0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » 2. Маша и МЕДВЕДИ (бумажная книга) » Отрывок из книги "Маша и МЕДВЕДИ"

Отрывок из книги "Маша и МЕДВЕДИ"

Исключительными правами на произведение «Маша и МЕДВЕДИ. Продолжение сказки (#2)» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Теория 1. Все блондинки...

 

Если долго, долго, долго,
Если долго по тропинке,
Если долго по дорожке
Топать, ехать и бежать,
То, пожалуй, то, конечно,
То, наверно, верно, верно,
То, возможно, можно, можно,
Можно целлюлит «согнать»…

 

– А-а-а, – на этом месте я наконец-то добралась до вершины холма.

Прислонившись к пушистой сосне, вокруг которой валялись шишки и иголочки, перепачканные в смоле, я сделала несколько глубоких вдохов, наслаждаясь свежим воздухом.

С одной стороны надо поблагодарить родителей за переезд в такую глухомань, подальше от шума города и выхлопных газов машин, но с другой… Где мои любимые ночные клубы? Где салоны красоты и фитнес-залы? И самое ужасное – где теперь лучшая подруга Оксана? А нет, ужаснее всего отсутствие моего милого мальчика. Интересно, чем он сейчас занят? Ох, скорее бы Паша забрал машину из ремонта и приехал! Не виделись всего два дня, а я уже безумно скучаю.

Вытащив из хвоста несколько упавших хвоинок, я пнула старый пожелтевший гриб, а потом с визгом отскочила в сторону, наблюдая за взмывшими в воздух червями. Фу, гадость какая! И черт меня дернул «осматривать» окрестности! Нет, вначале все было замечательно – птички, бабочки, цветочки и замечательная погода. Но буквально за полчаса все кардинально изменилось, превратив приветливый лес в серые декорации для фильма ужасов. Словно в ответ на мои мысли где-то над головой громыхнуло, заставляя меня подпрыгнуть на месте и рвануть дальше в лес. Грома я боялась, пожалуй, даже больше лишнего веса.

Остановилась я, только когда в боку закололо, и при этом обозвала себя последними словами. Вместо того чтобы повернуть домой и спуститься с холма, я углубилась в лес! А если к этому прибавить топографический кретинизм, то что у нас получается? Правильно! Я заблудилась!

– Ау-у-у, – завыла я, надеясь на чудо в лице грибника-альтруиста.

– Ау-у-у, – завыли откуда-то в ответ, только вот совсем не человеческим голосом.

– Пресвятые хомячки! – икнула я, крутясь вокруг своей оси и вглядываясь в лес.

Так, главное не паниковать! Подумаешь, где-то тут ходит зубастая кака, быть может, сожравшая моего героя-грибника. Ну и что, что снова громыхает гром и сверкает молния? Да это ведь такая мелочь, что мой родной айфончик не ловит! А-а-а, я умру!

Споткнувшись о корягу, выступающую из травы, я по инерции сделала несколько шагов вперед и тут же поскользнулась на прошлогодних листьях... «Шмяк» – отозвалась земля, приняв в свои объятия нижние девяносто. А-а-а, мои любимые джинсовые шортики! Как мне их теперь отстирывать будут?

Мысли об испорченном имуществе немного притупили панику. Так, чему нас учили на уроках ОБЖ? «Выжить любой ценой!» – всегда вещал Семен Семеныч, позвякивая орденами на груди. Выжить – очень хорошее слово, только вот даже ради него гусениц и червяков есть не буду! Ладно-ладно, утренней овсяной каши и йогурта должно хватить до вечера, а это значит, что есть еще несколько часов в запасе. На крайний случай, пожую каких-нибудь ягод!

Так что там с выживанием? Ага, сначала надо определить стороны света. Как это делалось-то? А-а-а, вспомнила! Надо встать спиной к солнцу и растопырить руки. Куда укажет моя голова, там будет север! Ой, а где у нас солнце? А-а-а, кто стырил солнце?!

На небе снова громыхнуло, а с разлапистых деревьев медленно закапало, что не есть хорошо. Угу, раз с солнцем план провалился, вспоминаем дальше. Еще направление можно определить по компасу! А его у меня отродясь не было, но… он ведь есть в телефоне… вместе с навигатором! А-а-а, я не умру!

Увы, моим мечтам и надеждам не суждено было сбыться – интернет не работал! Да что же это за глухомань такая? Пресвятые хомячки, я все-таки умру! Или еще нет? Были же еще варианты… Кажется, надо найти муравейник. А дальше что с ним делать? Хм-м-м, что на эту тему говорил учитель – не помню, но кто-то из одноклассников предлагал сесть в него попой! С какой стороны сильнее покусают, туда и идти. Вариант конечно неплохой, но лучше оставлю его на крайний случай.

Значит, остается последнее – определить направление по мху на деревьях. Задрав голову, я внимательно осмотрела все стволы, пытаясь понять, как этот мох вообще выглядит. Вроде вон те наросты похожи на картинки из учебника. Это хорошо! Теперь вспоминаем дальше – сторона, с которой они растут… м-м-м… северная? Хм, наверно, северная, потому что эти растения любят прохладу и тень. Эврика! Какая я молодец! Значит, надо идти в противоположную от них сторону, потому что мой большой и теплый домик находился на южном склоне! Это уж я точно знаю – папа своим друзьям все уши прожужжал, когда хвастался покупкой. Ну все, можно вставать и спокойно идти домой. Какая я все-таки умничка!

***

– Кретин! Идиот! – шагая под проливным дождем, вся в грязи, смоле и иголках, я костерила нашего учителя. – Если не может дать нормальных знаний, зачем вообще преподает?! О, ягодки! Хоть что-то хорошее за весь день!

Небольшие красные ягоды приветливо покачивались на кусте, подмигивая своими мокрыми боками. Собачек здесь нет, так что можно не опасаться за чистоту ягод и наличие микробов на них. И уж точно такая красота не может быть ядовитой! Сорвав пару штучек, я тут же отправила их в рот и принялась жевать. А ничего так, съедобно. Кисленькая, с небольшой горчинкой.

Потерев замерзшие руки, я стала методично ощипывать куст, истребляя плоды. От голода теперь точно не умру, а вот от холода – вполне. Надо срочно найти какое-нибудь укрытие, иначе к ночи останутся от меня «ножки да рожки»! Хотя, какие рожки?! Пашенька мне не изменяет – это я точно знаю! Значит, останутся только фирменные кеды, что вгоняет меня в очень глубокую депрессию.

С носа капала вода. Цепляясь за подбородок, она стекала по шее, оставляя на футболке темные разводы. Одна радость, что из всей косметики на лице была водостойкая тушь, а то сейчас пугала бы… кого-нибудь, да испугала! Хоть кого-нибудь живого, с теплой кофтой и термосом с бульончиком.

Задумавшись, я снова зацепилась за какую-то корягу и… с криком и руганью покатилась со склона. Откуда он здесь взялся – понятия не имею, но был на счастье невысоким. Прокатившись кубарем метров десять и ободрав все открытые участки тела, я наконец-то врезалась в тонкое деревце и замерла на месте. От удара живот пронзила острая боль, а воздух отказался вернуться в легкие. Уткнувшись лицом в землю, я закрыла глаза и попыталась расслабиться. Слезы потекли по щекам, обжигая кожу, но по большей части мне было просто обидно. А ведь день так хорошо начинался!

Сколько я валялась – не знаю, но стало определенно легче. Неловко поднявшись на ноги, при этом обнимая злосчастное деревце, я обвела полянку мутным взглядом. Большинство деревьев оказались лиственными, от соприкосновения с капельками они издавали странный щелкающий звук. Зелено-желтая листва закрывала небо, лишь слегка уменьшая поток воды. Впрочем, в этом плане в хвойной части леса было намного лучше и суше. Подняться обратно что ли?

Я даже сделала пару шагов по направлению к холму, когда мое внимание привлекло какое-то старое сооружение. Не веря глазам, я поковыляла в сторону этого самого строения, больше похожего на будку сторожа. В маленьком круглом окне света не наблюдалось, а узор из паутины явственно намекал на заброшенность сторожки. Подергав дверь, я лишь удостоверилась в своем предположении – никого.

Может разбить окно и залезть внутрь? В принципе можно было попробовать, если бы окно не было таким крошечным. Хотя ученые утверждают, что самая большая часть тела – голова, и если уж она пролезет, то и все остальное должно! Правда, в данном случае верилось в это с трудом.

В общем, не придумав ничего лучше, я прислонилась спиной к деревянной двери и сползла на землю. Так хотя бы ветер не продувает насквозь, да и дождь заливает меньше. Обняв себя за плечи, я снова принялась вглядываться в пространство между деревьями, а потом подскочила на ноги. Впереди был дом! Пресвятые хомячки, и как я раньше не додумалась – там, где есть сторожка, должно быть и то, что охраняет сторож! Радует, что этим «чем-то» оказалось не кладбище с зомбиками и упырями. Фух, надо поменьше фэнтези читать!

Поглаживая свой бедный животик, я уверенно двинулась вперед, обещая телу скорое избавление от мук. Еще чуть-чуть, еще немножечко и… Ёшкин кот! Это был склеп! Самый настоящий огромный склеп, который обычно показывают в фильмах про вампиров и зомби. И все бы ничего, но стоило мне замереть в нерешительности напротив входа, как решетчатая дверь зашевелилась. А учитывая сгущающиеся сумерки и мою богатую фантазию…

В общем, позабыв про все болячки, я рванула прочь от этого места, оглашая лес новыми криками. Хомячки, мои любимые пресвятые хомячки, если доберусь до дома живой, отдам все свои дизайнерские вещи Оксанке! У нее родители небогатые и не могут позволить таких шмоток, а я видела, как она на них смотрит. Так вот, все отдам, честно-честно! Только спасите меня-я-я!

Вот так вот, с душераздирающими криками, я пронеслась по оставшемуся клочку леса, вылетая на поляну с огромным двухэтажным домом. Пробежав мимо входной двери, я продолжала голосить, а потом затормозила и сдала назад.

– А-а-а? – теперь крики приобрели вопросительную форму.

Оглянувшись на темный лес, я плюнула на все каноны вежливости и, взбежав по ступенькам, заколотила в дверь. В ответ была тишина… Подергав за ручку, я решительно навалилась на преграду и… о волшебные ёжики, она поддалась! Облегченно вздохнув, я ворвалась внутрь, радуясь невероятной удаче. Мысли о том, что в этом явно заброшенном и старом доме могут жить призраки или еще какие бредни больной фантазии, мягко отошли на второй план.

Плюхнувшись в близстоящее кресло, я блаженно вытянула ноги и ненадолго прикрыла глаза. Хорошо-то как! Сухо, тепло и уютно. Просто сказка… от Тима Бёртона. Света, льющегося из окон, как раз хватало, чтобы рассмотреть окружающую обстановку. Мебели было много, но из-за плотной ткани, небрежно наброшенной сверху, определить ее вид оказалось проблематично. Да и мебель ли там, под чехлами? Мало ли что прячут в лесу хозяева… Мурашки поползли по спине. Интересно, куда это я попала? А главное, к кому?! И если на первый взгляд казалось, что это старый и заброшенный особняк, то изнутри он выглядел не хуже домов с евроремонтом.

Хотя сейчас важнее, где в этом доме кухня? А то ягодки уже закончили свое волшебное действие, заставляя бедный желудок петь серенады, распугивая некстати появившиеся мурашки. Вот сейчас как заставлю себя встать с кресла и пойти на поиски провизии, как заставлю… Ну ладно, посижу еще чуть-чуть.

Не дали посидеть. Желудок снова гневно заурчал на меня, и в этом звуке я отчетливо расслышала нецензурные слова. Вот она, сила маленького моторчика! Кряхтя, пыхтя и нехорошо выражаясь, я все-таки поднялась на ноги и по стеночке двинулась к ближайшей двери. Благо, они все были нараспашку, так что бегать и искать ключи не пришлось.

Увы, в первой комнате меня ждало разочарование – ею оказалась просторная гостиная с камином. Боковая стена представляла собой сплошное стеклянное окно, выходящее на злополучный лес, сейчас выглядевший еще мрачнее. Так, пошли дальше. Ага, столовая! Уже ближе к заветному пункту назначения. Помещение было выполнено в светлых тонах, насколько позволяли судить сгущающиеся сумерки. На стенах висели какие-то картины, но рассмотреть их было весьма затруднительно.

Сделав еще парочку шагов, я добралась-таки до кухни. Включив подсветку на телефоне и чуть ли не пританцовывая от радости, я обследовала захваченную территорию, пока не нашла ЕГО. Предвкушая сытный ужин, я открыла холодильник и… закрыла его. Потому что расстроилась. Очень-очень расстроилась. Он оказался пустым! Нет, ну что за люди? Неужели жалко было оставить хотя бы кефирчик? Жмоты!

Дальше началась ревизия шкафчиков и ящичков. Специи, салфетки, столовое серебро – было все, кроме еды! Точнее, еда-то была, но не уверена, что я смогла бы схрумкать крупы, а для варки каши нет газа. Уже отчаявшись найти хоть что-то дельное, я привалилась спиной к одной из стен и… с криком рухнула на пол. Оказывается, это была замаскированная дверь, а за не-е-ей – рай! На многочисленных полках лежали копчености и сыры, в небольших бочонках виднелись соленые овощи, а в самом дальнем углу приветливо блеснула бутылочка чего-то… надеюсь, согревательного. Эх, живе-о-ом!

Не знаю, сколько я пировала, но когда закончила, на лес уже опустилась ночь. Интернет в айфончике по-прежнему не подавал признаков жизни, так что я, не мудрствуя лукаво, взяла с собой недопитую бутылку и поползла на второй этаж. Наверняка именно там располагаются хозяйские спальни с больши-и-ими кроватками и мягкими перинками. А еще туда ни один зомбик не долезет, потому что на этой чертовой лестнице та-а-акие ступеньки. Я сама пару раз чуть не навернулась с них. В общем, отворив первую дверь и посветив телефоном, я прошла внутрь и рухнула на кровать, попутно делая глоток из бутылки. Прикольное ложе, но что-то все равно не то. Ладно, пошли дальше!

Миновав еще четыре двери и опробовав попой каждую кровать, я все-таки решила остановиться в пятой комнате. Тут было просторнее всего, а из огромного окна в помещение просачивался лунный свет. Тихо позавидовав неизвестному хозяину спальни, я допила очень вкусное фруктовое вино, а затем… вырубилась.

 

***

– …я не знаю, какая падла устроила погром в кладовке, но за винные пятна на моем шелковом белье она точно получит!

– Угомонись, Дарий! Не только твоя комната пострадала. У меня вон весь персидский ковер в чьих-то отпечатках, но я же не истерю!

– Это ты сейчас кого истеричкой назвал?!

– Заткнитесь оба! У меня вообще на потолке кусок колбасы, и я твердо намерен найти виновника сего безобразия.

Из сладостного забытья меня выдернули мужские крики. Пресвятые хомячки, неужели папины друзья совсем стыд потеряли? Завалиться в гости в такую рань, да еще так шуметь – Сталина на них нет! О-о-ой, а что же это мне так плохо, а во рту будто ёжик напаскудил. Вроде вчера в клуб не ходила, отчего же тогда такое похмелье?

Разобраться с мыслями я не успела, потому как грохнула дверь в мою комнату и… воцарилась блаженная тишина. Переведя дух, я слегка приоткрыла отяжелевшие веки и тут же наткнулась на офигевший взгляд хорошенького мальчика.

– М-м-м, ты кто?

– А ты? – прокаркала я, а потом перевела взгляд на бутылку, с которой обнималась.

Ух ты, на донышке осталась еще парочка капель! Перевернувшись на спину, я потрясла бутылку, ожидая, пока заветная жидкость по стеночке стечет в рот. Одна капля… две… три… ма-а-ало! Тяжело вздохнув, я решила вернуться к созерцанию миленького мальчика в шапочке. Упс, а тут, оказывается, целая толпа собралась.

– Вы кто?

– Совесть, – нахмурился слащавый блондинчик в фирменных вещичках.

– А-а-а, холопы, – понятливо протянула я, морщась от головной боли. – Будьте людьми, принесите кто-нибудь водички.

– А может, придушить по-тихому, чтобы не мучилась? – предложил еще один светловолосый из этой гоп-компании.

– Можно и так,– жалобно протянула я, хватаясь за урчащий животик. – Ой…

– Ты чего? – парень в шапочке недоверчиво покосился на меня, явно ожидая подляны.

– Пока не поняла, то ли бабочки в животе копошатся, то ли глисты…

– А она смешная, – улыбнулся самый младшенький из гостей и направился ко мне. – Может, не будем ее наказывать и отпустим на волю?

– В смысле, наказывать? – обалдела я. – Что-то я в последнее время офигеваю от своих эротических сновидений. Значит, сначала заваливается целая толпа тестостерона, потом задают странные вопросы, а под конец вообще предлагают не пойми что! Вроде раньше за собой наклонностей к БДСМ не замечала…

– Что она бубнит? – спросил слащавый блондин.

– Лучше вам не знать, – засмеялся младшенький, усаживаясь на край постели.

– Так это она тут все разгромила?

– Она взломала охранку?

– Это ее колбаса украсила мою комнату?

– Боюсь, что колбаса-то как раз была наша, а вот художник-оформитель, видимо, перед тобой, – весело произнес тот, что сел поблизости.

– Так, давайте по порядку, – спокойный голос самого старшего заставил остальных замолчать. – Ты устроила погром в кладовке?

– Да, – пьяненько хихикнула я.

– Ты загадила наши комнаты?

– Да-а-а-а…

– Значит, ты признаешь свою вину?

– Не-а, – хмыкнула я, закладывая руки за голову.

– Ты учти, чистосердечное признание облегчает процесс воспитания, – шепнул мне младшенький.

– Допустим, это была не ты, – мужчина смотрел на меня, пытаясь сдержать улыбку. – Тогда кто?

– Маша! – обаятельно улыбнулась я, только вот хриплый, почти мужской голос не вязался с образом милой девушки. – Мля-а-а, я простыла.

– А ты у нас кто?

– Я не Маша, – и для большей убедительности покачала головой. – Ой, а как мы оказались на карусельке?

– А кто ты тогда?

– Машу-у-уля-а-а, – протянула я и снова сипло захихикала. – Ой, как быстро каруселька кружится… Остановите ее, а то сейчас будет «блю-э-э-э».

– Изя, тащи ее в ванную! – скомандовал моднявый блондин.

Младшенький только хмыкнул на это, но послушно подхватил меня на руки и потащил в смежное помещение. Что было дальше, даже описывать не хочу, потому что по окончании знакомства с местным керамическим другом было о-о-очень стыдно.

– Ну что, Машу-у-уля-а-а, – передразнил меня парень, – готова к адекватной беседе?

– А может, я по-тихому домой пойду? Или не пойду… Где я вообще?

– В гостях у медведей, – улыбнулся молодой человек, помогая мне подняться. – Давай так, пока приводишь себя в порядок, я поищу чистые вещи. Согласна?

– Спасибо, – промямлила я, пытаясь распутать сбившиеся в колтун волосы.

Младшенький, как я окрестила его про себя, только шире улыбнулся, но ничего не ответил. А я, подойдя к зеркалу, громко застонала. И кто говорил, что помидор – самый красный овощ? На лице были разводы в стиле «Рэмбо», на вещах красовались прилипшие листья, делая меня схожей с мокрой курицей. Ой, позорище какое! А самое обидное, что моя водостойкая тушь не прошла проверки!

С отвращением высвободившись из липкой ткани, я шагнула под горячие струи душа. О том, что ожидает меня в дальнейшем, думать не хотелось. По крайней мере, десять минут спокойствия у меня есть…

Кое-как отмывшись от грязи и, с матом пополам распутав волосы, я обмоталась полотенцем и высунула нос из ванной. Надевать грязные вещи категорически не хотелось, так что я с любопытством посмотрела на ожидающего меня мелкого.

– Быстро ты, – улыбнулся парень, держа в руках две футболки и клетчатые шорты. – Тебе какую?

– Пикуча? Ты серьезно?

– Вообще-то, это – Пикачу, – кажется, младшенький искренне обиделся. – Если не нравится, можешь взять с черепом.

– А что-нибудь без перехода из крайности в крайность есть? – жалобно спросила я.

– С ёжиком в тумане хочешь?

– Хочу! – улыбнулась я.

– Я мигом, – выскочив из комнаты, он обо что-то споткнулся, помянул чью-то маму, потом встал, упал снова, опять кого-то помянул в неприличном наклонении и затих.

– Ты живой? – робко спросила я, открывая дверь пошире.

– Порядок, – хрипло отозвались мне. – Сейчас, минутку полежу и приду.

– Как скажешь, – пожала я плечами и решила осмотреться.

Да уж, насвинячила я профессионально. Палас и простыни уже точно не спасти, а вот матрац под вопросом. Эх, хорошо я вчера погуляла!

– Возьми! – держась за лоб и тихонечко постанывая, младшенький протянул мне свою футболку.

– М-м-м, какой странный ёжик… и туман у него… необычный. Слушай, мне кажется, или у него на спинке конопля?

– Просто надень, ладно?

Кажется, я довела парнишку.

– Кстати, тебя как звать?

– Изяслав, – потерев набухающую шишку, пробурчал парень. – Можешь звать Изей.

– Очень приятно! А я – Маша, но можешь звать…

– Машу-у-уля-а-а? – симпатичную моську осветила озорная улыбка, вызывая ответную.

– Можно и так, – вздохнула я. – Слушай, у меня к тебе вопрос личного характера…

– Свободен, – озорная улыбка переросла в обольстительную.

– Занята, – хмыкнула я. – Я вот про что: вы меня прикопаете?

– Зависит от того, какой именно комплект постельного белья Дария ты испачкала.

– А Дарий – это кто?

– Такая обаяшка блондинистой натуры и кобелистого характера.

– Хм, не заметила такого…

– Он был в одежке от Кельвина.

– А-а-а, э-этот блондин, – понятливо закивала я, припоминая слащавого мальчика.

– Ага. Если он не вынесет смертный приговор – будешь жить. А почему ты об этом вообще спросила?

– Да так, присмотрела себе хорошенькое местечко.

– Это где же?

– Да тут недалеко, в склепе.

– Ты была в склепе? – голос Изяслава вдруг стал напряженным. – Надеюсь, это было днем?

– Да нет, где-то за полчаса до наступления темноты.

– Чебурашку мне в жо… – парень закашлялся. – И что ты там видела?

– Да ничего. Когда дверь начала открываться, я дала деру.

– Мудрое решение, – кивнул Изяслав. – Ну что, готова к серьезному разговору?

– С кудряшками на голове, без макияжа, в футболке на три размера больше с изображением веселых листиков? Стыд-то какой… Ну да, готова.

– Это был риторический вопрос, – засмеялся парень, сверкая зелеными глазами.

– Это был философский ответ, – вздохнула я.

– Тогда пошли.

Спустившись вниз, мы тут же направились в сторону кухни. Вот она типичная русская традиция – все вопросы решать за столом! Видать мыслительный процесс хорошо стимулируется полным животом. Красавцы-мужчины уже были там, накрывая на стол. От разгрома, учиненного мною, не осталось и следа. Вот это они оперативно убрались!

– Ну, здравствуй, Машуля, – заметив меня, хмыкнул парень в шапочке. – Как спалось на моей кроватке?

– Как в гробу, – улыбнулась я. – Тихо, мирно и со всеми удобствами. Еще бы балдахин туда…

– Не дай гигабайт! – Парень задумчиво начал уплетать приготовленный бутерброд. – Да-а-а, оригинальное сравнение, ничего не скажешь! Кажется, пора что-то менять в жизни.

– Ну все, Демьяна можно считать потерянным для общества. Одним словом – перфекционист, – слащавый блондин бросил на меня хмурый взгляд. – Ты почто, Машуля, мою комнату… испачкала?

– Я не хотела, – было очень стыдно. Очень-очень стыдно.

– Сначала садись, поешь, а потом будем выяснять твои мотивы, – примирительно улыбнулся самый старший, отодвигая для меня стул.

– А после выяснения вы меня по-тихому прибьете и прикопаете?

– Съедим, – намазывая хлеб вареньем, равнодушно произнес моднявый блондин.

Та-а-ак, скоро я его и в правду в кобеля переименую! Он меня откровенно пугает! Ганнибал Лектор, млин! Надо срочно придумать план побега. Не внушают мне эти товарищи доверия! И как я раньше не поняла, что они психи? Ведь первым звоночком была футболка с Пикучей!

И словно в подтверждение моих мыслей, откуда-то снизу раздался крик, а потом полились слова на неизвестном языке, но явно матерного содержания. Икнув, я посмотрела на затихших мальчиков и, мило улыбнувшись им, дала деру.

Психи! Я попала к психам! Нет, хуже, – к маньякам! А-а-а, наверняка это они вчера были в склепе! Проводили свои расчленительные ритуалы и молились каким-нибудь кровожадным злыдням писюкастым! А-а-а, спасите меня! Я здесь умру-у-у!

На своем пути через столовую я роняла стулья, наслаждаясь шипением преследователей! Знай наших, вражины! Оторвавшись, я совершила стремительный марш-бросок и…

– Стоять! – раздался голос за спиной и я, не добежав до входной двери какого-то жалкого метра, резко вильнула в сторону.

За спиной раздалось два характерных «бума», следом за которыми опять помянули чью-то мать. Горной козочкой я поскакала в гостиную, на бегу примеряясь к большому окну. Жалко, конечно, такую красоту, а что поделаешь? Своя шкурка дороже! Только вот на пути внезапно появилось препятствие в шапочке. Широко расставив руки, оно собралось перехватить меня. Ха! Наивный! Не сбавляя хода, я шмякнулась пятой точкой на пол и, проскользив по лакированному дереву, въехала пяткой парню меж ног. У-у-у, прощайте радости интимной жизни!

Пока «шапочка» сгибался пополам и ругался незнакомыми словами, я заползла под диван. Живой не дамся! Так, чем бы вооружиться таким, потяжелее?

– Машу-у-уля-а-а, – прохрипел кто-то из парней, – выходи! Я тебя не обижу…

– Ага, я тебя по-быстрому прибью! – а это Кобелюка заявился.

– Врагу не сдается наш гордый Варя-а-аг! – продекламировала я, подглядывая из своего убежища. Зря я это сделала…

Меня окружили! Семь здоровенных мужиков с разной степенью злости на лицах смотрели на маленькую меня. И что я им такого сделала? Было бы из-за чего полемику разводить! Подумаешь, дом разгромила! Ну да, запасы тоже попортила, и что?! Я ведь только начала!

– Не будите во мне дух злобного хомячка! Покусаю всех так, что замучаетесь по врачам ходить! Да вам после этого ни одна прививка от столбняка не поможет!

– Да мы уже поняли, что ты – бешеная! – Кобелюка потер моську, на которой стремительно наливался синяк.

Когда успела его приложить – не знаю, но приятно, однако! А-а-а, блин, кажется, я застряла! Голова-то под диван пролезла, благо дизайн у него был чудаковатый, но вот попа… Пресветлые хомячки!

– Пацаны, по-моему, она наша! – хмыкнул Кобелюка, делая шаг в мою сторону.

– Еще одно движение, и ты у меня сам к патологоанатому запросишься! – прорычала я.

– Машуля, успокойся, пожалуйста! Ты все не так поняла, – Изяслав попробовал придвинуться ближе, на что я снова угрожающе зарычала.

– И что, интересно, я не так поняла?!

– Все! Блондинка ведь, – хмыкнул слащавый блондин.

– А сам то, неудачный опыт Франкенштейна!

– Слушай, помолчи, а?

– Сам замолчи! У стоматолога рот открывать будешь!

– Ребята, я сейчас реально совершу убийство! – блондин двинулся в мою сторону, а я, не придумав ничего лучше, заголосила.

– Ребята, по-моему, она чокнутая! – недоуменно произнес «шапочка», заставляя блондина замереть.

– А я о чем толкую! Я пси-и-их! Я пси-и-их!

И с этим в данный момент не могла поспорить даже я сама. Да уж, когда жить хочется, и не такое выкинешь! А я о-о-очень хочу жить!

– Тихо все! – самый старший тяжело вздохнул, а потом быстро преодолел расстояние до дивана и приподнял его. – Вылезай.

– Мне и здесь хорошо.

– Мария Батьковна, не заставляйте вас вытаскивать. Я ведь могу не удержаться и воспользоваться вашим беспомощным состоянием.

– И что сделаете? Изнасилуете?!

– Хуже – отшлепаю! У нас и так дел по горло, а мы даже толком не позавтракали. Сделайте одолжение и нам, и себе – вылезайте.

– Ну и ладно, ну и пожалуйста, – пробурчала я.

Все, запал пропал! Надоело бороться за жизнь! У меня, понимаешь, два самых ужасных дня в жизни, а они еще и отшлепать за это собираются. Ушлепки! Стало так жалко себя бедненькую… Ну и что, что подкатила банальная истерика? Мне можно! После всего… а они… а я…

– Злюки бессердечные! – пятясь попой из-под дивана, я уже вовсю глотала слезы. – Я к ним со всей душой, а они-и-и…

Усевшись на пол, я начала активно размазывать слезы по лицу, тихонько подвывая под нос ругательства. Все, сейчас закончится моя жизнь! А я ведь еще столько всего не успела сделать! Я ведь только-только закончила школу. С таким трудом поступила в универ, а тут – все мои мучения оказались напрасными! У-у-у, как же мне себя жа-а-алко!

– Все, сил моих нет! – Кобелюка тяжело выдохнул. – Или сама успокаиваешься, или я тебя успокою!

– Да иди ты… Родину любить! – буркнула я.

Последним, что я увидела перед отключкой, было лицо Изи, выражавшее вселенскую скорбь. Вот и все, добегалась…

 

***

Мне снились розовые бегемотики и радужные пони. Перекидывая друг другу окровавленную голову противного блондина, они весело хихикали, иногда, правда, ругаясь на незнакомом языке. Теплое солнышко припекало бок, а на голубом небе виднелись тучки в форме сердечек. Лепота! Жаль только, что все хорошее имеет свойство заканчиваться!

Проснулась я словно от толчка, некоторое время рассматривая белый потолок. Лучи полуденного солнца скользили по оголенным участкам тела, согревая их. Сладко потянувшись, я привстала и попыталась определить, где нахожусь. Честно говоря, получалось плохо.

Животик заурчал, ненавязчиво напомнив о своем существовании и желании отобедать. Ладно, за неимением никаких других планов действий, так и поступлю. Воспоминания о том, где я, возвращались медленно, но желания сбежать уже не вызывали. Как-то странно это все.

Спустившись на кухню, я открыла холодильник и блаженно улыбнулась. Сколько же всего вкусного в нем появилось! Выбрав для себя салат, фруктовый творожок и яблочный сок, я удобно устроилась за столом, приступая к трапезе. Из-под пола по-прежнему доносились ругательства какой-то неизвестной личности, но идти и смотреть, кого это там держат, – было откровенно лень.

Доев свою порцию, я решила наконец-то осмотреть дом. А то вчера из-за темноты и простыней так ничего и не поняла. Первой на пути была столовая, оформленная в медовых и янтарных оттенках с красивой старинной и наверняка дорогой мебелью. Разбросанные мною стулья стало немного жаль, но содеянного уже не изменишь. На стенах висели картины с фантастическими пейзажами, демонстрируя красоты волшебного старорусского мира.

В коридоре стояли напольные вазы с декоративными цветами, служащими заодно подсвечниками, и несколько плетеных кресел, в одном из которых я отдыхала. Оригинальный подход к дизайну! Интересно, и как я их не сбила, пока бегала по дому?

В гостиную заходить желания не было – слишком свежи воспоминания моего в ней позора, а вот еще одна дверь, которой раньше точно не было, привлекла внимание. Оглядевшись и не заметив никого из ребят, решила посмотреть, что за ней находится.

Хм, вроде кладовая, только вместо всякого хлама здесь была винтовая лестница, плавно уходящая вниз. Ничего интересного! Собралась было уже уходить, но тут дверь в коридор захлопнулась прямо перед моим носом. Это что, намек? Ну ладно, так уж и быть, спущусь вниз.

Угу, проще сказать, чем сделать! Первые десять минут еще было нормально, а потом я начала уставать. Лестница казалась бесконечной и ничуть не приближала меня к земле. Это же на сколько метров вниз уходит данное помещение? Разглядеть что да как было нереально – фонари освещали исключительно ступеньки. Эх, вернуться что ли?

И словно в ответ на мои мысли спуск внезапно закончился. Здесь была такая же комнатка, как наверху, а за дверью – коридор. Странно это как-то. Нерешительно сделав несколько шагов вперед, я выглянула из-за двери, да так и замерла, не веря своим глазам.

А там, напрочь игнорируя мою веру, было чудо. Коридор заканчивался выходом «во широко поле», раскинувшееся под лазурным небом. Местное светило золотило лепестки крупных подсолнухов, теплыми зайчиками отражаясь от бордовых гранатовых семечек. По земле змеилась волшебная речка, в которой плескались маленькие рыбки с изумрудной чешуей.

По другую же сторону коридора предстал заснеженный сад, где под тяжестью кружевных снежинок склонила ветви рябина. Оранжевые ягоды покрылись морозной корочкой, а на листьях под порывами легкого ветра нежно звенели белесые иголочки. В центре сада стояла беседка, в которой сейчас восседало семеро моих давешних знакомых, какой-то странный мужичок и… потрясающей красоты девушка в белых одеяниях.

Разговора, проходившего за накрытым столом, я не слышала, да и не должна была, по идее. Но вот же незадача, во мне проснулось любопытство. Так что, даже не потрудившись уподобиться партизану, я расправила плечи и со скучающей улыбкой направилась к собравшимся.

Честно говоря, стало обидно – кроме мужичка и феи никто не удивился моему появлению! Вот же… мужчины! Не подав виду, я кивнула странным существам и, слегка подвинув Изяслава, села с ним на один стул.

– Тебе не холодно? – тихо спросил парень.

– Терпимо, – прошептала я в ответ.

– Так что, уважаемый Козлиус Рогонос, мы полностью выполнили свою часть контракта, – продолжил прерванный разговор самый старший.

– Мнэ-э-эт, – проблеял мужичок. – Я просил нимфу, а нэ-э-э фэ-э-эю!

– Поправочка – вы просили найти вашу половинку! – слащавый блондин, который сейчас красовался в фирменных очках в квадратной оправе, перебирал листки с надписями на неизвестном мне языке.

– Но нэ-э-э фэ-э-эю жэ-э-э! Тэ-э-эм больэ-э-э, Лэ-э-эдяную!

– Уважаемый Козлиус Рогонос, вы сомневаетесь в нашей компетенции? – тон блондина приобрел суровые нотки с налетом презрения.

– Нэ-э-эт, – проблеял мужичок, нервным движением сняв с головы соломенную шляпу. – Но… но…

– Никаких «но»! Вы идеально совместимы. Мы никогда не ошибаемся!

Кажется, воздух в саду стал еще холоднее, а бедный мужик вообще принялся жевать свою шляпу. Да-а-а, жалко этого Козлиуса.

– Между прочим, зря упрямитесь. Это только с виду Снежные, пардон, Ледяные феи холодные. А так – огонь баба! – зачем-то ляпнула я.

Наверное, сказывается опыт, приобретенный на летней практике, лозунг которой гласил: «Невпихуемое – впихуемо! Достаточно найти правильный угол впиха!»

– Вы ей только условия соответствующие обеспечьте и все… все остальные козлы обзавидуются!

– Правда? – с сомнением в голосе спросил неизвестный, оставив на время уничтожение шляпки.

– А то! Цветочки там дарите, конфетки… – глянув на девушку, исправилась я, – сосульки. Глядишь, и приятное с полезным совместить удастся!

Кажется, кто-то из парней заржал, а кто-то подавился. А что я такого сказала?

– Да? – и такая надежда осветила лицо бородатого дядьки, что даже снег под ним таять начал. Или это от облегчения?.. Бр-р-р, ну нафиг такие мысли!

В общем, улыбнувшись и ободряюще закивав, я ткнула Изю в бок. Тот понял правильно и, забрав у брата документы, протянул их Козлиусу. Тот недолго думая черканул какую-то загогулинку, а потом расплылся в блаженной улыбке.

– Знаэ-э-эшь, красавица, а у мэ-э-эня вэ-э-эдь дом в самом цэ-э-энтрэ-э-э Рублэ-э-эшки. И квартирка пятикомнатная…

Девушка что-то задумчиво чирикнула в ответ, а потом расплылась в ответной обольстительной улыбке. Во как! Стоит мужику признаться, что он – буржуй, и любая снежная королевна растает. Надо было сразу с этого начинать – и никаких проблем!

Закивав, мужичок соскочил со скамьи и… тут я выпала из реальности окончательно. У него были волосатые ноги и… копыта! И если первого я с избытком насмотрелась на заморских курортах, то второе было откровенным шоком! Лысые ёжики, так это что получается, мужик и правда козел? Точнее, фавн? Да чтоб мне сахарозаменителями питаться!

Постаравшись скрыть свое удивление, я тоже поднялась со стула. Дальше мальчики пожелали всего самого лучшего будущим молодоженам, всучили какой-то подарок и спровадили к огромному зеркалу, которое при приближении парочки пошло рябью и поглотило их. А после… ко мне обратились семь пар разноцветных глаз.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям