Медведева Алена " /> Медведева Алена " /> Медведева Алена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Половинки из разных вселенных » Отрывок из книги "Половинки из разных вселенных"

Отрывок из книги "Половинки из разных вселенных"

Исключительными правами на произведение «Половинки из разных вселенных» обладает автор — Медведева Алена . Copyright © Медведева Алена

Пролог

- Девочки, а у меня, у меня что??? Есть суженый или путешествие, или хотя бы наследство от незнакомой престарелой тетушки с планеты Тристан просматривается? – Жанна просительно вытянула губки, обводя нас задорным взглядом и одновременно дергая за локоть Тину, внимательно разглядывающую остатки ее кофе в типовой и безликой сероватой кружке.

Не знаю почему, но именно эта серость и шаблонность общепитовской посуды нашего космопорта меня всегда раздражала. Как так можно?! Здесь люди прощаются перед долгим путешествием или встречаются после затянувшейся разлуки. И все это на фоне каких-то блеклых и безликих мисок и кружек. Да и сама столовая была совсем-совсем типичной – стандартные органо-пластиковые панели тусклого цвета на стенах, стеклянный и раздражающе чистый зеркальный потолок, до зубной дрожи обычные триногие столы с тумбами-стульями. Ну хоть бы букет цветов в вазе на стол водрузили! Глаза прямо таки требовали чего-нибудь яркого и живого, чтобы задержать на нем взгляд.

Но единственным ярким пятном тут была Тина. Она, как молодой историк, специализировалась на периоде начального космического освоения. И будучи личностью увлекающейся, со всей полнотой интереса отдавалась своему выбору, предпочитая носить принятые в то время яркие одежды, украшения и свободные прически. Еще одной ее страстью были обряды и ритуалы наших предков, - например, популярное в то время гадание на кофейной гуще. Именно этим мы сейчас и занимались, предварительно озадачив кулинарного робота космопортовской столовки заказом трех кружек с кофе! Робот долго и подробно перечислял нам, чем мы рискуем, употребляя такой вредный и практически забытый уже напиток, как кофе, стремясь убедить нас сменить заказ. Но мы, подначиваемые Тиной, были непреклонны. В итоге, получив вожделенные кружки, устроились в самом уголке, присев за крайний столик.

Мы дружили давным-давно, наверное, с самого раннего детства и, даже выбрав совершенно разные пути в уже взрослой жизни, старались встречаться при любой возможности. Возможности подворачивались редко: я, еще со средних классов базового образования решив стать штурманом космического корабля, получала образование в высшей Лунной космической академии. На Земле я бывала редко, даже каникулы и практики проводя в соседних звездных системах или на ближайших планетах расселения.

И сейчас мы находились в космопорту не случайно – девочки пришли проводить меня в первый официальный полет уже в качестве полноправного члена экипажа. Через несколько часов мой корабль «Линнея», класса - грузовой атакующий транспорт, стартует с Земли в направлении галактики Киль. Мы уходим с грузом топлива, оружия и продовольствия к базе ТР-895-Н. База была одним из основных пунктов размещения наших космических войск в данной галактике. Последние пятьдесят лет человечество вело кровопролитную и масштабную войну с расой верпанов, стремящихся захватить большинство систем Млечного Пути, в том числе и нашу. Верпаны отличались жестокостью, безжалостно обращаясь со всеми захваченными пленными. За всю историю этой войны ни одному землянину не посчастливилось вернуться из плена. Но нам практически удалось выдавить их из галактик Орион, Пегас, Магеллановы Облака, лишив завоеванных территорий и уничтожив базы на планетах и спутниках расселения. Ценой этих успехов стали колоссальные потери, которые мы несли.

- Лика! – громкий окрик подруги вывел меня из задумчивости. - Тоже о суженом размечталась? А что, если капитан транспорта, а?

Жанна веселилась, протягивая Тине мою чашку.

- Скажи-ка ей, какие ужасы и испытания ее ждут, - дурашливым тоном в шутку пригрозила подруга.

Грозно взглянув на Жанну, я повернулась к Тине, готовая внимать пророческому прогнозу из прошлого. Конечно, все это было игрой, и никто из нас не воспринимал «предсказания» Тины всерьез. Но нам так хотелось напоследок подурачиться вместе, чтобы потом во время долгой разлуки с улыбкой вспоминать эти часы.

- Капитан, кстати, очень солидный и опытный мужчина. Он этим транспортом уже столько лет управляет, мне космоврач рассказала, - продемонстрировав Жанке язык, проявила я осведомленность.

- Солидный и опытный? – подруга показушно приуныла. – Нам не подходит! Ну, значит, пусть это будет восхитительный герой-механик, который, рискуя жизнью, спасет тебя из лап злобных врагов!!!

- Жан, какие враги? Я же не на военный транспорт распределена. Максимум, что мне грозит, – это увидеть верпанский корабль на голографической картинке.

Тут мы услышали всхлипы и, оглянувшись, заметили замершую неподалеку у окна, выходящего на поле старта переносных модулей, женщину. Она, тихонько утирая слезы, вглядывалась во что-то сквозь стекловолокно.

- Сын…, - почувствовав наши взгляды и обернувшись, пояснила она, - штурмовик, летит в галактику Дракон.

Мы резко отвели глаза, понимая, какие мысли сейчас мучают эту женщину. Ее сын отправлялся туда, где шли жестокие бои, откуда не вернулись уже многие. Желание смеяться и балагурить как-то резко пропало, и даже вечно заводная Жанна приумолкла с серьезным видом.

- Лика, ты там, и в самом деле, осторожнее, - вдумчиво протянула она.

Я молча кивнула, хотя - что от меня зависело?

Раздался писк биологического гаджета, встроенного в руку. Напоминание, что пора отправляться к переносному модулю, который доставит экипаж на «Линнею».

- Прощаемся? – грустно улыбнувшись подругам, уточнила я.

Девочки сразу вскочили и бросились меня обнимать.

Тепло простившись с подругами и пообещав писать в скидере каждый день, я, уже сосредоточившись на предстоящем отправлении, выходила из столовой, когда меня настиг голос Жанны:

- Ну, что там у нее?

- В самом деле - испытания и ужасы, - долетел расстроенный голос Тины.

 

Глава 1

- Впервые летишь? – устраиваясь рядом на сиденьи в переносном модуле, поинтересовался невысокий и очень довольный собой мужчина. – Я, кстати, Павел – бортовой повар. Всех знаю, у нас команда постоянная, а тут, смотрю, – незнакомка. Штурман-навигатор новый? Предыдущая - отпуск семейный взяла, ребеночка ждут.

Я согласно кивнула, улыбаясь.

- Симпатичная ты, я погляжу…, - тоже усмехаясь, протянул мой сосед.

- Меня Анжелика зовут, можно просто – Лика. Только я уже летала – тренировки, практики. Но вот рабочий полет – первый, - подтвердила я.

- Эх, да что тренировки и практики, это другое! Там всегда знаешь, что есть рядом кто-то, чтобы подправить, скорректировать, если в чем ошибешься, а тут уже расчет только на свои силы. И ответственность, опять же, а то неверный курс проложишь и корабль со всей командой вжик - и в лапы верпанов отправишь.

От слов Павла стало как-то неспокойно. Мало мне наших шутливых гадательных прогнозов, так еще и это теперь! Нервы-то не как у робота!

- Да не боись! – заметив мои душевные трепыхания, мужчина по-свойски хлопнул по плечу. - У нас капитан свое дело знает, - всяко, в одиночестве к управлению маршрутом не допустит. Да и не все, малая, от нашего желания зависит. Судьба - она, знаешь ли, тоже дама с закидонами, - порой такое учудит, что волосы на моей лысине дыбом привстанут!

- Пашка! – раздался смешливый окрик с задних рядов. – Ты чего там новенькую пугаешь? Ждешь, пока в обморок шлепнется, а потом первую помощь оказать можно будет?

И сзади раздался взрыв общего хохота.

- Инженеры-космомеханики наши, - извиняющимся тоном пояснил Павел. – Ребята молодые. Вот уже приревновали малехо… так что держись, малая, возьмут в осаду!

Тут я ощутила, как тело вжимает в кресло. Это модуль отправился в орбитальный скачок, перенося нас к транспорту. Сами корабли были огромными, поэтому посадок на планету не совершали. Это также шло на пользу экологии, потому что снующие туда-сюда корабли истончили бы и разрушили озоновый слой, защищающий Землю и все живое на ней от излучения нашей звезды – Солнца. А так, еще триста лет назад, общее земное правительство приняло конвенцию, запрещающую космическим кораблям прямые посадки на Землю. Функцию челноков и курьеров выполняли транспортные модули, для которых над космопортами были созданы специальные космические коридоры, по которым, как в лифте, с турбоскоростью перемещались модули от планеты к висящим на орбите судам и транспортам.

Отключившись от происходящего вокруг, я уставилась в иллюминатор, рассматривая родную планету, с которой на время предстояло проститься. Было почему-то грустно, хотя волнительное предвкушение тоже присутствовало. Надо собраться! Мне предстоял первый полет, и я хотела показать себя настоящим профессионалом.

- Со временем привыкаешь и к расставанию, - философски протянул Павел, - зато возвращаться всегда радостно. Ты сама откуда будешь? Семья большая?

- Из Карелии, озерный край, - знаете? Там вся наша семья жила. Но дома сейчас мы редко бываем. Брат с семьей давно переселился на Таурс, они с женой - космогеологи, изучают там местные природные ресурсы. Родители летают: папа - пилот, а мама - бортовой врач на том же корабле.

С детства я уже привыкла, что они чаще бывают в космосе, чем наведываются домой. А я оставалась с бабушкой и братом. Но редкие встречи всегда были полны радости и тепла. Мы все теперь живем своими жизнями, но общаемся в скидере, регулярно обмениваясь новостями, голограммами и пожеланиями. Только вчера я выслушала от родителей и брата целую кучу предупреждений, нравоучений и советов, в связи с грядущим полетом.

- А я - с Байкала! – гордо возвестил Павел. - У меня и семья там – жена и трое ребятишек, одни парни. Считай, взрослые уже. Судьба девчушкой нас не порадовала. А пацаны что? Тоже разбегутся кто куда, вон, хоть на тот же Таурс. Туда сейчас многие улетают. Такие природные условия и климат, как же… Купаться, значит, любишь?

Я задорно засмеялась:

- А как же! В пресной воде купаться всегда сложнее, чем в соленой. Поэтому настоящие пловцы совсем не на побережье морей рождаются.

- Это ты верно говоришь, я вот тоже, сколько себя мальчонкой помню, с весны и до начала осени из озера не вылезал. Хотя Байкал - это что твое море, озером и называть как-то стыдно!

На этом беседу нашу пришлось прервать. Модуль влетел в стыковочный отсек нашего транспорта и все приготовились перейти на корабль, который в ближайшее время станет для нас и домом, и местом работы.

Быстро проскочив сканирующе-дезинфицирующий блок, я вслед за всеми прибывшими отправилась к пассажирскому входу. Сразу за дверями нас встречал робот-синхронист, занимавшийся размещением команды.

- Орзова Анжелика, - четко произнесла я, следуя общему примеру.

- Сектор Л, каюта 36, - прозвучал в ответ ровный голос киборга, - сканирование радужки завершено. Успешной работы!

Сосредоточившись, чтобы не забыть новый «адрес», я поспешила к многостороннему лифту, выбирая на табло знак своего сектора. Дверь плавно закрылась, отсекая меня от членов экипажа, еще проходящих распределение.

Практически сразу дверь скоростного лифта с приятным звуком отъехала в сторону, открывая мне проход на нужный этаж. Здесь, в отличие от посадочно-транспортного сектора, царила приятная тишина. Коротко осмотревшись в коридоре из зеленоватого пластика, я определила, в какую сторону идет нумерация расположенных тут кают, и отправилась на поиски своей. Идти пришлось недолго: каюта была совсем недалеко от лифта. Встав перед дверью с цифрой 36, я внимательно взглянула в сканер, ожидая, когда он меня распознает.

- Доступ разрешен, - донесся стандартный металлический бубнеж, и дверь каюты отъехала в сторону.

Я с некоторым волнением шагнула внутрь. Пусть это была всего лишь стандартная каюта типового транспорта, но именно ей предстояло стать моей на ближайшее время. Скоро прибудет багаж с моими личными вещами и тогда можно будет все разместить и украсить по-своему, придав каюте отпечаток индивидуальности. Каюта состояла из двух отсеков, выполняющих функции спальни и гостинной-гардеробной, и совмещенного санузла. Впрочем, душ, унитаз и раковина выдвигались из стенки при нажатии необходимой кнопки на сенсорной панели у входа. В их отсутствие помещение можно было использовать для гимнастики и любимой мною йоги.

Наш транспорт, обладая малым вооружением, предназначался, в основном, для транспортировочных и перевозочных задач, и поэтому был оснащен новейшими турбогипердвигателями, позволявшими перемещаться в космическом пространстве значительно быстрее многих военных кораблей. Вот почему для того, чтобы достичь базы, расположенной в системе Киль, нам будет достаточно недели с небольшим.

Меня отвлек писк общего информационного зума, и взмахом руки я запустила голосовое сообщение:

- Капитан приветствует прибывший экипаж. Расписание вахт прилагается и отправлено на зум каждому. Старт запланирован через два часа. За час до этого первому составу специалистов приступить к дежурству. Проверки систем запущены. Располагайтесь и устраивайтесь! Расписание режима жизни корабля также прилагается, - раздался писк, обозначающий конец сообщения.

Но тут же зум снова выдал звуковой сигнал и забубнил следующее сообщение:

- Анжелика, здравствуйте! Вам, как новичку, необходимо сразу после старта прибыть в медотсек для осмотра и введения необходимых вакцин, а также вмонтирования языкового гаджета. А потом – на инструктаж к капитану. Успешного полета!

И когда я уже решила, что сообщений больше не будет, зум снова включился, выдавая неожиданное:

- Лика, забыл спросить про предпочтения в еде! А то в анкетных данных обычно минимум информации по этому поводу. Как будет время – сообщи. Павел.

Сняв с плеча короб со скидером, я осторожно пристроила его на стол. Подошла к зуму и открыла данные по вахтам и режиму, принятому на корабле. Оказалось, что я, как второй штурман-навигатор, прикреплена к третьему составу, а значит, мое первое дежурство начнется через двое суток. Что же до расписания внутреннего распорядка, то ужин ожидался через пять часов.

С мелодичным перезвоном распахнулась почтовая секция на двери и внутрь комнаты вкатились мои багажные боксы.

Выдохнув, я потянулась к первому, намереваясь в оставшиеся до старта часы полностью разобрать багаж и разместиться. Выдвинув из стены гардероб, в котором уже находились три комплекта форменной одежды и обуви по моим меркам, я быстро и методично принялась развешивать одежду и раскладывать обувь, взятую с собой. Помявшуюся одежду я откладывала, собираясь позже запихнуть ее в гладильный блок. Следующим пунктом было размещение на плавающих полках в спальне моей коллекции любимых книг и чипов с фильмами. Там же расставила часть сувениров от близких и друзей, а также обновляющиеся рамки с голосовыми фотографиями. На столик возле кровати перенесла скидер и поставила горшок с обожаемой мною бегонией.

К моменту, когда пора было отправляться в медотсек, каюта приобрела вполне жилой вид. Вокруг находились любимые и знакомые с детства вещи, вселяя в меня уверенность и покой. Быстро переодевшись в форменный костюм, я отправилась на встречу с бортовым врачем.

- Орзова Анжелика, - произнесла в контактный зум на входе в медотсек.

- Вас ожидают. Проходите! – получила стандартный ответ.

Дверь плавно отъехала в сторону, позволяя мне пройти внутрь. Навстречу мне поднялась улыбчивая, немного полноватая женщина:

- Анжелика, проходи, - с улыбкой пригласила она, - меня все Верой Андреевной зовут! Ну что, твою личную карту я просмотрела. Необходимо сделать дополнительные прививки и одну блокаду.

- У меня же все сделано! Нас в академии еще на первом году учебы от всего прививают. И откуда и зачем блокада? – я была искренне удивлена.

Все же, пусть и молодой, но специалист, поэтому с медицинской стороны все необходимые нормы защиты у меня уж точно были предусмотрены. А сообщение о блокаде, что представляла собой микроскопическую внутреннюю органическую встроенную капсулу, которая при активации мгновенно уничтожала носителя, я ожидала услышать меньше всего… Кажется, слышала где-то, что эти нанотворения очень дороги и используются в специальных разведкосмокомандах.

- Лика…, - Вера Андреевна как-то нервно потерла переносицу и продолжила, - мы - не военный транспорт, но направляемся в галактику, где идет настоящее космическое противостояние. И никто не может быть уверен в своей абсолютной безопасности! Ты же знаешь… они ни одного пленного нам не выдали, ни на какие обмены и договора не идут, поэтому, что происходит с теми, кого они захватывают, мы не знаем. Но учитывая их жестокость…

Бортовой врач отступила в сторону и грустно вздохнула:

- Федор Дмитрич, наш капитан, внутренним распоряжением определил всем членам экипажа по предварительному согласованию устанавливать блокаду на самый крайний случай; он сам их и достал. Пока никому не пригодилось, но кто знает… Сменишь работу или риск встречи с верпанами пропадет, и капсулу извлечешь. Это безопасно.

Мое изумление было понятно. Подобный шаг, такая фанатичная забота о безопасности команды – это было совершенно нетипично. Капитан транспорта явно был не только профессионалом, но и хорошим человеком.

- И что, у всех установлена? – все еще борясь с сомнениями, уточнила я.

- Нет, двое механиков отказались. Ребята молодые, бесстрашные, - все кажется, что удача на их стороне, - недовольно качая головой, ответила Вера Андреевна, - заставить не имею права, хоть и понимаю, что глупые еще, максималисты! Но тебя прошу - не отказывайся… Пусть верпаны - раса не гуманоидная, но и последних во вселенной немало, а ты - девушка молодая, красивая. Мало ли что, бывают ситуации, когда смерть - лучший выход.

Вот уж меньше всего я ожидала подобных наставлений от бортового врача грузового транспорта.

Но логика в ее словах была, и я согласно кивнула:

- Чем активируется? – уточнила, присаживаясь на кушетку.

- Звуковым сигналом. Каким - можешь сама решить, - услышала ответ, в котором было явное облегчение.

- Пусть будет - «ква-ква», - с иронией решила я, - точно случайно не оговорюсь!

Разблокировав магнитные застежки форменного комбинезона, оголила плечо, подставляя под укол, уже приготовленный бортврачем. Капсула впрыскивалась в кровь и блуждала по сосудам организма – предположить ее местонахождение было невозможно, это лишало захватчиков возможности ее извлечь и обезвредить.

Быстро заклеив легевым пластырем ранку, Вера Андреевна уже совершенно по-свойски подмигнула мне:

- Контрацептивную прививку сделать?

Я опять растерялась. Пока потребности в этом виде предохранения у меня не возникало, но кто знает, какой поворот событий ждет меня.

- А давайте, - махнула я рукой, соглашаясь.

- Конечно, не повредит. Ты - девушка молодая, симпатичная. Вон, глаза черненькие; волосы тоже, как смоль, а уж бюстик… Эх, мне уже поздно жаловаться, что природа всем обделила, но хоть за тебя порадуюсь! А команда у нас какая, и холостых ребят много – вдруг да полюбится кто, - заулыбалась Вера Андреевна. – Вот Тамара, до тебя работала, с ней так и произошло… Сейчас оба взяли семейные отпуска – ребеночка ждут!

Радужные перспективы, вдохновленно изложенные мне бортовым врачом, не впечатляли. Меня манил космос, неизвестность, хотелось приключений, настоящей звездной работы, а не семьи и детей. Мне пока и племянников, регулярно общающихся со мной через скидер, хватало.

- На какой срок? – прервала мои размышления хозяйка медотсека.

- На два года давайте, - решительно кивнула я, и получила еще один укольчик, уже в запястье.

- Так, теперь давай «балаболку» установим, - вдумчиво регистрируя на табло с моей картой внесенные изменения, отметила Вера Андреевна.

Быстро достав капсулу из стерильной камеры, она приблизилась ко мне. Брр... Не люблю я эти языковые гаджеты: ощущения при их установке противные до жути. Каждый раз мучаюсь – приходится сдерживать желание недовольного происходящим желудка выбраться наружу и навести свои порядки. «Балаболка» представляла собой наноорганический симбионт из множества научных разработок и выглядела, как крошечная медуза с ложноножками. Ощущалась она, как и свои визуальные собратья, чем-то холодным и склизким. Вставляли ее через нос, а потом она сама, перебирая микроскопическими ложноножками, устремлялась к головному мозгу, чтобы вживиться в него, расширив языковые возможности. Времени на это уходило минут семь, но приятного было мало.

- Какая-то она большая…, - мой голос звучал напряженно даже для меня.

- Для экипажей всех судов, бывающих в соседних системах, предусмотрен расширенный вариант языкового набора. Тут знания о языках практически всех, известных нам, инопланетных разумных форм. Даже таких далеких, как арианцы и мироты, - прозвучало спокойное пояснение бортового врача.

Ого! То, что я знала об арианцах и миротах, можно было рассказать в трех словах: наиболее удаленные из известных нам гуманоидных форм разумной жизни, обитающие в одной звездной системе, контакты землян с ними можно пересчитать по пальцам одной руки. Поэтому мы о них ничего не знаем, но существуют теории, что эти инопланетные расы обладают возможностями и ресурсами, необходимыми для того, чтобы справиться с верпанами. Именно эти две расы были излюбленными персонажами у наших писателей-фантастов. Отсутствие хоть какой-то информации о них позволяло  последним проявлять неограниченный простор воображения.

Пока я вспоминала все известные мне данные об этих инопланетянах, стараясь отгородиться от неприятных ощущений при установке «балаболки», срок перемещения гаджета прошел, и ощущение чужого копошения внутри головы пропало.

- Ну вот, со всем справились. Иди, Анжелика, осваивайся. И если что-то забеспокоит – сразу ко мне! – дружески заулыбалась Вера Андреевна, возвращаясь в свое кресло и склоняясь над монитором с моей картой.

- До встречи, - усмехнулась я, выскакивая в коридор.

Теперь мне предстоял инструктаж у капитана. Федора Дмитриевича я уже встречала, когда проходила профессиональный отбор, но тогда наше общение ограничилось перечнем вопросов опросного листа. Но даже за эти несколько минут он мне очень понравился своей открытостью, собранностью и уверенностью. А после разговора в медотсеке я и вовсе укрепилась во мнении, что с начальством мне повезло. Поэтому волнения я практически не ощущала, было лишь желание скорее во всем разобраться и приступить к работе.

Глава 2

- Не дрейфь, новенькая! – с усмешкой поддел меня Ренат.

За последние часы только ленивый не прошелся по теме обновления состава команды моей скромной персоной. Учитывая, что сегодня была моя первая служебная вахта на борту «Линнеи», я бы предпочла обойтись без поддевок и подколов. И так волновалась и опасалась чего-нибудь напутать, уверив коллег в своей некомпетентности.

Но не на ту напали! Я с детства была особой волевой, решительной и целеустремленной. Брата моего спросите – сколько он от моей инициативности натерпелся. И если что решила – сделаю, чего бы это мне ни стоило! Вот и сейчас: решила, что заслужу право стать полноценным членом команды – и стану! Вон, капитан, чувствуется тоже, что не самый компанейский и открытый человек, а какой профессионал, какое уважение среди своей команды, какое доверие к его решениям. Вот и мне в душу лезть нечего, а что с работой справляюсь – увидят!

Инструктаж Федора Дмитриевича оказался совсем не тем, что я ожидала. Никаких обсуждений должностных обязанностей и выяснения профессиональных навыков! Скорее это был разговор по душам.

- Анжелика, начинать работать не бойтесь – поддержим и подстрахуем. Команда у нас отличная, сработанная, один на один ни с одной проблемой не останешься. И даже, если пошутят, поподтрунивают, то только лишь потому, что всем интересно, что ты за зверек такой, - новенькая все же… Так что потерпи поначалу, а потом пройдет: привыкнут, - капитан неожиданно подмигнул мне.

- Ээээ… конечно, - несколько растерялась я от такого начала.

- Ты на блокаду согласилась? – совершенно неожиданно уточнил капитан, серьезно вглядываясь в меня.

Я неуверенно замялась, пробежав взглядом по каюте. Упорядоченный мужчина. Не только в организационных вопросах и работе, но и в отношении личного пространства: все было аккуратно прибрано и разложено по местам.

- Да, - голос прозвучал несколько натянуто.

- Это хорошо, - с какой-то отеческой улыбкой ответил Федор Дмитриевич, - мне всегда легче знать, что случись самое страшное… у вас будет шанс избежать мучений, пусть и такой ценой.

- Капитан…, но это не общепринятые меры, можно спросить – почему Вы пошли на это распоряжение? - с момента, как на медосмотре я услышала о блокаде, меня не покидало внутреннее недоумение. – Вероятность, что мы с ними столкнемся…

Я красноречиво пожала плечами.

- Анжелика, что тебе известно о верпанах? – нахмурившись, как-то сосредоточенно уставившись на свои ладони, спросил капитан.

- Общеизвестная информация… то, что и всем. Нам в академии по ним целый курс читали, - четко отрапортовала я.

- Так я тебе скажу то, что ни один преподаватель не расскажет, - все так же сосредоточенно хмурясь, спокойно пояснил мужчина. – Это не просто агрессивная нам форма разумной инопланетной жизни. Это крайне жестокие и чуждые нам разумные существа. Именно чуждые. Неприятные, даже отвратительные, внушающие страх своими действиями и внешним видом. Но и мы для них такие же! Мы воспринимаем их безумно жестокими, и это - реально так, но на наш взгляд. Для них же это - норма существования. И любые наши попытки объяснить им, что надо гуманно обращаться с пленными, недоступны их восприятию. Верпаны не придают значения и полу пленников. Одинаковы мучения как женщин, так и мужчин. И неправда это, что никто от них не вернулся…

Капитан, до этого сидевший напротив меня, встал и, отвернувшись, подошел к визуальному монитору. Я потрясенно замерла, одновременно желая услышать продолжение его рассказа и боясь того, что могу услышать.

- Было несколько случаев, когда нашим удавалось захватить их транспорты, на которых обнаруживались пленники, причем не только нашей расы… Вернее, то, что от них осталось. Они изучают… живых еще существ, жутко дико на наш взгляд изучают или используют их, - используют, руководствуясь только своими потребностями, не задумываясь о том, способно ли используемое существо вынести подобное. Поэтому для меня, как капитана, нет мысли страшнее, чем та, что кто-то из моей команды попадет им в руки живым, - так и не повернувшись ко мне лицом, разъяснил Федор Дмитриевич.

- Их мир, их планета… они существуют в водной среде. Форма их жизнедеятельности, структура тела – все другое. Даже ДНК нет. Они очень живучи. За пределами своей планеты они всегда в своей скорлупе – аналоге наших скафандров. Скафандры их устроены по принципу раковины, очень прочные и непроницаемые для любого внешнего воздействия. Оставаясь в них, верпаны могут впадать в подобие анабиотического состояния и находиться в нем крайне долго, дожидаясь помощи от своих, даже в вакууме космоса. Их вообще крайне сложно уничтожить. Нам, по крайней мере. Есть мнение, что арианцы и мироты умеют как-то воздействовать на их защитную оболочку, но точного подтверждения этой информации нет. Верпаны очень тщательно, с фанатичной остервенелостью отрезают нас от их галактики Секстан-А, мешая нашим контактам, - капитан замолчал на мгновение, чтобы тут же задать вопрос. – Тебе ясны мои мотивы и опасения?

Я, потрясенная услышанным и самим фактом откровенности Федора Дмитриевича, медленно кивнула.

- Иди тогда. Первая вахта - послезавтра. Там, помимо тебя, еще новички – двое инженеров-космомехаников. Хотя для них это уже второй полет с нами.

Капитан серьезно кивнул мне, прощаясь.

- Лика, а после вахты какие планы? – вырвал меня из параллельных с работой размышлений вопрос Рената. Он был одним из этих предшествующих мне новичков-инженеров.

- Так, давай без фамильярности, - четко обозначила я свое отношение, - для Вас – Анжелика Орзова или младший штурман-навигатор. И никак иначе!

Решив не обращать внимания на все попытки мужчин меня поддеть, с целью завладеть моим вниманием, сосредоточилась на работе. А работа у меня ответственная! Необходимо было не только проложить маршрут среди хитросплетений скоростных межзвездных тоннелей, но и рассчитать время и периоды прохождения перекрестков так, чтобы не столкнуться с другим транспортом, следующим своим маршрутом. Полностью отключившись от внешних раздражителей, я погрузилась в системную программу, стараясь с первого раза задать максимально точные векторы и отсеки. Потом, конечно, все будет скрупулезно проверено и мною, и старшим навигатором, и программой, но для меня основной императив еще с тренировочных занятий состоял в том, чтобы с первого раза пролагать единственно точный вариант.

За работой не заметив, как пролетело время, я, полностью удовлетворенная результатом, отправила слепок маршрута на зум старшего навигатора, ожидая его реакции. Тут же заметила, как помимо моего основного критика, над слепком склонился и капитан. Да уж - доверяй, но проверяй! Капитан явно предпочитал убеждаться во всем собственными глазами.

- Молодец, младший штурман! – услышала я такие вожделенные для себя слова. – Ни одного наложения, все отсеки - с максимальной скоростью, а распределение векторов – идеальное. Запускаем маршрут на ближайший период движения! К концу маршрута и вахты будем уже у выхода из Солнечной системы, готовые отправиться в Магеллановы Облака.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям