Olie " /> Olie " /> Olie " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Иногда и так бывает » Отрывок из книги «Иногда и так бывает»

Отрывок из книги «Иногда и так бывает»

Автор: Olie

Исключительными правами на произведение «Иногда и так бывает» обладает автор — Olie . Copyright © Olie

Пролог

— Дэн, просыпайся быстрее! — вскочил ко мне в комнату, где мы спали с моей невестой, друг Вик. — Трагедия произошла! Быстрее! — я даже наорать на него не успел, только широко распахнул глаза и вопросительно уставился на друга.

 

 — Что случилось? Ты чего так разорался? — спросил я, прижимая к себе Карину, которая от такого вопля проснулась и кривила свой хорошенький носик.

 

 — Твоя семья… Мама и отец… Они… — сразу же замямлил друг, пряча взгляд. Вот тут у меня в груди все сдавило. Родители собирались сегодня лететь на Мальдивы, чтобы отметить свой тридцатилетний юбилей совместной жизни.

 

 — Как это произошло? — дыхание сперло, горло перехватил спазм. Глаза стало жечь, но слезы так и не появились, просто стало очень трудно дышать.

 

 — Их самолет… Он просто… - все, мои нервы просто этого не выдержат. Подскочив на кровати, не обращая внимания на свою наготу, я гаркнул на него:

 

 — Ты можешь членораздельно сказать, что произошло? А не стоять и не мямлить! Баба ты или мужик, в конце-то концов? Ну?! — вот тут он набрал в грудь побольше воздуха и выпалил:

 

 — Их самолет взорвался прямо в воздухе, остались только одни обломки, твоих родителей даже собрать не удалось. Их везут в закрытом гробу, — запал иссяк, и я просто опустился на пол около кровати.

 

Их нет… Их больше не будет в моей жизни… Но как же так? Как такое могло произойти? Ведь каждый раз Селина, начальник охраны отца, всегда сама лично проверяла самолет на наличие взрывных устройств. Что же сейчас пошло не так? В девушке-охраннице я был уверен, она много раз доказывала свою лояльность и профессионализм. Несмотря на внешнюю хрупкость, девушка оказалась — кремень, причем у нее в прямом смысле был нюх на всякие пакости и гадости. Несколько раз она спасала жизнь отцу. И наверняка тщательно проверила самолет перед отлетом. Проглядеть взрывное устройство она не могла. Как же оно там появилось?

 

И тут, прервав мои размышления, голос подала Карина. Она подползла к краю кровати, обняла меня за шею и пропела:

 

- Дэн, возвращайся ко мне, я тебя утешу, — вот недаром говорят, что у блондинок мозгов ноль, именно такой случай попался и мне. В этот момент у меня все заклокотало от ярости. О каком утешении может идти речь? Неужели эта дура не понимает элементарного? Сцепив зубы и сжав кулаки, я с ненавистью посмотрел на нее. Хотелось заехать в ее смазливую мордашку, на которой расцвела улыбка. Но я пытался сдержаться и не ударить ее, а вместо этого только рыкнул:

 

 — Ты что, дура? У меня родители погибли, а у тебя одно на уме! Выметайся отсюда, чтобы я тебя больше не видел, только тупизны мне и не хватало. Мне сейчас нужен трезвый ум, а с тобой этого не получится, — она несколько минут переваривала информацию, потом, надув свои силиконовые губы, переспросила:

 

 — Ты хочешь, чтобы я ушла? Но почему? - все, это был предел моего терпения. Я сделал глубокий вдох, потом резко выдохнул. Поднявшись и подойдя к ней, при этом ни слова не говоря, сильно схватил ее за руку, поднял и, швырнув ей ее вещи, просто вытолкал из комнаты. Она несколько минут верещала, кричала, но потом я услышал, как хлопнула входная дверь и все стихло. Я облегченно выдохнул, дав себе зарок больше никогда не связываться с блондинками. От них только одна морока. И только после этого повернулся к другу, посмотрел ему в глаза, тот ответил мне как-то затравленно. Впервые я усомнился в нем. Его взгляд сейчас выражал не раскаяние или сочувствие, а злорадство, хотя он и пытался его скрыть. Подумать плохо о Вике у меня не получалось, но и против фактов я пойти не мог. И сейчас у меня закрались подозрения. Друг продолжал стоять, склонив голову, чтобы не смотреть на меня. А я задумался.

 

Вика я знаю очень давно. Сказать, что мы дружим, я не могу, так как он ведет себя, как верный пес. Своего мнения у него нет, он постоянно смотрит мне в рот, когда я что-то говорю, и со всем всегда соглашается. Меня это бесит и раздражает, но и высказать все тоже не могу, не хочу обижать человека. Он слишком долго пытался доказать свою верность, крутясь рядом со мной. Долгое время я никак не мог на это решиться, некое отторжение к парню было. Вроде и вид у него презентабельный, и девушкам он нравится, и у многих собеседников сходу вызывает доверие и уважение. А я все никак не мог понять, что же меня удерживало от дружбы с ним. Но спустя долгое время я начал с ним больше общаться, выделяя и стараясь относиться к нему как к другу. Именно из-за этого сейчас, глядя на него, я пытался сохранить лицо. И постараться не показывать своего недовольства. Но в данный момент я никого не хотел видеть, а тем более, его скорбное лицо.

 

- Вик, я хочу побыть один. Все уже знают? — он только кивнул, после чего вышел из комнаты, ни слова не сказав. А я вдруг почувствовал себя виноватым, хотя никак не мог понять, в чем. Вот умеет же этот человек сделать так, что чувствуешь себя чуть ли не сволочью, ни за что, ни про что, обидевшей человека.

 

Но тут я снова подумал о родителях, и слезы, наконец, градом брызнули из глаз.

 

С родителями мы были очень дружны. Они во всем меня поддерживали и помогали. У отца была огромная империя. Автосалоны по всему миру. Чтобы продолжить его дело и стать успешным бизнесменом, таким же, как и мой отец, я выучился на финансиста, и вот уже год, как работал в компании, пока только менеджером, стараясь не афишировать наши с отцом родственные связи. Мне не хотелось, чтобы в меня тыкали пальцем, говоря, что я всего достиг благодаря отцу. Да, в сущности, так оно и было, но мне хотелось доказать всем, что я и сам с усами. Потому и работал, не покладая рук, и этого мне хватило, чтобы заслужить уважение коллектива.

 

Только сейчас все изменилось. И хочу я этого или нет, но теперь именно мне предстоит встать во главе компании, так как я единственный наследник. Боже! За что? Почему все так сложно?

 

Ладно, надо собраться. Не время раскисать. Надо одеться и выдвигаться за гробом. Готовиться к похоронам. Проходя мимо зеркала, бросил на себя взгляд и ужаснулся. На меня смотрело всколоченное, черноволосое нечто, карие глаза блестели от слез. Нос, некогда бывший прямым и аристократическим, сейчас распух. Губы кривились. Плечи тряслись от едва сдерживаемых рыданий. Даже кубики пресса, казалось, сжались.

 

Закончив осмотр, оделся, взял все необходимое: документы, ключи, телефон… И поехал договариваться о похоронах.

 

Дальнейшее прошло мимо меня. Я словно был безучастным зрителем. Кладбище, речи родственников, сослуживцев, пожатие руки, соболезнующие слова, от которых хотелось выть и рычать, словно раненый зверь. Но я держался, сцепив зубы, закусив губы, но держался.

 

Подойдя к могиле, первым бросил ком земли и едва сам не прыгнул следом за ними, Вик удержал, будто бы поняв, что я задумал. А потом все время находился рядом. Ресторан, гости — все прошло, как в тумане. Карина на кладбище со мной не поехала. Да и не хотел я ее видеть в этот момент. Было не до нее. Домой после поминок меня тоже отвозил Вик. В памяти остались только странные взгляды родственников: брата отца, его сына и жены. Но и это я оставил без внимания.

 

Всю ночь я просидел на кресле, поджав под себя ноги и вспоминал все те светлые моменты, которые были в нашей жизни. Спать совершенно не хотелось. В груди была щемящая тоска, боль. Мне было очень плохо. На кладбище Селина, начальник охраны, ко мне даже не подошла, заметив мой ненавидящий взгляд. Да, я винил ее в смерти родителей, хотя девушка, может быть, была и невиновна.

 

Так и просидел до самого утра. Пока не пришел Вик и не сообщил, что нотариус требует моего присутствия для оглашения завещания. Он же меня и отвез.

 

Слушал я в пол уха, деньги родителей волновали меня меньше всего. За эти годы у меня был собственный довольно внушительный счет в банке, и я ни в чем не нуждался. Потому, снова погрузился в свои мысли, пока юрист зачитывал завещание.

 

Очнулся от шума, криков и споров. Брат отца, размахивая руками, орал на весь кабинет:

 

 — Как такое возможно? Он не оставил нам ни копейки? Ведь компания наша с ним общая! А он так поступил. Это несправедливо, я же его брат! — нотариус безучастно смотрел на мужчину, ничего не говоря. За столько лет практики, чего он только не насмотрелся в стенах этого кабинета.

 

- Да, это ведь ты давал ему начальный капитал, — встряла его жена, расфуфыренная особа, которую я с детства терпеть не мог за ее заносчивость.

 

 — Стоп! — не выдержал я. — Что вы разорались, как на базаре? Какой капитал? Какая совместная фирма? Вы хоть что-нибудь сделали для этой компании? — и только дядя собрался ответить, как я махнул рукой, призывая к молчанию. — Извините, да, сделали, брали машины в безвозмездное пользование, это я помню. Отец ни разу с вас не потребовал ни копейки денег. А сейчас вы устраиваете тут скандал? — все на миг притихли, и тут дядя взорвался окончательно.

 

 — Щенок! Да что ты знаешь? Алексу все доставалось легко, что бы он ни задумал, ему все удавалось, а мне приходилось мучиться и прокладывать себе дорогу потом и кровью, его все любили и ставили в пример, даже наши родители, а я был так, тенью брата! — и тут он устало опустился в кресло, резко замолчав, а у меня вырвалось:

 

 — Поэтому, вы его и убили? — этого он не смог вынести. Снова резко вскочив, бросился ко мне, но тут вмешался и сам нотариус, чуть ли не выпрыгнув из-за стола, пригвоздил того к стене.

 

 — Что ты несешь?! Он мой брат! — заорал он, не имея возможности вырваться. Хватка у юриста оказалась железной.

 

 — Достаточно! — гаркнул хозяин кабинета. Все затихли. — Я зачитал вам завещание покойного. А сейчас все свободны! — после этого мы стали расходиться. Я поехал домой, надо было привести себя в относительный порядок и ехать в компанию. Но перед этим я должен был заехать к кузену забрать ключи, так как они были только у него, за эти дни, пока у меня был небольшой отпуск, дела вел он. Только мой отпуск закончился, мне больше не хотелось отдыхать. Работа — вот что должно было помочь отвлечься от горя.

 

После обеда, приведя себя в порядок, я, скрепя сердце, очень уж мне не хотелось с ним встречаться, поехал к дому, который находился за городом.

 

Приехав, удивился, что дверь оказалась открыта. Войдя внутрь, услышал звуки, в происхождении которых сомневаться не приходилось. Н-да, развлекается кузен. Усевшись в кресло, приготовился ждать. Но, как ни странно, они быстро закончили. Сначала вышел Егор, а следом за ним… Карина. И почему я не удивлен?

 

 — Что ты здесь делаешь? — совсем нелюбезно поинтересовался он. — Я тебя не приглашал.

 

 — Я за ключами, — равнодушно пожал я плечами, стараясь не смотреть на, уже бывшую, невесту. Самое интересное, чему я и сам поразился, от предательства девушки мне было ни жарко, ни холодно. Все внутри омертвело. Я не испытывал никаких чувств. Она еще попыталась было что-то сказать, но глядя в ее испуганные глаза, я только усмехнулся и категорично мотнул головой.

 

 — Не стоит, — после чего, поймав брошенные мне ключи, вышел вон из этого дома. И отправился прямо в офис компании.

 

Несколько месяцев я работал, как одержимый. Рядом со мной постоянно находился Вик. Он ездил по поручениям, заключал договора, искал новые и неизведанные пути для нашего развития. В эти дни именно он был самым незаменимым помощником. Все шло прекрасно, я почти сутками сидел на работе. И в один из дней, стоило мне приехать, как обычно, на работу, как с удивлением обнаружил заплаканный персонал. И каких-то суетящихся людей, что-то записывающих в блокноты.

 

 — Что здесь происходит? — стараясь сохранять хладнокровие, поинтересовался я.

 

 — Опись имущества, — равнодушно ответил мне один из пишущих. Потом поднял голову и добавил: — Ваша компания объявляется банкротом.

 

 — Но как такое возможно? - да, я не вникал в бухгалтерию, но считать-то я прекрасно умею, сам несколько раз составлял договора о продаже.

 

 — Это не ко мне, — отрезал он. Я собрался было позвать главного бухгалтера и финансового директора, но и тут меня постигла неудача. — Не утруждайтесь. Их нет. Они сбежали, — просветил меня тот же мужчина.

 

Что происходит? Что за напасти преследуют меня? Столько месяцев упорного труда и все насмарку. Где же я мог проколоться? Что упустил из виду?

 

И тут ко мне подошла моя секретарь, Леночка, и, вытирая слезы, протянула мне письмо. Открыв его, стал читать. После первых строк все поплыло перед глазами…

 

«Здравствуй, Ден! Если ты читаешь это письмо, значит, наша задумка удалась. Ты банкрот. Как и что мы делали все эти месяцы, рассказывать не стану, ни к чему тебе это, но своей цели мы добились. А сейчас могу сказать только одно: тебе лучше уехать из этого города, так как твои проблемы еще не закончились. И это предупреждение в честь нашей прошлой, так называемой дружбы. На этом я заканчиваю, меня ты больше не увидишь, я слишком далеко нахожусь с твоими деньгами.

 P.S. Теперь компания будет принадлежать твоему дяде, как он и хотел. Как он сможет ее потянуть, это уже не мои проблемы. Прощай! Вик.»

 

Я скомкал письмо. В глазах горела ярость. Значит, меня предали все, даже тот, кто все эти годы был в качестве верного пса. Но почему он так поступил? Чем же я его так разозлил? Чем не угодил?

 

Именно это мне и предстояло узнать. Подошедшая ко мне Селина, отвела меня в сторону и сообщила:

 

 — Денис Александрович, ваш друг и ваш кузен взяли очень крупную сумму денег у тех, у кого брать не стоило, а поручителем сделали вас. Поэтому они не поверят, что вы непричастны. Вам лучше уехать, — после этого мне стало ясно о каких проблемах говорил Вик.

 

 — Хорошо, я уеду, — пришлось согласиться мне. А девушка, склонив голову, попросила:

 

 — Я могу поехать с вами? — заметив мой неприязненный взгляд, пояснила: — Я знаю, что вы подозреваете меня в халатности, причастности к смерти родителей, но я могу сказать одно: я основательно проверила самолет. И вот, — она протянула мне заключение экспертизы. — Прочтите.

 

Я взял бланк, где было написано, что взрывное устройство находилось в чемодане отца. Но кто его туда положил? И тут догадка молнией пронзила мозг. Вик! Только ему мы доверяли. Только он все время имел неограниченный доступ в нашем доме, и именно он помогал собирать вещи.

 

 Вик, Вик! Что же ты наделал? За что?

 

Именно это мне и предстояло выяснить, а так же вернуть себе компанию отца и наказать виновных. А пока… Нас ожидает много трудностей. Да-да, я решил взять Селину с собой. Мы должны все преодолеть.

 

Селина

Новость о крушении самолета для меня была как гром среди ясного неба. Я в шоке уставилась в экран телевизора, застыв в полнейшем ступоре. Но я ведь лично проверила каждый сантиметр этого гребанного самолета. Откуда там взрывное устройство? Его там по определению быть не могло. Это полный крах. Столько лет я упорным трудом завоевывала свою репутацию и вот сейчас все ушло коту под хвост. Наверняка Денис решит, что я потеряла квалификацию и плохо справилась с обязанностями.

 

Все свои двадцать пять лет я упорно шла к своей цели. Мне хотелось быть похожей на отца — полковника в отставке. Он тридцать лет посвятил работе в ОМОНе, да еще и в отряде особого назначения. Сколько раз он был ранен, сколько жизней спас, вынося на себе молодых ребят после очередной операции. Его любили, уважали и боялись. Он с детства был моим кумиром.

 

Я твердо решила пойти по его стопам. Сначала учеба в школе с золотой медалью, за ней Академия с красным дипломом. Именно на практике мне и повстречался Александр Игоревич — отец Дениса. Меня рекомендовали ему, когда он искал в свою компанию начальника охраны. Я вспомнила тот день.

 

— Селина Генадьевна, подойдите ко мне, — пригласил меня наш босс, как только я вернулась с парнями с операции по захвату притона наркоманов. Уставшая, злая, невыспавшаяся — нам пришлось двое суток сидеть в засаде, чтобы дождаться рыбку покрупнее, а не просто нагрянуть на притон. И сейчас я до ужаса хотела спать. Глядеть на себя в зеркало мне было страшно. Наверняка всколоченая, с шальным блеском в глазах и в мятой одежде. Н-да, видок тот еще.

 

— Да, Константин Петрович, я вас слушаю, — я вошла и застыла навытяжку. В кабинете он был не один. При посторонних нельзя было позволять никакой халатности. Хотя дядю Костю я знала с детства, он старинный и, наверное, единственный друг отца. По моей большой просьбе он никому не сказал, чья я дочь. А фамилии с папой у нас были разные. Я успела неудачно выскочить замуж и через полгода развестись, застукав супруга с некоей девицей. Классика жанра, тут ничего не попишешь. Фамилия у меня осталась мужа, чтобы никто пока не связал меня с папой. Мне хотелось самой добиться всего.

 

— Селина, хочу представить тебя Александру Игоревичу, ему нужен начальник охраны. И мне кажется, ты прекрасно подойдешь для этой должности, — после слов босса я едва не задохнулась от радости, но владение своим лицом и эмоциями позволило бесстрастно кивнуть в ответ.

 

А вот Александр Игоревич — видный мужчина, навскидку лет сорока-сорока пяти, скептически осмотрел меня и непроизвольно скривился. Обернувшись к боссу, не обращая на меня внимания, гость, добавив сарказма в голос, спросил:

 

— Костя, как ты себе это представляешь? Пигалица лет двадцати и начальник моей охраны? Да на нее ж дунь, она и рассыпется. Худенькая, стройная, красивая. Ей в модельном агентстве самое место, а ты мне ее предлагаешь на серьезную должность. Да меня же засмеют все.

 

— А вот тут ты не прав, Саш, — добродушно хохотнул начальник, подмигнув мне, едва не сползшей по стене от разочарования. Сил злиться уже просто не было. Я привыкла, что народ всегда на меня так реагирует. И если несколько раз мне это помогало выполнить задание — никто не ожидает от красавицы-блондинки подвоха, многие привыкли нас считать безмозглыми курицами, способными раздвигать ноги, то впоследствии пожалели. Именно так нам удалось взять главаря одной из банд, промышляющих грабежами, угонами автомобилей и даже похищением. Ой, что-то я отвлеклась. Меня же там обсуждают.

 

Я слушала двоих мужчин и понимала, насколько категоричен Александр Игоревич. А шеф пытался его убедить хотя бы попытаться проверить меня в деле. Начальник умеет убеждать, наш гость согласился, при этом не забыв предупредить:

 

— Один косяк и твоя профи вылетает из моей компании как пробка. Главное, чтобы этот косяк не стоил мне жизни.

 

На этом и договорились. А уже на следующий день я приступила к своим обязанностям, договорившись в Академии сдать диплом заочно. Мне разрешили.

 

За два месяца было три покушения на моего нового работодателя, именно это помогло увериться Александру Игоревичу в моем профессионализме, и его скептицизм в отношении меня пропал. С того времени он вообще перестал видеть во мне сопливую девчонку. Впрочем, так же, как и другие, которые сначала посмеивались над новым начальником охраны.

 

За два года, что я проработала у этого чудесного человека, я завоевала авторитет жесткой, язвительной, циничной и практичной особы. Как называли меня остальные ребята — свой парень в доску. Сначала было не по себе, потом привыкла.

 

Единственный, с кем мне так и не удалось наладить отношений, оказался сын Александра Игоревича — Денис. Он меня совсем не замечал, ни как девушку, ни как профессионала. Было немного обидно. Мне нравился этот молодой человек: целеустремленный, интересный, умный. Красивым я бы его не назвала, грубые чисто мужские черты лица, тяжелый подбородок, прямой нос, тонкие губы. А вот глаза у него были красивые, карие с золотинкой. Именно они в нашу первую встречу и привлекли взгляд, да еще плавная походка хищника, преследующего свою добычу.

 

Как позже мне удалось узнать, у него была невеста: пустоголовая блондинка Карина, которая спала со всеми, кто пообещает подарок или деньги. Я поражалась, неужели Денис настолько слеп, что не замечает очевидного? Но в его личные дела я не лезла — не моя компетенция. Пусть сам со своей шалавой разбирается.

 

В тот день, когда Александр Игоревич со своей очаровательной супругой должен был лететь на Мальдивы навсегда отпечатался в моей памяти.

 

***

 

— Селина, да что с тобой сегодня? Ты сама не своя, — подойдя ко мне, хлопнул меня по плечу мой босс. — Ты уже по третьему кругу обследуешь этот чертов самолетот. Пилоты уже на взводе. Нам вылетать пора.

 

— Александр Игоревич, неспокойно мне, — призналась я. Чуйка еще никогда меня не подводила.

 

— Но ведь ты все проверила не только снаружи, но и внутри. Будь твоя воля, ты б еще и наш багаж проверила, и всех нас обшмонала, — рассмеялся мужчина. Мои глаза загорелись. Он был прав. Я уже хотела именно так и поступить. — Не вздумай, девочка. Народ этого не оценит, — серьезно выдал он, мне пришлось сникнуть.

 

— Александр Игоревич, я чувствую, что что-то не так, тревога в груди, я не могу выпустить этот самолет, — тихо, но твердо произнесла я. — Боюсь, это чревато.

 

— Не дури, Селина, ты ведь уже убедилась — все в порядке. Может твое предчувствие связано с чем-то другим? — я видела, как начальник начал злиться, но упорно стояла на своем.

 

Меня не послушали. Я пыталась его убедить в своей правоте разными способами, даже дошла до того, чтобы воззвать к его любви.

 

— Александр Игоревич, если вы о себе не беспокоитесь, то подумайте о своей очаровательной супруге. Пожалуйста, позвольте мне проверить багаж? — впервые я едва не взмолилась.

 

Может быть этот аргумент и подействовал бы, если б в наш разговор не вмешался друг Дениса Виктор. Он подошел к нам, зло посмотрел на меня и прошипел:

 

— Александр Игоревич, гроза приближается, если вы сейчас не взлетите, то есть угроза попасть в болтанку. Вам это надо? Портить себе настроение непогодой и штормом в небе?

 

Больше шеф не разговаривал. Он дал отмашку, пилоты завели самолет. Мне оставалось с ненавистью смотреть на довольно оскалившегося Виктора и взлетом моего шефа с женой. В груди все сжалось от нехорошего предчувствия. Я постаралась отогнать от себя плохие мысли. Как часто говорил папа: «Не буди лихо, пока оно тихо».

 

Приехав домой, я завалилась спать. Мне снился кошмар, море крови. Утром я проснулась разбитая и невыспавшаяся. И вот сейчас сижу на диване и туплюсь в телевизор. Я оказалась права. Предчувствия меня не обманули.

 

— Что ж я сижу? Надо срочно бежать к экспертам. Должна же я выяснить, где была эта чертова бомба, — вслух произнесла я, заметавшись по квартире и быстро собираясь.

 

У меня зрела стойкая уверенность, что взрывное устройство наверняка было у кого-то при себе. Или в багаже, или в кабине пилотов, куда меня так и не пустили. Но у пилотов вряд ли. Так как они не стали бы рисковать собственной жизнью. А вот багаж…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям