0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Институт рас, или Некромантки предпочитают брюнетов » Отрывок из книги «Институт рас, или Некромантки предпочитают брюнетов»

Отрывок из книги «Институт рас, или Некромантки предпочитают брюнетов»

Отрывок из книги «Институт рас, или Некромантки предпочитают брюнетов»

Исключительными правами на произведение «ПТУ для гоблинов, или Понтийский тактический университет» обладает автор — Косухина Наталья . Copyright © Косухина Наталья

Пролог

Сегодня день моего триумфа, когда все встанет на свои места и обретет смысл. Сегодня я раздам все долги!

Медленно я шла по дороге и тащила вслед за собой мужчину в мешке.

О! Он очень тяжелый, но путь до места назначения довольно близкий, и ради благого дела стоит потрудиться. Несколько метров, знакомый склеп, и я на месте.

Бросив ноги в пакете на землю, я улыбнулась. Наконец-то! Мечта исполнится, и я все-таки зарою его, как давно хотела. Только одна эта мысль приводит меня в восторг, заставляя двигаться дальше.

Вот в руках лопата и я принимаюсь копать. Нужна могилка поглубже: а то вдруг выберется. Что тогда делать? Вряд ли подвернется возможность снова его зарыть!

Луна светила ярко как никогда, благословляя на столь полезное для мира дело, как упрятать в недра земли этого проклятого мага! Время шло, работа спорилась — и вот яма готова. Сил стащить тело не осталось, а мне еще его закапывать.

Определив мужчину туда, где ему самое место, я, несмотря на ужасную усталость, вновь заработала лопатой. Надеюсь, декан простит мне этого предателя: после всего я просто не могла поступить иначе. Просто не могла.

Когда холмик вырос над могилой, я устало опустилась на траву. Мысленно, против воли, вернулась воспоминаниями назад, в то время, когда все только начиналось, когда я еще не была втянута хитрым обманом в самую большую авантюру моей жизни.

Светлые и легкие деньки, как же я скучаю по вам. Хотя в моей жизни случилось и много такого, от чего отказаться я не смогу, уже не смогу.

Бросив взгляд на могилу, я вспомнила, как начиналась эта история.

Глава 1. Первый контакт

В один из теплых летних дней окружающий мир сошел с ума, а жизнь стала напоминать День сурка в сумасшедшем доме. Так, стоп! Все по порядку…

Нельзя сказать, что необычная история случилась с обычной девушкой, это было бы неправдой. С самого детства, буквально как научилась ходить, я выделялась из круга сверстников. В песочнице, в детском саду, в школе я сторонилась людей и была крайне замкнутым и самодостаточным ребенком.

Родители старались помочь в общении с окружающими, таская меня в кружки, на факультативы и творческие вечера, но, когда мне исполнилось шестнадцать, подростковый врач заявил моей маме, что у меня асоциальное развитие. И, конечно, все списали на переходный возраст.

К этому времени я перестала стараться что-то исправить в своем мировоззрении. В конце концов, почему я должна что-то менять, если меня все устраивает и я не мешаю жить другим? Неужели обязательно постоянно общаться и быть активисткой?

В день, когда началась эта история, у меня случился выпускной.

Я не хотела идти: большое скопление людей меня раздражало, мешало и, можно сказать, сводило с ума. С одноклассниками у меня, несмотря на годы учебы, не было никаких взаимоотношений, кроме «привет-пока», а тут еще и привлекли к общественной деятельности…

Несмотря на мои старания избежать посещения крайне неприятного мероприятия, мама одела меня в пышное платье, в парикмахерской сделали прическу с завитушками и я отправилась на истязание.

Очень, очень надеялась, что все, как обычно, не будут обращать на меня внимания и я смогу спокойно посидеть в уголочке вдали от всех. И в этот момент мне не повезло в первый раз.

Ко мне подсела Юля Смирнова, наша староста и душа класса. Очень ответственный человек. Ну просто очень!

Она считала своим долгом помогать мне налаживать контакты с окружающими, ведь это так ужасно, что я некоммуникабельна, флегматична и оторвана от общества. Ах, я бедненькая!

И именно Юлю я боялась больше всех в школе, потому как от нее не удалось скрыться еще никому.

Вот и сейчас она нашла меня в моем уголке и, присев рядом, сочувственно спросила:

— Ирина, почему ты не танцуешь со всеми? Может, мне попросить мальчиков, чтобы тебя пригласили?

Покосившись на танцпол, где сейчас играла веселая музыка, я заметила, как прыгают наши ребята вместе с девушками, и, не гадая, можно точно сказать, что всем им очень хорошо. А из моей памяти еще не изгладился случай на последнем звонке, когда полкласса замывалось в туалете, потому что Колю Виватова вырвало фонтаном на своих одноклассников.

— Нет, спасибо, обойдусь, — поспешно отказалась я.

— Тебе неприятно находиться среди людей? — сочувствуя продолжила лезть мне в душу одноклассница.

Все знали о моей особенности, и это сильно отравляло мне жизнь.

— Да, — просто призналась я. — Но совсем не потому, что я испытываю физически неприятные ощущения. Просто ради окружающих постоянно требуется напрягаться, идти на компромиссы и уступки, люди добавляют в жизнь сложностей и постоянно создают ближним проблемы.

Вот как ты, например. Тебя не звали, а ты пришла, да еще начала расспросы.

— Хм… Мне сложно понять, как можно без подруг?

Легко!

— Мы вот с Людой не разлей вода, и я не представляю, что бы делала порой без ее совета.

Люда — это еще одна активистка класса. И я могла бы рассказать массу вариантов, что Юля могла бы делать без своей подружки. Например ходить без рогов, так как Люда уже третий месяц крутит роман с парнем Юли. Живой пример, почему можно не любить людей.

— Ну… Конечно, ты права, я постараюсь исправиться, — сочла за благо согласиться.

— Сейчас будет на сцене выступление цыган, — заговорщически прошептала староста и ушла, оставив меня наедине с собой.

Я поначалу думала, что она пошутила, однако, когда на сцену небольшого кафе вышли настоящие цыгане и запели, в полном шоке так и осталась сидеть в своем углу.

Креативность Люды, кажется, перешла все границы.

Но это еще полбеды. После выступления было предложено нам погадать, и весь класс по очереди отправился в подсобное помещение, чтобы нам рассказали судьбу.

Чушь полная, по-моему, но грозный взгляд классного руководителя не позволил мне оторваться от коллектива, да и повода сбежать не было. Через полчаса из всех остались непросвещенными только я и Люда. И пока Юля искала свою подругу, я отправилась к гадалке.

Едва только вошла, как все мое внимание сконцентрировалось на пожилой женщине. Смуглая кожа, темные пронзительные глаза, несуразная пестрая одежда и платок, банданой повязанный на голове.

— Ну, что встала? Проходи, садись. Я уж начала волноваться, что ты не пойдешь.

Удивившись такому нестандартному началу, я опустилась на стул напротив нее и ляпнула:

— Не думала, что цыгане заставляют работать пожилых.

Закрыла рот я поздно, слово не воробей: вылетит — не поймаешь.

— Правильно думала. Я сама пошла, очень уж ты меня заинтересовала.

Тут немного расслабилась. Вот оно, логичное продолжение. Ты особенная и все такое.

— Что застыла? Давай руку.

Я протянула правую и тут же услышала:

— Не эту. От тебя левая нужна.

Я удивилась, но исправилась.

— Так и думала. Вот что… Ждет тебя решение важное, весть официальная, дорога дальняя, испытание непростое. Чтобы выдержать все, слушайся своего сердца и прислушивайся к другим. Знающие люди направят тебя, и судьба сложится.

Угу. А теперь про любовь…

— И сложится с темноволосым мужчиной, что бросит тебя умирать, заставит себя спасать и будет единственной твоей опорой и любовью. Он счастье твое!

— А не хочет ли такое счастье отправиться в пеший тур с эротическим уклоном? — выпалила я, совершенно позабыв, что все это неправда.

— Впрочем, будет у тебя и другой вариант, но будешь дурой, если выберешь не черноволосого.

Ага, это у меня — асоциальной личности, которая и с парнем всего один раз встречалась и то всего две недели? Сразу два кавалера? Ну-ну…

— Все, закончила я с тобой. Ты, когда наведаешься в этот город вновь, помни, что я не отказалась бы от какого-нибудь презента. Может, от оздоравливающей настойки.

У женщины явно едет крыша.

— Чего сидишь? Иди уже. Мне домой пора.

— Но ведь у вас еще Люда не была, — пролепетала я, направляясь к двери.

— Больше я сегодня никому гадать не буду. Ты последняя, поверь мне.

Покачав головой, я вышла из служебного помещения и сразу услышала на улице крики. Весь класс отправился смотреть, что же случилось.

А прямо перед кафе сцепились две подружки — Юля и Люба. Рядом стоял Витя, молодой человек первой, и растерянно смотрел на них. По выкрикам я поняла, что наша староста застала парочку целующимися и все открылось.

Девушек разняли, отчитали. Мне не было жалко Люду, в отличии от Юли. Она хоть и навязчивая немного, но хороший человек. Не заслужила подобного. С другой стороны, ей повезло избавиться от такого сокровища, как Витя. Никоторые за них еще и замуж выходят. Вот где ужас!

Юлька была совершенно подавлена, и классный руководитель не знала, что делать с обеими. В кои-то веки я проявила инициативу:

— Тамара Анатольевна, давайте я отведу Юлю домой, мы живем совсем рядом.

— Да, — пробормотала женщина. — Спасибо, Ирина. Она такая несчастная, лучше ей отправиться домой. Думаю, все сейчас разойдутся, вечер совершенно испорчен.

Может, она и права, но я не была намерена упускать шанс ретироваться с праздника. Подхватив Юльку под руку, поволокла ту прочь.

— Куда мы идем? — вытирала девушка слезы.

— Домой.

Кажется, староста уже жалела о своем поведении. Ну да ничего, когда она еще с классом-то увидится? Школу мы закончили.

— Знаешь, Ира, я сейчас очень рада тому, что ты не любишь общаться.

Первый раз за десять лет у нас было полное взаимопонимание.

Так же молча мы с Юлькой и расстались около дома, и я поднялась на пятый этаж, где меня в квартире уже поджидали родители.

— Привет, хорошая моя! — расцеловала меня около порога мама. — Как прошел вечер?

— Просто прекрасно — пробормотала я, входя на кухню и наливая попить. — Было вино, еда, цыгане и танцы. А в конце драка на почве ревности. Можно сказать, вечер был запоминающимся.

— Что случилось? — ахнула родительница, и мне пришлось в двух словах объяснить случившееся.

Мама принялась мыть посуду и рассуждать о произошедшем, а я улизнула в комнату. Завтра предстоят походы по институтам, и надо хорошо выспаться, чтобы пораньше встать.

— Ирина, мы же еще не поговорили по поводу учебы, — крикнула мама.

— Потом!

Закрывшись я облегченно выдохнула.

Родители хотели, чтобы я поступила в университет недалеко от дома, который специализировался на химии и биологии. Обе науки давались мне легко, но мне было все равно куда поступать: ни к одной профессии я не испытывала особого пиетета. Поэтому завтра подам документы куда только можно.

Пусть судьба определит, кем мне дальше быть по жизни. Успокоенная таким решением, я спокойно заснула.

***

Восседая на лавочке недалеко от кабинета, где принимали заявления на поступление в ВУЗ, я смотрела, как туда-сюда снуют студенты. Это пятый университет за первую половину дня, и везде одно и то же: «Займите очередь для подачи документов».

Будущие экономисты суетливо ходили мимо меня: одни не замечали никого вокруг, погруженные в свои заботы, другие наоборот — смеялись и шутили с друзьями. А были и такие люди, которые недоуменно смотрели по сторонам, словно не понимали, зачем они здесь.

Видимо, в будущем мне предстоит присоединиться к последним.

Вздохнув, я достала из сумки смартфон и погрузилась в глобальную сеть Интернет. И первым делом зашла на сайт «ВКонтакте». Сообщения, сообщения, любимые группы… А вот и группа «Книгомана». Книги, акции, ага — голосование.

Сегодня тематика — фэнтези, и несколько опросов, как раз по наболевшей теме: «Поступили бы вы в институт магии?» И мой ответ — да.

Почему бы и нет? Я сегодня везде поступаю.

Что там у них дальше? «На какой факультет хотели бы попасть?» Алхимики, боевые маги, некроманты, ментальные маги, артефакторы, прорицатели, дознаватели. Хм-м… Нажимаю на поле «комментария» и пишу ответ: «На какой возьмут».

И последний вопрос: «При поступлении вас ждет испытание, согласны ли вы на него?» Отмечаю «да». А дальше снова книги, картинки, скидки…

— Ирина Вознесенская?

Поднявшись со скамьи, я отправилась подавать документы в очередной университет, нечего терять время.

Уже вечером, еле живая от усталости, я зашла в квартиру, а дома никого нет. Пятница, вечер, родители уехали на дачу — красота!

Поев и приняв душ, упала на кровать, широко раскинув ноги, и старалась вспомнить, какие еще ВУЗы есть в нашем городе. Голова от перегрузки информации отказывалась думать, и я потянулась за списком. Но на столе вместо него лежало странное письмо в конверте с интересным штампом «Ин-т рас».

Что это? Впервые за день во мне проснулось любопытство. Распечатав послание, я развернула письмо, написанное на хорошей качественной бумаге, и прочитала. Замерла. Тряхнула головой и снова прочла, на сей раз в слух.

— «Добрый день, Вознесенская Ирина Георгиевна. Мы рады получить ваше согласие на обучение в Институте Рас. Сообщаем, что распределение на факультеты будет проводиться пятнадцатого июня, с собой брать ничего не нужно, все необходимое вам выдадут на месте. Желательно, к моменту испытания хотя бы приблизительно определиться, на каком магическом факультете вы хотели бы обучаться. Представительство института на Земле находится по следующему адресу… Всего наилучшего. Секретарь ректора, Унила Добракович».

Перечитав написанное еще раз, мне сложно было поверить, что это лежит у меня на столе. И тут озарение…

— Это же бывшие одноклассники шутят: никак нашли мои сегодняшние ответы в интернете? Вот же… Нигде от них покоя нет. А родители берут подсунутое в ящик и не смотрят.

Скомкав письмо, я выкинула его в мусорное ведро. Неужели они думают, что я поеду на испытание, купившись на этот розыгрыш? Угу, уже бегу.

Включив и посмотрев немного телевизор, я незаметно для себя задремала.

А на следующий день, убираясь, снова обнаружила на столе письмо, то же самое, в надорванном конверте. Но ведь я же его выбросила!

Ничего не понимая, я бросила взгляд в зеркало: слегка растрепанные золотистые волосы стянуты в хвост, лицо немного полновато, серые глаза смотрят прямо и чуточку устало. Кожа белая, фигура полная. Сейчас на мне майка в обтяжку и шаровары, свободно струящиеся вниз, на ногах — тапки с мордами пушистых котов.

Мой внешний вид кричал мне, что мой разум в порядке и я сегодня никуда не выходила. Тогда вот вопрос: кто же был в квартире и вернул письмо на стол?

Растерянно раздумывая об этом, я зашла в ванную и, включив воду, собралась почистить сантехнику, когда по трубам прокатился гул. Федор Иванович снова засорил канализацию?

Гул нарастал и нарастал, а потом резко все стихло и на моих глазах вода потекла в обратном направлении, исчезая в кране.

— Елки-палки!

В совершенном шоке наблюдала я за природной аномалией, а потом меня потянуло, словно магнитом, к ванне и как по волшебству засосало в кран.

Словно в воздушном пузыре, я летела сквозь воду, а может и пространство. Меня вертело, крутило и неожиданно выкинуло на пол.

Стоя на четвереньках, я всматривалась в камень, который был похож на лед, но более прозрачный, гладкий и не холодный.

— Вознесенская Ирина? Почему не приехали на испытание, как договаривались? Пришлось вытаскивать вас временным телепортом, — недовольным голосом произнес кто-то сверху.

Подняв глаза, я увидела с виду обыкновенную темноволосую женщину, говорящую странные вещи. Ее полноватая фигура была облачена в белоснежный костюм с юбкой-макси и длинную безрукавку, напоминающую чем-то плащ.

— Не понимаю, что тут происходит, где я и как сюда попала, — ответила я, шокировано рассматривая огромный, отделанный мрамором зал, только стены почему-то поблескивали в свете свечей.

Помещение имело круглую форму, и в стенах были проделаны арки, в которых клубилось разноцветное марево.

— Если бы прибыли вместе со всеми, то вам бы все объяснили, а раз вы такая недоверчивая, то теперь нам придется поспешить. Кстати, я Унила Добракович, секретарь ректора, по всем организационным вопросам обращаться ко мне.

Женщина направилась к одному из двух огромных проемов, расположенных напротив друг друга и, видимо, являющихся выходами, и я на автомате двинулась за ней.

— Где я все-таки?

— В институте Рас, в одном из самых престижных учебных заведений всех миров. Каждый год мы выбираем лучших из лучших, которым предоставляем право поступить к нам. Это большая честь, между прочим.

— Но я не поступала! — воскликнула я, ничего не понимая.

Я бы посчитала эту женщину сумасшедшей, если бы не окружающая действительность. Впрочем, может это мой диагноз?

— Как это не поступали? Кто при опросе выбрал ответ «поступлю», «все равно на кого» и подтвердил свои ответы?

— Но это же просто опрос! В интернете.

— С чего вы решили, что все просто? — лукаво посмотрела на меня секретарь.

Совершенно шокированная и немного деморализованная, я шла за Добракович и не знала, что и думать. Это сон или не сон?

Однако додумать эту мысль мне не дали новые впечатления. Мы шли по совершенно пустынным коридорам замка, который словно сошел со страниц сказок. Да что там сказок, я теперь подозревала, с чего писали место учебы Гари Поттера.

Стены замка, выполненные из крупного камня, красиво обработанные и отделанные, создавали не только флер старины, но и роскоши. На стенах висели различные портреты неизвестных мне людей, светильники, в которых пылал огонь словно живой.

Кое-где были драпировки из странного незнакомого материала, отдалено напоминающего бархат. А в воздухе витал запах волшебства и чем-то напоминал ваниль… Или это столовая находится недалеко?

В общем, если впечатления обобщить, то это именно тот университет, куда мечтают попасть девушки, читающие книги фэнтези. Где мечтала побывать я. Не знаю, что будет дальше, но эти воспоминания останутся со мной до конца моих дней.

Миновав несколько коридоров, мы подошли к небольшой дверке, и секретарь осторожно постучала, в ответ дверь исчезла. Женщина смело шагнула внутрь, а я засеменила следом, ощупывая дверной косяк, чтобы распознать, в чем фокус.

— Ирина, ну давайте же быстрее, время поджимает.

И я поспешила. Преодолев очередной узкий коридорчик, мы направились к огромным двухстворчатым дверям из толстого полированного дерева в железной окантовке, которая словно переливалась. На поверхности дверных створок имелись письмена и рисунки.

Потянувшись к ним рукой, я была остановлена окриком:

— Осторожно, вы еще не зачислены в институт: стихийная магия может причинить вам вред.

После чего секретарь, ухватившись за металлические ручки, распахнула двери.

— Унила, еще один студент? — послышался удивленный голос.

Сделав несколько шагов вперед, я увидела преподавателей. Они сидели за широким полукруглым столом в небольшом зале, а перед ними стояли стол и стул, куда мне Добракович и предложила присесть.

— Да, прибыла буквально в последний момент.

А я, стесняясь своих тапок с мордами и легкой домашней одежды, сконфуженно опустилась на стул.

— Ну, хорошо, что испытания не закончились, — заметил мужчина в центре, которого я приняла за ректора.

Ну… Возможно, что это ректор. В идеале по сюжету у нас должна быть с ним любовь, однако, присмотревшись, я поняла, что это совершенно не мой типаж.

Начнем с того, что ни преподаватели, ни ректор института никаких мантий не носили. Они были одеты в различную одежду фэнтезийного характера с накинутыми поверх длинными безрукавками. Шикарные рубашки, как у пиратов; пиджаки, как у дворян, и красивые платья. У ректора, помимо неземной красоты и острых ушей, что я, в общем-то, в мужчинах не любила, имелся необычный глаз. Вместо радужки в нем мерцал синий рисунок, на котором по кругу крутились иероглифы, словно приближая или удаляя изображение.

Скорее всего, эльф…

— Добрый день, Ирина Вознесенская, — улыбнулся мне мужчина. — Откуда вы к нам прибыли?

Он разговаривал со мной как с душевно больной. Еще один минус.

— С Земли, — хрипло выдохнула я и скосила взгляд на остальных.

Справа от главы института сидел седой мужчина сурового вида и с таким выражением аристократического лица, словно он проживал и проглотил ведро гвоздей. Ужас…

Место слева от ректора занимала немного полноватая светловолосая женщина, миловидной внешности, но едва она мне улыбнулась, как я поняла, что все сказки про вампиров правда. Острые клыки и, если присмотреться, темно-вишневые глаза… Мама, куда я попала?

Далее рядом с вампиршей сидел самый колоритный человек в этой комнате. На голове длинные светлые волосы и черные маленькие рожки, вокруг глаз черные круги, словно туш потекла, и татуировки на лице. Он был одет в белую рубашку, распахнутую на груди, кожаные брюки и тяжелые ботинки, напоминающие мне гриндора.

Конечно, выглядел мужчина эпатажно, но должен же его статус хоть немного ограничивать… или нет?

Пока я изучала комиссию, преподаватели изучали меня.

— Светловолосая девушка с Земли… Давно у нас не было блондинов оттуда, — переглянулся с коллегами ректор.

— У нас вообще светловолосых очень и очень мало, — заметила единственная женщина в комнате. — А она золотистая блондинка.

Все снова посмотрели на меня.

— Думаю, стихийник, — пробормотал эпатажный мужчина. — У них такие редкость, но на моем факультете светловолосых вообще нет.

— Это не значит, что не может быть, — грудным, немного грубоватым голосом заметил аристократ, который, по моему убеждению, питался гвоздями.

Не хочу к нему! Хотя «стихийник» звучит неплохо.

— Ладно, не будем гадать, тем более решать не нам. Мы достаточно дали время абитуриентке к нам привыкнуть, пора ввести ее в курс дела, — начал ректор и уже смотря на меня продолжил: — Ирина, то место, куда вы попали, называется междумирье, пространство, через которое можно попасть в любой мир. Подробнее о нем ты узнаешь на лекциях. Я же скажу главное: в междумирье вы поступили в Институт Рас, где обучаются самые способные представители всех миров, и таких учреждений всего четыре.

— А для чего?.. — это единственное, что я смогла выдавить из себя от удивления.

— Мы готовим высококлассных магов, которые будут контрактниками и посещать миры согласно заданиям, решать проблемы и, получив награду, возвращаться обратно. Это лучшее место во времени и пространстве.

— А мне вполне нравилось и там, где я жила, — выпалила я.

— Но ты заключила магический договор с междумирьем и никто его не в силах разорвать, — порадовала меня вампирша.

— Когда? — выдохнула я, не помня такого.

— Когда в опросе в соцсети ответила «да» и подтвердила свой ответ, — снова напомнила Добракович.

— Но это же просто опрос! — возмутилась я.

— Это вопрос и ответ, — приподнял бровь ректор.

Рисунок в глазу эльфа пришел в движение и закрутился, при этом мужчина смотрел прямо на меня — и я вздрогнула.

— Алих, ты пугаешь девочку, — укоризненно заметила вампирша. — Основное мы сказали, ситуацию объяснили. Думаю, пора начинать испытание.

Это называется «объяснили»?!

Но Добракович уже поманила меня за собой, и я, словно зомби, направилась следом, не чувствуя ног от волнения. А что если меня не примут, потому что дара нет и я не подхожу?

А если примут? До сих пор не могла понять: хочу я быть магом или нет. Но жизнь ведь идет вперед, нужно получать профессию, учиться, стать человеком, так говорили мне родители, а тут шанс стать магом.

А вдруг я буду боевым магом? И буду швыряться огнем или молниями…

— Скажите, какие факультеты есть в институте? — не удержавшись, полюбопытствовала я.

Добракович хитро на меня посмотрела и, заглянув в очередную комнату, вышла оттуда с плащом.

— Берите и одевайте. Сейчас придем в зал, там накинете капюшон и пойдете за остальным потоком студентов к большим магическим воротам. Когда подойдет ваша очередь, войдете внутрь. Дальше все будет зависеть от дара, что внутри вас.

— Ага, — ошарашено откликнулась я, облачаясь в плащ, который очень походил на те, что были у назгулов.

— Касательно вашего вопроса: в институте существует несколько факультетов — стихийная магия, некромантия, общая магия и лекарская. У каждой своя специализация, плюсы и минусы. Профессор Изор — ректор, возглавляет факультет общей магии. Профессор Нилькор, мужчина с седыми волосами, главенствует над стихийными магами. Профессор Изоль — глава лекарей, а Дазар, тот светловолосый мужчина, — некромант.

— Но он же говорил, что светлых волос у некромантов не бывает…

— Да, на моей памяти такого не было, но они побелели у него во время одного из неудачных ритуалов. Впрочем, не уверена, что вправе делиться подробностями.

Ага, значит, темная история.

— Только они преподают в университете?

— Нет, конечно. У них несколько заместителей. Просто на каждом потоке главы факультетов выбирают группу, которую ведут именно они.

Когда мы в очередной раз повернули и спустились по лестнице, перед моими очами открылся вид на длинный зал, где в дальней узорчатой стене имелся проход, внутри которого клубился разноцветный туман.

Накинув капюшон, я оглянулась на Добракович, которая осталась стоять в начале зала, и, вздохнув, влилась в поток черных плащей. И чем дальше я продвигалась, тем больше нервничала.

Около врат стоял высокий человек, который выбирал из толпы абитуриентов и направлял их к магическому барьеру. Вот неизбежно и на мое плечо легла сильная рука и потянула вперед.

Не чувствуя ног и шаркая по полу, я направилась вперед, немного притормозив у самих магических ворот, а потом, резко вдохнув и зажмурившись, шагнула вперед.

Глава 2. Попала…

Вперед я шла уже несколько минут, а вокруг было лишь много света и разноцветный туман. Может, я что-то делаю неправильно? Другие студенты выходили довольно быстро.

Осмотревшись по сторонам, я развернулась, чтобы идти обратно, как увидела перед собой ярко-зеленый помпон, у которого из пушистого меха виднелись только два глаза.

— А-а-а… — завопила я и бросилась бежать обратно, как передо мной оказался еще один зеленый помпон. Потом еще и еще один.

Я металась из стороны в сторону, не зная куда деваться, а помпоны все множились и множились, пока нам не стало тесно и я не начала в них тонуть.

Но, попробовав выбраться, поняла, что плаваю уже не в помпонах, а в зеленом тумане, кружившем меня и швырявшем из стороны в сторону. А потом запястье пронзила боль.

Вскрикнув, я обнаружила себя лежащей на полу. Все исчезло, и остались только свет и ворота сбоку от меня. Вскочив, я бросилась в сторону них и уже через секунду выдохнула от облегчения, очутившись в знакомом зале института.

Странно, я довольно долго пробыла в тумане, а здесь мой провожатый только направился за следующим студентом, будто прошла всего пара секунд.

Направившись вперед и спустившись по лестнице, я двинулась прочь из зала, в начале которого все так же стояла Добракович и направляла студентов дальше.

— Уже познакомились со своей магией? — улыбнулась она мне.

— А это была моя магия? — вылупилась я на секретаря.

— Да. А что такое?

Я замотала головой. Ну, уж нет, никому не расскажу про помпоны.

— Ну, это часто у многих личное, — понятливо кивала Добракович. — Покажи мне татуировку: она определяет твою принадлежность к факультету.

— Татуировку?.. — не поняла я, а потом непроизвольно схватилась за руку.

Подняв рукав балахона, показала внутреннюю часть запястья женщине и увидела, как у нее расширяются глаза.

— Что такое? — заволновалась я, смотря на кинжал, объятый пламенем, на своей руке.

— Неожиданно, но раз такова твоя магия…

— А? — подняла я вопросительный взгляд на секретаря.

— Ирина, вам прямо по коридору, до лестницы и вниз. В общем зале вас будет ждать Аластер Тиг — невысокий старичок, наш завхоз, он же распорядитель общежития. Поторопитесь, вы будете первая. Только некромантов заселяют первостепенно, и лишь потом они завершают регистрацию.

Кивнув, я направилась куда велено, и только на лестнице до меня в полной мере дошло сказанное.

Я? Некромант?!

Мамочки…

Вниз я спускалась словно в тумане. Мне не верилось, что теперь я буду учиться общаться с покойниками и бог знает с кем еще! Впрочем, мне же не нравятся живые люди, а со своими желаниями нужно быть осторожнее.

Найдя взглядом единственного пожилого мужчину, присутствующего в комнате, я несмело зашагала к нему.

— Добрый день! Я по поводу поселения…

— Что, уже обошла остальных? — строго на меня взглянул мужчина, и я заметила в его волосах прутики и веточки.

Кожа оказалась очень бледной, с немного зеленоватым оттенком. У меня такая же была, когда я отравилась колбасой. Какой же он расы?

— Я некромант, и сказали…

— Не может быть, — перебил меня старичок. — Покажи татуировку.

Я послушно вновь подняла рукав.

— Хм-м… Ну ладно, пойдем. Я уж подумал, обмануть меня решила: много вас таких, что селиться хотят вперед всех, — ворчал завхоз и еле-еле пошаркал вперед.

А я стояла и недоуменно смотрела Тигу вслед, понимая, что мое заселение будет очень и очень долгим. Я сама не очень быстро двигаюсь, но если нас сравнить, то это будет таракан и улитка. Причем я не совсем понимала, зачем завхоз направился к неизвестной двери вместо лестницы.

Легко нагнав своего провожатого, я прислушалась к его бормотанию.

— Так… Куда же определить ее? Там занято, и здесь вроде бы тоже… Туда нельзя, там мужчины. А если?.. Ну да, как раз освободилась…

Достигнув, наконец, двери, Тиг, взмахнув рукой, сделал знак, и в воздухе появился желтый узор.

— Ну, что встала? Поторапливайся. Студенты такие медлительные… — И, открыв дверь, шагнул прямо в сияние, которое закрывало проход.

Ошарашено осмотрев дверной проем, я, зажмурившись, отправилась следом.

Едва открыв глаза, почувствовала, как у меня отвисает челюсть. Передо мной раскинулась незнакомая комната. Каменные стены до половины отделанные темным деревом, под потолком прямо в воздухе висят свечи.

В помещении находился большой камин, недалеко от которого по разные стороны стояли два кресла. За ними посередине комнаты расположился низкий резной стол в окружении дивана и еще пары кресел.

Это моя комната? А где я буду спать?

— Так, слушай сюда, второй раз повторять не буду. Видишь пять дверей?

Действительно, напротив входа в комнату и камина находилась стена полукругом, а в ней — пять резных дверей с разными рисунками.

Кивнув, я услышала пояснения.

— Вот эта, — ткнул завхоз в крайнюю слева, — кухня и кладовка. Там хранятся вещи из твоего мира и там же можно подогреть воду, сделать отвар и все такое. Есть будешь в столовой три раза в день. Понятно?

Присмотревшись к двери, я увидела изображенный на ней котелок, из которого поднимался пар.

— Да-а…

— Вот тут, — показал Тиг на крайнюю правую дверь, — находится туалет.

Я даже боялась представить, почему на двери были изображены листики!

— Ванные на третьем этаже жилых корпусов и, имей в виду, строго разделяются на мужские и женские!

Уловив несправедливый намек, я с возмущением глянула на завхоза.

— А прямо перед тобой твоя комната. По бокам будут два соседа, они поступили в прошлом году.

— В эту комнату вы тогда никого не заселили?

— Заселил, но его уже отчислили.

Я сглотнула.

— Планировка в институте проста, поэтому объясняю, как для тупых. Есть главный вход — большие металлические двери, выкованные в голубом пламени и напитанные магией. На них изображен узор четырех факультетов. Проходя через них, попадаешь в первый каменный зал, из которого расходятся большие лестницы по бокам и коридор вперед.

Лучше бы показал! Впрочем, с его скоростью экскурсия займет не менее года.

— В центральном корпусе находятся администрация, залы и в самом верху комната для поступающих, после которой начинается главная башня. Следом, по бокам, расположены корпуса для учебы, там имеются лекторские аудитории и комнаты для практических заданий. Потом от корпусов отходят переливчатые коридоры, что соединяют корпуса и жилые башни факультетов, огибающие полукругом институт сзади.

— А как мы попали сюда, если не поднимались?

— Двери могут быть порталами. Начертаешь определенный магический символ, в зависимости от места, в которое хочешь попасть, и, открыв, заходишь. Подробнее вам будут рассказывать на одном из предметов.

— Я заблужусь в этом огромном замке, — понуро заметила я.

— Что за глупости! На дверях изображено назначение места, в которое попадешь, их открыв. Все, я пошел — и так задержался. После того как поселишься, тебе надо на второй этаж центрального корпуса в канцелярию и библиотеку.

Проводив завхоза мрачным взглядом, я подошла к своей двери и присмотрелась к рисунку. Вот интересно, как со мной соотносится кинжал, обвитый цветком и шипами. Присмотревшись повнимательнее, удивилась еще сильнее: кинжалом оказалась кость.

Дернув за ручку двери, на которой была изображена черепушка, я вошла в свою комнату и, осмотревшись, сразу поняла, что с радостью буду учится здесь все последующие годы.

Комната была простой, но чем-то сразу пришлась мне по вкусу.

Главное достоинство, что в ней было, — два больших окна напротив входа, из которых в помещение проникало очень много света. Сбоку от двери, вдоль стены, стояли книжные стеллажи, рядом с окном — стол. По другую сторону прямоугольного помещения, так же вдоль стены, располагались кровать с зеленым балдахином — впервые вижу такую воочию, — широкий практичный коричневый диван и шкаф.

Бледно-зеленые с завитушками обои радовали глаз, не вызывая неприязни, а зеленый ковер дополнял уютную обстановку. Лишь маленькие белые черепушечки на нем портили впечатление. Может, их удастся закрасить?

Осмотревшись, я походила по комнате, прикоснулась к мебели и выглянула из окна. Увиденное меня испугало. Это на какой же высоте находится мое жилище? Если вы летали на самолёте, то можете представить вид, который открылся мне: облака, солнце и еще раз облака.

Присев на широкий подоконник и взглянув на клонившееся к закату светило, я решила не придираться к мелочам и заняться делом — время терять неразумно. Скоро вечер, а у меня дел по горло.

Преисполнившись решимости все завершить как можно быстрее, я вышла из комнаты и отправилась выполнять указания завхоза. Сейчас мне на пути не встречались пустые коридоры, везде бродили студенты самого разного вида.

Кто-то с чешуей, кто-то с зеленью растений, торчащей из волос, или с клыками, а некоторые с длинными ушами, а кто-то точь в точь орки из книги Толкиена — массивные чудища с длинными волосами, только немного красноватой кожей, словно они обгорели на солнце.

Но более всего меня поразила девушка со змеями на голове. Я, помня наши легенды, даже зажмурилась и нечаянно врезалась в нее.

— Осторожнее! — воскликнула она, уронив свою сумку.

— Простите, — пробормотала я, непроизвольно открыв глаза и оставшись живой.

— Ты чего бредешь и не смотришь под ноги? — нахмурилась «гаргона».

Змеи на ее голове недовольно зашипели на меня, и я непроизвольно отшатнулась.

— Спокойно, девочки, — погладила их хозяйка.

— Я смотрю по сторонам, — вздохнула я. — Кажется, заблудилась.

— Новенькая? — вскинув брови, посмотрела на меня девушка.

— Да.

— Все понятно. Преподаватели никогда не объясняют нормально, думают, мы ясновидящие. Сама в прошлом году так же мыкалась. Но тебе повезло, я закончила уже свои дела здесь, пойдем покажу все, что нужно.

— Буду только рада, — впервые обрадовалась я, что кто-то полез ко мне со своими советами.

— Меня зовут Милана Ортего, — представилась девушка, пока мы шли в известном только ей направлении.

— А меня — Ирина Вознесенская.

— Интересное имя, похоже на земное. Ты с Земли?

— Именно.

— На факультет общей магии?

— Почему именно туда? — удивилась я предположению.

— У вас технический мир, интересный, но вы все довольно практичные и прагматичные, и чаще из-за этого попадаете на бытовиков.

— Нет, ты не угадала, я некромант.

— Блондинка?

— Угу. А много наших здесь?

— Сейчас не знаю, а в прошлом году на потоке было человека три.

— Негусто…

— А что ты хочешь? Сюда попадают избранные. Это зависит не только от дара, но и от психологических качеств. Тебе потом на лекции расскажут.

От обилия информации в голове был сумбур, но мне дали легкую передышку — мы подошли к библиотеке. Присмотревшись к стопке книг, изображенной на двери, я дернула ручку на себя… и пропала.

— Ты чего? — раздалось недоуменное сзади.

Я стояла и с восторгом в глазах рассматривала множество полок с книгами, которые были такими… такими… Да книги из Гарри Поттера и рядом с ними не лежали.

Милана, протолкнув меня вперед, поволокла к стойке, за которой стояла женщина средних лет со звериными глазами, как у кошки, и благосклонно на меня взирала.

— Адара Нирковна, это новенькая, зовут Ирина.

— Добрый день, вы по поводу литературы? — грудным голосом поинтересовалась женщина, чуть улыбаясь.

— Наверное, — пробормотала я.

— Вы не уверены? — вскинула дама брови.

— Она некромантка и уже поселилась, — намекнула Милана.

— Эх, вот подам я на Тига докладную, как есть подам! — проворчала женщина, доставая формуляр, и, задавая мне вопросы, начала заполнять.

Когда вновь услышала про факультет, взглянула на меня, но от комментариев отказалась. Ну да, редкость — блондины-некроманты, но на моего декана никто же так не смотрит. Или смотрит?

Как мало я еще знаю об этом мире… Или междумирье — это не мир?

— Книги я отправлю к тебе в комнату магической посылкой, ты уже не успеешь вернуться в нее сегодня. Абонемент заведен, теперь можешь приходить и читать когда угодно. Я же вижу, библиотека тебе понравилась.

Еще раз осмотрев высокие полки с потрясающими на вид книгами, я, причмокнув, заметила:

— Очень!

— Пойдём, — потянула Милана. — Тебе нужно торопиться. Сейчас в институте еще нет студентов, но через два дня все прибудут и ты тоже вернешься. А тебе еще нужно в канцелярии взять список всего необходимого.

Выйдя из библиотеки, мы направились дальше. В одном из коридоров прошли мимо витрины с наградами и различными красивыми кубками, дипломами.

— Что это? — удивилась я.

— Это награды, которые наши группы завоевали на соревнованиях факультетов. А чуть правее кубки нашей команды стихийного футбола.

— Стихийного чего? — поразилась я.

— Футбола. Это такая игра, где команда бежит на команду и с помощью силы стихий и ловкости сметает противника, чтобы завладеть мячом и добраться до нужного места.

По этому объяснению я поняла, что стихийный футбол что-то типа нашего регби, но посмотреть на него все равно невероятно захотелось.

— А что за соревнования факультетов?

— На потоках собираются несколько команд и бьются за звание лучшей. Соревнования проходят как в виде дуэлей между участниками один на один, так и в виде командных сражений. Но не каждый может попасть на них.

— А для чего это вообще нужно?

— Ты получаешь право первого выбора, своего рода льгота, среди рабочих мест по окончании университета. Только футбольные команды и участники соревнований обладают таким правом. Это очень престижно и большая удача.

Я пока мало что понимала из объяснений девушки, но времени разбираться не было. Добравшись до канцелярии, я попрощалась с Миланой и, зайдя в кабинет, увидела Добракович.

— Наконец-то. Ирина, вы очень задержались. Вот списки, и пойдемте к залу перемещений. Скоро настройки собьются и будет затруднительно вернуть вас в тоже место, — порадовала меня секретарь.

Непроизвольно схватив пергамент, сунутый мне в руки, я поспешила за секретарем по коридорам института.

— А как мне вернуться сюда обратно?

— Вы получите отдельное письмо, в котором все подробно будет описано. С собой можно взять только одну сумку с вещами, но такую, которую вы сможете сами донести.

— А какие вещи лучше взять?

— Это уж вам виднее, но должна предупредить: техника не работает в междумирье.

— Ох… — Я представила весь ужас сказанного.

Теперь мне придется жить без телефона, компьютера и интернета. Что же делать-то?

— Мы пришли, — сообщила Добракович, поворачиваясь ко мне. — Ну что, вы готовы отправиться домой?

Удивившись тому, что мы так быстро добрались, я сняла черный плащ и, отдав женщине, кивнула.

— Тогда до встречи через два дня. — И она указала на одну из портальных арок.

— До свидания, — махнула я рукой и со свитками шагнула внутрь желтого сияния.

Обернувшись, я хотела еще раз посмотреть на институт, но за спиной увидела лишь ванную. И, опустив взгляд на руку и свитки, поняла, что мои проблемы только начались.

«Е-мое! Как я скажу родителям про свое поступление? Они же не поверят. — И следом новая мысль: — А как сказать про татуировку?!»

Интересно, в институте могут учиться зомби? Ибо меня непременно убьют!

***

В воскресенье я получила письмо с инструкциями насчет того, как буду добираться до института, и весь день бегала по магазинам со списком необходимых вещей. Поиск некоторых поставил меня в тупик.

Если, например, свечи, кубок, пестик, веничек и емкости различного литража не вызвали проблем, то набор ножей различной длины и конфигурации создавал сложности. Кто мне в нашем мире продаст такой набор, который походил больше на охотничий?

Про чугунный котелок объёмом шесть литров я промолчу. Однако более всего меня испугал набор медицинских хирургических инструментов. Нет, их было не проблема купить, но вот для чего они нужны?

Но старание и труд все перетрут. Ножи я смогла приобрести на рынке, где даже не поинтересовались моим паспортом. Котелок утащила у Варвары Петровны, нашей соседки, прямо с балкона.

Не знаю, где она в свое время достала большую округлую чугунную прелесть, явно советского производства, но мне она была точно нужнее.

Далее мой путь лежал на местный базар, где благодаря летнему времени в секции с животными продавали птиц. Как же верещал бедный петух, когда после покупки я вырвала у него полхвоста. Народ смотрел на меня странно и осуждающе. А что делать?

Но самое важное мое решение было в медицинском магазине, где я рассматривала различные сверлышки, щипчики, ножнички… Пилу! Я решила остановить свой выбор на самом дорогом и лучшем наборе, на мой взгляд. В нем было видимо-невидимо приспособлений и, самое главное, имелась инструкция!

Конечно, к магии она не относится, но хоть буду знать за какой конец что держать.

После последних покупок деньги у меня практически закончились, осталось разве что на такси. А ведь я собирала их четыре года на поездку в Европу, как раз на каникулах после поступления…

Что ж, съездим, но не в Европу, а в междумирье.

После покупок я принялась собирать сумку, и это дело оказалось едва ли легче. Вот что бы вы взяли с собой в институт магии?

Техника отпадала сразу, зато я первостепенно захватила вещи личной гигиены и самые удобные одежду и обувь. Плюс в сумку полетело вечернее платье, как раз с выпускного, и несколько украшений. Вдруг там бал? А я не при параде.

И потом, обведя глазами комнату, я поняла, что больше взять и нечего. Остальное там мне точно не пригодится. Разве что… Поддавшись порыву, я бросила в сумку косметичку.

Сама я мало красилась, уж очень сильная у кожи была аллергическая реакция. Но, говорят, женщина с ней способна преодолеть все трудности. Последнее, что было упаковано, — это несколько шоколадок и удобная сумка, чтобы ходить на занятия. Все!

Если что-то и забыла, то заберу в следующий раз. Будут же нас отпускать домой?

Вечером, готовя поесть, я думала о том, как рассказать все родителям. То, что мне не поверят, даже не обсуждалось, но и отступать я не собиралась. Ни мама, ни папа не отнесутся нормально к тому, что я уеду непонятно куда.

Размышления прервали родители, вернувшиеся с дачи. Послышались голоса, на пол бросили сумки.

— Ирина, помоги разгрузить поклажу! — крикнула мама.

Нервничая и хмурясь, я разбирала овощи на кухне, когда ко мне присоединились папа и мама.

— Ну, как прошли выходные, дочь? — присел папа на стул.

Настроение у обоих было прекрасное, и тем неприятнее его портить.

— Подала документы? — поинтересовалась мама, заглядывая под крышку сковородки.

— Да, я рада сообщить, что поступила в институт.

Родители удивленно взглянули на меня.

— Что-то быстро, — приподняла брови мама, присаживаясь рядом с отцом. — И в какой институт, на кого?

— В Институт Рас, на некроманта.

Несколько минут родители молчали.

— Что это за учебное учреждение? — нахмурился отец.

— Ну, что-то вроде академии магии. Через четыре с половиной года, если я его закончу, буду магом-контрактником. — И, развернувшись, начала накладывать себе поесть.

Через несколько минут тишины я услышала ожидаемое:

— А я тебе говорила, не нужно разрешать ей читать все эти книжки про магию, но ты меня не слушал. Сказки, сказки, а теперь ее прибрала к рукам какая-то секта, наверняка.

— Это не секта, — возразила я. — Мне нечем вас убедить, но завтра я отправляюсь учиться в институт.

— Никуда ты не поедешь! — воскликнула мама. — Я не отдам свою дочь сектантам!

Спор уже готов был перейти в скандал, когда посередине кухни появилось зеленое свечение и немного механическим голосом декана сообщило родителям все то, что до него сообщила я. А также, что магический договор расторгнуть невозможно.

Свечению они поверили больше. Прошла пара часов, прежде чем мама и папа смогли со мной связно общаться.

Весь оставшийся вечер родители ходили из угла в угол, но расспрашивать меня не пытались — магия запретила. В их понимании это было так, я же на самом деле знала, как выглядел человек, который с ними общался.

Утром родители попрощались со мной, мама крепко обняла, в ее глазах стояли слезы.

Я утешающе заметила:

— В конце каждого года у меня будут каникулы и я приеду в гости.

Она лишь кивнула. Даже я, не имея детей, понимала ее: отпускать дите в неизвестность очень непросто.

— Ты обязательно сообщи нелюдям, которые будут тебя учить: если что-то случится с моим ребенком, я их междумирье на клочки порву, как и того, кто тебя не уберег.

— О! — все, что смогла вымолвить я. — Постараюсь передать.

И мы с папой отправились на автовокзал города, откуда меня должен был забрать представитель института.

— Тебя кто-то будет встречать?

Я пожала плечами.

— Наверное, нет. Сказали, что в девять подойдет транспорт.

Кивнув, папа замолчал, но я видела, как он нервничает.

— Что такое?

— Переживаю, что ты не вернешься к нам.

— Папа!

— Когда-то нам с твоей мамой нагадала гадалка, что мы будем очень счастливы, но дочери с нами не будет.

Тут и мне вспомнилось предсказание, которое я по случайности получила на выпускном. Оно врезалось в память и предвещало много странного.

— Что бы не случилось, я обещаю, что буду навещать вас.

— О большем не прошу.

В этот момент недалеко от нас остановилась машина, «Москвич» очень старой модели, но выглядел как новенький. И это их конспирация?

Мы с папой переглянулись.

— Что-то мне подсказывает, что это за тобой, — ошарашено заметил он.

Сверившись с номером в письме, я поняла, что да, за мной. К машине начали стекаться люди моего возраста, и я, еще раз обняв папу и взяв сумку с вещами, поспешила в сторону транспорта.

Водитель стоял рядом и очень напоминал Кису Воробьянинова из «Двенадцати стульев». Пушистые усы, пиджак девятнадцатого века и круглые очки. Неудивительно, что его рассматривала вся улица.

— Студенты, забираемся в машину и отправляемся. Побыстрее, мы выбились из графика.

Он еще и шепелявит.

— Мы что, поедем в этом? — указал парень, стоявший рядом со мной, на «Москвич».

— Да.

— Все? — уточнила еще одна девушка.

— Естественно. А что вас не устраивает? Хотите своим ходом? — приподнял одну бровь мужчина.

После нескольких секунд тишины парень, стоявший рядом со мной, открыл дверь, и мы один за другим начали залазить в салон. Я была третья, и меня как раз впечатало лицом в стекло, а плечом в бугая, который стоял рядом со мной.

В такой ситуации сложно было даже вздохнуть, не говоря о том, чтобы почесаться. Когда я в школе сторонилась людей, то еще не понимала, что такое, когда тебе лезут в душу. Сейчас на нее еще и давили.

— Долго ехать? — прохрипела я, когда мотор заурчал.

— Часа два!

Два часа зажатой людьми в замкнутом пространстве. Некоторые из них начали обсуждать нашу ситуацию и глупо подхихикивать.

Раньше я не знала, что такое ужас, зато теперь у меня есть время проникнуться.

Глава 3. Новая жизнь

Институт встретил меня радушно вместе с остальной кучей народа, которая спешила в альма-матер, ведь завтра первый день занятий. Представители различных рас шли мимо, не обращая на меня внимания. И только новичков сразу было видно: мы брели, рассматривая всех.

Все же это невероятно, что со мной случилось.

Войдя по ступеням в главный зал института, я заметила Добракович, которая собирала около себя первокурсников. Эх, а так хотелось побыстрее попасть к себе в комнату. Спортивная сумка в руках, которая непонятно как поместилась в багажник «Москвича», оттягивала руку, и я давила в себе порыв бросить ее куда подальше. А ведь по карте еще до комнаты добираться.

Вот так уныло я побрела вперед, стараясь прибиться в самом конце.

— Первокурсники, сейчас вы должны пойти за мной. Вас ждет посвящение в магию и прикрепление к институту.

Непроизвольно сразу вспомнились помпоны.

Но нас никто не спрашивал, хотим ли мы посвящаться с вещами, и мы толпой побрели за Добракович к двери. Секретарь, как ранее Тиг, начертала в воздухе знак, который засветился желтым, и дверь отворилась в желтое марево.

— За мной.

Двигаясь в очереди к порталу, я отметила и своих соотечественников с Земли. Шутники больше не выглядели такими оптимистами, скорее были взволнованы и не уверены в себе.

Пройдя через дверь, мы оказались в большом светлом зале с множеством скамеечек со спинками, а впереди, на возвышении, стояли два длинных стола. Перед ними же расположилось настоящее произведение искусства.

Стеклянный, хрустальный… Не знаю, но самый прекрасный цветок, который я только видела. Несмотря на то, что его внешний вид был мне незнаком, при взгляде на него я чувствовала тепло и спокойствие. Он был словно частью меня.

— Сейчас все по очереди подходим и прикасаемся к артефакту силы. Необходимо положить на него руки и не отнимать, пока артефакт не погаснет. Ну, кто первый?

Все молчали и не двигались. И неожиданно для самой себя я вышла вперед и, несмело ступая, направилась к артефакту. Разместив руки как сказано, я практически сразу почувствовала тепло, и потом засветился зеленый свет. Мне сложно было понять, то ли это магия артефакта, то ли моя.

Несколько секунд, и все погасло.

Дальше дело пошло веселее. Я посмотрела, как народ последовал моему примеру, и, пользуясь случаем, подошла поближе к Добракович, раздумывая, можно ли обратиться к ней с просьбой.

— Вы что-то хотели, Ирина? — поинтересовалась секретарь, продолжая делать пометки в пергаменте.

—  Скажите, а можно и мне научиться делать порталы в дверях?

— Конечно. В свое время вам все расскажут на лекциях.

— А сейчас вы не могли бы мне показать рисунок моей комнаты? Она так высоко, что я не уверена, дотащу ли свои вещи, — жалостливо спросила я.

Добракович улыбнулась.

— Мне не жалко, но я не знаю, хватит ли у тебя сил и концентрации его открыть. Смотри, тут главное запомнить рисунок. — И, нарисовав в воздухе закорюку, начала объяснять: — У мест, которые находятся рядом, основа похожа, но попасть в личные комнаты или частные владения нельзя, если хозяин не добавил тебя в магическую защиту. Теперь вот рисунок твоей комнаты.

Добракович, достав из воздуха перо, перевернула мою карту.

— Ух… И я так смогу? — восторженно выдохнула я.

— Конечно, если будешь хорошо учиться, — заметила секретарь, нарисовав нужный мне рисунок сзади карты, и протянула мне пергамент со словами: — Не забудь сконцентрироваться и использовать силы, которые таятся внутри тебя.

— Спасибо, — поблагодарила я и мыслями унеслась в новое для меня предприятие.

Интересно, можно использовать любую дверь?

— Кстати, ты можешь идти, — порадовала меня Добракович. — Занятия завтра начинаются в девять утра, не опоздай. Вот твое расписание и все, что нужно знать студенту. Советую ознакомиться с правилами института.

Вновь достав из воздуха пергамент, секретарь передала его мне и повернулась к другому студенту. Я же, подойдя к двери, через которую мы входили в зал, открыла ее и осторожно выглянула. Никакого сияния, только коридор и снующие студенты.

Выйдя, я осмотрелась и отправилась искать себе дверь, желательно не запертую, и, пройдя несколько метров, задумчиво глянула на одну из них. На ней был изображен горшок, который заставил меня задуматься.

Если это котелок, то однозначно, открыв дверь, я могу кому-то помешать, вдруг в эту лабораторию входить нельзя… Но если это ночной горшок… Тогда эта дверь то, что мне нужно.

— Что ты так задумчиво уставилась на туалет?

Повернувшись, я увидела Милану, что с улыбкой за мной наблюдала.

— Да вот думаю, можно ли воспользоваться дверью как порталом?

— Можно использовать любую, которая открыта. Но сумеешь ли ты его создать?

Перехватив тяжелую сумку, я ответила:

— Вот сейчас и посмотрим.

Закрыв глаза, я попробовала сконцентрироваться и нарисовать рисунок. Ничего… Потом еще раз — и снова ничего.

— Сконцентрировалась? — послышался голос Миланы.

— Вроде да.

— Пожелала попасть в свою комнату?

— Не то слово!

— Эх, я же сказала, что это не так просто. Профессор говорил: важна правильная мотивация.

Мотивация, это созвучно мне и миру, в котором я родилась. Вновь прикрыв глаза, я представила расстояние до комнаты, вспомнила про свою сумку, во мне родилось желание облегчить свою участь. Перед мысленным взором, пока я чертила узор, дверь открылась…

— Ух ты! Получилось! — воскликнула моя знакомая.

А потом кто-то вышел из туалета и врезал мне дверью по лбу, рисунок пропал.

— Первокурсница открывает порталы? — раздался удивленный голос моего декана.

Потирая ушибленный лоб, я почувствовала, что краснею, смотря на распахнутую безрукавку и бугрящиеся под белой рубашкой мышцы.

— И самое интересное, что первокурсница — блондинка и на моем факультете. Занятно… Хорошо, что хоть в этом году будет, с чем работать.

— Добрый день, профессор, — пропищала Милана, стоящая рядом со мной.

Однако декан, ничего не ответив, пошел прочь.

— Почему ты мне не сказала, что это мужской туалет? — зашипела я на девушку.

— Ты же хотела делать портал. Какая разница? — инфантильно ответила она.

Заскрипев зубами, я вспомнила свои ощущения, мотивацию и попробовала вновь. Теперь рисунок загорелся с первого раза. Я потянула ручку двери — перед нами раскинулось желтое марево.

— Пошли? — спросила я у Миланы.

— Ты меня приглашаешь?

— Конечно. Чувствую, ты о многом можешь мне рассказать.

Очутились мы в той же гостиной, куда меня приводил Тиг.

— Ты уверенна, что нам сюда? — спросила моя гостья.

— Ну, да.

— Это же гостиная мальчиков.

Я недоуменно посмотрела на девушку:

— С чего ты взяла?

— На двери туалета эльфийский лист.

Все-таки листики.

— И что?

— У девушек всегда изображены лианы друидов.

М-да… Теперь-то мне точно все понятно.

Решив с листами разобраться позже, я зашла в свою комнату и, бросив, наконец, сумку на пол, устало опустилась на диван.

— Присаживайся, — пригласила я гостью.

— А где твои документы? — удивилась она, опускаясь рядом.

— Рефлекторно убрала в сумку. А что, там что-то интересное?

— Правила института и расписание, — сообщила Милана, когда одна из ее змеек на меня зашипела.

Хозяйка, щелкнув по ней, заставила спрятаться.

— А ты… То есть они… — старалась я быть тактичной, не зная как спросить.

— Я нага, — поняла мои метания гостья.

— Нага — это?.. — поинтересовалась, напрягшись.

— Да, раса змей, но не стоит пугаться. Мы не ядовиты, и такие змейки, как у меня на голове, бывают только у женщин. И превращаем в камень мы только за смертельное оскорбление.

— Действительно, — пробормотала я. — Совсем не стоит пугаться.

— Поверь, есть и более опасные расы, например ведьмаки и ведьмы. Сила их слова ужасающая и может сравниться лишь с непростым характером и мстительностью. К тому же они довольно высокомерны.

— Их можно как-то отличить от человека?

— Да, по глазам. Во время колдовства их заволакивает черная дымка.

— А те, у кого растения торчат из волос,  это кто?

— Друиды — дети леса. У них бледно-зеленая кожа и вредный характер, хотя и не у всех. В них много магии жизни, и они часто лекари и врачеватели. В своем мире живут в лесах, которые занимают более половины их планеты.

— А с клыками — это вампиры?

— Да. Они приходят из самого жаркого мира, где всегда светит солнце и жарко. Их отличают от людей красные глаза и клыки. Кровь пить могут у любого живого существа. Быстры, могут оборачиваться в летучую мышь, но их тяга к крови является и их слабостью.

— Мне как-то не по себе, — передернула я плечами.

— Тебе-то переживать не стоит: они плохо переносят кровь землян. Говорят, у вас в ней много холестерина и этих… концергенов.

— Канцерогенов?

— Точно. Им долгое время потом бывает плохо.

— Я видела еще людей с чешуей.

— О! Это высшие русалы и русалки. Самая компанейская раса. Открыты, дружелюбны, но обид не прощают, очень злопамятны. Впрочем, и конфликты у них бывают редко, в отличие от ведьмаков и орков.

— Орки?

— Большие детины с красной кожей. В их мире много скал и камней, а еще тупого народа. Сюда поступают лучшие, и все равно они удивят тебя тугодумием.

— Ты очень строга, — недоверчиво заметила я.

— Вот увидишь.

— А наш ректор, он эльф?

— Да. Они дети воздуха, полей и свободы. В их мире прекрасные строения. Эльфы умны, хитры, но правдивы, и справедливость у них на первом месте. А еще они хорошие психологи.

— Кто же у нас остался?

— Оборотни и демоны. Первые — это основательные, верные и правильные во всех смыслах существа. Они ценят честь и чистоту помыслов. Демоны же — совсем наоборот. Прямолинейные, жесткие искусители. Чтобы с ними общаться, нужен подход. Правда, если сумеешь заслужить их доверие, то отношение к тебе вряд ли когда-то изменится. У тебя появится самый верный друг и помощник.

— У каждого есть… — начала я, и Милана закончила:

— …Свои достоинства и недостатки.

А я заерзала.

— Тебе нравится учиться? Легко привыкла?

— Нет, было сложно: наги — клановые существа. Институт же — это другой мир, другие правила. Здесь все отлаженно, чтобы мы быстрее адаптировались. Язык изучаем, когда впервые сталкиваемся с институтом. Я, например, пила настойку, которую мне выдали там, куда я пришла после письма-приглашения.

— Я ничего такого не пила. Меня сюда принесло через арку телепорта.

— Ну, это способ еще более распространенный. Когда ты проходишь через арку, тебе прививается язык мира, куда попадаешь. Иначе никак.

— Удобно.

— Зато много других трудностей, — вздохнула Милана. — Нагрузка здесь большая, магию осваивать трудно.

— А расскажи мне про моего декана? Как он понял, что я с его факультета?

— Все деканы знают, кто откуда. Наверное, с помощью магии как-то определяют, на каком факультете обучается студент. А вообще, он один из четырех старших преподавателей и демон.

Ага, значит демоны с рожками.

— Возглавляет один из двух боевых факультетов.

— Некромантия — боевой? — удивилась я.

— Конечно. А ты думаешь, зачищать кладбища и города от зомби и бороться с некронечистью кто должен?

Мамочки, заберите меня обратно.

— А твой декан — красавец мужчина, на него многие девушки в институте заглядываются, но он холодный как ледышка. Хотя пару раз оттаивал для эльфийки и вампирши одной.

— То есть, здесь роман между преподавателем и студентом?.. — начала с намеком я.

— Ну, конечно, очень личные отношения не поощряются, но если по обоюдному согласию, то это твое личное дело. А правду здесь узнают без проблем.

— Хм…

— Вот твой декан и крутил роман со студентками, но отношения долго не продлились. Было пару романов и до этого, в городе. Однако сейчас он свободен, — хитро посмотрела на меня Милана.

— Не-не, я не претендую. — Мне очень хорошо помнилось предсказание гадалки, которое уже начало сбываться. — Мне нужен темноволосый мужчина. А как учебный процесс?

— Нормально. Учимся мы шесть дней в неделю. Один выходной. Все необходимые вещи у тебя на постели.

На кровати действительно лежала кучка предметов. Подойдя, я развернула форму. Коричневые брюки и такого же цвета кофта с треугольным вырезом и рукавами-фонариками, которые к локтю сужаются и ниже облегают руку. Фонарики и вырез кофты отделаны очень мягкой кожей, и из такого же материала имелся поясок, охватывающий тело прямо под грудью.

На Милане, кстати, была идентичная форма, но красного цвета. Однако девушка обладала более пышными формами, чем я, и на ней все смотрелось очень уместно. Я же в этом наряде буду выглядеть провокационно. Впрочем, что я знаю о том, что здесь провокационно?

— А эту форму все носят?

— Да, это обязательное правило. Исключение, и то небольшое, могут сделать только для состава команд футбола.

— Они любимчики?

— В некоторой мере да, — усмехнулась девушка.

Было видно, она от них в восторге.

— А что это за тетрадка?

Рядом с одеждой лежала видавшая виды кожаная тетрадь с пустыми страницами. Зелененькая, без рисунков, но с монограммой «Рас».

— Это для лекций.

— Одна?! — поразилась я.

— Ты должна капнуть на нее каплю крови и закрепить тем самым за собой. А потом, открыв, достаточно лишь назвать предмет и на страницах появятся буквы твоих записанных лекций. Так же и с книгой.

Посмотрев вбок, я увидела похожего внешнего вида книгу, только потолще. Вот бы нам такое в школу! А то носила сумку, по тяжести сравнимую с мешком картошки.

— А гулять можно выходить в город?

— Это привилегия, которая недоступна для первокурсников. Отпускают только со второго курса, до этого, говорят, опасно. Из развлечений только стихийный футбол, на который ходим болеть, и свидания.

— Последнее не для меня, — вздохнула я. — Не получаются у меня с парнями отношения.

— Может, ты просто выбирала их не в том мире? — усмехнулась Милана.

Я выбирала? Вопрос в другом: кто выберет меня?

Через час девушка ушла, а я занялась тетрадкой и документами, что мне дала Добракович. Пора приобщаться к студенческой жизни.

Глава 4. Слухи и сплетни

Перед тем как лечь спать, я разложила все вещи по местам, обжила комнату, которая на ближайшие четыре года заменит мне дом, и подготовила сумку на завтра, чтобы отправиться на лекции во все оружии.

Среди вещей, которые я получила от института, были и волшебные чернила, и различные канцелярские приспособления, и много других вещей для учебы. Ко всему прилагались листочки с пояснениями. А на тетрадке и учебнике, после того как я капнула на них кровью, красовался тот же рисунок, что и на двери, только с моими фамилией и именем.

И, конечно, я осмотрела немного пугающее меня место с листиками на двери. Внутри все было непередаваемо: овальная сидушка вроде стульчака унитаза, внутри — черное отверстие, и все это висит в воздухе.

Мне несколько раз пришлось повторить про себя, что я в магическом междумирье и туалет, который вижу перед собой, работает как надо. Добили меня мягкие зеленые листики, напоминающие туалетную бумагу и сложенные стопочкой.

Ночью спала я плохо: слишком много впечатлений, слишком много мыслей и желаний. Но, несмотря на сон урывками, встала отдохнувшей и полной сил, энтузиазма.

Уже зная, что комнаты мы убираем сами, я застелила постель и, надев форму, которая оказалась довольно удобной, схватив сумку, поторопилась на завтрак.

То, что я вышла заранее, было, безусловно, верным решением, ибо, пока спустилась по лестнице вниз, пока по карте нашла столовую, прошло немало времени.

Только теперь, торопясь по коридорам, я уже без недоумения рассматривала студентов, знала какие расы предо мной, кто из проходящих мимо — преподаватели, кто — рабочий персонал. Догадалась и о том, кто к какому факультету принадлежит.

Красные — общая магия, мы, некроманты, носили коричневые цвета, лекари зеленые, а вот стихийники были облачены в синюю форму. Готова поспорить, они и являлись самым престижным факультетом в институте. Правда, декан у них…

На пороге столовой я немного помедлила. Огромное помещение, в котором одну из стен практически всю занимали окна и в три ряда стояли столы с лавками по обе стороны. Много, много столов. А напротив входа, у противоположной стены, была раздача.

Наполовину заполненное народом помещение сильно меня смущало: я первый раз вижу этих людей, поэтому тут снова взыграла моя натура.

Пока я шла к раздаче, краем глаза заметила Милану, которая мне махнула. Кивнув, я взяла круглый поднос и тарелку, видом и объёмом очень напоминающую миску сенбернара. В нее большим черпаком налили жидкость, цветом и запахом напоминающую кисель и внутри которой плавали кусочки чего-то.

Потом из окна раздачи вытянулась костлявая рука и на поднос поставила стакан с зеленой жижей.

— Следующий.

«Пожалуйста, пусть на кухне не будут работать зомби, только не они».

Эта мысль не покидала меня до тех пор, пока я не опустилась рядом с Миланой.

— Ты не знаешь, из чего это готовят? — был мой первый вопрос ей.

— Я могла бы приблизительно сказать, но вряд ли ты знаешь названия ягод и растений.

«Значит, примерно кисель, — успокоилась я.— Только в какой кружке?»

Не став дальше гадать, взяла ложку и пригубила. Ну, вполне съедобно, и даже плавающие кусочки — чем-то напоминали ягоды.

Милана тактично не мешала мне приобщаться к местной кулинарии, хотя расправилась со своей порцией быстрее меня. А когда я взяла в руки кружку, в столовую зашла группа ребят.

Не знаю почему, но я тут же опознала в них команду стихийного футбола. Во-первых, ребята были одеты лишь в штаны от формы, а верхняя часть была другой, как и рассказывала Милана, а во-вторых, чувствовалось, что они команда. Слаженная и дружная.

— Дай угадаю, это и есть ваши звезды института?

Милана проследила за моим взглядом.

— Точно. Так заметно?

— Я все это наблюдала в своем мире, со стороны, ибо не отношусь к людям, которые сверкают в лучах славы, а точнее — совсем на оборот. Тут то же самое, ничего не меняется.

— Ирина, почему я слышу в твоем голосе горечь?

Я отхлебнула травяной отвар.

— Тебе показалось. Давай я угадаю их капитана?

— Ну? — хихикнула Милана, включаясь в игру.

Я мимоходом пару раз посмотрела на усаживающихся за стол парней. Впрочем, уж скорее они молодые мужчины: слишком взросло выглядят. И сразу выделила, вокруг кого они сгруппировались.

— Парень в сиреневой рубашке.

— Точно. Барей Диаркан, второкурсник, капитан команды и один из самых сальных стихийных магов на своем потоке. Несмотря на то что в команде есть ребята, учащиеся и курсами старше, он хорошо себя показал в прошлом году. Любимец их декана и мечта всех девушек.

— Не надо обобщать, — поправила я нагу.

Конечно, не хорошо судить людей за глаза, но этот парень заранее вызывал во мне неприязнь. К тому же был ведьмаком, и если верить вчерашнему рассказу Миланы, то и внутреннее содержание подкачало.

— Им для игры надо быть невероятно хорошенькими или это случайность? — снова мазнула я взглядом по команде.

— Понравился капитан? Можешь попытать счастья.

В этот момент к столу футболистов подошли девушки и разбрелись по парням, обнимая их и целуя. Видимо, там все по очень взаимному согласию.

— Что-то мне подсказывает, что они уже заняты, — хмыкнула я.

— Некоторые да. А вот капитан и еще несколько ребят, в том числе и его друзья, меняют девушек как перчатки.

Что и следовало ожидать! Моя неприязнь усилилась в разы.

— Благодарю, б/у не интересует.

— Б/у?

— Не важно. Почему ты сказала про друзей? Разве они не все дружат?

— Все, но вон тот светленький, с короткими волосами и зелеными глазами, и русоволосый рядом с ним — они лучшие друзья капитана.

Тут я проявила неосторожность и встретилась взглядом с Диарканом.

Ярко-фиолетовые глаза смотрели без особого выражения и интереса, словно я была частью толпы. Из зачесанных назад черных волос выпала прядь, ниспадая на высокий лоб. Правильные черты лица и выделяющиеся скулы делали лицо красивым, практически идеальным.

Я отвела взгляд и спросила первое, что пришло в голову:

— А кто же из них с серьёзными отношениями?

— Трое, у двоих уже помолвки заключены.

Вот тут я в полном шоке посмотрела на Милану:

— Так рано?

— Да, Ирина. Больше половины студентов выберет себе пару до окончания обучения. Есть исключения, но их очень мало. Наша магия стремится к любви.

Не зная что сказать, я залпом допила отвар и отправилась на лекцию.

В голове крутилась только одна мысль: «Спасите…»

Первая лекция. Общая. Нравоучительная

Лекция началась появлением ректора в аудитории. Привлекательный и невозмутимый, со своим жутким взглядом, он поднялся на небольшое возвышение и встал у кафедры.

— Добрый день, студенты. Сегодня у вас первая лекция по общей магии, которую буду вести я. Начитываю я ее сразу нескольким группам на потоке, ибо массами студенты усваивают информацию намного лучше.

Странно, мне всегда казалось, что наоборот. Странные эти маги. Но я в любом случае услышу и запишу.

— Итак, сначала отступление, посвященное безопасности института. Не сомневаюсь, что правила вы все прочитали, — мягко и зловеще начал Изор. — Но это я так, на всякий случай. Мистер Тиг?

Вперед вышел наш завхоз и, прокашлявшись, сказал:

— Значит так, объясняю как для тупых! Магичить вне стен специально отведенных под это залов запрещено. Категорически! Существует система предварительной записи на их посещение. Вас много, и на всех разом помещений не наберешься. Увижу следы магии вне специальных помещений, вас будет ждать дисциплинарное взыскание, а именно работа на благо нашего любимого института.

— Прошу запомнить, — продолжил ректор, и внезапно его голос стал во много раз громче, оглушая, — ПОСЛЕ ПЯТОГО ВЗЫСКАНИЯ, ПОСТАВЛЮ ВОПРОС ОБ УЖЕСТОЧЕНИИ НАКАЗАНИЙ!

— Ик! — испуганно вырвалось у меня.

— Также первокурсникам нельзя покидать пределы института. Единственное исключение будет сегодня и под присмотром преподавателей. Попробуете улизнуть или что-то устроить, сгною на кухне! — продолжил вещать Тиг.

— Поверьте, это для вашей же безопасности. Вы еще слишком неопытны, — добавил Изор.

— Нельзя распивать дурманящее и спиртные напитки, приворотные или проклинающие зелья. Запрещается применять магию к студентам.

— ЗА ПРИМЕНЕНИЕ МАГИИ, НАМЕРЕННОЕ, К СТУДЕНТУ, ВЫЛЕТИТЕ ИЗ ИНСТИТУТА СРАЗУ! — внес лепту ректор.

— Ик! — не сдержалась я.

— А также нельзя хранить у себя артефакты без разрешения на то преподавателей. Из основного все, остальное дочитаете в правилах. И помните: я вас предупредил. — И Тиг пошаркал из аудитории прочь.

— Теперь перейдем к основной теме нашей лекции: «Магия и ее важность для всех миров», — продолжил Изор, и рисунок в его глазу завращался. — СОВЕТУЮ ЗАПОМНИТЬ ДАННУЮ ЛЕКЦИЮ. ОНА БУДЕТ НА ЭКЗАМЕНЕ И ПРИГОДИТСЯ В РАБОТЕ!

Теперь не вызывает сомнений, почему усвояемость его лекций высокая. Вопрос в другом: буду ли я к концу года заикаться? Или минует?

***

Лекции в институте длинные, по три часа, между ними перерыв в двадцать минут, поэтому после первой пары мы сразу отправились на обед. График учёбы казался неплотным, но со всеми перерывами и обедами занимал более восьми часов. Хорошо, что вечером уроков делать немного.

Столовая встретила шумом и суетой, утреннего расслабления как не бывало. Все куда-то торопились, вокруг слышались гомон и вскрики спорящих или что-то рассказывающих студентов. Нормальная и привычная атмосфера.

Подойдя к раздаче, я получила четыре тарелки и четыре кучки. Одна красная, две зелёных, посветлее и потемнее, а последняя желтая. И в конце вытянулась костлявая рука и поставила на поднос кружку с черной жижей.

К столу, за которым сидела Милана, я шла в тревожной задумчивости относительно своего обеда, утешало одно — пахло вкусно.

В этот раз подруга села недалеко от футбольной команды.

— Решила приобщиться к прекрасному? — поинтересовалась я у нее, чуть скосив глаза в сторону знаменитостей.

Присев напротив, попробовала ложкой первое блюдо красного цвета. Что-то вроде мясного паштета. Подойдет.

— Вот подумала, что тебе нравится смотреть на наших знаменитостей, и решила пойти на встречу.

Я чуть не подавилась.

— Что мне действительно нравится, так это есть нормальной вилкой, которой тут нет.

— Ложка — универсальный столовый прибор, есть во всех мирах. На каникулах привезешь сюда то, что тебе нужно, — просветила нага.

Кивнув, я попробовала желтое блюдо: по вкусу — пюре из какого-то незнакомого фрукта.

— Как тебе первый день? — улыбнулась Мила.

— Была общая магия. Ректор — это, конечно, что-то с чем-то: как я заикой не осталась, не пойму.

— Его фирменный голос, — понятливо кивнула нага. — Это не только у него, многие преподаватели свой усиливают.

Я чуть не захлебнулась компотом.

— Обрадовала.

И тут от стола, где сидела команда, послышалось то, что заставило меня напрячься.

— Посмотрите, у некромантов блондинка. — Это сказала одна из девушек сиятельной троицы, кажется Барея.

Но самое удивительное то, что сегодня с ним сидела другая.

— Некромантка? — спросил светловолосый парень.

— Странно, у них же не бывает блондинок, — заметил Барей.

— И ничего в ней такого особенного, — добавила его подружка.

Они не говорили на повышенных тонах, и тем не менее было слышно.

— Здесь нормально так вот обсуждать людей во всеуслышание? — решила и я не понижать голоса.

Милана чуть улыбнулась.

— Да. Ты находишь это странным?

— Скорее невежливым, — хмыкнула я и, не глядя на команду, кивнув наге, отправилась на лекцию.

У выхода уже пожалела о сказанном. Вот кто тянул меня за язык? Еще не хватало поссориться с любимчиками института. Жизнь тогда здесь будет «сахарной».

***

Я думала, некроманты занимаются в подвалах, а оказалась — на самом верху башни лекторского корпуса. Аудитория была большая, но больше похожая на лабораторную, на окнах решетки.

Декан зашел со звонком, который сообщал о начале занятия, и внимательно, даже несколько изучающе, посмотрел на нас.

— Добрый день! Меня зовут Тиркур Дазар, и я ваш декан. Если возникают какие-то проблемы, обращаетесь ко мне, наказание вам тоже буду назначать я. Как и поощрения за достижения и хорошую учебу. С этим понятно?

Мы согласно загудели.

— Вопросы? — приподнял брови мужчина.

— А почему некроманты занимаются так высоко? — спросил стоящий рядом со мной вампир.

Ага, не только у меня такие стереотипы.

— Не совсем понимаю, как этот вопрос относится к сказанному до этого, но все же отвечу. Любой некроматический материал тянется к земле, чем выше находится лаборатория, тем больше шансов перехватить его до того, как он ее достигнет.

— А если не успеешь? — не сдавался вампир.

— Об этом вам расскажут на лекции. Еще вопросы?

Мы молчали.

— Прекрасно. Теперь подходим к столу, который стоит рядом со мной, и берем из емкости щепотку песка, бросаем в котел и подходим ко мне. Потом согласно полученной цифре разбиваемся на группы.

Все так же молча мы направились выполнять указание. Я получила цифру три и, не понимая, что это означает, встала к своим.

Когда поток студентов иссяк, декан отдал распоряжение:

— Первая группа отправляется на два этажа ниже, вторая — на три, рисунок на аудиториях такой же, как и на этой двери, не перепутаете. И там знакомитесь со своими кураторами. Третья остается, у нее я буду вести занятия и практикумы, а также лично курировать группу.

Ошарашено переглянувшись, мы проводили взглядами студентов. Что, интересно, он разглядел в этом котелке? Милана говорит, что у каждого преподавателя свой метод отбора…

— А теперь давайте определяться с обучением, — повернулся к нам декан, когда за последним перенаправленным студентом закрылась дверь. — Лекции я вам раздам, писать их не надо, но к каждому занятию будете готовить тему, которую я вам сообщу, и здесь ее отрабатывать. Некромантия — это практический предмет.

Я боязливо повела плечами. Не хочу его знать.

— А сегодня мы с вами будем воочию изучать практический материал. Так сказать, привыкать. — И сдернул покрывало с одного из столов, а там-м-м…

Меня вынесло за дверь, я даже не спросила разрешения. Впрочем не только меня. На ближайшее время туалет стал самым популярным местом у некромантов.

***

Единственный за ближайший год поход в город не радовал. После проведенного времени над унитазом совсем не хотелось сталкиваться со своей профессией еще раз, но декан раздал всем очень реалистичные иллюзии и наказал тренироваться.

Дескать, если не будем прилежно исполнять упражнение, он все равно узнает, и я даже знаю как. Но Дазар — потрясающий преподаватель и очень интересный мужчина, со своей харизмой и нетривиальным характером.

Институт стоял недалеко от главных городских ворот, на острове рядом с берегом, и мы под присмотром преподавателей направились по мощеной дороге через мост в город. Я, озираясь по сторонам, старалась рассмотреть все, что только можно, не обращая внимания на неважное самочувствие. Меня все еще подташнивало после последней тренировки.

Но когда я еще смогу увидеть, что находиться за стенами института?

Недалеко находился лес, густой, с неизвестными деревьями. Трава странной формы, невысокая, примерно по щиколотку; воздух наполнен причудливыми ароматами, которым я не находила сравнения. Словно запахи духов: каждый вздох — новое открытие.

А впереди виднелся город, словно его строили с картинок фэнтези: высокая городская стена, а за ней башенки, башенки. И мне натерпелось ступить на мостовые, осмотреть дома, увидеть людей и местную жизнь.

Меня нагнала Милана:

— Смотрю на тебя и думаю: «Неужели я была такая же?»

Взглянув на улыбающуюся девушку, я спросила:

— Тебя тоже отпустили?

— Конечно, все курсы. Я теперь буду часто бывать здесь.

— Сколько? — поинтересовалась я.

— Раз в неделю.

— Да уж… — И тут я вспомнила об одной немаловажный вещи. — А деньги здесь можно получить обменом на валюту своего мира?

— Да, конечно. Деньги иных миров передадут в столицу: они пригодятся, если кто-то отправится в ваш мир. Через пару дней повесят расписание обмена.

— А заработать их тут никак больше нельзя?

— Нет. Оказывать услуги магам, не закончившим обучение, нельзя, выгонят, да первокурсники и не могут. Только стипендия за хорошую учебу нам доступна, но здесь непросто ее получить. Ну и, конечно, хорошо платят команде и участникам соревнований. Правда, в этом году не отбирали еще.

Заслушавшись, я споткнулась о камень. И расквасить бы мне нос на дороге, но кто-то меня удержал от падения. Выпрямившись, я встретилась с безразличными ярко-сиреневыми глазами. Барей…

— Спасибо, — пробормотала я, а он, ничего не ответив, просто отправился дальше.

Лишь его новая девушка посмотрела на меня как на таракана.

— Ух ты! Он все-таки классный, красивый.

— И практически мертвый, — добавила я, вспомнив взгляд.

— Почему? — удивилась Милана, слыша от меня столь странное суждение.

— У него глаза безэмоциональные, как и он сам.

Непроизвольно я наблюдала за парнем, который шел чуть впереди нас, видимо присоединился к друзьям. Что-то казалось мне странным в нем, за что-то цеплялся взгляд, но я не могла понять, за что.

— А мне кажется, это такая мера защиты, — довольно проницательно заметила нага. — Его же достают многие. Девушки хотят с ним гулять, ребята дружить. Я даже слышала, что в прошлом году случилась неприятная история с одним парнем. Они вроде с Бареем дружили, а потом хоп… и все. Он вышел из команды и перевелся в другой институт. Бедняга…

Я могла бы предположить, что произошло, но смысл гадать? И такой уж ли капитан команды бедняга? Я наблюдала, как он идет с девушкой. Она держит его под локоть и прижимается к нему, а ведьмак даже не обращает на нее внимания, о чем-то разговаривает с другом.

Но тут мы начали входить в городские ворота, и звезда института окончательно вылетел у меня из головы, а я вновь засмотрелась по сторонам. Мощёные улочки, небольшие, максимум двухэтажные, здания с черепицей и причудливыми вывесками. Все я так себе и представляла, когда читала книги.

Двигались мы неспешно, нестройным ручейком вглубь города, в центре которого находился высокий замок. Интересно, в нем можно побывать? Но до него мы не дошли, остановились в паре кварталов, рядом с вывеской «Трактир для магов».

А что? Просто и понятно.

И когда мы зашли внутрь, там действительно оказался самый настоящий трактир, с большим очагом в зале и множеством столов, которые студенты начали быстро-быстро занимать.

— Пойдем быстрее, лучшие места разберут, — дернула за рукав нага, и мы стали протискиваться сквозь непонятно откуда образовавшуюся толпу.

Я думала, не успеем, но на удивление нам досталось самое лучшее место — в центре зала. Осмотревшись по сторонам и надеясь, что могу увидеть что-то интересное, стала бродить взглядом по помещению.

Нам принесли напитки, хотя я ничего не заказывала.

— Что это? — посмотрела я на кружку и повернулась к Милане, но она куда-то отлучилась.

В середину зала вышел мой декан и, немного усилив голос магией, объявил:

— Этот праздник для первокурсников уже традиция, и после него они станут полноправными членами нашего тесного сообщества. Так выпьем же за это!

Все потянули руки к стаканам, в том числе и я. Напиток оказался приятным, с терпким вкусом и запахом, напоминающим ваниль. Внутри разлилось приятное тепло, и я в благодушном настроении стала всех рассматривать.

Первый укол тревоги я почувствовала, когда заметила наших звезд, сидящих в углу таверны. По всем законам любого общества они никак не могли там оказаться, если только сами не захотели. А раз так…

Ко мне подлетела Милана и посмотрела в мою кружку.

— Ну все, я опоздала…

— Что? — не своим голосом поинтересовалась я.

— Это испытание для студентов…

А дальше я не слышала слов: перед глазами начало все расплываться, а внутри взбунтовалась магия.

Я ранее думала, что не некромант? О нет! Я некромант и еще какой! А теперь не пора ли нам пошалить?!

***

Подперев лицо ладонями, я сидела в гостиной, что рядом с моей комнатой, и думала об отчислении. Стыдно было как никогда в жизни.

— Ирина, извини, меня отвлек одногруппник. Скажи мне, что ты помнишь?

— Как у меня все расплылось перед глазами, а потом очнулась, когда декан на руках нес меня по улицам города, при этом я грызла его плечо!

— До крови? — округлила глаза подруга.

— Вроде нет, — заскулила я.

— Хорошо бы, демоническая кровь очень вредная.

Я вскинула голову:

— А то, что я укусила своего декана, тебя не волнует?

— Ой, они и не такое здесь видели. Что он потом сделал?

— Посадил меня на крыльцо трактира к остальным первокурсникам и обмотал светящейся веревкой, после чего погрозил пальцем и сказал, что, если буду пробовать сбежать, отшлепает.

Выражение лица наги стало мечтательным.

—Лучше бы он меня отшлепал.

— Милана!

— Что? Твой декан потрясающий мужчина, хорош собой, обаятелен, да еще и проклят. Просто герой романов.

— О да-а… — протянула я и попросила: — Расскажи мне лучше про то, что я творила.

— Ну, после того как твое сознание покинуло тебя, ты сначала бегала по таверне и что-то искала, а потом засветилась зеленым светом и из подвала полезли крысы и люди.

Я в полном шоке посмотрела на подругу.

— Хозяин заведения держал в подвале людей?!

— Да мертвые!

Как меня не вырвало, не знаю.

— Я создала зомби?

— Скорее, если учесть, как ругался твой декан, нечисть, но с особенностями.

— Надеюсь, меня быстро все скрутили? — с надеждой поинтересовалась я.

— «Быстро» и «все» — это не совсем те слова, чтобы описывать ситуацию. Пойми, там не ты одна куролесила, а весь поток. Последние два года был не очень сильные наборы, и преподаватели не ожидали такого. Первые минуты магия летала по таверне, пока деканы не вызвали подкрепление и вас не скрутили.

Я чуяла, не все мне рассказала нага.

— Что я делала? — впилась я в подругу взглядом.

— Ну… Сначала были крысы и люди, потом, пока твой декан с ними разбирался, ты решила запустить пиротехнику. Взяла со стойки бара бутылку с выпивкой, вызвала огонь и направила его на бутылку, даже не открыв, погрела ее какое-то время и пнула в сторону футбольной команды. Был взрыв.

— Меня посадят, — забормотала я.

— Конечно, стихийникам все нипочем, но с огнем они справились не сразу, да и вышли из таверны по пояс голые. Одежда частично погорела. Ты подарила женской половине института несколько счастливых минут.

— Угу, а это самая половина защитит меня, когда стихийники решат мне отомстить? — мрачно поинтересовалась я.

— Они не знают, что это ты, в этом дурдоме только я старалась не выпускать тебя из виду.

— Но как я могла использовать огонь?

— Частицы магии живут во всех нас.

— А дальше?

— Ты выбежала на улицу, и за тобой следом бросился Дазар. Что было потом, ты знаешь.

— Со стороны института нас ждут репрессии? — со страхом поинтересовалась я.

— Думаешь, они накажут весь поток? Нет. Тем более все это организовывается как посвящение, ведь именно на нем большинство пробует первый раз применить свою магию. Заодно профессора смотрят, кто на что способен и чего стоит.

— Садисты, — проскрежетала я.

Дальше мне развить свою мысль не позволили: дверь в гостиную открылась и вошли мои соседи. Я большими усилиями подавила желание перекреститься. На нас смотрела ведьма в черном одеянии, с угольно-черными глазами, с черными губами и бледной кожей. Ах да, надо не забыть про подвеску-пентаграмму на шее.

Рядом с девушкой стоял не менее странный мрачный парень в зеленой одежде. Веточки и листики в волосах ясно указывали на то, что это друид. А когда он заговорил, я поняла, что Тиг не один такой брюзга.

— И кто наша новая соседка? — скептически поинтересовался он.

— Я — Ирина Вознесенская.

— Гербанар Оцерот, — сообщили мне в ответ.

Вот чем плох переезд в это междумирье — здесь не каждое имя запомнишь. Надо записать.

И повернулась к ведьме.

— Имара Думран. Думаю, для того что бы мы ужились, надо пояснить правила. В гостиной не шуметь, ко мне заходить только в случае крайней необходимости и ни о чем не просить. Вообще желательно не общаться.

Друид же просто прошел в свою комнату и закрылся.

— У него проблемы? — поинтересовалась я.

— Не знаю, — пожала плечами ведьма. — Я переселилась сюда перед началом года. На прежнем месте произошел… конфликт.

На этом общаться со мной дальше не пожелали и ушли в комнату.

— Милана, ты знаешь про них что-нибудь?

— Имара на втором курсе, но за прошлый год поменяла комнат десять и ни с кем не прижилась. Гербанар — друид, и он помолвлен, иначе бы к нему не подселили.

— А помолвлен, это значит…

— Он ни с кем не может иметь интимных отношений, только с невестой.

— О-о-о…

— Но, вообще, у тебя очень… странные соседи. Все стараются жить дружно, помогать друг другу, а тут…

Посмотрев на нагу, я вздохнула.

Может, все остальные и рады, когда в их жизнь лезут, а вот я довольна, когда меня не трогают, и пока соседи меня полностью устраивают. Еще бы не помнить своего посвящения — и жизнь бы наладилась.

Глава 5. Хочу владеть магией!

Утро добрым не бывает! Золотые слова. После вчерашнего голова была словно набита ватой и совершенно ничего не соображала. К тому же я не могла поверить, что нам устроили глупое посвящение, которое чуть не сделало всех первокурсников заиками. Да еще появление моих «милых» соседей стало прекрасным завершением вечера.

А с утра по расписанию стояла физическая подготовка. Идти не хотелось, зато очень хотелось стипендию.

Занятие по физической подготовке

— Доброе утро! Я — Утар Илузир, ваш тренер. Моя задача поддерживать вашу физическую подготовку на уровне «хорошо». Но это в идеале. У многих из вас, если не у всех, «хорошо» придется достичь, а некоторые еще и не смогут это сделать. Но я буду очень стараться, чтобы вас выгнали отсюда не из-за моего предмета.

Все это нам излагал здоровенный орк, кажется эту расу Милана называла тупыми. Крупные — да, тупые — вряд ли.

— А теперь мы начнем занятие с пробежки. Бегаем два часа по кругу, а я пока расскажу вам, что с вами может случиться, если вы не научитесь хорошо бегать. Вперед!

И пока я трусцой бежала в самом конце строя, Илузир вещал:

— Вы некроманты, а значит, у вас будет одна из самых опасных профессий, если вы сможете ее получить! Вы представляете, кто за вами будет бегать? Ну-ка, скажите мне!.. Какие мужчины? Симпатичные? Трупы не бывают симпатичными! Трупы бывают голодными, и они вас съедят, если догонят. А они догонят, ибо бегаете вы безобразно. Не просто медленно, безобразно!

Его одухотворенная речь совсем не придавала сил!

— Некроманты — это защитники людей от нечисти, вы должны упокаивать кладбища. Как вы будете упокаивать его, если на местности передвигаетесь еле-еле. Лич бегает куда быстрее, и он принесет вас в жертву и заберет душу!

Верните меня обратно домой!

— Вы трепещете? Видно, недостаточно, чтобы бежать быстрее! Но сейчас я спущу собачек и у вас сразу все наладится! Повторяю, некромант — это одна из самых опасных профессий…

***

На первую лекцию по стихийной магии я пришла ни жива ни мертва. Еле переставляя ноги, группа нестройным вялым ручейком понуро втекала в аудиторию, а там нас уже встречал преподаватель — Денру Нилькор, декан стихийного факультета.

Какое «счастье», что и по этому предмету я обучаюсь у декана. На самом деле одни и те же лица у нас только на уроках некромантии, по остальным предметам состав группы постоянно тусуется, в зависимости от желания того или иного преподавателя.

И сейчас Нилькор, как змея на охоте, присматривался к своим будущим жертвам. Все-таки этот мужчина заставляет меня бояться за свое обучение в институте. На его предмете точно будет непросто.

Прозвенел звонок, и мы все притихли…

Лекция по стихийной магии. Разведывательная

— Добрый день, студенты. Меня зовут Денру Нилькор, и я декан стихийного факультета. У вас буду преподавать свой предмет небольшим курсом. Многие могут спросить: если мы некроманты, для чего нам стихийная магия? Кто-нибудь знает на этот вопрос ответ?

Взгляд профессора пробежался по затихшей группе.

— Что ж… Тогда поясню я. В каждом из вас есть зачаток любой магии, будь то общая с ее заклинаниями, или стихийная со стихиями. Лекари лечат силой души или крови, кому что дано. Единственные, чьей магией мы все обладаем в меньшей мере, это некроманты.

— То есть мы сильнее стихийников? — удивленно раздалось с задних рядов.

— Нет… Если нужна атака или схватка в лобовую, тут некроманты слабее стихийных магов, но если ловушка, засада или нелинейная схватка, то некромант, вполне возможно, одержит верх. Сколько втираю это своим остолопам, не верят, пока им в бою хвост не прищемят.

— А почему так? — не сдержалась я.

— Некроманты владеют магией не только этого мира, как все мы, но и потустороннего, куда нам хода нет до определенного времени, поэтому их методы более изощренные. Но, помимо этого, вы будете владеть самым примитивным уровнем защиты и магии других направлений. Это как раз то, что надо для жизни.

По аудитории послышалось взволнованное шуршание, я нетерпеливо заерзала на своем месте. Еще немного — и мы станем великими магами!

— А сегодня мы будем учиться обращаться к огню. Поверьте, самая легко идущая на контакт магия. Если ее отклик будет хороший, можно пробовать и другие стихии, если нет, то и дальше двигаться не стоит.

В волнении и от желания попробовать сразу, вот прямо сейчас, я заломила руки. Видимо, Нилькор понял наше общее настроение.

— Имейте в виду: практиковать магию разрешается только в строго отведенных залах! Иначе за это получите страшное наказание.

Мы все закивали.

— Тогда записывайте: «Призыв огня. Подчинение».

***

На обед я шла одухотворенная. Мне очень понравилась лекция и не терпелось ее опробовать. Жалко, что творить магию можно только в специальных помещениях или на полигонах. Эх…

Уже привычно набрав поесть и даже не обратив внимания на то, что плавало в тарелках, я уселась напротив Миланы.

— Ну как? — первым делом спросила девушка.

— Репрессий вроде бы не было, — порадовала ее я. — Знаешь, Нилькор — хороший преподаватель, совсем не суровый, несмотря на то, что выглядит грозно.

— Это ты еще не слышала, как он ругает своих студентов за просчеты. Ух-х-х… Стены сотрясаются.

Все равно, я была уверенна, что он не злой. Строгий, может быть, но без гнильцы внутри.

Громкий смех привлек мое внимание, и я посмотрела вбок. Там девушка повисла на шее Барея и что-то ему втолковывала. Тот отворачивался и морщился. Странно…

Чем она ему так не угодила? И еще я отметила, что он очень редко обнимает своих пассий и не откликается на их ласку.

Если девушка не нравится, зачем с ней встречаться?

— Ты снова смотришь на капитана команды.

— Знаю, — пробормотала я и вгрызлась в выпечку.

— Ирина, не подумай, что я тебя не ценю или не считаю привлекательной… Но тебе вряд ли что-то светит там.

Я удивленно посмотрела на нагу.

— Конечно нет! Барею нужны девушки другого… нрава. Нет, нет. Зачем завязывать отношения с тем, кто тебя через неделю бросит?

— Думаешь, через неделю? — хихикнула подружка.

— Ну, примерно…

— Однако, если бы не это, ты была бы не прочь?

На подобное заявление я лишь осуждающе покачала головой.

***

На практикум по некромантии я не шла, я тащилась, еле передвигая ноги. Воспоминания о прошлом занятии еще были живы, а тренировки над иллюзией с гниющими останками не очень способствовали моему привыканию к предмету.

На этот раз декан, встретив нас в кабинете, поманил через заднюю дверь в просторную и светлую комнату с множеством столов, укрытых странным белым материалом.

У меня от нехороших подозрений засосало под ложечкой.

— Выбирайте себе рабочее место, на протяжении всего обучения оно будут закреплено за вами, — порадовал нас Дазар.

Посмотрев на лукаво разглядывающего нас красавца, я сразу направилась к столу около окна. Если что, можно будет выпрыгнуть. Вдруг к этому моменту я научусь левитации? Да и лучше разбиться, чем быть съеденной нежитью.

— А теперь перейдем к сути сегодняшнего практикума. Пока переходить к поднятию или успокоению покойных рано, не говоря про другие задачи. Сперва вы должны изучить внимательно, досконально материал, который будет являться вашей работой. А он имеет три стадии: только усопший, разлагающийся и скелет. Есть еще призраки, но их изучают в другом разделе.

Чем больше я слушала, тем больше мне плохело. Есть ли вариант избавиться от моей профессии?

Декан же уселся прямо на стол и, протерев платком красный фрукт, откусил от него. Все присутствующие сморщились. А Дазар, казалось, забавлялся.

— Но для начала мы проверим, как вы выполнили домашнее задание.

И, повинуясь желанию декана, простыни слетели со столов, и перед нами предстало разлагающееся месиво.

Половину группы сразу вынесло за дверь, я же, зажав рот руками, изо всех сил старалась не расстаться со своим обедом. Даже практически не дышала, но тошнота подкатывала и меня бы вывернуло на изнанку, если бы, повинуясь жесту профессора, со стола не пропал разложившийся труп.

А я бросилась к окну, открыла створку и вздохнула полной грудью. Все-таки выбор места однозначно был верным решением. И ребята, последовавшие моему примеру, лучшее тому подтверждение.

— На сегодня достаточно, но тренировки продолжайте. В следующий раз добавлю времени.

Мы уныло посмотрели на нашего персонального садиста.

— Ну, что прохлаждаемся? Закрываем окна и работать!

На столах под тряпочкой уже снова что-то лежало. Приподняв ткань, я снова увидела труп. Видно, это судьба — провести всю оставшуюся жизнь среди мертвяков. Голых…

— Это первая стадия — только недавно упокоился. Ваша задача — определить, как умер, вид смерти, причину, ну и так далее по списку. Его найдете на странице двадцать три.

— А потом? — грустно вопросил мой сосед.

— Перейдете ко второй стадии, — подмигнул Дазар и снова откусил яблоко.

***

Вечером в моей жизни случилась трагедия: все залы для практикумов по магии были заняты. Причем для разных курсов имелись свои помещения, но даже если они были свободные, меня все равно туда не пустили.

Как стать крутым магом, когда вокруг одни ограничения? Теперь все сейчас натренируются, а я потом буду среди отстающих!

Печаль снедала мое сердце, мучала и морально убивала, пока я лежала в своей комнате и думала, что делать. Взгляд то и дело перемещался на полки. Запретный плод манил.

Теорию к занятиям полагалось изучать по конспектам лекций и универсальной книге. Дополнительно в библиотеке я получила магические справочники, без которых на практикуме делать нечего, но неизученные заклинания оттуда нам строго настрого запретили использовать.

Ну, а если взять безвредное заклинание, просто попробовать? Немного практики, ничего особенного, никто и не узнает.

Ноги сами собой двинулись к полке, руки против воли взяли нужную книгу и раскрыли на первых страницах.

В справочнике имелись подробные указания, как правильно использовать магию и не причинить никому вреда. Вот и чудесно, просто прекрасно… Жизнь-то налаживается.

Сбегав на кухню и приготовив все необходимые ингредиенты, я начертила пентаграмму, поставила в нее котелок с кипятком и, усевшись на пол, зажгла свечи. Едва огоньки затрепетали, я приступила творить заклинание.

По бокам все обезопасила, теперь можно было пробовать. Прикрыв глаза, я, как и учил Нилькор, заглянула внутрь себя и увидела зеленую магию. Потянувшись к ней, постаралась обратить ее в огонь, но с первого раза у меня ничего не получилось. И со второго, и с третьего.

Часа через два я психанула и отбросила книгу. Два раза пришлось подогревать воду, не говоря уже о затратах душевных сил. Но, видимо, великим магом мне не быть, когда я даже огонек зажечь не в состоянии.

Взгляд мазнул по пентаграмме, котелку и книге, зацепившись за слова: «Усиление магии и призыв путем заклинания».

Может, у меня нет способностей к стихийной магии и нужно немного помочь, чтобы получить хоть какой-то результат?

Просмотрев страницу и все внимательно изучив, я не нашла ничего подозрительного и решила рискнуть.

В очередной раз подогрев воду, я обхватила справочник рукой, воспроизвела нарисованный жест и произнесла заклинание. В то же мгновение струя воды из котелка и столб пламени ударили в потолок, пробили его, прошли через следующую комнату и через еще одну.

Где-то сильно громыхнуло.

— Мамочки… — пропищала я, глупо таращась на пустой котелок.

А потом, подхватившись, начала метаться по комнате и думать, чем можно замаскировать дыру в потолке. Может, покрывалом?

— Ирина! — раздалось от соседки. — Чтоб тебя нарклоки покусали! У меня трещина в потолке.

— Извини! Неувязочка вышла!

Тут дверь в мою комнату открылась, ударившись о стену, и ко мне в гости зашили…

Увиденное повергло меня в глубокий ступор.

Визитерами оказались Нилькор и Дазар. И если у второго была лишь немного сверху обгорелая одежда и красное, обваренное лицо…

Ладно, сильно обгорелая одежда! Но вот у первого эта самая одежда отсутствовала практически вообще. Нужные места, конечно, были закрыты, но рубашка и штаны висели обгорелыми лохмотьями.

— Ой! Здрасьте, — просипела я.

Маги внимательно осмотрели дыру в потолке.

— И что у нас здесь? — мрачно спросил Дазар.

— Я случайно, — попробовала улыбнуться.

Момент испортил свалившийся на пол камень.

— Мы так и подумали, когда как раз в наш стол ударил столб двух стихий, — растянул в ответ в улыбке губы Нилькор.

Меня передернуло.

— А что, там кто-то живет? — чтобы перевести тему, поинтересовалась я.

— Там кто-то пьет, — процедил Дазар. — Я по доброте душевной думал, что сознательных студентов, хоть и первокурсников, можно предоставить самим себе: чудить вы начинаете курса со второго. Но вы меня разубедили, а значит, достойны поощрения. Я бы отправил вас на исправительные работы на кухню, но в свете того, что вы не просто колдовали в комнате, а со справочником, достойны только уборки стадиона.

Я только шмыгнула с расстройства носом, но промолчала, взирая на гостей исподлобья.

— Сегодня поспите с дырой, а завтра все исправят, — добавил Нилькор.

Воспользовавшись порталом, декан стихийников покинул мою комнату. Дазар, погрозив мне пальцем, сделал то же самое.

А я осела на пол там, где и стояла, надеясь, что за эксперименты из института не отчисляют.

***

На следующий день, вечером, я отправилась на стадион, который находился за институтом, чтобы отработать свое наказание. Ведром и тряпками меня снабдили, осталось дело за малым — отмыть служебные помещения.

Как очищается огромная махина под небом, я и представлять не хочу, мне же предстояло отмыть три помещения, одно из которых — смотровая.

Под потолком нестройно летали огоньки, пока еще еле тлея, но готовые разгореться с приходом темноты. Летом долго было светло, на улице теплота и благодать, а я вынуждена проводить время за уборкой. Просто выть хотелось от таких перспектив. Но после моей провинности, думаю, еще легко отделалась.

Вот с такими мыслями и отрабатывала наказание. Я уже убиралась в самой большой комнате — смотровой, когда услышала внизу, на стадионе, шум. Поискав глазами его источник, увидела выбегающую на поле команду.

В этот момент я поняла, почему все так любят стихийный футбол. Помните тех красавцев в столовой? Так вот, теперь они появились на поле по пояс раздетые, лишь в легких штанах.

При виде таких мужчин можно легко получить сердечный приступ или захлебнуться слюной. Они или вагоны круглосуточно разгружают, или в тренажерном зале днюют и ночуют. Даже на расстоянии от них веяло силой и опасностью.

Опустившись на колени, чтобы меня не было видно, я приникла к окну, наблюдая тренировку. Вот на поле вышли тренер и команда, имитирующая противника. А после тела мужчин объяло потрясающее в своем виде сияние.

Разноцветная энергия клубилась вокруг тел, создавая специфическую броню, все виды магии слились и защищали стихийников. Я поняла, что напоминало мне действие на поле, — американский футбол, только здесь защитой служила магия.

В полном восхищении я следила за тренировкой: как команды сходились одна против другой, отрабатывая приемы, обсуждая тактику и ведение игры. И, понаблюдав, я была согласна с остальными — они невероятно круты.

Переведя взгляд на ведро, я грустно вздохнула и отправилась за шваброй. Кому-то суждено купаться в лучах славы, а кому-то — драить пол.

Обратно в корпус института я возвращалась уже затемно, вдоволь насмотревшись в сумерках на игроков, переливающихся стихиями, — они как раз закончили тренировку перед моим уходом. Впечатления переполняли меня и настроение было преотличное, пока моя нога не ступила в гостиную.

В ней ждал злой друид, который, увидев меня, начал возмущаться.

— Что-то случилось? — поинтересовалась я, слушая непонятные мне, явно нецензурные выражения.

— У меня система корней в комнате после твоей вчерашней выходки засохла. Как я теперь продолжу выращивать обручальное дерево для брачного ритуала?!

— Ну, подкорми его чем-нибудь, — предложила я.

— Чем? — поджал губы парень.

— На Земле для этого используют навоз. Говорят, хорошее средство…

— Что?! — взвизгнул друид.

Тут открылась дверь около кухни и оттуда высунулась соседка.

— Вы заткнетесь или нет?

— Нет! — хором выкрикнули мы.

— Прокляну! — рыкнула она.

Нас прервал голос, который возвестил о том, что меня вызывают к ректору.

— Куда это ты? — обозлился друид.

— Как будто сам не слышал, — огрызнулась я. Настроение никакое, и все из-за него. — Не нравится идея с навозом, тогда решай проблему сам!

И, хлопнув дверью, скрепя сердце направилась к ректору. По пути два раза заблудилась, но к ночи добралась до уважаемого профессора Изора. Уж не знаю, сыграл роль мой проступок или время суток, но вещал мужчина вдохновенно: о правильном, об этике и других очень одухотворенных вещах.

Обратно вернулась уже за полночь, и в гостиной царила зловещая тишина, словно предзнаменование.

***

Барей Диаркан

Прислонившись к стенке и прикрыв глаза, я сидел в раздевалке, стараясь выкинуть все мысли из головы. Мокрые волосы после душа приятно холодили кожу, а тело все еще покалывало от прямого соприкосновения со стихиями.

Зачем я записался в команду стихийного футбола? С самого начала же было ясно, чем это закончится, и теперь в своих мучениях виноват только я, ну еще и бабушка. Как лучше она хотела… Непонятно, кому лучше.

Напротив меня на лавочку присели два человека, я знал кто это и приоткрыл глаза.

— Ну что такое с тобой? — спросил Горан.

— Не хочу идти в жилой корпус, — поделился я с другом.

— Боишься? — насмешливо прищурился Сонар, второй лучший друг.

— Уже и не знаю. Сейчас приду в институт, а там она у входа караулит.

— Все так плохо? — приподнял брови Горан.

— Скажем так: хуже, чем обычно.

— Можно ребят попросить открыть портал, — выдвинул предложение Сонар.

— Выход, но это уже пятый раз за неделю. Видимо, придется бросить раньше времени.

— И начнешь присматривать новую? — Горан как всегда просчитывал варианты.

Футбол плохо на него влияет, скоро думать начнет анализом.

— Как все это надоело! — не выдержал я.

— Но это часть твоей жизни. Ты не можешь один. Престиж и традиции… — напомнил Сонар.

— Знаю, — рыкнул я. — Если в ближайшее время не получу передышку, футбол брошу.

— Но звездой останешься, — напомнил Горан. — Только хуже сделаешь.

Он был прав, и от этого на душе становилось еще пакостнее. Прикрыв глаза, я снова откинулся на прохладную стену.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям