Крут Анна || Осенняя Валерия " /> Крут Анна || Осенняя Валерия " /> Крут Анна || Осенняя Валерия " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Книжный клуб заблудших душ » Отрывок из книги "Книжный клуб заблудших душ"

Отрывок из книги "Книжный клуб заблудших душ"

Исключительными правами на произведение «Книжный клуб заблудших душ» обладает автор — Крут Анна || Осенняя Валерия . Copyright © Крут Анна || Осенняя Валерия

Первая часть 

Любовное послание

 

Тихо звякнул дверной колокольчик, отчего я недовольно сморщила нос. Только-только подумывала ненадолго отойти, чтобы выпить чашечку травяного сбора. Придется, теперь ждать закрытия. Я с неохотой отложила книгу и встала, приветствуя посетителя. Это оказался хмурый мужчина средних лет.

— Вы отдать? — вежливо спросила, замечая в его руках нашу книгу и привычно отодвигая ящичек с картотекой.

— Здравствуйте, да! — мужчина положил передо мной толстый томик Адвара. — Дарин Огильд.

О... Ог... Оги... Нашла!

— Вы задолжали, — я недовольно взглянула из-под длинной косой челки на мужчину. — Почти месяц, как истекло время!

Он стыдливо опустил взгляд, вяло улыбнулся, отчего приподнялись его небольшие темные усы, и с искренним извинением проговорил:

— Простите, последнее время на мои плечи навалилось столько проблем, что я совершенно забыл вернуть ее.

— Больше так не делайте, — я расписалась в бумажке и протянула мужчине. Кажется, он не уловил моей улыбки, так как на полном серьезе проговорил:

— Никогда больше.

После, не прощаясь, ушел, вновь зазвенев колокольчиком над дверью.

— Странный он... — повела плечами и взяла книгу, чтобы отнести на место.

За окном уже вечерело, а значит скоро закрытие. Можно будет провести время за любимой историей и чашечкой сладкого чая. Тем более в такую пасмурную погоду. На улице собирались тучи. Скорее всего, дождь пойдет. Весна в этом году началась рано, а первая гроза прогремела еще в апреле. Люблю это время.

Я улыбнулась и подошла к стеллажу. Быстро отыскала нужную букву, положила книгу, поскорее мечтая оказаться в любимом мягком кресле. Развернулась... и невольно вздрогнула. Сколько раз они ко мне приходили, а я все равно постоянно вздрагиваю. Это всегда происходит неожиданно. Будь я одна или с кем-то…

Передо мной стояла молодая девушка в кружевном летнем платьице. Острые плечики, худенькая и миниатюрная. Казалось, она смотрит через меня, на ту книгу, которую я только что поставила.

— Давно вы не являлись! — немного хмуро сказала, забрав обратно с полки ту самую книгу. — А как только я захотела отдохнуть, тут же.

И уже, направляясь к картотеке, совсем удрученно пробурчала:  

— Вот не мог этот мужчина прийти завтра утром?

Девушка не отвечала мне, продолжая стоять около стеллажей. Они никогда со мной не говорят. Ведь духи не могут произнести и слова в нашем мире. Являются и молчат, пока я не начну что-либо делать. Лишь некоторые говорили со мною посредством книг.

Я раскрыла томик на первой странице, просматривая список всех бравших ее за последнее время.

До сих пор помню мамины слова, когда я стала спрашивать о являвшихся ко мне людях. Почему они не говорят? Стоят на одном месте и так пристально смотрят. Мама тогда очень строго наказала никогда никому не говорить об этом. Ведь видеть духов – преступное дело. Нельзя чтобы грани между миром живых и мёртвых стирались. От такого наследства избавляются в раннем детстве. А если же твоя семья не сделала это, то у тебя был шанс все исправить на свое совершеннолетие, когда ты сам можешь распоряжаться судьбой.

Но меня воспитали не так. С малых лет, как открылся дар, мама мне рассказывала историю нашей семьи. О том, что я и она не первые видим духов. Способность передавалась от матери к дочке по женской линии. Я спрашивала маму, почему мы не избавимся от него, раз он плох? Но оказалось все совершенно не так, как твердит закон. Более того, в нашей семье считалось грехом отказываться от того, что тебе даровано свыше. Ведь наша способность помогала душам обрести покой.

Сначала было очень тяжело, но шли года, и я стала понимать, как права была мама. Наша способность действительно помогала этим заблудшим душам. И по сей день, я вынуждена скрывать свой дар, ведь он до сих пор считается наказуемым, а я давно упустила свой шанс — добровольно признаться и связать силу.

Из-за того, что мне приходилось скрывать свою способность, пришлось умалчивать и о втором даре – повышенную чувствительность к магии. Я так и не сходила в магическое управление, чтобы зафиксировать его. Боялась, что смогут выявить запретную связь с миром мертвых.

— И кто же ты у нас? — я с легким любопытством посмотрела на девушку, надеясь, что проверка имен не займет целую ночь.

Понятное дело, что ответа не получила. Она вовсе исчезла легкой дымкой. А вот мне предстояли долгие часы без сна. Помимо проверки фамилий, мне предстояло просмотреть все хроники умерших за последний год. Я давно заметила, что призраки, умершие года два-три назад, умеют хоть немного помогать в поисках причины своей смерти.

Вспомнив, что не закрыла библиотеку, поспешила немедленно это сделать. Столкнувшись со столь огромным количеством смертей, прекрасно знала, как опасно бывает ночью. Тем более, когда ты одна. Пусть библиотека и небольшая, но иногда сидеть в ней страшновато. Ко всему же, частенько остаюсь тут на ночь. Хозяйка этого места хорошо меня знает, с самого детства, когда я еще сама бегала сюда за книжками. Я и работу библиотекаря выбрала только из-за того, что здесь было сильное скопление энергии. К слову, умершие могут являться только вот в таких местах.

Вернувшись к столику, я взялась за работу...

***

Проснулась я от настойчивого стука в двери. Вздрогнула, понимая, что заснула прямо на книгах и газетах. За окном уже ярко светило солнце, ничем не выдавая ночную грозу. Боги, неужели проспала?

Подбежала к дверям, открыла, впуская Нийдлейлу. Она явно была недовольна, что я так долго не открывала.

— Рэбекка, только не говори, что опять всю ночь провела за книгами?

— Не буду.

Женщина недовольно скользнула по мне взглядом, потом по столу с раскиданными материалами моего ночного поиска, и нахмурилась.

— Убрать!

Я кивнула. Нийдлейла была той самой хозяйкой библиотеки, которая частенько наведывалась с проверками по утрам. Стоит признать, что она бывала строгой, но все равно относилась к своей подчиненной с теплотой. Своих детей у нее никогда не было, возможно, поэтому она прикипела ко мне. Временами и поругать могла, а иногда — похвалить. Помню, Нийдлейла часто ставила меня в пример другим детям за то, что я всегда вовремя возвращала книги.

— Замуж тебе надо, — какой раз за последнее время устало повторила женщина, засеменив к столу. — Тогда бы ты не проводила ночи за чтением хроник погибших. Боги, Рэбекка, что ты вообще ищешь? Зачем тебе газеты годовалой давности?

Она взяла одну из них и еще сильнее нахмурилась, отчего морщинка между бровей стала глубже.

— Вы же знаете, я пишу роман, — как обычно соврала, — мне нужны интересные факты.

— Да ты пишешь его уже несколько лет! Когда-нибудь покажешь?! Да и почему убийства и несчастные случаи? Вот я в твоем возрасте баловалась любовными романами.

Я скривилась. Не знаю почему, но никогда их не любила. Детективы — да, приключения, но не придуманные несуществующие отношения! Они мне казались слишком наигранными. Какой нормальный мужчина станет называть свою любимую «моя нежная хризантема»? А описание ее губ! Только послушайте: бархатные, словно цветки каллы. И где они только столь экзотические растения берут? Меня передернуло.

Допустим, серьезных отношений у меня никогда не было, но никто из моих ухажеров не вел себя так, как в этих книжках!

Вот так берешь порой какой-то новый томик в библиотеке и чувствуешь, как тебя скручивают нервные спазмы от столь несуразных действий любовников. Возможно, я просто завидовала, что у меня такого никогда не было. Из-за моей тайной стороны жизни, я не могла позволить себе быть откровенной с кем-то. Но порой, кажется, что и к лучшему это. Пусть уж ничего, чем такое!

— Нийдлейла, можно мне ненадолго уйти?

— Опять пойдешь за газетами? – демонстративно закатила глаза женщина. – Или в местную таверну за первыми сплетнями? Эх, нет, Рэбекка, я слишком хорошо тебя знаю.

— Мне правда очень надо, — посмотрела своим самым несчастным взглядом, почему-то именно он действовал всегда. – И нет, вы не угадали, я собираюсь забрать книгу у должника.

— С каких это пор библиотека гоняется за теми, кто не вернул книжки? – искренне изумилась Нийдлейла.

— С тех самых как я тут работаю! – решительно заявила, не став уточнять, что в действительности это будет впервые.

Девушка-призрак, что вчера ко мне явилась, оказалась должна была нам достаточно необычную и редкую книгу Оскара Брейля «Тонкослойная хроматография в фармации». По-моему, это идеальный повод, чтобы узнать у ее сокурсников, что же с ней произошло. То что мне удалось вычитать из газет, дало слишком мало информации! Я узнала лишь о том, что на территории женского общежития известного Манниского университета произошло ужасное убийство Маргарет Имбарин. Происходила она из знатного рода. Этим видимо и объяснялось, почему о ней почти ничего не написано в сводках новостей, и почему она училась на столь неприемлемом для девушки факультете — биомедицинских и биологических наук. Наверное, её дядя, он же опекун, сделал всё, чтобы этому делу не дали огромной огласки. Но популярная в нашей стране газета «Вестник» как-то умудрилась напечатать немного больше остальных, даже поместила на заглавной странице фото погибшей. Именно это и помогло сразу определиться в направлении своих поисков.

Все газеты твердили одно и то же — виновника задержали. Им оказался ее воздыхатель, убивший первокурсницу на почве ревности. Однако её душа все еще здесь, а это значило, что следователи допустили ошибку, и мне предстояло выяснить в чём.

— Господь с тобой! Ты же знаешь, что отпущу, но не задерживайся. Вечернюю смену будешь закрывать.

— Да! Знаю! – воодушевлено ответила, на ходу подхватывая свою сумочку.

— Рэбекка, постой, поешь хотя бы где-то!

— Обязательно! — откликнулась и выбежала на залитую солнцем улицу.

Наш небольшой тихий пригород постепенно оживал. Люди выходили из домов, открывали свои лавки и магазинчики. На углу моей улицы пахло пирожками, мимо которых я не могла не пройти. В этой пекарне готовились самые вкусные сладости, и я частенько по дороге заходила к тётушке Ирлине, что баловала меня своими пирожками.

Вот и сейчас, заглянула в радушно распахнутые дверцы знаменитой пекарни.

— О! Рэбекка! — пожилая женщина в смешном чепчике и белом фартучке сразу меня заметила. Вышла из-за прилавка и крепко обняла, пачкая мукой. Но это были такие пустяки.

— Доброе утро! — я широко улыбнулась. — А можно мне как обычно и с собой. Мне предстоит долгая дорога.

— Неужто опять куда-то едешь?

— Ага, — кивнула, наблюдая за Ирлиной, которая вновь вернулась за прилавок и стала складывать мои любимые пирожки с вишней и курагой.

Вообще наш пригород пусть и был небольшим, но таким уютным и родным. Все друг друга знали, я тут выросла и никогда не думала о переезде. Мне всегда не по себе в больших городах.

И вот снова в душе постепенно зарождался привычный страх и неприятный холодок, от того, что мне предстояло ехать в столицу. Там всегда столь огромное столпотворение людей, что, кажется, будто ступишь не туда, и тебя затопчут.

— Держи! Только съешь их, пока они будут еще тепленькими.

— Хорошо!

Я взяла пакетик с ароматными пирожками и, оставив на блюдце девять серебряников, поспешила к извозчикам.

Мне бы еще домой забежать переодеться и умыться, но еще немного и я опоздаю. Обернулась на главное здание Дарлида. Часы показывали без пяти десять. Нет. Уже не успеваю.

Однако я ошиблась — мне удачно удалось занять место в омнибусе1, столь редком транспорте в нашем городке. Более того, это оказалась двухэтажная повозка, и теперь я могла сидеть под открытым небом и с удовольствием наблюдать за меняющимся пейзажем. Хотя я была наслышана о том, что на западе ученые вместе с магами открыли совершенно новое передвижное средство – первая скоростная повозка, не использующая лошадей. Даже в газетах об этом писали! Будто бы оно передвигается за счет теплового двигателя, преобразующего магию в механическую работу. Мне бы очень хотелось его опробовать! Но, во-первых, у нас в королевстве его еще даже нет, а, во-вторых, создали это удобство для очень состоятельных людей.

 

##1. Омнибус – многоместная повозка на конной тяге. В которой очень часто пассажирские места расположены не только внутри, но и на крыше (так называемый «империал»).

 

Достав зеркальце из сумочки, привела в порядок непослушные русые волосы. Девушке не пристало ходить с неаккуратно выбившимися прядями. Подрумянила лицо, чтобы оно не выдавало во мне следов недосыпа, и принялась за сладкое кушанье.

Пирожки оказались очень свежими и вкусными, впрочем, как и всегда. Расправившись с так называемым завтраком, я достала прихваченный с собой «Вестник» полугодичной давности и стала его внимательно изучать. Я надеялась подробнее узнать об учебной жизни Маргарет. Так что, я не сразу заметила, как стала подъезжать к столице.

Покинув омнибус, я пошла по узкой улочке, приподнимая края юбки, чтобы не запачкать её жидкой грязью. Не во всех районах Манниса были установлены тротуары и сточные желоба. Но ближе к центру начинался совсем иной город…

Здесь возвышались дома самой последней моды — все аккуратненькие и ухоженные, идущие вдоль широких улиц. Вычищенные дороги, ступая по которым не боишься замарать подол. Главная площадь украшалась прекрасными скульптурами древних богинь. На месте старинных городских дорог устраивались бульвары. Улицы мостили брусчаткой, чтобы было комфортно проезжать транспорту. И что самое приятное – здесь везде были тротуары!

Любуясь витринами больших магазинов, я замерла около одной из них. За стеклом на меня смотрела инсталляция в виде атрибутики путешественника, что побывал на севере: сани для собачьей упряжки, добротная керосиновая лампа, поклажа, кирка, компас и прочее, а рядом – плакат. На нем изображался исключительно гордый человек, не боящийся ничего. Облаченный в теплую одежду, он с вызовом смотрел куда-то вдаль. Надпись кричала о том, что в это воскресенье состоится встреча с неким исследователем Льюисом.

Я только подивилась, сколько у человека смелости! Мне духу не хватает даже Дарлид покинуть. Представляю, сколько зевак соберет сей магазин.

Выйдя из торгового квартала, я оказалась на набережной реки Виллы. Пройдясь по аккуратной каменной кладке, невольно засмотрелась на книжные развалы букинистов. Мне тут же захотелось посетить его и что-нибудь купить. Но пришлось усмирить свой пыл. Не останавливаясь, я быстро свернула на мост, перейдя на другой берег, почти сразу попадая в прекрасный парк. Он подарил мне несколько секунд тишины, но даже такое спокойное для города место было наполнено шумом и людьми. Множество уютных ресторанчиков, прекрасный вид реки и сочная молодая зелень вывели на улицы десятки людей. В основном высшего сословия. Другие не могли позволить себе в разгар рабочего дня устроить отдых.

Манниский университет находился в престижном районе. Это было огромное здание в форме буквы «П». Во дворе учебного заведения, среди фонтанов и живой изгороди слонялись без дела студенты, у которых видимо сейчас был перерыв. Среди них почти не было девушек. Только семья со статусом и влиянием могла себе позволить отправить девочку в университет, еще и на такой специфичный факультет.

Я вновь достала газету, чтобы еще раз свериться с именем. Маргарет Имбарин. Переведя дух, я спрятала «Вестник» и вошла в огромные дубовые двери. Какой-то студент даже придержал их для меня. Улыбнувшись, воспользовалась случаем и спросила, не знает ли он искомую мною девушку. Юноша нахмурил лоб, но так ничего дельного и не смог сказать, направив меня в деканат.

Помимо столь необычного дара, у меня была ещё одна особенность, а именно – таких, как я зачастую называют «серыми мышками». Несмотря на то, что мои волосы кудрявились, как того требовала мода, они все равно не добавляли своей хозяйке восхищенных взглядов. Я все время собирала их в пучки или заплетала потуже в многослойную косу, чтобы они не мешались на работе.

Выросла я ближе к югу и имела очень загорелую кожу. И как не пыталась ее отбелить, сколько бы ни пудрила лицо — ничего не выходило.

Слегка вздернутый нос, слишком большие губы и карие глаза – ничего во мне нельзя было причислить к идеальному образу девушки. А привитая с детства скромность и кротость играли на руку. Никто так и не заметил моей связи с духами.

Синее цветастое платье только подчеркивало во мне обычность. Хотя, сейчас я выделялась среди всех этих элегантных джентльменов и леди, наряженных в атлас и шелк. Впрочем, привыкшие к прислуге, они даже не смотрели в мою сторону.

Идя по бесконечному коридору, я то и дело слышала звуки каблуков, стукающие о плитку в шашечку. Невольно раскрыла рот, любуясь высокими потолками и богатым убранством заведения. Я-то оканчивала всего лишь Дарлидский колледж, чтобы иметь возможность работать библиотекарем, поближе к месту скопления духов. Для меня всегда на первом месте было моё предназначение. Может, поэтому я никогда серьезно не задумывалась над тем, а кем бы мне хотелось стать. Порой, конечно, представляла себе, что было бы, откажись я от дара. Могла ли получить более престижное образование? Ведь с повышенной чувствительностью к магии охотно берут на государственную службу. Однако я прекрасно понимала, что не с моим опасным даром идти на какую-то престижную работу. Так что, я довольно быстро перестала тешить себя пустыми надеждами.

Маргарет была убита примерно полгода назад, и в вестнике сообщалось, что она училась на первом курсе кафедре биологических наук. Проучилась всего каких-то несколько месяцев!

Нужная кафедра нашлась на втором этаже. Натянув на лицо приветливую улыбку, я постучалась в дверь. Подождав пару «вежливых» секунд, заглянула внутрь. Там на меня уставились три пары глаз пожилых профессоров. Мужчины явно были удивлены.

— Чем можем помочь, мисс?

— Простите! Рэбекка Винстон, — лёгкий книксен, и я продолжаю: — Я ищу леди Маргарет Имбарин.

Двое мужчин, сидящих за массивными дубовыми столами, переглянулись. Один из них даже прочистил горло, словно не зная, как начать разговор. Но мне ответил другой – тот, что стоял у стеллажа. Закрыв дверцу на ключ и положив его в карман, он обратился ко мне:

— Неужели вы не знали?

— Что? – изобразила взволнованность, даже схватилась рукой за бант на воротнике, нервно его теребя.

— Леди Имбарин погибла при очень трагических обстоятельствах.

— О! – издала расстроенный возглас. – А что же мне теперь делать?

— Не огорчайтесь, — учтиво проговорил мужчина. – Может, выпьете чая?

— Нет, спасибо.

— У вас было к ней какое-то дело? – вежливо поинтересовался профессор, что недавно прочищал горло. Наконец-то он смог заговорить.

— Да! – слишком эмоционально воскликнула я, радуясь, что кто-то задал нужный мне вопрос. Сконфуженно опустила лицо и продолжила более поникшим голосом: — Дело в том, что я работаю в библиотеке, и леди Имбарин задолжала мне книгу. Я бы так не беспокоилась, но уже минуло полгода. Моя хозяйка слишком строга…

— Печально слышать, — отозвался мужчина, поднимаясь из-за стола. Погладив аккуратную каштановую бороду, он предположил:

— Скорее всего, книга уже находится у её дяди в поместье Винфорд. Но, вы бы могли поспрашивать у знакомых Маргарет. Вдруг она оставила книгу в стенах нашего заведения.

— Да, это хорошая идея! – поддакнул профессор у стеллажа. – Кажется, леди Имбарин общалась с леди Дольч. Это её одногруппница.

— Спасибо большое! – искренне поблагодарила я.

Откланявшись, поспешила на поиски нужной мне девушки. Мужчины мило подсказали, где сейчас может быть бывший курс Имбарин. Нужная компашка первокурсников нашлась в дворике университета. Они весело смеялись, а кто-то из юношей даже покуривал сигареты. Среди них были и две девушки.

— Простите, — обратилась я, украдкой, отгоняя от себя навязчивый дымок сигарет. Стараясь не морщить нос, посмотрела на ребят.

— Чем можем помочь? – обратился ко мне высокий юноша с золотистыми волосами. Затушив сигарету о бортик фонтана, он поднялся на ноги и пристально посмотрел на меня. По его ухмылке ясно можно было понять, что этот наглец ставит меня ниже себя и намерен умничать.

Поэтому я ответила, акцентируя взгляд на девушек:

— Я ищу леди Имбарин.

Компания студентов сразу оживилась. Повисло неловкое молчание.

— Мне известно, что она умерла, — поспешила сообщить. — Сожалею о вашей утрате. Наверное, леди была вашим другом…

— Да не особо! – отозвался блондин. Как и ожидалось, он собирался немного усложнить мне дело.

– Маргарет была нелюдимой, — разъяснила стоявшая около него девушка. – Не думаем, что мы сможем чем-то вам помочь.

Её товарищи поддакнули ей, явно намереваясь уйти, но я предприняла слабую попытку объяснить цель своего визита.

— Леди Имбарин задолжала мне книгу. А достопочтимый джентльмен, что преподает здесь, сказал, что я могла бы спросить её подругу леди Дольч.

Девушка, что до этого не подавала никаких признаков заинтересованности, замерла. Сказав что-то своим друзьям, она отошла со мной в сторонку.

— Что-то не припоминаю таких библиотекарей в нашем заведении.

— Я из частной библиотеки в Дарлиде.

— Понятно, – как-то равнодушно отозвалась девушка. – Она же из тех краёв. Хотя странно, что Маргарет не пользовалась родовой библиотекой.

— Может, у неё нет такой книги, — предположила я, легонько улыбнувшись, но наткнулась лишь на усталый взгляд.

— А что за книга?

— Оскара Брейля «Тонкослойная хроматография в фармации».

— Она у меня.

— У вас? – я невольно замерла, не ожидая такого ответа.

— Да, я взяла её у нее, но после тех событий, так и не успела воспользоваться. Совсем о ней забыла. Пойдемте, я проведу вас.

— Спасибо! – искренне поблагодарила. — Леди Дольч…

— Рейчел.

— Рейчел, а вы хорошо знали погибшую?

— Скорее нет, чем да…

Пока мы шли в сторону женских общежитий, девушка поведала мне небольшую историю о Маргарет. Оказалось, состоятельная леди была очень нелюдимой девушкой. Постоянно где-то пропадала, конечно, многие грешили на её возлюбленного Чарльза. Лишь только Рейчел так не считала. Дело в том, что Маргарет была очень преданной своему дяде и срывалась с занятий по любому зову своего родственничка. Нередко за ней приходил какой-то джентльмен. Маргарет всегда отвечала, что это секретарь её дяди.

— Его звали Филипп, мне он казался очень неприятным типом. Вечно хмурый, даже когда улыбается. Ещё и эта мерзкая бородавка под левым глазом! Зато Маргарет его очень любила. Странная она была. Я бы не радовалась, если бы за мной посылали такого!

— Видимо она к нему привыкла, — улыбчиво отозвалась я, не разделяя мнения Рейчел. Судить человека только по одной внешности вверх глупости.

— Вы просто его не видели.

С этим я спорить не стала, тем более что мы вошли на территорию общежития.

— Что-то случилось, леди Дольч? – недовольно обратилась к нам комендантша.

— Всего лишь книгу забрать, — улыбнулась девушка в ответ.

Комнаты женского общежития выглядели более чем роскошно. В них находилось всего две кровати.

— Маргарет была моей соседкой, — объяснила Рейчел, открывая дверцу шкафчика. – Хотя глупо, если учесть, что она практически здесь не ночевала. Ее особняк в часе езды от столицы, ближе к Дарлиду

— И правда, странно, — согласилась я.

— Думаю, что это просто был каприз. Хотела пожить отдельно от родни, но все равно не вышло…

Девушка хотела сказать мне что-то ещё, но замерла, извлекая из шкафчика книгу.

— Она?

Увидев, что Рейчел намеревалась раскрыть её, видимо чтобы посмотреть, есть ли там наличие бланка, я бесцеремонно выхватила из рук томик. Девушка только изумленно на меня взглянула, приподняв в удивление брови, но ничего не сказала.

А я осталась все так же невинно улыбаться, прижимая крепко книгу к груди. Ведь увидела, что из неё торчит кончик конверта, и испугалась, как бы Рейчел не заметила и не забрала его. Но, слава богу, обошлось.

Уже спеша по улочкам Манниса, я с любопытством раскрыла книгу Брейля. Чуть не выпавший конвертик плавно скользнул в руку. Он слегка вздулся и покорёжился, как я предположила — от слёз, ведь на адресате виднелись размазанные круги чернил.

 

«Дорогая Маргарет!

Я безумно счастлив, что ты не расценила нашу ссору всерьёз. И уж тем более не рассчитывал, что будешь столь великодушна, прислать весточку первой. Меня переполняют столько эмоций и счастья! Просто не знаю, как выразить это в письме. Желаю лишь об одном, поскорее увидеть тебя!

Жду твоего ответа, и надеюсь, ты найдешь повод уйти из дома, чтобы встретиться со мной в нашем месте. Знаю, оно несёт не самые лучшие воспоминания, но для меня то место лучше Рая. Ведь именно там мы познакомились. И мне все равно, что было с нами до этого, кем мы были и что делали. Главное – это наша любовь.

Твой Чарльз 

 12 октября 1832 г»

 

Послание дотировалось за день до убийства девушки. Очень интересно, ведь из письма выходит Маргарет первой ему написала.

Мне стало немного неловко оттого, что пришлось читать интимное послание. Спрятав записку, задумалась. Значит, следователи не видели его. А ведь оно доказывало, что любовники помирились! Какой смысл ему тогда убивать?! Интересно, а какие вообще были улики? Почему подозрения пали на него?

Ох, стоило бы побыстрее отнести письмо в участок, но мне надо было возвращаться к остановке, иначе я грозилась опоздать на омнибус до Дарлида. Слава богу, успела! Уже прямо на ходу вскакивала в него. Так он еще оказался полностью забит, из-за чего меня сдавили с двух сторон неприятно пахнущие потом мужчины. Но делать было нечего. Уж лучше так, чем остаться в столице на ночь! Мало того, что влечу в копеечку с их ценами за гостиничный номер, так мне просто страшно засыпать в совершенно незнакомом огромном городе. Было дело, что я уже единожды опоздала. После того раза дала себе клятву — никогда тут не оставаться!

Легонько тряхнула головой, отгоняя нехорошие воспоминания. В этот раз дорога показалась мне невероятно долгой. Возможно за счет неудобств, но, когда омнибус остановился на моей родной остановке, я выпорхнула из него с невероятной скоростью.

Свежий воздух! Я глубоко вдохнула, оглядываясь. Людей было немного, что очень сильно выделялось на фоне Манниса и радовало глаз.

— О! — довольно протянула, взглянув на часы.

Я быстро управилась — всего-то десять минут пятого. Нийдлейла не станет сильно бушевать. Тем более, когда покажу ей книгу. С любовью провела по мягкому корешку. Не думала, что мне так повезет. Видимо, сегодня удача на моей стороне.

Свернув в проулок, я совсем скоро увидела знакомую вывеску библиотеки. Еще издалека заметила в окнах, что посетителей сравнительно много, особенно в читальном зале. Оно и неудивительно: пятница, послеобеденное время. К тому же чаще всего к нам приходили школьники и студенты.

Вот и сейчас незаметно проскользнув в двери, я поприветствовала знакомых учеников и юркнула за лавку.

— Рэбекка, я прекрасно тебя видела, — насмешливый голос хозяйки. — Хорошо, что ты вернулась.

Ко мне решительно подошла Нийдлейла и беспардонно выдернула книгу. Невольно подумалось, что я правильно сделала, вытащив конверт заранее.

— Хм... — задумчиво протянула женщина, рассматривая обложку «Тонкослойной хроматографии в фармации». Шикнув на одного из юнцов, что громко смеялся с другом, она проговорила:

— Похвально, Бекки, даже очень.

Я не особо любила такое сокращение своего имени, но, когда Нийдлейла так меня называла, значило, что она очень довольна. Поэтому я не смела исправлять её в такие моменты.

— Сегодня закрой пораньше! — с улыбкой проговорила она, положив книгу на стол и складывая свои вещи. Вскоре хозяйка покинула библиотеку.

Мне же ничего не оставалось, как обратить все свое внимание на выстроившуюся длинную очередь из подростков…

День выдался невероятно тяжелым. Казалось, ученики сплошным потоком идут к нам. И лишь ближе к семи я предупредила, что закрываемся. Честно признаться, мне дико хотелось пойти домой и принять ванну. Не говоря уже о том, что желудок несколько последних часов упорно напоминал о еде, ведь за целый день ничего кроме двух пирожков утром не видел.

Поэтому, как только последний посетитель на сегодня звякнул колокольчиком, я поспешила везде навести порядок. Мне очень хотелось скорее оказаться дома. Вот только мои планы вновь были разрушены…

Закончив с уборкой, я уже ставила на место швабру, когда возле дальнего стеллажа что-то упало. Невольно замерла, прислушиваясь к малейшему шороху, но в полутемной библиотеке, освещаемой лишь одной настольной лампой, стояла тишина.

Глупо спрашивать «Кто здесь?». Никто войти без моего ведома не мог – услышала бы. Да и убиралась я как раз в главном зале, откуда хороший обзор на входные двери. Наученная горьким опытом общения с духами, я постаралась успокоить свое застучавшее в бешеном ритме сердце.

«Господи, Рэбекка, уже давно могла привыкнуть к такому!» — мысленно дала себе пощечину и решительно пошла к стеллажам. Там на полу лежала раскрытая книга. Я нахмурилась:

— Маргарет?

Тишина. Что же, посмотрим… я медленно наклонилась и осторожно приподняла потертый томик, стараясь не закрыть страничку. Наильские сказки! А именно одна из моих любимых – о приключениях сбежавшей принцессы. Я сразу же узнала, стоило только взглянуть на знакомые строчки. Эта героиня всегда была мне близка, ведь имела такой же редкий дар, как и я. Она из-за него и сбегает, когда ее дядя, злой и нелюбимый всеми король, решает казнить племянницу. Маленькой Элизе не повезло узнать от духов о том, чего не следовало. Запретный дар был лишь поводом для короля, чтобы избавиться от девочки.

Маргарет, я поняла тебя! Этой сказкой ты пытаешься сказать мне что-то.

— Послушай, — обратилась я в пустоту, но при этом прекрасно догадываясь, что призрак все слышит, она рядом. – Я нашла письмо, которое написал тебе Чарльз. Завтра утром снова поеду в столицу и отдам его в полицейский участок. Уверена, это даст им понять, что твой возлюбленный не виноват. Но идти в особняк твоего дяди…

А что еще бы могла значить сказка?

— Ты ведь на него намекаешь?! Это он повинен в твоей смерти?

Тишина. Отчего-то девушка не спешила мне явиться. И я не понимала почему? Ведь чаще всего духи всегда показывались, когда им задавали вопросы. Пусть они и не говорят, но любят приходить на зов.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям