Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Корона всевластия (эл. книга) » Отрывок из книги «Корона всевластия (#3)»

Отрывок из книги «Корона всевластия (#3)»

Автор: Форш Татьяна

Исключительными правами на произведение «Корона всевластия (#3)» обладает автор — Форш Татьяна . Copyright © Форш Татьяна

Тар.
Время сегодня словно сошло с ума. Происходящее сменяло сцену за сценой так быстро, словно старалось поскорее пережить эту ночь и отправить под грифом «Х» в самые дальние уголки памяти.
Казалось, не прошло и часа с того момента, как мы вернулись в часть, как скорая увезла Серегу, так и не желавшего просыпаться, а чернота ночи уже разбавилась сумерками зарождающегося утра.
- Тар, – суету мыслей прервал тихий голос начальника расчета. Я нехотя оторвал взгляд от уже остывшей бурой жидкости в моей кружке и покосился на Саню. Он прошел и уселся за стол напротив меня. – Спишь?
Сплю? Наверное сплю. А как еще назвать происходящее со мной эти несколько дней?
- Уже проснулся. – Я усмехнулся и огляделся. Только сейчас заметил, что комната опустела. Наверное, парни решили не тратить остаток дежурства на никому не нужное бодрствование. Предутренние часы самые тяжелые, ведь именно в это время хочется поддаться искушению сна и попасть под багровое небо.
- Что сегодня произошло? Рассказывай.
Я пожал плечами и в который раз начал.
- Мы проверяли комнаты. Серега открыл дверь, а оттуда….
- Официальную версию я уже выучил наизусть. – Он чуть прищурился и, забрав у меня кружку с холодным кофе, в два глотка ее осушил. – Мне тоже не нужны лишние разборки, но я ведь не слепой. И не дурак. И ничем ты не сможешь оправдать свое внезапное появление там, где тобой еще секунду назад и не пахло!
- Знаешь, а нечего рассказывать. Сам не пойму, как я, из комнаты почти в самом конце коридора оказался там, где нас нашли. – Угу. Так я ему и рассказал о преследующих меня чертях и сногсшибательном ангеле. Всю жизнь мечтал пожить в покое за мягкими стенами.
- Нда-а, такое бывает. – Он бросил на меня быстрый взгляд. – Все мы привыкли скрывать то, чего не понимаем или боимся. Я тоже никому не рассказывал о том, что однажды со мной произошло. Лет десять тому назад. Горел старый музей. Знаешь, двухэтажка на проспекте? Мы почти справились, и вдруг – обрушение. Потолки – дерево, да еще гнилое. В общем, придавило меня. Парни завал разбирают, а я смотрю, снизу занялось. А дальше…. – Саня улыбнулся, рисуя на кружке узоры. – Как ты говоришь, и сам не понял, откуда в горящем разрушенном здании взялась девушка. Вытащила она меня из-под балки, а вот дальше – провал. Очнулся на улице. На носилках. До сих пор гадаю – толи была она, толи нет….
Я помолчал, переваривая его откровение. Жесткий, уверенный в себе и в нас, он ни на секунду не дал усомниться, что может быть другим. А тут….
- Отравление угарным газом?
Он встретился со мной взглядом. Кивнул.
- Ты прав, Тар. Потому что любая другая версия грозила бы мне принудительным и долгим курсом реабилитации, а я, как и ты, не смогу прожить без этой стихии. А довольствоваться огненными снами – слишком мало для меня.
- Огненными снами? – От таких откровений я окончательно проснулся.
- Да. Мне часто снится красная пустыня и огненные небеса над нею. И мне кажется, что только в том огненном мире я бы нашел себя. – В глазах Сани мелькнула такая тоска, что мне вдруг стало неловко. Столько хотелось сказать, но на рот словно налепили скотч. Он махнул рукой. – Забудь. Сегодня был на редкость хреновый день, вот из меня и лезут… откровения.
Он поднялся, прошел к двери и остановился на пороге.
- Короче, я что хотел сказать…. Твое следующее дежурство, кажется, приходится на твой день рождения? Можешь не приходить.
Я поднялся следом.
- Ты меня что – увольняешь?
- Нет. – Он усмехнулся, и уже исчезая за дверью, бросил. – Это – подарок.
Подарок? Нужен мне такой подарок!
Да я бы отдал все, чтобы жить на работе!
Здесь привычно и просто. И парни с ума сойти не дадут.
А дома?
Ждать непонятно чего?
Вот если бы мой ангелочек согласилась скрасить своим присутствуем эти дни….
Противная тоска сжала сердце.
Не согласится. Кто я для нее? Врун, болтун и…. И ведь уже ничего не исправишь. И не докажешь. Я так и останусь для нее «проблемным заданием» на всю мою надеюсь долгую жизнь…. Хотя…. зачем такому неудачнику-одиночке долгая жизнь?
- Тар? Нам надо поговорить.
Черт! Вспомнишь ангела – он и появится!
Девчонка сидела на том самом стуле, где только что откровенничал Саня. Вся в белом, льняные кудри спадают на взволнованно вздымающуюся грудь.
- Ты должен мне ответить на несколько вопросов. И предельно честно! Предупреждаю заранее – я чувствую ложь. - Губы упрямо сжаты, на щеках румянец, а глаза двумя лазерными пушками пытаются пробуравить во мне дырки.
- Ничего я тебе не должен.
Я развернулся, прошел к стоявшему в отдалении дивану, и устало повалился на продавленный поролон. Даст Бог дежурство закончится тихо, а потом домой. Отсыпаться.
Глаза моментально сомкнулись.
- Ты не понимаешь! Я смогу тебя защитить, только если буду знать все! Мельчайшие подробности о твоих снах, о твоих мыслях, о твоем прошлом!
- Ты же ангел? – Едва подавив вздох, я устало приоткрыл глаза, ничуть не сомневаясь, что увижу ее рядом. – Значит должна обо мне все знать! Только не говори, что мои мысли и мое прошлое для тебя тайна.
- Представь себе! – Она бесцеремонно заставила меня подвинуться и уселась рядом. – Твое прошлое, а именно все, что происходило с тобой до шести земных лет, для меня неведомо. С рождения у тебя был другой ангел.
- Интересно, и куда же он делся?
- Не знаю, Тар. И никто не знает. – Девчонка бросила на меня быстрый взгляд и снова принялась разглядывать в окно светлеющее небо. – А твои сны и твои мысли всегда были для меня тайной. Когда я пыталась проникнуть в твое сознание, я видела только огненную метель.
- Проникнуть в сознание? Хм... как возбуждающе звучит. – Я улыбнулся тут же вспыхнувшей девчонке. Ангел – а выдержки никакой.
- Ты – придурок! Я пытаюсь тебя спасти, а у тебя на уме одна пошлость!
- Откуда ты знаешь, что у меня на уме? Или ты, как и все женщины, считаешь что вы – единственное, что занимает ума мужчин? – Я резко сел. – Я не прошу меня спасать!
- Тар, ты прав, – Лайла покусала губы. – Мне не стоило тебя ни в чем обвинять. Поверь, я действительно хочу тебе помочь.
- Ради чего ты мне помогаешь? Ради своей карьеры?
- Карьеры? – Синие глаза вспыхнули едва сдерживаемой яростью. – Ты и понятия не имеешь во что превратилась моя жизнь с того дня, как я стала твоим ангелом! Лучше бы я оставалась простым небожителем! Скажи, зачем ты ушел из своего проклятого мира? Зачем искал убежища в смертном теле?
- Девочка, о чем ты?
- Ты – демон. И именно поэтому ты не сгорел в огне!
- Демон? Огонь?! – Чувствуя, как пухнет голова, я сорвался на рык. - О чем ты?!
Она отшатнулась от меня и изучающе прищурилась.
- Ты ничего не помнишь?
- Что я должен помнить?
Лайла встала и задумчиво хмурясь, прошлась по комнате.
- После огненного перехода ты должен был оказаться в Красном мире, и к тебе должны были вернуться память и способности…. – Она остановилась возле меня. – Ты же помнишь то, что тебе снилось сегодня ночью?
Я пожал плечами.
- Если честно, не особо.
- А Лазурь? Помнишь, как мы летели на шестикрыле?
- Нет! – Я поднялся и прошел к окну. Толкнув лишь прикрытые створки, с наслаждением подставил лицо под освежающий порыв ветра. Серое утро едва пробивалось сквозь пелену густых туч. Дождь! Я любил тугие струи летних дождей. Они словно смывали с души все то, что я хотел бы забыть.
- Тар… - тонкие пальчики Лайлы непривычно нежно коснулись моего плеча. – Позволь мне один эксперимент.
Я обернулся и тут же попал под власть ее глаз. Таких глубоких, таких синих, словно горные озера в июльский день.
Надо же! На поэзию потянуло…. Ох не к добру все это!
- Какой эксперимент?
- Ну… - она замялась. – Ты же хочешь все вспомнить?
Я вдохнул легкий, будоражащий кровь аромат ее тела. Она стояла так близко что….
Так. Надо уходить!
Но вместо этого выдохнул:
- Было бы неплохо.
Улыбка чуть изогнула ее красивые губы и тут она врезала мне такую пощечину, что на миг показалось, будто лопнули глаза.
Ну все! Мне это надоело!
Стиснув ее тоненькую фигурку так, что она застонала, я толкнул Лайлу к стене и зло впился поцелуем в ее раскрытые губы. Плевать что ангел, плевать. Моя!
Вот только девчонка оказалась с этим не согласна. Извиваясь как змея, она промычала ругательства и принялась пинаться, но меня этим уже было не напугать. Наконец, видимо осознав бесплодность своих усилий, она перестала вырываться, и, обняв меня за шею, вдруг ответила на поцелуй, окончательно отправив мою крышу в полет. Я, если честно, даже не сразу понял что хочет от нас внезапно появившаяся в комнате девушка.
- Как мило. Лайла, разве ты не знаешь, что целовать подчиненных можно только после завершения их смертного пути? В лоб. И уж не думаю, чтобы в своде законов упоминалось о таком поцелуе.

 

Лайла.
Я почувствовала, как руки Тара нехотя разжались, давая мне свободу. Открыв глаза, я встретилась с его настороженным, словно ждущим чего-то взглядом и обернулась.
- Тейя? – ощущая, как горят щеки, я все же улыбнулась ангелессе. Она как всегда парила в воздухе, устроившись так, словно сидела в невидимом, висящем в метре от пола кресле. – Зачем…
- …я вторглась в вашу реальность? Ну, я же твоя подруга. К тому же после всего произошедшего решила увидеться с тобой. У меня есть кое-какие сведения по поводу интересующего тебя предмета.
- Сейчас?
- Прости, если помешала чему-то важному! Просто подумалось, что и твой подопечный был бы не против узнать, что за игрушка у него на пальце. – дожидаясь ответа, она перевела взгляд на Тара.
Он шевельнулся. Его руки по-хозяйски опустились мне на плечи.
- Всегда любопытно узнавать что-то новое.
- Буду рада, если моя информация окажется полезной в восстановлении твоей памяти, Шайтаар.
Пальцы смертного больно сжали мои плечи.
- К сожалению, не знаю, как обращаться к вам.
- Зови меня Тейя. Это имя ни к чему меня не обязывает, но я уже к нему привыкла.
- Тар, я никому не говорила твоего имени! – Я обернулась к парню. Легкая дрожь, даже не дрожь – озноб, вдруг завладевший мной, заставил запаниковать. Он видимо почувствовал это и притянул меня к себе, не отводя взгляда от Тейи. Она уже плавно опустилась на пол и теперь неторопливо приближалась к нам.
- Конечно, не говорила. Ты же не настолько глупая. Просто я решила кое-что проверить.
- Девушка… Тейя – верно? – Над ухом успокаивающе зазвучал голос Тара. – Вам не кажется, что вступление несколько затянулось? Проверяйте, сообщайте, но если можно побыстрей, а то, как вы успели заметить, мы еще не закончили заниматься возвращением моей памяти.
Я готова была поклясться, что увидела во взгляде подруги, которым она окинула Тара неприкрытое восхищение.
- Да, конечно. – Она выразительно взглянула на украшающий его руку перстень и начала. – Как мне удалось узнать это – перстень власти. Принадлежал еще Лучезарному, а после его исчезновения достался Бриллиантам. Но после того, как наследник Бриллиантового рода, отрекшись от власти, обрек себя на изгнание, правящая королева зачем-то передала этот перстень роду Сапфир. С тех самых пор этот артефакт числится в большой энциклопедии Лазури как Защита княжеского рода Сапфир, и передается только по наследству.
- Ну, в принципе о том, что перстень как-то принадлежит Сапфирам, я и сама догадалась. – Я выбралась из западни рук подопечного и шагнула к Тейе. Странное дело, но то ли опасность миновала, то ли жар, идущий от его тела, так на меня подействовал, но озноб исчез. – Вопрос в другом. Ты настаиваешь что Тар – наследник княжеской крови? Тогда почему сегодня его предполагаемый отец, мало того, что не узнал сына, так еще и пришел с конкретной целью – забрать Защиту.
- Да. Меня это тоже несколько смутило. – Подруга кивнула. – Но мы должны проверить все предположения.
- А как ты узнала его имя?
- Никак. Просто когда я читала историю этого перстня, на глаза попалось имя сына первой Бриллиантовой королевы – Шайтаар, а затем вспомнилось имя твоего подопечного, которым все его называют. Тар. Вот и подумалось: а вдруг Тар – это всего лишь сокращение на земной манер от Шайтаара? – Тейя взглянула на моего подопечного. – Скажи, кто дал тебе это имя?
- Отец, – скрестив руки на груди, он продолжал стоять у окна.
- А кольцо, как я понимаю, тоже досталось от отца?
Тар ничего не ответил, лишь продолжал смотреть на нее.
- А это значит, что….
Договорить ей не дали. Увлеченные беседой, мы с Тейей слишком поздно услышали голоса за дверью и едва успели исчезнуть, как в комнату вошли трое сонных мужчин.
- Пойдем, тут больше делать нечего! – Подруга открыла портал.
- А как же мы их оставим? – Я бросила взгляд на смертных.
- Легко! Во-первых, до конца смены уже ничего не произойдет, а во-вторых, с такой игрушкой как этот перстень, твоему… мм… подопечному – точно ничто не угрожает!

 

Пещера глубинного дьявола.
Привычный путь по каменному тоннелю идущему от городской тюрьмы к древним пещерам сегодня был долог, слишком долог, но и он закончился, выведя Берфеллага в громадную, подсвечивающуюся лишь светом огненных озер пещеру – пристанище Глубинного дьявола.
Много раз он отправлял к мудрейшему подчиненных, чтобы получить ответы на интересующие его вопросы, но никогда не приходил сюда сам. Даже когда исчезла Эллеайз, даже когда единственный сын был наказан жизнью в смертном теле и даже когда затерялись следы Шайтаара. Но это откровение он не мог доверить никому.
Призрачная фигура незаметно выросла из крошечных черных хлопьев пепла, коим был усыпан каменный пол пещеры, и обернулась, разглядывая невидимыми глазами гостя.
- Неужели? Князь Сапфир! А я уж было думал, что ты умнее…. На что ты хочешь променять свой покой?
- И я рад приветствовать тебя, мудрейший. Покой дело наживное. Главное понять, что может его нарушить.
- Философ? Попытки разобраться в мироустройстве ни к чему хорошему не ведут.
- Согласен. Но когда нельзя, но очень нужно, можно попытаться рискнуть.
- Ладно.– Глубинный дьявол приблизился к замершему неподалеку Берфеллагу и рассыпался золотистыми пылинками, что тут же собрались в маленькую крылатую ящерку. – Что ты хочешь узнать?
- Какие перемены ожидают мой мир в самое ближайшее время?
- Хм, а на чем основан твой интерес?
- Предсказанная короной Всевластия королева, оказалась отвержена ею во время обряда коронации. Сегодня утром впервые после окончания войны, Рубины напали на город Фезьярь. Мои воины допросили пленных, и они, все как один твердили, что ты предсказал возвращение князя Рубин, который вернет своему мятежному роду абсолютную власть. – В прорезях шлема ярко полыхнуло пламя, выдавая гнев. – По-моему оснований для моего визита более чем достаточно.
- Что ж, если ты хочешь узнать истину, это твое право. Вопрос, сможешь ли ты ее оплатить, выполнив мою просьбу?
- И в чем будет заключаться твоя просьба?
- Я скажу тебе об этом позже. Не бойся, я не требую у просящих ничего из того, что было бы им не под силу.
Берфеллаг помолчал и, наконец, выдохнул.
- Согласен. Только поклянись, что не причинишь вреда моей крови.
- Поклясться? – Ящерка обнажила в улыбке иголочки острых зубов. – Хм… клянусь.
- Хорошо. Теперь я готов выслушать твой ответ.
- Ну что ж…. Скоро в Красный мир вернется его истинный правитель и объединит все три рода, навсегда избавив этот мир от войн.
- Князь Рубин?
- Я не называл имен.
- И это все?
- Это даже больше, чем я хотел сказать. – Ящерка развернулась, всем своим видом показывая, что разговор закончен и взмыла под своды пещеры раскрашенные красными сполохами.
- Что ж, я готов выполнить свою часть сделки. – Князь Сапфир не шелохнулся.
- Еще не время. А теперь уходи, – послышался ему ответ.

 

Тар.
- Ты чего, так и просидел здесь всю ночь?
Парни естественно испортили мне все утро, спугнув Лайлу и ту, другую, явно из крылатой братии.
- Не спится. – Я заварил себе пресный кофе из пакетика и одним глотком выпил исходящую паром жидкость. Холодный! Эх, сейчас бы кружечку смолы….
Стоп.
Какой смолы?
И тут во рту, словно в ответ на вопрос поселился горько-сладкий привкус с таким пьянящим необъяснимым ароматом, что я невольно заглянул в пустую кружку, разочарованно поставил ее на стол и сел на диван.
Не нравятся мне такие воспоминания. Как будто ты когда-то уже это делал, пил, говорил, побеждал, любил, умирал…. От них все становится только еще запутанней, и все же…. После оплеухи Лайлы я до мельчайших деталей вспомнил прогулку по Лазури, вот только терзал меня один вопрос – было ли это все на самом деле или я вспомнил сон?
Сердце защемило при мысли о шестикрылой зверюге. Как бы я хотел, чтобы он был со мной. Конечно, на Земле это нереально, но все же….
Злой выдох вырвался сам собой.
Не похоже все это на сон! Ни зверь, ни полеты в облаках, ни уж тем более тот странный человек так много рассказавший мне. И падение в лаву тоже не было похожим на сновидение. Особенно ощущения после, когда тело, словно перестраиваясь, корежилось так, что я потерял сознание, а вот потом….
Я вновь вздохнул.
Потом я проснулся с пустотой в душе и ощущением, словно в груди пробили огромную дыру. Что же произошло, после того как я упал в огонь? Крылья, я уже не понимаю где сон, а где реальность!
И при чем здесь крылья?
- Тар, да не грей ты голову! Серега сам виноват!
- Ага, вечно ему все надо.
- Быстро оклемается! Опять будет тут права качать.
Я с недоумением оглядел подсевших ко мне парней. Ха, видимо мои сосредоточенные вздохи, они приняли за муки совести!
- Все нормально. – Я поднялся. – Дежурство закончилось. Пойду.
- Тар, а ты на свой день рождения придешь?
- Тар, гуляем без разговоров! Закатимся в «Три семерки»… черт! Забыл что клуб сгорел. Мужики, новорожденного и обмыть-то негде!
- Значит, будем гулять здесь! Как раз после дежурства!
Нет, говорить о «подарке», который сделал мне Саня, не стану. Пусть будет, как будет.
Прощально махнув рукой, я скрылся за дверью.
Домой!
Спать!

 

Лайла.
- Можно? – Тейя стукнула в дверь и втянула меня за собой. В этом кабинете я уже умудрилась побывать не раз, хотя даже архангелы Правления старались без веских причин здесь не появляться.
Хранитель справедливости, правая рука Вседержителя и Высшего архангела Лазури радостно улыбаясь, поднялся нам навстречу.
- Тейя! Лайла! Какой сюрприз! Надолго?
Тейя по всей вероятности тоже знала архангела не понаслышке.
- Нет Васиэль, к твоему счастью ненадолго. – Она вернула ему улыбку. – В мире смертных утро. Просто хотели кое-что уточнить.
- Да-а, вы правы, покой нам только снится…. – Архангел сочувствующе покивал, но в его глазах уже сияло неприкрытое любопытство. – Так что ты хотела узнать?
- Я нашла нужную мне информацию в большой энциклопедии Лазури. Но несколько имен, упоминавшихся в истории тех дней, заставили меня прийти к тебе за помощью, архангел. Мне очень стыдно, но я невежественна в этом вопросе.
- Так в чем вопрос-то? – Васиэль даже вышел из-за стола.
- Нас интересует коронация первой королевы Таримаар и отречение от короны Всевластия ее сына. Вы что-нибудь знаете о том времени?
- Эгм…. – Хранитель справедливости явно не ожидал этого вопроса. – А зачем вам?
- Да вот, подопечный Лайлы, носит на пальце странный перстень, который указывает на его принадлежность к княжескому роду Сапфир.
- Чью принадлежность? – Глаза архангела вытаращились так, что я не удержалась от смешка, но мою выходку даже не заметили. – Подопечного?!
- Нет, - а вот Тейя была предельно серьезна. – Перстня. Мы думаем, что это кольцо – защита княжеского рода. То, что преподнесла князю Сапфир первая королева Бриллиантов. Кстати, передается оно по наследству от отца к сыну.
- Тьма и бесы! – Васиэль вцепился в свою роскошную шевелюру и принялся ходить по комнате. Сделав кругов пять, он внезапно остановился возле нас и уставился мне в глаза. – Как его зовут?
- Перстень? – на всякий случай уточнила я.
- Подопытного, тьфу, подопечного твоего!
- Тар.
- Тар? - Мне показалось, что в голосе Васиэля промелькнуло разочарование. - Уверена?
- Вообще-то, это сокращение. – Я помедлила, не зная, нужно ли говорит настоящее имя архангелу, но потом решилась. – От Шайтаара.
- И на мой вопрос, не далее как несколько мгновений назад, он ответил, что именем этим обязан отцу. - продолжала гнуть свою линию Тейя, не замечая предынсультного состояния архангела. - Так же, как и перстнем! Вот, собственно, мне и пришла в голову мысль, а не перерожденный ли это наследник Бриллиантового рода? Кажется, его тоже звали…. Что с тобой, Васиэль? Тебе плохо?
Никогда я не видела такого изумленного взгляда у моей более чем сдержанной подруги. Впрочем, я и сама ошалело разглядывала Васиэля, выкидывающего коленца под потолком.
- Девчонки – вы молодцы! Вы даже не представляете, какие вы – молодцы! – Спикировав к нам, он вдруг на мгновение нас обнял и, выудив из кармана шарик перехода начал его пробуждать. – Лайла, возвращайся к Шайтаару и глаз с него не спускай!
- Васиэль, так значит это он?
Архангел только отмахнулся и исчез в переходе.
- Чего это с ним? – Я озадаченно покосилась на подругу.
- Хрен его знает! – ругнулась Тейя и предупредила. – Только о том, что ты тут видела, никому не говори. Мало того, что не поверят, так еще отправят в мир смертных подлечиться. От галлюцинаций.

 

Тар.
Машину Макса я не взял, оставив ее на парковке. Сегодня он заступает на сутки, думаю, она ему пригодится.
Подставив лицо дождю, я постоял, прислушиваясь к ощущениям. Люблю. Грозу, дождь, ветер в морду. Жить люблю!
Что мне говорил тот странный дядя в капюшоне? Этот мир – чистилище? Ну, кому как! В любом мире можно найти свой рай и ад. Своих демонов и ангелов.
В душе что-то приятно заворочалось, когда перед глазами появилось лицо Лайлы.
Вот интересно, простит она мне сегодняшнюю выходку? А ведь я ее предупреждал. И не раз. «Оплеуха памяти». Надо же…. А ведь действует!
- Лайла?
Я с надеждой огляделся. Интересно, где ее носит, особенно когда она так нужна!
Подождав ответа, я развернулся и направился по тротуару к дороге, живущей своей жизнью даже в такую погоду. Нужная маршрутка подошла, едва я встал под козырек пустой остановки. Через несколько минут крутых виражей я уже выходил у дома.
Наконец-то!
По пути, зайдя в магазин, я купил пачку пельменей, пару бутылок пива и направился к родной пятиэтажке. Все-таки голод мучил сильнее усталости. Правда по дороге я несколько раз оглянулся: уж слишком чесалась спина от чьего-то внимательно взгляда, но, решив списать все на ангелочка (ведь явно же затаилась где-то) успокоено вошел в подъезд.
- Привет, Тар.
На втором этаже поджидала Ленка.
- Привет.
- Слушай, мать куда-то ушла, а дверь захлопнулась. Можно ее у тебя подождать?
Я едва не застонал. Прощай сон.
- Лен, я вообще-то с дежурства. Спать хочу – зверски!
- Не вопрос – я буду тихо сидеть на кухне. А хочешь – приготовлю пельмени или приберусь, пока ты будешь отдыхать? – обрадовано зачастила девчонка, уже понимая, что победа на ее стороне, как вдруг, дверь подъезда хлопнула, и по лестнице застучали каблучки.
Я чуть не брякнулся в обморок, с трудом узнавая в поднимающейся девушке Лайлу. Белоснежная копна волос связана сзади в роскошный хвост. Идеальное лицо изуродовано яркой косметикой. Белая майка с Микки Маусом на переднем плане, обтягивает грудь так, что казалось – еще чуть-чуть и ткань порвется. Коротенькая юбка из белой джинсы не скрывает длинных ног, обутых в блестящие босоножки на тако-о-ом каблуке, что мне оставалось лишь удивляться, как женщины их носят!
- Привет дорогой. Заждался меня? – Она улыбнулась мне и, не замечая опешившую девчонку, вдруг прильнула к моим губам. Из головы разом выдуло все предварительно заготовленные речи. Рядом раздалось гневное сопение, бряцание и, наконец, возмущенный хлопок дверью подсказал мне, что у Ленки вдруг нашлись ключи.
Чувствуя, как сплюснутые нашими горячими объятиями пельмени постепенно превращаются в кашу, я, призвав на помощь всю свою волю, отстранился от сводящих меня с ума губ.
- Ты что, сдурела?
- Я выполняю просьбу несчастного ангела этой сумасшедшей! – холодно прошипела Лайла. – Поэтому, пока она подглядывает за нами в глазок, подыграй мне! Изобрази страстно и безнадежно влюбленного в меня мужчину.
Ни хрена не понял!
Кроме последнего.
Изобразить…. А чего тут изображать?
- Любимая, как ты вовремя! Жрать хочу до дрожи. Держи! – Я сгрузил растерявшейся Лайле холодные пельмени, перехватил одной рукой бутылки с пивом, а второй подтолкнув ее к лестнице, увесисто шлепнул ангелочка чуть по ниже спины. Для скорости.
Она ответила мне улыбкой, но в глазах я прочитал такое….
Эх, один раз живем.
Вскоре я остановился у своей квартиры и, побренчав ключами, распахнул дверь.
- Прошу.
Не удостоив меня ответом, Лайла вошла, огляделась, и чуть сморщив носик, сунула мне в руки приобретшую непонятную форму пачку пельменей.
- Что-то я раньше не замечала, что у тебя так воняет рогатым отродьем!
- Дезодоранты в ванной. - Я дождался, когда девчонка одарит меня презрительным взглядом, и спросил. - Лайла, зачем этот маскарад? Что случилось?
- Спасаю еще одну заблудшую душу.
- Ты о чем?
- Не о чем, а о ком! О той девочке! Как ты мог допустить, чтобы она влюбилась! Да в кого! В неудачника, в бабника и вообще в мерзкого типа!
- Ты обо мне?
- Догадливый!
- Из чего я делаю вывод, что ты ревнуешь!
- Я?! Кого?! Тебя?!
Я подмигнул пунцовой от возмущения девчонке и, не слушая ее гневных воплей, направился в сторону кухни. Любовь любовью, а еда по расписанию.
Открыв дверь, я замер, глядя на стоявшего у окна… отца. В руках у него была рамка со старой фотографией. Посмотрев на меня в упор, он опустил взгляд на мою руку, прижимающую к груди смятую пачку пельменей, и тут его лицо озарилось такой привычной и родной улыбкой, что я не выдержал:
- Какого хрена! Лайла, это уже не смешно! Или галлюцинации входят в твою программу по спасению моей души?
- О чем ты говоришь? – Возле меня из воздуха появилась нахмуренная девчонка. – Кстати, если, задавая глупые вопросы, ты хочешь выпросить у меня прощение, то ничего не выйдет!
Моя галлюцинация, даже после моего воззвания, совершенно не собиралась исчезать и, поставив рамку на стол, направилась ко мне.
- Шайтаар? Это же я!
- Моя шизофрения? – Я попятился. Но тут, впервые в жизни, в глазах потемнело, и встретивший мой затылок пол, я уже не почувствовал.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям