Вудворт Франциска " /> Вудворт Франциска " /> Вудворт Франциска " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2.Внимание! Муж-волшебник или куда приводят мечты (#2) (эл.книга) » Отрывок из книги «Осторожно! Муж-волшебник или куда приводят мечты»

Отрывок из книги «Осторожно! Муж-волшебник или куда приводят мечты»

Исключительными правами на произведение «Внимание! Муж-волшебник или куда приводят мечты (#2)» обладает автор — Вудворт Франциска Copyright © Вудворт Франциска

Глава 1 

Согласно традициям аруанцев вдова должна была провести три дня над телом мужа, оплакивая его. Так как здесь не Аруания, фамильного склепа не наблюдалось, а прах имелся, я три дня просидела в своих покоях. Урну с прахом мне выделили. Ага, ещё и своих людей поставили охранять мой покой, чтобы посторонние не отвлекали меня от важной задачи. Уверена, что здесь не обошлось без дотошного азгарна!

Бетти была единственной, кто допускался ко мне. Именно она приносила мне из-под полы еду. По законам всё тех же аруанцев, вдове не стоило думать о бренном. Сволочи! Особенно если учесть, что всё по тем же традициям, желающие почтить память усопшего три дня пьянствовали, восхваляя доблесть отошедшего в мир иной и ратные подвиги. Я ещё в Аруании не была, но уже эту страну ненавижу!

Единственным плюсом было то, что у меня оказалось в достатке времени подумать о своём будущем и дальнейшей линии поведения. Как рассказала мне Бетти, аруанцы послали своему королю подробное изложение событий и теперь мы ждали разрешения на посещение страны. Думаю, жене не откажут в сопровождении праха на Родину мужа и встрече с ребёнком. К тому же, Ясарат обещал поспособствовать.

 

Урну с прахом я поставила в дальний угол и задвинула её креслом. Просто один взгляд на неё вызывал у меня мороз по коже. Можно было бы предположить, что это проснувшаяся совесть, но она как раз молчала. Наверное, ужасно, но я не пролила ни единой слезинки по Владу. В душе всё как будто выгорело.

Вот правду говорят: 'чужая душа - потёмки' и 'любовь слепа'. Получалось, что я не знала по-настоящему человека, с которым прожила год и от которого родила ребёнка, а теперь уже и не узнаю. Если совсем честно, то Влад открылся мне с совсем неприглядной стороны, и его не узнавать хотелось, а бежать без оглядки.

 

Встречи с королём Аруании я страшилась, и хорошо, что рядом будет аттан. Кстати, как доложила Бетти, он до сих пор находится в своих покоях, залечивая раны, и никого к нему не пускают. Я-то знала, что от ран и следов не осталось, но оглашать это нельзя, иначе у многих возникнут вопросы насчёт чудесного излечения. Ведь все видели, как его полуживого после поединка унесли.

Кстати, приятно, что не мне одной в заточении томиться приходится. Правда, вспомнив о том, что в покоях Ридгарна, в отличие от моих, имеется очень удобный тайный ход, я скисла.

Аттан больше ни разу не тревожил мой покой. Сейчас я уже и общению с ним была бы рада, но он молчал, а вызывать его по нашей связи самой, чтобы узнать, как обстоят дела, мне не позволяла гордость. Вот верная Бетти и была единственной ниточкой, которая связывала меня с окружающим миром.

 

Кажется, это были самые долгие три дня в моей жизни. Спала ночами я плохо, и хоть снов не помнила, но чувство тревоги не покидало меня. С одной стороны понятно: я не знала, что ждёт меня в будущем, но вынужденное заточение выматывало. Конечно, можно было бы прикрыться тем, что я Тень и не соблюдать никаких обычаев, но это бы выставило аттана с не лучшей стороны: как бы и мужа лишил, и оплакать его не дал. Ещё это было необходимо и мне для создания положительной репутации. То, что аруанцы доверили мне поджечь погребальный костёр, показывало, что они признают меня вдовой Влада, и нужно было закрепить результат. Всё ради сына.

Спасибо Мирэль, которая через свою служанку передавала мне информацию. Ко мне аруанцы были настроены благожелательно. Они тоже не дураки , путём окольных расспросов и сборов сплетен, выяснили о мужской несостоятельности аттана, его 'пристрастиях' и что мы не любовники. Как хорошо, что я в своё время распустила слухи! Сейчас мне это было только на руку.

 

Вот только азгарн воду мутил. Это именно он настаивал, чтобы их люди дежурили не за дверями, а в самой спальне. Не хотел гад мне давать никакого уединения. Наверное, желал убедиться, что я заливаюсь слезами и лобызаю урну с прахом мужа. Хорошо ещё королева возмутилась насчёт нарушения норм приличий.

'Какие могут быть посторонние мужчины в спальне вдовы?!' – гневно воскликнула она.

Тому пришлось смириться с отказом, а мне радоваться хоть мизерной свободе в своих покоях, а то бы действительно пришлось спектакль перед всеми разыгрывать, а я не настолько хорошая актриса.

***   

Утром четвёртого дня я облачилась в траурное платье, которое мне доставили по случаю. Именно с ним Бетти пронесла мне завтрак сквозь кордон, устроенный у моих дверей. На какие только ухищрения она ни шла, чтобы накормить меня. Хорошо ещё, что обыскивать её не имели права, а то бы я ноги протянула без еды. Вот не любят аруанцы своих женщин, не любят! Варварские традиции: или на костёр за мужем, а если не хочет, то остаётся надежда, что вдова подорвёт здоровье от холода склепа и голода. Брр! Мне ещё повезло заточением в своих комнатах отделаться.

Странно, по традиции за мной должны были прийти ещё с утра, но за дверями царила тишина, а время близилось к обеду. Я уже устала любоваться на урну, которую поставила на видное место, и печальный вид изображать. Посланная к аруанцам Бетти вернулась и, шипя сквозь зубы, сообщила, что все ждут азгарна. Он самый главный в делегации. Открыть дверь и отдать дань уважения вдове должен он, так как родственников Влада среди прибывших нет.

- И где его носит? – разозлилась я, так как поняла, что тот намеренно затягивает время, и это война.

- Я поговорила со слугами. По негласным данным вокруг него вчера весь вечер увивалась одна вдовушка, и исчезли они вместе. К себе, по крайней мере, он ещё не возвращался.

- Значит, он там себе булки греет, а мне жди его?! - взбесилась я. Бетти лишь сочувственно посмотрела на меня. Самое обидное, что иного выбора у меня не было, если я хотела соблюсти традиции и отдать дань памяти мужу. Хотя бы в глазах аруанцев, чтоб им пусто было!

Сжав зубы и мысленно понося одну белобрысую сволочь, я всё же дождалась его. К обеду вернулся, кобелина блохастая. Сначала мы услышали некое шевеление за дверями, а потом они распахнулись, и в мою комнату вплыл азгарн. Я даже с кресла не встала. Так и сидела, задумчиво уставившись на урну с прахом мужа.

- Вижу, ваша скорбь так велика, что вам не хватило отведённого для прощания времени, - пряча под сочувствием ехидство, произнёс азгарн после слов приветствия.

- Своё прошлое всегда тяжело отпускать, - не глядя на него, с достоинством ответила я. Вообще-то мысленно я уже его этой урной огрела и по голове, и по всем уязвимым местам. Ответить хотелось что-нибудь похлеще, но помимо этого урода пришли и другие аруанцы, и мне оставалось лишь мысленно награждать его тумаками.

- А я вам предлагал взойти на костёр вместе с мужем, - напомнил он.

- Раз боги сохранили мне жизнь во время несчастного случая в путешествии, значит, они уже тогда знали, что я буду нужна своему сыну. Кто я такая, чтобы спорить с их волей и отказываться от их милости?

«Что? Съел?» - мысленно усмехнулась я, видя, как перекосило от моих слов белобрысого красавчика.

 - Представляю, как вы сожалеете об этом. Ведь сложись всё иначе, и ваш супруг был бы жив, - с постной миной произнёс азгарн.

«Всё. НЕНАВИЖУ!» - мысленно зашипела я, с трудом контролируя своё лицо. Так я ещё себя винить должна, что осталась жива?!

- К сожалению, я плохо знакома с  традициями и устоями вашей страны, но у меня на родине любой мужчина положит жизнь, оберегая свою супругу или ребёнка. Мне удивительно осознавать, что вы в момент опасности предпочтёте пожертвовать своей женой. - Не давая ему ответить, холодно добавила: - Нас так и не представили. Назовите своё имя.

- Раинер Ламмерт, азгарн Сириллы, - заскрежетал зубами белобрысый, но воспитание взяло верх,  - к вашим услугам.  

- Ваша репутация вас опережает, - задумчиво произнесла я, как будто что-то вспомнив. Было приятно сидеть, когда он стоял передо мной. Но я же трое суток  провела в заточении, мне позволено испытывать слабость, так что вставать не спешила.

- Вот как? Вы слышали обо мне? – несколько подозрительно спросил высокородный красавчик, ожидая подвоха, но идя на поводу у любопытства.

- Говорят, что свои услуги вы щедро предлагаете всем дамам. Вас не затруднит сделать несколько шагов назад.

- С чем связана эта просьба? – побелел от ярости азгарн. Вот таким он нравился мне больше.

- От запаха чрезмерных возлияний у меня кружится голова, - откровенно призналась я и, посмотрев на аруанцев, обратилась к ним: - Я могу рассчитывать на помощь доблестных мужей Аруании? Вы поможете мне выйти на воздух?

Получай, фашист, гранату! Было приятно ткнуть его носом в то, что его я к «доблестным мужам» не причисляю.   

 Глаза высокородного аристократа испепеляли меня огнём, но я демонстративно не обращала больше на него внимания.

 

Желающие помочь мне нашлись, но подсуетился один из молодых мужчин, который помог мне встать, а потом подхватил на руки. Я так же отметила тех, кто смотрел на меня с сочувствием, а на раздувающего от гнева точёные ноздри белобрысого красавца со скрытой насмешкой. Видимо, его редко так опускали, а у меня после стычек с аттаном опыт в этом деле был изрядный.

 Мне было важно определить его недоброжелателей, и я запоминала их лица. Кстати, не забыла скривить гримасу отвращения, когда меня проносили мимо азгарна. Неуловимую, но тот заметил. Вообще-то даже притворяться не пришлось -  от него действительно разило с похмелья. 

 

Я ожидала, что мы спустимся в парк, но мой спаситель решил, что воздух мне требуется срочно и, уверено лавируя по коридорам, вынес на один из балконов, находящийся между двумя колоннами. Там обнаружилась каменная резная скамейка, на которую он меня усадил.

- Вам принести что-нибудь выпить? – заботливо спросил мужчина у меня.

- Лучше попросить на кухне бульон, - посоветовал седовласый аруанец, который зашел  на балкон. Мой спаситель кивнул и испарился.  

Я же наблюдала за оставшимся сквозь ресницы, наслаждаясь свежим воздухом.

- Позвольте представиться, сайк Мюрей, Адрин Сейн.

- Очень приятно, Виктория… Климлит, - после едва уловимой заминки, взяла я фамилию Влада. Нужно привыкать к ней, ведь он признал меня своей женой.

- Примите мои соболезнования.

- Благодарю.

- Сожалею, что вам пришлось столько пережить, - вполне искренне произнёс он, – и примите совет от уже не молодого и много повидавшего человека: не стоит дёргать за усы снежного ирса.

У меня перед глазами всплыл образ хищника из породы кошачьих, со светлой шерстью и тёмными полосками по бокам.  Намёк был прозрачный.

- Он довольно злопамятен и не прощает обид.

«А я не злопамятна - отомщу и забуду», - сказала про себя, но склонила голову, принимая совет. Глаза б мои этого азгарна не видели! Он бы меня ещё не трогал для полного счастья.

- Пока вы скорбели, пришли новости. Его Величество желает вас видеть и разрешает сопроводить прах мужа.

- Когда нам выезжать? Путешествие пройдёт через портал? – тут же уточнила я, так как хотелось бы знать, сколько времени займёт дорога.

- Азгарн назначил выезд на завтра. Часть наших людей поедет с вами, а часть останется до окончания празднеств. Ваш супруг планировал совершить с вами путешествие на обратном пути, и Ламмерт решил, что пусть оно пройдёт в вашем обществе согласно его последнему желанию. Если ничего не случится, то ко двору вы прибудете примерно одновременно.

От таких новостей я вскипела. Значит, азгарн будет тут по бабам бегать да вином заливаться, а потом со всеми удобствами через портал перенесётся, а мне придётся всю дорогу трястись в карете?! Урод!

- Какое имел право азгарн Сириллы планировать путешествие аттана Корнуилса? – возмутилась я. Всё же официально я Тень Рида, и он не вправе ему указывать.   

- Я разве не сказал? Его Величество разрешил посетить страну лишь вам. Он посчитал, что нехорошо, если виновник гибели гуана Лотарии приедет  принимать полученные в поединке земли. Вдруг кто-нибудь из преданных людей пожелает отомстить? Тогда  скандала не избежать, и это осложнит отношения между странами. Другое дело, если приедет вдова гуана Лотарии и поверенная в делах аттана Корнуилса. 

«Одна новость лучше другой! – выругалась про себя я. – Рид не едет?!»

- В любом случае азгарн не вправе планировать моё путешествие. Мне необходимо собраться в дорогу и набраться сил после трёх дней траура. К тому же с его стороны довольно жестоко путешествие, которое задумывалось как повторный медовый месяц, превратить в траурную процессию.  Когда нас ждут ко двору Аруании?

- Через четыре дня, но я бы не советовал перечить…

- Адрин Сейн, помимо того, что я вдова гуана Лотарии, я ещё и Тень аттана Корнуилса и еду в Аруанию как его представитель. Азгарн Сириллы не вправе указывать мне, что и когда делать, - твёрдо произнесла я.

 Лучше сразу поставить на место, а то эта блондинистая сволочь начнёт всё решать за меня, отыгрываясь за всё.

- Прах гуана Лотарии принадлежит Аруании, и он имеет право решать, каким образом отправить его на родину, - тактично заметил аруанец. 

- Что ж, я своё слово сказала, - не стала спорить я.

Если подумать, довольно глупо отправлять часть своих людей трястись несколько дней в пути, сопровождая прах. Это было задумано, чтобы помучить меня, а коль я участвовать в данном фарсе отказалась, то сомневаюсь, что кортеж поедет без меня.

Судя по тому, как блеснули глаза сайка Мюрея, он об этом тоже подумал. 

В этот момент вернулся мой рыцарь со служанкой, которая принесла мне лёгкий завтрак. Пришлось выпить немного бульона, а потом поблагодарить за помощь и сослаться на дела. Нужно было срочно переговорить с аттаном и королём, но избавиться от аруанцев оказалось не так просто. Они наотрез отказались отпускать куда-либо меня одну, настаивая, чтобы я отдохнула, и не успокоились, пока не проводили до покоев.

Прислонившись к закрытым дверям, я облегчённо выдохнула и с удивлением услышала донёсшиеся с той стороны слова сайка Мюрея:

- Потрясающая женщина! Три дня траура, а она бодра и деятельна.

- Вообще-то на кухне проговорились, что её служанка уже приходила за завтраком, - донёсся до меня смешок не такого уж и рыцаря.

- Знаете, когда я был мал и моя мать соблюдала три дня траура по погибшему отцу, я к ней пробирался тайком, принося вина и хлеба, страшась потерять и её. На мой взгляд, боль в сердце от потери близкого человека никак не зависит от голода, - мудро заметил Адрин Сейн, чем заработал себе очков в моих глазах.

Найдя, чем проколоть палец, я провела по татуировке, вызывая аттана.

«Виктория? – тут же отозвался он в моей голове. – Ваш траур закончен?»

- Нужно поговорить, - произнесла я.

«Удивлён, что вы вспомнили обо мне, - холодно отозвался мужчина.

- Рид, хватит валять дурака! – не выдержала я. Не понимаю, он что, обиделся?! – Я только что узнала, что тебе запретили въезд в Аруанию. Нам нужно поговорить.

«Ты забыла, где мои покои?» - поинтересовался аттан, переходя на «ты» и умеряя свою язвительность.

- Нет, только хотела быть уверена, что ты там изображаешь больного, а не решаешь с Ясаратом текущие дела. К тому же немного не комильфо после завершения прощания с прахом мужа тут же нестись к постели его убийцы, - откровенно ответила я.

«Забыл, что теперь ты блюдешь свою репутацию. Или жалеешь, что всё так закончилось?»

- Рид, не заставляй меня жалеть, что я тебя не притопила в ванной, когда была такая возможность! – в сердцах воскликнула я.

Последовало молчание, после чего он уже более спокойным тоном произнёс: «Жди у себя. За тобой придут и сопроводят к королеве».

- Спасибо! – я была благодарна за то, что он всё устроит.

«Скажи, у меня тогда был бред, или ты действительно меня целовала?» - неожиданно спросил аттан, вгоняя меня в краску.

- Не напоминай об этом печальном факте моей биографии! – ощетинилась я.

«Значит, не бред…» - самодовольно заключил аттан.

- Бред! – тут же воскликнула я, злясь на себя, что так прокололась, но с мужским смешком он уже исчез из моей головы.

Странный у нас разговор с ним получился. Мы как будто поменялись местами: он выкал и язвил, а я незаметно для себя перешла на «ты». Но ведь глупо выкать тому, с кем у тебя был секс, да и после того, как я спасла ему жизнь, ненависть к нему исчезла. Раньше я бесилась в основном из-за невозможности избавиться от его власти надо мной, но стоило загнать аттана в рамки, как мне стало легче.

«Только непонятно, почему теперь он бесится?» - задалась вопросом я.

 

Пока ждала, заметила, что прах Влада уже забрали из моей комнаты. Никак азгарн распорядился?

«Наверное, чтобы у меня не возникло искушения схватить урну в охапку и отправиться в Аруанию порталом», - усмехнулась я про себя. Мысль, что он ещё ничего не знает о том, что никуда я своим ходом не поеду, подняла мне настроение.

Вообще же после того, как унесли прах, в комнате как будто дышать легче стало. Азгарн бы удавился, узнай, что сделал для меня что-то хорошее.

***

Мирэль встретила меня как лучшую подругу, с которой не виделась не три дня, а три года. Оставшись со мной наедине, она вывалила на меня новость о том, что азгарн имел наглость заикнуться Ясарату о том, что было бы хорошо, если б аттан Корнуилса отказался от прав на меня, раз лишил мужа. Упирал на наличие у меня малолетнего ребёнка, и что это частично загладило бы его вину передо мной. Понятное дело, что король вежливо послал его лесом, но вопиющая наглость просьбы поражала.

Ещё аруанцы предпринимали неоднократные попытки подкупа Ренара - слуги аттана, чтобы узнать состояние здоровья его господина. Надеялись на скорую смерть? Наивные!

Вообще-то в этом свете настоятельное желание азгарна поскорее отправить меня в дорогу имело смысл: если аттан умрёт, то я останусь без покровителя и не смогу заручиться поддержкой кого-нибудь другого.

- Иди к нему! – подтолкнула меня Мирэль к тайному ходу. – За Ясаратом я послала, и мы скоро подойдём, так что не увлекайтесь, - подмигнула она мне.

У меня язык не повернулся развеять заблуждения Её Величества по поводу нас с аттаном, настолько счастливой она выглядела, радуясь за друга.

«Потом ей всё объясню», - решила я, успокаивая свою совесть.

 

Вышла я в кабинете аттана, и хорошо, что его в этот момент не было на месте. Не знаю, как бы я отреагировала, увидь его сидящим в кресле, где я его так активно домогалась. Проскользнув как преступница мимо рабочего места Первого советника, я поспешила выйти из кабинета, чтобы замереть от удивления на пороге.

Должна признаться, что аттану удалось меня удивить. В гостиной был накрыт стол, который просто ломился от разнообразных вкусностей.

- Рид, только не говори, что ты так каждый день питаешься, - усмехнулась я стоящему мужчине. Выглядел он великолепно: одет с иголочки, бодрый, без шрама на лице и следов перенесённых ран.

- Не буду. Это для тебя. Я подумал, что после проведённых взаперти дней ты захочешь нормально поесть, - ответил аттан, подходя ко мне.

«Мне? Всё это мне?!» – ошарашенно скользила взглядом по блюдам. Казалось, что мир перевернулся для меня в этот момент. Меньше всего ожидала от него проявления заботы.

- Ты чего застыла? Только не говори, что не голодна, - произнёс он, беря меня за руку.

- Да как-то дар речи потеряла от такого изобилия.

- Теперь буду знать, как заставить тебя замолчать, - улыбнулся аттан, сопровождая меня к столу. Предупредительно отодвинув стул, он подождал, пока я села и, обойдя стол, устроился напротив.

- Знаешь, у нас говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. Кажется, это и к женщинам относится, - я хотела легко пошутить, но прозвучало серьёзно.

- Неужели мне удалось добраться до твоего сердца? – внимательно посмотрел на меня Рид.

Этот взгляд смутил меня, и, защищаясь, ответила в шутливой манере:

- Путь твой был извилист: начал с желчного пузыря, достал до печёнок и вынес весь мозг. Ты кормить меня будешь?

- Прости. Что тебе положить? – тут же отозвался он.

- Всего и побольше! – оптимистично потребовала я. Мой аппетит вызвал улыбку на губах мужчины.

- Рид, вот умеешь ты людей разочаровывать, - наблюдая, как он наполняет мою тарелку, притворно вздохнула.

Аттан вопросительно приподнял бровь, а я пояснила:

-Узнав, какое количество еды ты себе заказал, аруанцы повесятся от разочарования. Они-то надеялись, что ты со дня на день дух испустишь, а у тебя аппетит зверский проснулся. Уж никак не подходящий собирающемуся в мир иной отправляться.

- Давай хотя бы за столом не будем вспоминать о них, - поморщился мужчина.

- Мне Мирэль рассказала об их требованиях, чтобы ты отказался от меня… - Аттан бросил на меня укоризненный взгляд, и я подняла руки вверх: - Молчу-молчу!

Да и говорить тут же расхотелось, когда передо мной предстала полная тарелка. Без лишних слов я набросилась на еду, чуть ли не постанывая от удовольствия. Ведь эти дни хоть и не голодала, но разносолами меня Бетти не баловала, а тут и мясо тает во рту, и паштет - пальчики оближешь.

Случайно подняв глаза, натолкнулась на взгляд аттана, который не ел, а наблюдал за мной.

- Вина? – тут же спросил он.

- Не могу, - призналась с сожалением.

- Почему? Ещё какой-нибудь обычай?

- Нет, я их азгарна сегодня прилюдно чуть ли ни пьяницей обозвала, так что он не упустит своего, если от меня вином пахнуть будет.

- Расскажи, - заинтересовался аттан.

Меня не нужно было просить дважды, и я в красках расписала нашу «тёплую» встречу, заставив мужчину хохотать.

- Ушам своим не верю! – прервало нас восклицание короля. Вот умеет он хорошие моменты портить. Пришлось вставать и приседать в реверансе.

- Виктория, оставьте, - протестующе взмахнул он рукой.

Я тут же поднялась и вежливо улыбнулась Ясарату.

- Рад вас видеть, - произнёс он и, к моему удивлению, обнял за плечи и поцеловал в щёку.

- Мирэль, он сам! – притворно-испуганно воскликнула я, большими глазами смотря на неё.

- Я тебя сама расцеловать готова за то, что ты для нас сделала.

- Над чем смеётесь? – спросил Ясарат, подцепив со стола горсть винограда.

- Виктория описывала свою сегодняшнюю встречу с аруанцами, - ответил аттан. Пришлось мне ещё раз повторить свой живописный рассказ, которым рассмешила всех.

- А ты чем такой довольный? – бросил на аттана хитрый взгляд Ясарат.

- Признаться, приятно, когда не я мишень для острого язычка Виктории.

- Да, азгарну не повезло, после наших пикировок он заточен, - усмехнулась я.

- Ты мне льстишь, он и до нашей встречи был остёр, - произнёс аттан.

- Не поверишь, но до встречи с тобой я считала себя спокойным и неконфликтным человеком, - расправляя складки на платье, со всем достоинством произнесла я. Ответный взгляд Первого советника выражал искреннее недоверие. Его право, но раньше меня ещё никому не удавалось довести до белого каления. Да я с любым вздорным клиентом на работе могла справиться, не теряя выдержки!

- Я понимаю, что вы соскучились, но давайте обсуждение кто и на кого как влияет, вы оставите на потом, - вмешался Ясарат. – Что с поездкой решать будем?

Сдержалась и не стала спорить по поводу «соскучились», хотя это прозвучало так, как будто мы влюблённые и просто заигрываем друг с другом. Что-то слишком поспешные выводы Его Величество сделал. Если я уже не горю желанием прибить его Первого советника, то это ещё не значит, что воспылала к нему чувствами.

- Вы в курсе, что азгарн уже решил отправить меня завтра вместе с прахом Влада в карете до Аруании? Со своими людьми, - спросила присутствующих.

Судя по тому, как вытянулись у всех лица, они не знали. Пришлось передать им мой разговор с сайком Мюреем и как я отказалась куда-либо ехать. На этот раз никто не смеялся.

- Наглость азгарна не знает границ! – разозлился Ясарат.

- Помимо прочего с дамами он предпочитает грубые игры. Мне уже жаловались на его жестокость, - добавила Мирэль.

- На мой взгляд, пора мне с ним поговорить, - жёстко произнёс аттан.

- Нельзя. Ты слишком хорошо выглядишь для того, кто недавно был на волосок от смерти. И мне не нужна ещё одна дуэль! Не хватало мне ещё обвинений в том, что я уничтожаю цвет знати Аруании, - поморщился Ясарат.

- В любом случае, Виктория одна туда не поедет. Делай что хочешь, но я еду с ней.

- Нет! – тут же запротестовала я, и все посмотрели на меня. – Мне кажется, что это ловушка. Типа той, что вы организовали для Влада, когда всеми силами отговаривали от дуэли, но делали всё, чтобы она состоялась.

- Он мог отказаться! – воскликнул Его Величество.

- После того, как вы задели его самолюбие и честь? Не думаю, - усмехнулась я, но не стала дальше развивать эту тему, заговорив о другом. – Посудите сами, для всех Первый советник ещё слаб и восстанавливается после ранений. Меня спешно отправляют сопровождать прах мужа. Резонно предположить, что, придя в себя и набравшись сил, аттан возмутится тем, что решение по поводу отъезда его Тени принято без него и захочет сам осмотреть свои новые земли. Королю Аруании придётся согласиться, потому что это как бы его человек проявил своеволие, но если что-то случится с Ридгарном, то он чист, ведь предупреждал о возможных последствиях.

 

Король с Мирэль восприняли мои слова серьёзно и задумались, а вот Рид возразил:

- Я готов рискнуть и буду настороже.

- Глупо. Тебя ничто не застрахует от стрелы в спину или взбунтовавшихся крестьян. К тому же у меня есть основания предполагать, что король Аруании подозревает во мне наяриту. Доказательств у него нет, - быстро произнесла я, заметив, как всех встревожили мои слова.

- Откуда такие сведения? – подозрительно посмотрел на меня аттан.

- Влад проговорился. Он разыскивал наяриту, и король был в курсе его поисков.

- Зачем ему была нужна наярита? – заинтересовалась Мирэль.

- Последняя его прокляла, и он не мог иметь детей, - лица у присутствующих вытянулись. – Да-да, как видите, даже ваши хвалёные наяриты были на это способны, но воспитание не позволяло, - усмехнулась я.

Взгляд Ясарата на меня стал пронзительный, а я лишь вскинула голову. Пусть задумается над этими словами во избежание инцидентов!

- Теперь посудите: Влад возвращается с ребёнком, и находится потерянная жена, в поединке за которую он ставит свои земли. Моей персоной в любом случае заинтересуются и захотят проверить.

- Тебе нельзя ехать! - к моему удивлению, в словах аттана слышалась неподдельная тревога, только что это меняло.

- Там мой сын, - возразила я.

- На что ваш супруг надеялся? Как планировал скрывать вас? – спросил Ясарат, ища выход.

- Он говорил, что по заклинанию поиска наярит меня не отследить, нужно лишь скрыть ауру.

- Это бесполезно. Где мы найдём такой артефакт? – расстроилась Мирэль.

Тут я только задумалась о том, что если видящих ауру единицы, то и артефактов против них не много.

- Есть у меня одна идея, - задумчиво произнёс Ясарат. Все на него посмотрели, и он предупредил: - Но ничего не обещаю!

Объяснять ничего не стал, и мы перешли к обсуждению, кого мне дать в сопровождение.

- А можно кёрна Варра-Госа? – попросила я.

- Варгоса? – нахмурился аттан. Данная кандидатура ему почему-то не понравилась.

- Я его знаю и могу доверять. К тому же он твой друг и поможет разобраться с землями, - я уже не стала говорить, что рядом с его массивной фигурой любая женщина почувствует себя защищённой.

- Я всё же настаиваю на том, что ехать нужно мне, - упрямо произнёс Первый советник.

- Не обсуждается! – отрезал Его Величество. Хорошо хотя бы он серьёзно воспринял мои слова насчёт опасности, а то такое чувство, что аттану море по колено. – А насчёт кёрна неплохая идея. В Аруании у него кузина, и её муж занимает не последнее место при дворе. Решено!

Мы ещё немного поговорили, обсуждая детали, а потом я ушла вместе с монаршей четой. Дело в том, что для всех я общалась за закрытыми дверями с королевой, и было бы странно, если бы она вышла, а я осталась в её покоях.

Уходя, бросила тоскливый взгляд на накрытый стол. Если бы была возможность, я бы с удовольствием задержалась.

- Ты всегда можешь вернуться, - искушающим тоном произнёс аттан.

- Завтра, - была непреклонна я, но не сдержала разочарованного вздоха. Всё же не стоит светиться у дверей Первого советника. Белобрысая сволочь не упустит съязвить по этому поводу.

 

Стоило вспомнить об азгарне, как я столкнулась с ним, идя от королевы.

- Неподходящее время для прогулки вы выбрали. Лучше бы посвятили свободное время сборам, - бросил наглец, заступив мне дорогу.

- Решили взять на себя обязанности моего секретаря? Что-то не помню, чтобы поручала вам планировать мой день, - не осталась в долгу я. – И о какой поездке речь?

- Завтра прах вашего супруга мы отправляем на родину. Я предположил, что он вам дорог, - язвительно произнёс азгарн.

«Хорошая попытка заставить меня доказывать свои чувства к мужу», - усмехнулась про себя. Стоит отдать должное - это изворотливый и опасный противник. Конечно же он ожидает, что я решу сопровождать прах Влада, ведь сама просила на это разрешения. И ведь ни словом не заикнулся, гад, что ехать придётся в карете!

- Я не могу никуда ехать, не уведомив аттана Корнуился, - скромно ответила я.

Это было несколько не то, что он ожидал услышать, но азгарн продолжил гнуть свою линию:

- Не беспокойтесь, решение этого вопроса я беру на себя, - высокомерно произнёс мужчина.

- Успехов! – бросила ему и сделала попытку его обойти. Зачем лишний раз с ним бодаться? Ясарат и без меня этому индивиду рога обломает.

    Но мне опять заступили дорогу.
  - Я как раз иду к Его Величеству поговорить относительно вашей поездки. Может, желаете сами присоединиться ко мне и рассказать о горячем желании сопровождать прах мужа?
  - Боитесь без меня не справиться? - съехидничала я. - Вы уже сказали, что сами решите этот вопрос. Поверю вам на слово.
  - Меня удивляет ваше безразличие к этому вопросу.
  - А меня удивляет ваше придирчивое ко мне отношение. Скажите, за что вы меня невзлюбили?
  - Желаете, чтобы я вас полюбил? - с двусмысленным подтекстом поинтересовался азгарн.
  - Сомневаюсь, что вам известен смысл этого слова, и, судя по слухам, ваше отношение к женщинам имеет мало общего с любовью.
  Мои слова разозлили мужчину:
  - Меня угнетает, что гуан Лотарии бесславно погиб из-за женщины, - наклонившись, процедил азгарн мне в лицо.
  - Во-первых, не из-за женщины, а отстаивая свою супругу, но, насколько я поняла, вам этого не понять. Во-вторых, не вижу своей вины. Его Величество предлагал решить дело миром, но такой вариант не устроил моего мужа. Только я уже поняла, что в ваших глазах виновна во всём: в том, что не умерла у разлома, что не бросилась в погребальный костёр, что продолжаю жить и дышать, но знаете что? У меня остался сын и мне есть ради кого жить! - выпалив всё это, я взяла себя в руки и холодно произнесла: - Не буду задерживать. Советую поспешить - Его Величество не любит ждать!
  С третьей попытки мне удалось обогнуть мужчину, и я, не оборачиваясь, ушла. Достал! Как бы пережить эти несколько дней? Ведь весь мозг вынесет.

 

Он всё же заявился ко мне позже. Глаза метали молнии, а из ноздрей чуть пар не валил. Наверняка разговор с Ясаратом прошёл совсем не так, как он планировал, и, похоже, со своими людьми уже переговорил.

- Выйди! - приказал он Бетти. Та посмотрела на меня, и я ей кивнула. Защитить от него не защитит, а если что, я и аттана позову.

Вот не вовремя он пришёл! Мне Бетти только стол накрыла, и я собиралась нормально поесть. Всё же со всеми разговорами у Рида я аппетит только раззадорила, а не утолила.

- Вижу, что траур никак не повлиял на ваш аппетит, - съехидничал азгарн, окинув взглядом мою полную тарелку.

- Советуете заливать горе вином? – парировала я и перешла в нападение. – Что за срочность привела вас в мои покои?

- Следите за своим языком! Я – азгарн Сириллы и не потерплю ваше хамство и возмутительные намёки!!!

«Напыщенный индюк!» - окрестила его про себя и, отложив столовые приборы, вслух сказала:

- Если вы позволяете себе неуважение к вдове вашего соотечественника, то уж к Тени аттана Корнуилса проявлять его вы обязаны. Я вспомню о своих манерах после того, как о них удосужитесь вспомнить вы.

Азгарн сжал челюсти так, что заходили желваки, и спросил:

- Почему вы не сказали, что уже знаете о предстоящей поездке и не собираетесь ехать?

- Да, мне сообщили о ваших планах, и я высказала своё мнение на их счёт. Вот только в известность о своих намерениях вы меня не ставили, и в нашу последнюю встречу я не знала, что конкретно вы решили. В любом случае, когда именно ехать, мне сообщит аттан Корнуилса.

- Ваш супруг желал этой поездки, а вы не приложили никаких усилий, чтобы её осуществить в память о муже.

Ну, пытаться пробудить мою совесть было бессмысленно.

- Моему супругу уже всё равно, а в Аруании меня ждёт ребёнок. Если уж на то пошло, предпочитаю спокойно приготовиться к поездке, чем впопыхах, а потом трястись несколько дней в карете непонятно зачем.

- Прискорбно видеть, что вы так мало цените память о нём. Я сообщу о своих наблюдениях Его Величеству.

Первая угроза? Решил отыграться за срыв своих планов? Вот же сволочь!

- Тогда мне придётся поделиться сведениями о кутежах и бесчинствах отдельно взятых аристократов, которые буквально позорили свою страну.

- На что вы намекаете?

- Знаете, всегда можно предъявить иск за жестокое обращение с женщинами, особенно когда это совсем не безродные девушки, а уважаемые дамы.

- Ни одна уважающая себя женщина даже не заикнётся прилюдно о таком, - высокомерно произнёс азгарн.

- Даже если она остро нуждается в деньгах? – усмехнулась я. – Первый советник будет недоволен, если его представителя будут пытаться очернить, и с радостью окажет поддержку любой из дам, желающей поделиться своей бедой.

- Если он выживет, - процедил раздосадованный азгарн. – Что-то о нём с самого поединка ничего не слышно.

«Ох, я бы не была на твоём месте столь уверена», - мысленно произнесла я, вспомнив сегодняшнюю встречу с Ридом.

Моя улыбка не понравилась красавчику ещё больше, чем моё спокойствие.

- Жаль, что вы не цените протянутую руку дружбы, - имел наглость заявить азгарн.

- Произнёс тот, кто в первую нашу встречу протянул мне кинжал для самоубийства, - не удержалась и поддела я. – С радостью окажу вам подобную услугу!

Говорить больше было не о чем. Я понимала, что, ещё не побывав в Аруании, уже приобрела себе врага. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям