Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » И родится новое предание » Отрывок из книги «И родится новое предание»

Отрывок из книги «И родится новое предание»

Автор: Учайкин Ася

Исключительными правами на произведение «И родится новое предание» обладает автор — Учайкин Ася . Copyright © Учайкин Ася

Глава 1

Дворец короля Аллистэйра в столице. Библиотека в его покоях.

— Ваше величество, — слуга согнулся перед королем в почтительном поклоне, — прибыл гонец из замка Лехар. Он принес радостную весть — ваша единоутробная сестра готова стать матерью и родить вам и вашему брату наследников.

— Ты меня порадовал, — улыбнулся король.

Потом он встал со своего кресла, где до этого сидел и увлеченно читал роман об оборотнях средневековья, задумавшись, прошелся, вдоль стеллажей с книгами, нервно покусывая нижнюю губу.

— Скажи, Барклей, — обратился он к слуге, подходя к нему и глядя прямо в глаза, — а что с женихом для моей сестры? Его уже нашли, подобрали?

— Нет, — слуга, потупив взгляд, удрученно покачал головой, — чистого иного найти в наше развратное время, как выяснилось, не так-то и просто. Все, на кого был обращен ваш взор, не так уж и хороши для нее. Великими магами принято на рассмотрение только три кандидатуры...

— Я помню, помню, — раздраженно перебил его король, — Меня интересует, когда один из кандидатов будет утвержден на роль супруга моей сестры и сможет отправиться за ней?..

 

 

Замок Фредерберг клан лорда Харланда, где-то не очень далеко от столицы.

Тяжелый подъемный мост со скрежетом опустился на каменные тумбы, и отряд из дюжины всадников с королевскими штандартами въехал во двор замка, норовя растоптать копытами своих коней вдруг неожиданно заметавшихся кур, свиней и мальчишек, до этого чувствовавших себя вполне вольготно на хозяйском дворе.

— Королевский посланник желает видеть лорда Харланда, — громко провозгласил глашатай слуге в ливрее, вышедшему на крыльцо.

Тот молча поклонился и распахнул перед прибывшими двери, предлагая спешиться и проследовать внутрь замка. Уставшие воины не стали ждать еще одного приглашения и, передав коней в руки конюших, бряцая шпорами и оружием, прошли из летней жары под прохладные своды пиршественного зала.

— Рассаживайтесь, — негромко сказал все тот же слуга. — Вам сейчас подадут обед. А как только лорд Харланд освободится, он сразу спустится к вам.

Не успели воины разместиться за длинным пиршественным столом, как засуетились невесть откуда появившиеся слуги, зажгли свечи с благовониями и вынесли блюда, наполненные разнообразной едой, — тут тебе и нежные перепела, и жирные фазаны, и рыба, и даже зажаренную на вертеле кабанью ногу приволокли. Булочки с пряностями и хлебы подавались просто в изобилии — чувствовалось, не бедствовал, не голодал хозяин замка, а вместе с ним и его преданные слуги. А потом появились совсем молоденькие мальчики-виночерпии, все в одинаковых костюмчиках, и встали позади каждого воина, держа в руках кувшины, наполненные ароматным хмельным пивом, чтобы по первому же требованию наполнять кубки.

— В доме самка, готовая к спариванию, — тихо произнес Маркус, склонившись к посланнику короля, чтобы никто не услышал его, кроме того, к кому были обращены эти слова. — Не зря они благовония зажгли, да и от лорда, думаю, будет пахнуть ею.

Маркус сам был иным, оборотнем, высокородным альфой, и не только иных, но и самок чувствовал за милю. Вот и сейчас он сразу уловил этот легкий запах ферромонов, завлекающий, делающий спаривание с самкой неповторимым, не только от самого процесса совокупления с ней, но и от ароматов, заставляющих терять разум напрочь, причем как для самих иных, так и для простых смертных.

— Это не наше дело, — не менее тихо ответил ему королевский посланник Харди. — Наша задача передать лорду Харланду высочайшее поздравление о назначении его женихом сестры короля.

— Вы же прекрасно знаете, если лорд Харланд повязан на другую самку, он не сможет стать супругом леди Маверик и отцом ее детей, — продолжил тихо возмущаться Маркус.

— Это не наше дело, — настаивал упрямо Харди. — Мы передадим, что нам велено, и отправимся восвояси. А лорд Харланд пусть сам решает свои проблемы. Может, это запах не его самки.

— А если его, то это нечестно по отношению к молодой леди Маверик, — Маркус был тверд в своих убеждениях. — И мы должны доложить об этом королю, чтобы была назначена дополнительная проверка порядочности лорда Харланда.

Он начал сердится, но старался этого не показывать. Стоит все же дождаться появления лорда Харланда и принюхаться к нему. Маркус сказал об этом королевскому посланнику.

Харди усмехнулся про себя: «Как изменился мир, самцы иных принюхиваются к самцам, как к самкам: течная — не течная, повязан — не повязан. Но по-другому нельзя, и тех, и других в этом мире осталось слишком мало, но только они оставались продолжателями своего рода, рода иных. Вот и леди Маверик родилась самочкой. Женщин иных никак по-другому не называли. И ее сразу же спрятали в неприступном замке Лехар под многочисленной охраной, среди которой не было ни одного иного, насколько ему было известно, только люди. Впрочем, и самок иных в ее окружении тоже не было, маги и за этим проследили не менее тщательно. Более того, раз в два года туда приезжали многочисленные инспекции с проверками, и полностью менялись охранники и обслуга замка. Леди Маверик никогда не общалась с себе подобными, но и никогда не оставалась одна, даже ночью возле ее двери дежурило не менее пяти охранников, и, если одному из них надо было отлучиться по нужде, тут же на его место заступал другой. Только нечетное количество воинов могло находиться возле ее двери — все же мать будущих наследников королевства охраняли.

— Не горячись, Маркус, — посоветовал Харди командиру воинов, продолжая говорить тихо, одними губами, чтобы его не услышал стоящий за его спиной мальчишка-виночерпий. — Ты можешь ошибаться. Посмотри кругом: сколько здесь юных созданий, которые могут случайно оказаться и самочками иных тоже.

— Я не спорю, — согласился с ним тот. — Но если я учую что-то, то попрошу тебя отпустить меня в качестве охраны лорда Харланда в замок Лехар.

— Учую — не учую, как вы иные мне надоели, — теперь разозлился Харди.

Он-то был самым обычным человеком, готовым всего лишь тщательно исполнить любой приказ своего короля. В нем не было ни капли крови иных, поэтому он не чувствовал ни альф — истинных иных, ни их телохранителей, если таковые имелись, ни рядовых иных, ни тем более их самок. Это иные, Харди знал по рассказам, могли выделять среди людей себе подобных или почувствовать в ином чуждого зверя, отличного от того, в кого мог обращаться иной. Харди также прекрасно было известно, только он не видел самого процесса ни разу, что иные, как правило, оборачивались в кошку размером с крупную собаку, реже в волка, а уже совсем редко в какого-нибудь другого зверя.

Да и секс в связи с этим Харди был доступен только самый обычный, он не ощущал никакой разницы, будь то самка иных с ним или человеческая женщина. А о наследниках, если бы он вступил в брак с иной, даже можно было и не мечтать, только если вдруг какой малыш осиротеет, ну или какая-нибудь самочка залетит по глупости, а иной не захочет признавать отцовство. Но такое случалось среди продолжателей рода иных крайне редко! Кто же от детей отказывается?

Вон и у короля те же самые проблемы — жениться он мог только на человеческой женщине, чтобы не выделять кланы, а, следовательно, и речи у него о наследниках не стояло. Конечно, они могли бы родить детей, никто не запрещал, но королем мог стать только истинный иной, никак не полукровка. Таков закон, таковы правила. Зато как он свою сестру — продолжательницу рода берег! Вот только молодые иные все оказались недостойны ее, не мог его величество ей мужа подобрать: и чтобы лордом тот был, и чтобы девственником, то есть иной ни разу не спаривался с самкой. Уж он бы, будучи иным, берег бы свою девственность, как Маркус, например. Только Маркусу не суждено стать супругом сестры короля, не аристократ он, хотя воин достойный и альфа высокородный.

— И все-таки, леди Маверик должна стать матерью наследников королевского рода, — продолжал отстаивать свою позицию Маркус, — поэтому я желаю ей достойного супруга.

— Этот спор…

Но тут им пришлось умолкнуть, так как они увидели лорда Харланда, спускавшегося в зал по лестнице. Харди, королевский посланник, вынул из-за пазухи свиток с печатями и, встав из-за стола, двинулся тому навстречу. Маркус заметил, как скривилось красивое лицо лорда, когда Харди зачитал приказ его величества о назначении его супругом своей младшей сестры и немедленного отбытия за ней в замок Лехар. Бракосочетание должно состояться сразу же после того, как будущие супруги под усиленной охраной прибудут в столицу.

— Господа, — после прочтения приказа лорд Харланд обратился к воинам, сидящим за столом. — Отдыхайте, набирайтесь сил. Завтра отправимся в дальнейшее путешествие в замок Лехар.

Воины с возгласами поздравлений подняли и осушили бокалы за лорда Харланда и леди Маверик.

Маркус хотел возмутиться, что в приказе написано «немедленное отбытие», но не стал. Как и ожидалось, он почувствовал на лорде запах самки. Его взбесило, что тот даже не помылся, а прямо из постели пришел к ним, в полной уверенности, что королевском отряде не окажется иных, и никто не учует «его грех». У него, у Маркуса, будет остаток дня и вся ночь, чтобы найти ту самку, и все у нее выпытать — ведь не только иные реагируют на самок в период течки, но и те были готовы кидаться на любого иного, оказавшегося поблизости. Он, Маркус, защитит будущую мать наследников своего короля, чего бы это ему ни стоило, от альфы, который недостоин стать супругом леди Маверик.

 

Глава 2

Воинов короля вместе с посланником разместили на третьем, гостевом, этаже замка, в то время как хозяйские комнаты и спальни находились на втором этаже. Маркуса этот факт сильно обрадовал — не надо будет объясняться, что он делает на втором этаже, если его там застукают за подслушиванием или подсматриванием, заблудился, мол, не дошел до своей комнаты.

Он по-прежнему не оставлял мысли проследить за хозяином и найти ту течную самку, от запаха которой, что распространялся по замку, у него самого начинала кружиться голова. Чтобы снять возбуждение, Маркусу приходилось непрерывно смазывать губы снадобьем, которым он запасся перед походом, прикупив его у ведьмы, просто так на всякий случай, и вот ведь как неожиданно оно пригодилось. У него в кармане было еще одно, но уже для особо настойчивых самок. Маленькая капелька этого снадобья, нанесенная на губы, усыпляла ее мгновенно, ненадолго, правда, всего на час, но, как правило, этого времени хватало, чтобы избавиться от ее настойчивого внимания и оказаться как можно дальше от нее. А пробудившаяся потом самка пребывала некоторое время в прострации, ничего не понимая, и не помнила никакого иного, который так бесцеремонно с ней обошелся, вместо того чтобы заняться сладострастным действом…

Маркус выбрал для себя маленькую комнату в самом начале коридора практически возле лестницы, пока воины с шумом и грохотом шпор и оружия не могли поделить другие выделенные им для отдыха помещения. Спорить с ним никто не стал — если Маркус хочет, значит, так надо. Воины доверяли своему командиру всецело, его природное животное чутье никогда не подводило того. Ни разу они не попадали с ним ни в засады, ни другие подобные передряги. А сейчас все видели озабоченность Маркуса, заметную только им, но понять причины ее не могли, и поэтому решили просто довериться своему командиру. А тому удобна была эта комнатка для его миссии — можно легко вышмыгнуть из нее, а потом тихо в ней же и скрыться.

Когда все разбрелись, наконец, по своим комнатам, Маркус проверил дверь, чтобы та без скрипа открывалась и закрывалась. Стараясь своими действиями не привлекать ничьего внимания, он кусочком кабаньей шкурки, которую прихватил со стола, смазал петли, добившись тихого хода двери. Прошелся несколько раз по коридору и лестнице, проверяя, какие половицы скрипят, чтобы потом их обойти стороной или мягко перепрыгнуть. После этого, скрывшись в своей комнате, проверил на всякий случай возможные пути отступления через окно, и опять остался весьма доволен. Как выйти из своей комнаты, так и войти в нее он смог бы и по стене замка, благодаря разросшемуся прямо под окнами плющу, многочисленным выбоинам, видимо, оставшимся от каких-то прошлых осад. А главное, сторожевая башня, к которой позже, видимо, вплотную были пристроены жилые помещения замка, позволяя также легко исчезнуть в ее бойницах, стоило только вылезти из окна комнаты.

Маркус усмехнулся — как обычно, интуитивно он выбрал самое удобное для своих целей помещение, ну и пусть оно крошечное, отдохнуть можно было и здесь.

Он отстегнул тяжелый меч, затем ремень с парными кинжалами, скинул сапоги со шпорами, разделся, избавившись от тонкой нательной кольчуги и лат на ногах и руках, оставшись только в одной льняной рубашке навыпуск и штанах из оленьей замши, сидевших на нем как вторая кожа, но не сковывающих движений. В такой одежде и оборачиваться зверем проще. Немного подумав, все же нацепил назад свои парные кинжалы, и уселся на краешке кровати ждать, когда все стихнет, и все улягутся спать.

Солнце скрылось за горизонтом уже час назад, а в замке продолжались разговоры, хождения и бряцание оружием, слышное только его острому слуху.

«Так и уснуть немудрено», — раздраженно подумал Маркус и, поднявшись, прошелся от кровати до окна и выглянул наружу. Его острый глаз заметил в темноте, как несколько всадников, отделившись от крепостной стены, видимо, только что выехавших через какой-то потаенный вход, устремились к ближайшему леску.

— Ох, не нравится мне все это, — вздохнув, уже вслух прошептал он. — И перенос отъезда на завтра, и всадники, и сам хозяин с запахом самки на нем.

Маркус подошел к двери, прислушался, а затем выглянул в темный коридор. Тихо. Можно отправляться на разведку. Ступая неслышно, как кошка, он спустился на второй этаж и пошел вдоль ряда дверей, принюхиваясь возле каждой. Нет... Не здесь... Дальше... Запах становился все острее, Маркус уже несколько раз капал себе на губы снадобье и тщательно его размазывал, но это слабо помогало. От избытка ферромонов в воздухе кружилась голова, хотелось завыть, завлекая на голос возбужденного иного истекающую самку.

Остановившись возле одной из дверей, где запах был особенно силен, Маркус перевел дыхание и прислушался. В комнате было двое, они тихо разговаривали, не шептались, просто говорили негромко.

— Любовь моя, — произнес голос, который Маркус слышал всего единожды, но который запомнил и тотчас узнал. Он принадлежал лорду Харланду, хозяину замка.

— Любовь моя, — снова продолжил голос спустя некоторое время, видимо, между поцелуями, судя по звукам и рваному дыханию, — не могу я сейчас заняться с тобой любовью. Потерпи, родная. Вот вернусь…

— Ты не вернешься, — произнес молодой капризный голос, перебивая лорда Харланда, — тебя король не отпустит. Я знаю, он хочет, чтобы ты стал мужем его обожаемой сестрицы. Он не отпустит тебя. А мой малыш…

— Какой малыш?.. — негромко, но сердито переспросил лорд Харланд.

— А ты думаешь, что после всего, что между нами было, я не забеременела? — прохныкал капризный голос.

Маркусу до безумия захотелось взглянуть на обладательницу этого красивого, невероятно завлекающего голоса, которая еще и смела обманывать своего альфу. Ведь известно, как только самка забеременеет, течка прекращалась, а запах резко сходил на нет. А тут такой аромат, что хотелось выть и кувыркаться от счастья обладания самкой.

— А тем более, я всяко вернусь к тебе, любимая, — произнес лорд Харланд.

Потом стало тихо, видимо, те двое целовались снова, решил Маркус.

— Ты думаешь, что король тебя отпустит? — снова спросил красивый голос.

— Он не просто меня отпустит, а будет счастлив меня отпустить и приплатить при этом, чтобы я ничего о его сестрице никому не рассказал, — тихо рассмеялся лорд Харланд. — Думаешь, я зря отряды разослал с инструкциями к действию? О… Если получится задуманное, тут такие события могут развернуться… И как следствие — смена королевской династии. Новый клан придет к власти. Может, твой сын после меня станет королем, а не ребенок похотливой сестрицы короля.

— Мой малыш… Король… — мечтательно произнес красивый капризный голос.

«Не дождетесь, — усмехнулся Маркус. — Во-первых, ты еще не беременная, чтобы говорить о малыше, который станет будущим королем. А во-вторых, я не позволю лорду Харланду осуществить свои коварные замыслы».

— Но ведь если леди Маверик изнасилуют во время течки, то ее ребенок все равно будет признан наследником? — спросил красивый голос после недолгого молчания. — А отец ребенка признан ее супругом?

— Никто никого насиловать не станет. Все будет абсолютно по обоюдному согласию, она сама будет себя всем предлагать. Мы из нее первоклассную шлюху сделаем, пока до столицы доберемся, — тихо рассмеялся лорд Харланд. — А меня освободят от почетной обязанности вступить с ней в брак, да еще и приплатят за молчание, а ее ребенок не сможет стать будущим королем, так как будет неизвестно, кто его отец и какова его родословная. Может, она забеременела вообще не от иного.

— А как тогда мой малыш станет королем? — недоуменно спросил красивый голос.

— А вот этого тебе знать не стоит, — совершенно серьезно произнес лорд Харланд, — Меньше знаешь — крепче спишь. И кстати о сне…

Маркус не стал слушать, что может еще сказать хозяин замка своей любовнице, его это уже не интересовало. Он тихо отошел от двери, стараясь не скрипнуть половицей, и быстро поднялся к себе. Все, что надо, он узнал. Осведомлен — значит, вооружен. И теперь он будет строить контригру. Королевскому посланнику он ничего не скажет, тот слишком честен и прямолинеен, начнет требовать объяснений, выводить на чистую воду лорда Харланда. Только распугает всех и ничего толком не добьется. А здесь нужна тонкая игра с опережением ровно на один ход. Вот только бы еще узнать, как замыслил лорд Харланд из скромной девушки, сестры короля, воспитывавшейся в строгости, шлюху сделать, которая и знать не знает, и ведать не ведает ничего о спаривании. А течка… Маркус схватился за голову: леди Маверик — самочка. И во время течки, если им ехать слишком долго до замка Лехар, а потом до столицы, сама будет себя предлагать всем иным, оказавшимся вблизи нее, именно поэтому их в замке и не было.

И все равно, что-то тут не сходилось. Течка течкой, она будет у леди Маверик еще не скоро, не будут же они до столицы полгода добираться, а она уже беременной должна приехать к королю, иначе все, что замыслил лорд Харланд, будет бессмысленно… Маркус покачал головой — ох, рано он отошел от двери, хотя, впрочем, может, оно и к лучшему, его никто не видел, все что надо, он вызнал, остальное будет домысливать, доглядывать, дослушивать. Делать выводы, исходя из того, что увидит и услышит. А там видно будет. Но то, что он со своим отрядом будет сопровождать лорда Харланда до замка Лехар, а потом до столицы, это даже не обсуждалось. И пусть королевский посланник, что хочет, ему говорит, куда хочет, туда и едет: хоть с ним — навстречу опасностям, хоть в столицу — на доклад королю.

 

Глава 3

Спал Маркус плохо, он даже во сне разрабатывал стратегию, как разрушить коварные замыслы лорда Харланда, как убедить того, что королевский отряд просто обязан сопровождать его, лорда Харланда, и его будущую супругу, сестру короля, в столицу. Маркус ворочался на узкой кровати, сбивая простыни в комок и отбрасывая в сторону ставшие вдруг душными одеяло c подушкой. Так ничего и не надумав, он проснулся с тяжелой головой за пять минут до побудки. Пока умывался и смотрел в маленькое зеркальце над умывальником на свое помятое лицо, как после застолья с обильной выпивкой, в его умную голову тоже ничего путного не пришло. Он уже решил, что если не удастся убедить лорда Харланда в необходимости присутствия отряда Маркуса подле него, то он во главе своего отряда последует в замок Лехар тайно, и будет наблюдать за экспедицией на расстоянии, благо подобный опыт имелся, и разведчиков в его небольшом отряде добрая половина, ничуть не меньше.

Именно с этой мыслью и твердым убеждением в своей правоте Маркус спустился в пиршественный зал, где его терпеливо дожидались воины и королевский посланник, чтобы приступить к утренней трапезе.

— Маркус, — обратился к нему Харди, как только все расселись за столом, — лорд Харланд просил вам передать, чтобы вы быстро позавтракали и вместе с вашим отрядом дожидались его во дворе замка. У него лишь небольшой гарнизон, охраняющий и замок, и ближайшее поселение, поэтому он был бы счастлив, если бы его воины остались здесь, а ваш отряд оказал бы ему честь сопровождать его к замку Лехар.

«Вот оно что, — разулыбался воин. — Я тут голову сломал, разрабатывая планы, как к лорду подобраться, затесаться и не вызвать подозрений, а он мне уже и роль уготовил. Хитро задумано! Ну да, ну да! Ему же подтверждение нужно, чтобы все по-настоящему было, а свидетелей лучше не найти, чем воины отряда его величества и их командир. Так что, Харди, ты не скоро еще дома окажешься».

У Маркуса сразу же улучшилось настроение, появился аппетит, он даже нежно возлюбил лорда Харланда. Он с удовольствием съел ломоть свежего хлеба с медом на десерт, запив большой порцией горячего ароматного напитка, настоянного на травах. Он, как и большинство настоящих альф, был неимоверным сладкоежкой, порой отказываясь в пользу лакомства от куска мяса. Маркус, сыто отрыгнув, погладил себя по полному животу. Его сразу потянуло в сон, хотя он вроде бы только проснулся. Оглядев своих воинов, заметил, что и у них глаза слегка осоловели от обильной трапезы. Но это ненадолго, как только они вскочат на своих коней, сонливость как рукой снимет — так как ничего подозрительного в еде он не учуял.

Еще раз взглянув на своих воинов, он незаметно подмигнул правым глазом Просперу, своему помощнику, правой руке, другу. Тот правильно истолковал сигнал, и сразу сгреб со стола в свою холщовую походную сумку хлеб, мясо и сыр — мало ли когда еще удастся сытно поесть. Другие воины последовали его примеру, и скоро стол опустел, на нем ничего не осталось, словно ничего и не было. Только Маркус и королевский посланник ничего не взяли с собой — статус командиров не позволял им этого сделать. Да и зачем? Любой из воинов с радостью отдаст Маркусу свою последнюю краюху. Да и Харди они тоже накормят, может, последнее и не отдадут, но поделиться поделятся. Осталось наполнить личные фляжки холодной колодезной водой и можно считать, что к походу они готовы. О себе лорд Харланд пусть сам позаботится.

Пробежавшись глазами по пустому столу, Маркус неспешно поднялся и направился к выходу, все последовали за ним. Когда его нагнал Проспер, Маркус замедлил ход и тихо, одними губами, прошептал: «Мы никогда нигде не воевали, наш отряд всегда охранял только посланников в нашем довольно тихом государстве. Мы охрана, ни разу не бывавшая в переделках. Обо мне можно говорить все, кроме участия в военных баталиях, но лучше молчать, если не спрашивают. Передай всем».

Проспер кивнул и отошел от своего командира.

Маркус улыбнулся Харди и, приблизившись к нему, поинтересовался, за столом специально не стал этого делать, не хотел, чтобы слуги лорда Харланда услышали эту, пусть и несекретную информацию: «Вы с нами? Или во дворец?»

Харди вздохнул, он хоть и не боялся разбойников, которых усилиями короля последнее время совсем не осталось в лесах и на проезжих трактах, но путешествовать под надежной охраной все же было спокойнее.

— Двоих воинов дашь? — поинтересовался он, хитро прищурившись, — Поеду домой.

«Дам, конечно, дам», — чуть не расцеловал его Маркус. Ну, никак не вписывался королевский посланник в его хитро сплетенные интриги — одно дело разговаривать жестами, мимикой, взглядами со своими воинами, которые его знали и доверяли ему безоглядно, и совсем другое дело — с простодушным, прямолинейным королевским посланником.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям