Бланк Эль " /> Бланк Эль " /> Бланк Эль " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Ловцы звездного ветра (эл. книга - однотомник) » Отрывок из книги «Ловцы звездного ветра»

Отрывок из книги «Ловцы звездного ветра»

Автор: Бланк Эль

Исключительными правами на произведение «Ловцы звездного ветра» обладает автор — Бланк Эль . Copyright © Бланк Эль

      ПРОЛОГ

       Золотистый лучик скользил по ступеням, дразня молодую девушку «штурмующую» подъём и стимулируя забраться ещё выше. Крутая винтовая лестница делала уже четвёртый поворот, рождая в душе ощутимое недоумение — кому понадобилось делать её такой высокой?! Хотя нет, не так. Смысл вопроса, который она себе задавала, состоял в другом — когда закончится эта конструкция, имитирующая стремление в бесконечность?!

Притормозив, Ирилика на минуту остановилась, чтобы перевести дыхание, и вцепилась пальцами в перила. Впрочем, уже через секунду спохватилась, отдёргивая руку и рассматривая оставшийся на отполированном дереве, покрытом пылью, чёткий отпечаток своей пятерни. Сокрушённо покачала головой, в который раз убеждаясь: уборка ей светит — генеральная! Вот и кому за это сказать «спасибо»?!

Кому-кому... Во-первых, самой себе, потому что совершенно измотанная обучением, практикой и стажировкой, она легкомысленно решила провести положенные ей студенческие каникулы в ПОЛНОМ одиночестве. Подальше от друзей, суеты и шума.

Во-вторых, маме, поскольку именно та предложила реализовать "гениальную" идею, поселившись в этом самом доме на ощутимом удалении от цивилизации, куда Лике даже добираться пришлось на старинном аэромобильчике, а не с помощью привычного флёра, потому как тут в радиусе ста километров банально нет станций обслуживающих транспортные каналы.

В-третьих, бабушке, так «часто» появлявшейся в собственной летней «резиденции», что не только путь в неё окончательно зарос сорняками, но и внутри накопилось ощутимое количество пыли. Убирать которую придётся новой хозяйке.

Тряпки, впитывающие губки, моющие средства, нейтрализатор грязи... Едва переступив порог, девушка, обалдевшая от «стерильности» жилища, всё это немедленно извлекла на свет божий и... И оставила в покое, решив для начала оценить объём работ. Ведь первый этаж — это только вершина айсберга. То есть самое дно. А каковы масштабы творящегося наверху безобразия?

Возобновила восхождение, удивляясь, что лестница даже не скрипит (хотя по ней столько лет никто не ходил!) и получила, наконец, возможность окончательно убедиться в полном отсутствии порядка. Если внизу окружающее пространство выглядело более-менее прилично (пыль не в счёт), то здесь...

Солнечные лучики, проникающие через прозрачный экопласт куполообразного потолка, словно издеваясь ярко освещали обстановку, указывая на особо занятные предметы обихода. Поломанная мебель, объёмные мешки с какими-то тряпками, старая техника сваленная кучей на полу, ящики с игрушками и ещё какой-то мелочью неопознаваемого назначения, мотки верёвок...

Позади всего этого «богатства» виднелась дверь, к которой Лика, движимая исконно человеческим любопытством, попыталась пробраться сквозь хаотичное нагромождение. Ну и получила соответствующую реакцию. Потревоженная куча хлама немедленно развалилась. Мелкая пылевая взвесь взмыла в воздух, весело заплясав в световых столбах.

Апчхи! — женский организм адекватно отреагировал на полученный эффект. Ну а кому бы понравилось дышать в подобных условиях? Тут хоть респиратор надевай!

Задержав дыхание, осторожно выбралась обратно. В самом главном она убедилась — дом в отличном техническом состоянии. А грязь и старый хлам легко убрать. Даже вызывать сюда уборщиков не обязательно. Ведь что лучше физической работы позволит освободить голову от надоевшей мыслительной деятельности?

С первым этажом новоиспечённая «уборщица» справилась уже к вечеру. Теперь холл, гостиная и кухня сияли кристальной чистотой, а симпатичная, перепачканная грязью моська отражалась в зеркале гигиенического модуля довольной, хоть и изрядно измученной.

Ночевать девушке пришлось на диване. Спальня, скорее всего, располагалась наверху, а путь туда пока ещё представлял из себя минное поле, которое завтра предстояло активно расчищать. В первую очередь нужно будет избавиться от ненужного хлама. И почему бабушка не ликвидировала его сразу? Это же так просто! В который раз Ирилика пожалела, что здесь такой маленький утилизатор. Крупногабаритные вещи в него не поместятся и их придётся сначала ломать.

Ха! Ломать не строить. Девушка невероятно быстро освоила профессию разрушителя, эффектно разрезая испорченную мебель лазерным ножом. Мешки с одеждой из чистого любопытства растеребила, и некоторое время потратила на примерку, ощущая себяэдакой законодательницей мод начала двадцать первого века. Всё уничтожать не рискнула. Отобрала наиболее приличные, хорошо сохранившиеся вещи, сложив в чудом уцелевшем шкафу аккуратной стопкой. На всякий случай.

Ещё больше времени потребовала сортировка ящиков. Первый порыв — высыпать всё к чертям в призывно раскрытую «пасть» прибора, она старательно загасила. Всё же это уборка, а не массовая ликвидация. И совершенно правильно сделала, обнаружив не так уж и мало годных к использованию мелочей. Стилусы, карманное зеркальце, несколько старинных монет, древние, но целёхонькие накопители. Взяла на заметку — проверить, вдруг на них что-то важное осталось? Несколько минут вертела в руках любопытную конструкцию размером с кулак, похожую на небольшую тёмную сферу. Не по размерам тяжёлую, заключённую в кружевной каркас из белого металла. Пытаясь понять в чём может заключаться её предназначение, даже встряхнула пару раз, отчего шарик начал едва заметно светиться. Но смысла так и не поняла. Просто забавная вещица. Выкидывать не стала, сложив добытое в отдельную коробку. Всё остальное поглотил ненасытный аппарат.

Перерыв на обед, и новая порция объектов для разбора. И вот тут Лика опять зависла, потому как под чистую, не глядя избавиться от старых электронных книг, сенсорных планшетов и альбомов рука не поднялась. Освобождая совесть от дальнейших мучений, включала каждый прибор, проверяя на годность и, только убедившись в обратном, отправляла в небытие.

Кстати, один из галоальбомов оказался в рабочем состоянии, и неожиданно для себя Ирилика погрузилась в мир чужих воспоминаний, созерцая объёмные, движущиеся картинки. Девушка, которая улыбалась ей сквозь время, периодически поправляла короткие тёмные волосы, угольно чёрные, как вороное крыло, блестящие под ярким светом полуденного солнышка. Чуть прищуривала столь же тёмные глаза, с синеватым отливом. И грациозно повисала на ветке дерева, задумчиво осматривая сад. Весенний, в яблоневом цвету.

Несмотря на давность снимков, опознать незнакомку труда не составило — каждая голограмма снабжалась подписью, недвусмысленно намекающей, что бабушка когда-то тоже была молодой. Так что Лике оставалось только удивляться невероятному внешнему сходству. Ведь она сейчас и девушка из прошлого практически идентичны.

Одинаковые стрижки, овал лица может чуть иной, но совсем немного, тонкие чётко очерченные губы, чуть раскосые, восточного типа глаза. Кто-нибудь не слишком близко знакомый с Ириликой мог бы решить, что это её фотки.

Впрочем, подобное открытие девушку нисколько не удивило. Когда она родилась, бабуле было уже пятьдесят, а спустя несколько лет в невысокой миловидной женщине с седыми волосами и веером морщинок у глаз Лике трудно было увидеть своё отражение. Да и пересекались они крайне редко. Мамины родители жили в маленьком заполярном городке геологоразведки и чаще пропадали в экспедициях, нежели появлялись в семейном окружении. А три года назад попали в снежную бурю, и спустя пару недель активных поисков родственников официально известили о том, что выживших не нашли. Так что, можно сказать, право поселиться в этом доме пришло к Ирилике по наследству.

Вздохнув, девушка тряхнула головой, отгоняя печальные мысли. Грустно. Да. Но жизнь-то продолжается! А память... Память сохраним.

Решительно отложила альбом в сторону, отыскивая в общей куче остальные. По очереди извлекая, педантично проверяла работоспособность, радуясь тому, что большинство из них, оправдывая ожидания, милостиво соглашалось пополнить формирующуюся коллекцию раритетных вещиц. Потянулась за последним, отнюдь не деликатно разгребая мешающие планшетники. Эти точно никуда не годны, без накопителей они всего лишь многофункциональные «читалки».

Одно неосторожное движение, и большая их часть с весёлым перестуком рассыпалась по полу. Экран ближайшего прибора вдруг ярко вспыхнул и выбросил в воздух световой поток, заставляя невольно вздрогнуть.

Открыв от удивления рот, Лика растерянно созерцала формирующуюся вокруг неё галопроекцию, постепенно складывающуюся в практически полноценное, объёмное изображение, и начиная прислушиваться к мягкому, нежному голосу, зазвучавшему столь же неожиданно. А рядом с ней на несколько мгновений возникла надпись:

 

15 мая 2056г. 10:12 по бортовому времени.

Звездолёт «Звёздный ветер».

Бытовой сектор, второй уровень.

 

Ну наконец-то! После десятидневной изоляции от внешнего мира, корабль вновь летит в обычном пространстве, а это значит, что больше нет необходимости в дополнительной броне и скоро будут убраны все щиты, защищающие уязвимые поверхности.

Радуясь, словно девчонка на первом свидании, я ввела код, наблюдая, как высокий полусферический свод над головой блеснул хромированной поверхностью, когда прикрывающие его защитные створки начали разъезжаться в стороны, открывая взору мириады звезд в бездонной глубине космического пространства. Несколько секунд, и купол стал полностью прозрачным.

Сверилась со списком. Да, эти щиты — последние, из тех, которые достались мне. Сейчас почти весь экипаж занят аналогичной процедурой — сквозь прозрачный «потолок» прекрасно видно, как на соседнем «ободе» вспыхивают отблесками отражённого света движущиеся по корпусу пластины. Можно, разумеется, убрать их все и сразу, автоматически, одним нажатием с пульта управления, но всё же желателен индивидуальный контроль на случай повреждений. Так что предпочтительнее делать это вручную. Вот и перемещаемся из отсека в отсек, постепенно открывая корабль внешнему миру.

Впрочем, обслуживание систем звездолёта всего лишь дополнительная работа, которую каждый из нас выполняет по мере необходимости и факту наличия свободного времени. Все члены экипажа совмещают основную должность с тем, что они в состоянии исполнять помимо своих профессиональных обязанностей.

Сегодня не моя смена. Так что, реализуя своё законное право расслабиться и сбросить накопившееся за время полёта напряжение, я окупировала ближайшее кресло, радуясь, что снимая защиту забрела сюда в последнюю очередь. А ещё тому, что из всего экипажа в уютном помещении зала для совещаний я оказалась одна.

Освещение включать не стала. Выбрала плейлист на наручном коммуникаторе и расслабленно откинулась на мягкую спинку, вытягивая ноги. Устремила взор к россыпи мерцающих огоньков над моей головой, вслушиваясь в ласкающие аккорды, окутывающие сознание, и низкий, чуть хриплый голос певца.

Нашей жизни виток — судьба.

   Галактических недр стрела,

   Устремится в теснин кольцо,

   Звёздный ветер бросив в лицо...

Символично? Да. Эта песня появилась совсем незадолго до нашего старта и сразу стала гимном того, на что замахнулось человечество. Первый межзвёздный перелёт. Совершенно новый тип корабля. Иной принцип движения. Другой источник энергии... И так дико осознавать себя непосредственно причастной к столь значительному событию. Меньше всего в своей жизни я стремилась к подобной славе! Вот только она меня об этом не спросила...

Нашей жизни вираж — удача.

  Непростая для всех задача.

  К неизвестным мирам стремись!

  «Звёздный ветер» стартует ввысь.

Ну, может и не ввысь, а вдаль, но это совершенно не принципиально. В космосе нет понятия «верх-низ» или «право-лево». И устанавливать направление возможно только относительно небесных светил.

Задержалась взглядом на наиболее ярких точках. Хм... А это что за звезда? И эта...

Интуитивно ощущая какую-то неправильность, внимательнее всмотрелась в рисунок созвездий, в попытке сориентироваться и определить курс корабля. Соответствий не нашла — совсем нет знакомых звёзд. И этот факт мне не понравился! Такого не может быть, потому что...

Неприятно громкий писк раздался так неожиданно, заглушая мелодию и сбивая с мысли, что я даже вздрогнула, выключая музыку, а увидев позывные того, кто столь бесцеремонно нарушил моё уединение, окончательно лишилась состояния покоя, активируя связь.

Ника! — в наушники немедленно ворвался яростный мужской голос. — В рубку управления. Быстро! — селектор буквально захлебнулся негативными эмоциями, окрашивающими последнее слово.

Рванула без размышлений. Сработали рефлексы, выработанные за месяцы предполётной подготовки. Если тебя вызывают, значит, что-то случилось, ты действительно нужен и на выяснение причин времени тратить нельзя. Особенно, когда приказ высказан лично капитаном, вот в такой форме, да ещё и с подобными интонациями.

Метеором пронеслась по прозрачному ободу, идущему по периметру оранжереи. Шустрой мышкой скользнула вдоль энергетических кабелей, сокращая путь. Не раздумывая прыгнула в шахту, притормаживая регуляторами и останавливая стремительное падение на нужном уровне.

Получив ощутимый пинок силового поля, ускорилась снова, практически бегом преодолевая оставшиеся двести метров. У самого входа замерла на мгновение, выравнивая дыхание, оправила комбинезон и шагнула в раскрывшийся проём.

Капитан? — остановилась, отмечая, как синхронно обернулись на мой голос сидящие в креслах.

Ой. В глазах, таких разных, одаривающих меня не самыми доброжелательными взглядами, я сразу распознала то, что подтвердило шальную мысль, которую упорно хотелось гнать прочь. Реально что-то случилось. Нехорошее.

Растерянно посмотрела на высокую фигуру на капитанском мостике, единственную не отреагировавшую на моё появление и продолжающую пристально всматриваться в курсовые параметры.

Минутное молчание, прервать которое не посмел никто из присутствующих, и мужчина выпрямился, разворачиваясь ко мне. Успела заметить, как злость, искажающая его лицо, сменилась маской бесстрастности.

Первый навигатор, Доминика Коваль, вы отстранены от должности и обвиняетесь в диверсии, приведшей к смене курса, — холодно отчеканил, впиваясь в мои глаза пронзительным стальным взглядом.

К липкому, нервирующему ощущению неприятностей прибавилось изумление. Окатило леденящей волной, заморозив все процессы организма и напрочь лишив возможности спорить с капитаном, который, положив ладони на поручень, ограждающий его рабочее место, продолжал убивать моё восприятие:

Вы будете находиться под арестом до окончания расследования. Увести!

Ощущая вцепившиеся в предплечья руки, тянущие меня на выход, сделала шаг, не в силах отвести взгляда от сильных пальцев, непроизвольно сжимающих хромированную преграду, теперь разделяющую нас так прочно, как никогда раньше...

 

Изображение и звук исчезли так неожиданно, что Ирилика не удержала невольного возгласа разочарования, непроизвольно потянувшись к тускнеющему экрану. Увиденное затягивало, шокировало, поражало. Оно не укладывалось в привычное понимание. Оно ломало устоявшуюся картину мира. Оно было просто... безумным.

Доминика — её бабушка. И все они — Коваль. Мама так и не соизволила выйти замуж, так что все женщины в семье носят фамилию, уходящую корнями в родословную дедушки. Кстати, его Лика тоже узнала, в том самом суровом капитане, бросившим такое страшное обвинение. Но... Но она никогда не слышала о том умопомрачительном факте, что её родственники участвовали в первой межзвёздной экспедиции! К тому же по возрасту бабушка никак не могла войти в состав экипажа, ведь в пятьдесят шестом ей было всего четырнадцать. Да и навряд ли дедушке могли доверить ответственную миссию командовать таким кораблём в двадцать один год! Более того, на снимках астронавтов, которые демонстрировали в школе, ни одного человека, даже близко на них похожего, не наблюдалось. И вообще! Всем и всегда внушали, что тот полёт закончился трагедией! Корабль исчез в глубинах космоса и никто, никто не вернулся на Землю! Детей целыми классами возили к монументу вечной памяти. Красивая такая композиция из миниатюрного корабля необычной конструкции и людей на его фоне, окутанная нитями имитирующими плазменный ветер...

Тогда что она сейчас видела?!

Что, что... Ирилика нахмурилась, разжимая непроизвольно сжавшиеся кулачки. Подозрительную информацию, доказывающую, что кто-то очень сильно не хотел, чтобы правда об экспедиции выплыла на свет божий! Сколько лет её скрывали? Пятьдесят? Ого!

Нервно скользнула пальцами по гладкой поверхности планшета, стараясь вновь вернуть потерянную картинку, но мерзкая техника не пожелала сдаться, демонстрируя полное отсутствие признаков жизни. Ясно. Сдохла окончательно. Хоть и закономерный итог, но девушку разозлил основательно. Ладно. Не хочешь по-хорошему? Можно и иначе!

Присмотревшись внимательнее, сковырнула с ребра прикрепленный к нему голубоватый накопитель. Бережно зажала в ладони, поднимаясь с пола и разминая ноги, затекшие от неудобной позы. Оглядела ещё раз оставшиеся неразобранными вещи и, не раздумывая более, бросилась к лестнице.

Потом. Всё потом! Сейчас нужно найти способ извлечь из «таблетки» её содержимое. Увы, но такими устройствами для хранения информации уже давным-давно никто не пользуется. Так что придётся заказывать соответствующий декодер, а эта тварь не самый ходовой и распространённый товар.

Ещё несколько минут, и Ирилика, удобно обосновавшаяся на диване, окончательно в этом убедилась. Запустив домашний юнит и с привычной оперативностью просмотрев интересующие её предложения, едва сдержала раздражённое восклицание. Нет, декодер нужного типа она нашла, но ждать его придётся... Три дня.

Три. Долгих. Невыносимо мучительных в томительном ожидании. Однако бездельничать и раскисать Лика себе не позволила. Спасаясь от мыслей, догадок, версий, беспрестанно атакующих мозг, закончила с разбором вещей, не обнаружив более ничего интересного, полностью освоилась в доме и даже начала приводить в порядок прилегающую территорию. Расчистила дорожки ведущие к высокому силовому проёму, преграждающему свободный доступ на частную территорию. Извлекла из технического модуля газонокосилку, запустив ту на автоматический режим. Обрезала опустившиеся к самой земле ветки яблонь, очень старых, но всё ещё старательно имитирующих активную жизнедеятельность. По крайней мере, завязи плодов на них ещё имелись.

Доставка сработала минута в минуту. Заказ вывалился из приоткрывшегося зева на панели жизнеобеспечения прямо в руки нетерпеливой девушке. Обнаружив в пакете соответствующую инструкцию, та не мешкая подключила прибор к юниту, осторожно цепляя на него накопитель. Пробежала пальцами по виртуальной клавиатуре, выбирая необходимые настройки для перекодировки, и запустила копирование. Лучше потратить ещё немного времени и перестраховаться, чем потерять запись вообще. Кто знает, в какой она сохранности!

Ну вот, как чувствовала! Лика сердито посмотрела на появившееся предупреждение: «Файл повреждён. Пропустить? Пропустить для всех аналогичных? Повторить считывание?»

Покусывая губы, выбрала второе, с нарастающей болью в душе наблюдая за увеличивающимся числом обнаруженных дефектных кусков, ведь несмотря на то, что фрагментов с хорошей сохранностью набралось тоже немало, потерянное могло нести что-то важное. Жаль.

Почти два часа техника неутомимо боролась с поступающей в неё информацией и наконец выдала: «Процесс считывания завершён». Однако это не стало поводом для вздоха облегчения. Предстояло рассортировать добытый материал, сложить в хронологическом порядке и «склеить» в единый архив. Спасало то, что цельные файлы сохранили метки-маркеры позволяющие это сделать, труднее было с теми, что оказались «битыми».

Только к вечеру Лика справилась с нелёгкой задачей. Устало откинулась на спинку дивана, взмахом руки убирая мерцающий перед ней экран. Задумчиво побарабанила пальцами по коленке и... отправилась на кухню. А потом в спальню.

Нелогичное поведение девушки, так рьяно жаждущей добраться до правды, имело свои оправдания. Объем файла, скомпелированного программой, тянул на пару-тройку суток беспрерывного просмотра. Так что не было никакого смысла торопиться и начинать прямо сейчас, уставшей и голодной. А вот завтра с утра, на свежую голову, и с запасом питательных веществ в форме бутербродов, напитков, фруктов и конфет, предусмотрительно складированных в шаговой доступности — запросто.

 ГЛАВА 1

 Лиха беда начало

Устроившись в «гнёздышке» из подушек, сваленных объёмной кучей на полу гостиной, Ирилика ещё раз осмотрела помещение. Еда? Есть. Юнит? Работает. Окна? Закрыла, чтобы внешний свет не мешал галопроектору. Вроде всё в порядке и тем не менее чувство, что она о чём-то забыла, упустила из виду, никак не желало уходить. Вопрос, что именно?

Отвлекаться от просмотра однозначно придётся. Естественные нужды и всё такое... Но это явно не та причина!

Так и не разобравшись в непонятном ощущении, девушка пробежала пальчиками по консоли, запуская просмотр. Техника радостно отреагировала, распространив по комнате переливчатое сияние и выбросив световые лучи.

Проекция, которая формировалась сейчас, была куда более эффектной, нежели выданная планшетником. Не просто объёмная, а очень качественная, субъективно материальная, она создавала у зрителя полный эффект присутствия.

Яркость и реалистичность происходящего Лику не удивила. Пятьдесят лет назад был изобретен прибор — менталскан,[1] позволяющий считывать и записывать воспоминания. Использовался он и в медицине, чтобы освежить или вернуть человеку утерянную память, и в криминалистике, чтобы доказать виновность, и просто в личных целях, например, если возникало желание сохранить свои воспоминания для потомков.

Так что в большей степени девушку восхищало само стремление это сделать и количество времени, которое было потрачено на то, чтобы выбрать нужные воспоминания, записать их, наложить на голосовое изложение, создав своеобразный дневник с иллюстрациями.

А если учесть, что даже к этому, сугубо формальному процессу, бабушка подошла весьма творчески, не просто комментируя события, а весьма эмоционально описывая и их, и свои мысли, и действия, то Лика невольно ощутила себя на её месте, едва знакомый голос зазвучал снова:

 

20 июля 2054г. 14:32 по третьему часовому поясу.

Земля. г.Королёв. Центр управления орбитальными полётами.

Зона контроля и коррекции траекторий орбитальных объектов.

 

Рассматривая кривую движения спутника, проецируемую на галоэкран, я судорожно прикидывала — удержится на орбите этот механический монстр имея вот ТАКОЙ эксцентриситет или свалится с траектории ко всем чертям?! Больше похоже на второе. И произойдёт сие пренеприятнейшее событие максимум через пару часов! А самое отвратительное, что закончится неконтролируемое падение отнюдь не в безжизненных просторах мирового океана, а в очень даже густонаселённой местности.

Поморщилась, запуская пальцы в волосы. Вот незадача! Почему именно в моё дежурство эта мелкая кометная сволочь, пролетающая мимо Земли, решила взорваться, основательно попортив гравитационную стабильность системы?! На что спутники радостно и отреагировали!

Ввела данные в программу, уточняя параметры. Если выдам начальству сам факт без точного расчёта, кое-кому (даже уточнять не буду кому именно) настучат по голове. Хотя интуиция меня ещё никогда не подводила...

Ника, ты на обед пойдёшь скоро? — отвлёк от важной процедуры приятный женский голос.

Зажмурилась, давая возможность глазам отдохнуть, и повернулась к сидящей рядом симпатичной шатенке. Волнистые волосы, губки полненькие, бантиком. Светлые радужки разного цвета. Левый — рыжевато-зелёный, правый серо-голубой. Между прочим, не самый распространённый признак!

Мила, не знаю как у тебя, а мой «подопечный» жаждет особого внимания. Кажется, на сегодня обед отме...

Тихий писк вернул меня обратно, даже не позволив договорить. Демонстративно мерцающие цифры недвусмысленно намекали что да, мой мозг, натренированный за шесть лет обучения, три — стажировки и два — работы, всё ещё соображает нормально и ошибок не делает. К сожалению.

Виктор Андреевич, — немедленно позвала наблюдателя, щелкнув по переговорнику. — «Аш тридцать два» в состоянии «аврал». Что с ним делать? — Пробежала пальцами по экрану, сбрасывая полученные результаты «на стол» боссу.

Вижу, — после секундного молчания отреагировал он. Оно. Ну, в смысле, начальство. — Надо ликвидировать его, от греха подальше, — решение озвучилось совершенно предсказуемое. — У нас есть кто-нибудь поблизости?

Поблизости? Поищем.

Зафиксировала на экране активные корабли, отбросив излишне удалённые, поскольку им явно не успеть.

«Красная семёрка» и «Дикий», — поставила в известность руководство, прикинув, что больше рассчитывать не на кого.

«Дикий» не потянет, — шеф категорично удалил из списка кандидата на спасение человечества, — не те мощности. «Семёрку» вызывай.

Да без проблем.

Перешла на внешний канал связи, попутно расчищая экран, чтобы не отвлекаться на второстепенные задачи. У меня сейчас одна цель — не позволить своенравной технике самоубиться на планете. Ну и прихватить с собой местное население.

«Сигма», «Красный семь» у «аппарата», — откликнулся, наконец, нужный мне субъект. — Вам требуется скорая или неотложка?

Юморист, что б его!

Морг, — осадила распоясавшегося работничка космической индустрии. — Нужно упокоить одного бедолагу, пока бед не натворил. — Ох, чувствую это заразно! Так, шутки в сторону. — «Красный семь», у вас в зоне непосредственного доступа — аварийный спутник. Координаты я сбросила. Постарайтесь справится за полтора часа.

Принято, — голос стал серьёзнее. Помолчал с минуту, не уходя с частоты, и поинтересовался: — «Сигма», вы уверены в задании? Объект сойдёт с орбиты раньше, чем я до него доберусь. Мне не хватит времени, — по всей видимости, успел прогнать данные через эмулятор.

Если пытаться синхронизировать траектории и бить в «хвост», то да, — не стала спорить, — а кто вам мешает зайти на цель под углом?

Последовала новая порция молчания, однако маркерная точка на экране, изображающая корабль, медленно поползла в нужном направлении.

Если промахнусь, — коротко и по существу поставили меня в известность, — на вторую попытку времени не останется.

Не промахнётесь, — уверенно заявила. — Хотите, я вам курсовые параметры откорректирую? Только пока не форсируйте ход. И придерживайтесь выбранного направления.

Хорошо, — моё предложение приняли благосклонно, хотя в интонациях мне и послышалось лёгкое удивление. И я его понимаю — обычно диспетчера оставляют маневровые маршруты на откуп пилотов, я и сама так поступаю, но сейчас не тот случай.

Несколько минут потратила на обещанную коррекцию, постепенно приходя к выводу, что одним разом не обойдётся. В том секторе, где сейчас летит «Семёрка», слишком много других объектов, а это означает практически постоянное лавирование со сменой исходного курса.

С некоторым опасением объяснила ситуацию пилоту — не приветствует сей контингент излишнего контроля, потому как любит действовать самостоятельно. Однако этот субъект спорить не стал. Совершенно спокойно отреагировал на мои указания, послушно разворачивая корабль в нужном направлении.

Через час подобной деятельности у меня мозг вскипел в прямом смысле этого слова, потому что после каждого маневра высчитывать траекторию и точку схождения мне приходилось заново. И на облёты корабль тратил куда больше времени, чем я планировала!

«Сигма», у меня на таверсе «Ка шестнадцать», — лаконично предупредил «Седьмой». — Он закроет «Аш тридцать два» когда выйду на позицию.

Да-да... — Лихорадочно перебрала варианты, досадуя на неучтённые факторы и вдруг меня осенило, что нужно сделать! — Не меняйте курс! — на всякий случай предупредила, оперативно забивая новые данные и подбирая параметры для маневра.

Готово! — сбросила результат, убирая руки от сенсорной панели, потому как от меня больше ничего не зависело. Теперь только пилот в состоянии завершить начатое.

Несколько минут тишины и...

Всё. Я его достал. «Сигма», вы гений, — известили меня, окончательно вгоняя в краску, потому что частота, на которой мы общались — открытая, и диспетчерская братия уже давно и весьма заинтересованно следила за нашими выкрутасами. — С меня выпивка. Отбой.

Замётано, «Красный семь». Удачи, — быстро согласилась. Вообще-то я спиртным не увлекаюсь. К тому же вероятность встречи с таинственным «Седьмым» практически равна нулю — мы с пилотами в живую вообще редко пересекаемся, я даже не представляю как этот субъект выглядит визуально. Но не спорить же с ним, в самом деле? Да ещё и при свидетелях.

Растёрла затёкшую от напряжения шею. Н-да-а-а... Я думала будет проще.

Ну ты даёшь! — раздался смешливый выдох сбоку. — Тебе нужно было в навигаторы идти, а не диспетчером работать.

Ага, щас, — фыркнула в ответ, бросая взгляд на подругу, которая, облокотившись на край пульта и подперев кулачком голову, изо всех сил сдерживала смех. — Месяцами сидеть в замкнутом пространстве? Рассчитывать курс для неповоротливых грузовозов? Киснуть от скуки, потому что сутками ничего не происходит? Было бы ради кого! А так... Нет уж, — категорично отмела саму идею. — Я ещё с ума не сошла.

А пора бы, — получила в ответ скептический прищур разноцветных глаз. — Не в смысле «с ума», а «ради кого». Всё того морального урода забыть не можешь?

Уже забыла. — Мне осталось пренебрежительно передёрнуть плечами, замаскировав реальное отношение к сказанному, потому что в чём-то Мила права. Три года целибата из-за придурка, который предпочёл карьерный рост личным отношениям, явно многовато. Мне двадцать восемь, а не восемнадцать, чтобы хранить верность пустому месту.


 [1]    Упомянутые события описываются в романе «Безмолвные тени Раминара».

 

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям