Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Пленники Лутана или Космический отпуск (эл. книга) » Отрывок из книги «Пленники Лутана или Космический отпуск (#2)»

Отрывок из книги «Пленники Лутана или Космический отпуск (#2)»

Автор: Форш Татьяна

Исключительными правами на произведение «Пленники Лутана или Космический отпуск (#2)» обладает автор — Форш Татьяна . Copyright © Форш Татьяна

– Дарн, ты сошел с ума? Эту девушку объявил своей избранницей один из Правящих. Лааргу сотрут в порошок, когда он ее здесь обнаружит! И в первую очередь он уничтожит тебя!
– Верно. Все это произойдет. – Дарн продолжал упрямо смотреть в сверкающие бешенством глаза учителя. Друга. – Если только не поможешь ты.
– Почему? – Гиш подошел. – Почему ты выбрал ее? А если она не твоя пара? А если Хранительница душ не благословит вас на единение?
Дарн хотел что-то сказать, но слова застряли в глотке, когда руки Лизы обвили его талию.
– Единение… Красивое слово. – Она встала рядом. – Поверьте, Хранительница душ не будет против нашего союза. Именно она благословила меня на побег.
Заглянув в горящие угольки ее глаз, Дарн понял, что тонет в их темноте.
Видимо, Гиш это тоже заметил и стремительно развернулся к терпеливо дожидающимся окончания разговора парням:
– Вейтр, постарайся узнать все завтра. Благодарю, что пришли. Вы можете идти.
Не говоря ни слова, все тут же поднялись и скрылись за дверью. Учитель проводил их взглядом и посмотрел на Лизу:
– Мудрецы говорили: если Хранительница решит объединить камень и воду, на камне зазеленеют всходы.
Лиза
Рыжеволосого мужчину, чем-то похожего на Дарна, я узнала сразу. Вот только если утром, на совете Правящих, он был предупредительным и даже сочувствующим, то сейчас, казалось, лишь тонкая грань удерживала его от того, чтобы покончить раз и навсегда с неожиданной проблемой в моем лице.
Дождавшись, когда мы останемся одни, он обернулся к нам, и я даже отступила за Дарна, видя, какой мрачной решимостью горят его глаза.
Кажется, я зря сюда пришла.
– Мудрецы говорили: если Хранительница решит объединить камень и воду, на камне зазеленеют всходы. – С этими словами мужчина вдруг подошел к нам и замер в шаге от нас, поглядывая то на меня, то на Дарна. – Но как? Под носом у Шарама и его стражей! Девочка, а ты смелая! Род Сарафи всегда отличался особой бездушностью… Как ты могла рискнуть уйти с Дарном?
От неожиданного вопроса я смущенно пожала плечами.
– Скажу проще: без комментариев. Меня, если честно, волнует сейчас немного другое. В Лиярде осталась моя сестра. Помогите забрать и ее тоже.
– Это невозможно.
– Согласен, – Дарн, словно стремясь оградить меня от всего, успокаивающе положил мне руку на плечо, – но это тоже нужно сделать. Гиш, Шарама сейчас нет в Лиярде.
– Та-ак! Давайте решать проблемы по мере их важности. – Мужчина, которого Дарн назвал Гишем, смерил нас внимательным взглядом, уселся на мягкий пол и жестом пригласил последовать его примеру. Когда все расселись, он словно невзначай бросил: – Завтра ученые, работающие над подготовкой экспедиции, под руководством Шарама отправятся в Турсар – на испытательный полигон. Там они должны будут опробовать все разработки, способные пригодиться им на твоей планете, дайна. Завтра твой корабль, Дарн, вместе с другими останется только под контролем трех Хранителей порядка и пяти биоргов. Это шанс исправить то, что ты хотел. Одного я тебя, конечно, не отпущу…
– Я пойду с ним, учитель. – Барт невозмутимо почесал висок. – Впрочем, если нужно, я и один смогу удалить все данные из навигатора.
– Не можешь. – Дарн покачал головой. – Я сам модифицировал навигатор группы DX-5002 для своего корабля.
– Ну и в чем там проблема?
– Его нельзя удалить. Можно только изменить курс, зная код доступа, при условии, если тебе известно, где находится эта панель.
– Ладно, пойдем вдвоем, – легко согласился Барт.
– Было бы идеально, если бы Шарам сам отправился в эту экспедицию. – Гиш вдруг печально усмехнулся и посмотрел на парней с такой нежностью и гордостью, что до меня вдруг дошло, почему он так переживал из-за моего появления здесь и в жизни Дарна. Он просто боится за него. Как боятся за любимого или… за того, кто очень дорог.
– Не думаю, что он ее возглавит. – Барт мотнул головой. – Когда я сопровождал Сарафи в дипломатической миссии к шарбам, они условились о передаче крупной партии какого-то груза на двенадцатый день после начала нового цикла. Груз хранится в Лиярде под присмотром лучших стражей. Мне даже посчастливилось побывать на том складе.
– На двенадцатый день? – Гиш насторожился и чуть прищурился, словно о чем-то раздумывая. – Знать бы еще… – Его глаза уставились на Дарна. – Что ценного есть на Лутане в большом количестве? То, что заинтересует Альянс?
Дарн помолчал, разглядывая его, и вдруг спросил у невозмутимо наблюдающего за ними Барта:
– А ты видел, как выглядит то, что охраняют?
Тот покривился:
– Честно? Видел. И для меня совершенно непонятно, как обычные булыжники могут представлять такую ценность?
– А может, они необычные? – Гиш переглянулся с Дарном и уставился на Барта. Я даже почувствовала странную волну, словно меня коснулась зябкая изморозь. – Ты же мой ученик. Ты – ученый, мой мальчик, а значит, память всех поколений у тебя в крови! Знания. Мои знания. Знания рода. Вспомни то, что тебя насторожило, когда ты увидел эти камни. Ведь был такой момент? Даже если ты этого не запомнил, твой разум наверняка отметил все странности и спрятал их в темный угол до лучших времен.
– Гиш, ты забыл? Я давно уже не твой ученик, и ученого из меня не получилось… – Барт усмехнулся, покусал губы, внимательно разглядывая ладонь, словно по ней он мог прочитать ответ, и вдруг сухо заговорил: – Контейнеры, где хранится груз, сделаны из твердых пород троффа, а значит, минерал довольно хрупкий. Голубые вкрапления, различимые на серой породе, говорят о его неоднородности. Все. Больше я тебе ничем не помогу. Шарбы называют этот минерал «Кристаллы смерти».
– Похоже на Воздушный элемент, – хмыкнул Дарн. – Именно такой камень и нашла Лииза.
– Ага, – поддакнула я, сообразив, о чем речь. – Серый булыжник. Увесистый такой, но, если честно, никаких глазков там вроде не было. Дарн, а где он?
Но ответа и не понадобилось. У меня перед глазами встала картинка: ночь в звездолете и нагло разбудивший меня домовой, требующий, чтобы я немедленно шла и передала Дарну о «схоронке».
– Камень у Хряпа!
Дарн пожал плечами:
– Перед посадкой на технические луны я думал, куда его спрятать, а потом камень попросту исчез.
– Угу. Сейчас разберемся. – Я повертела головой. – Хряп? Это что еще за клептомания?
– А будешь обзываться, вообще ничего не получите! – На удивление опрятный и причесанный домовой тут же появился рядом со мной, словно только этого и дожидался. Хотел было как всегда демонстративно пройтись, но, завязнув в мягком полу, как в снегу, плюнул на принципы и улегся, заложив руки под голову. – Что за, прям я бы сказал, инсинуации грязного характера какие-то!
– А чистых инсинуаций и не бывает! – фыркнула я и подвинулась к нему поближе.
– Ну что за люди? Даже в этом вы себе угодили!
– Прости?
– Да ладно, не извиняйся! – Хряп демонстративно зевнул. – Так какие проблемы?
– Никаких! На сохранение камушек брал? Брал! Отдавай.
– А проценты за хранение взять можно? – Он задумчиво поскреб бороденку.
– Можно, но тогда скажу Хранительнице, как ты наживаешься на несчастье, постигшем ее мир.
– Ой, да ладно! Уже и пошутить нельзя! – Хряп возмущенно зафыркал и исчез, а на том месте, где он лежал, из воздуха появился камень.
– Ну вот! Вернул в целости и сохранности. – Я дотянулась до булыжника и зажала его в руке. Тут же волной захлестнули воспоминания.
– Что это было? – оторопело кашлянул Гиш. Заметив мой растерянный взгляд, он тут же поправился: – Кто к тебе приходил? Хранительница?
– Нет. – Я улыбнулась и протянула ему Воздушный элемент. – Домовой. Хряп. Житель невидимого мира нашей планеты. А вам Дарн еще не рассказывал, почему Хряп прилетел вместе с нами? Ха! Надо наверстать упущенное. В общем, все началось с того, что мы поехали в Боровлянку…
И я рассказала им все. Дарн время от времени поправлял меня, внося дополнения со своей стороны, а когда мой рассказ был закончен, в комнате воцарилась тишина.
– Хм… теперь я понимаю тебя, Дарн. – Гиш первым нарушил молчание и поднялся. – Эта женщина – уже сама по себе клад. – Он улыбнулся мне. – А женщина, приручившая жителя невидимого мира, вдвойне. Дарн, Барт! Мальчики, предлагаю пока предаться забвению, а точнее сну. Да и Лииза, наверное, не привыкла к таким полуночным гуляньям?
Приняв руку Дарна, я смущенно улыбнулась и тоже поднялась.
– Если честно, без солнца и звезд уже не различаю времени суток.
Гиш развел руками:
– Дарн рассказывал о красотах твоего мира. Увы, Лутан доживает, если можно так выразиться, последние часы, конечно, если мы не попытаемся что-нибудь исправить. А сейчас пойдемте со мной.
– Куда? – Дарн легонько сжал мою руку. – Мне кажется, здесь самое безопасное место.
– На твой взгляд, да. Но поверь, ничто так не защищено, как ячейка главного ученого этого города. – Гиш усмехнулся, дождался, когда разъедутся створки дверей, и вышел вон.
– А ведь он прав. – Барт застыл в проеме, дожидаясь нас. – Чтобы Исполнителям наказания пробраться в его дом, нужно письменное разрешение всех тех, кто числится в совете Правящих, и одно очень важное обвинение.
– Угу. Например, похищение избранной одного из Правящих… – Дарн обнял меня за плечи и потянул за собой. – Хотя то, что с Сарафи и его сыном не так все просто, я понял с самого начала.
Город Лаарга
Вскоре Гиш привел их в свою ячейку. В эти предутренние часы Дарн не заметил даже биоргов – Хранителей порядка, которые нет-нет да прохаживались между слабо светящимися цилиндрическими строениями, стараясь поймать ученых, засидевшихся над «очередным открытием на благо Лутана».
Второй этаж делился на три спальных отсека, что до недавнего времени очень радовало Дарна. Всегда можно было, сославшись на усталость, уйти в один из них и думать, думать…
Дарн взглянул на доверчиво прижавшуюся к нему девушку. От переполнявшей его нежности хотелось взлететь.
– Лииза, надеюсь, тебе будет достаточно удобно здесь. – Гиш набрал комбинацию на панели, и двери разъехались, открывая ее любопытному взгляду небольшую комнату. – Расскажу по секрету: именно отсюда Дарн попадал в твои сны.
– Интересно… – Лиза настороженно заглянула внутрь и нервно усмехнулась. – А сама я здесь ни в чей сон не попаду? Не хотелось бы, чтобы Шарам...
– Нет, дитя! Спи спокойно. – Гиш отмахнулся, словно рассеивая ее страхи. – Сейчас это просто спальное место, и только жители невидимого мира станут свидетелями твоего сновидения.
– Не дай бог! – буркнула она и решительно вошла внутрь. Дарн на мгновение встретился взглядом с учителем и шагнул за ней. Двери сошлись, отрезая их от всего мира.
– Дарн? – Глаза девушки дразняще прищурились. – Но мне показалось, что… мм… Гиш отдал эту комнату всецело в мое владение.

– Так и есть. – Он подошел ближе, не в силах заставить себя оторвать взгляд от ее лица, ее глаз, губ... Как долго он путал видение и реальность, и вот они слились. – Я сейчас уйду. Только хочу повторить тебе то, что ты сказала мне тогда, в ночь нашей первой ночевки на корабле.
– И что же? – Лиза смущенно покусала губы, но глаз не отвела и ни на шаг не отступила.
– Спокойной ночи, Лииза.
Улыбка наполнила нежностью ее черты. Она прижалась к нему.
– Спокойной ночи, Дарн. А почему ты не можешь остаться? Просто остаться?
– Я теперь всегда с тобой. – Он взял в ладони ее лицо и с какой-то неописуемой нежностью заглянул в глаза. – И неважно – близко ли мы, или между нами миллиарды световых лет. Приятных снов тебе, дайна планеты X751.
Видят боги, как немыслимо трудно ему было сказать это, разжать руки и выйти за дверь, оставив ее одну. Видят боги… но он знал, чувствовал, что эта ночь еще для него не закончена. И он оказался прав.
– Дарн, сюда. – Гиш махнул ему рукой, торопя вернуться в подъемник, и едва он ступил в кабину, как та плавно скользнула вниз, открывая его удивленному взгляду сначала Вейтра, а потом Барта, что-то тихо говорившего. Но приглушенные интонации не могли спрятать нотки тревоги, звучавшие сейчас в его голосе. Учитель решил не ждать вопросов и, сунув ему в руки холодный Луч, торопливо заговорил: – У нас меняются планы. К кораблю вы должны идти немедленно. Вейтр только что сообщил, что отправка экспедиции назначена на завтра, а значит, уже сегодня все участвующие в ней корабли переместят на технические луны. У вас всего несколько часов до всеобщей побудки.
– Где он находится? – Дарн закрепил Луч на поясе и подошел к притихшим парням. Очарование, навеянное избранной, исчезло, растворилось перед будущей опасностью. Он должен уничтожить собственный корабль, иначе ему не сберечь зеленую жемчужину далекого мира, куда он хотел, очень хотел когда-нибудь вернуться.
– Не так далеко отсюда. – За ним по пятам шел Гиш. – Город Тороп. Из-за участия в научных разработках он принадлежит к городам класса «с», но жителей в нем мало. Из-за повышенной радиации большинство ученых предпочитают работать в нем короткими сменами. Купол города скрывает не жилые ячейки, а несколько десятков снятых с орбиты Лутана кораблей. Я бы отнес Тороп к техническо-ремонтной станции.
– Почему я о нем никогда не слышал?
– Этот город – закрытая база.
– И как мы туда доберемся? Скоростная капсула?
– Нет. Тороп не поддерживает связи с городами. Только выделенная линия для связи работающих там и Правящих.
– Я знаю дорогу, – заторопил Вейтр. – Проведу старыми переходами. Если через лабиринт – будем на месте через полчаса.
– Через час, – осадил его невозмутимый Барт. – Всегда должно быть время для непредвиденных обстоятельств.
– Через час, – блеснул глазами Вейтр, исчезая за дверью. Следом за ним выскочил Барт.
Дарн только обернулся, с немой просьбой заглянул в глаза учителю и направился за ними.
Конечно, Гиш позаботится о Лизе. Что бы ни случилось.
Путь, которым они шли, он почти не запомнил. Чтобы не попасться на глаза случайным биоргам, они короткими перебежками достигли городского подъемника, который привез их на этаж лабораторий. Там они были совсем недолго и через незаметный люк спустились в забытые всеми катакомбы.
Зеленоватое свечение, идущее отовсюду, позволяло передвигаться без помощи искусственного света, так необходимого для отвыкших глаз русов. Пойдя по иному пути цивилизации, они потеряли способность видеть свет, который источает все в этом мире. Ведь даже на планете Лизы Дарн видел это идущее отовсюду свечение. Незаметное днем, оно усиливалось с приходом ночи.
Некогда каменный пол лишь местами сохранил мозаичную вязь, в большинстве своем почти везде уйдя под замедляющий шаг песок, который словно задался целью поглотить все, что хоть как-то напоминало об ушедших поколениях.
А ведь действительно, сколько городов уже похоронило время? Преклонение перед этой неумолимой стихией вызвало невольный озноб, заставляя Дарна поежиться. А может, озноб вызвало одно почти забытое воспоминание?
Как-то в далеком отрочестве среди старых бумаг он нашел полуистлевшую карту подземного лабиринта и даже пробовал спуститься туда вместе с одним товарищем, но дальше Лаарги не ушел. Из памяти уже стерлись и образ и имя паренька, но Дарн до сих пор не забыл тот ужас, который вдруг ни с того ни с сего обрушился на них, лишая сознания. Больше в катакомбы он не спускался ни разу. До сегодняшнего дня.
– Через два поворота будет засыпанный песком зал и неработающий подъемник, – бросил шагавший впереди Вейтр.
– Не слишком-то оптимистично, – не сбавляя скорости, фыркнул Барт. – А чего мы тогда туда идем?
Вейтр оглянулся, замедлил шаг, поджидая их, и с готовностью принялся объяснять:
– В шахте подъемника врезаны ступени. Они приведут нас на нижний уровень технической лаборатории, а так как сейчас там…
– Да понял я, понял, в чем тут подвох. Ишь как бросился объяснять, наверное, считаешь себя самым умным? И не дуй губы – это просто шутка. – Передразнив его, Барт хохотнул.
Дарн усмехнулся, поглядывая на сделавшееся обиженным лицо их проводника. Словно у него только что отобрали что-то очень вкусное. Интересно, сколько ему лет?
С тех пор как ученые Лутана победили старение, очень сложно было понять истинный возраст жителей. Разве что вот в такие моменты.
Свернув в обещанный поворот, они остановились, с одинаковым удивлением разглядывая небольшой зал, наполовину засыпанный песком.
– Где подъемник? – выдохнул Дарн, обреченно понимая, что получит на свой вопрос неутешительный ответ. Песок был везде. Огромная насыпь брала начало у дальней стены, почти закрыв ее собой, и расстилалась у их ног.
– Там. – Вейтр обреченно ткнул в сторону песка. – Не пойму, что произошло. Еще несколько часов назад сам здесь поднимался с парнями… Наверное, произошел разлом… Древние стены иногда дают трещины, и тогда мы долгое время не можем пользоваться тем или иным переходом.
– Где ближайший путь наверх? – невозмутимо поинтересовался Дарн, стараясь не показать, как его обеспокоила эта заминка, но то, что произнес Вейтр, прозвучало как приговор:
– В двух часах пути отсюда. В любом случае мы попадем в Тороп уже после начала рабочего дня. Точнее, не попадем. Потому что это означало бы самоубийство – лезть в закрытый город перед отправкой важной экспедиции.
– Согласен. – Дарн коснулся холодной рукояти Луча, закрепленного на поясе комбинезона. – Поэтому прошу, помоги мне попасть в город, а сами отправляйтесь назад.
– Вижу, ты позабыл, что я приставлен следить за тобой? – усмехнулся Барт, завел руку за спину и почти тут же вытянул ее вперед и разжал пальцы. Дарн с опаской уставился на появившуюся у него на ладони странную полусферу. Она как будто состояла из шевелящегося сгустка тьмы, от которого веяло таким ощутимым холодом, что Дарн передернулся, ощущая присутствие чего-то неизбежного, а Вейтр попятился.
А еще она не излучала свечения. Наоборот, она словно поглощала свет.
– Бегите. В коридор. Чем дальше, тем лучше. – Барт даже не взглянул на них. Его голос сделался безжизненным. Не отрываясь, он смотрел на черный туман, которого становилось все больше. Последним, что увидел Дарн, прежде чем Вейтр утащил его в коридор, были глаза Барта, полностью затянувшиеся точно такой же тьмой.
Заразившись паникой, они бросились бежать, но не успели преодолеть и с десяток шагов, как за спиной раздался звук, заставивший их зажать уши и упасть на плиты коридора, корчась от сводящей с ума боли. В этой муке Дарну показалось, что он слышит звук тысяч визжащих глоток, смешавшийся с воем какого-то неведомого чудовища.
Вдруг все разом исчезло. Стон, раздавшийся в наступившей тишине, оглушил, заставляя радоваться схлынувшей боли. Дарн слизнул кровь из прокушенной губы и медленно поднялся, вслушиваясь в тишину.
– Что это было? – позади прохрипел Вейтр, тоже пытаясь подняться. – Меня словно живым пропустили через конвейер биоотходов или без усыпления попытались сотворить биорга.
– Я всего лишь задействовал энергию Сойтуха. – Из-за угла вышел Барт и остановился, поджидая, пока они подойдут. – Заметьте, в благих целях.
– Сойтух? Это что? У какой расы имеется такая энергия? Я думал, меня наизнанку вывернет! – рявкнул ему в лицо Вейтр и скрылся в зале. Затем оттуда донесся его восхищенный голос: – Мать всех миров, Хранительница душ! Чтоб мне добровольно уйти к тебе в Явь!
Дарн остановился возле Барта и невольно заглянул ему в глаза. К его облегчению, они снова были привычного зеленого цвета.
– Извини, что пришлось воспользоваться этим… – Тот повертел в пальцах полусферу и снова спрятал ее где-то за спиной.
– Страшная вещь. – Дарн криво усмехнулся. – Я думал, что созданная мною «капсула правды» – вершина боли, но я ошибался. Что это?
– Это душа планеты Сойтух – сердца Альянса. Считается, что в этих полусферах заключена частица всего рода этих… этих… – Вдруг прошипев что-то нелестное, Барт шумно выдохнул: – Потом, ладно? Пойдем. Надо торопиться.
Свернув вслед за другом в зал, Дарн чуть не воззвал к прародительнице мира, так же как только что это сделал Вейтр. Песка не было. Только в углу рядом с нишей лежало несколько громадных белоснежных валунов.
Он обернулся к Барту, чтобы потребовать объяснений, но сдержался и только спросил:
– А где, интересно, Вейтр?
– Видимо, уже спасает мир. В одиночку. – Барт указал на шахту подъемника.
Лиза
Мне снился сон. Настолько приятный и легкий, что тут же развеялся, едва зазвучал чей-то голос. Резкий, грубый.
Распахнув глаза, я всего лишь мгновение пыталась ухватить ускользающую от меня грань реальности и в следующую секунду уже была на ногах. Голос Шарама. Нашел! Так быстро?
– …и меня совершенно не интересует, как и почему, я хочу узнать – где? Где она?
Я заметалась по комнате и вновь остановилась, прислушиваясь.
– А почему ты решил, будто я знаю, где твоя избранная? – В отличие от него, Гиш был само спокойствие. – Прости, Шарам, но я простой ученый, и дела Правящих для меня…
– Ты тоже входишь в совет! Но это легко можно исправить. Если я найду следы дайны в твоем городе, в твоем доме, – клянусь, ты и твое семя первыми пойдете на переработку! Я не дам тебе второго шанса, Гишад!
– Прости, но если следов дайны здесь нет, почему ты решил, что в ее исчезновении повинен я или… или Дарн?
Молчание было недолгим.
– Поверь, старик, я это очень быстро узнаю. Для начала… пусть Хранители порядка обыщут твой дом!
– Но…
– Не хочешь же ты следовать придуманному моим отцом закону и соблюдать все условности?
Тишина была ему ответом. Где-то послышались неспешные шаги.
Я заметалась по комнате. Что делать? Что делать? Хранительница душ, Хряп, где же вы, когда вы так нужны?!
– Ну, как всегда! Как круговертить – так мы первые, а как хвост прижмут – Хряпушка, милый! – Домовой оказался у меня под ногами и так дернул за штанину комбинезона, что я рухнула на мягкий пол.
– Ты что, с ума сошел? – зашипела я и тут же осеклась, зачарованная разлившимся вокруг свечением. – Хранительница?
– Позволь помочь тебе, дитя. – Невысокая фигурка выткалась из света и приблизилась. – Чтобы потом ты помогла всем нам.
– Как это?
– От тебя зависит, будет ли у этой планеты будущее. – Улыбка заиграла на ее очаровательном личике. Взглянув на восторженно таращившегося на нее Хряпа, она лишь чуть-чуть нахмурилась, но это подействовало на домового как ушат холодной воды.
Подскочив ко мне, он принялся, пританцовывая, что-то напевать, и почти сразу же из ниоткуда стали появляться крохотные, сияющие разноцветными огнями крылатые человечки. Свечение начало расти и вскоре заполнило всю комнату. В какой-то момент я поняла, что не боюсь. Вообще. Ничего! И когда створки дверей разошлись, являя мне мрачного Шарама и двоих стоявших у него за спиной биоргов, я не почувствовала ни страха, ни волнения. Словно не было никакой опасности, да и Шарама никогда не было. А кто он такой, этот Шарам?
Обведя комнату внимательным взглядом, он что-то спросил у биоргов и, получив отрицательный ответ, отступил. Я почему-то не поняла ни слова из того, что они произносили между собой, но поняла смысл. Находясь в какой-то эйфории, я даже не заметила того, как они ушли, как исчезли танцующие человечки, и только странная парочка – домовой с планеты Земля и Хранительница душ Лутана кружили и кружили возле меня в гипнотическом причудливом танце. А перед глазами вставали красивейшие города, полноводные реки, катившие свои воды в бескрайние моря, цветущие не то леса, не то сады и красивые высокие люди с рыжими, темными и белыми волосами на фоне двух больших и одной маленькой луны.
– Дайна?
Голос Гиша вырвал меня из сна. Сна? Я что, спала? И мне все это приснилось? Я села и сосредоточенно потерла глаза:
– Что-то случилось?
Он подошел и сел в паре метров от меня.
– Случилось. Только, если честно, кое-что я не в состоянии объяснить тебе разумно, поэтому довольствуюсь тем, что видел собственными глазами.
Озадаченная таким началом, я сдержанно помолчала. Он вздохнул, пожевал губами и решился:
– Сейчас ко мне приходил Шарам. Он искал тебя. И пусть у него нет никаких доказательств, он все же подозревает в причастности к твоему исчезновению меня и Дарна. Думаю, не нужно догадываться почему.
– Угу. И что дальше?
– Ты не удивлена?
Я пожала плечами:
– А чему удивляться? Тому, что он решил поискать меня у вас?
– Тому, что он не нашел тебя! Не спорю, можно было навести иллюзию, предоставив ему увидеть пустую комнату, но как обмануть биоргов? Они видят только реальность, а в этой реальности ты должна была спать. Здесь!
– Ладно уж! – Из воздуха появилась взъерошенная голова Хряпа. – Выпендрись – разрешаем! Скажи ему со всей гордостью – мол, дайна я али забыл, мил человек?
Я фыркнула, стараясь сдержать ухмылку, невольно растягивающую губы, и не так уж явно коситься на распухшего от гордости домового.
– Возможно, и в вашем мире еще живо то, чьи чудеса невозможно объяснить и измерить горнилом науки.
– Эх, как сказала! Аж слезы на зенки, гм… глазки навернулись! – Хряп проявился наполовину и хотел сказать что-то еще, но миниатюрная женская ручка ухватила его за вихры, вынуждая передумать и исчезнуть.
– Ну так не зря же высшее образование получила! – буркнула я ему вослед, чем заслужила еще более пристальный взгляд Гиша.
– Образование? Ты – ученый?!
– Ну… – Я скромно потупилась. – До ученого вашего уровня мне еще далеко… Но пять лет честно отзубрила.
– Всего? – Гиш с видимым облегчением рассмеялся. – У нас это только начальные классы. А потом еще пять тысяч дней идет обучение до классификаций «с» и «а».
– Гм… вообще-то я посчитала именно эту высшую квалификацию. – Я задумалась, старательно высчитывая в днях общий курс своего обучения, включая садик и школу. – Короче, примерно столько же я в своей жизни и отучилась. Кстати, а сколько на Лутане длится год? Мм… природный цикл?
– Четыреста дней. А в днях – двадцать часов.
– Хм, почти как на Земле. – Я погрустнела, вспоминая родную планету, и поспешила сменить тему: – Так что – Шарам? Как я понимаю, ничего не нашел и решил вам больше не надоедать?
– Ты не знаешь Шарама. Наверняка уже за мной, за домом и лабораторией установлена слежка. – Он нахмурился, разглядывая что-то видимое только ему. Ну точь-в-точь как Дарн!
– А кем вам приходится Дарн? – вырвалось у меня. Взгляд Гиша вдруг стал растерянным, а затем его глаза затопили льдинки.
– Я думаю, этот вопрос неуместен. Не знаю, рассказывал ли тебе Дарн, но правом давать жизнь у нас обладают далеко не все. И если даже такой шанс предоставляется Системой, после рождения ребенка предстоит обязательная процедура удаления ненужной информации. – Он поднялся. – Мы не знаем своих детей и родителей.

– Подождите! – Я вскочила следом. – Насколько мне помнится, Дарн говорил это о среднем классе. Не думаю, что при вашем строе середнячки способны пробиться к власти.
Он прищурился:
– Ты это к чему?
Я улыбнулась.
– Вчера я видела вас на совете Правящих. Сегодня Шарам обмолвился – «твой город». – Я смотрела, как выцветает лицо Гиша, превращая его в усталого старика, и почувствовала себя виноватой. Кто я такая, чтобы лезть в чужие тайны? – Можете ничего мне не говорить – ваше право. Да, у меня никогда не было детей, но даже я могу представить, как это невероятно трудно и больно жить бок о бок с собственным ребенком, не имея права сказать ему о своем существовании. Простите меня.
– Нет. Не трудно: заботиться о них, дать образование. И не больно: знать, что их душа не кровоточит при виде тебя. Я для всех них просто учитель и, надеюсь, друг. И это гораздо лучше, чем если бы они знали то, кем могли стать, но по моей вине не стали. То, чем они могли владеть, но из-за меня…
Не закончив, он развернулся и вышел.
Я проводила его взглядом. Какой черт меня дернул за язык?
Город Турсар
– Здесь. – Вейтр толкнул решетку, осторожно снял ее и, укрепив на верхней ступени, на секунду высунулся и доложил: – Никого. Ангар охраняется биоргами, но до часа пробуждения они не имеют права находиться в зале. Сами посудите, зачем сторожить пустой ангар? Совсем другое дело – двери этого ангара. Какой твой корабль?
Он вновь спустился в шахту подъемника и посторонился, пропуская Дарна. Одним движением тот осторожно выбрался наверх и огляделся. В ряд стояли три корабля, и у каждого высились колонны контейнеров.
Угу… Внимательный взгляд метнулся по залу. Излучатели и теплодатчики, которые с недавних пор начали использоваться на секретных объектах, к счастью, отключены.
Дарн направился к кораблю. Да, его отремонтировали и даже изменили белый цвет на светлый металлик, но ничто не могло изменить его форму. Чуть продолговатый, обтекаемый овал. Эти небольшие корабли, предназначенные для частных экспедиций, были популярны тогда. Не сейчас.
Как же тихо!
В могильной тишине зала даже дыхание стало казаться для него невообразимым шумом. Где же Барт? Нужно идти к кораблю!
Он обернулся и едва не вздрогнул, увидев друга рядом с собой. Как тень!
Предупредив его вопрос, тот жестом скрестил руки, предлагая повременить.
Дарн не ответил. Обогнув новехонькие треугольники кораблей, он направился к своему… нет, не другу, – своему брату, второму «я». Сколько раз этот корабль спасал его жизнь, жизнь Лиизы… и вот теперь он должен его предать. Отпустить вечно блуждать в просторах космоса, пока, если повезет, его не обнаружат раски и, разобрав на детали, не продадут на торгах Альянса.
Ужасная участь, но дать рабам Сарафи уничтожить планету Лизы он не мог.
Пальцы привычно набрали код, дверь отъехала, и Дарн шагнул внутрь. Огоньки панели управления приветственно замерцали в режиме готовности. Даже мелькнула шальная мысль: а что, если сейчас пробудить его и…
– Даже не думай. – На плечо легла рука Барта. – Это всего лишь корабль. Железка, готовая предать все, что тебе дорого. Кстати, а что за груз они припасли в эту экспедицию?
Он подошел к двум громоздким, запаянным жидким металлом контейнерам и методично принялся их вскрывать.
– Что ты делаешь?
– А тебе не любопытно? – Отогнув уголок, Барт заглянул сначала в один, затем в другой. – Еда и какой-то мусор. Возможно, они решили расправиться с той планетой путем ее захламления?
– Мусор? – Дарн в ту же минуту оказался рядом.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям