0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Путь в Фаверхейм (эл. книга) » Отрывок из книги «Магическая Картография. Путь в Фаверхейм (#1)»

Отрывок из книги «Магическая Картография. Путь в Фаверхейм (#1)»

Автор: Милеш Лидия

Исключительными правами на произведение «Магическая Картография. Путь в Фаверхейм (#1)» обладает автор — Милеш Лидия . Copyright © Милеш Лидия

ГЛАВА 1. Ограбление в старом замке   

«Это всего лишь стража…. всего лишь стража…». Авика прислонилась к каменной стене коридора, продолжая держаться подальше от свечных ламп, и стараясь успокоить дыхание от долгого бега. Красть из магазинов, лавок и домов аристократов было просто, а вот грабить замки ей еще не приходилось. Но даже если бы случалось, любой другой замок мерк перед герцогским. Этот охранялся городской башней, солдатами на подходе к угодьям и стражниками за толстыми стенами, которые и пушки не смогли пробить. Неудивительно, что за столько лет никто не пожелал пробраться в это место и обокрасть его хозяина.

Она сделала шаг в сторону и сильнее вжалась в стену.

Восточное крыло замка великодушно отдали слугам, хотя, судя по их количеству, можно было вполне обойтись и двумя этажами. Центральное крыло, как всегда, предназначалось для приемов, гостей и родственников. Правда, ни те, ни другие не досаждали герцогу своими визитами. Но не в этих частях замка была скрыта великая драгоценность, а в библиотеке западного крыла. Прямо напротив покоев хозяина дома.

В каждом крыле ходила охрана. Верные солдаты проверяли пустые комнаты и отмечали любые изменения. Замысловатые лампы освещали темные коридоры так, что пробраться незамеченным было практически невозможно. И, что неприятнее всего, охраняли не только производство, расположенное совсем рядом, но и книги, привезенные сюда несколько лет назад. Охраняли бесстрашно, нещадно, безжалостно, лучше, чем форт Карима.

 «Провалиться вам всем на месте, - в сердцах подумала Авика. – Надо было приезжать несколько лет назад, когда по комнатам свободно расхаживали невесты Натана Виару. Выдала бы себя за влюбленную даму, поводила бы носом, влюбила бы кого-нибудь из его братьев и добралась бы до книг. А вместо этого приходится возиться с охраной». 

Она прислушалась. По шуму шагов стало понятно, что к дальнему выходу приблизились не меньше трех человек. Они двигались медленно. В этот раз лишь проходили по коридорам в полной уверенности, что в замке кроме слуг и хозяев никого нет. Подобная охрана была настоящим подарком судьбы, и Авика быстрее перебежала к лестнице, пока не показалось зарево рассвета.

Она долго изучала жизнь обитателей замка, следила за герцогом в таверне Таршаина, наблюдала за сменой стражников на стене города, выучила поименно всех слуг и их распорядок дня, даже влезла с трубочистами на крышу. На подготовку ушел целый месяц, и теперь был только один шанс все сделать правильно.

Оглядываясь по сторонам и стараясь оставаться в тени, она поднялась по центральной лестнице на третий этаж и сразу замерла, снова прислушавшись.

В памяти всплыли местные подземелья. Тогда она едва не отступила. Настолько жуткими были комнаты с каменными столами, обрамленными с четырех сторон ремнями, комнаты с кучей банок, где хранились зелья, яды и людские конечности, целый зал, отданный под оружейную, несколько пыточных, дыбы, подвесы, жаровни. От одного вида кресла с рядом острых как иглы шипов тело начинало чесаться, а от вида железных масок сводило зубы. И даже добравшись до третьего этажа, она не прекращала думать о кандалах, цепях и банках с плавающими в них глазами. Поэтому не стоило пытаться сосчитать, сколько раз она готова была повернуть назад. Даже если Лерана Виару – брата герцога – и нет в стенах замка, его зловещее подземелье, где он проводит свои опыты и пытает врагов, наводило настоящий ужас.

Авика выдохнула, стараясь больше не думать о грозящей участи. Если ее поймают, то самое лучшее на что можно рассчитывать – застенки холодной тюрьмы с отвратительной едой и крысами вместо соседей. А о таком не следует думать, когда занят делом.

Герцог был жесток, как и его семейка, и об этом знали во всех уголках королевства. Но добыча стоила того чтобы попытаться. Поэтому Авика поправила пояс со снаряжением, натянула на лицо платок и тихо как мышь подошла к соседней стене.

Внизу раздался звук падающего канделябра. Сразу за ним послышались шаги в сторону восточного крыла – пока все шло по идеально продуманному плану, к тому же до библиотеки оставалось всего несколько шагов.

Она еще раз огляделась. Перебежала коридор. Аккуратно повернула дверную ручку… вот только дверь была заперта.

«Демоны вас задери!» В подобном деле никогда не приходилось рассчитывать на легкую добычу, но все-таки еще несколько минут возни с замком, и это при том, что в подземельях она задержалась на непростительные полчаса, не предвещали ничего хорошего. Теперь главное, чтобы ей дали эти несколько минут, чтобы стража не кинулась вверх по лестнице, чтобы герцог не проснулся раньше обычного (свет в его окнах всегда зажигался в пять утра. А если ночь выдалась особенно трудной, то хозяин замка мог проспать до полудня).

Авика не знала точно, в какое время в этот раз герцог завершил свой день. Оставалось только надеяться, что сон у него крепкий, и Натан Виару не встанет попить воды и не зайдет по дороге в библиотеку.

Чувствуя жар собственного дыхания, она присела на колено возле замочной скважины и достала из кошелька несколько отмычек.

Первая не подходила. Кольцевые выступы внутри замка упорно не желали становиться на место. Воровка попробовала еще раз. Обычно на вскрытие замка уходило меньше минуты, но в этот раз она сидела под дверью минут пять. В самом сердце герцогского замка. Среди коридоров, заполненных охраной. И все никак не могла подобрать нужный инструмент.

Полностью сосредоточившись на цели, Авика достала последнюю отмычку.

Если и эта не подойдет, то целый месяц можно будет считать потерянным, а риск – неоправданным. Оказаться в пыточной или попасть в лапы к шерифу Таршаина из-за какого-то простого замка... Да это было бы верхом глупости! И она прокрутила еще раз.

Щелчок. Авика облегченно выдохнула. Она аккуратно открыла дверь и, озираясь по сторонам, вошла в святая святых – библиотеку. Теперь можно не спешить. До рассвета еще оставалось время. Охрана и не подумает сюда заглянуть, а остальные жильцы все еще мирно спят в своих постелях.

К тому же любопытство одерживало бескомпромиссную победу над страхом, планами и разумом. Будь она в другом доме – взяла бы добычу и тихо скрылась под покровом ночи. Но в этом… В этом все было таким необычным, странным, манящим. Здесь стояло столько дорогих вещей, что дух захватывало. Разве что последний сухой скряга устоял бы перед манящими соблазнами роскоши. Только слепец смог бы пройти мимо, даже не прикоснувшись к ним. Но точно не юная девушка. И если в коридорах следовало только прятаться и бежать, то в библиотеке она могла вдоволь налюбоваться добром хозяина.

А смотреть было на что. Сотни старинных и дорогих книг стояли в рядах высоких стеллажей, картины мастеров Сераса висели на стенах, серебряные канделябры были на полу, у входа и на столе, золотые статуэтки, инкрустированные рубинами, разместились на полках. Несколько таких рубинов - и у нее отпадет смысл воровать целый год.

«Зачем вообще герцогу такое богатство?», - подумала Авика и улыбнулась, представляя, где и как она сможет жить, если заберет все, что есть в одной только этой комнате. А соблазн был слишком велик.

На столе возле камина опрометчиво оставили открытую бутылку вина. Видимо, неотложные дела заставили герцога срочно покинуть комнату, а слуги так и не успели убраться. Была бы она хозяйкой, подобная нерасторопность работников точно не сошла бы им с рук. Но она не хозяйка. Она – гость. А гостей принято угощать, даже если эти люди собираются вас ограбить. 

- За ваше здоровье, Натан Виару! И за ваше богатство, конечно!

Не убирая бокала, она подошла к картине мастера Сераса. Говорили, что художники из этого небольшого городка невероятно играют с красками, а их полотна должен увить каждый хотя бы раз в жизни. Вот только герцог, скупил все из них, а лунный свет не позволял нормально рассмотреть картину.

Щелчок пальцами, и на ладони Авики появился крохотная огненная сфера – единственная магия, на которую была способна воровка. Сколько бы она ни тренировала другие стихии, ничего не получалось. Зато фот всегда выходил по первому требованию.

- Лети, - прошептала она. Сфера тотчас же поднялась в воздух, скользнув светом по длинным темным волосам своей хозяйки, потом по ее белой сорочке, огромному поясу, штанам и грубым ботинкам. – Книга рун. Найди.

Фот еще немного повисел в воздухе и двинулся к стеллажам, освещая проход и скользя светом по корешкам книг. Он двигался медленно, но и сама Авика никуда не спешила, продолжая рассматривать богатства герцога.

- Знаешь, я бы не смогла так жить, - философски обратилась она к огню, будто тот мог ее понять. – Сидеть в золотой клетке и решать надуманные вопросы. Свобода – вот наша самая главная драгоценность. А все эти… напыщенные толстосумы… Они только и могут, что трястись над своим богатством. Мне даже жаль герцога. Представь, как он спит? Небось, ворочается всю ночь, трясется за свою никчемную жизнь, боится из постели выбраться без охраны. Можно сказать, я ему одолжение делаю – заставляю хоть немного пошевелиться, почувствовать, что он живой. Он мне вообще спасибо сказать должен.

Она подошла к окну и распахнула гардины, посмотрев в сторону городской стены. Там были солдаты, горели факелы, ходила внимательная стража города Таршаин. Смешно, солдаты готовились к обороне, шпионам, но никто из них и подумать не мог, что герцогский замок захотят просто обокрасть.

Огонек замерцал, привлекая внимание, и сразу исчез. Наконец-то! Авика подбежала к месту, где только что был фот, и взглянула на корешки. Огонь не мог ошибиться, это не в его природе. Вот только нужной книги здесь не оказалось.

Она еще раз пересмотрела каждую полку, сделала шаг вправо и влево, опасаясь, что неправильно выбрала место. Нет, здесь было все, что душе угодно: и история Валии, и карты Гансара, и даже канцелярские труды древнейшего Тамия – все, кроме единственно необходимой вещи. Еще раз вызывать огонь опасно – она не сможет так пристально его контролировать, и сфера вдоволь полакомится старинными фолиантами.

Отойдя на шаг от стеллажей, Авика еще раз посмотрела на каждую книгу. Верхняя полка, она же четвертая, была уставлена большими экземплярами, на третьей стояли книги по истории, вторая была занята трудами по оружию, первая – рассказами о животных и походах. Ничто из этого не было похоже на искомый древний манускрипт. Но все же что-то выбивалось. Бросалось в глаза. Что-то было неподходящим.

До рассвета оставалось совсем немного. Если она не успеет понять и найти, то это будет величайшая неудача.

Авика не желала отступать, хотя прекрасно знала, что скоро наступит секунда, когда ей просто придется сдаться. В их сложном деле нужно точно знать момент, когда следует прекратить попытки и бежать. Иначе лишишься не только денег, но и собственной жизни. А виселице все равно, насколько благородны были твои намеренья.

Момент для побега настал через час, когда за окном забрезжили первые лучи солнца. И надо же тому случиться, что именно в секунду, когда Авика уже собиралась скрыться, ее осенило. На третьей полке стояло сразу пять томов истории острова Кальм. Слишком много чести для маленького острова в буйном океане. Если бы она не выросла в портовом городе и не общалась с рыбаками, торговцами и мореплавателями, то никогда бы не узнала, что вообще существует подобный остров и о нем составили путеводный журнал в трех томах. Именно трех, а не пяти.

Авика отставила бокал, подошла к книгам и потянула четвертую и пятую. Снять их с полки было невозможно, лишь наклонить. Зато, стоило это сделать, как внутри стеллажа что-то щелкнуло, и его части разъехались, открывая подставку с Книгой рун.

Сама книга не имела значения. Древний манускрипт с якобы настоящими рунами первых людей… Древнейшей книге было немногим больше десяти лет, а первые руны выводили дети знакомого ее отца. Так что эта книга стоила внимания только как образец искусной работы фальсификатора. Зато то, что было спрятано внутри, являлось величайшим из богатств всех королевств. И Авика усердно зашелестела страницами, предвкушая ценную находку.

- Вы слишком задержались в моей золотой клетке, – раздался за спиной низкий мужской голос, заставив замереть на месте. – Это ищете?

Сердце девушки подскочило, она медленно повернулась, держась одной рукой за металлическое кольцо на поясе, а другой за небольшой нож. Ей еще ни разу не приходилось убивать. Но защищаться она будет до последнего.

Мужчина, напротив, не суетился. Он выглядел спокойным и уверенным, будто точно знал, что воровка никуда не денется.

В темноте сложно было рассмотреть его лицо, но серебро волос выдавало в незнакомце ни кого иного как герцога. Слишком уверенного в себе герцога… Авика заметила, что в отличие от вооруженных до зубов охранников, у него был только небольшой кинжал, а в другой руке он крепко сжимал какой-то свиток. К тому же Натан Виару только проснулся, потому что сейчас стоял в библиотеке в одном нательном белье и явно не успел никого позвать на помощь.

- Карта к сокровищам лерков, - он повертел свиток в руках. - Я всегда думал, что она лишь, выдумка автора, чтобы позабавить владельцев «древнейшего манускрипта». Однако ваше упорство… Карта – фальшивка. Забудьте о величайшем сокровище.  Лучше подумайте о выборе: пожизненное заключение или виселица?

Авика сглотнула. Она чувствовала на себе пронзительный и изучающий взгляд.

- Девушка, - засмеялся Натан и подошел ближе. – Меня решила ограбить девушка! Невероятно, признаться честно, я в восторге. Девушка. Не бойся, я не сделаю тебе больно, просто хочу увидеть твое лицо. Для тебя все равно все кончено, но, возможно, ради эстетического удовольствия я смягчу твое наказание.

Авика не отрывала взгляда от карты в руке герцога. Тот был осторожен. Очень осторожен. Без сомнения, он был заинтригован, но точно знал, что не стоит расслабляться с первой попавшейся незнакомкой. Особенно, если эта незнакомка, решила обокрасть его дом и смогла пробраться сквозь охраняемую стену и стражу замка.

Она сделала резкий шаг назад. Отступила к спрятанному в стеллажах столу, и сразу же вытянула руку с ножом, посмотрев в лицо мужчине. Натан был похож на коршуна. Такой же хищный взгляд черных глаз, немного крючковатый нос, острые черты лица. Но даже с ножом у горла он оставался совершенно спокойным. Лишь немного сдвинул брови, показывая свое пренебрежение. А его однобокая улыбка просто кричала, что у мужчины есть план на все случаи жизни.

- Не надо этой вульгарности, - презрительно протянул он, отойдя на несколько шагов. – Я в своей жизни видел много убийц. Они скрывались под дорогими платьями, нищими одеждами, монашескими рясами. Самые кровавые из них носили короны, самые хитрые – сумки с бумагами, самые честные – мечи и доспехи. А ты всего лишь воровка. Я не причиню тебе вреда, - он выждал, наблюдая. – Я даже отпущу тебя. Ты сама видишь, я не позвал охрану. Так что ты сможешь спокойно уйти.

Авика едва заметно кивнула, показывая, что все правильно поняла и не станет делать глупостей. Но она не настолько наивна, чтобы от радости снять повязку и спросить у герцога путь к выходу. Натан Виару сделал щедрое предложение, а теперь должен назвать свою цену. Таковы правила игры, они существовали сотни лет до этой встречи, и будут существовать столько же после.

- За это ты должна сказать мне, зачем вам карта, - продолжил он. - Только половина ее указывает верный маршрут. Так для чего она вам? Что в ней такого, что стоило врываться в мой дом?

Авика молчала. На этот вопрос она бы не смогла ответить даже под пытками или поднимаясь на эшафот.

- Что ж, - выдохнул Натан. – Не можешь ты, или просто не хочешь отвечать, я не заставляю. Но я дарю тебе жизнь. За этот щедрый подарок назови мне имя. Кто провел тебя в замок? 

- Имя? – искренне удивилась она и заметила, что герцог улыбнулся.

Это было первое, что она произнесла, глядя ему в глаза. Найти по одному голосу преступницу он не сможет, но теперь точно знает, что она не собирается отмалчиваться.

- Да. Всего лишь имя. Ты же должна была сюда как-то попасть. И молодой девушке не под силу пройти через мою охрану.

Авика улыбнулась. Она знала, что герцог не увидит ее улыбку из-за платка, но это было не для него. Как же сильно ей хотелось засмеяться вслух, или рассказать, сколько времени она сама потратила на подготовку, планы, покупку необходимых вещей и их усовершенствование. Но гордыня в такой момент могла только погубить. А герцог сейчас как никогда был слаб и совершал самую глупую ошибку, наверное, единственную подобную в своей жизни – он недооценивал противника. Недооценивал настолько, что решил не звать охрану, потому что был уверен, девушка не сможет выбраться из закрытой библиотеки. Или настолько, что отошел на несколько шагов, освободив ей часть комнаты. Действительно, герцог Виару встречал слишком много убийц, поэтому забыл, как общаться с теми, чей план включает варианты побега при живом противнике. Глупый, глупый герцог.

- Я была одна, ваше сиятельство, - задорно ответила Авика. – Было приятно с вами познакомиться, но теперь прошу простить,  мне пора.

- Здесь нет выхода, - с интересом сказал он. – Я закрыл дверь, пока ты возилась с книгами, а если попытаешься выпрыгнуть в окно, то разобьешься.

Авика посмотрела на раздвинутые гардины.

- Но даже если останешься жива, - продолжил Натан. – То внизу тебя сразу схватит моя охрана. Поэтому тебе придется рассказать мне всю правду, и тогда, только тогда, я оставлю тебя в живых.

- Правду? – она сдвинула брови.

- Да. Я всегда выполняю обещания. И мне нет никакого интереса бросать тебя в тюрьму или отправлять на эшафот. В конце концов, ты не из тех женщин, которых мне хотелось бы видеть за решеткой. Допустим, ты ошиблась, была слишком глупа и связалась не с теми людьми, или устала от вечной стряпни и грязных тряпок, поэтому пошла за первым, кто показал тебе толстый кошелек.

- За первым кто показал кошелек?

- Это не имеет значения. Выбирай любую отговорку, я тебя прощаю и великодушно дарую свободу. А теперь, говори правду.

- Хорошо. Правду, так правду. Вино у вас, ваше сиятельство, паршивое.

Произнеся это, Авика тот час же бросилась к окну. Она услышала, как мужчина кинулся за ней, прокричав «разобьешься». Но он промедлил, упустил единственную возможность поймать воровку.

Одним отточенным движением Авика потянула за кольцо на поясе, вторым, зацепила его за крепкий крючок в стене, третьим, сильно оттолкнувшись у окна, перевернулась спиной и разбила хрупкое стекло. Герцог попытался схватить ее за ноги, но было слишком поздно. Авика быстро спускалась на небольшом, но очень крепком тросе. Его можно было бы разрубить мечом. Но вот беда, у герцога не было меча – он был слишком самоуверен. Хотя в одном он, несомненно, был прав, охрана уже собиралась внизу из-за звука разбившегося стекла.

- Не стрелять! – прокричал герцог, когда кто-то особо нетерпеливый поднес огонь к фитилю мушкета. – Взять ее живой!

Авика еще раз усмехнулась наивности Натана Виару. Она столько готовилась не для того чтобы прыгнуть прямо в лапы к стражникам. Нет. Вместо этого возле второго этажа она раскачалась и перепрыгнула на другую толстую веревку на стене. Запасной план сработал. Стоило ей пристегнуть карабин и дернуть еще раз, как на крыше заработала быстрая лебедка, вмиг подняв ее к широкой открытой площадке башни, где она успела побывать вместе с трубочистами.

Несомненно, герцог уже бежал вверх, как и вся его охрана, которая так глупо ждала на земле. Но прежде чем они доберутся, она успеет сбежать в другую сторону от замка.

Взобравшись на башню, Авика расстегнула пояс, бросила его к лебедке – это было быстрее, чем отстегивать мощный карабин – и кинулась в сторону лестницы в галерею. Замок прекрасное место для обороны, здесь продумано все, чтобы защитить жильцов от противника не просто на расстоянии, но и внутри, главное уметь ориентироваться в этих небольших проходах и ложных комнатах. Авика умела. Конечно, она еще ни разу не была в замке, но изучила за месяц слишком много книг, чтобы с уверенностью сказать, что герцог не придумал ничего нового.

Но нет, она вскрикнула и остановилась у глубокой шахты, которая проходила насквозь до подвалов. Еле успела остановить бег, чтобы не упасть.

- Стой! – раздался за спиной крик Натана Виару. Он был на галерее, всего в десяти шагах от нее.

А наверх  уже вбегала стража. Человек двадцать. И они готовы были прирезать воровку, если герцог даст добро.

Выбора не было. Остался только один путь – скинуться вниз и будь что будет! Авика подбежала к широкому окну и еще раз взглянула в сторону мужчины. Высоко. Страшно. Непривычно. Может, он и не настолько глуп, как она считала?

- Прощайте, ваше сиятельство! – прокричала она, перекрикивая ветер.

Шагнула на небольшой подоконник и оттолкнулась. Полет был стремительным.

Натан озадаченно подошел к выступу, чтобы увидеть разбившееся тело безумной воровки. Но насколько же велико было его удивление, когда вместо мертвой девушки его взгляду предстала убегающая в сторону стены черная фигура. Еще несколько минут, и она скрылась из виду в темноте аллеи.

- Догнать? – подбежал глава охраны.

- Кого догнать? – сказал герцог, продолжая всматриваться в темноту под деревьями. А когда понял, что больше не увидит незваную гостью, одарил стражников ледяным взглядом. – Усиль охрану, - обратился он к капитану. – День вам даю, чтобы вы нашли все слабые места в стене и в замке. И рассказали мне подробно о каждом ее шаге. Прикажи выяснить, кто она и откуда взялась в Таршаине. И клянусь, если мне не сообщат об этом через неделю, и мне придется подключать к ее поискам моего брата, я вас всех на виселице вздерну. Тебя – в первую очередь.

Он еще раз бросил взгляд в сторону аллеи, и направился в замок. В такой холод стоять в одном нижнем белье на обдуваемой всеми ветрами галерее было себе дороже. Интересно только, как воровка смогла спуститься со стены. Да еще так быстро. Сегодня же он лично займется оставленными здесь устройствами и изучит каждую секунду ее побега. Но прежде необходимо понять, чем так ценна карта и на что она может указывать.

Натан довольно посмотрел на сжатый в руке свиток и невольно вспомнил их с отцом путешествия. Видимо, придется снова заняться давно забытыми делами.

 

~ Год спустя ~

Даже морской бриз не мог остудить разогретые лучами солнца камни портового города Польвара. В воздухе явственно чувствовался запах соли и свежей рыбы. А всего в нескольких шагах от причала раскинулись длинные торговые ряды с утренним уловом.

К полудню ящики стали полупустыми. Поэтому торговцы подбирались ближе друг к другу, предлагая покупателям целый воз морских гадов по сниженной цене.

К слову, покупателей в этот день собралось особенно много. Возле утеса Хот кинул якорь трехмачтовый галеон под флагом Тевирийской империи. Золотисто-черный корпус корабля сверкал под лучами полуденного солнца, а его белые с голубизной паруса видели еще задолго до подхода к утесу.

Торговые галеоны империи редко появлялись у берегов Польвары. Пустыми они шли, огибая Хот с севера, а в Тевирию возвращались заполненными без остановок. Но в этот раз корабль не просто сменил свой обычный курс. Он бросил якорь, чем сразу привлек пристальное внимание всех горожан.

Развевающиеся на стеньгах флаги первыми увидели рыбаки, которые вышли собирать сети еще задолго до восхода солнца. Поэтому уже на рассвете все в крупнейшем портовом городе королевства гадали, что же случилось на том корабле.

А к полудню команда галеона скинула две гребные шлюпки, и восемь человек направились в сторону причала.

Рыбаки, торговцы и покупатели пытались разглядеть тевирийцев. Знать Польвары, именитые лорды и богатые бароны лениво вышли на балконы своих домов, чтобы увидеть гостей города. Даже мэр, так и не дождавшись донесения секретарей, распахнул ставни и впустил в прохладную комнату полуденный жар. Что же касается остальных горожан, то они вышли на стену, с интересом разглядывая две приближающиеся шлюпки.

В это же время на городской площади разыгрывалось другое представление. Там неприметный юноша лет двенадцати остановил руку возле кошелька богатого господина, забыв, увлеченный кораблем, о том, что собирался незаметно срезать толстый мешочек. Зато господин не забыл о своем богатстве. Видимо дела, которые привели его в Польвару, были намного важнее галеона и всей Тевирийской империи вместе взятых. Он резко обернулся и схватил мальчишку.

- Обокрасть меня вздумал?! – зашипел он, занося руку для удара.

Несколько людей заинтересованно посмотрели в их сторону. Мальчишка невнятно запричитал. Его тонкая рука выскользнула из захвата толстяка, и он кинулся в самую гущу толпы. Люди возмущались, когда он, пробегая мимо, едва не сбил с ног одну из благородных дам, чуть не опрокинул корзинку с сочными персиками и только чудом не врезался в целый воз с рыбой.

В торговых рядах поднялся крик. «Держи вора!» - кричал толстяк, и хотел было побежать за мальчишкой, но куда ему угнаться за юрким пареньком. Тот быстро прошмыгнул под лавками, перескочил ящик, пробежал мимо фонтана, где столпились человек сорок, и скрылся в узкой улочке между двумя двухэтажными домами. А оказавшись в тени двора, спокойно перешел на шаг и даже принялся довольно насвистывать песенку:

«Когда вернулся граф домой, любимая ждала,

Но злобная монахиня его с ума свела…»

Площадь за его спиной жила криками, беготней, цоканьем лошадей и грохотом повозок. Но стоило всего-то свернуть в сторону, как открывалось царство спокойствия и теней. Несколько минут он шел по этим улицам, а после свернул к домам у воды, быстро спустился по желтой лестнице, пройдя до самого тупика. Именно там спряталась единственная прохудившаяся зеленая дверь. Мальчишка отпер ее своим ключом и быстро поднялся на второй этаж. Но не успел он пройти в комнату, как отчетливо услышал голос сестры:

- Что за крики в городе?

Авика бегала вокруг обеденного стола, и Ласевер готов был поклясться, что она не собирается ставить на него еду. Да и вообще, никто из домашних не дождется сытного обеда в ближайшее время. Вместо глубокой тарелки с запеченным мясом на столе стоял внушительный арбалет. Вместо десятка галет лежал десяток стрел. А место вина, сладкой воды или вкуснейшего киселя заняла длинная веревка, привязанная к древку.   

- В окно посмотри, - раздосадовано отозвался Лас.

Мысли о нежном соусе из сливок и сочной баранине все никак не желали уходить. Еще он думал, что хорошо было бы, как в богатых домах сделать тренчер из хлеба, чтобы полностью заполнить его едой. А еще лучше сделать соп, вымочив хлеб в молоке или бульоне...

- Что на обед? – не выдержал он поток образов, запахов и вкусов, которые рисовала фантазия.

- Устрицы или кальмары, - сообщила Авика, не отрываясь от своего занятия.

- Опять устрицы. Надоело. Не могу больше. Инквизиции на тебя нет, взрослого мужчину устрицами травить. Я мясо хочу, - он подошел ближе к столу, разглядывая изобретение сестры. – Что это? Похоже на арбалет.

- Мое новое изобретение. Современный, высокопрочный и дальнострельный арбалет. И, что самое главное, когда это необходимо он может превратиться в гарпун!  

- Ави, ты прости, конечно, но гарпун именно так и работает.

Она недоверчиво посмотрела на брата, перевела взгляд на арбалет. И в эту же секунду со злостью скинула свое творение со стола.

- Проклятье! За целый год ни одной даже крохотной придумки! Хотя бы на один завалящий шир.

Лас подошел ближе и положил руку на плечо сестры, прекрасно понимая, что это мало чем сможет ее утешить. Он оказался прав – Авика даже не обратила внимания на сочувствие, лишь скинула его руку, взяла свежую хронику и отправилась в комнату, заинтересованно перелистывая страницы.

Еще год назад ее усовершенствования обычных вещей пользовались большим спросом в Польваре. Он лично продавал зрительную трубу, водяной насос и маятник для часов как новинки, привезенные отцом из далеких стран. Порой приносил домой за это сразу несколько гелатов. Но в какой-то момент все пошло не так. Авика молчала об этом моменте, однако Ласевер догадывался, что все из-за крупной неудачи в герцогском замке. Ведь именно после того случая каждое дело заканчивалось провалом, будь то новое изобретение, или самая простая кража, с которой справился бы даже он.

Единственное, что Лас знал наверняка, если и дальше так пойдет, то сестре придется искать работу. А с ее опытом в воровстве и жаждой приключений, ей прямая дорога либо в сенат, либо в бордель, потому что в любое приличное место ее не возьмут.

Откинув грустные мысли, он решил собрать скинутый со стола арбалет, хотя заранее понимал, что из этой затеи ничего дельного не выйдет. В конце концов, в отличие от сестры, он никогда не стремился разобраться в механизмах. Зато точно знал, где можно раздобыть денег и как заставить покупателей выложить когда целый гелат, а когда и редкий золотой.

Дверь снова заскрипела. С теплым воздухом и резким запахом рыбы в дом вошел Феран – самый старший в семье, и пока единственный, кто зарабатывал только законным путем. До восхода солнца он выходил доставать улов. После – отдавал его торговцам. А вечером снова расставлял сети. В целом же, он никогда не охотился за крупной рыбой, не выходил с китобоями и даже не думал стать моряком или, упаси бог, капером и искателем сокровищ как их отец. Размеренность стала его кредо. Размеренность и довольство малым. Это весьма нравилось местным торговцам, но было совершенно неприемлемым для здешних дам. 

- Видели? Там тевирийский галеон бросил якорь, - громко сказал Феран, пройдя в комнату и  усевшись в мягкое, но старое кресло.

Он вытянулся, словно довольный кот и посмотрел в сторону сестры. Приятно, вернувшись с трудной работы, видеть всю семью в сборе. А после пропажи отца пять лет назад можно считать такую маленькую радость настоящим счастьем. И все бы было хорошо, если бы эта семья не норовила постоянно попасть в неприятности.

- Лас! – крикнул Феран, чтобы мальчишка на кухне его точно услышал. – Это ты пытался стянуть кошелек на пристани?! Клянусь своими руками, что это был ты! Я запрещаю тебе воровать. Слышишь меня? Запрещаю!

Лас вошел в комнату, довольно дожевывая сырную лепешку. Он снисходительно посмотрел на старшего брата.

- И чем же мы собираемся заниматься? – ехидно спросил он. – Ты много получил за сегодняшний улов? А одного кошелька нам хватит, чтобы прожить целую неделю. И это если там нет крупных блестящих монет… А в этом точно были.

- Сначала кошелек. Потом дом, потом будешь как Авика убегать от какого-нибудь герцога? – Феран замотал головой. – Нет. Хватит. Отец бы никогда не разрешил…

- Отца здесь нет, - Авика отложила хронику.  – А в герцогский замок я залезла не просто так, а за нашей собственностью. Уверена, если бы отец был здесь, он бы и сам не отказался вернуть то, что принадлежит нам по праву.

- Вообще-то, он отказался – впервые поддержал Ферана Ласевер. – Слушай, ну он ведь прекрасно знал, где искать наше добро, но решил отправиться в море с китобоями и идти наугад.

- Если бы он только успел найти корабль до того как прихвостни герцога вывезли книги из архива, - не желала уступать Авика, - мы бы уже давно покинули Польвару все вместе. Да как вы можете вообще так говорить? Если мне представится еще один шанс обокрасть этого заносчивого гада, я его точно не упущу. И тогда я сама найду отца и тот дивный мир, о котором он рассказывал!

Феран посмотрел в окно на спокойное море и недовольно ответил:

- Ты навлечешь на нас беду. Если уже не навлекла. Те шлюпки с галеона. Я узнал, что на них были не только тевирийцы. Сам герцог Натан Виару сошел на берег Польвары со своими головорезами. Говорят, он остановился в «Кальмаре». И я не сомневаюсь, что сегодня вечером там соберется половина города, чтобы узнать самые последние новости, сплетни и слухи, - он обвел всех взглядом, ожидая просьб или вопросов, но, так и не дождавшись, снисходительно добавил:  - Так и быть, Ави, я сделаю тебе одолжение и тоже схожу. Надеюсь только, что он проделал такой путь не по твоим следам.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям