0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Призрачные гончие » Отрывок из книги «Призрачные гончие»

Отрывок из книги «Призрачные гончие»

Автор: Крещенская Катерина

Исключительными правами на произведение «Призрачные гончие» обладает автор — Крещенская Катерина . Copyright © Крещенская Катерина

Пролог

Этой ночью в родильном отделении центральной зувронской больницы было непривычно шумно. В коридоре без дела сновал обеспокоенный медперсонал, жутко воняло разлитым лекарством, которое не убрал отключенный робот-помощник, а на административном этаже шли жаркие споры между красивой супружеской парой и главврачом клиники.

- Вы обещали нам, что обе девочки родятся нормальными! – отец недавно пополнившегося семейства стукнул кулаком по столу и прожег своего собеседника ненавидящим взглядом.

- Они абсолютно здоровы и готовы к выписке. Наша клиника выполнила все возложенные на себя обязательства.

- Тогда почему одна из них родилась монстром? – закричала вскочившая с места молодая мать - красивая платиновая блондинка тридцати лет. – Почему у моего ребенка эти кошмарные фиалковые глаза? Почему во время общения со старшей дочерью я вижу жуткие воспоминания о своих родах? Почему? Если вы утверждаете, что она нормальна!

- Задайте эти вопросы своему мужу. Думаю, он лучше объяснит, чьи гены проявились в вашем ребенке.

- Генри, я что-то не знаю?

- Амелия, успокойся! Я не понимаю, о чем он говорит!

- Ваш отец, господин Крамер, был чистокровным ларийцем, именно его гены повлияли на старшую девочку. Судя по результатам последних анализов, она станет полноценным представителем этой расы со всеми вытекающими последствиями. Надеюсь, я понятно объяснил ситуацию?

Ненадолго в комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь всхлипами рыдающей женщины.

- В таком случае, мы оставляем девочку здесь, - прозвучал уверенный голос главы семейства.

Господин Крамер достал из внутреннего кармана дорогого пиджака электронный стилус и, не раздумывая, поставил витиеватую подпись в открытом на широкоформатном экране отказном листе. Сидящая рядом с ним супруга вздрогнула, но молчаливо последовала поданому примеру. Файл с подписанным родителями документом мигнул несколько раз и закрылся, пресекая любую возможность исправить содеянное.

- Вот как? Надеюсь, вы об этом не пожалеете, - главврач смерил мужчину холодным оценивающим взглядом и указал на дверь. – Прошу! Вашу девочку уже подготовили к выписке.

Спустя час со стоянки зувронской больницы взлетел скоростной флаер, уносящий в неизвестность супружескую пару и их маленькую дочь, тихо посапывающую на руках у профессиональной няни, нанятой специально для воспитания девочки.

- Нур, свяжи меня с Анитой Бэнстронг, - отойдя от окна, обратился к помощнику главврач и устало упал в светлое кожаное кресло. На мониторе высветилось окно вызова, и потянулись долгие секунды ожидания. Женщина ответила только спустя пару минут. Осмотрев утомленное лицо своего лучшего друга, она вопросительно приподняла правую бровь и стала ждать пояснений.

- Ани, у меня новая отказница, ларийка. Возьмешь к себе?

- Вылетаю.

Глава 1

Гелла – четвертая по величине планета Ларийской Империи. Серая, невзрачная и сплошь состоящая из стекла и бетона. Жить на ней невозможно, а вот для организации торговых площадок и офисов подобрать более подходящее место было бы трудно. Крупнейший космопорт, развитая инфраструктура и знаменитые на всю империю бизнес центры – все это сделало планету сердцем экономической системы, и как магнит притягивает авантюристов, желающих начать собственное дело.

Большинство уходит отсюда ни с чем, еще часть с удовольствием съедают конкуренты и лишь немногие находят в себе силы побороться со всем миром ради своей мечты. Два года назад мне это удалось, и я осталась. Осталась вопреки всему и сдавать свои позиции не собираюсь.

- «Любопытное дельце. Надеюсь, Алекс не обидится, если мы заберем его под свой контроль».

- Ос, если бы я хотела оставить разработку этого киллера себе, я бы к тебе не пришла, - на полном автопилоте ответила на мысленный вопрос друга и выглянула в окно, за которым с самого утра моросил холодный осенний дождь. Такая паршивая погода стояла на Гелле уже больше месяца и, откровенно говоря, начала вводить меня в депрессию.

- Тогда пересылай материалы, сегодня же пущу их в работу, - как всегда не став ругаться за вторжения в свои мысли, спокойно произнес мужчина и, прямо посмотрев мне в глаза, протянул небольшой лазерный пистолет. – «Держи, я хочу быть уверен, что с тобой все будет хорошо».

- «Спасибо!» – приняв оружие, мысленно поблагодарила Остина я и убрала подарок в боковой карман кожаного рюкзака. Внимание и забота этого импозантного мужчины были очень приятны, но с первого дня знакомства между нами выросла непреодолимая пропасть – железная дружба, ценность которой была на порядок выше непродолжительного страстного романа.

В последний раз взглянув в глаза моего доброго «медвежонка», я набросила на голову капюшон плаща, спрятав под ним яркие фиолетовые пряди волос, и покинула невзрачную высотку воздушного патруля Геллы, где два года назад проходила обязательную практику после окончания военного летного училища.

Не зная меня, все окружающие ошибочно полагают, что летать – было моей детской мечтой. Черта с два! Если бы не побег из дома в семнадцать лет с одним из воспитанников моего приемного отца, я бы никогда не оказалась в этом рассаднике дисциплины и нравственности. Одно время хотела и оттуда сбежать, но угроза родителей в случае поимки в срочном порядке выдать меня замуж, показалась мне в тот момент серьезней любых любовных связей. Сразу и парень стал не таким, и поцелуи его разонравились, да и учеба как-то резко начала приносить удовольствие. Одним словом – расстались, и я сейчас ни о чем не жалею.

Когда первые годы жизни проходят детском доме, пусть закрытом и больше напоминающем атмосферой одну большую дружную семью, ребенок все равно неосознанно начинает тянуться к теплу и тем, кто способен его дать. Эта истина не требует доказательств, и мы с моими братьями и сестрами ощутили все грани этого притяжения на собственной шкуре. Слезы непонимания, детские обиды, бесшабашные драки после отбоя – в нашем коллективе было все.

Тяжело искренне «дружить», когда с рождения неосознанно читаешь чужие мысли, тяжело не обидеть чувствительного эмпата, когда душу разрывает злость и обида из-за сломанной игрушки, но еще тяжелей бороться со старшими ребятами, научившимися контролировать свои способности.

Взрослые в наши разборки не вмешивались. Благодаря данному факту, уже в шесть лет, вместо положенных десяти, практически все воспитанники нашего детского дома начинали умело прятать свои истинные чувства и мысли за толстым ментальным щитом.

После этого переломного момента жить в коллективе становилось гораздо легче.
Наверное, в моей судьбе не должно было быть ничего особенного. Чужая кровать, равнодушные, а порой и брезгливые лица воспитателей, жестокие дети – именно так обстоят дела в государственных детских домах, но волей случая, двадцать восемь лет назад мне посчастливилось оказаться в совершенно другом месте.

Там, где мечтали бы жить миллионы других ребят из полных семей, а повезло пятнадцати разношерстным отказникам. Случайность? Стечение обстоятельств? Не знаю, но все свое детство я вместе с другими брошенными детьми провела в огромном старинном особняке на закрытой для туристов территории Регула – главной планеты Ларийской империи – в окружении заботы и почти семейного тепла. У нас было все: лучшие учителя, возможность путешествовать по вселенной и даже своеобразная родительская любовь, щедро сдобренная жестким контролем и военной дисциплиной.

До одиннадцати лет я жутко ненавидела собственный день рождения. Мне казалось, что это самый черный день в году, который неумолимо приближает меня к совершеннолетию и пустоте. Ведь выросшие дети больше не живут вместе. Они уходят, а я уходить не хотела.

Когда старшему брату Томасу исполнилось двадцать лет, он начал, как любой взрослый, собирать вещи перед отъездом. За один день его спальня из небольшого уютного убежища, где мы прятались с сестрой по вечерам, превратилась в пустую безликую комнату, на которую было больно смотреть. И я не выдержала: заманила в кладовку хозяина дома и стала с усердием барана пытаться проникнуть в его сознание, прося не выгонять Томаса. Обещала отдавать брату свой обед, делить с ним комнату…

Сколько же глупостей и угроз вылетело тогда из моего рта! Сейчас и вспоминать стыдно, но видимо слова маленькой девочки смогли тронуть в душе мужчины струны совести. Буквально на следующий день после происшествия нас собрали всех вместе в гостиной и показали толстую папку с бумагами, официально сообщающих о том, что Эван и Анита Бэнстронг являются приемными родителями пятнадцати чистокровных ларийцев.

Ох, какой же был скандал! Тяжелее всех открывшуюся правду восприняли старшие братья. Их очень задело то, что родители скрывали факт их усыновления.

Томасу даже не пришлось разбирать вещи, он просто молча закрыл за собой дверь и пропал из нашей жизни на долгие двенадцать лет. О том, что с ним все хорошо, родители узнавали только по ежемесячным платежам, приходившим на засекреченный счет матери с коротким сообщением «жив».

У меня новость об удочерении не вызвала протеста. Как-то подсознательно я с самого начала воспринимала Аниту матерью. Родная, не родная – разве это имеет значение для восьмилетнего ребенка, который с первых дней жизни не знал других рук и другой любви?

Уже перед отлетом в училище, я невзначай спросила ее, зачем они с отцом взяли в семью столько чужих детей, и сразу же получила звонкий подзатыльник. Раскрыть эту тайну приемная мать была не готова. Но я же упертая! Со временем получила доступ к архивам, закопалась в них с головой, и… Ничего не нашла.

Ладно, это все в прошлом, сейчас моего решения ждут более насущные вопросы.

Перейдя на другую сторону улицы, где на служебной стоянке среди мощных гончих аппаратов был одиноко припаркован мой старенький флаер, я отправила мысленный импульс охранной системе и удовлетворенно улыбнулась, когда полупрозрачная дверь без промедления поднялась вверх. Ради успешного окончания летного училища, мне пришлось собственноручно перетряхнуть и заменить больше половины запчастей, поставить новый двигатель, обновить проводку. Да за те деньги, которые пришлось в него вложить, можно было купить новый и не заморачиваться, но собственное упрямство оказалось сильней.

Заняв место за штурвалом, я бросила рюкзак на соседнее кресло и активировала панель с картой для ручного программирования маршрута. Из-за утреннего тревожного сообщения одного из моих информаторов о появлении в нашем округе подозрительного мужчины с арсеналом профессионального киллера, все построенные с вечера планы пришлось резко перекраивать под обстоятельства.

Черт, рвануть бы сейчас домой и хорошенько выспаться, но, боюсь, клиенты не поймут, если решу сорвать все назначенные встречи. Проработав последние два года частным детективом, я еще ни разу не смогла выделить в своем плотном графике время на отпуск. Стоит разобраться с одним делом, как тут же появляется второе, третье, четвертое… Впрочем, особых высот в этой профессии я не достигла. Так, работа из разряда проследи и подготовь доказательства, добудь информацию для летного патруля и не светись, когда дело запахнет жареным. Ничего интересного.

Ослабив удерживаемые щиты, чтобы хоть как-то расслабиться, я на минутку прикрыла глаза и попыталась спланировать дальнейший день. Ничего не клеилось. Может, и правда лучше домой?

Из глубокой задумчивости меня вывел глухой стук по лобовому стеклу. Открыв глаза, я увидела рядом со своим флаером незнакомого мужчину в черной куртке, с волос которого ручьями стекал поток дождевой воды, и в недоумении приподняла правую бровь. Кто это? Что ему от меня нужно? Не спеша открывать дверь, я опустила ментальные щиты и попыталась мысленно послать возникшие вопросы нежданному гостю, но нарвалась на серьёзный блок, рикошетом отбросивший меня в собственное сознание.

В первое мгновение даже не поняла, что происходит. Просто внезапно возникло дикое ощущение легкости и нереальности происходящего, словно я наблюдаю за всем со стороны, как за качественной голограммой. Вот мои руки отключают охранную систему, одним движением открывают магнитный замок и распахивают перед незнакомцем дверь. Секунда, и хрупкое девичье тело выволакивают из флаера наружу, обнимают за талию и, как ни в чем не бывало, ведут к стоящему неподалеку черному би-мобилю. Все происходило, как в тумане. Тело отказывалось слушаться, ноги предательски несли меня вслед за похитителем, а бок ощутимо болел от упирающегося в него оружия.

Черт! Алекс, соберись, тряпка, тебя же сейчас просто прибьют, где-нибудь в темном переулке и все! Прощай счастливая, но недолгая жизнь. Ухватившись за эту мысль, мне удалось ненадолго вернуть власть над телом и зажать на золотом браслете тревожную кнопку, созданную старшим братом на случай таких непредвиденных ситуаций. Теперь главное тянуть время и верить, что меня обязательно вытащат.

Пока я мучилась из-за собственной беспомощности, мужчина усадил мое тело на пассажирское сиденье, включил двигатель и, никого не опасаясь, выехал со служебной стоянки. Мы ехали около часа. За окном не переставая лил дождь, мелькали сигнальные огни пролетающих над крышей би-мобиля флаеров, а в салоне играла громкая ритмичная музыка. Постепенно успокоившись и взяв себя в руки, я попыталась рассмотреть своего похитителя, но увидела лишь сжимающие руль стальные пальцы. Киборг. Не удивлюсь, если и часть его мозга заменена на железки. Это бы объяснило, почему я не смогла проникнуть в сознание. У холодного компьютера его просто нет.

Стараясь не привлекать лишнего внимания, я начала осторожно восстанавливать вокруг себя ментальный щит. Медленно, слой за слоем так, как учил меня в детстве брат, выстраивала плотную стену и возвращала контроль над телом. Получалось паршиво, но в этот момент я была рада любому результату. Погрузившись в транс, не сразу заметила, что мы остановились и меня, как куклу, вновь вытащили под дождь. Из-за сильного ветра с головы упал капюшон, и стало жутко неуютно от попавшего за шиворот холодного потока воды. Гадость.

Сквозь шум дождя до моих ушей донесся рев приземлившегося межпланетного корабля, гомон тысячи ожидающих посадки пассажиров и механический женский голос, сообщающий о начале регистрации на прибывший рейс. Мне даже не пришлось оборачиваться, чтобы понять, куда меня привезли. Сомнений не осталось. За моей спиной находился крупнейший космопорт Геллы. По спине пробежались противные мурашки страха. Зачем мы здесь?

Первый вариант, пришедший мне в голову, был самым реальным из всех возможных: банальное похищение с целью выкупа. Мои приемные родители далеко не последние ларийцы у власти, нехваткой финансов не страдают, и из-за этого мы частенько детьми попадали под удар желающих легкой наживы. Ничего серьезного, но после такого опыта я с отчаянием поняла, что в этот раз все идет совершенно не так. Меня не прятали. Открыто вели через толпу пассажиров к регистрационному стенду, словно пытаясь показать всем, что я пришла сюда добровольно. Это пугало и заставляло сильнее нервничать. Хотя куда уж больше? Все, хватит! Резко повернувшись в пол оборота, я выдернула руку и побежала вглубь космопорта, планируя затеряться в толпе.

Расталкивая локтями замешкавшихся зевак, мне удалось добраться до административной части, заскочить в мужской туалет и закрыться в кабинке. В коридоре послышался топот преследователя. Черт! Забравшись на унитаз, я бросила взгляд на браслет и еле сдержала вой разочарования. Датчик передвижения работал в нормальном режиме, а вот отклика от старшего брата до сих пор не поступило. Где же ты, Томас?! С каждой секундой меня все больше накрывала волна отчаяния от осознания одной жуткой истины: выпутаться из этой передряги самостоятельно мне не под силу.

Неожиданно хлопнула дверь, и в мужской туалет зашел герой всех моих будущих кошмаров. Железный человек без эмоций и мыслей. Секунда, магнитные дверцы кабинок раскрылись одна за другой, а прямо передо мной, криво улыбаясь уцелевшей половиной лица, появился довольный похититель. Ненавижу киборгов.

- Алексис Бэнстронг, прошу на выход. Мой хозяин уже ждет вас, - холодно произнес мужчина и махнул рукой в сторону двери.

- Я с вами никуда не пойду. Если вашему хозяину хочется меня увидеть, пусть он приходит ко мне сам, - глухо ответила я и попыталась оценить свои шансы на побег.

- Не вынуждайте меня применять силу…

- А то что? Побьете слабую женщину? Вашему хозяину без разницы в каком состоянии доставят товар? – меня начало трясти от бушующего в душе гнева, а перед глазами уже выстроились десятки схем для будущего побега.

- Зачем же так радикально? Я всего лишь хотел вас предупредить о том, что в случае отказа, вы рискуете больше никогда не увидеть своего старшего брата, - безэмоциональный голос не умеющей врать машины лучше любых доказательств заставил меня поверить в услышанное.

- Чего вы хотите? – так и не увидев на браслете отклика от Томаса, обреченно спросила я, уже внутренне смирившись со своей временной ролью пленницы. О том, что ситуация может измениться не в лучшую для меня сторону, старалась не думать.

- Сейчас вы, не делая глупостей, садитесь вместе со мной на рейс до Регула, а дальше с вами будет разговаривать уже мой наниматель.

Прелесть. Ничего не скажешь. В такой ситуации простого частного детектива никто не станет искать. Любая камера покажет, что я приехала в космопорт добровольно, сама прошла регистрацию, сама улетела с незнакомым мужчиной. У моих друзей не будет никаких оснований для объявления меня в розыск. Очень хитро. 
Будь на кону только моя жизнь, я бы без малейшего сомнения еще побрыкалась и попробовала вырваться, но рисковать жизнью брата, у меня нет никаких прав. Что ж придется сыграть по чужим правилам. Не впервой, прорвемся.

Высоко задрав подбородок, я ослепительно улыбнулась своему конвоиру и безропотно проследовала за ним до стойки регистрации. Вокруг шумела толпа прилетевших туристов, но все мои мысли занимал лишь один вопрос: где искать брата?
Подождав, пока системный компьютер проверит подлинность наших билетов, заранее купленных выкравшим меня мужчиной, мы прошли общую регистрацию и сразу же направились на взлетное поле, где уже около двадцати минут шла посадка на регулярный рейс до Регула.

Все, что происходило дальше, напомнило мне сюжет дешевой комедии: вежливые проводники, с застывшими на лицах дежурными улыбками, счастливые туристы, впервые скопившие деньги на перелет до главной планеты Империи, небольшая группа командированных ларийцев, для которых подобные путешествия стали частью повседневной жизнью и я, не понимающая, зачем меня выкрали посреди рабочего дня.

- Может, уже пора раскрыть карты и объяснить, что мы здесь делаем? – проходя в стандартную каюту бизнес класса, спросила я и заняла одно из двух небольших кресел, стоящих рядом с аккуратным журнальным столиком. Вообще, обстановка была очень привычной: с правой стороны располагалась рабочая зона, в углу пряталась дверь в санблок, а практически всю стену напротив двух кроватей занимал огромный экран для просмотра галографа. Весь интерьер выполнен в светлых, ненавязчивых цветах, и по задумке дизайнеров, должен располагать к спокойствию, но в этот момент почему-то неимоверно бесил. Или дело не в нем, а в моем отвратительном настроении и противном чувстве неопределенности? Не так я планировала провести этот день, совсем не так.

- Вы куда-то спешите? До Регула лететь еще около восьми часов, я бы настоятельно рекомендовал вам лечь спать и провести это время с пользой. Завтра такой возможности может не оказаться, - криво улыбнувшись своим мыслям, ответил мой конвоир и отвернулся к стенке, явно не собираясь продолжать наш разговор. Сволочь. Я еще раз посмотрела на молчащий браслет и последовала совету киборга.

Сон не шел. Душу разрывало беспокойство за брата, а все мысли были заняты всевозможными вариантами произошедшего. Что могло с ним случиться? Куда он влез на этот раз? А самое главное – почему не подал тревожный сигнал? Как же меня раздражает его глупый принцип не вмешивать семью до самого последнего момента, когда хуже уже просто не бывает! Вытащу из передряги, все уши поотрываю. Нет, лучше расскажу отцу. Уверена, он найдет, куда направить его неуемную энергию.

Томас, хоть бы с тобой все было хорошо! Закрыв глаза, я представила красивое лицо своего старшего брата, его милые ямочки на щеках, когда он улыбается, хитрый прищур голубых глаз и темную родинку на подбородке. Казалось бы, такие незначительные мелочи, а от воспоминания о них мне стало еще хуже. Нервное напряжение не уходило, а с каждой минутой нарастало лишь сильней. Надежда уснуть лопнула, как мыльный пузырь.

Перевернувшись на другой бок, я украдкой посмотрела на конвоира и неожиданно столкнулась с самыми глубокими серыми глазами на свете. Если бы не металлические пластины, закрывающие половину лица, сопровождающий меня мужчина был бы очень красив. Не представляю, что могло его толкнуть на стол хирурга. Угрозы? Шантаж? Жажда денег? Знаю, прошедшим «модернизацию» наемникам платят в десятки раз больше, но даже этот факт не может заставить молодых здоровых мужчин добровольно заменить часть своего тела холодным железом. Если только…

Неожиданная догадка бритвой прошлась по моей совести и заставила иначе взглянуть на лежащего рядом киборга. Жалости к нему не возникло. Появилось только необъяснимое чувство обиды и извечный вопрос: где справедливость? Почему неизлечимые болезни скашивают молодых успешных ребят, у которых впереди должны были быть две счастливые сотни лет жизни? Не понимаю.

- Догадалась? – разрушил тишину между нами короткий напряженный вопрос.

- Зачем спрашиваешь, если уже давно прочел ответ в моей голове?

- А как же проявление такта и уважения… - насмешливо начал свою речь мой новый знакомый, но осекся на полуслове и хмуро посмотрел на закрытую дверь. – Чувствуешь?

Прислушавшись к своим ощущениям, вновь наткнулась на нарастающую, словно цунами, волну тревоги и противный ментальный шум, неизвестного происхождения. Еще до конца не понимая, что происходит, я вскочила с кровати и бросилась к иллюминатору. В холодной темноте космоса в десяти минутах быстрого лета от нас, укрывшись за широким поясом астероидов, светились приглушенные огни чужого корабля боевого класс. Если бы в свое время, я не использовала похожий прием на выпускном экзамене в летном училище, сейчас ни за что б не заметила опасность.

- Пираты, - выдохнул за спиной мужчина и с силой сжал мою руку. – За годы бездельничества пилотировать не разучилась?

- Ты хочешь предложить мне сбежать и бросить лайнер полный людей на растерзание мелкой сошке? Неужели мы не сможем отбиться от корабля-одиночки? – о подлом предложении киборга мне не хотелось даже думать.

- Не сможем. Свет от опознавательных огней, который ты видишь, лишь прикрытие для остальных захватчиков. Уверен у них в запасе не меньше десятка боевых единиц техники, не включая разведчиков и основной лайнер. Ты все еще хочешь потягаться силами? – как маленькой девочке попытался разжевать происходящее мой сопровождающий но, не дождавшись ответа, потащил меня к выходу.

Приняв к сведению полученную информацию, я посмотрела на десятки чужих, полных туристов, кают и поняла одну нехитрую истину – я не смогу их бросить. Ни как гражданка ларийской империи, ни как офицер летного подразделения, ни как женщина… Просто не смогу потом спать по ночам, зная, что оставила в критической ситуации целый корабль. Не это в нас вкладывали пять лет в летном училище и не такого поведения ожидают.

Усилив до предела ментальные щиты, чтобы их не смог пробить даже усовершенствованный мозг киборга, я выстроила в голове приблизительный план действий и, пробегая мимо одного из технических щитков, нажала на тревожную кнопку, предназначенную для информирования руководящей части экипажа и патрулирующих на этом участке военных кораблей о внешней угрозе.

- Беатрис, заказ со мной. Организуй встречу в порту и сообщи заказчику, что мы прибудем отдельно от лайнера. Возникли небольшие накладки, - коротко отчитался перед начальством по карманному «связисту», мой железный конвоир, пока я строила в голове возможные пути отхода. Услышанное мне не понравилось. Когда принимала решение влезать в эту авантюру, я была полностью уверена, что меня познакомят с заказчиком и сообщат о местонахождении моего старшего брата, но все оказалось совсем не так. Жаль, только вырезать этот неудачный кусок из жизни так просто не получится.

- Не хочешь рассказать, что меня ждет? – чтобы хоть как-то заполнить возникшую тишину, шутливо спросила я, попутно запоминая наш маршрут. Хотя по требованиям безопасности все межпланетные лайнеры должны иметь стандартную планировку, здесь, ради увеличения числа кают, капитан пошел на крайние меры и отдал многих технические отсеки под жилые блоки для туристов, из-за чего мой железный знакомый заплутал, и уже третий раз проводит меня по одному и тому же коридору.

Неожиданно корабль сильно тряхнуло и, не удержавшись на ногах, я упала на бок. Рефлекторно сгруппировалась и закрыла локтями голову.

- Вставай, хватит разлеживаться! Нам нужно успеть в стыкующий отсек до того, как эта консервная банка развалится на части, - схватив меня за локоть, прокричал мужчина и попытался сдвинуть мою сопротивляющуюся персону с места, но в этот момент лайнер тряхнуло второй раз. Бездушный надсмотрщик полетел назад, сильно приложившись головой об перегородку. В какой-то момент появилась надежда, что после столь сильного удара он больше не встанет, однако судьба не спешила меня баловать такими подарками. Без видимых повреждений киборг поднялся на ноги и двинулся в мою сторону. 

Над каютами загорелись индикаторы, предупреждающие об автоматической блокировке дверей, а по обшивке прошла мелкая дрожь, говорящая о потере лайнером защитного магнитного поля. В паре метров от нас послышались первые крики проснувшихся граждан и плачь маленьких детей. По коридорам разлился жидкий ужас и глухое отчаяние забывших про щиты эмпатов. Но разве это важно, когда над душой стоит такой мужчина, готовый в любой момент насильно увести тебя с терпящего бедствия корабля?

 - Бэнстронг, не заставляйте меня сомневаться в ваших умственных способностях. Нам пора уходить, - холодно проговорил мой конвоир и, не дожидаясь ответа, потащил меня дальше по коридорам. Убила бы, жаль время сейчас не подходящее. Обернувшись перед уходом, я в последний раз осмотрела на пустой коридор и не поверила собственным глазам. На полу, чуть в стороне от места падения киборга, лежал широкий черный браслет, который Томас сделал приемником для моих сигналов о помощи. И все бы ничего, если бы не одно маленькое обстоятельство - снять его насильно без повреждения микросхем невозможно, а, судя по светящемуся датчику, браслет до сих пор полностью исправен. Томас отдал его добровольно? Зачем? Что он хотел мне этим сказать? Чтобы не лезла на рожон. Зря, все равно не послушаюсь.

Корабль тряхнуло. Сжав зубы, я постаралась успокоиться и взять себя в руки. Ничего, жизнь не заканчивается. Мы еще повоюем. Совсем рядом, перед поворотом в багажный отсек, раздались звуки борьбы, крики и вой грубо взломанной системы безопасности. 

 - Не успели, - мужчина хищно улыбнулся и передал мне хранящееся в кобуре на поясе оружие. - Когда услышишь хлопок - беги прямо и не оглядывайся. Через пятнадцать метров должен быть поворот, ведущий к эвакуационному залу. Спрячешься там, пока все не утихнет, потом со спасательной командой доберешься до Регула. Там тебя встретят. Поняла?

- Поняла!

Осторожный шаг назад, стремительный разворот, и ноги уже сами несут меня в совершенно другую сторону. Нет, прятаться, как хотел мой похититель, я не буду, но в одном он все-таки прав: Алексис Бэнстронг уже давно пора вспомнить о том, что она военный пилот, а не трусливая школьница.

Бесконечный коридор, заблокированная дверь, новый поворот и короткий марш-бросок в поиске другого пути. В голове пустота, только сквозь глухой стук в висках, сознания касаются крики, застрявших в каютах пассажиров и погибающих в неравной схватке членов экипажа. Всепоглощающий страх окружающих давит на нервы и мешает адекватно воспринимать происходящее. Холодно.

Не глядя, свернув направо, чтобы срезать путь до капитанского мостика, я чуть было не лишилась головы. Луч, выпущенный из небольшой лазерной пушки, прошел в опасной близости от моего лица, опалив с левой стороны волосы и щеку. Черт! Только этого сейчас не хватало!

Активировав выданное киборгом оружие, я прижалась к стене, досчитала до трех, давая себе небольшую передышку перед следующим рывком, и одновременно с этим сбросила возведенные щиты, готовясь к ментальному удару.

- Куда же ты так спешишь, крошка? Выходи. Будешь хорошо себя вести, может, даже живой оставлю, - зазвучал в паре метров от меня голос молодого парнишки, чуть не снесшего мне половину черепа.

Главное правило любого военного – не играй со своим объектом. Сколько операций было загублено из-за излишней сентиментальности перед «слабым» игроком. А потом этот «слабый» игрок без малейшего сомнения с улыбкой на лице взрывал себя вместе с целым отрядом, унося за грань десятки отличных бойцов.

- А как же принцип не убивать гражданских? – стараясь потянуть время, задала вопрос я.

- Гражданские сидят по каютам и не высовываются, все остальные лица подлежат уничтожению. Прости, крошка, но у меня приказ, - как-то обреченно закончил мой собеседник, а до меня донесся громкий щелчок от перезарядки оружия. Сволочь малолетняя. Умирать сегодня в мои планы точно не входит.
Потянувшись к мужскому сознанию, я коснулась поверхностных мыслей и, не обнаружив привычных для всех ларийцев непреодолимых щитов, одним усилием полностью подчинила себе чужой разум. Прости парень, но сейчас тебе придется побыть моим прикрытием. Осмотревшись, я спряталась за широкой спиной подчиненного налетчика и, как марионетку, повела его за собой к капитанскому мостику корабля. Если этот малолетний придурок сторожил от посторонних коридор, ведущий к управленческой части, скорее всего, мы слишком поздно среагировали на опасность. Хотя, все равно не понимаю, как пираты смогли обойти внутреннюю систему защиты, доказавшую свою состоятельность в сотнях боевых операций.

Сердце кольнуло дурное предчувствие, и я остановилась, не дойдя до нужной двери всего пару метров. Что-то было не так.

Крепко сжав руку своего сопровождающего, я нырнула в его мысли и на пару мгновений выпала из реальности из-за хлынувшего на меня потока откровенного мусора и извращений. Пока отыскала в хламе ценную информацию, думала, возненавижу этого малолетку и собственноручно удушу после разрыва контакта, но ему повезло. То, что мне удалось выяснить, заставило резко изменить курс и забыть о мелком непонимании. 
Капитан нашего лайнера сдал корабль без боя. Просто испугался за свою жизнь и решил не бороться. Впрочем, боялся он зря. Его все равно убили. Жалости к подставившему всю команду трусу у меня не возникло. Появился только один вопрос: как спасать ситуацию?
Если центр управления кораблем уже занят пиратами, смысла туда спешить больше нет. Вернуться в каюту и ждать исхода событий? Так я и без этого знаю, что нас ждет. Закроют в каком-нибудь общем зале, выставят ультиматум правителю и будут охранять, до получения ответа. Если Империя пойдет на уступки и переведет деньги – пленных высадят на первой попавшейся планете, нет – распродадут всех на ближайших торгах и отправятся штурмовать новый корабль. Простая безубыточная схема, с полной окупаемостью проекта. Как говорил мой любимый преподаватель: экономика лишена морали, Алексис, и не нам с тобой ее переделывать.

Если бы пару лет назад собственной персоной не участвовала в одной из спасательных операций, я бы сейчас сложила на груди ручки и со спокойной душой, уверенная, что нас обязательно вытащат из этой передряги, вернулась бы обратно в свою каюту. Вот только я была там и все видела. А потому с уверенностью в девяносто девять процентов могу сказать только одно – нас не спасут. Не представляем ценности. Что значит сотня чужих жизней в масштабах целой Империи? Незначительная песчинка, которой можно пренебречь ради достижения обшей цели и спокойствия населения. Округлить до тысячи и списать – именно так поступили с тем туристическим лайнером, произвести выкуп которого не посчитали нужным.

Что же придумать… Быстрым шагом покинув коридор, ведущий к капитанскому мостику, я начала перебирать в голове все возможные варианты нашего спасения, вот только ничего путного не попадалось. Можно, конечно, спуститься к одному из спасательных флаеров и попытаться подать внешний сигнал тревоги через его бортовой компьютер, но что-то мне подсказывает, что этот путь давно перекрыт. Что же придумать?!

Не определившись с дальнейшим планом, я прислушалась к чужим мыслям и едва не выругалась в голос. За мной следили. Вели, как сопливую девчонку, практически от самого блока управления и пытались понять, что же я замышляю. Да уж, хотелось бы и мне это знать. Преодолев еще один пустой коридор под прикрытием подчиненного юноши, спустилась на уровень ниже и, выбрав момент, когда мысли преследователя оказались заняты не мной, нырнула в первый попавшийся технический отсек. 
Сердце стучало, как сумасшедшее, руки тряслись от нервного напряжения, но все это казалось такой несущественной мелочью, что я старалась не обращать внимания и четко выполнять выстроенный в голове алгоритм спасательных действий. На счету была каждая секунда. Отключить систему, заблокировать дверь, занять место у боковой стены, где в случае обнаружения не смогут достать лучи лазерного оружия. Короткие выверенные движения, доведенные во время военной службы до автоматизма, позволили справиться с поставленной задачей всего за пару минут.

Прислонившись к холодной перегородке маленькой комнатки, в стенах которой только что добровольно замуровала себя от посторонних, я смогла наконец-то расслабиться и осмыслить происходящее. И так, что мы имеем? Пустое хозяйственное помещение, обеспечивающее в случае аварии доступ ремонтной бригаде к электросетям, и спортивную мужскую фигуру, равнодушно смотрящую куда-то поверх моей головы. Негусто. Впрочем, как говорилось в одной из детских книжек «даже если вас съели, у вас как минимум два выхода».

Что я могу сделать? Вывести из строя систему питания? Ломать - не строить, справлюсь. Вот только боюсь, после моего вмешательства наши шансы на спасение резко приблизятся к нулю.

Поднять экипаж? Не зная число выживших и их настроение, любой боевой план заранее обречен на провал. Да даже если каким-то чудом удастся выяснить эти сведения, кто может гарантировать, что летящий с нами персонал подготовлен согласно всем требования, а не собран из неудачников, неспособных оказать противнику даже малейшего сопротивления. Нет, так рисковать я не готова.

Вот если бы найти какую-нибудь связь с внешним миром или хотя бы старенький усилитель для моего браслета, жизнь стала бы намного проще и понятней. Без особой надежды еще раз осмотрев свое укрытие, я остановила взгляд на подчиненном юноше. Что с ним делать? Прибить жалко, но и отпустить тоже не вариант. Стоит только на мгновение ослабить контроль, и эта махина не задумываясь свернет мне шею или передаст своим сведения о нашем местоположении. Передаст. Зацепившись за эту мысль, я поднялась на ноги и приказала парню сложить на пол все имеющиеся в его распоряжении устройства. Лицо юноши скривилось, по телу пробежала судорога, но он все-таки подчинился. Наблюдая, как юный пират вытаскивает из потайных кармашков десятки разнообразным передатчиков, мои мысли не покидал только один вопрос: почему эта идея не пришла мне в голову раньше?

Ладно, Алекс, потом будешь рефлексировать, сейчас главное выбраться отсюда живой и здоровой.

Выбрав из кучи одно из наиболее мощных устройств, я подключила к нему свой браслет и, проникнув через него в бортовую систему, разослала сигнал тревоги и координаты лайнера по всем сохраненным в памяти каналам связи. Летные патрули, свободные наемники, пролетающие мимо грузовые корабли и частные флаеры – о нашей беде узнают все, но вот помогут ли?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям