0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из книги «Сборник романов «Сундук мертвеца»»

Отрывок из книги «Институт «Рас», или Некромантки предпочитают брюнетов»

Автор:

Исключительными правами на произведение «Институт «Рас», или Некромантки предпочитают брюнетов» обладает автор — Косухина Наталья . Copyright © Косухина Наталья

Институт рас

Пролог

Сегодня день моего триумфа, когда все встанет на свои места и обретет смысл. Сегодня я раздам все долги!

Медленно я шла по дороге и тащила вслед за собой мужчину в мешке.

О! Он очень тяжелый, но путь до места назначения довольно близкий, и ради благого дела стоит потрудиться. Несколько метров, знакомый склеп, и я на месте.

Бросив ноги в пакете на землю, я улыбнулась. Наконец-то! Мечта исполнится, и я все-таки зарою его, как давно хотела. Только одна эта мысль приводит меня в восторг, заставляя двигаться дальше.

Вот в руках лопата и я принимаюсь копать. Нужна могилка поглубже: а то вдруг выберется. Что тогда делать? Вряд ли подвернется возможность снова его зарыть!

Луна светила ярко как никогда, благословляя на столь полезное для мира дело, как упрятать в недра земли этого проклятого мага! Время шло, работа спорилась — и вот яма готова. Сил стащить тело не осталось, а мне еще его закапывать.

Определив мужчину туда, где ему самое место, я, несмотря на ужасную усталость, вновь заработала лопатой. Надеюсь, декан простит мне этого предателя: после всего я просто не могла поступить иначе. Просто не могла.

Когда холмик вырос над могилой, я устало опустилась на траву. Мысленно, против воли, вернулась воспоминаниями назад, в то время, когда все только начиналось, когда я еще не была втянута хитрым обманом в самую большую авантюру моей жизни.

Светлые и легкие деньки, как же я скучаю по вам. Хотя в моей жизни случилось и много такого, от чего отказаться я не смогу, уже не смогу.

Бросив взгляд на могилу, я вспомнила, как начиналась эта история.

Глава 1. Первый контакт

В один из теплых летних дней окружающий мир сошел с ума, а жизнь стала напоминать День сурка в сумасшедшем доме. Так, стоп! Все по порядку…

Нельзя сказать, что необычная история случилась с обычной девушкой, это было бы неправдой. С самого детства, буквально как научилась ходить, я выделялась из круга сверстников. В песочнице, в детском саду, в школе я сторонилась людей и была крайне замкнутым и самодостаточным ребенком.

Родители старались помочь в общении с окружающими, таская меня в кружки, на факультативы и творческие вечера, но, когда мне исполнилось шестнадцать, подростковый врач заявил моей маме, что у меня асоциальное развитие. И, конечно, все списали на переходный возраст.

К этому времени я перестала стараться что-то исправить в своем мировоззрении. В конце концов, почему я должна что-то менять, если меня все устраивает и я не мешаю жить другим? Неужели обязательно постоянно общаться и быть активисткой?

В день, когда началась эта история, у меня случился выпускной.

Я не хотела идти: большое скопление людей меня раздражало, мешало и, можно сказать, сводило с ума. С одноклассниками у меня, несмотря на годы учебы, не было никаких взаимоотношений, кроме «привет-пока», а тут еще и привлекли к общественной деятельности…

Несмотря на мои старания избежать посещения крайне неприятного мероприятия, мама одела меня в пышное платье, в парикмахерской сделали прическу с завитушками и я отправилась на истязание.

Очень, очень надеялась, что все, как обычно, не будут обращать на меня внимания и я смогу спокойно посидеть в уголочке вдали от всех. И в этот момент мне не повезло в первый раз.

Ко мне подсела Юля Смирнова, наша староста и душа класса. Очень ответственный человек. Ну просто очень!

Она считала своим долгом помогать мне налаживать контакты с окружающими, ведь это так ужасно, что я некоммуникабельна, флегматична и оторвана от общества. Ах, я бедненькая!

И именно Юлю я боялась больше всех в школе, потому как от нее не удалось скрыться еще никому.

Вот и сейчас она нашла меня в моем уголке и, присев рядом, сочувственно спросила:

— Ирина, почему ты не танцуешь со всеми? Может, мне попросить мальчиков, чтобы тебя пригласили?

Покосившись на танцпол, где сейчас играла веселая музыка, я заметила, как прыгают наши ребята вместе с девушками, и, не гадая, можно точно сказать, что всем им очень хорошо. А из моей памяти еще не изгладился случай на последнем звонке, когда полкласса замывалось в туалете, потому что Колю Виватова вырвало фонтаном на своих одноклассников.

— Нет, спасибо, обойдусь, — поспешно отказалась я.

— Тебе неприятно находиться среди людей? — сочувствуя продолжила лезть мне в душу одноклассница.

Все знали о моей особенности, и это сильно отравляло мне жизнь.

— Да, — просто призналась я. — Но совсем не потому, что я испытываю физически неприятные ощущения. Просто ради окружающих постоянно требуется напрягаться, идти на компромиссы и уступки, люди добавляют в жизнь сложностей и постоянно создают ближним проблемы.

Вот как ты, например. Тебя не звали, а ты пришла, да еще начала расспросы.

— Хм… Мне сложно понять, как можно без подруг?

Легко!

— Мы вот с Людой не разлей вода, и я не представляю, что бы делала порой без ее совета.

Люда — это еще одна активистка класса. И я могла бы рассказать массу вариантов, что Юля могла бы делать без своей подружки. Например ходить без рогов, так как Люда уже третий месяц крутит роман с парнем Юли. Живой пример, почему можно не любить людей.

— Ну… Конечно, ты права, я постараюсь исправиться, — сочла за благо согласиться.

— Сейчас будет на сцене выступление цыган, — заговорщически прошептала староста и ушла, оставив меня наедине с собой.

Я поначалу думала, что она пошутила, однако, когда на сцену небольшого кафе вышли настоящие цыгане и запели, в полном шоке так и осталась сидеть в своем углу.

Креативность Люды, кажется, перешла все границы.

Но это еще полбеды. После выступления было предложено нам погадать, и весь класс по очереди отправился в подсобное помещение, чтобы нам рассказали судьбу.

Чушь полная, по-моему, но грозный взгляд классного руководителя не позволил мне оторваться от коллектива, да и повода сбежать не было. Через полчаса из всех остались непросвещенными только я и Люда. И пока Юля искала свою подругу, я отправилась к гадалке.

Едва только вошла, как все мое внимание сконцентрировалось на пожилой женщине. Смуглая кожа, темные пронзительные глаза, несуразная пестрая одежда и платок, банданой повязанный на голове.

— Ну, что встала? Проходи, садись. Я уж начала волноваться, что ты не пойдешь.

Удивившись такому нестандартному началу, я опустилась на стул напротив нее и ляпнула:

— Не думала, что цыгане заставляют работать пожилых.

Закрыла рот я поздно, слово не воробей: вылетит — не поймаешь.

— Правильно думала. Я сама пошла, очень уж ты меня заинтересовала.

Тут немного расслабилась. Вот оно, логичное продолжение. Ты особенная и все такое.

— Что застыла? Давай руку.

Я протянула правую и тут же услышала:

— Не эту. От тебя левая нужна.

Я удивилась, но исправилась.

— Так и думала. Вот что… Ждет тебя решение важное, весть официальная, дорога дальняя, испытание непростое. Чтобы выдержать все, слушайся своего сердца и прислушивайся к другим. Знающие люди направят тебя, и судьба сложится.

Угу. А теперь про любовь…

— И сложится с темноволосым мужчиной, что бросит тебя умирать, заставит себя спасать и будет единственной твоей опорой и любовью. Он счастье твое!

— А не хочет ли такое счастье отправиться в пеший тур с эротическим уклоном? — выпалила я, совершенно позабыв, что все это неправда.

— Впрочем, будет у тебя и другой вариант, но будешь дурой, если выберешь не черноволосого.

Ага, это у меня — асоциальной личности, которая и с парнем всего один раз встречалась и то всего две недели? Сразу два кавалера? Ну-ну…

— Все, закончила я с тобой. Ты, когда наведаешься в этот город вновь, помни, что я не отказалась бы от какого-нибудь презента. Может, от оздоравливающей настойки.

У женщины явно едет крыша.

— Чего сидишь? Иди уже. Мне домой пора.

— Но ведь у вас еще Люда не была, — пролепетала я, направляясь к двери.

— Больше я сегодня никому гадать не буду. Ты последняя, поверь мне.

Покачав головой, я вышла из служебного помещения и сразу услышала на улице крики. Весь класс отправился смотреть, что же случилось.

А прямо перед кафе сцепились две подружки — Юля и Люба. Рядом стоял Витя, молодой человек первой, и растерянно смотрел на них. По выкрикам я поняла, что наша староста застала парочку целующимися и все открылось.

Девушек разняли, отчитали. Мне не было жалко Люду, в отличии от Юли. Она хоть и навязчивая немного, но хороший человек. Не заслужила подобного. С другой стороны, ей повезло избавиться от такого сокровища, как Витя. Никоторые за них еще и замуж выходят. Вот где ужас!

Юлька была совершенно подавлена, и классный руководитель не знала, что делать с обеими. В кои-то веки я проявила инициативу:

— Тамара Анатольевна, давайте я отведу Юлю домой, мы живем совсем рядом.

— Да, — пробормотала женщина. — Спасибо, Ирина. Она такая несчастная, лучше ей отправиться домой. Думаю, все сейчас разойдутся, вечер совершенно испорчен.

Может, она и права, но я не была намерена упускать шанс ретироваться с праздника. Подхватив Юльку под руку, поволокла ту прочь.

— Куда мы идем? — вытирала девушка слезы.

— Домой.

Кажется, староста уже жалела о своем поведении. Ну да ничего, когда она еще с классом-то увидится? Школу мы закончили.

— Знаешь, Ира, я сейчас очень рада тому, что ты не любишь общаться.

Первый раз за десять лет у нас было полное взаимопонимание.

Так же молча мы с Юлькой и расстались около дома, и я поднялась на пятый этаж, где меня в квартире уже поджидали родители.

— Привет, хорошая моя! — расцеловала меня около порога мама. — Как прошел вечер?

— Просто прекрасно — пробормотала я, входя на кухню и наливая попить. — Было вино, еда, цыгане и танцы. А в конце драка на почве ревности. Можно сказать, вечер был запоминающимся.

— Что случилось? — ахнула родительница, и мне пришлось в двух словах объяснить случившееся.

Мама принялась мыть посуду и рассуждать о произошедшем, а я улизнула в комнату. Завтра предстоят походы по институтам, и надо хорошо выспаться, чтобы пораньше встать.

— Ирина, мы же еще не поговорили по поводу учебы, — крикнула мама.

— Потом!

Закрывшись я облегченно выдохнула.

Родители хотели, чтобы я поступила в университет недалеко от дома, который специализировался на химии и биологии. Обе науки давались мне легко, но мне было все равно куда поступать: ни к одной профессии я не испытывала особого пиетета. Поэтому завтра подам документы куда только можно.

Пусть судьба определит, кем мне дальше быть по жизни. Успокоенная таким решением, я спокойно заснула.

***

Восседая на лавочке недалеко от кабинета, где принимали заявления на поступление в ВУЗ, я смотрела, как туда-сюда снуют студенты. Это пятый университет за первую половину дня, и везде одно и то же: «Займите очередь для подачи документов».

Будущие экономисты суетливо ходили мимо меня: одни не замечали никого вокруг, погруженные в свои заботы, другие наоборот — смеялись и шутили с друзьями. А были и такие люди, которые недоуменно смотрели по сторонам, словно не понимали, зачем они здесь.

Видимо, в будущем мне предстоит присоединиться к последним.

Вздохнув, я достала из сумки смартфон и погрузилась в глобальную сеть Интернет. И первым делом зашла на сайт «ВКонтакте». Сообщения, сообщения, любимые группы… А вот и группа «Книгомана». Книги, акции, ага — голосование.

Сегодня тематика — фэнтези, и несколько опросов, как раз по наболевшей теме: «Поступили бы вы в институт магии?» И мой ответ — да.

Почему бы и нет? Я сегодня везде поступаю.

Что там у них дальше? «На какой факультет хотели бы попасть?» Алхимики, боевые маги, некроманты, ментальные маги, артефакторы, прорицатели, дознаватели. Хм-м… Нажимаю на поле «комментария» и пишу ответ: «На какой возьмут».

И последний вопрос: «При поступлении вас ждет испытание, согласны ли вы на него?» Отмечаю «да». А дальше снова книги, картинки, скидки…

— Ирина Вознесенская?

Поднявшись со скамьи, я отправилась подавать документы в очередной университет, нечего терять время.

Уже вечером, еле живая от усталости, я зашла в квартиру, а дома никого нет. Пятница, вечер, родители уехали на дачу — красота!

Поев и приняв душ, упала на кровать, широко раскинув ноги, и старалась вспомнить, какие еще ВУЗы есть в нашем городе. Голова от перегрузки информации отказывалась думать, и я потянулась за списком. Но на столе вместо него лежало странное письмо в конверте с интересным штампом «Ин-т Рас».

Что это? Впервые за день во мне проснулось любопытство. Распечатав послание, я развернула письмо, написанное на хорошей качественной бумаге, и прочитала. Замерла. Тряхнула головой и снова прочла, на сей раз в слух.

— «Добрый день, Вознесенская Ирина Георгиевна. Мы рады получить ваше согласие на обучение в Институте Рас. Сообщаем, что распределение на факультеты будет проводиться пятнадцатого июня, с собой брать ничего не нужно, все необходимое вам выдадут на месте. Желательно, к моменту испытания хотя бы приблизительно определиться, на каком магическом факультете вы хотели бы обучаться. Представительство института на Земле находится по следующему адресу… Всего наилучшего. Секретарь ректора Унила Добракович.»

Перечитав написанное еще раз, мне сложно было поверить, что это лежит у меня на столе. И тут озарение…

— Это же бывшие одноклассники шутят: никак нашли мои сегодняшние ответы в интернете? Вот же… Нигде от них покоя нет. А родители берут подсунутое в ящик и не смотрят.

Скомкав письмо, я выкинула его в мусорное ведро. Неужели они думают, что я поеду на испытание, купившись на этот розыгрыш? Угу, уже бегу.

Включив и посмотрев немного телевизор, я незаметно для себя задремала.

А на следующий день, убираясь, снова обнаружила на столе письмо, то же самое, в надорванном конверте. Но ведь я же его выбросила!

Ничего не понимая, я бросила взгляд в зеркало: слегка растрепанные золотистые волосы стянуты в хвост, лицо немного полновато, серые глаза смотрят прямо и чуточку устало. Кожа белая, фигура полная. Сейчас на мне майка в обтяжку и шаровары, свободно струящиеся вниз, на ногах — тапки с мордами пушистых котов.

Мой внешний вид кричал мне, что мой разум в порядке и я сегодня никуда не выходила. Тогда вот вопрос: кто же был в квартире и вернул письмо на стол?

Растерянно раздумывая об этом, я зашла в ванную и, включив воду, собралась почистить сантехнику, когда по трубам прокатился гул. Федор Иванович снова засорил канализацию?

Гул нарастал и нарастал, а потом резко все стихло и на моих глазах вода потекла в обратном направлении, исчезая в кране.

— Елки-палки!

В совершенном шоке наблюдала я за природной аномалией, а потом меня потянуло, словно магнитом, к ванне и как по волшебству засосало в кран.

Словно в воздушном пузыре, я летела сквозь воду, а может и пространство. Меня вертело, крутило и неожиданно выкинуло на пол.

Стоя на четвереньках, я всматривалась в камень, который был похож на лед, но более прозрачный, гладкий и не холодный.

— Вознесенская Ирина? Почему не приехали на испытание, как договаривались? Пришлось вытаскивать вас временным телепортом, — недовольным голосом произнес кто-то сверху.

Подняв глаза, я увидела с виду обыкновенную темноволосую женщину, говорящую странные вещи. Ее полноватая фигура была облачена в белоснежный костюм с юбкой-макси и длинную безрукавку, напоминающую чем-то плащ.

— Не понимаю, что тут происходит, где я и как сюда попала, — ответила я, шокировано рассматривая огромный, отделанный мрамором зал, только стены почему-то поблескивали в свете свечей.

Помещение имело круглую форму, и в стенах были проделаны арки, в которых клубилось разноцветное марево.

— Если бы прибыли вместе со всеми, то вам бы все объяснили, а раз вы такая недоверчивая, то теперь нам придется поспешить. Кстати, я Унила Добракович, секретарь ректора, по всем организационным вопросам обращаться ко мне.

Женщина направилась к одному из двух огромных проемов, расположенных напротив друг друга и, видимо, являющихся выходами, и я на автомате двинулась за ней.

— Где я все-таки?

— В институте Рас, в одном из самых престижных учебных заведений всех миров. Каждый год мы выбираем лучших из лучших, которым предоставляем право поступить к нам. Это большая честь, между прочим.

— Но я не поступала! — воскликнула я, ничего не понимая.

Я бы посчитала эту женщину сумасшедшей, если бы не окружающая действительность. Впрочем, может это мой диагноз?

— Как это не поступали? Кто при опросе выбрал ответ «поступлю», «все равно на кого» и подтвердил свои ответы?

— Но это же просто опрос! В интернете.

— С чего вы решили, что все просто? — лукаво посмотрела на меня секретарь.

Совершенно шокированная и немного деморализованная, я шла за Добракович и не знала, что и думать. Это сон или не сон?

Однако додумать эту мысль мне не дали новые впечатления. Мы шли по совершенно пустынным коридорам замка, который словно сошел со страниц сказок. Да что там сказок, я знаю с чего писали Гари Поттера.

Стены выполненные из крупного камня, красиво обработанные и отделанные создавали не только флер старины, но и роскоши. На стенах висели различные портреты неизвестных мне людей, светильники, в которых пылал огонь словно живой.

Кое-где были драпировки из тяжёлого бархата, ну мне так показалось, хотя материал вроде несколько странный. А в воздухе витал запах волшебства и чем-то напоминал ваниль… Или это столовая находится недалеко?

В общем, если впечатления обобщить, то это именно тот университет, куда мечтают попасть девушки читающие книги фэнтази. Где мечтала побывать я. Не знаю, что будет дальше, но эти воспоминания останутся со мной до конца моих дней.

Миновав несколько коридоров, мы подошли к небольшой дверке и секретарь осторожно постучала, в ответ дверь исчезла. И пока женщина смело шагнула внутрь, я засеменила следом ощупывая дверной косяк что бы распознать в чем фокус.

— Ирина, ну давайте же быстрее, время поджимает.

И я поспешила. Миновав очередной узкий коридорчик мы подошли к огромным двухстворчатым дверям из толстого полированного дерева в железной окантовке, которая словно переливалась, а на дереве имелись письмена.

Потянувшись к ним рукой, я была остановлена окриком.

— Осторожно, вы еще не зачислены в институт и стихийная магия может причинить вам вред.

После чего ухватившись за металлические ручки и распахнула двери.

— Унила, еще один студент? — послышался удивленный голос.

И сделав несколько шагов вперед я увидела преподавателей. Они сидели за широким полукруглым столом в небольшом зале, а перед ними стоял стол и стул, куда мне Добракович и предложила присесть.

— Да, вот поступила буквально в последний момент.

А я стесняясь своих тапок с мордами и легкой домашней одежды, сконфуженно опустилась на стул.

— Ну хорошо, что испытания не закончились, — заметил мужчина в центре и в нем я признала ректора.

Ну… Я так думаю, что это ректор. В идеале по сюжету у нас должна быть с ним любовь, однако присмотревшись я поняла, что это совершенно не мой типаж.

Начнем с тог, что ни преподаватели, ни ректор университета никаких мантий не носили. Они были одеты в различную одежду фэнтезийного характера. Шикарные рубашки как у пиратов, пиджаки как у дворян и красивые платья. А у ректора имелся вставной глаз, неземная красота и острые уши. В общем все, что я в мужчинах не люблю.

Скорее всего эльф…

— Добрый день, Ирина Вознесенская, — улыбнулся мне мужчина. — Откуда вы к нам прибыли?

Он разговаривал со мной как с душевно больной. Еще один минус.

— С Земли, — хрипло выдохнула я и скосила взгляд на остальных.

С права от главы института сидел седой мужчина сурового вида. Аристократическое лицо, седые волосы и выражение, словно он проживал и проглотил ведро гвоздей. Ужас…

Чуть левее ректора сидела немного полноватая светловолосая женщина, миловидной внешности, но едва она мне улыбнулась, как я поняла, что все сказки про вампиров правда. Острые клыки и если присмотреться тёмно-вишнёвые глаза… Мама, куда я попала?

Далее за вампиршей сидел самый колоритный человек в этой комнате. Длинные светлые волосы с черными маленькими рожками на голове, вокруг глаз черные круги словно туш потекла и татуировки на лице. Он был одет в белую рубашку распахнутую на груди, кожаные брюки и тяжелые ботинки напоминающие мне гриндора.

Конечно выглядел преподаватель эпатажно, но должен же его статус хоть немного ограничивать… Или нет?

Пока я изучала комиссию, преподаватели изучали меня.

Война миров – извечная легенда
Вдруг станет явью наших дней.
А мудрость сказок столь бесценна –
Найди разгадку в них скорей.

Сказочный мир – волшебное место, подарившее дом самым разным магическим созданиям. Издревле обширные земли были поделены между народами с разным Даром. Те, кому по рождению достались способности к светлой магии, объединились под предводительством самого сильного белого мага. Шериад Вариш, прозванный Миротворцем, стал первым императором Светлой империи, положив начало династии Варишей.

Все существа с темным Даром обосновались на территории, впоследствии получившей название Закатные земли. Многочисленные царства и княжества не признавали единой власти, однако, чтобы не скатиться в пучину междоусобиц, вверили себя Посланникам Мира, избранным от каждого удела, которые образовали Совет Магов.

Но были и те, кто не желал ограничивать себя только светом или тьмой. Заняв свободные территории, что соседствовали с Закатными землями и Светлой империей, они создали свой маленький мир и назвали его Зеленые холмы. Чудесное место, где одинаково радовались созданиям с любым Даром или вообще без оного. Волшебный край с дивными садами и кристальной чистоты озерами, где не знали горестей и бед. Пока не началась Смутная война…

Первое столкновение между землями, до этого жившими в согласии, началось после нападения неизвестных тварей, за одну ночь уничтоживших целое поселение в Зеленых холмах. Светлые маги обвинили во всем темных и спешно закрыли границу империи, установив дополнительный непроницаемый магический контур. Видимо, Шериад Вариш надеялся защититься таким образом от неизвестной угрозы. А вот темные… Они попытались помочь жителям Зеленых холмов, но, увы, оказались не готовы к столкновению с существами, выбравшимися из Хаоса, и их кукловодами.

Так началась Смутная война, за свой недолгий срок унесшая несчетное количество жизней. В стороне не остался никто: ни светлые, ни темные, ни магические лишенцы[1]. И когда уже казалось, что надежда окончательно покинула Сказочный мир, появились они…

Сидхаи – древнейшая раса, считающаяся прародителями всех магов. Они повелевали изначальными стихиями, коим были подвластны Жизнь и Смерть. Поговаривали, что их знания зародились вместе с миром, а умения были способны погрузить все сущее в Изначальную тьму. Сильнейшие из воинов, пришедшие на помощь умирающему миру.

Объединив народы, они повели их за собой в последний бой. Общими усилиями воинам удалось оттеснить врага в глубь территории Зеленых холмов, а после изгнать Кукловодов из Сказочного мира. Однако тварей, что рвались из разрывов мировой материи, было слишком много, и на место уничтоженных пробирались новые. Тогда Великий владыка сидхаев, воспользовавшись своей силой, стянул все разрывы в одно место и оградил эту территорию непроницаемым куполом. Так Зеленые холмы получили новое прозвище – Земли Хаоса.

Никто не знает, что случилось с сидхаями за Границей, но спустя некоторое время по Сказочному миру стали гулять легенды…

Где-то в самом сердце Земель Хаоса существует чудо-град, и хранятся в нем такие несметные богатства, что даже крепостная стена сложена из мрамора, а по периметру ее установлены серебряные щиты. На рассвете они отражают лучи восходящего солнца и этим сиянием сжигают тварей Хаоса, за ночь подобравшихся к границе города. Каждый дом в этом граде украшен драгоценными каменьями, что даже не имеют названия в нашем мире. Вдоль улиц растут волшебные деревья, на которых расцветают рубиновые цветы. В многочисленных садах журчат фонтаны с золотыми песчинками. Купола на дворце Великого Владыки отделаны несчетными алмазами, что своим сиянием затмевают свет Древней звезды.

Хочется верить, что в этих легендах есть хоть доля правды. Спасители мира – сидхаи – должны жить именно в таком волшебном месте. Благодаря их силе и отваге Сказочный мир смог выжить. Жаль, покой был недолгим…  

 

Дневник темной леди

Запись первая, вводная

Осторожность действий:
 Шаг вперед и два назад.
 Неизбежность бедствий
 Звезды нам сулят.

 

– У кого есть вопросы? – спросил Полоз Гадович и обвел аудиторию взглядом змеиных глаз.

Наг в истинной ипостаси с длинными темно-зелеными волосами и в кожаной жилетке на обнаженном торсе вызывал искреннее восхищение. Так что если у кого-то и были мысли, то они разбежались при виде преподавателя. Ну, почти у всех…

– У меня вопрос, – отозвалась Яника, привлекая к себе внимание. – Вы сказали, что первым светлым императором был Шериад Вариш, положивший начало династии Варишей.

– Так и есть. Срок их правления исчисляется тысячелетиями.

– Тогда почему сейчас на троне наследник династии Раотор?

– Потому что десять лет назад род Варишей прервался. По официальным данным это была череда несчастных случаев.

– А по неофициальным?

– Малин Вариш, последний представитель этой династии, был новатором. Он пытался наладить отношения с Темными, но не всем оказались по душе его взгляды. Незаинтересованные лица полагают, что древний род целенаправленно истребили. Еще вопросы?

Несколько раз нервно дернув кончиком змеиного хвоста, учитель потер лоб с маленькими янтарными чешуйками и устало поинтересовался:

– Вы хоть что-нибудь запомнили?

– Да! – раздался нестройный хор голосов, после которого Полоз снова обвел нас подозрительным взглядом.

– А чего это вы такие довольные?

– Так боевые маги с практики вернулись, – не стала скрывать наша рыжая староста Любава.

– Отмечали?

– Отмечали, – покаянно склонили головы не выучившие урок Ёжки.

– И до которого часа продолжалось веселье? – понимающе улыбнулся наг.

– Веселье – до появления князя Альтеры…

– Он вас разогнал?

– Нет, князь поймал свою невесту и увел порталом в княжество, на этом веселье и закончилось… а настойка еще оставалась.

После этих слов одиннадцать пар обиженных глаз скрестились на девушке – Янике, мило опустившей светловолосую головку. Поправив локон, кончик которого был выкрашен в новый – сиреневый – цвет, она пожала плечиками и счастливо улыбнулась. Ну да, любовь…

– И после этого вы разошлись? – возобновился допрос.

– Не-а. Мы продолжили уничтожать стратегические запасы скатерти-самобранки, пока не явился магистр Дархариус и не уволок свою невесту.

Теперь уже десять взглядов сверлили невозмутимую княжну Серых волков-оборотней – Верею, не желающую делиться подробностями своего бурного романа с одним из преподавателей АТБИ[2].

– И, уходя, он вас разогнал?

– Вот еще, – отмахнулась наша староста, – он же не наш преподаватель. Потом еще было явление Ырка…

– А это кто? – удивился Полоз Гадович.

– Брат Химаэнир и жених Голубы. Явился этот зеленый порталом, закинул нашу Ёжку на плечо и уволок в свое стойбище.

– Так вот на кого сработала защита школы, – покачал головой наг. – Думаю, именно после этого вы разошлись по комнатам.

– Вообще-то нет. Последней каплей было появление ректора АТБИ… Вот он-то нас и разогнал.

– Это как же вы шумели, что сам Мстислав Яромирович пришел в Школу Сказок?

– Да не, мы тихо себя вели. Он за женой явился. Видите ли, тридцать два богатыря и один шаман Западного племени орков неподходящая компания для молодой девушки.

В этот момент все взгляды сосредоточились на Химаэнир, которая недавно стала женой боевого мага Мстислава Коршунова. Хорошая из них вышла пара, красивая. Статный мужчина и маленькая полуорчанка, с розовыми волосами, вредным характером и любимой дубинкой для воспитательных работ.

– А то, что эта девушка сидела в компании любимых подруг, почти сестер, он как-то упустил, – возмутилась Веселина и припечатала, вызывая у нас смешки: – Ревнивец!

Что есть, то есть. Свою жену ректор берег пуще зеницы ока. Сдувал с нее пылинки и носил на руках, вызывая вздохи умиления и приступы зависти. Светлой, конечно, но все же.

А еще на подходе была свадьба Яники и Китара. На подготовку князь дал всего два месяца, так что сейчас все княжество бегало, как упырем укушенное, стараясь успеть. Наши наставницы Яги не отставали, желая сделать первую нормальную свадьбу одной из Ёжек незабываемой. Ну и мы помогали, чем могли, хотя большую часть времени подбирали платья. Причем всем будущим невестам…

– Все с вами ясно, – вздохнул наг и махнул рукой в сторону выхода из класса. – Ладно, можете быть свободны. Но к следующему занятию чтобы подготовили доклад на тему «Особенности жизни и быта подземных обитателей»!

– А наги к подземным относятся? – спросила Любава и звонко рассмеялась над выражением лица преподавателя.

Полоз не ответил. Тяжко вздохнув, он раскрутил свой хвост и пополз на выход. Все решили последовать примеру… Нет, не в том смысле, что поползли, просто с удовольствием покинули светлое, но маленькое пространство класса.

– Рассола хочу! – простонала я, держась за голову.

– Не притворяйся, зелье ведьмочек давно сняло все симптомы похмелья!

– Это не отменяет моего желания выпить рассола! Кто со мной на поляну?

Естественно, пошли все. Переместившись с помощью портала, соединяющего многочисленные аудитории и тренировочные полигоны с территорией нашего ёжкиного общежития, мы отправились по натоптанной в снегу тропинке на любимую поляну – единственный оплот лета среди царящей вокруг зимы. Оттого ведьмочки-подружки и боевые маги были нашими частыми гостями: валялись на прогретой солнцем траве и нежились под теплыми лучами. За это маленькое чудо стоило сказать спасибо дриадам, что охраняли здешние леса и постепенно восстанавливали их после нападения Жрецов Света.

Скатерть-самобранка, уже который месяц радовавшая нас своей стряпней, лежала на траве, то загибая, то обратно распрямляя уголки. На наш недоуменный вопрос, что это она делает, последовало невозмутимое:

– Загораю!

Решив не мешать кормилице, выпросили у нее рассол, компот и пирожки и пошли на опушку перед Избушкой, на ходу снимая зимнюю одежду и скидывая валенки. После слепяще-белых сугробов невероятные по своей красоте клумбы с живыми цветами – плотоядными, между прочим! – радовали глаз. И все это благодаря одному из моих заклинаний, которое я нашла в гримуаре прародительницы.

Устроившись рядом с Розочкой, я погладила мою девочку по ядовитым шипам, почесала под чашелистиками и скормила несколько пирожков с мясом. За это моя хорошая, благоухая невероятным ароматом, распустила огромный бутон, прикрывая хозяйку от солнца.

Все-таки тяжко иметь бледную кожу! Вместо равномерного золотистого загара получаешь ожоги и расцветку несвежего мертвеца. Черные волосы выгорают, приобретая какой-то непонятный грязный цвет, да и вообще – вредно некромантам загорать! А я, Радомила Воскресенская, потомственная некромантка одного из самых древних темных родов!

Так что, поблагодарив Розочку за помощь, я с удовольствием растянулась на пледе. Рядом на траве расслаблялись подруги: кто подставлял лицо солнечным лучам, кто, с удовольствием причмокивая, потягивал рассол, кто-то тихонечко переговаривался, вспоминая вчерашнюю вечеринку. Подумать только – с начала учебного года прошло всего несколько месяцев, а сколько всего с нами произошло!

Пожалуй, самым ярким событием было зачисление в Школу Сказок на направление Зловредности по специальности Бабки Ёжки. Как сейчас помню полет на гусе-лебеде и явление директора школы – Колобка Батьковича, сообщившего о нашем новом ученическом статусе. Потом началась занимательная учеба и не менее интересные приключения, сплотившие нас и закалившие характер.

Окинув напоследок подруг довольным взглядом, я принялась листать гримуар. Передо мной стояла важная задача: выбрать ритуал, который одобрит мой учитель – магистр Мор. С ним я познакомилась благодаря ректору АТБИ, заинтересовав обоих своим Даром. Магистр вообще оказался довольно увлекающимся некромантом и с удовольствием участвовал в моих авантюрах. С его легкой руки я научилась десятку новых способов вызова души без вреда для кармы, трем способам упокоения мертвяков без энергетических затрат. И, как апофеоз моего творчества, мы постепенно собирали материал для создания тале-яра – слуги, что будет помогать в черчении обрядовых кругов, послужит переводчиком между мертвыми и живыми и сможет без вреда для здоровья уходить за Грань. Совершенно незаменимый помощник для любого некроманта!

А пока мы медленно изучали старые записи в гримуаре по созданию тех или иных существ, проверяя на практике некоторые из «рецептов». И результаты, надо признаться, получались весьма интересными. Розочка и ее сестрички прямое тому доказательство!

Аккуратно перевернув очередную страницу, я провела пальцем по гексаграмме[3] с рунными обозначениями сторон света и ключевыми переходами между слоями миров. В тексте, написанном родовым шифром, были пояснения, в какое время суток лучше всего проводить ритуал и какое небесное событие должно этому сопутствовать. В общем-то обычный призыв с колоссальными затратами энергии, рассчитанный на вызов древней души.

Неожиданный раскат среди ясного неба заставил меня вздрогнуть. Подскочив с места, я переглянулась с подругами и уставилась на приближающийся летательный аппарат.

«Гром гремит, земля трясется, то Яга в ступе несется!»

Раздался усиленный магией голос, причем принадлежал он одному знакомому коту.

«Злая, нервная Яга. Довели ведь до греха!»

Продолжал выдавать кот Баюн, махая нам лапкой.

«Ох, серчает же Яга, разбегайся кто куда!»

Последнее котик выдал уже на земле и устремился к нам, распушив великолепный черный хвост. Морда у зеленоглазого прохвоста при этом была такая довольная, что невольно закрались подозрения о причине плохого настроения одной из наставниц.

Ядвига Еловна, самая старшая из Яг, и вправду была недовольна. Вместо привычного образа статной красавицы, она явилась в облике неряшливой злобной старушки с костяной ногой. Плохи дела…

– Доброго дня, Ядвига Еловна! – поздоровались мы, опасливо наблюдая за Ягой.

– Как ваши дела? – поинтересовалась Любава, привлекая гневный взгляд к себе.

– Дела? А замечательно у меня дела! – выдала бабуся и, выбравшись из ступы, плюхнулась прямо в траву, при этом сложив руки на груди. – Все просто заежись!

– Поподробнее можно? – уточнила староста.

– Да вы… Вы… Да где это видано, чтобы Ёжки не смогли получить даже первую ступень, а? И почему?! Потому что половина собралась замуж, а некоторые уже даже вышли!

– Так вроде всего трое собрались…

– Уже пятеро! – пробурчала Ядвига и укоризненно посмотрела на Пелагею. – Твоей руки попросил царевич Иван. Сказал, что родители с обеих сторон дали добро, осталось получить благословение наставниц. Твоего согласия, между прочим, даже не спрашивал! – последнее прозвучало так ехидно, что впору было заподозрить Ягу в попытке поссорить влюбленных.

Только Поля, кажется, этого даже не заметила. С глупой улыбкой она обвела взглядом поляну, потом нас и сосредоточилась на Ядвиге Еловне, ожидая ответа.

– Дала я согласие, дала, – махнула рукой старушка.

– Только вначале пыталась засунуть Ивана в печь, но это мелочи, – сдал хозяйку болтливый кот, вызывая смешки.

– Цыц, животное, а то отправлю тебя в гости к сестре. У ее Церберочки на днях как раз щенята родились, поработаешь воспитателем у мелких.

Фыркнув на откровенную угрозу, Баюн гордо задрал хвост да потрусил к Избушке, видимо, жаловаться на жизнь.

– О сроках речи пока не было, но, думаю, царевич долго ждать не станет. Любовя у него!

Радостно захлопав в ладоши, мы кинулись обнимать счастливую подругу, у которой до этого в самом разгаре был конфетно-цветочный период. Мы-то думали, Ваня еще год тянуть будет, а он вон как, испугался, что красавицу-ёжку уведут другие. В общем-то правильно сделал, потому что боевые маги из АТБИ неоднократно оказывали знаки внимания дочери Морского царя.

– А вторая невеста кто? – спросила Снежа, глядя на наставницу.

– Да ты, милая. Ты…

Удивление было всеобщим, а взгляды очень жадными. Сначала они скрестились на обвиняемой, но, заметив у нее на лице не меньший шок, переместились на наставницу. Она же, будто нас и не замечая, сверлила дочь Мороза Ивановича гневным взглядом.

– И кто же этот загадочный жених? – первой не выдержала Верея.

– Лучше спросите, откуда пришел запрос.

– И откуда?

– Из Светлой империи!

– Тысяча мертвяков! – выругалась я и посмотрела на подругу. – Ты когда успела со светлыми связаться?

– Не было ничего! Я даже ни с кем из них не знакома! – возмутилась снегурочка, растерянно глядя на Ядвигу Еловну.

– Знакома, девочка. Одному из них ты помогла сбежать. Напомнить подробности?

– Ой…

Да-а-а, вот тебе и ой! А мы все ждали, когда Снежане аукнется ее поступок. Совсем недавно, когда мы спасали Химаэнир из лап Жрецов Света, Снежа помогла сбежать нашему врагу с поля боя. Всему виной было его внешнее сходство с погибшим возлюбленным ледяной красавицы, которое и сыграло с ней злую шутку. В самый разгар сражения, когда к нам подоспела подмога, она провела огненного мага Янара через снежный коридор, помешав свершиться правосудию.

– Нет! – воскликнула Хима и строго посмотрела на снегурочку. – Этот гад просек выгоду от брака с тобой, только и всего. Даже не смей соглашаться!

– Это моя жизнь и…

– Ты забыла, что он сделал с Айной? Или напомнить про мое похищение? Снежа, как бы этот прохвост ни был похож на твоего любимого, это не он! Пожалуйста, не позволяй чувствам затмить разум.

– В любом случае, я ответила отказом! – вмешалась в зарождающуюся ссору Яга. – Пока не докажет, что достоин нашей Ёжки, пусть даже не надеется на прощение. Про благословение вообще молчу!

– Повторяю, это – моя жизнь! И если я захочу, то выйду замуж хоть за самого императора Джамала Роатора! Никто мне не указ!

Резко развернувшись на пятках, снегурочка бросилась в сторону леса, оставляя после себя вихрь снежинок. Никто из нас за ней не последовал, прекрасно понимая, что Снежане необходимо время все обдумать и остыть.

– Эх, молодость, – вздохнула Ядвига Еловна и покачала головой.

Согласно покивав, мы вернулись к прерванным делам. До урока с магистром Мором оставалось не так много времени, и стоило поспешить с выбором ритуала. А еще я уверена, что часа через два до Пелагеи окончательно дойдет, что она невеста и… придется обходить все свадебные салоны по новой.

И вот как при такой активности днем будет хватать сил на ночь? А меня, между прочим, ожидает приятное во всех отношениях свидание с очень милым мальчиком и в продолжение вечера – лунная ночь на крыше со специальными стеклами для наблюдения за звездами. Погружение в далекие и загадочные миры, что подмигивают из глубины небосвода и манят к себе. Но это будет значительно позже, а сейчас сосредотачиваемся на гримуаре!

Подняв книгу с земли, я осторожно стряхнула прилипшую травинку, да так и замерла, разглядывая звезду Эрцгаммы, двенадцать лучей которой украшали неизвестные мне символы. В тексте же было что-то про межтканевые переходы, позволяющие путешествовать не душой, а телом. Грубо говоря, я обнаружила в гримуаре ритуал для открытия портала, позволяющего ходить по… мирам! Не верю! Просто не верю! Зомби мне в мужья, кажется, я нашла свое практическое занятие!

– Девочки, а у кого какие планы после замужества? – раздался мечтательный голос Яники.

– Учиться буду, – хмыкнула Химаэнир, играя с огненным котенком. – Оказывается, вокруг еще столько всего интересного и неизведанного!

– И я даже догадываюсь, кто выступит твоим учителем и в каких областях! – не удержалась я от шпильки.

Уклонившись от полетевшего в меня яблока, я показала покрасневшей подруге язык и снова вернулась к просмотру материала. Эх, кто бы еще дал спокойно все изучить!

– Согласна, девочки! Учеба – прежде всего. Мы с Ядвигой Еловной тоже начали занятия по развитию моего дара, – поддержала полуорчанку Яника.

– А князь не против продолжения обучения?

– Он у меня вообще очень понимающий и заботливый! – мечтательно протянула Ёжка, а я в очередной раз позавидовала.

Мужчины у подруг и правда чудесные, даже несмотря на их возраст. Я же всегда предпочитала проводить время с ровесниками. Заботы от них, конечно, не дождешься, зато в постели порядок. А для моего темпераментного характера это один из важнейших критериев.

– Ой, девочки, даже представить не могла, что когда-нибудь выйду замуж, – вздохнула Верея, скользя ладонями по траве. – Я ведь не планировала связывать себя узами. Думала, закончу обучение, куплю домик ближе к границе с землями Хаоса и буду воевать. А тут свалился этот белобрысый оборотень, как снег на голову, и испортил все планы!

– И как ты теперь представляешь свою дальнейшую жизнь?

– Куда муж, туда и я, – пожала плечами оборотница. – Сами знаете особенность нашего вида – если женщина находит своего мужчину, то за ним хоть в огонь, хоть в воду, хоть на крайний север. Не думала, что скажу это, но быть слабой так приятно! Доверять любимому свои тайны и проблемы, искать защиты и утешения… Невероятное чувство!

– Да-а-а, – мечтательно протянули невесты, а я… не выдержала и фыркнула.

Собрав свои вещи и на прощание погладив Розочку по голове, я пошла в общежитие. Лучше посплю, чем буду слушать охи влюбленных девчонок! Ночь-то предстоит насыщенная!

 

***

– Никогда раньше не видел такого, – удивленно пробормотал магистр Мор, водя пальцем по звезде Эрцгаммы. – Ритуал, не привязанный к небесному событию, но способный открывать проходы… Невероятно!

– Сама в шоке! Ну что, будем пробовать?

– Такие обряды нельзя проводить без поддержки. Да и Совет Магов надо поставить в известность…

– А это бумажная волокита и неопределенные сроки! Так что сейчас идем на полигон, ставим экранирующее заклинание и пробуем. Да?

– Ох, проказница, подбиваешь старика на авантюры!

– Магистр, а четыре любовницы знают, что вы старик? – хмыкнула я и легко увернулась от маленькой молнии. – Вот и нечего прибедняться! Вперед за знаниями!

– Ох, Радушка, когда-нибудь твоя тяга к знаниям сыграет с нами злую шутку.

– Зато какой жизненный опыт! – улыбнулась я и, взяв мужчину за руку, потащила в сторону полигона.

Вздохнув, некромант вернул мне гримуар и приподнял длинные полы черной мантии, чтобы не мешала при ходьбе. Кофейного цвета волосы с разводами молочной седины были собраны в хвост, открывая взору ожог, больше всего напоминающий молнию, заключенную в круг. Располагался он на шее мужчины, привлекая внимание своей белизной на смуглой коже. На мой вопрос, откуда этот след, мужчина отмалчивался. Только хмурил брови да начинал жевать нижнюю губу.

На полигоне, как и ожидалось, было пусто. А все потому, что мы забронировали сектор пять на целый месяц вперед, планируя не один ряд испытаний из книги. Как же мне ее вовремя подарили! Как раз на праздник Мертвой луны, что был несколько месяцев назад и отмечался всем нашим родом.

В то время я как раз была на каникулах, которые устроил Мстислав Яромирович для всех учениц Школы Сказок, временно находящихся на его попечении. И за это ему стоило сказать большое спасибо! Ведь нападение Жрецов Света на школу стало для всех настоящим ударом! И ладно бы эти упыревы фанатики на том и закончили. Так нет же, продолжают делать гадости и активно действуют Ёжкам на нервы! Но я надеюсь, что это ненадолго и наш Совет сможет с ними разобраться.

– О чем задумалась? – спросил магистр Мор, забирая у меня из рук книгу.

– О светлых. Хотела бы я знать, какую цель они преследуют.

– Уничтожение темных, конечно же!

– Я тоже так думала, но… слишком очевидно. Почему-то мне кажется, что у них совсем другие планы.

– Есть идеи?

– Ни одной, просто интуиция.

– Да? А что она говорит по поводу нашего будущего ритуала? – усмехнулся мужчина.

– Что он изменит нашу жизнь! – улыбнулась в ответ я и вытащила из пространственного хранилища атам[4]. – Я занимаюсь фигурой, а вы символами?

– Как обычно, а затем перепроверяем друг друга.

Согласно закивав, я в последний раз заглянула в гримуар, запоминая рисунок, и приступила к работе. Ритуальный нож легко скользил по поверхности. Чуть смоченный магией мелкий песок легко принимал нужную форму и глубокими бороздами обозначал грань двенадцатиконечной звезды. Вершину каждого луча украшал рунический символ, выведенный уверенной рукой магистра. Четкие линии, ровные пропорции и полная сосредоточенность – одни из самых важных качеств для некроманта. Пусть многие ошибочно считают, что наша основная работа – возиться с трупами, так даже хорошо. Никому из них и в голову не придет, для чего на самом деле мы используем энергию, полученную от призраков и призванных душ, накопленную в артефактах.

– У тебя все?

– Готово! Кстати, символы я уже проверила, все в порядке.

– Лучи Звезды тоже хороши.

– Тогда начнем? – проведя пальцем по корешку гримуара, я на выдохе произнесла заветное слово, после чего убрала уменьшившуюся книгу в карман.

Кивнув, магистр достал из складок мантии один из хранов с черной душой и расколол его с помощью ножа. Не дожидаясь появления приведения, мужчина бросил кристалл на песок и стал зачитывать заклинание активации.

Встав рядом, в центр Звезды, я присоединилась к ритуалу, постепенно превращая слова в песню и чувствуя, как контуры рисунка наполняются силой. Кажется, началось…

Энергия закручивалась в тугие спирали, касаясь кончика каждого луча и постепенно устремляясь в небо. Перейдя на магическое зрение, я с восхищением уставилась на черный смерч, который с каждым мгновением набирал обороты, черпая силу уже не из Звезды, а из окружающего мира, присосавшись к магическим потокам. Было в этом что-то жуткое, но первозданно-восхитительное, вызывающее трепет в груди.

И я даже не сразу заметила, что ноги оторвались от земли. Полет был таким неспешным, плавным. А когда понимание странности происходящего все же накрыло, было поздно. Мы с магистром Мором парили высоко над полигоном, вытягиваемые смерчем в неизвестность.

В один удар сердца скорость возросла, закрутив нас вместе с потоком силы, а потом и вовсе превратила весь мир в размытые краски, смешивая небо и землю в сплошную тьму. Ритуал подходил к концу…

 

Яника, дочь архитекторов. Ёжка.

Солнце померкло, и загудел ветер. Стук да гром, от которого затряслась земля... Вернее, затряслась Избушка – курьи лапки мелко задрожали от страха. Зарницы, мерцающие на потемневшем небе, не только дезориентировали общежитие, но и ослепили нас, приникших к окнам в попытках разобраться в происходящем.

– Ёжки, на выход! – прогремел командный голос Избушки, заставивший в спешном порядке эвакуироваться на улицу.

Выскользнув в коридор и пропустив вперед сонную Злату, я спустилась следом за девочками и замерла на крыльце общежития, с интересом рассматривая статную женщину в боевом облачении.

Стройный стан был скрыт доспехами, а голову украшал потрясающий кованый шлем. В одной руке было копье, другую же воительница уперла в бок, отчего вид ее сделался еще более грозным.

– Я не вижу среди вас Радомилы, – разнесся по опушке зычный голос, от которого захотелось зябко поежиться.

Быстро обменявшись взглядами, мы нахмурились и кивнули Любаве, предоставляя ей право слова.

– Здравствуйте, Марья Моревна! Вчера Рада собиралась встретиться со своим учителем – магистром Мором, а потом пойти смотреть на звезды. Еще не вернулась, но мы думали, она уснула и…

– Я не ощущаю ее в нашем мире, – враз как-то сгорбившись и поникнув, глухо промолвила нежданная гостья.

– Надо сообщить Ядвиге Еловне, она обязательно что-нибудь придумает! – подала голос Пелагея, но замерла от следующих слов женщины.

– Не стоит, мы сами найдем нашу девочку. И моровое поветрие будет самым малым наказанием для ее обидчиков! – С этими словами Марья стукнула копьем о землю и растворилась в воздухе.

Природа тут же успокоилась, будто и не было сильнейшего ветра, а молнии не рассекали небосвод. Птицы радостно зачирикали о чем-то своем, птичьем, но и они не смогли нарушить тягостное ощущение беды.

– Теперь я понимаю, почему ее Моревной назвали, – прошептала Ульяна.

– Чего мы стоим? Идемте скорее к Ядвиге! – сказав это, Голуба первая ступила с крыльца на тропинку, показывая пример.

– Ку-у-уда собрались мои горлицы? – вместе с раздавшимся хрипловатым голосом из-за деревьев, окружавших поляну, вышла и сама его обладательница, опираясь на клюку. Видимо, привычка появляться на людях в образе старой карги не отпускала женщину и ночью. – Голыми ногами да по ночной росе? А нам потом вместо утренних лекций первую помощь от простуды оказывать?

Ойкнув, Голуба забралась обратно на деревянные ступени, тесня остальных подружек. Одновременно с этим самые нетерпеливые наперебой стали рассказывать о произошедшем.

– Отставить панику! – властность и уверенность наставницы быстро привели Ёжек в чувство. – Ничего непоправимого не случилось, мать бы первая это почувствовала. А тем более такая, как Марья Моревна. Но попотеть явно придется, пока искать будем да из беды выручать. А сейчас марш досыпать – на занятия утром!

 

Запись вторая, о новых местах и старых знакомых

Судьбы дороги неизвестны:
Где встретишь друга, где врага.
Быть может, канешь ты в безвестность
Или удача ждет тебя?

 

В себя я приходила тяжело. Во всем теле царили слабость и ломота, голова раскалывалась от боли, а нормальному дыханию мешали какие-то непонятные крупинки, набившиеся и в рот, и в нос. Открыть глаза я не могла из-за них же, чувствуя резь и обильно текущие по щекам слезы. В общем, проморгаться я смогла далеко не сразу, а встать… попытки с двадцатой. Но все-таки встала, кое-как отрешившись от всех чувств, и медленно обвела взглядом место, в котором оказалась.



[1] Магические лишенцы – простые люди, не владеющие магией.

[2] Академия Темных Боевых Искусств (АТБИ) – высшее учебное заведение широкого профиля.

[3] Гексаграмма – фигура, составленная двумя полярными треугольниками, шестиконечная звезда. Это сложная и цельная симметричная форма, в которой шесть маленьких отдельных треугольников группируются вокруг большого центрального шестиугольника.

[4]Ата́м — магический ритуальный нож, применяемый в языческих ритуалах для аккумулирования и хранения магической энергии.

Приключения Вулдиджа. Ритуалы экзорцизма

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 САМАЯ ДЛИННАЯ НОЧЬ В ГОДУ

 

Я стоял у окна и задумчиво глядел во двор замка. Снаружи уже который день подряд бушевала непогода. Белые крупные хлопья метели кружились в извечном танце, заметая дорогу, ведущую к деревне. От сильного порывистого ветра жалобно дребезжали стекла. Н-да, дела. В первый день затяжного ненастья я радовался долгожданному снегу, как ребенок. Казалось, будто под белым покрывалом припозднившейся в этот год зимы можно скрыть все мои горести и беды и начать новую жизнь. Но теперь происходящее все больше и больше тревожило меня. Припасов в замке хватит еще на несколько дней. Потом придется питаться лишь мороженой картошкой да соленым жестким мясом, от которого, если честно, весьма подозрительно попахивает. А до деревни еще попробуй доберись. От дороги осталось одно название. Нет, конечно, голод нам с Ташей не грозит. Но все же не хотелось отмечать Йоль впроголодь, иначе души умерших могут обидеться на столь откровенное проявление неуважения. Этот праздник испокон веков широко отмечался. Да что там скрывать, я бы с огромнейшим удовольствием пересидел сегодняшнюю самую длинную ночь в году в жарко натопленном трактире за чаркой горячего вина с травами, а не вздрагивал бы каждый миг у себя в замке, ожидая очередного визита демонов. Когда еще ждать их прихода, как не в тот миг, когда грань между миром живых и мертвых становится почти неразличимой.

Сзади меня хлопнула дверь, и я вздрогнул. Невольно напрягся, концентрируя энергию в кончиках пальцев. Верно говорят — подумай о демоне, и он не замедлит явиться. Неужели обо мне вновь вспомнил Темный Бог и поспешил прислать очередного слугу? Впрочем, вряд ли он обо мне когда-нибудь забывал.

— Грустишь? — раздался позади тихий женский голос, и я расслабился. Незаметно стряхнул почти сформированное заклинание с рук, и оно бесследно впиталось в стену.

— Есть немного. — Я помедлил еще чуть-чуть, разглядывая пустынный занесенный снегом двор, в котором уже начали собираться лиловые сумерки. Затем обернулся и ласково улыбнулся своей единственной собеседнице и отраде этой долгой зимой.

Таша все еще носила траур по брату, поэтому была одета в длинное черное платье, слегка оживленное белым воротничком. За прошедшее с момента трагедии время она сильно похудела и осунулась, что лишь подчеркивал темный скромный наряд. Девушка продолжала оплакивать смерть брата, и я точно знал, что в глубине души она считает себя виновной в этом. Каждый раз при мысли об этом меня охватывало глухое бешенство и жгучее чувство стыда. Ведь на самом деле вся ответственность за произошедшее лежало только на мне.

Тело Дирона так и не нашли в обгоревших руинах постоялого двора, а скорее всего — просто не сумели опознать. Слишком много народа тогда погибло. И мне до сих пор было больно и неприятно вспоминать о той страшной ночи. Ведь помимо самоуверенного и нахального юнца, который порой доводил меня до исступления упрямством и которого я искренне считал своим лучшим другом, тогда погибло множество моих знакомых, а скорее сказать — постоянных собутыльников. Это было так неправильно и жутко, что я до сих пор не смирился и до конца не поверил в чудовищную реальность. Вот и теперь задумался о том, чтобы провести ночь Йоля в трактире, а ведь его уже не существует. На месте моих славных пьяных подвигов теперь лежат лишь черные обгоревшие бревна и пепел, надежно укрытые одеялом снега.

— У тебя холодно, — негромко заметила Таша и плотнее завернулась в теплую пушистую шаль. — Почему камин не растопишь?

— Не хочу, — солгал я ей.

На самом деле я не упускал ни малейшей возможности, чтобы сэкономить. Зима в этом году ожидалась долгой и суровой. Я уже давно привык к ледяным сквознякам древнего замка, а вот Таша постоянно жаловалась на то, что мерзнет. Пусть уж лучше в ее комнате день и ночь горит огонь, пожирая драгоценные и дорогие дрова. А я как-нибудь перетерплю. Мне не привыкать. К тому же будет лишнее оправдание для вина, которым, что скрывать, в последнее время я стал даже злоупотреблять. Только алкоголь помогал мне избавиться от навязчивого ощущения, будто за мной следит кто-то невидимый. И только благодаря ежевечерней бутылке я мог хоть на несколько часов забыться в беспокойном сне, не опасаясь проснуться от собственного крика. Слишком часто в последнее время мне снятся кошмары.

— Бережешь деньги? — Таша без особых проблем угадала истинную причину холода, царившего в моем кабинете. Покачала головой. — Ничего, скоро все изменится. Весной я вступлю в наследство. У Дирона не было иных родственников, кроме меня, поэтому… Поэтому… — на этом месте Таша жалобно скуксилась, видимо, воспоминание о смерти брата больно резануло ее по сердцу. Я испуганно покачнулся было к ней, намереваясь обнять и успокоить, но Таша справилась и сама. Громко шмыгнула носом и завершила, глядя мне прямо в глаза: — Поэтому я получу все то, что он в свою очередь получил от моего отца. Конечно, придется заплатить королевскую подать, а она, к слову, оказалась намного больше, чем я предполагала. Но все равно.

— Да, совсем скоро ты станешь очень обеспеченной, — протянул я, пытаясь за нарочито равнодушным тоном скрыть свои истинные эмоции.

Наверное, любой другой мужчина на моем месте был бы просто счастлив. Таша уже дала согласие на мое предложение руки и сердца, и мы планировали пройти через брачный обряд уже весной. Совсем скоро я должен был навсегда распроститься с вечным безденежьем и получить в жены красивую девушку. И никакие родственники ни с моей, ни с ее стороны не могли бы омрачить наше счастье, поскольку… Впрочем, не стоит вспоминать все жуткие события почти закончившегося года. Он был весьма и весьма непростым для нас обоих.

Но меня не устраивала сложившаяся ситуация. Кроме уже упомянутой руки и прилагающемуся к ней сердцу мне было нечего предложить Таше. Только полуразвалившийся замок, полный призраков и уже не раз становившийся прибежищем для демонов. Боюсь, всех ее денег не хватит, чтобы привести это место хотя бы в относительный порядок. Умом я и сам понимал, что лучшим выходом для нас будет найти новый дом. Но сердцем… Сердцем я не желал перемен. Этот замок был мне знаком до малейшей трещины в полу, до самых сырых и дальних уголков фамильного склепа в подземелье. Здесь я родился, здесь вырос, здесь едва не погиб, пережив предательство брата. Да, сейчас я перестал чувствовать себя здесь в безопасности, но в глубине души жила дикая надежда, что когда-нибудь от меня все отстанут. И демоны, и инквизиция, и сам Темный Бог. Неужели я не заслужил права на спокойную жизнь?

— Если наше положение совсем туго, то я могу отправиться в город прямо сейчас, — предложила Таша, с сомнением уставившись на белую пургу за окном. — До деревни дойду пешком — вряд ли наша кляча выдержит такой путь, скорее, издохнет через пару шагов. А там найду какого-нибудь доброго человека, который за пару медяков согласится на санях отвезти меня в Риккий. И заберу свое наследство.

— И как ты собираешься добираться обратно с такой кучей денег? — Я укоризненно покачал головой. — Безумие! Да и потом, стряпчему потребуется время, чтобы выполнить завещание. А до Йоля осталось всего ничего. Не хочу праздновать в одиночку и уж тем более не позволю тебе пускаться в подобную авантюру. Нет, Таша, как-нибудь перезимуем.

— Как скажешь, — покорно согласилась со мной Таша. Привстала на цыпочки, и я привычно наклонился, подставив ей слегка небритую щеку для поцелуя. После чего она тяжело вздохнула, собиралась было еще что-то добавить, но в последний момент передумала, развернулась и вышла. Наверное, отправилась отогреваться в свою комнату. А возможно, собралась поторопить Тонниса и проследить, чтобы тот по обыкновению не переборщил с солью во время приготовления ужина.

Я опять отвернулся к окну. Прижался лбом к холодному стеклу. Из-за непогоды такое чувство, будто мы остались одни на целом свете. Весь мир потонул в белом безмолвии метели.

Ужин прошел в тишине. Я мрачно крошил черствый сухарь в тарелку, отсутствующим взглядом наблюдая за тем, как отблески зажженных свеч алыми искрами играют в глубине бокалов с вином. Таша почти не пила, а значит, меня ждет вечер один на один с почти полной бутылкой. Оно и к лучшему.

— Хозяин… — Рядом со мной засеребрилось облачко. Тоннис, мой верный фамильный призрак, спустя миг материализовался полностью и озабоченно повторил: — Хозяин, вы совсем не едите. Неужели не понравилось рагу?

Я скептически хмыкнул, услышав столь гордое название для поданного блюда. На мой взгляд оно куда скорее напоминало обыкновенную размазню из тушеных овощей со скудным добавлением мяса.

— Я не голоден, — ровно проговорил я, передернув плечами от невольного омерзения, неосторожно кинув взгляд на предложенное кушанье. Если честно, выглядело оно так, словно уже было однажды съедено.

— Вы ничего не ели в обед, — несмело напомнил Тоннис. — Да и вчера…

— Достаточно! — глухо рявкнул я, обрывая слишком разговорчивого призрака, и досадливо поморщился, заметив, как Таша отложила столовые приборы в сторону, внимательно прислушиваясь к нашему разговору. Обычно она не обращала особого внимания на то, ем я или нет. А теперь точно не избежишь ненужных разговоров и расспросов.

Тоннис расстроенно замерцал в полутьме обеденного зала, испугавшись моего грозного окрика. Видимо, понял, что в своей заботе о хозяине перешел всяческие рамки.

— Достаточно, — уже мягче повторил я и поднял свой бокал. — Тоннис, не волнуйся, с голода я точно не погибну. Просто в последнее время у меня нет особого аппетита.

— К холоду ты безразличен, к голоду, как оказалось, тоже, — со слабой усмешкой подала голос Таша. — Получается, мне чрезвычайно повезло с выбором мужа. Не так ли?

Я удивленно поднял на нее глаза. Надо же, впервые после смерти Дирона слышу, как она пытается пошутить. Это хороший знак.

— Да, жить с некромантом, особенно с потомственным, весьма экономно, — неловко поддержал я ее шутку.

Таша улыбнулась и осторожно пригубила вино. Затем задумчиво посмотрела на меня через алые переливы вина.

— Такое чувство, будто время замерло, — пробормотала она, пристально разглядывая меня. — Вулдиж, тебе не кажется в последние дни, будто мы застряли между прошлым и будущим? Каждый новый день похож на предыдущий. Пройдут века, а мы так и будем собираться за этим столом и молчать, поскольку однажды вдруг окажется, что нам больше не о чем разговаривать.

— Не говори глупостей, — пожалуй, даже слишком резко сказал я, испугавшись того, с какой легкостью Таша озвучила мои страхи. Помолчал немного и извиняющимся тоном продолжил: — Дорогая, прости. Это все зима и непогода. Вот увидишь, скоро метель закончится. Тогда мы оденемся потеплее и отправимся в деревню. Наймем там какого-нибудь крестьянина с санями, накупим целую кучу сладостей и всякой чепухи. А там не успеешь и оглянуться, как начнется весна. И все станет, как прежде.

— Как прежде уже никогда не станет, — с какой-то болезненной гримасой оборвала меня Таша. Встала, с неприятным скрипом отодвинув стул, и отошла к окну, за которым плескалась белая хмарь.

Я покачал головой. Должно быть, опять вспомнила о брате. Да, первый год после потери самый тяжелый. Помнится, мой брат пытался убить меня, и то я долго горевал после его гибели, не веря, что все это произошло именно со мной.

— Сегодня Йоль, самая длинная ночь в году, — ни к кому, в сущности, не обращаясь, произнес я. — После нее все станет легче. Вот увидишь, Таша.

Плечи девушки чуть вздрогнули, но, хвала богам, приглушенных рыданий я не услышал. И то благо. Не выношу женские слезы.

— Хозяин? — рядом опять засеребрилось невесомое облачко, и я с облегчением перевел дыхание. Ну хоть теперь Тоннис явился вовремя. Наверняка опять пристанет с каким-нибудь глупым вопросом, зато получится замять неудобную тему.

— Хозяин, — повторил Тоннис, и я нахмурился, уловив в его тоне искреннее недоумение. — Там около ворот… Там люди. Стучатся и просят ночлега.

— Много их? — сухо спросил я, внутренне аж подобравшись. Ох, не люблю незваных гостей!

— Трое, — обронил Тоннис.

Я проглотил ругательство, так и просящееся на язык. Скомкал салфетку, лежащую у меня на коленях, отбросил ее в сторону и встал. Интересно, кому я понадобился? Никогда не доверял неожиданным гостям, а тем более, не стоит ждать хорошего, когда они приходят в такую погоду.

— Проводи их в мой кабинет, — сухо приказал я. Затем посмотрел на Ташу и негромко попросил: — Пожалуйста, будь тут. Не хочу неприятных неожиданностей.

Таша послушно кивнула, вот только в ее синих глазах отразился мгновенный всполох страха и растерянности. Должно быть, не только мне поздние визитеры пришлись не по нраву. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям