Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 4. Последняя жизнь нечисти (эл. книга) » Отрывок из книги "Последняя жизнь нечисти"

Отрывок из книги "Последняя жизнь нечисти"

Исключительными правами на произведение «Последняя жизнь нечисти (#4)» обладает автор — Малиновская Елена . Copyright © Малиновская Елена

Часть первая

ИНТРИГИ ЭЛЬФИЙСКОГО ДВОРА

 

Я вновь облачилась в свою походную одежду. Старые потрепанные штаны, слегка подлатанные трудолюбивой Рашилией, выцветшая на солнце добела просторная хлопковая рубаха. Правда, ботинки, совсем развалившиеся после перехода по Пустоши, пришлось сменить на невесомые эльфийские сапоги, мягкие, из выделанной особым образом кожи. Нет, я не собиралась удариться в бега. Всю жизнь все равно не получится прятаться. Но собранный мешок на всякий случай далеко не убирала. Пусть пылится под кроватью, он мне не мешает.

Вместо этого я каждый день тренировалась с мечом. До соленого пота, до черных мушек в глазах, до изнеможения. Выпад, разворот, еще удар. До тех пор, пока клинок из лучшей гномьей стали, легкой и прочной, не становился неподъемным.

Откуда у меня оружие? На следующее утро после праздника осеннего равноденствия и прилета Аджея я отправилась в дворцовую оружейную и выбрала себе лучший меч. Смотритель, седой эльф с белесыми от старости глазами, пытался остановить меня, выгнать прочь, но поймал мой пристальный немигающий взгляд – и отступил. Лишь в спину, когда уходила, полетел боязливый шепоток:

– Нечисть!

Я сделала вид, будто не услышала. Пусть. Главное, что в лицо меня уже боятся оскорблять. И это правильно.

Аджей. При воспоминании об огромном золотистом драконе, посеявшем панику во дворце своим неожиданным появлением, я невольно скривилась. Миновало несколько дней с того момента, как он прилетел. Старый приятель, вопреки ожиданиям, не попытался сразу же переговорить со мной, объяснить, с какой стати некогда втравил меня в нехорошую историю. Вместо этого он заперся с Гворием и Шерьяном, с утра до ночи шушукается о чем‑то с ними, старательно избегая со мной даже случайной встречи. Ранее, без сомнения, я бы подкараулила его в узких коридорах дворца и устроила шумный скандал. Ранее, но не теперь. Старая Тефна давным‑давно умерла, скончалась в муках, не выдержав предательств от лучших друзей и любимого. Та, которая пришла ей на смену, умеет быть терпеливой. А еще я отныне умею помнить зло.

– Тефна?

Я наискось рубанула воздух, наслаждаясь свистящим звуком. Провела еще один разворот. Рикки отказался со мной заниматься. Его можно понять – боится за отца, знает, что все это я потом обязательно опробую на Шерьяне. Но он постоянно рядом со мной, молча следит за моими тренировками, кривит губы, когда я безуспешно стараюсь овладеть особо сложным ударом, но не вмешивается. Пока мой арсенал воина не так уж велик. Я на память воспроизвожу те приемы, которым некогда меня обучал Шерьян, а заодно пытаюсь изобразить нечто похожее на то, что случайно подсмотрела ранее. В общем, ничего особенного. Конечно, опытный фехтовальщик быстро и без особых проблем разделает меня под орех. И даже мой козырь – реакция нечисти – не особо поможет, если противостоять мне будет храмовник или полудемон. Ну что же, значит, такова моя судьба. От своего выбора я все равно не намерена отказываться.

– Тефна? – повторил Рикки.

Я опять проигнорировала его. У меня есть занятие поважнее, чем заниматься пустой болтовней. Мы все уже давным‑давно обсудили.

– Тефна!

Неприятный лязг от удара стали о сталь. Мой меч зазвенел, соприкоснувшись с клинком юноши, и едва не вылетел у меня из рук. Я замерла, молча ожидая продолжения. Ну что еще?

– Тефна, – уже спокойнее проговорил Рикки, убирая клинок в ножны, – ты можешь со мной поговорить?

– Говори, – разрешила я и сама опустила меч. – Я тебя внимательно слушаю.

– Ты так и не рассказала о том, что видела в зеркале богов. – Рикки выжидающе скрестил руки на груди. – Не хочешь поведать?

– Не хочу, – уведомила я и опять повернулась к нему спиной, взяв меч наизготовку.

Рикки не стал настаивать на ответе. Умничка мальчик, быстро учится. Понял уже, что это бесполезно.

Удар, разворот, еще выпад. До тех пор, пока движения не станут совершенно отточенными. Сосредоточиться на них, не позволяя никаким посторонним мыслям занять голову. Все сказано, все решено, все предопределено в моей жизни.

Я почувствовала приближение Аджея задолго до того, как он появился из‑за поворота тропинки. Для своих занятий я выбрала дворцовый сад. Не то чтобы я боялась выходить в лес, просто считала этот риск нецелесообразным. Если Виррейн не солгал мне в последнюю нашу встречу, то мой основной противник и враг еще на свободе и только и ждет удобного момента для нападения. И я уже догадывалась, кто мне противостоит. Интересно, поняли ли это и остальные?

Я одним точным безукоризненным движением вогнала меч в ножны. Хоть это у меня теперь получается эффектно. Повернулась и застыла, ожидая появления приятеля.

Рикки удивленно проследил за направлением моего взгляда. Затем тоже выпрямился. Ага, это радует. Значит, браслет уже дает мне определенные преимущества перед пасынком. И чем дольше я его ношу – тем сильнее развиваются мои способности.

Аджей величаво выплыл из‑за ярко‑алых кустов вересенника. Высокий, чуть сутулый. Во дворце не нашлось одежды его размера, поэтому приятель выглядел несколько нелепо в штанах по щиколотку и рубахе, с трудом сходящейся на груди. Впрочем, ему и в Мейчаре приходилось тяжко в этом вопросе, постоянно на заказ шил. Сердце невольно защемило от его широченной улыбки на загорелом дочерна лице. Больше всего захотелось улыбнуться в ответ и кинуться ему на шею, зная, что он обязательно выслушает все мои жалобы, утешит, пообещает навалять обидчикам по шее – и ведь наваляет позже! – и угостит кусочком копченой колбасы. Но вместо этого я лишь вздохнула, пряча в уголках губ горькую усмешку. Прошли те времена, давно прошли. Теперь даже не знаю, как к нему относиться? Как к врагу? Или как к предателю? А может, все вместе?

Аджей уловил мое настроение и моментально посерьезнел. Согнал с лица легкомысленное выражение, насупился, на какой‑то неуловимый момент став похожим на обиженного косолапого медведя. Беда только в том, что все мы видели его вторую ипостась.

– Привет, – кинул он, подходя ближе. Остановился около Рикки и с неожиданным рвением принялся трясти ему руку, здороваясь.

– Достаточно, – через пару секунд взмолился тот и на всякий случай отпрыгнул подальше – вдруг Аджей еще и обниматься полезет.

Я спокойно наблюдала за этим представлением. Ну‑ну, интересно, что же дальше?

Аджей покачнулся было в мою сторону, но благоразумно одумался. Рассеянно почесал затылок, пытаясь сообразить, как следует поступить дальше. Узнаю старого доброго приятеля. Он, как я считала, никогда не отличался умом и сообразительностью. Любопытно узнать, кто же подкинул ему гениальную идею насчет книги про храмовые обряды.

– Привет, – облегчила я ему задачу и первой начала разговор. Не смогла удержаться от нотки ехидства: – Рада видеть, что ты наконец‑то решил навестить давнюю знакомую.

– Тефна… – смущенно промямлил Аджей, глядя куда‑то вбок. – Я тут… Э‑э‑э… Как сказать‑то…

– Пожалуй, я вас оставлю, – прервал его маловразумительное блеянье Рикки. – Прогуляюсь, пока дождь не начался.

Я проводила его взглядом, пока он не скрылся за деревьями. Затем посмотрела на небо. С утра начинало моросить, но сейчас перестало. В просветах быстро летящих низких серых облаков то и дело показывалось голубое небо. Однако это улучшение ненадолго. Уже завтра вновь зарядят унылые долгие дожди. Придется перебираться со своими тренировками под крышу дворца. Жаль, очень жаль. Одно дело заниматься под открытым небом, когда тебя обдувает свежий, напоенный ароматами прелой листвы ветер, а совсем другое – в душном помещении, где каждый миг ожидаешь нежелательного визита посторонних личностей.

– Тефна, – снова начал свою мучительную песню Аджей, дождавшись, когда Рикки уйдет, – я хочу… Нет, я должен… Впрочем…

И он замолчал, растерянно всплеснув руками. Большой, нескладный и такой жалкий в безуспешных попытках оправдаться.

– Аджей, – вздохнув, сказала я и покачала головой, – ну что ты, право слово. Какие могут быть счеты между старыми друзьями?

Приятель, не уловив сарказма, обрадовался, но тут же сник, перехватив мой насмешливый взгляд.

– Ты хочешь извиниться, – продолжила я, почти ласково поигрывая рукоятью меча, – за то, что всунул мне книгу про храмовые обряды. Что не предупредил о присутствии в Мейчаре храмовника бога‑сына, которому потребовались услуги метаморфа. Ах да, конечно, ты не знал тогда, что я кошка. Или был в курсе? Неважно, впрочем. Именно с тебя начались мои беды. И ты мог хотя бы намекнуть: Тефна, не высовывайся пока. Я бы поняла, обязательно поняла. Но…

И я замолкла, изогнув бровь. Ну же, Аджей, твой выход. Дай мне хотя бы одну убедительную причину тебя простить. Я не поверю, теперь уже нет, но сделаю вид, будто все осталось в прошлом. И начнем совсем другую игру.

– Мне нет прощения, – глухо произнес приятель. – Все так, я виноват. Но бог‑сын… Драконы не смеют его ослушаться, никогда и ни в чем. Мы его творения, любимейшие создания. Нам не видать неба без его благословения…

Это начало меня раздражать. Точнее, не так. Мне надоел этот разговор еще до его начала. Все выводы я сделала. А остальное – пустая трата времени.

– Понятно.

Я развернулась и зашагала по направлению к дворцу. Все равно спокойно позаниматься не дадут. Лучше уж оккупировать тренировочный зал в подвале. Поставлю охранное заклинание – и никто не посмеет меня отвлекать.

– Тефна!

Я не обернулась. У каждого своя правда. Если бы передо мной стоял выбор: предательство или возможность сохранить вторую ипостась, почти наверняка я бы выбрала первое. Но тогда не стала бы требовать оправданий своему поступку. Всегда и во всем надо оставаться честным по отношению к себе. Остальное – частности.

Перед входом во дворец меня поджидал Шерьян. Сегодняшние якобы случайные встречи не просто утомили – взбесили. Я обогнула храмовника по широкой дуге, не смотря в его сторону. Не сейчас, Тефна, не время. Дождемся, когда закончится игра Владыки, и потом уже кинем фиктивному супругу смертельный вызов.

«Отговорки, – раздраженно прошептал внутренний голос. – Опять отговорки. Чего ты ждешь? У тебя есть клятва, которую надлежит исполнить. Остальное: пророчество о приходе бога‑отступника, Мáрий и его гончие псы, неведомый противник, интриги эльфийского двора – досадные мелочи».

Я проигнорировала это высказывание. Успею. Умереть я всегда успею. Сначала хочу увидеть, чем закончится противостояние Гвория со своим дядей. Три месяца – не столь уж большой срок.

– Дорогая! – окликнул меня Шерьян, когда я почти миновала его. – Ты поговорила с Аджеем?

– Я выслушала его извинения, – ответила я. – И не приняла их. Все, что ты хотел у меня узнать?

– Нет.

Шерьян скользнул ко мне одним размытым движением. Я резко освободила меч из ножен, но он перехватил мое запястье, вывернув его до опасного хруста, прижал меня к стене, не позволяя ударить или убежать. Клинок вывалился из ослабевших пальцев и покатился по траве. И в следующий миг храмовника откинуло от меня далеко в сторону. Голубоватый щит упал между нами, а я торопливо затушила заплясавший на пальцах всполох смертельного заклинания.

– Никогда так больше не делай, – предупредила я, встряхивая руками, онемевшими от отдачи заклинанием. – Иначе в следующий раз могу не остановиться в последний момент.

Шерьян с невольной гримасой боли растирал грудь, в которую ударили мои чары, но молчал. И правильно делал – вряд ли бы я его пожалела в такой ситуации.

– Ну чего тебе еще надо? – спросила я, подбирая меч и пряча его. – Или подверг меня очередной проверке, желая узнать, насколько выросли мои способности?

– Почти.

Шерьян подошел ближе. Благоразумно остановился на расстоянии в несколько шагов и поднял руки, показывая, что не замышляет ничего дурного.

– Я хотел проверить не твой магический потенциал, – продолжил он, – а то, насколько продвинулись твои занятия с мечом.

– Я и так знаю, что фехтовальщик из меня отвратный. – Я криво ухмыльнулась. – Доволен?

– Не совсем, – уклончиво проговорил он. – Я бы хотел предложить тебе занятия. Один на один. Обычные тренировки, чтобы немного улучшить твое умение управляться с оружием.

– Издеваешься? – недоверчиво протянула я. – Зачем оно тебе? Ведь прекрасно знаешь, что…

На этом месте я запнулась. Не стоит продолжать и лишний раз напоминать, чем именно неминуемо закончатся наши отношения.

– Это мой выбор, – твердо ответил Шерьян. – Тефна, я хочу, чтобы поединок между нами был максимально честным. Если, конечно, не получится каким‑либо образом его отменить, о чем я мечтаю больше всего на свете. Сражаться с тобой сейчас – все равно, что иметь дело с ребенком, освоившим парочку элементарных приемов. Это не по мне. У нас должны быть равные шансы.

Я задумчиво крутанула на запястье магический браслет. Равные шансы, говоришь? Демоны с тобой, пусть будет так. Но даже не надейся, что твое великодушие пробудит в моем сердце сострадание или любое другое чувство, кроме тщательно взращиваемой ненависти. Раньше надо было пожалеть бедную несчастную кошку, не дожидаясь, пока из нее вырастет мстительная серая зверюга. Поди, разочарован теперь, что не добил меня семнадцать лет назад.

– Если согласна, начнем завтра с утра. – Шерьян слабо улыбнулся, угадав мой ответ. – Идет?

Я кивнула и повернулась было идти дальше. И так уже наговорилась на целую неделю вперед.

– Тефна, – полетел в спину запоздалый вопрос, – если не секрет, то почему ты медлишь с вызовом меня на поединок? Нет, не подумай, что я недоволен – небо упаси! Но все же. Чего ты ждешь?

– Во‑первых, я не самоубийца, – медленно, тщательно подбирая слова, сказала я. – Если сначала я думала, что после твоей смерти не смогу больше жить, поэтому при любом исходе поединка погибну, то отныне не тороплюсь на земли мертвых. Я… Я смирилась с мыслью, что ты мне враг. И научилась с ней сосуществовать. Более того, я хочу победить. Хочу жить и дальше, наслаждаясь каждым днем и забыв как страшный сон все эти приключения. А во‑вторых, я жду дня зимнего солнцеворота. Все кошки любопытны, и я не исключение. Было бы интересно узнать, чья возьмет: Виррейна или Гвория. Битва предстоит знатная.

Была еще и третья причина, о которой я благоразумно умолчала. Она касалась только меня и моего неведомого врага. Он пытался убить меня много раз, и пришел черед для реванша. Отныне я не подставлю вторую щеку для удара, а увернусь и сама вмажу когтистой лапой. И Шерьян с радостью поможет мне поквитаться с обидчиком, надеясь, что таким образом заслужит мое прощение. Пусть мечтает, кто же ему запрещает?

– И на чьей ты стороне? – полюбопытствовал Шерьян. – Виррейна или Гвория?

– Я еще здесь, – уклончиво проговорила я. – И это многое значит.

Шерьян удовлетворенно вздохнул, истолковав мои слова так, как и было задумано. Отлично, это мне и надо.

– Завтра на рассвете я жду тебя в тренировочном зале, – напоследок напомнил он. – Не опаздывай.

Я раздраженно передернула плечами, не удостоив его ответа, и отправилась в свою комнату. Мой возлюбленный супруг, даже не рассчитывай, что я не явлюсь.

У себя в покоях я первым делом очертила защитный контур, дабы уберечь себя от нежелательных чужих заклинаний. Давно поняла, что у здешних стен имеются не только уши, но и глаза. Затем сдернула плотное покрывало с зеркала, занавешенного с праздника осеннего равноденствия, дабы уберечь себя от нежелательного визита Владыки, и устало посмотрела на свое отражение. Попыталась улыбнуться, чтобы хоть немного смягчить жестокую презрительную маску, застывшую на лице, но потерпела в этом неудачу. Да ладно, обойдусь. Все равно поводов для веселья не ожидается. Легонько стукнула подушечками пальцев по безразличной холодной поверхности и позвала:

– Виррейн, явись!

Неполную минуту ничего не происходило. Я уже собралась повторить призыв, но тут мое отражение пошло волнами и растворилось, явив за собой весьма рассерженного эльфийского правителя. Он размашисто шагнул в комнату, обернулся ко мне, не пытаясь скрыть ярости, бушевавшей в холодных голубых глазах.

– Твоя наглость не знает границ! – отчеканил он, раздраженно выпрямляясь во весь свой немаленький рост. – Ты предала меня, Тефна! Мы договаривались, что сразу после праздника…

– Заткнись, – оборвала его я. Удовлетворенно заметила, как после этого зрачки Виррейна удивленно расширились. Что, не нравится подобное обращение, ваше величество? А ничего не поделаешь – вы мой должник, и я имею полное право разговаривать с вами сколь угодно грубо.

– Виррейн, помолчи, – чуть мягче попросила я, без всякого снисхождения продолжая «тыкать» всесильному правителю.

– Тефна… – прошелестел его голос, почти срываясь от бешенства. – Что ты себе позволяешь? Я…

– Прежде всего, ты мой кровник, – завершила я за него фразу. – Поэтому терпи, если не хочешь примерить ошейник раба.

Виррейн проглотил и это. Лишь побледнел, цветом лица почти сравнявшись со своей белоснежной шелковой рубашкой, рванул на себе ворот, будто он душил его, и с нарочитой вежливостью склонил голову, показывая, что слушает меня.

– Я позвала тебя не для того, чтобы ссориться, – спустя миг, вдоволь насладившись этим зрелищем, продолжила я. – У меня есть к тебе вполне конкретное предложение, союзничек.

– Какое же? – глухо спросил он, избегая смотреть на меня. Ага, должно быть, не желает, чтобы я видела, насколько сильно он хочет покарать дерзкую кошку. Посмотрим, как изменится твое отношение, когда я озвучу свои планы.

– Я прошу прощения, что обманула тебя и не пришла после праздника на уговоренное свидание, – сказала я, присаживаясь на подлокотник кресла. – Мне требовалось время, чтобы обдумать итоги нашего последнего разговора. Не каждый день предлагают стать королевой эльфов.

– И какое решение ты приняла? – осторожно поинтересовался Виррейн, присаживаясь напротив. – Меняешь мою клятву на возможность стать правительницей восточных лесов?

– Нет, – жестко ответила я. Усмехнулась при виде вытянувшегося от разочарования лица эльфа. – Ваше величество, у меня есть план куда лучше.

– Какой же? – недоверчиво полюбопытствовал он. – Но учти, Тефна, отказываясь от моего покровительства, ты приобретаешь сильного врага. Не самая лучшая идея, особенно в твоем поистине бедственном положении.

– Не стоит мне угрожать. – Я чуть поморщилась. – Сначала выслушай. Виррейн, ты мечтаешь устранить Гвория и сохранить трон. Конечно, от многовековой власти так легко не отказываются. И я предлагаю тебе сотрудничество. Гворий и Шерьян в последнюю очередь будут видеть во мне твою шпионку. Мои мысли отныне для них недосягаемы.

– Не понял, – честно признался Виррейн, оборвав меня. – По сути, это означает, что ты предаешь друзей и любимого. К чему тебе это?

– Друзей? – Я невесело хмыкнула. – Любимого? Так теперь называются те, кто меня постоянно бил и унижал, не говоря уж о прочих радостях бытия? Нет, мой милый Виррейн, я всего лишь хочу поквитаться. Пусть им наконец‑то отольются кошкины слезки.

– Предположим, – согласился тот, глядя на меня с немалым изумлением. – Я помогу тебе им отомстить, и ты за это вернешь мне клятву. Так?

– С какой это стати? – Я вздернула бровь. – Тебе наверняка позарез нужен шпион во дворце. Библиотекаря… как его?.. Забыла имя… убили, Дорию раскрыли, да и потом, как оказалось, Гворий и Шерьян уже давно догадались об ее двойной игре. Я же вне всяких подозрений. Тебе – трон, мне – месть. Мы квиты. Что же насчет твоей клятвы…

На этом месте я прервалась, встала и неспешно прошлась по комнате, проверяя прочность защитного контура. Он светился неярким зеленоватым светом, показывая, что все в порядке. Виррейн не торопил меня. Нахмурившись, он уже о чем‑то размышлял, наверное, просчитывал возможные выгоды от моего предложения и искал подвохи.

– Я с величайшей радостью отдам тебе твою драгоценную клятву, когда мой враг, который с таким упорством пытается меня убить, будет мертв, – проговорила я, остановившись напротив окна и заложив за спину руки. – Ты говорил, что Вильканиус рассказал много интересного о нем. Отлично! Но одна я все равно не справлюсь. Мне не обойтись без твоей помощи. Ты тоже должен быть заинтересован в охоте, раз он едва не выпотрошил тебя под стенами дворца.

– Резонное желание. – В отражении стекла я видела, как Виррейн кивнул, соглашаясь со мной. – Но почему именно сейчас?

– Потому что я знаю, чего он добивается, – сказала я. – Знаю, что не оставит меня в покое. Поэтому следующий удар должен быть мой, если не хочу погибнуть.

– Какие у меня будут гарантии, что ты исполнишь слово? – задал самый ожидаемый вопрос эльф. – Тефна, не подумай, будто я не доверяю тебе, но предосторожность прежде всего. Я должен быть уверен, что ты вернешь клятву, как только твой враг окажется убит.

– Гарантии? – Я едва не рассмеялась. – Виррейн, больше меня на этом ты не поймаешь. Отныне я не разбрасываюсь словами и обещаниями. Поэтому выбор целиком за тобой. В любом случае, как я уже говорила, ты сам заинтересован в устранении этого противника. Или не боишься его нового нападения?

Несколько минут томительного ожидания. Правитель о чем‑то думал, нервно сгибая и разгибая пальцы. Не нравится, поди, что его, великого и почти что всемогущего, поставили в столь жесткие рамки. Ну что же, пусть привыкает. Ему еще и не то предстоит.

– Хорошо. – Виррейн встал. – Вечером я принесу тебе записи допросов Вильканиуса. Тогда и обсудим подробно, чего именно ты ждешь от меня.

Не прощаясь, как, впрочем, и обычно, эльф растворился в зеркале. Я проводила его задумчивым взглядом. Вот и еще одна мышка угодила в тщательно расставленные сети. Посмотрим, какой из меня получится кукловод.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям