Тихомиров Артем " /> Тихомиров Артем " /> Тихомиров Артем " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Похищение Гвалафнира (эл. книга) » Отрывок из книги "Похищение Гвалафнира"

Отрывок из книги "Похищение Гвалафнира"

Исключительными правами на произведение «Похищение Гвалафнира (#2)» обладает автор — Тихомиров Артем . Copyright © Тихомиров Артем

— Вставай, — сказали мне. — Вставай! Браул!

Голосок у нее бывает медоточивый, бывает звонкий, словно свисток уличного стражника, а бывает такой, что, услышав его, вы взмываете к небесам, предчувствуя самое плохое. Я не взмыл только по причине крайней немощи моего не выспавшегося организма.

— В чем дело, Гермиона? А?

Девица сурово посмотрела на меня и отскочила, чтобы вволю нажестикулироваться. Жесты обычно помогают ей обогатить сообщение эмоциями. Я тупо взирал на нее, ощущая себя недоваренной рыбой, которую зачем-то вытащили из котелка и швырнули на мороз.

Волшебница раскраснелась, увеличивая степень собственной прелести. И даже платье мрачных тонов, не подходящее молодой барышне, не способно было смазать этот эффект.

— Беда! Беда, Браул! Ты единственный, кто может мне помочь! Будь рыцарем и помоги!

Я бросил взгляд на часы и спросил, могу ли я побыть рыцарем чуть позже, когда высплюсь. Гермиона не ожидала от меня такого, по ее словам, коварства и приготовилась залиться слезами. Потом передумала и вновь взялась за мои плечи. Надо сказать, встряска этими маленькими, но сильными ручками в некотором роде бодрит.

Я посмотрел на мир более ясным взором, точно он, взор, был стеклом, которое, наконец, хорошенько протерли.

— Ладно, я буду рыцарем. Род Невергоров, хотя издавна волшебный, но он не лишен черт воинского сословия, — сказал я. Каждое слово отдавалось в моей голове продолжительным эхом. Вот что значит, всю ночь не спать и быть разбуженным Гермионой Скоппендэйл.

— Хорошо. Потому что мне больше некуда пойти!

— Рассказывай. Я люблю тебя как сестру и готов ради тебя на все. Помню наше детство золотое…

Гермиона выставила в мою сторону указательный палец.

Лучше бы я в тот момент ничего не говорил, лучше бы продолжил строить из себя законченного недоумка. Авось бы и обошлось…

— Заметь, это не я сказала, а ты, — предупредила девица.

Я кивнул. Дурные предчувствия безо всякой жалости обрушились на меня, и я спросил:

— Как ты прошла через рубежи обороны Гарнии? Я велел никого не впускать! Неужели ее укрепрайон сдался без боя?

— Она впустила меня сразу, мне даже не пришлось повторять, — ответила Гермиона.

— Не понимаю.

— Мы с ней хорошо ладим.

— В самом деле? Почему я не знал?

— Ты все время торчишь в лаборатории, ты вообще ничего не знаешь!

— Неправда. Сейчас я на диване.

— Не имеет значения, — отпарировала Гермиона, — я тоже занимаюсь волшебством, но не собираюсь хоронить себя в вонючем подвале.

Что тут скажешь? Переспорить ее практически невозможно.

— Тебе надо принимать больше участия в общественной жизни, Браул, иначе это плохо кончится.

— И ты туда же! Перестань и говори дело. Я понял, что ты и домомучительница организовали против меня фронду, но оставим этот вопрос на потом. Я слушаю.

Гермиона выдержала паузу. Видимо, ей нравилось измываться надо мной. В детстве я уже замечал за ней такую склонность.

— Ты знаешь о нашем драконе? — спросила она.

— О нашем драконе?

— Ты должен был спросить «вашем», а не нашем.

— Не понимаю.

— Не удивительно. Я говорю о драконе, который издревле покровительствовал нашему роду, — сказала юная волшебница, надув губки.

— А. Если не ошибаюсь, его зовут…

— Гвалафнир.

— Ага.

— Так вот. Его украли. Свистнули. Умыкнули. Сперли. Называй как хочешь.

— Ладно.

И ради этого Гермиона подняла меня с дивана?

— Я обнаружила это недавно и пришла в неописуемый ужас.

— Уточни, когда именно ты пришла в ужас?

— Недавно! Точнее, вчера вечером. Ты помнишь, что у нас в правом крыле дома есть музей? Фамильный музей, где хранится всякая белиберда с давних времен, все то, что требовалось бы выкинуть, но нельзя из соображений Традиции. Род Скоппендэйлов гордится тем, что принадлежит к старой элите, так же как род Невергоров.

— И мы находимся в родстве, — вставил я.

— Вот именно. Ты не забыл, что я твоя троюродная сестра?

— Как забудешь.

— Хорошо. Так вот. В музее наряду со всяким барахлом, которое с фонарями ищут на помойке, хранился и наш дракон. Мой предок, как ты помнишь, заключил с ним союз в давние времена, и Гвалафнир пообещал, что его магия будет во веки веков покровительствовать Скоппендэйлам и хранить от бед и прочих несчастий. Короче говоря, Гвалафнир заключил в статуэтку свою душу, и она до сих пор там.

— Не знал. Мне никто ничего не рассказывал.

— Ну, до вчерашнего дня это было не так уж и важно, — поморщилась Гермиона. — Однако какой-то негодяй осмелился поставить все с ног на голову, и надо срочно принять меры.

— Кто его свистнул, вот в чем вопрос.

— Я дойду до этого! Все началось вчера вечером. Я читала книжку, и у меня слипались глаза. Весь день Шеневьера гоняла меня взад-вперед, поручая разные задания, словно я золушка.

— Меня тоже гоняли, — ответил я, — ибо, как всем известно, если ты ученик мага, тебя обязаны гонять. Это называется приучить к дисциплине, ответственности, умению проворачивать дела, чародейской хватке и не лениться. У дрессировщиков собак имеется другой термин — натаскивать. Значит, тетушка тебя натаскивала.

— Я в курсе, — рыкнула Гермиона, присаживаясь в кресло. Потом она снова вскочила, переполняемая разными чувствами. Она всегда такая. В детстве я называл ее егозой. — Так вот, набегавшись за день, я поняла, что устала и пошла к себе в комнату, благо, что на тот момент занятия закончились. В общем, читаю я книжку, а глаза слипаются. И вдруг хлоп!..

— Что?

— Я уснула. Спала, наверное, минут десять, но потом я увидела его.

— Кого?

Честно, мне не нравилось, к чему шло дело…

— Гвалафнира! Будто бы он стоит передо мной.

— Погоди. Дракон? Дракон стоит?

— Дракон стоит!

— Наверное, твоя тетушка перестаралась… с натаскиванием…

— Я тебя сейчас чем-нибудь ударю, — пообещала девица. — Слушай! Позже я поняла, что это был непростой сон. Вроде как пророческий, ну, знаешь, как бывает… Только в нем мне явился сам Гвалафнир. Он и рассказал мне ужасную весть.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям