Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Кот на счастье » Отрывок из книги «Кот на счастье»

Отрывок из книги «Кот на счастье»

Автор: Учайкин Ася

Исключительными правами на произведение «Кот на счастье» обладает автор — Учайкин Ася . Copyright © Учайкин Ася

Пролог

Три нека, спасаясь от мелко накрапывающего дождя — шикарная блондиночка с темными ушками Му Ра, кутающаяся в роскошную шубку с воротником под цвет ее волос, оторва Анафе Ма с перевязанным глазом исключительно для понтов и сигаретой на нижней губе и маленький рыжий котенок Ше Ра — стояли в подворотне многоэтажного жилого дома, где жили в основном выходцы с Земли, прилетевшие на эту забытую Создателем планету, чтобы немного подзаработать. Время колонизации давно прошло, кого надо покорили, и теперь все эти люди щедро пытались поделиться своими знаниями и умениями с коренными жителями, стараясь некогда диких котов переделать в домашних. В чем-то это им удавалось, в чем-то нет.

Анафе Ма затянулся сигаретой, а потом щелчком ловких пальцев послал окурок из подворотни в ближайшую лужу, чтобы тот потух в воде.

— Есть шанс подзаработать, — процедил он небрежно и сплюнул, цыкнув, через губу.

— Это не заработок. И уголовщиной попахивает, — зябко повела плечиками Му Ра. — Сам помнишь, прошлый раз еле удалось от полиции уйти.

— На этот раз все будет почти что добровольно, — Анафе Ма кивнул головой в сторону молча стоявшего в темноте стены Ше Ры. — У нас есть бонусная карта.

— Наивняк, — фыркнула Му Ра, — прошли те времена, когда на таких котяток клевали. Сдадут его в приют и не более. У тебя деньги-то хоть есть, чтобы его потом оттуда выкупить?

— Не боись, — Анафе Ма снова сплюнул. — Не смотри на его внешний вид. Опытный урка. Мы с ним уже не одно дело обтяпали. А его наивный взгляд желтых глаз людей подкупает только на раз. Ше Ра, — позвал он негромко котенка.

— Чего тебе? — отозвался тот не очень дружелюбно — он знал, что дальше за этим последует, и выходить из сухой подворотни под зимний дождик ему совершенно не хотелось.

— Пора, — отозвался Анафе Ма, — пора, милый, отправляться на работу. Скоро по своим клетушкам потянутся обитатели этого скворечника, надо быть готовыми.

Кот был прав, называя человеческое жилье скворечником, неки не жили в таких домах, только колонисты. Они же сами предпочитали селиться в небольших деревянных коттеджах в пригородах, с большими участками с множеством деревьев, где котятам было раздолье.
Ше Ра вздохнул, скинул теплую модную курточку, передавая ее Анафе Ме, оставаясь в одной поношенной и потертой до дыр жилетке, поднял с земли табличку с надписью «Отдамся в хорошие руки», натянул на мордочку скорбное и наивное выражение одновременно и шагнул под дождь, махнув рукой друзьям на прощание.

— Пора уходить, — проговорила Му Ра, удостоверившись, что котенок занял место рядом с мусорными баками, где его увидит любой, занимающийся домашним хозяйством и решивший в преддверии праздников навести порядок в доме. Она раскрыла огромный зонт и вышла из подворотни на проспект, залитый яркими разноцветными огнями. Грациозно вышагивая на высоких шпильках, кошечка даже прошла несколько шагов, прежде чем рядом с ней не остановилась шикарная машина.

Анафе Ма сплюнул очередной раз, усмехнулся и, надвинув капюшон своей куртки до самых бровей, тоже вышел на проспект — Ше Ра свое дело хорошо знает и с легкостью справится с поставленной задачей, за ним можно не следить. И даже не даст сдать себя в приют для беспризорных котят, ловко вывернувшись и уйдя от любых преследователей…

 

 

Джеймс возвращался домой в предурном настроении — кто-то забрал его зонт в офисе или, глупо пошутив, спрятал, и теперь он вынужден был мокнуть под непрерывным дождем. Волосы повисли сосульками и по ним струйки воды затекали за воротник, холодя тело и вызывая дрожь. Ботинки промокли насквозь и раскисли, и он чувствовал хлюпанье воды в них, даже в те моменты, когда не наступал в лужи.

Он ненавидел эту планету, куда прилетел по контракту, чтобы заработать денег и уже на Земле приобрести себе жену. Это только казалось, что все женятся и выходят замуж по любви, большой любви. На самом деле, чтобы зарегистрировать брак, любой брак, хоть нормальный, хоть не очень, приходилось платить в государственную казну бешеные деньги. Даже за то, чтобы просто начать с кем-то жить под одной крышей, приходилось платить немалые деньги. И из-за этого многие предпочитали оставаться холостыми или привозить себе из колоний супругов или сожителей. Кого волновали демографические проблемы, когда население планеты превысило все мыслимые и немыслимые размеры?

Джеймс ненавидел этот дождь, который моросил, не переставая, уже несколько дней и еще будет продолжаться недели две. Что поделать, сезон дождей? Из экономии приходилось снимать недорогое жилье, где постоянно ломался то кондиционер, то холодильник, то сушилка для одежды. И из-за этих проблем он выходил из дома или голодным, или в мокрых вещах. Да к тому же приходилось то задыхаться от жары, то мерзнуть от холода.

Джеймс ненавидел свою работу. Непробиваемого тупицу начальника и сослуживцев он ненавидел, а дело, которым занимался, любил. Почему-то все пытались поездить на нем, используя его уникальные, почти энциклопедические знания. А вот денег за выполненную работу старались заплатить как можно меньше, постоянно лишая его премии. Начальник и зарплату бы ему не выплачивал, но нельзя, тот работал по контракту, заключенному еще на Земле, а так бы он нашел тысячу причин, чтобы не платить Джеймсу жалованье. А сэкономленные средства выдавать своим родственникам в виде премий.

Джеймс ненавидел предстоящие праздники — заняться нечем, друзей нет. Приходилось всю неделю проводить в четырех стенах своей крошечной квартирки. Опять же, стараясь экономить, не тратил заработанное на развлечения.

Но ничего, осталось совсем немного, он отработает последний месяц и вернется туда, где обзаведется домом, семьей, ребенком. На двух малышей у него заработанных денег не хватит. Но на одного, если начальство опять премию не зажмет, выкроить можно будет. Он уже заказал билет на Землю, осталось только выкупить его, что он и сделает, когда закончатся праздники…

Джеймс открыл дверь своей холостяцкой квартирки и поморщился — опять сдох кондиционер. В квартире было жарко, не меньше пятидесяти градусов, не смотря на прохладу за окном. Ладно бы жара, так ведь еще и несло тухлятиной, скорее всего, завонял мусор, который он поленился выбросить утром. Мужчина, не разуваясь, прошел на кухню, отворил настежь окно и, схватив пакет, решительно направился во двор к мусорным бакам — в их доме не было мусоропровода.

— Мяу, — раздалось где-то совсем рядом, когда, выбросив мусор, он уже направился в сторону своего подъезда.

Джеймс обернулся.

— Мяу, — раздалось снова, и из-за баков вышел рыжий котенок с табличкой в руках «Отдамся в хорошие руки».

Мужчина, прищурившись, постарался получше его рассмотреть.

Нет, этот был не из бродячих попрошаек — ухоженный, чистенький, гладенький, только промокший насквозь. Рыженькие прядки намокли и свисали сосульками, обнажая прижатые к голове такие же рыженькие ушки. Джеймсу захотелось его погладить по этим ушкам и головке, приласкать. Скорее всего, котенок потерялся или заблудился.

— Ну, пойдем со мной, — предложил ему Джеймс и протянул руку.

Он сегодня просмотрит все объявления о потерянных котятах, а завтра сам даст такое же о найденыше.

 

 

Глава 1

Ше Ра вошел вслед за мужчиной в узкую темную прихожую и поморщился — запах протухшего пищевого мусора еще не выветрился, а его высокоорганизованный нос этих запахов совершенно не переносил. Он с трудом-то возле мусорных баков проторчал пару часов, хоть те почти не воняли, плотно закрытые крышками и обработанные какой-то жуткой химией. Тут хотя бы колонисты позаботились, чтобы не раздражать местных жителей посторонними запахами.

Котенок терпеливо подождал, пока мужчина снимет промокшую обувь и пройдет внутрь, давая и ему возможность разуться. Вот уж воистину скворечники — вдвоем в узком коридоре не разминуться.

Комната, освещенная одинокой без плафона или абажура лампочкой под самым потолком, Ше Ре тоже не понравилась — комнатка маленькая со шкафом и узким диваном. Значит, спать ему придется на полу, на коврике. В первую минуту он даже решил, что ошибся в выборе жертвы, пропустив перед ним, как настоящий шпион, нескольких потенциальных претендентов на то, чтобы быть ограбленными. Но потом немного поразмыслив и вспомнив, что в этом «скворечнике» жили только одинокие колонисты, прибывшие на заработки и экономившие на всем, смирился с теми неудобствами, которые ему придется потерпеть, пока он Фи Ме, по кличке Анафе Ма, не передаст украденные им денежные карты с накоплениями этого человека.

А потом еще потерпеть немного, пока Му Ра не снимет все деньги до того, пока его жертва не спохватится. И уже затем можно сваливать, просто уйдя, когда хозяина не будет дома. А этот человеческий лох даже в полицию не обратится, чтобы написать жалобу на Ше Ру. Нет, он, скорее всего, обратится и даже напишет заявление, только в дело его никто не пустит. Во-первых, он достоверно не сможет описать внешний вид котенка. Ну, скажет, рыженький, маленький. Для людей все котята на одну мордочку. Мало ли таких бродит по округе? Во вторых, он, вероятно, ошибется с возрастом Ше Ры. Ему, как и всем прочим его жертвам, совесть не позволит сказать, что котенок взрослый. А на несовершеннолетних дела не заводятся — люди сами такие законы установили, чтобы можно было усыновлять котят, оставшихся после колонизации без рода, без племени. Ну, и в-третьих, человек подобрал котенка, а потом забыл дверь запереть, тот снова убежал. Это человек решил почему-то, что он домашний, а он дикий. Дикий! И это будет его четвертой ошибкой, из-за которой заявление человека не пустят в дело.

Ше Ра заметил, как мужчина морщит лоб, видимо, пытаясь вспомнить все иностранные слова, которые знал. Он его поймет в любом случае, так как человеческий знал в совершенстве, мог разговаривать без акцента на нескольких диалектах. Но эти его знания в этой «работе» не требовались, наоборот, приходилось прикидываться тупеньким маленьким котенком.

— Как тебя зовут? — наконец спросил мужчина по-кошачьи и на всякий случай потыкал в его сторону пальцем.

— Ше Ра, — котенок, как можно четче и разборчивей, произнес свое имя. Человек все равно его переврет на свой лад и даже в полиции не сможет правильно сказать, как звали его котенка.

— Джеймс, — произнес мужчина и прикоснулся к своей груди.

«Общение полных идиотов», — фыркнул Ше Ра, но выдавать себя не стал.

— Тебя надо помыть и от блох обработать, — невозмутимо сказал Джеймс по-человечьи и, взяв за руку котенка, потянул в сторону ванной, дверь в которую находилась в узком темном коридоре.

— Этого только не хватало, — по-кошачьи развозмущался Ше Ра. — Я, что, тигр какой-то, чтобы мыться?

Он еще что-то говорил и фыркал, но человек либо его действительно не понимал либо только делал вид. И даже выпущенные когти в знак устрашения никак не повлияли на решимость Джеймса промыть голову котенка противоблошиным шампунем. Короче, полчаса спустя вымытый и завернутый с головой в пушистое полотенце, из которого торчал только его курносый носик, Ше Ра сидел на кухне на высоком табурете, дожидаясь хозяина, который убирал бедлам, учиненный котенком во время помывки. Ну, если не считать пары царапин, оставленных на руках Джеймса, он вел себя вполне пристойно и совершенно не агрессивно. Не мог же он быть от начала до конца покладистым — людям нравится, это он знал хорошо, когда даже такие котята с наивным взглядом желтых ореховых, как они говорят, глаз, вдруг начинают проявлять характер.

Крошечная кухня Ше Ре тоже не понравилась. Хозяин не позаботился затворить окно, и теперь там было жутко холодно. Повезло еще, что из крана текла горячая вода, а то совсем было бы тоскливо — сначала искупали бы в ледяной воде, а потом усадили в не менее ледяном помещении.

— Кушать хочешь? — страшно коверкая слова, спросил Джеймс, наконец, появившись на кухне, и, спохватившись, кинулся закрывать окно.

Котенок кивнул головой, стараясь сильно не напрягать мужчину, произнося иностранные слова. Тот заглянул в холодильник. Ше Ра видел, как напряглась у него спина.

«Так, сейчас овощами кормить будет», — снова фыркнул котенок. Знал он этих колонистов — мясо и рыбу не едят, экономят. А он, что, козлик или баран, чтобы траву есть? Хорошо будет, если человек ему молока предложит. Но он вышел из возраста, когда пьют молоко, заменяя его более крепкими напитками, то есть напитками с градусом. Впрочем, от стаканчика кефира он бы не отказался.

К полному его кошачьему удивлению Джеймс извлек из холодильника сыр, хороший твердый сыр. Если бы на его месте был Фи Ма, то мужчина купил бы его с потрохами. Затем на столе оказались крабовые палочки из минтая, за них Му Ра готова продать маму родную. И последним на стол последовал заветренный небольшой кусочек буженины. Ше Ра повел носом и непроизвольно облизнулся — кусочек мяса пах просто великолепно. Неужели ему дадут хоть маленько? Настоящая буженина, не подделка — мужчина сам сырое мясо запекал в духовке.

Джеймс нарезал сыр и буженину тоненькими пластиками, распечатал крабовые палочки, все это сложил на тарелку и придвинул котенку. Тот, довольно мяукнул, и почти мгновенно умял всю буженину, даже не взяв ни кусочка хлеба. Он виновато глянул на мужчину, собирая пальцами крошечные кусочки с тарелки, а потом «приговорил» и сыр, и крабовые палочки.

«Вот теперь от молочка бы не отказался», — сыто икнул котенок. — «Но кефир лучше».

И, как специально для него, Джеймс достал из холодильника пластиковый пакетик кефира, ровно на один стакан. Уже не отказываясь, Ше Ра запил свой ужин и довольно заурчал, глаза стали закрываться сами собой — он промок, намерзся, теперь был сыт и в тепле, можно и поспать на диване хозяина.

Мужчина подхватил на руки задремавшего котенка, все норовившего свалиться с табурета, и понес в комнату на свой диван — видимо, ему придется спать на надувном матрасе, пока хозяева котенка не найдутся.

 

 

Глава 2

Джеймс проснулся еще затемно, за несколько секунд до звонка будильника. Загасив его, не включая свет и стараясь не разбудить спящего котенка, он отправился на кухню готовить завтрак.

Парочка куриных яиц, полстакана молока и маленький кусочек колбаски — этого вполне достаточно, чтобы ему продержаться до обеда. Но мало, чтобы одновременно насытить вполне взрослого котенка и мужчину. Тяжело вздохнув, он приготовил омлет, но к нему не прикоснулся, а только переложил на тарелку и накрыл крышкой, чтобы тот быстро не остыл. А себе налил в стакан воды и запил ею съеденную корку хлеба с листом салата, оставив более мягкий кусочек для Ше Ры.

Перед уходом, мужчина заглянул в комнату и полюбовался спящим котенком. Он бы себе оставил такого. На Земле у него был рыженький котенок, но тот только мяукал, а с этим поговорить можно хоть об искусстве, хоть о науке. Он разумный! И какой хорошенький — бархатистые ушки персикового цвета, к которым приятно прикасаться, тонкий курносый носик, совсем не мокрый, как у земных котов, щечки и подбородок, не покрытые растительностью. Джеймс попытался напрячь память и вспомнить, как выглядели взрослые коты — они казались только старше, но растительности на лицах или, как принято говорить, на мордочках тоже не имели. Пухлые губки не были растянуты в просящей улыбке, как вечером, и прикрывали четыре острых длинных клыка, как у всех кошачьих, и кучу других гораздо более мелких зубов. Теперь, без улыбки, Ше Ра казался старше, серьезнее.

Мужчине очень понравились рыжие вихры котенка, которые хотелось гладить бесконечно, точнее приглаживать, поглаживать. И еще хвостик — кремовые и более темные персиковые полоски, который сейчас лежал смирно, а вот когда он его купал вечером, то нервно дергался из стороны в сторону, выказывая недовольство своего хозяина. Ручки-лапки с длинными пальчиками и ноготками, из-под которых могли появляться острые, как отточенные ножи, когти, лежали под щекой. Джеймс, улыбнувшись, прикоснулся к своим царапинам на руке, которыми наградил его Ше Ра. Если бы тот захотел или не хотел, чтобы его помыли, то располосовал бы на ремешки руки мужчины, и даже плотные кожаные перчатки не помогли бы. Значит, не хотел, просто показал, что может.

Обычно котята спят, свернувшись в клубок, а этот, словно доверяя своему новому хозяину, развернулся, оголяя живот, и делая себя уязвимым. Мужчина хмыкнул: ему всегда казалось, что коты не имеют позвоночника, так они выгибались и выворачивались. Так и у котенка — нижняя часть была повернута относительно верхней ровно на сто восемьдесят градусов, то есть голова Ше Ры с подложенной под щеку рукой лежала на подушке и, если бы он открыл глаза, то столкнулся бы взглядом с Джеймсом и смог увидеть свой длинный полосатый хвост, а нижняя часть с острыми коленочками упиралась в стенку. Вот что-что, а человеку так вывернуться не дано, только котам.

По дороге на работу Джеймс зашел в Интернет-кафе и дал объявление о найденном котенке, постаравшись максимально точно описать его внешность, но все равно у него получилось что-то такое, типа «найден рыжий маленький котенок». Быстро пробежался глазами по объявлениям о потерянных котятах и заспешил в свой офис, который располагался не так далеко, чтобы воспользоваться общественным транспортом. Опять у него промокли ноги — уже который раз порывался купить водоотталкивающую обувь, но она стоила безумно дорого. На планете до конца контракта ему предстояло оставаться только месяц, еще немного потерпеть, и дожди закончатся. А вот зонты были расходным материалом — стоили дешево, и всегда можно было купить в любой лавке или в магазине или взять напрокат. Впрочем, можно было даже не возвращать, а просто оставить в специальном ящике на входе любого кафе или другого подобного заведения, где им мог воспользоваться любой другой желающий. Поэтому Джеймс сильно не переживал о вчерашней пропаже — у него дома были запасные зонты, просто мокнуть не хотелось…

Ше Ра, проснувшись, потянулся, выгнувшись так, что достал затылком основания своего хвоста. Затем откинулся на кровати и попытался, не вставая, при свете дня рассмотреть квартиру своей жертвы. Итак, что он имеет?

Стандартная квартирка со стандартным набором мебели. Колонист ничего не приобрел, даже компьютера или ноутбука не было. Ше Ра поморщился — он не терпел скупых или жадных людей. Теперь ему даже захотелось обокрасть этого человека, чтобы тот понял, что деньги существуют, чтобы их тратить, а не копить. Вот спрашивается, зачем он сюда прилетел и на что пытается заработать? Но тут котенок задумался, может, он ошибся? И человек совсем недавно на планете? Ше Ра потряс головой, он никогда не ошибается в людях — своим каким-то чутьем он абсолютно достоверно определял, кого назначить в жертвы. И в этом мужчине он не ошибся.

Он поднялся и побрел в ванную, там и только там можно определить, как долго человек живет на планете. Ше Ра начал психовать и недовольно мяукать — зубная щетка новая, тюбик с зубной пастой полный, бритвенный станок тоже новехонький.
«Ладно», — решил котенок, — «сейчас поем и уйду. Что поделать? Ошибся. Взять с мужчины, скорее всего, нечего».

Холодильник изнутри был девственно чист — ничего, даже овощей не наблюдалось, которые колонисты предпочитали мясу. На всякий случай Шера открыл морозилку, но и там ничего не оказалось.

Ше Ра зло фыркнул — придется голодным уходить. А этого он терпеть не мог, настроение сразу портилось и хотелось что-нибудь подрать, например, мебель. В хлам! Мужчина сам виноват — холодильник мог бы и наполнить. И тут его взгляд упал на стол и на тарелку, накрытую крышкой. Котенок недоверчиво приподнял ее и шлепнулся на табурет — хозяин словно знал, что он любит на завтрак. Омлет был еще теплый, кусочек хлеба мягкий — это все оставили для него. Более того, Ше Ра сразу понял, что к еде мужчина не прикасался, он съел что-то другое.

Настроение сразу улучшилось, он решил подождать до вечера и все выяснить или прояснить, Ше Ра еще не решил, что он будет выяснять у мужчины, впрочем, и как. У него есть еще время — скорее всего, до вечера тот не вернется, а он все обдумает, заниматься-то больше нечем. Компа нет, телевизора нет. Что этот лох по вечерам делает?

Незаметно для себя Ше Ра снова задремал, уже во сне придумывая, как он будет вытаскивать из мужчины информацию…

Джеймс сразу после звонка об окончании рабочего дня покинул свое рабочее место, но не успел он дойти до лифта, как его догнал секретарь начальника Пикетта и передал требование от него, чтобы тот зашел для серьезного разговора. Мужчина поморщился — знал, он эти «серьезные» разговоры ни о чем, а дома ждет его голодный котенок.

— Джеймс, — на удивление сразу начал давать ему задание на завтра начальник, — вам придется навестить офис господина Бакленда.

— Я был у него совсем недавно, — не очень уверенно попытался отказаться мужчина от поездки в дальний конец города. — У него все работало.

— У него и сейчас все работает, — отмахнулся от него начальник. Он и сам не очень любил господина Бакленда, нудный уж больно, но компания того разрасталась, он непрерывно покупал новое оборудование, которое требовало настройки. А без «золотых» рук Джеймса и его знаний никак не обойтись. Где другой сотрудник фирмы будет работать неделю, Джеймс сделает все за день, ну максимум за два. Фирма получит колоссальную прибыль за счет экономии рабочего времени своих «дорогостоящих» сотрудников, ведь расценки установлены на единицу настройки прибора, а не на затраченное им время. А зарплата идет по дням. И Джеймс еще где-нибудь за это время настроит оборудование или сделает его профилактику. — И попрошу не опаздывать.

Мог бы и не напоминать про опоздания — у Джеймса этот пункт включен в контракт, а это значит, что завтра и, скорее всего, послезавтра придется выйти из дома на час раньше, чтобы без опозданий добраться до офиса господина Бакленда.

Господин Пикетт протянул мужчине стопку бумаг, Джеймс от неожиданности даже присвистнул — поездки на другой конец города тянут не на два дня, а на неделю, как минимум. Его начальнику следует подумать не об увеличении продаж, а о расширении штата инженеров для обслуживания продаваемого оборудования, тем более что контракт Джеймса заканчивается через месяц, и он не планирует задерживаться здесь ни на день.

— Да, — крикнул в спину уходящему мужчине начальник, — господин Бакленд просил завершить установку и наладку оборудования до праздников.

Джеймс вздохнул, стараясь не показывать своего раздражения. Но это немыслимо — в стопке бумаг означено не менее десяти единиц оборудования, даже если он будет настраивать по единице, то все равно потребуется десять дней, а его оправляют одного, без помощника. Никак не успеть.

Но выйдя под дождь на улицу, Джеймс тут же забыл обо всех рабочих проблемах — его дома ждал голодный котенок, которому требовалось купить в лучшем случае мяса, а в худшем колбасы, да и о своем ужине следует позаботиться, в холодильнике ведь ничего нет.

 

 

Глава 3

По дороге домой Джеймс заскочил в то же самое Интернет-кафе, чтобы проверить свое объявление и просмотреть чужие о пропаже котят. Ничего нового — котенка никто не искал. А раз никому маленький нек не нужен, то о нем предстоит позаботиться ему, Джеймсу. Не выгонять же его на улицу под непрерывный дождь?

Он стоял в дешевом супермаркете для таких колонистов, как он, которые экономят каждый цент, перед полкой с кормом для животных. Джеймс перетрогал все банки с консервами и ни на одной из них не остановился. Дома, на Земле, он знал, что купить своему коту. А чем кормить этого, который больше на человека смахивал, чем на животное? Так и не отважившись потратить деньги на консервы, он решил купить мяса, хоть и дорого. А потом самому приготовить ему что-нибудь, если котенок откажется есть сырое. Быстро побросав в свою тележку упаковки с продуктами, Джеймс пристроился в конец длинной очереди в кассу.

— Ты никак сожителем разжился? — хихикнул пристроившийся сзади него коллега по работе Вилли, рассматривая покупки в его тележке.

Джеймс неуверенно пожал плечами — не сожителем и не разжился, просто подобрал мокнущего и мерзнущего нека по имени Ше Ра.

— Если котика подобрал на улице, то немедленно избавься от него, — продолжал между тем Вилли.

— Почему это? — вырвалось у Джеймса. — Почему я должен выгнать котенка?

— Все-таки котенка подобрал, — захихикал снова Вилли, а потом злым шепотом прошипел: — Гони его и не сожалей. Слухи ходят, что орудует банда — грабят приезжих колонистов. Мастерски облапошивают, лишая всех накоплений.

— Глупости все это, — фыркнул Джеймс, — как можно лишить всех накоплений, если деньги с карты одноразово снять невозможно, а только маленькими порциями, к тому же еще и по радужке глаза. А, как известно, радужка имеется только у людей, то есть у колонистов. У неков ее нет. Не смеши. Это все домыслы.

— Твое право мне не верить, — пожал плечами коллега Вилли и замолчал, недовольно поджав губы. Мол, он честно все обсказал, пытался предупредить, а его сплетником пытаются выставить.

Стараясь не думать о котенке, как о бандите, хотя зерно сомнения коллега в сердце Джеймса все же заронил, он рассчитался за продукты и быстро зашагал домой. Нет, глупости все это. Даже двери в их доме сделаны так, чтобы котенок не смог выбраться из квартиры, пока хозяина нет дома — изнутри дверь нельзя отпереть, если ее закрыли снаружи. Конечно, при желании, котенок может сплести веревку и вылезти в окно, например. Но это нереально.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям