Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дилогия. Любовь и вороны (эл. книга) » Отрывок из книги "Любовь и вороны"

Отрывок из книги "Любовь и вороны"

Исключительными правами на произведение «Любовь и вороны (Дилогия)» обладает автор — Малиновская Елена . Copyright © Малиновская Елена

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ

 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 ВЫЙТИ ЗАМУЖ ЗА ПЕРВОГО ВСТРЕЧНОГО

 

Месть — это блюдо, которое подают холодное.

Только эта мысль крутилась в моей голове, когда я стояла в темной прихожей своей квартиры и слушала, как за приоткрытой дверью спальни мой жених Гровер, теперь, полагаю, уже бывший, развлекался с моей же подругой Олессой.

Я грустно ухмыльнулась, пытаясь не обращать внимания на боль, тупой иголкой засевшей в сердце. Да, получилось все, как в глупом и несмешном анекдоте. Стоило только однажды пораньше вернуться домой. Решила сделать благоверному сюрприз, называется. А ведь день свадьбы уже назначен. Приглашения разосланы. Куплено даже платье. Страшно представить, сколько денег уже потрачено и сколько надлежит потратить в ближайшем будущем! Самое противное заключалось в том, что отец изначально был против моего выбора. В свое время пришлось крупно с ним разругаться, лишь бы прекратить надоедливые разговоры о том, что Гровер мне не пара. Я — из приличной семьи, пусть и не вхожу в древний дворянский род. Он — прибыл в столицу пару лет назад из какого-то деревенского захолустья. Я — с отличием закончила Академию колдовских искусств по направлению артефактной магии и своим даром получаю неплохие деньги для столь юного возраста. По крайней мере, уже давно живу самостоятельно от семьи и не прошу на булавки. Он… Кстати, а чем, собственно, мой жених зарабатывает себе на жизнь? Каждое утро Гровер целовал меня и куда-то уходил. Пару раз я интересовалась у него, чем именно он занимается, но так и не получила ответа. Гровер ловко уходил от моих расспросов, принимался шутить, рассказывал какую-нибудь занимательную историю из своего прошлого — и я сама забывала, что мне от него надо было.

В этот момент Олесса издала особенно восторженный вскрик, и я вернулась мыслями в безрадостное настоящее. Наверное, стоило ворваться в комнату и грозно потребовать объяснений. Но мне претила одна мысль начинать разборку. Как-то это… вульгарно, что ли. Конечно, в тот самый момент, когда я вошла в прихожую и вдруг услышала хриплые стоны, доносящиеся из глубины квартиры, то первой моей мыслью было: Гроверу плохо! Я ринулась было к спальне, но тут же остановилась, услышав женский смех. Осторожно заглянула в приоткрытую дверь и тут же отшатнулась в темную прихожую. Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы все понять и осознать. Нет, не будет у меня свадьбы. И зря я полгода не разговаривала с отцом, пока он неохотно не признал, что погорячился с выводами. Отец даже любезно предложил оплатить нашу свадьбу, силясь таким образом загладить свою вину. И вот теперь мне надлежало как-то объяснить ему, что он с самого начала был прав и не зря предупреждал меня держать ухо востро с этим «мутным прощелыгой», выражаясь его словами.

Я осторожно шагнула к двери и бесшумно прикрыла ее. Хватит, нагляделась уже на голый зад своего бывшего жениха, который ритмично двигался, вбивая и вбивая Олессу в заботливо выбранные мною простыни. Боюсь, эта отвратительная картина еще долго будет преследовать меня в кошмарах.

Теперь мне надлежало решить, что же делать дальше. Не думаю, что Гровер еще долго будет ублажать Олессу. Я вообще удивлена, что у него столько сил. Со мной все обычно занимало не больше пяти минут.

— Не боишься, что Алекса нас застанет? — в этот момент раздался звонкий голосок Олессы.

— Нет, — самоуверенно фыркнул Гровер. — Эта толстая корова должна быть рада, что я вообще на нее обратил внимание. К тому же у нее духа не хватит поднять скандал. Побоится отца расстроить. Тот уже всему по всему Гроштеру растрезвонил о свадьбе, всех своих друзей пригласил и знакомых.

Я прикусила губу, чувствуя, как на глаза наворачиваются злые слезы обиды. И ничего я не толстая! Просто невысокая и коренастая. Как любит говорить мой отец: тяжелая кость. Сам-то он высок и худощав, а я пошла в мать, ныне покойную. Увы, широкие бедра не помогли ей при родах, и она умерла, едва успев произвести меня на свет.

— Алекса не только толстая, но и кудрявая корова, — рассмеялась Олесса, позабавленная сравнением.

И опять я проглотила оскорбление, ничем не выдав своего присутствия. Лишь крепче сжала кулаки, унимая непреодолимое желание ворваться в спальню и хорошенько оттаскать так называемую подруженьку за длинные космы. Как будто я виновата, что у меня такие волосы! Жесткие, словно проволока, и вьются, как завитки у барана. Из-за этого я постоянно стригу их покороче, иначе никакая расческа не справится с этим безобразием.

— И как у тебя на нее только встал? — между тем кокетливо продолжила Олесса.

— С трудом, — хмуро отозвался Гровер. — Всю печень себе посадил, наверное, серебристой пыльцой. Ну ничего. Недолго терпеть осталось. Как только мы поженимся — тут же заделаю ей ребенка. И никуда больше эта дура от меня не денется. Полагаю, ее папенька, виер Грэг, по первому моему требованию выдаст мою крупную сумму денег, лишь бы беременная доченька не расстроилась, узнав о моем истинном образе жизни. Позор какой для их семьи! Зять — картежник и выпивоха, не пропускающий мимо ни одной юбки.

— Ну-ну, насчет юбок полегче, — с отчетливыми нотками обиды отозвалась Олесса. — Пока я рядом — даже не думай на других заглядываться.

— Конечно, конечно, моя лапушка, — так приторно засюсюкал Гровер, что у меня немедленно заныли зубы.

Целую минуту после этого голубки шуршались и томно целовались. А я слушала, впитывая эти недвусмысленные звуки всеми порами своего тела. Да, больно так, что нельзя глубоко вздохнуть, да, противно. Но я должна это запомнить. Чтобы даже мысли не мелькнуло о прощении.

— А что ты будешь делать, когда Алекса родит? — спустя некоторое время задала новый вопрос Олесса.

— Да ничего! — Гровер фыркнул от смеха. — Буду жить, как и жил дальше. Не сомневаюсь, что мой новый папа будет послушно отстегивать мне на расходы, как только я заикнусь об этом. Лишь бы его ненаглядная доченька не лила слезы. И потом, развод — это такой позор, который он не посмеет допустить. Вот еще, чтобы семейство Гриан полоскали на все лады по всей столице? Да он скорее из кожи вон выпрыгнет, чем доведет ситуацию до этого. К тому же Грэг далеко не дурак, прекрасно понимает, что его страхолюдина-дочь никому, в сущности, не нужна. Ни рожи, ни кожи, как говорится. Поди, в глубине души благодарен мне за то, что я обратил на нее внимание. А если я ее к тому же обрюхачу — то вопрос возможного развода будет решен раз и навсегда. Мать-одиночка — это не смешно, пусть даже она единственная наследница зажиточного семейства.

На этом моменте его рассуждений я поняла, что с меня хватит. Если я услышу еще хоть одно оскорбление в свой адрес или в адрес моего отца, то не выдержу и в самом деле сотворю что-нибудь страшное. Кончики пальцев так и зудели от желания ударить по этой парочке каким-нибудь заклинанием. Да, я не обучалась смертельной и боевой магии, но вряд ли бы это послужило мне помехой. Любое заклинание прежде всего выплеск энергии. Чем больше силы ты потратишь на чары — тем более впечатляющим получится результат. Полагаю, мне не составит особого труда обрушить на головы любовников тяжелую дубовую полку, висящую в изголовье кровати. Но я не собиралась губить свою жизнь из-за одного подлеца, повстречавшегося мне на пути. Воображение слишком явственно нарисовало мне безрадостную картину того, что меня ожидает, если я убью этого мерзавца. Расследование и неминуемое разоблачение, рудники или виселица — в зависимости от благосклонности судьи. Постаревший, убитый от горя отец… Нет, так не пойдет! Права народная мудрость: месть — это блюдо, которое надлежит подавать холодным. И приготовить его надо изысканно. Сначала мне стоит обдумать все хорошенько. Тем более теперь у меня есть одно неоспоримое преимущество: я все знаю, тогда как Гровер и Олесса пока даже не догадываются, что уже перекочевали в категорию бывших.

Решив так, я бесшумно развернулась с намерением покинуть квартиру, пока мое присутствие не раскрыли. Но тут мой взгляд зацепился за одежду, в беспорядке раскиданную по полу. Видимо, страсть настолько обуяла эту парочку, что Гровер и Олесса начали раздеваться уже на пороге квартиры. Что же, пожалуй, мне это на руку. И я пакостливо улыбнулась, подумав, что в ожидании основного блюда можно позабавиться небольшой закуской. После чего неслышно скользнула на кухню.

Из спальни между тем опять начали раздаваться охи, вздохи и стоны, свидетельствующие о том, что на самом деле постельные возможности Гровера куда выше, чем мне представлялось. Ну что же, оно и к лучшему. Не надо опасаться, что меня застанут врасплох.

Поиски на кухне не заняли много времени, и вскоре я вернулась. Отыскала в ворохе белья, сваленном на полу, трусы Гровера и Олессы. Затем скользнула в ванную, где от души посыпала их внутреннюю поверхность красным жгучим перцем. Хорошенько встряхнула, удалив излишки и стараясь при этом не дышать — а то вдруг расчихаюсь. А затем, бесшумно ступая, вернула все на прежние места. Ну что же, теперь сладкую парочку ожидает несколько весьма неприятных минут. Красный перец и интимные места — далеко не лучшее сочетание. Гореть будет знатно. А самое интересное заключается в том, что вряд ли они догадаются, в чем дело. Скорее, заподозрят, что в итоге интрижки обзавелись какой-нибудь нехорошей болезнью. Конечно, можно было воспользоваться и чарами, но магию легко обнаружить. А вот шутка с перцем не столь известна в обществе.

И, гордая собой, я покинула квартиру, пытаясь не обращать внимания на звуки, все еще доносящиеся из спальни. Самое время хорошенько все обдумать!

 

***

 

Итак, куда бы податься несчастной обманутой девушке, обнаружившей, что ее ненаглядный жених ей изменяет? Первым моим порывом было отправиться к отцу и все ему  рассказать. Не сомневаюсь, что Гровер в итоге получил бы по заслугам. Отец в гневе был поистине страшен, да и знакомых в самых разных областях жизни у него хватало. Но, немного поразмыслив, я отказалась от этой идеи. Нет, не хочу втравливать в отца в столь низкую и грязную склоку. Тем более он заранее предупреждал, что не в восторге от моего жениха. Конечно, совесть не позволит ему напомнить мне об этом, но пресловутое «я же говорил!» обязательно будет читаться в его глазах.

Потом я подумала, что было бы неплохо все обсудить с какой-нибудь подругой, но тут же поняла, какую глупость сморозила. Во-первых, моей лучшей подругой до сего дня считалась как раз Олесса. То бишь, женскому полу в подобных вопросах все-таки лучше не доверять. Слухи и сплетни разносятся со скоростью лесного пожара. Если я расскажу кому-нибудь из знакомых о том, что застала жениха в постели с другой — то об этом быстро станет известно всему Гроштеру.

Так и не решив, кому излить душу, я направилась в ближайший трактир. Что же, в таком случае посижу в одиночестве за бокалом вина.

Полдень только-только миновал. По причине столь раннего времени питейное заведение радовало глаз пустотой. Трактирщик как-то странно покосился на меня, когда я потребовала бутылку самого дорогого алкоголя, потребовал деньги вперед, но, получив целый серебряный, смилостивился. Спустя несколько минут передо мной уже шкворчала сковорода жареной картошки с салом, которую, в общем-то, я не заказывала. Видать, добрый мужчина решил, что негоже пить без закуски.

От сковороды исходил такой аппетитный запах, что мой рот мгновенно наполнился голодной слюной. Я взяла было в руки вилку, но тут же мрачно отодвинула блюдо подальше, вспомнив о том, как Олесса назвала меня жирной коровой. Пожалуй, немного похудеть мне в самом деле не помешает.

Почти сразу после этого трактирщик поставил передо мной запотевший графин и глиняную кружку.

— Ты это, пей аккуратно, не части, — бросил он, нервно поправляя фартук. — Этот самогон моя теща гонит. Такой же злой, как ее поганый язык. Но народ хвалит. Потому и продаю дорого.

Я равнодушно пожала плечами. Вообще-то, я рассчитывала на бутылку какого-нибудь слабого напитка. Наливки там или ягодной настойки. Но если в этом заведении самогон — самое качественное и дорогое спиртное, то, значит, буду пить его. И я смело плеснула себе в кружку.

Первая порция пошла на удивление мягко. Сначала, конечно, дыхание перехватило от непривычно крепкого напитка. Я сморгнула выступившие на глазах слезы и осторожно выдохнула. Ого! Ну и вещь. Пожалуй, она действительно стоит отданных за нее денег. Хорошо пошла!

После первой последовало и вторая, а затем и третья. Питейное заведение все еще оставалось пустым. Если честно, я чувствовала себя несколько неловко под немигающим взглядом трактирщика, которому нечего было делать. Он с таким явным неодобрением косился в мою сторону, что это начало раздражать. Чего вылупился, спрашивается? Да, пью, ну и что из этого? Я ведь не украла, а честно заплатила за свою бутылку. И мне уже достаточно лет, чтобы не спрашивать разрешения на покупку алкоголя.

Немного подумав, я пересела на противоположную сторону стола. Вот так будет лучше! Хоть не буду видеть рожу этого наглеца-трактирщика, который, ничего не зная о моем горе, смеет осуждать меня!

Правда, в процессе перемены места я внезапно обнаружила, что самогон начал действовать. Нет, ноги еще меня слушались, но уже начали выделывать какие-то странные самостоятельные фортеля. А еще я запуталась в подоле своего платья и едва не загремела носом в столешницу. Вот была бы потеха для этого вредины-трактирщика! Интересно, он все еще наблюдает за мной?

Не выдержав мук любопытства, я кинула осторожный взгляд через плечо и тут же вспыхнула от негодования, поскольку обнаружила, что трактирщик самым наглым образом смотрит на меня и лыбится во весь щербатый рот. Нет, вот ведь гад! Ни малейшего уважения к посетителям!

Бурча себе под нос всевозможные ругательства в адрес наглого трактирщика, я налила себе еще самогона. Правда, рука дрогнула в последний момент, и приличная часть алкоголя пролилась мне на платье. Демоны! Стоит признать, запашок у этого пойла тот еще. Ну да ладно, где наша не пропадала! Все равно обнюхивать меня теперь некому. Отныне я девушка свободная.

В этот момент дверной колокольчик негромко звякнул, и я обрадованно улыбнулась. Ага, еще один клиент пожаловал! Надеюсь, теперь трактирщик перестанет самым неприличным образом на меня пялиться и займется новым посетителем.

И я быстро опрокинула еще стаканчик.

— Что у вас есть из спиртного? — тем временем раздался за моей спиной звучный мужской голос.

Я так и замерла с поднятой рукой, поскольку как раз собиралась плеснуть себе еще. О, какой это был голос! Томный, бархатный. По моей коже словно провели теплым мехом. Даже мурашки по позвоночнику пробежали. Именно таким голосом надлежит соблазнять неприступных красавиц.

— Могу предложить вам самогона, — обреченно отозвался трактирщик. Подумал немного и зловредно добавил: — Вон, девушке очень нравится.

Я осмелилась бросить быстрый взгляд через плечо. Да так и замерла, неприлично раззявив рот.

Увы, внешность новоприбывшего совершенно не соответствовала его восхитительному, обворожительному баритону. Передо мной предстал вполне себе обычный молодой человек всего на несколько лет меня старше. Долговязый, худющий, как не знаю кто. И с длинным крючковатым носом. Правда, его темный сюртук был пошит из очень качественного сукна, и неизвестный мне портной сделал все возможное, чтобы скрыть излишнюю худобу несчастного. Новенькие сапоги из дорогой кожи были начищены до такого блеска, что слепили глаза. По всей видимости, деньги у незнакомца водятся. Правда, в таком случае непонятно, почему он заглянул в столь непримечательное питейное заведение.

— Девушке нравится, — задумчиво повторил незнакомец и внимательно посмотрел на меня, словно только сейчас заметил мое присутствие.

Я почувствовала, что краснею. Поспешно закрыла рот и развернулась обратно. Взяла в руки вилку и принялась мрачно ковыряться в совершенно остывшей картошке, к которой так и не притронулась ранее. Еще не хватало, чтобы этот не пойми кто расценил мой невольный интерес к его персоне так, будто я скучаю в одиночестве и завлекаю мужчин взглядами.

Увы, по всей видимости, именно так он и решил, поскольку пару минут спустя остановился рядом со столом, за которым я расположилась.

— Позволите? — негромко поинтересовался он, кивнув на лавку напротив меня.

Вместо ответа я с демонстративным удивлением обвела пустынный зал взглядом. Кашлянула и развязно спросила:

— А что, мест больше нет? Обязательно за одним столом тесниться надо?

Незнакомец как-то странно хмыкнул и все равно опустился на лавку. Предупредительный трактирщик, видимо, получивший от него неплохие деньги, шустро поставил перед ним такой же графин, как у меня. А еще через несколько минут на столе как-то сами собой образовались тарелки с закусками: домашним ноздреватым сыром, нарезанным крупными ломтями, колбасой. Трактирщик притащил даже соленые огурчики и прочие домашние соления.

В моем животе гулко забурчало при виде такого изобилия. Надо же, а мне предложили всего лишь какую-то жареную картошку. Сколько же этот незнакомец дал трактирщику? Неужели целый золотой?

— Что-нибудь еще? — подобострастно спросил хозяин заведения, склонившись перед столом в глубоком поклоне и нервно комкая в руках фартук.

— Пока нет. — Парень покачал головой. — Идите. Если понадобишься — я кликну. А пока не мешай.

Вроде бы, он сказал это совершенно спокойно. Но неожиданно в тоне проскользнула такая властность, что я сама едва не встала и не отправилась восвояси, лишь бы не мозолить своим видом вздумавшему отдохнуть господину. И я посмотрела на него по-новому. Ого, как он умеет! Интересно, кто таков?

Остатки здравого смысла, которые еще не успели утонуть в самогоне, подсказывали мне, что некрасиво первой начинать расспросы. Особенно в такой ситуации. Поэтому я твердо решила помалкивать, лишь в очередной раз плеснула себе в кружку. Хм-м, а ведь графин как-то странно полегчал. Неужели я уже столько прикончить успела? Вроде бы, старалась не наливать себе до краев.

— Давайте выпьем за знакомство, — неожиданно предложил загадочный молодой человек и в свою очередь щедро налил себе уже из своего графина.

— Давайте, — вяло согласилась я. Подумала немного и добавила: — Алекса.

— Дариан, — ответил мой сосед по столу, и наши кружки с негромким стуком сошлись.

На этот раз алкоголь показался мне особенно крепким. Самогон огненным шаром промчался по моему пищеводу и упокоился в желудке, а я неполную минуту дышала ртом и смахивала с ресниц слезы.

— Угощайся. — Дариан, мгновенно оставивший вежливый тон, подвинул ко мне ближе тарелку со всевозможными солениями.

Ради приличия я выбрала один маленький склизкий грибочек и отправила его в рот. А картошку есть все равно не буду!

— Ты бы лучше посущественнее чем закусила, — не выдержав, проговорил Дариан. — Или напиться хочешь?

— Хочу, — мрачно протянула я. Помолчала немного и вдруг всхлипнула. — И вообще, я жирная корова!

— Приятно познакомиться, а я длинный глист, — ни капли не удивившись, ответил Дариан. И наши кружки опять сошлись с глухим стуком.

Если честно, после этой порции самогона мое сознание начало путаться. Дальнейшее я запомнила урывками. Мы еще выпили, по-моему, даже не один раз. Затем я с горестными завываниями поведала новому знакомому о предателе-женихе и моей так называемой подруги. А он в свою очередь рассказал мне не менее драматичную историю. Оказалось, что этим утром он тоже разочаровался в возлюбленной. Кстати, по иронии судьбы их свадьба была назначена на тот же день, что и у нас с Гровером. Но пару часов назад Дариан обнаружил свою единственную и ненаглядную в объятиях лучшего друга, так же, как и я, не вовремя заглянув в гости. Они, кстати, даже не смутились, когда на пороге предстал разъяренный Дариан. Именно тогда он услышал в свой адрес столь обидное определение. Ну, помимо прочих оскорблений. Ами, а именно так звали невесту Дариана, рассказала ему все, что о нем думала. Мол, и замуж за него решила выйти лишь из-за денег, и раздражает он ее, и вообще урод полный. То ли дело Рикардо!

Рикардо лишь ехидно ухмылялся, продолжая держать девушку в своих объятиях. Дариан сперва хотел вызвать его на смертельный поединок, но потом плюнул — и ушел. По дороге увидел этот трактир, подумал, что горе принято топить в вине. В общем, так мы и встретились.

На этом месте его рассказа самогон у нас кончился. Трактирщик долго убеждал нас, что нам якобы хватит, пытался вызнать мой адрес, чтобы нанять экипаж и отправить от греха подальше. К вечеру питейное заведение начало заполняться людьми, и пожилой мужчина упорно толковал мне, что у пьяной девушки могут возникнуть проблемы.

Такая забота неожиданно растрогала меня до слез, и я опять заревела в полный голос. Надо же, а сперва этот трактирщик показался мне гадом редкостным. А он просто переживал за меня.

Дариан заплетающимся голосом пытался уверить трактирщика, что рядом с ним мне нечего опасаться. Затем мы устали спорить, прихватили графин, который с огромной неохотой трактирщик нам все-таки продал, и отправились гулять по улицам города.

Вроде бы, мы пили на набережной, со всем мыслимым удобством расположившись на широком каменном парапете. Пару раз нас пытались забрать городские патрули, но после краткого обмена репликами с моим спутником стражники шли дальше. Интересно, что он им говорил? Затем Дариан едва не рухнул в реку — и мы отправились дальше.

Потом моя память сохранила воспоминание о храме всех богов, расположенном на главной площади Гроштера. Наверное, мы вели себя слишком шумно, поскольку Дариан долго о чем-то ругался со священником. И — провал в сознании. Больше я не запомнила ничего. Наверное, оно и к лучшему.

ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕСЧАСТЬЯ И НЕМНОГО ВЕЗЕНИЯ

 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

 

Я, затаив дыхание, крохотной пипеткой отмеряла капли, которые медленно падали в темно-зеленую густую жидкость, за неимением другой чистой посуды налитую в обычную кошачью миску.

— Алекса, ты там скоро? — в сотый, наверное, раз простонал за закрытой дверью Дариан.

Я не стала отвлекаться на ответ. А то еще собьюсь со счета. Но когда закончу — то выскажу этому нахалу, волею судьбы и насмешкою богов ставшему моим законным супругом, очень много «ласкового»! Сколько раз просила его не отвлекать меня, когда я запираюсь в своей домашней лаборатории! Помнится, прошлое такое вмешательство стоило нам небольшого ремонта и замены окна. А все потому, что моему ненаглядному муженьку показалась очень соблазнительной моя поза. Я стояла, наклонившись к столу, и осторожно вычерчивала защитные символы вокруг весьма опасной и загадочной вещицы, притащенной мною с местной барахолки. Дариан, презрев все строжайшие запреты мешать мне, когда я занята, ласково ущипнул меня за попу, туго обтянутую платьем. Я закономерно взвизгнула от неожиданности и поставила жирную кляксу на очередной символ. Ох, и громыхнуло тогда! Хорошо еще, что никто не пострадал. Правда, после происшествия взяла расчет наша очередная домоправительница, заявив, что не намерена работать в столь опасной для жизни обстановке. А из домашнего бара пропала бутылка очень дорогого вина. Подозреваю, что ее с молчаливого согласия хозяина стянул Гисберт. Бедняга дворецкий в последнее время несколько пристрастился к алкоголю, которым периодически лечит свои изрядно потрепанные нервы.

Именно после того печального происшествия я начала запираться в рабочем кабинете, даже когда ничем особым не занята. К тому же все самые опасные эксперименты я предпочитала проводить в небольшом домике, который находится на почтительном и, на мой взгляд, безопасном удалении от основного нашего жилища. Так, на всякий случай. 

— Алекса, мы опаздываем! — продолжил нудеть Дариан, и я пожалела, что перед своим занятием не установила заклинание, не пропускающее звуки. — Знаешь ли, это очень невежливо: опаздывать на торжество, посвященное назначению нового королевского наместника!

Блямс!

Я со злым свистом втянула в себя воздух, когда сразу несколько капель, слившись в одну крупную, упали с кончика пипетки. Жидкость в миске сразу же потемнела, затем побурела и сильно забурлила, грозясь перелиться из миски на дорогое сукно стола. Демоны! Все-таки ошиблась!

— Ну Алекса! — Дариан, устав взывать к моей совести, решил перейти от слов к делу и настойчиво забарабанил в дверь. — Открывай! Тебе еще переодеться надо!

— Да никуда твой наместник не денется! — огрызнулась я, зачарованно наблюдая за тем, как жидкость вдруг пошла яркими радужными всполохами. Красиво как! — вздохнула и добавила: — И потом, взгляни за окно. Там настоящее безумие творится. Снег сплошной стеной валит. Любой здравомыслящий человек в такую погоду и нечисть из дома не выгонит.

— Алекса, зимой в Хельоне всегда такая погода, — не отступал Дариан. — Сейчас же февраль! Или ты хочешь сказать, что на столь значительное торжество надлежит наплевать? Это будет чудовищным проявлением неуважения!

Я тяжко вздохнула. Если честно, я не имела ни малейшего желания выбираться из дома в такую отвратительную погоду. Даже здесь, за толстыми надежными стенами, в жарко натопленной комнате я слышала, как беснуется снаружи ветер, пригибая до земли деревья. То и дело раздавался жалобный звон стекла, когда очередной порыв ненастья бросал в окно новую пригоршню мокрого тяжелого снега. Такой вечер хочется провести дома, перед ярко горящим камином, баюкая в ладони бокал горячего вина со специями. А потом будет так здорово забраться под одеяло с любимым мужем и заняться с ним всякими приятными глупостями! Но вместо этого надлежит ехать куда-то на другой конец города, общаться там с толпой почти незнакомого люда, глупо улыбаться, пока от напряженной гримасы не начнут болеть губы и щеки. Или, что еще хуже, придется участвовать в светской болтовне, бессмысленной и беспощадной. И даже Дариан мне не сможет помочь, потому что сам наверняка заведет какой-нибудь важный и нужный разговор с важной и нужной персоной.

— А может быть, ты поедешь один? — тоскливо осведомилась я, не торопясь открывать дверь, которая все так же содрогалась от настойчивого стука Дариана.

— Дверь выломаю! — ласково предупредил он.

В подтверждении своих слов с такой силой ударил чем-то, что с потолка посыпалась мельчайшая пыль побелки.

— Ну в самом деле, зачем тебе я на приеме? — заныла я, восхищенно наблюдая за тем, как дверь жалобно стонет под натиском моего супруга. — Только мешаться буду. Ты же знаешь, как я не люблю эти званые ужины. Там даже поговорить не с кем! Все беседы лишь о погоде да о том, кто кому улыбнулся и кто с кем изменяет.

— Алекса, — с отчетливыми угрожающими нотками начал Дариан, — не зли меня! Ты обещала! И потом, в приглашении сказано: виер Дариан Врейн с супругой. Значит, я прибуду с супругой, хочет она того или нет!

И в следующее мгновение дверь отлетела в сторону и повисла на одной петле, а на пороге предстал собственной персоной Дариан Врейн.

Я невольно залюбовалась им в этот момент. Темно-карие глаза горят огнем, губы кривятся от гнева. Ох, а ведь по его худощавой комплекции и не скажешь, что он способен на такие подвиги! Интересно, как он дверь-то выбить умудрился? Дариан не маг, то бишь, никаким заклинанием не помог себе. Неужто плечом вынес? Силен!

— Одевайся. — мрачно приказал мне Дариан и в подтверждение моих размышлений с болезненной гримасой принялся разминать себе плечо. — Быстро! А не то отправишься на праздник прямо так!

Угроза Дариана показалась мне весьма забавной и многообещающей. Было бы любопытно понаблюдать за реакцией высшего общества Хельона, представ перед ним в домашнем платье и рабочем фартуке, повязанном поверх. К тому же моя одежда кое-где была прожжена и украшена подозрительными пятнами. А волосы! Сегодня утром я вымыла голову, но не успела полить ее всевозможными средствами для укладки, поэтому сейчас кудри торчали во все стороны.

— Ну ладно, ладно, иду, — кокетливо проговорила я, осознав, что злить Дариана дальше просто опасно. С него ведь станется исполнить свою угрозу.

В очередной раз тяжело вздохнула и отправилась к выходу.

— А это что за гадость? — подозрительно осведомился Дариан, уставившись на миску, содержимое которой продолжало пузыриться и искриться.

— Я пыталась создать что-нибудь, способное усмирить мои волосы, — честно призналась я. — Какой-нибудь эликсир, распрямляющий кудри. Но, увы…

Продолжать фразу было бессмысленно. В этот раз вещество особенно бурно взбурлило и вдруг вспыхнуло сиреневым пламенем.

— А почему в кошачьей миске? — продолжил расспросы Дариан, на всякий случай отпрянув подальше.

— Лень было искать что-нибудь чистое, — честно призналась я. — И потом, один из ингредиентов — синельник разноцветный. Он оставляет на фарфоре пятна, которые почти невозможно вывести.

— Может быть, тебе стоит это как-нибудь ликвидировать? — не отставал от меня Дариан, опасливо глядя на стол. Вещество в миске перестало полыхать, но по комнате почти сразу поплыл тяжелый удушливый и крайне неприятный запах.

Я задумчиво хмыкнула себе под нос. Странно. Пара лишних капель — и такой эффект. Что-то мне уже не хочется втирать эту гадость себе в голову. Еще облысею ненароком.

— Потом, — заверила я Дариана и брезгливо сморщилась, неосторожно вдохнув полной грудью гнилостные миазмы, волнами исходящие от злополучной миски. — Все потом, милый. Или ты уже не боишься опоздать?

— Если честно, я боюсь, что эта гадость взорвется, — пробурчал Дариан. — Я привык к этому дому. Не хотелось бы среди зимы искать себе новое жилище. — Подумал немного и совсем тихо завершил: — И новую домоправительницу.

— Ничего страшного. — Я бросила очередной взгляд на злополучную миску, на сей раз окутанную черным зловонным дымком. Хм-м… Как-то мне все это не нравится. Пожалуй, лучше увести отсюда Дариана. И я затараторила, взяв мужа под руку и настойчиво оттесняя его в сторону двери. — Милый, так ты спешишь или нет? Если спешишь — то давай не тратить времени на всякие глупости. Уверяю тебя, все под моим полным контролем! Когда мы вернемся, я вылью эту гадость, все хорошенько вымою и проветрю.

Дариан открыл было рот, явно желая мне что-то возразить. Но затем покосился в сторону стола, едва видного за клубами дыма, покачал головой и безропотно вышел вон.

Я плотно закрыла дверь, ведущую в мою домашнюю лабораторию. Немного подумала и стряхнула с пальцев легчайшее заклинание, которое мгновенно впиталось в косяк. Теперь я могу быть уверена, что ни Гисберт, ни Сесилия, наша домоправительница, не сунут свои любопытные носы сюда, пока меня не будет. Разберусь, что я там наколдовала, когда вернусь. Авось к тому моменту все само придет в норму. Потому как в действительности я понятия не имела, что за загадочное вещество я создала в этой злополучной миске.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям