами буруны, но потом, когда могучая волна подкинула ее на гребень, смогла разглядеть невдалеке полосу земли. Именно туда, к спасительному берегу и совершала свое движение всесильная необузданная вода.

Идущий в сторону суши поток подхватил девушку и поволок к каменистому пляжу, виднеющемуся впереди. Подходя к суше, вода закрутилась, проворачивая в себе колючую взвесь из гальки, ракушек и песка. Таму увлекло под воду и ударило об дно, а потом, уже потерявшую сознание, потащило через острые камни и выбросило на берег.

Она не сразу пришла в себя, а когда очнулась, услышала голоса.

- Смотри, Фай! Опять утопленника к нашей халупе притащило, - проскрипел незнакомый старушечий голос.

- Это хорошо, Мая, очень хорошо, - вторил старухе другой, хриплый, мужской, тоже немолодой и нездоровый, - вскоре, почуяв еду, сюда набегут крабы, и мы наберем их целую корзину.

Тама не могла произнести и слова, сил едва хватало на то, чтобы дышать. Даже пальцем шевельнуть не получалось.

- Давай перетащим ее поближе к дому, Фай, - предложила женщина. - У нее красивое платье и туфельки, может еще что ценное найдется?

От этих слов Тама вздрогнула. Шкатулка! Шкатулка не должна попасть к чужакам. Никто! Никто не должен знать о ней и ее содержимом… Усилием воли девушка разомкнула веки, встречаясь взглядом со склонившейся над ней грязной старухой, одетой в выгоревшие на солнце лохмотья.

- Смотри-ка, Фай! Она живая! – мозолистая ладонь хлестнула «утопленницу» по щеке. – Эй, ты? Слышишь меня? Дышать можешь?

Тама открыла рот, выпуская на щеку тонкую струйку соленой воды, закашлялась, подняла руки, словно пытаясь защититься.

- Шкатулка, моя шкатулка…

- Какая еще шкатулка? Ты бредишь, несчастная, - с любопытством оглядывая Таму, пробормотала старуха. - А вот сережки твои и колечко я заберу.

Она зашарила руками, снимая с беспомощной девушки немногие драгоценности, которые на самом деле были всего лишь красивой бижутерией. Потом коснулась шеи, приговаривая:

- Ох, и знатное ожерелье ты, наверное, носила, даже след остался, жаль, что сгинуло оно в морской пучине.

Похолодев от ужаса, Тама собрала все силы и скользнула рукой по своей груди. Пальцы моментально нашли цепочку и шкатулку – все на месте. Похоже, жадная до чужого богатства старуха Майя просто не видела бесценную вещицу, защищенную магическими чарами. Девушка с облегчением закрыла глаза и выдохнула.

- Да она совсем плохая – замерзла насмерть и обессилила, - прохрипел из-за спины своей спутницы старик. - Нам ее не выходить. Оставим тут и пойдем домой, а завтра вернемся за крабами…

- Нет, Фай, - строго заявила старуха, - возьмем с собой. Взгляни на волосы – она светлая, явно неместная. Понимаешь, что это значит? Скоро к мосту подойдет невольничий караван Альбашира. Только представь, сколько монет он даст нам за северянку?

- Опять ты со своими иллюзиями и несбыточными планами, - разочарованно прокаркал старик. - Вот крабы – они наверняка, а Альбашир, да он и говорить с нами не станет!

- Молчи, Фай, коли не нажил за всю свою дурную жизнь ни смелости, ни ума. Бери девушку, и пойдем домой. Надо отогреть и покормить ее, чтобы не померла чего доброго до прихода каравана….

* * *

Перед отправлением в Темноморье, Таше пришлось сменить привычную одежду на местную. Вместо платья с корсажем – широкий, до самой земли, балахон с запахом – такие здесь носили и мужчины и женщины. Лицо девушка скрыла длинной шалью с кистями, заменяющей плащ. Теперь она выглядела как типичная жительница Сибра в традиционной темноморской одежде.

Надо сказать, этот наряд пришелся весьма кстати. За несколько дней пути Таша оценила все прелести неприметного костюма. Балахон неплохо согревал промозглыми ночами, когда с воды налетал холодный, наполненный колючими морскими брызгами ветер, и приходилось отсиживаться у края дороги в небольших каменных укрытиях из серого мрамора. Днем под палящим солнцем хлопковая ткань не позволяла изнемочь от невыносимой жары.

Надо сказать, что Таша, давно мечтавшая сменить ночные переходы на отдых, теперь пожалела о своей неосмотрительности. Ночная прохлада располагала к путешествиям гораздо сильнее, чем дневной зной, но так думала не только она. Крупные караваны и картежи знатных вельмож тоже предпочитали передвигаться в темноте. Таким не стоило попадаться на пути – бесцеремонные охранники могли запросто отхлестать помешавшего движению пешехода кнутами, а то и вовсе выбросить в море.

Перст Пэри пешеходам не благоволил. Бредущим по обочине людям приходилось пропускать всадников, а уж если их нагонял обоз или караван, то и вовсе предусмотрительнее было спрятаться в укрытие, или за бордюр, туда, где неровными кучами лежали уходящие в море камни. Караваны шли долго: тянулись вереницы бесчисленных телег, верблюдов, лошадей. Под свист бичей налегали на упряжь горбатые зобастые быки с огромными полукруглыми рогами, полуголые мускулистые рабы тащили поклажу и носилки, выглядывали из укрытых шелками паланкинов и повозок их богатые хозяева.

Пропустив группу воинов с золотыми змеями на заостренных к низу щитах, Таша и Кагира выбрались из темной ниши, затерявшейся между двух больших валунов. Зардевшаяся на востоке заря окрасила море в темно-вишневый цвет, освещая начало нового дня. И день этот тянулся бесконечно долго, так же долго, как последующий и предыдущий…

Они шли, то молча, то теша себя разговорами. Наконец Таша собралась спросить о том, о чем не решалась поинтересоваться ранее:

- Скажите, Учитель, что ждет нас за Темными морями? Зачем мы движемся туда? Почему именно туда?

- Там, дитя, властвует тьма. Та самая тьма, что разделяет надвое жизнь и смерть. Лишь окунувшись в нее с головой можно познать истину.

Перспектива «окунуться с головой во тьму» Ташу прельщала мало. Кагира, как всегда, был в своем духе – немногословен и не больно-то понятен. «Окунуться»… Фантазия тут же нарисовала черную гладь, скрывшую пугающую, древнюю глубину в которой таится нечто темное и беспредельное…

- Прочь! Дорогу каравану господина Альбашира!

Одетый в шелка всадник на золотистом жеребце звучно щелкнул кнутом, призывая путников сойти к обочине. Кагира кивнул Таше на каменное укрытие, состоящее из четырех резных столбов и массивной крыши. Он первым метнулся туда и замер, став неотличимым от большого черного валуна. Таша, проследовав за ним, присела возле входа и принялась с интересом наблюдать за проходящими.

Этот караван сильно отличался от предыдущих. Впереди него ехали нарядные глашатаи на дорогих конях, сбрую которых украшали красные и золотые кисти. За ними двигалось несколько воинов. Их лошадей укрывала легкая броня, а к седлам были приторочены щиты и секиры. Следом шли нагруженные тюками верблюды, а за ними катились крытые цветной тканью повозки. Таша с удивлением провожала их взглядом - на некоторых ткань была откинута или сдвинута в сторону, наверное, из-за царящей кругом духоты. Внутри угадывались женские силуэты: в одной из повозок Таша увидела девушку, которая высунулась за высокий плетеный борт и пыталась разглядеть что-то впереди.

Таша вздрогнула от неожиданности – девушка удивительно походила на Таму – светлые кудри, большие губы и огромные глаза… Сердце принцессы екнуло – неужели? Она помотала головой, отрицая возникшие сомнения. Да нет, показалось. Тама сейчас далеко отсюда, в безопасной уютной Ликии. Сейчас она, наверное, хлопочет за работой, ожидая конца долгого трудового дня. Вечером подруга будет пить чай за ужином и болтать обо всем с другими горничными. У нее все хорошо – в том Таша была уверена, но в душе все равно остался неприятный осадок.

- Кто эти девушки? – спросила она на всякий случай у своего спутника.

- Рабыни, которых везут на невольничий рынок. Самый ценный товар во всем Темноморье, - прозвучало в ответ.

Рабыни. Таме уж точно нечего делать в подобной компании. Принцесса проводила взглядом замыкающих шествие всадников охраны. Скоро можно будет идти дальше, но сперва необходимо немного отдохнуть. Таша с надеждой взглянула на Учителя. Тот ответил молчаливым согласием.

Потратив на отдых не больше часа, они двинулись вперед. Караван отдалился на приличное расстояние, позволяя оставаться в относительной безопасности от его охраны, но, как назло, двигался он не слишком быстро. Таша и Кагира, бредущие пешком, вскоре вновь нагнали его.

Караван как раз становился на отдых. Слуги развьючивали верблюдов, разводили их в стороны с пути, возницы ставили повозки вплотную к обочинам, так, чтобы не перекрывать движение полностью. Вокруг тех, в которых находились рабыни, плотным кольцом становилась охрана.

- Нам тоже придется сделать очередную передышку, - обратился к Таше Кагира, и девушка согласно кивнула, понимая, что идти сквозь вставший на отдых караван неразумно.

Они и так привлекли слишком много внимания. Увидев бредущих в их сторону путников, охрана каравана красноречиво схватилась за оружие и направилась к коням. «Словно ждут, что мы нападем, - удивилась Таша, - видимо что-то у них произошло, раз такие осторожные». Решив не искушать судьбу, девушка и ее Учитель поспешили прочь от обеспокоенных воинов и остановились на безопасном расстоянии. Пришлось вернуться немного назад в направлении Сибра, но спокойная, безопасная дорога стоила потраченного времени.

Таша спустилась к воде по каменным ступеням, затерянным среди обласканных волнами валунов. Ступени вели вниз от небольшой балюстрады, укрытой круглым каменным куполом. Два солнца, реальное и отраженное постепенно сходились за кромкой бесконечной воды у линии горизонта. Мерный плеск и особый запах моря успокаивали, наполняя тело и душу умиротворением и теплом. Плыли над волнами горделивые чайки. Их перья казались алыми в отсветах заката, а крики звучали тоскливо и горестно, словно плач по всем тем, кого лишат свободной счастливой молодости, увозя в Темноморье по мосту Пэри.

Сбрызнув лицо холодной соленой водой, Таша поднялась обратно к балюстраде и, поплотнее закупавшись в шаль, улеглась на землю. Сон не шел. Со стороны каравана доносились голоса людей и храп лошадей. Потом раздались грозные крики и шум: заскрипели колеса повозок и упряжь лошадей. Сердито заворчали разбуженные переполохом верблюды. Прервав отдых, караван поспешно поднялся и двинулся дальше.

Таша облегченно вздохнула – пусть уходят, им с Учителем от этого только легче. Она украдкой взглянула на Кагиру. Четырехрукий зомби оставался недвижным мрачным пятном, едва различимым в тени укрытия. Наконец-то девушке представилась долгожданная возможность спокойно выспаться. Но ей вновь не спалось. В душе тревожной нитью натянулось предчувствие чего-то неожиданного и пугающего. Выглянув из-под накинутого на голову платка, принцесса уставилась перед собой, вглядываясь в просвет между балясинами.

То, что случилось дальше, произошло в считанные секунды…

- Молчи, или перережу горло, - шипение раздалось прямо над ухом, кто-то бесшумно перебрался через парапет и подкрался вплотную к спящей девушке.

Скосив глаза вниз, Таша увидела блестящее лезвие ножа и поняла, что бесшумный лазутчик не шутит. Как ни странно, особого страха принцесса не испытывала, поэтому первым делом взглянула в сторону Учителя. Выросшая из темноты фигура метнулась к нему. Таша злорадно усмехнулась про себя: «Ну, давай, попробуй!». Нападавший попробовал. Безмолвная, неподвижная тень поднялась над ним, закрутила, смела стремительным вихрем взметнувшегося плаща, цепкая рука, одна из четырех, ухватила за горло и прижала спиной к каменному полу.

- Отпусти девушку, - из-под темного капюшона повеяло холодом, и кто-то, находящийся у Таши за спиной, невольно ослабил хватку.

- Черт, это еще что такое? – выругался шепотом до боли знакомый женский голос.

- Сам отпусти, - еще один знакомый голос зазвучал сбоку от них. - Мне хватит секунды, чтобы пристрелить девчонку и тебя, монстр…

- Подождите! – выкрикнула Таша и непроизвольно двинулась вперед, чуть не наткнувшись на подставленный к горлу нож.

Слава небу, державшая его убрала, моментально среагировав на выкрик. Принцесса осторожно повернулась, встречаясь взглядом с темными глазами, обрамленными «кошачьим» рисунком. Не узнать их обладательницу было невозможно.

- Айша! – во весь голос заорала Таша, бросаясь на шею опешившей подруге.

- Таша?! – раздалось сзади.

Вывернувшись из объятий гоблинши, Таша обернулась и в первый миг не узнала говорящего - мутные, окруженные буро-желтыми корками засохшего кровавого гноя глаза, светлые волосы, немного не достающие до плеч, выбивающиеся из-под капюшона зеленой дорожной куртки, стройная фигура лесного эльфа…

- Артис?! – придя в себя, выдохнула принцесса. - Это ты?

Эльф шагнул к ней и осторожно коснулся лица рукой, медленно провел пальцами, изучая нос, губы и глаза. Сердце девушки екнуло, когда она поняла, что ее старый знакомый слеп.

- Ты живая. Слава лесу, ты живая! – прошептал тем временем Артис.

- Конечно она живая! Я всегда это знала! – радостно выпалила Айша и тут же удивленно спросила, попав в унисон с Ташей, которую на тот момент интересовало то же самое:

- Вы знакомы?

- Знакомы, - радостно пояснила принцесса. - Однажды мы с Артисом попали в серьезную передрягу, и нам пришлось вместе из нее выпутываться.

- Эта та самая девушка из катакомб, которую я считал погибшей. Я ведь рассказывал тебе…

- А может и обо мне кто-нибудь вспомнит? – раздался с земли сдавленный голос.

- Я вижу, тут собралась счастливая компания старых друзей, - фыркнул Кагира и грубым жестом швырнул к ногам Таши своего слегка придушенного пленника.

- Нанга! И ты здесь! – восхищенно всплеснула руками принцесса.

- Я тоже рад тебя видеть! – поднимаясь на ноги, во все клыки заулыбался помятый гоблин.

- Кто твой грозный спутник? – тут же спросила Айша, недоверчиво взирая на застывшего в стороне Кагиру.

- Я чувствую мощь тьмы, и она мне кажется подозрительно знакомой, - встревожено добавил Артис.

- Надеюсь, вместе с глазами ты не потерял память, эльф? – усмехнулся зомби, приветственно разводя в стороны все четыре руки. - Знаю, что не забыл меня. Ты ведь помнишь наш славный побег из проклятого подземелья?

- Доходяга, - блуждая невидящим взором по огромной фигуре, неуверенно произнес Артис. - Выходит, ты тогда тоже спасся?

- Можно сказать и так, - прозвучал уклончивый ответ.

Таша поежилась, вспоминая обстоятельства их общего знакомства. Артису повезло, что он не наблюдал последствий разгрома, который старый зомби учинил в обители «ласточек» Волдэя.

- Его имя – Кагира. Он – мой Учитель некромантии, - открыто заявила друзьям девушка….

Все вместе они спустились к воде и там, укрывшись среди камней, развели костер. В небольшом углублении, вырытом в песке, уютно заплясал огонь, и запахло поджаренной рыбой. Трех коней, двое из которых также оказались старыми ташиными знакомцами, свели с дороги и укрыли под насыпью.

Таша, Айша, Артис и Нанга сидели вокруг костра, поджаривая изловленную в море рыбу. Нанизанные на прут, оборванный с хлипкого прибрежного деревца, широкоротые бычки таращили в огонь выпученные глаза и скалили игольчатые зубы, выпирающие из раззявленных пастей. Кагира лежал на широком плоском камне, почти полностью сливаясь с ним. Его рифленый хребет на горбатой спине четко обрисовывался сиреневым сумрачным небом.

- …вот кого-кого, а тебя я уж точно не ожидал тут повстречать! – разглядывая Ташу, удивленно качал головой Нанга. - Тебя и узнать-то можно с трудом! Как ты попала сюда, да еще и в такой компании? - гоблин опасливо оглянулся на недвижного зомби.

- Во время битвы в Гиеньей Гриве я оказалась в плену у врагов, сидела в подземной тюрьме - мы вместе с Артисом и Учителем вырвались оттуда. После побега я жила в Ликии. Там Кагира предложил мне ученичество, и мы пошли в Темноморье… - начала рассказывать Таша, но потом, не зная, как лучше объяснить цель их путешествия за мост Пэри, перевела тему. – А вы как оказались здесь? И зачем напали на нас?

- Думали, что вы охранники Альбаширова каравана, - придвигаясь ближе к Артису, пояснила гоблинша. - Мы преследуем его от самого Сибра, но проклятые охранники слишком сильны и внимательны, истинные псы…

- Кстати псы у них тоже отменные, чуют нас за милю, а во время одной из вылазок чуть не порвали наших с Артисом коней.

- Да уж, - сдержанно кивнул эльф, - врага мы недооценили. Думали, что напав внезапно и скрытно, сумеем добраться до невольничьих повозок, но не рассчитали собственных сил.

Таша внимательно посмотрела на Артиса. Каждый взгляд на его воспаленные, невидящие глаза отдавался болезненными воспоминаниями. Принцесса сразу догадалась о причине недуга. В памяти всплыли картины ужасного подземелья, зал с убитыми эльфийками и ослепленный охранным заклинанием Артис с исчерченным кровавыми дорожками лицом. Тогда, покинув роковой зал, он вроде бы отошел от магического удара и стал видеть по-прежнему, но, похоже, мощное заклинание имело продолжительное действие и разрушительные последствия…

- Зачем вам понадобились темноморские невольницы? – спросила девушка, переводя взгляд на румянящихся в костре бычков.

- Среди них Тама! – прозвучало в ответ.

- Что? Как Тама? – Таша чуть не подпрыгнула на месте от невероятной новости. – Не может быть, Тама сейчас в Ликии, а это самое безопасное место из всех, которые мне пришлось посетить за последнее время.

- Уже нет, - грустно ответила Айша, а Нага тут же пояснил:

- Нет, потому что Ликии нет.

- Как это нет?!

- Союзники Короля стерли ее с лица земли. Мы были там – на месте города осталось пепелище: все сожжено и уничтожено, а жалкие остатки жителей бегут прочь из разоренных домов.

- Какой ужас, - ошарашено прошептала Таша и вопросительно взглянула на друзей, - но Тама, она выжила?

- Выжила, - решительно кивнула гоблинша. – Прознав о трагедии, мы бросились в Ликию, но не нашли в ней никого – только руины и обгоревшие трупы. Мы не знали, где искать Таму, жива ли она и что с ней произошло, но потом наткнулись на беженцев, среди которых нашлись слуги из розового дворца принцессы Лэйлы. Все эти люди спаслись, укрывшись в ликийских садах, там же они видели горничную, которая ехала верхом на сфинксе по направлению к югу. Это была Тама. После долгих поисков мы чудом обнаружили след, но вскоре он прервался – сфинкс поднялся в воздух. Мы поняли, что Тама отправилась в Сибр. Прибыв к темноморскому побережью, выяснили, что здесь нам придется искать иголку в стоге сена - облазили все кварталы и подворотни, спустились в «низкий» город, и наконец нам повезло – блуждая по берегу моря мы встретили рыбака, что своими глазами видел летящего в бурю сфинкса, а потом отыскали двух нищих – они рассказали, как море вынесло к их хибаре светловолосую девушку. Они продали ее работорговцу Альбаширу.

Сфинксы, ключи, драконы, работорговцы.… У Таши голова шла кругом. Она никак не могла сложить одно с другим, а новость о падении Ликии вообще казалась невероятной.

- Бедная Тама, я видела ее среди невольниц, - принцесса горестно вздохнула, вспоминая выглянувшую из повозки молодую рабыню.

Значит, сердце и память не подвели – это действительно была подруга. И надо же было ей попасть в подобную передрягу. Молчавший до этого момента зомби пошевелился и заговорил:

- Значит, девушку нес сфинкс. Шакит или Водат. Один из телохранителей Лэйлы, один из тех верных слуг, которые не покидают ликийскую госпожу ни при каких обстоятельствах, - Кагира медленно сполз с валуна и бесшумно приблизился к костру. – Ваша подруга отправилась в царство Змея не просто так. Сфинкс нес ее к Темным морям по приказу Лэйлы.

- Но зачем? – испуганно шепнула Таша - она единственная решилась перебить Учителя.

- Испокон веков в Ликии хранилась одна чудесная вещь. Карта – ведущая к бесценному сокровищу, именуемому Ликийским Ключом. Эту карту хранили у себя правители города и берегли, как зеницу ока. По всей видимости, для спасения этой карты от рук врагов Лэйла и привлекла вашу подругу.

- Но почему именно Таму? – недоумевала принцесса.

- Не знаю, дитя, видимо судьба так распорядилась, и теперь, глядя, как самоотверженно рвутся ей на помощь верные друзья, я убеждаюсь в неотвратимости произошедшего еще больше.

- Злая судьба, - коротко и тихо произнес Артис, и Айша тут же испуганно коснулась его руки.

Оба гоблина испытывали трепет перед огромным и непонятным созданием, казалось, что только эльфу могучий зомби не внушает никаких эмоций.

- Злая, но справедливая и дальновидная. Зная, что будет, она сплела ваши жизни, ваши пути и привела в одну точку с единой целью. Даже ты, эльф, оказался здесь не просто так.

- Хватит с меня тайных пророчеств, - невидящие глаза Артиса уставились прямо в темные дыры глазниц Кагиры.

Два существа, лишенные возможности видеть свет, были способны к чему-то иному, чему-то большему. Они смотрели друг на друга и созерцали то, что остальным, зрячим оставалось недоступно.

- А ты не такой слепой, как кажешься, - оскалился Кагира, отклоняясь от огня. - Когда научишься смотреть не только вперед, но и назад – прозреешь окончательно.

- Не издевайся, мертвец, - в голосе Артиса угадывались раздражение и боль, - не пророчь мне того, что никогда не сбудется. Одно предсказание уже сбылось – я ослеп. Но не думай, что я о чем-то жалею. Мои глаза стоили того, за что я их отдал.

- Ты еще молод, эльф. Слишком молод и несдержан. Ты даже слушать еще толком не научился, не то, что видеть. Мой тебе совет – вернись памятью в прошлое и послушай того, кто пророчил тебе прозрение еще раз. И послушай меня – твои глаза при тебе, только ты сам почему-то никак не желаешь их открывать.

- Хватит об этом, - отрезал Артис. - Мои глаза – не самая большая проблема, которую нам предстоит решить, - фраза прозвучала в грубом тоне, и Айша снова взволнованно коснулась руки своего соседа. - Надо собираться в дорогу. Таша, ты с нами или у тебя иной путь?

Не зная, что ответить принцесса в отчаянии посмотрела на Кагиру. Что же делать? Ей нужно закончить обучение, но бросать друзей и Таму тоже не правильно…

- Иди вместе с друзьями. Твое учение будет продолжаться – ведь все мои слова с тобой, в твоей голове, там ты найдешь ответ на любые вопросы. И помни – я рядом, и всегда приду на помощь, когда ты не сможешь справиться с трудностями сама.

- Спасибо, Учитель. Я вас не подведу, - смиренно склонила голову благодарная девушка, - и вас, - она бросила взгляд на гоблинов и эльфа, - и Таму…

- Тогда мы за конями – и вперед! – радостно улыбнулась Айша.

Она встала. Следом за ней поднялся Артис. Когда они двинулись к лошадям, Таша удивленно округлила глаза – эльф и гоблинша держались за руки.

- Они что - вместе?! – толкнув Нангу в бок, шепотом, который от изумления получился слишком громким, спросила принцесса.

- Мы все слышим, - в ответ раздался насмешливый голос Айши, - с Нангой можешь не секретничать – мы сами тебе все расскажем!

- Ну и дела… Похоже, я много всего пропустила, - пораженно выдохнула Таша.

- Очень много! – рассмеялась Айша, подводя к принцессе коня – огромного черного Таксу. – Поедем вместе, как в старые добрые времена.

- И ты мне по дороге все расскажешь.

- По очереди расскажем, - улыбнулась гоблинша, - история получится длинная – так что, приготовься слушать. Итак, все началось с того, что…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям