Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2.Правила черной некромантии (эл. книга) » Отрывок из книги "Правила черной некромантии"

Отрывок из книги "Правила черной некромантии"

Исключительными правами на произведение «Правила черной некромантии (#2)» обладает автор — Малиновская Елена . Copyright © Малиновская Елена

Часть первая

САМОЗВАНЕЦ

 

Я прятался. Да-да, самым постыдным и недостойным мужчины образом прятался на чердаке замка. Вам, быть может, интересно, от кого именно? Отвечу — от Таши, ее неугомонного братца и моей неупокоенной матушки, которая в очередной раз решила прибыть с визитом из земель мертвых и полюбоваться на своего непутевого сынка. Эх, если бы только полюбоваться! Несравненная леди Аглая, и после смерти не утратившая огненного темперамента, вбила себе в голову совершенно дурацкую мысль. А именно, что мне пришла пора остепениться и сделать Таше предложение. Мол, где это видано, чтобы незамужняя юная девица жила под одной крышей с неженатым молодым человеком. Стыд и срам один! Позор перед соседями и прочее, прочее, прочее. Отвратительней всего было то, что в этой мысли ее поддерживал и Дирон. Ну и Таша конечно же. К слову сказать, последняя из этой троицы вела себя приличней других. По крайней мере, не давила на меня, не ругалась. Лишь печально вздыхала каждый раз, когда мы сталкивались в коридоре, и трогательно промокала шелковым носовым платочком подозрительно блестевшие глаза. Понятное дело, после десятой такой встречи кряду в течение одного дня я заподозрил неладное и забаррикадировался в своем кабинете, выходя из него лишь в крайних случаях. Не каменное же у меня сердце, в конце концов; и потом, терпеть не могу, когда при мне плачут женщины. Братец же Таши повел себя куда хуже. Заявил мне прямо: не сделаешь предложение Таше к концу месяца — вызову на дуэль. А то совсем сестру опозорил, ее же теперь никто замуж не возьмет, посчитав порченой женщиной, не сберегшей свою честь смолоду.

Вот и делай людям добро. И это после всех бед, которые я претерпел из-за неугомонной семейки! Чуть не погиб, привлек к себе внимание инквизиции, да если бы только это. До сих пор к зеркалу без содрогания подойти не могу — так и кажется, что оттуда демон высунется и меня на судилище к Темному Богу утащит. И что они на меня так насели? Мне, конечно, нравится Таша, и весьма. В определенном смысле я даже влюблен в нее. Но жениться? Не слишком ли рано? Мне и тридцати еще нет, рано на себя брачные кандалы нацеплять. Кроме всего прочего, терпеть не могу, когда на меня давят. Налетели со всех сторон, как нетопыри на свежую кровь.

За месяц, прошедший со времени переселения Дирона и Таши ко мне, я почти привык передвигаться по своему замку бегом и прислушиваться, прежде чем войти в очередную комнату. Даже научил Тонниса шпионить за навязчивыми гостями и докладывать мне о том, чем именно они сейчас занимаются. Но сегодня наглость Дирона побила все границы! Он вызвал мою матушку. Да-да, вы не ослышались — именно вызвал. Пришел в ее покои и принялся вслух рассказывать, какая я жестокосердная скотина, раз не желаю брать Ташу в законные супруги, а на нее уже пальцем показывают. Кто показывает, спрашиваю я вас? Тоннис или Райчел — призраки моего замка? Так они без лишней надобности никогда не материализуются. Тоннис летает белесым облачком по коридорам замка, пока я его не позову. Райчел вообще из фамильного склепа не выходит, там предпочитает с костями моих предков общаться, от пыли их протирать да сказки на ночь рассказывать. И потом, ни за что не поверю, что они рискнут каким-либо образом навлечь на себя гнев хозяина — меня то бишь. Знают небось, какая кара им грозит. А в деревню Таша уже давно не ходила. Зачем? Продукты нам сами крестьяне приносят, а в замке и без того дел полно. Таша вбила себе в голову, что обязана привести в порядок мое родовое имение. Вот с утра до самого позднего вечера и занята: сметает паутину с потолков, вытряхивает ковры, моет окна.

Впрочем, что-то я отвлекся. Продолжу про Дирона и ту пакость, которую этот милый юноша мне устроил. Естественно, после того, как он в течение часа живописал страдания невинной девицы, вынужденной жить с клеймом позора на светлом лике, моя матушка не могла не явиться. Особенно если учесть, что в прошлый свой визит она весьма подружилась с Ташей. Вернувшись из земель мертвых, леди Аглая пролетела по комнатам замка, который, к слову сказать, весьма преобразился упорными стараниями гостьи, осталась весьма довольна увиденным и уединилась с потенциальной снохой. Уж не знаю, о чем они там секретничали, только в итоге, всесторонне обсудив мое недостойное поведение, вся троица с самыми недвусмысленными намерениями отправилась на поиски меня. Откуда я знаю? Верный Тоннис поспешил предупредить своего хозяина о той опасности, которая нависла над головой несчастного некроманта. Райчел великодушно предложил пересидеть пару месяцев у него в склепе, но перспектива получения ревматизма от вечной сырости этого места меня как-то не прельстила. Помимо этого надо будет чем-то питаться. Не кости же родственников обгладывать. Вот я и спрятался на чердаке, лелея надежду выждать удобный момент, кубарем скатиться по лестнице и задать драпака в деревенский кабак. Моя матушка при всем желании из замка выбраться не может, будучи привязанной к нему как к месту своей смерти. А уж от Дирона и Таши мой приятель-трактирщик меня точно спасет. Эх, поскорей бы пригубить кружку с холодным домашним пивом!

Я жадно облизнулся, представив перед собой вожделенный напиток и сытный ужин. С самого утра ни крошки хлебной во рту не было. А еще замерз так, что зуб на зуб не попадает. Осень в этом году, словно отыгрываясь за дождливое лето, выдалась теплой и солнечной. Однако ночи уже были прохладными, если не сказать больше.

Теплый плащ я с собой не догадался взять, вынужденный бежать из кабинета в самый последний момент. Поэтому сейчас стучал зубами, заледенев на сквозняке старого чердака, в котором дуло изо всех щелей. Когда же эта троица внизу угомонится-то? Ужин давно минул, а они все на ночлег не устраиваются, зовя меня на разные голоса.

— Хозяин?..

Рядом со мной засеребрилось легкое облачко. Это Тоннис пришел проведать несчастного беглеца. Какая жалость, что он не в силах принести мне тарелку супа! Точнее, принести-то в состоянии, поскольку призраки не могут прикасаться лишь к живым существам. Но стоит кому-нибудь из бесчинствующей внизу троицы увидеть, как по лестнице сама собой поднимается посуда, то мое укрытие окажется сразу же рассекреченным. А жаль.

— Хозяин? — уже увереннее повторил Тоннис, принимая свой окончательный облик — невысокого лысого старичка с роскошной белоснежной бородой. — У вас все в порядке?

— В полном, — мрачно отозвался я, энергично приседая на месте и пытаясь хоть так согреться. — Как там внизу? Спать еще не собираются?

— Боюсь, что нет. — Тоннис огорченно заискрился всеми цветами радуги. — Леди Аглая в бешенстве. Кричит так, что стекла звенят. Угрожает найти вас и выпороть, как в детстве, чтобы неделю потом сидеть не смогли.

Я невольно вздрогнул, вспомнив сию печальную страницу моей истории. Да, матушка всегда была скора на расправу. И не гнушалась прибегать к столь недостойным методам в воспитании детей, как порка. Правда, всегда быстро отходила, слезно просила прощения и некоторое время позволяла баловаться пуще прежнего. Но наказания от этого не становились менее регулярными, болезненными и обидными. Постоянно с братом, крупно напроказничав, на сеновале от разгневанной матушки прятались, надеясь, что ее пыл остынет и она сменит гнев на милость. Чаще всего так и выходило, кстати. Главное было переждать грозу в тихом и спокойном месте. Какое счастье, что ныне матушка при всем своем горячем желании не в силах привести в исполнение эту угрозу! На что она способна в облике призрака?

— Замерзли? — участливо спросил Тоннис, заметив, как я отбиваю звонкую дробь зубами.

— Есть немного. — Я вздохнул и тоскливо посмотрел в узенькое чердачное окошко, за которым разливалась темная синева позднего вечера. — И когда они угомонятся? Не вечность же мне тут скрываться.

— Хозяин…

Тоннис замялся и заметно поблек, замерцав по краям, словно собираясь растаять невесомой дымкой. Я удивленно вскинул брови. Обычно это означало, что призрак собирается сказать мне нечто важное — что, по его мнению, меня может расстроить.

— Говори уж, — поторопил я застенчивого призрака. — Чего робеешь?

— Хозяин, — более уверенно повторил Тоннис, слегка воодушевившись моим любезным предложением. — Почему бы вам не спуститься вниз и не переговорить с леди Талией? Наедине, без ее брата и вашей матушки. Она действительно страдает в последнее время. Ночами часто плачет в подушку, думая, что ее никто не слышит. А недавно стащила из вашей комнаты рубашку и теперь каждую ночь гладит ее, словно живое существо. Осмелюсь спросить: когда вы в последний раз беседовали с леди Талией?

— Я каждый день с ней беседую, — огрызнулся я, чувствуя себя немного смущенным. — Доброго утра желаю, приятного аппетита. Да и так, по мелочам…

— Хозяин, — укоризненно протянул Тоннис, оглаживая свою пышную бороду. — Вы же понимаете, о чем я. Сами представьте, какие мысли должны посещать бедняжку. Сперва вы общались с ней более чем тепло и нежно. Много гуляли, разговаривали, шутили. А как только Дирон заикнулся о женитьбе — все как отрезало. С тех пор вы даже ни разу не поинтересовались, как у несчастной дела, не беспокоят ли кошмары или не докучают ли призраки. Как думаете, что она нафантазировала в результате настолько резкой перемены вашего отношения к ней?

Я пристыженно молчал. Ну да, сознаюсь, вел себя несколько некрасиво. Отстранился от Таши, старался с ней наедине не оставаться. А все из-за этого Дирона! Насел на меня, словно дракон на рыцаря — женись, мол, и побыстрее. А если я не хочу? То есть не так, чтобы совсем не хочу. Просто рано мне еще. Я Ташу-то знаю всего пару месяцев, а тут сразу жениться. А вдруг она после свадьбы превратится в настоящую фурию, какой была моя матушка? Не зря же они так легко подружились. Ну и… Есть еще одна дама, которой я некогда пообещал руку, сердце и фамильный замок в придачу. Спьяну, конечно, но все же. Крошка Селия будет наверняка недовольна, когда узнает, что я променял ее ласки на брачные узы. Конечно, сейчас, когда Таша переехала ко мне, я и думать забыл о белокурой красавице-северянке. Но прежде чем жениться, необходимо поставить твердую точку в тех отношения. Иначе Селия наверняка явится на торжество и закатит грандиозный скандал. А я абсолютно не желаю подобного развития событий! Лучше обождать немного. Авось само как-нибудь успокоится да наладится.

— Или вы охладели к леди Талии? — продолжил свой утомительный монолог Тоннис. — В таком случае вам тем более стоит спуститься и поговорить с ней. Ожидание и неизвестность ранят сильнее всего. Вам ли этого не знать. Попросите прощения у бедняжки, скажите, что насильно милой она все равно не станет, да отпустите с миром. Леди Талия еще очень молода и быстро забудет свою первую неудачную любовь, окунувшись в омут нового чувства.

— Достаточно, — прервал я призрака, болезненно морщась. Намек на то, что Таша может быть счастлива в объятиях другого, почему-то наотмашь ударил меня по самолюбию. Как это — она и с другим мужчиной? А как же наши прогулки под луной? А как же стихи, которые я ей читал? В конце концов, наши поцелуи?

— Вам же на самом деле нравится леди Талия. — Тоннис, к моему величайшему удивлению, ослушался меня и продолжил читать нравоучения. — Я вижу это по вашим глазам. Вы загораетесь от радости, стоит ей лишь только показаться на пороге. Правда, сразу же демонстративно хмуритесь и с показным равнодушием бросаете лишь пару слов. Почему?

— Да потому что! — не выдержав, взорвался я от негодования. Тоннис испуганно засеребрился, готовый в любой момент растаять, если мой гнев обрушится на него. — Потому что я не уверен, что готов прожить с ней всю оставшуюся жизнь! Нет, в себе-то я как раз уверен, не уверен в ней. Что я могу ей предложить, кроме титула баронессы? Гнилой, рассыпающийся на глазах замок? Кучу долгов? Или фамильное кладбище? Тоннис, неужели ты не понимаешь?! Таша и Дирон получили наследство отца, и теперь они очень, очень состоятельные люди. А я нищ, как последний бедняк. И уж явно не гожусь на роль рыцаря на белом коне. Вдруг завтра Таша встретит того, кто будет ей ровней? Красивого, богатого юношу безо всяких проблем с инквизицией и без темного прошлого? Вдруг она поймет, что ее чувство ко мне — лишь мимолетное увлечение? Светлые Боги, ей всего шестнадцать! Она ребенок, пусть и выглядит старше своих лет. В ее года, помнится, я без памяти влюблялся во всех женщин, которых только встречал на своем пути. Даже кухарке нашей стихи любовные посвящал. И что было бы, если бы я обзавелся семьей уже тогда?

— Никто не вынуждает вас жениться прямо сейчас, — слабо возразил Тоннис, наполовину дематериализовавшись из-за моего взрыва негодования. — Они просто хотят обсудить сложившуюся весьма двусмысленную ситуацию. Почему бы вам не спуститься и не рассказать о своих опасениях и тревогах вашей матушке и леди Taлии? Я уверен, можно найти разумный компромисс. Выходить замуж в столь юные годы конечно же не очень хорошо и разумно. И вы могли бы договориться, что отсрочите свадьбу до, скажем, весны, когда леди Талии исполнится семнадцать. Этот возраст мне кажется более подходящим для начала семейной жизни. Заодно вы получите возможность проверить чувства своей невесты. Полгода — более чем достаточный срок. Разве нет?

Я молчал. В словах Тонниса была своя правда, но… Светлые Боги, если бы я сам мог объяснить это «но» понятными словами! Ненавижу, когда на меня так давят! Словно я не взрослый мужчина, а сопляк, не способный принять самостоятельно даже самого элементарного решения. Неужели Таша, ее братец, моя матушка и, как оказалось, примкнувший к ним Тоннис не понимают, что своими настойчивыми попытками лишь отвращают меня от самой мысли первым пойти на примирение?

— Впрочем, делайте, как считаете нужным, — проговорил призрак, будто угадав мои мысли. — Кто я такой, чтобы давать вам советы?

И на этой фразе Тоннис растворился в лиловом сумраке позднего вечера. Я вздохнул и принялся энергично растирать себя совсем окоченевшими руками. Ничего, прорвемся! И не из таких передряг выбирались.

Стоило мне так подумать, как воздух рядом вновь замерцал всеми цветами радуги. Неужели Тоннис вернулся учить меня жизни?

— Брысь! — зло прошипел я, не имея ни малейшего желания выслушивать очередную порцию аргументов против моего трусливого поведения. — Брысь отсюда, занудный призрак! Я не в духе.

— Что? — взвизгнуло облачко, принимая свою окончательную форму высокой статной женщины. Я съежился, как никогда ранее мечтая стать невидимым. Потому как рядом со мной возник дух моей давно покойной матери — несравненной, темпераментной и очень разозленной леди Аглаи.

— Что ты сказал? — В фиалковых глазах матушки заполыхал настоящий огонь пыточных Темного Бога. — Как ты меня назвал? Занудным призраком? Вулдиж, да я не знаю, что с тобой сейчас сделаю! Все уши пообрываю, зад надеру, как в детстве, за волосы оттаскаю!

И с этими словами матушка шагнула вперед, разъяренно засучивая рукава темного шерстяного платья, и наотмашь дала мне пощечину. Точнее — попыталась это сделать. Как и следовало ожидать, ладонь матушки прошла сквозь меня, не причинив ни малейшего вреда. Только кожа на месте предполагаемого удара онемела от ледяного дуновения ветерка.

В первую секунду неожиданного нападения я опешил и даже попятился, но практически сразу остановился и гордо выпрямился. В конце концов, некромант я или кто? Давно прошли те времена, когда меня можно было напугать родительским гневом.

— Что, не получилось? — язвительно вопросил я, с вызовом скрещивая руки на груди. — Ай-ай-ай, матушка, как же так?

— Ты издеваться надо мной вздумал? — Леди Аглая аж задохнулась от возмущения. Ее лицо побагровело до такой степени, что на миг я всерьез задумался над тем, бывают ли у призраков сердечные приступы. Однако сразу же отбросил это предположение как смехотворное.

Матушка тем временем опять замахнулась для удара, но меня, если честно, подобное представление начало уже утомлять. Кому-то надлежит вспомнить, что я давно не сопливый мальчишка, а взрослый состоявшийся некромант.

— Достаточно, — холодно обронил я.

Рука матушки зависла в воздухе, не в силах преодолеть оставшееся до моей щеки расстояние.

— Да я тебя сейчас! — Крик больно резанул меня по ушам, и я поморщился. Терпеть не могу скандалы и истерики.

— Довольно, матушка, — повторил я, смягчив повелительный тон нарочито виноватой улыбкой. — Не стоит.

Говоря о занудном призраке, я имел в виду совершенно не вас. Слово чести.

Леди Аглая растерянно опустила руку, видимо, наконец-то поняв, что при всем желании не имеет возможности нарушить мой приказ. Обескураженно кашлянула и вдруг без малейшего перехода залилась слезами. Я моментально ощутил себя полным идиотом. Ну и что прикажете делать в подобной ситуации? Я женщин-то не умею успокаивать в случае истерики, а уж с призраками тем более не знаю, как обращаться.

— Мой сын! — патетично воскликнула матушка, украдкой бросая на меня внимательный взгляд, словно пытаясь понять — достаточно ли я проникся чувством вины. — Как ты смеешь поступать так со своей матерью! Я ведь дала тебе жизнь, растила и любила тебя. А ты… Тебе не стыдно?

Мне было не стыдно, но неудобно. Затянувшийся спектакль уже порядком надоел. И неожиданно я рассердился. Стоило в свое время спасать Дирона и Ташу из лап демона, чтобы потом скрываться на чердаке фамильного замка, страдая от голода и пытаясь не умереть от стыда за собственную трусость.

— Пойдем, — сухо обронил я, не делая ни малейшей попытки успокоить матушку, и первым отправился в сторону лестницы.

Леди Аглая явно не ожидала столь странного окончания разговора. Она от неожиданности подавилась заготовленной тирадой и невоспитанно икнула.

— Куда ты? — голосом, в котором не слышалось и намека на недавние слезы, осведомилась она, торопливо скользя за мной.

— К Таше и Дирону. — Я пожал плечами. — Поговорим спокойно. Обсудим, что вы хотите от меня и что я могу предложить.

— Что мы хотим? — Матушка вновь перешла на повышенные тона. — Да как ты не понимаешь! Бедняжка Таша…

— Прекрати, — устало попросил я, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заорать в ответ. — Пусть Таша сама скажет мне в лицо все, что сочтет нужным.

Матушка в очередной раз икнула и что-то пробурчала себе под нос. Мне не удалось расслышать, что именно, да я и не старался. Наверняка ничего лестного в мой адрес.

Таша и Дирон сидели в гостиной на первом этаже и грелись. При виде жарко растопленного камина я печально вздохнул. Столько драгоценных дров потратили! И не так уж холодно сегодня было. Вон целый день, считай, на свежем воздухе просидел и не очень-то замерз. Могли бы и потерпеть. Иначе точно на зиму без единого прутика на растопку останусь.

— Добрый вечер, — вежливо поздоровался я, отгоняя неуместные рассуждения о нелегкой жизни бедного некроманта, вынужденного экономить на каждой мелочи.

Таша и Дирон удивленно переглянулись и уставились на меня так, словно увидели привидение. Ах да, привидение они как раз увидели — рядом со мной замерла моя матушка с чрезвычайно высокомерным выражением лица.

— Вулдиж, где ты был? — наконец прервала затянувшуюся паузу Таша, вставая и подходя ко мне. — Ты весь в пыли и в паутине.

Я небрежно отряхнул рубашку и темные штаны, усиленно делая вид, будто в этом нет ничего необычного. Затем заложил большие пальцы за толстый кожаный ремень и нарочито равнодушно протянул:

— Спасибо за заботу, Талия. Я сегодня весь день был так занят, что не заметил, как испачкался.

Я пожалел о том, что сказал, сразу же, как только фраза слетела с моих губ. Таша отшатнулась от меня с такой поспешностью, будто я ее ударил. Наверняка из-за того, что я назвал ее полным именем. Так к ней обращался лишь Ромуал — сводный брат и порядочная сволочь. Да, сознаюсь, я сделал это специально. Решил отыграться за свой на редкость неудачный день хотя бы так.

Таша подняла на меня глаза, в которых блеснули тщательно сдерживаемые слезы. Я ответил ей безразличным взглядом, стараясь не показать, что на самом деле в этот миг ощутил себя полным ничтожеством. Какой же ты дурак, барон Вулдиж! Нашел кому и как мстить. Но сказанного не вернуть при всем желании.

— Я обидела тебя? — чуть слышно прошептала Таша. — Почему ты?.. За что?..

— Рад тебя видеть! — На мое счастье в разговор вмешался Дирон, избавив меня от неприятной необходимости извиняться. — Мы уж боялись, что ты сбежал из замка.

— Не дождетесь, — холодно отозвался я, с немалой толикой облегчения отворачиваясь от Таши. — Как-никак это я здесь хозяин. И ни за что на свете я не покину родной дом по доброй воле. Даже если кто-то вынуждает меня это сделать.

Дирон наверняка понял, что я хотел этим сказать. Мол, гости дорогие, не пора ли вам и честь знать? А то дошли до того, что выживаете законного владельца из собственного жилища. Но юноша не возмутился, а насмешливо улыбнулся, вальяжно откинувшись на спинку кресла.

— Мы безмерно благодарны тебе за то, что приютил нас в своем замке, — сказал он со скрытой иронией, поигрывая между пальцами бокалом, до краев наполненным рубиново-красным игристым напитком. — И надеемся, что не стесняем тебя. Не так ли?

Я огорченно цокнул, мазнув взглядом по открытой бутылке вина, стоявшей на столе. Судя по запыленной и пожелтевшей от старости этикетке, Дирон добрался до моих самых тщательно сберегаемых запасов на черный день. Понятное дело, не соизволив взять у меня на это разрешение. Ну, проныра! Интересно, а Райчел почему не рассказал, что юнец без спроса по подвалам шастает? А еще сторож фамильных склепов называется. Заходи, кто хочет, бери, что приглянется. Этак скоро и прах моих родственничков на сувениры растащат.

— Более радушного хозяина, чем ты, и представить сложно, — продолжил разливаться соловьем Дирон. — Ты и твоя матушка — прекрасная леди Аглая — самые лучшие, великодушные и щедрые люди, которых мы когда-либо встречали.

Матушка раскраснелась от удовольствия и мило улыбнулась наглому льстецу.

— Ну что ты, мой мальчик, — проворковала она. — Мне очень, очень приятно видеть тебя и твою прелестную сестру в своем доме. Вы уже давно стали для меня не гостями, но членами семьи.

И она выразительно подмигнула Дирону, очевидно предлагая перейти к сути дела.

Я насупился, предвидя, что после ложки меда меня сейчас окатят бочкой дегтя. И мои ожидания к величайшему сожалению полностью оправдались.

— Но мы собрались здесь несколько по иному поводу. — Дирон сделал паузу и с явным наслаждением пригубил вино. Я замер, невольно сжав кулаки. Неужели прозвучит это страшное слово «свадьба»?

Дирон решил не тянуть дракона за хвост. Отставив бокал в сторону, он подался вперед и прямо спросил меня:

— Вулдиж, когда ты думаешь сделать предложение моей сестре?

Таша зарумянилась от этих слов. Потупилась, не забыв бросить на меня косой взгляд из-под пушистых ресниц, и затеребила кончик косы.

— Ты взрослый человек и должен понимать, что уже поползли нехорошие слухи, — продолжил Дирон. — Молодая незамужняя девушка не может так долго гостить у неженатого мужчины. Это неприлично, в конце концов!

«Ну так и выметайтесь из моего дома, чтобы не давать пищу сплетням», — едва не ляпнул я, но в последний момент предусмотрительно прикусил язык. Боюсь, после подобного заявления дуэли между мной и Дироном точно не избежать. А я не желаю убивать настырного мальчишку, хотя, признаюсь честно, кулаки так и чешутся хорошенько врезать ему.

— Поэтому как верный и любящий брат я не могу не спросить. — Теперь Дирон смотрел на меня без капли иронии в глазах. — Когда ты назовешь Ташу своей женой?

Ну вот и прозвучал прямой вопрос. Теперь хочешь — не хочешь, а отвечать на него придется. Хм… Быть может, действительно сыграть на молодости Таши? Она же еще ребенок! Куда ей замуж-то идти? Пусть в куклы играет.

Тишина в комнате изрядно затянулась. Я стоял на перекрестье взглядов и упрямо молчал, понимая, что из пересохшего от волнения горла сейчас не выдавлю ни звука. Светлые Боги, ну пошлите мне спасение! Чем я заслужил такое наказание?

— Вулдиж, — неприятно прокаркала матушка, — мы все ждем. Даже не думай, что на этот раз тебе удастся улизнуть!

Я украдкой посмотрел на Ташу. Она стояла так близко, что до меня доносился легкий цветочный аромат ее духов.

— Я не могу, — неожиданно прошептала девушка, плаксиво морща нос. Звук ее голоса разбил копящееся в комнате напряжение, и я с облегчением вздохнул, обнаружив, что на время даже забыл о необходимости дышать.

— Что? — с удивлением переспросил Дирон, — Я не расслышал.

— Я не могу, — повторила Таша более уверенно и вздернула подбородок, с вызовом взглянув на брата. — Это неправильно! Зачем принуждать Вулдижа к женитьбе? Если он… если он не любит меня, то пусть так и скажет. Я не желаю навязываться!

Тут голос Таши сорвался, и она отвернулась, тщетно пытаясь сдержать приглушенные всхлипы. Я вполголоса помянул вурдалаков. Что же сегодня за день-то такой?

— Вулдиж! — в унисон воскликнули Дирон и моя матушка. Переглянулись, и Дирон сделал приглашающий жест рукой, предоставляя леди Аглае право высказаться первой.

— Я не узнаю своего сына, — прошипела она, и ее фигура замерцала, наливаясь зеленоватым дымом злости. — Вулдиж, ты позоришь меня и весь наш род! Еще немного, и я прокляну тебя!

Дирон нехорошо усмехнулся, встал, порывистым движением едва не опрокинув кресло, и отошел к противоположной стене, на которой было развешено всевозможнейшее оружие, начиная от ритуальных ножей и заканчивая огромным двуручником. Остановился там и принялся с подчеркнутым вниманием изучать ближайший меч.

Я застонал, почувствовав себя в западне. Лисы отгрызают себе лапу, угодив в капкан. Жаль, что этот способ мне не подходит. — Я…

Слова царапали горло, выходя с трудом и против моей воли:

— Я прошу руки…

Дирон обернулся, даже не пытаясь скрыть торжества на лице. Матушка подалась вперед, с жадным вниманием ожидая окончания предложения. Однако Таша и не взглянула в мою сторону. Вместо этого она понурилась еще сильнее и всхлипнула чуть громче. Боги, что еще ей не нравится?

— Таша, я прошу твоей… — затараторил я, стремясь как можно быстрее завершить неприятный балаган. Но закончить фразу мне не удалось. Когда последнее слово уже готовилось сорваться с моих губ, дверь, ведущая в гостиную, вдруг с оглушительным грохотом распахнулась, едва не слетев с петель от чьего-то сильного и совершенно неприличного пинка, и на пороге появился грузный мужчина весьма средних лет.

— Хозяин сейчас не принимает! — влетел за ним Тоннис, чуть не плача от такого самоуправства. — Что вы себе позволяете?

— Где он? — пророкотал незнакомец, по очереди обведя всех присутствующих в комнате тяжелым немигающим взглядом. — Где этот шельмец и проходимец? Где эта скотина?

Я опешил от неожиданности. Перевел взгляд на Дирона. Интересно, что натворил юнец? Не про меня ведь речь идет, это точно.

Странно, но Дирон посмотрел на меня с такой же подозрительностью. Надо же, никогда не думал, что он умеет так здорово притворяться. Но как умело все-таки он делает вид, будто совершенно ни при чем!

— Где этот гад? — продолжал бушевать мужчина. — Я ему все кости переломаю. В дегте искупаю и в перьях вываляю. Да что там, я ему оторву…

Тут, видимо, он собирался добавить еще более страшную угрозу, но неожиданно увидел Ташу и мою матушку и осекся. Почему-то покраснел и почти шепотом закончил:

— Ну в принципе неважно, что именно я ему оторву.

— Уважаемый, — воинственно начала моя матушка, от гнева заполыхав сразу всеми оттенками красного от нежно-розового до темно-багрового, почти черного, — Вы что себе позволяете? Врываетесь к честным людям без стука, похабности всякие говорите. Вас что, в детстве не научили хорошим манерам?

— Ой, призрак! — ошалело выдохнул незнакомец и попятился. — Неужто не врал этот шельмец, что некромантом является?

— Кто призрак, я призрак? — возмутилась матушка, подлетела к несчастному вплотную и грозно замахала перед его лицом пальцем. — Не позволю! Не позволю меня оскорблять!

Незнакомец, продолжая пятиться, наконец-то уперся спиной в стену. Поняв, что дальше отступать некуда, он позеленел от ужаса. Перевел взгляд на Тонниса, словно ища у него поддержки, но тот сам разноцветно мерцал, почти дематериализовавшись от смущения. Видать, бедняга сейчас умирал от стыда, что не сумел задержать такого грубияна.

— И это призрак! — Незнакомец аж затряс головой, будто надеясь, что наваждение растает. — А я-то думал, чего он так легко отступил, когда я на него попер. Светлые Боги, да тут хоть один живой есть?

— Что вам надобно? — ледяным тоном осведомился я, в глубине души готовый расцеловать нежданного спасителя.

— Дык это…

Мужчина по широкой дуге обогнул мою матушку, которая, довольная произведенным эффектом, почти успокоилась и не собиралась его более преследовать, затем приблизился ко мне. Невоспитанно дернул меня за рукав и, почувствовав под тканью рубашки живую плоть, обрадованно затараторил, заискивающе заглядывая в лицо:

— Добрый человек, прости меня за столь наглый визит. Но пойми тоже — я ведь отец. Стеша хоть и глупая девка, но у него-то разуменье должно быть? Куда она теперь денется с животом? Кто ее замуж возьмет? Ох, позор на мою седую голову!

— Какая Стеша? — Я решительно прервал поток откровений, поняв, что окончательно запутался. — Что у нее с животом? И у кого разуменье должно быть?

— Стеша дочка моя, — тихо признался незнакомец. Покосился на остальных, с нескрываемым интересом слушавших наш разговор, и завершил свистящим шепотом: — Беременная она. Когда успела с этим негодяем спеться — демоны его знают! Я ж как чувствовал, глаз с них не спускал. Ан нет, проряззявил дочку единственную!

— Сочувствую, — сказал я. — Но при чем тут мы?

— Дык мне сказали, этот гад здесь живет, — простодушно удивился мужчина.

Я покосился на донельзя задумчивого Дирона. Ох и влип же юнец! Видать, по молодости и горячности великую глупость сделал. Теперь всю жизнь расхлебывать придется.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям