0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Операция «ЧВ». Поймай меня, если видишь. Книга (#1) » Отрывок из книги «Операция «ЧВ». Поймай меня, если видишь. Книга (#1)»

Отрывок из книги «Операция «ЧВ». Поймай меня, если видишь. Книга (#1)»

Автор: Славачевская Юлия

Исключительными правами на произведение «Операция «ЧВ». Поймай меня, если видишь. Книга (#1)» обладает автор — Славачевская Юлия Copyright © Славачевская Юлия

Юлия Славачевская

Операция «ЧВ». Поймай меня, если видишь.

 

Победить дракона - это подвиг. Усмирить женщину - это героизм.

Илона Острожникова

Хочешь кому-то испортить жизнь не напрягаясь? Будь сама собой.

Илона Острожникова

 

Пролог

Где-то даже не в нашем мире…

- Вот ты бог или нет?!! – настойчиво приставал к маленькому толстячку тощий лысый мужчина, тыкая в него узловатым пальцем.

- Бог, -  индифферентно почесал выпирающее пузо толстяк, не забывая откусывать от бараньей ноги. – А что?

- А то, что тебя побоку пустили, - немедленно накляузничал лысый, начиная нервно отплясывать рядом. – Братец твой двоюродный власти много взял.

- Да? – медленно опустил окорок толстяк, грозно нахмурившись. – Нужно окоротить! Чего это он?

- Дык любимца своего продвигает, - согнулся в угодническом поклоне тощий.

- Ага, - промокнул сальные губы бог, раздумывая. – Знаю-знаю такого… Угу… И знаю, кто ему и карму испортит, и чакру почистит, и седых волос добавит… - Приказал: - Принеси-ка мне зеркало!

Через пару минут, толстяк ткнул пальцем в спящую на книге девчонку ничем не примечательной наружности:

- Смотри! Хороша стерва!

- Где ж хороша? – вперился в девушку лысый. Сплюнул: – Страшненькая…

- Как стерва хороша! – повысил голос толстяк, любуясь выбором. – Мне даже мужика заранее немного жалко. Все же мужская, так его и разэдак, солидарность.

Бог немного подумал и добавил:

- Но пусть лучше она его, чем меня. Хотя… такую и ядерная война не остановит.                            

 

 

Илона

 

- Хай! Бонжур! Эй, амиго, ты меня слышишь?! - завопил мобильный телефон, отвлекая меня от учебника.

Гм… Вернее сказать, поднимая с книги. Сон меня сморил прямо на томике по сопромату. Как прочитала длинный параграф про рычаги, так над ним и уснула мертвым сном аки Спящая царевна. Может, мне теперь этот учебник с собой постоянно в кровать таскать? А то у меня сон в последнее время очень неважный… Какие-то кошмары снятся.

Телефон продолжал надрываться.

Я глянула на экран и ехидно улыбнулась. Звонила Светка – однокурсница и бессменная активистка по организации вечеринок. Подпольная кличка – Фэйя. Потому как очинно феячить любит. В переносном смысле, разумеется…

Дева обожает Фэн-шуй, но абсолютно ничего в нем не понимает. Такой себе ослик модельной внешности, всерьез рассуждающий о том, что лучше всего кровать ставить на балконе в сорокаградусный мороз. Для качества протекания энергии в эфире.

Мдя… Не хотела бы я быть тем парнем, на котором Светка применит свои умения! Исполнять звон бубенчиков, примерзнув к перилам - это даже для моей закаленной натуры уже слишком!

 - Хай! Бонжур! Эй, амиго, ты меня слышишь?! – снова заорала трубка. Я протянула руку, намереваясь отключить звук и еще чуть-чуть подремать. Поскольку ничего нового однокурсница мне не скажет.

Так и вижу ее, закатившую голубые глазки под синими контактными линзами и поющую дифирамбы моему старшему братику Денису. И применяющую ко мне третью степень допроса по телефону, выпытывая: смогу ли я привести Деньку с собой завтра к Ирке на вечеринку, предварительно стреножив братика, заткнув ему уши и завязав глаза.

Ага. Иначе его туда просто не доставить. Если честно - даже если я, поднатужившись, выдам его самую жутко секретную военную тайну, для него это будет лучше, чем тусоваться среди «вермишелей» с отсутствием зачатков интеллекта.

Нет! Ну вот что все эти умакароненные дамы в нем находят? Понятно, высокий рост, шикарная блондинистая шевелюра и темно-синие глаза привлекают всеобщее внимание. Но ведь есть же еще и характер? Вас когда-нибудь кусал бешеный белый медведь? Нет? Тогда вы никогда не общались с моим старшим братом!

А что до его ангельской внешности - так это маме с папой «спасибо» нужно сказать. Заслуга Дениса только в тренировке своего характера в сторону вредности и невозмутимости. Ага. Идеальный пламенный нордический мужчина. С Северного полюса.

Когда лично меня спрашивают: «В кого ты такая противная?» Я честно отвечаю – беру пример со старших!

А уж этот его неуемный романтизм...

- О-о-о! – тут я сама закатила глаза, игнорируя настырный телефон. В двадцать семь все еще верить в единственную и неповторимую любовь с первого взгляда! И это дипломированный психолог и бизнесмен?! Чему, блин, их там в институте учат?

Точно люди говорят - чем больше лечишь чужие мозги, тем больше забываешь про свои! И про чувство юмора тоже. Я, конечно, тоже не смеюсь над миллион пятый раз рассказываемыми анекдотами про военных в исполнении Егора, но когда папа начинает возмущаться и доказывать, что все это неправда, и «от забора до заката» имеет совсем другое трактование…

 - Хай! Бонжур! Эй, амиго, ты меня слышишь! – снова заверещал телефон, показывая Светкин номер. Очень упорная девушка.

Может, и впрямь свести их с Денисом? У них столько общего… Оба без чувства юмора. Оба предельно настырные в достижении поставленных целей. Только одна сильно хочет замуж, а другой замуж не хочет. Но уж как-то по поводу этой мелочи они, возможно, договорятся. В конце концов, Денька самый спокойный и выдержанный изо всей нашей шебутной семейки.

Я схватила телефон, нажимая на кнопку. С нашей Фэйи станется сюда припереться и окончательно обеспечить мне бессонницу. Потому что крики братьев: «Убери отсюда ходули в сарафане!» и «Суши я заказывал, но не в таком же объеме!» сну не способствуют.

- Бонжур, амиго! – соизволила я ответить на звонок и услышала в трубке грудной голос Светланы. Она высказалась с придыханием:

- Илона, когда ты прекратишь разговаривать на своем диком сленге? Имея тако-о-го брата…

 Все! Началось! Теперь она битый час станет мне втирать, какой у меня великолепный и сногсшибательный брат, и как ему не повезло с сестрой. Да, я не красавица! Тощая, угловатая, с каштановыми, коротко стриженными волосами. И я ненавижу свои волосы, которые при малейшей влажности сворачиваются кудряшками. Бе-е-е! Овца на пастбище! И где уж моим серым глазам до синих очей Дениса!

- … Так ты пойдешь? – донеслась до меня последняя часть фразы.

- Не-а, - издевательски сообщила я навязчивой Светке и зевнула.

- Почему? Опять Серегу продинамить решила? – не на шутку возмутилась сокурсница. – Острожникова, ну вот чего тебе не хватает? Симпатичный парень. Не жадный. Состоятельные родители. И ты ему нравишься!

- А он мне - нет! – отрезала я. – Видала я твоего Серегу вот где, – большой палец слева направо демонстративно прочертил горло. -  Тошнотик и зануда!

Из трубки послышался вздох, наполненный вселенской печалью и наигранной заботой:

- Ты доиграешься, Острожникова! Ладно, Серега тебе не ко двору… а зачем Валерку заставила с парашютом прыгать? Бедный парень потом два дня в себя прийти не мог!

- Зато он теперь всем рассказывает, как это круто, - хмыкнула я, вспоминая незабываемое зрелище. – Когда, конечно, перестаёт заикаться.

- Вот останешься старой девой! – пригрозила мне Светка.

- Я и так дева, - парировала я, злобно ухмыляясь. – У меня день рождения в сентябре, если помнишь. Осталось только дождаться старости… А вот тебе не повезло точно!

- Это почему? – мгновенно повелась однокурсница, не ожидая подвоха.

- Ты по знаку зодиака Козерог? – уточнила я на всякий случай. – Будешь старой козой!

- Тьфу на тебя, экстремалка чокнутая! – обозвала меня Светка, жутко обидевшись на истинную правду.

- Скажи еще что-нибудь такое же приятное, - сладко пропела я в трубку. – Прям бальзам на мое измученное сердце. - И зевнула.

- Чего это ты? – насторожилась девушка, встав в стойку. – Кто тебе ночью спать не давал?

- Собака, - честно ответила я, подавив второй зевок.

- Нет, я понимаю, - помолчав, сказала однокурсница. – Ты всех наших парней за людей не считаешь со своими тремя братьями, но, может, все же не стоит так радикально?..

- Да нет, - хмыкнула я, зажимая телефон между ухом и плечом и потирая закрывающиеся глаза. – Мне действительно снилась громадная черная собака, которая смотрит на меня таким взглядом, как будто хочет сожрать вместе с отечественной косметикой.

- Какая озабоченная собака, - задумалась Светка. Вот кто о чем, а девушка во всем видит только секс.

- Это я озабоченная, - пробудила я ее из эротической дремы.

- Ты хочешь собаку? – отреагировала однокурсница с придыханием.

- Я хочу спать! – отрезала я. – Крепко и одна! – Помолчала и спросила: - Свет, а собаки к чему снятся? 

      - Ну-у-у-у, - напустила на себя важность наша студенческая мега-ворожка, вскочив на любимого конька, - Вообще-то собака - это друг. Значит, к дружбе. А глаза у нее какие были?

- Какие… - начала припоминать я. – Большие и жуткие.

- Да нет, цвет глаз какой, - пояснила мне Светка.

Я задумалась. Сон смутный и незапоминающийся, он снился мне с завидной регулярностью каждую ночь вот уже в течение недели. Как только закрываю глаза, сразу попадаю в эпоху средневековья и принимаю участие в штурме замка. Даже во сне чувствую дым пожарищ и слышу крики людей. Отчетливо помню лишь громадного черного пса, следующего за мной по пятам и пристально рассматривающего жуткими светящимися глазами. Сказка «Огниво» в современной интерпретации. Мрак! Прожигающий цепкий взгляд преследует ночью и днем. А еще говорят, собаки к дружбе снятся. Врут.

- Кажется, зеленые, - выкопала я из своей памяти. – Но не уверена. Она так ими семафорит, что вызывает в памяти только фары электрички.

- Если зеленые, то, наверно, тебя преследует колдун. Берегись колдовства, носи крестик, не снимая, - с уверенностью в своей правоте произнесла Светка. И вернулась к волнующему ее вопросу:

- Ну так придешь?

- Нет, у меня тренировка. Пока! - Я бросила трубку и протерла глаза.

Все же спать хотелось зверски. Совершенно не высыпаюсь в последнее время.

 Попытавшись сосредоточиться на учебнике, поняла, что вздремнуть хочется все сильнее, поэтому рассталась с мыслью о зубрежке. Лениво собрала сумку и потопала на тренировку по фехтованию.

Но только я приблизилась к месту назначения, как настроение испортилось мгновенно.

Бывший поклонник сидел за столиком уличного кафе около входа в спорткомплекс и дул пиво из высокого запотевшего бокала в компании дружков.

К сожалению, маневра для обхода не было. Скривившись, я сделала вид, что рассматриваю афишу нового фильма, и быстрым шагом устремилась в холл, надеясь прошмыгнуть.

Не удалось.

Меня настиг дикий вопль бизона:

- Илона!

Я затормозила и задумалась о жизненной несправедливости. Почему нельзя открыто отправить этого прилипалу прямым маршрутом? Потому, что это неприлично! А если такая особь понимает только русский некультурный? Тогда как?

- А я тебя жду, - радостно известил меня парень, пытаясь меня облапить.

- Сочувствую, - вывернулась я из его расставленных рук и попыталась продолжить движение. Мой хитроумный замысел, к сожалению, успехом не увенчался, и меня перехватили, зажав в угол.

- Нам нужно поговорить! – грозно сообщили мне и почему-то абсолютно нелогично полезли целоваться.

Компания, наблюдавшая за бесплатным представлением, заулюлюкала и принялась подбадривать смертника выкриками с места.

- Мне некогда! - Я честно старалась обойтись малой кровью, хотя в голове автоматически уже прошел просчет, куда двинуть этого красавца и как уходить от остальных. И в каком порядке у кого чего будет поломано. А все наука Егора! Потом решила все-таки придавить вбитые намертво рефлексы – людное место, и не хотелось бы, чтобы Денис или родители опять приходили с результатами побоища разбираться.

Честно говоря, я бы и на это забила, но тренер меня не простит. В последний раз он сказал: «Если ты еще раз побьешь кого-то не в нашем зале, а на входе, то еще пару месяцев у меня можешь не появляться!» И ведь сдержит обещание, я его давно знаю, Семеныч мужик слова.

- Для меня всегда можно найти минутку, - игриво подмигнул мне первый красавец курса. Изыди, насекомое!

Мне совершенно не хотелось сейчас выяснять чуйства и отношения, которых не было в зародыше.

- Ты не умеешь разговаривать настолько быстро, - процедила я сквозь стиснутые зубы, начиная закипать от злости.

Мало того, что это недоразумение меня задерживает, так оно еще и пытается выяснить наощупь, в каких местах у меня что расположено!  Спросил бы меня честно, я бы пальцем показала, и нам обоим время сэкономила.

- Тогда спрашиваю кратко! – осклабился любимчик почти всех девчонок нашего курса (исключение составляли я и Василиса). – Нам нужно обсудить, почему ты меня избегаешь?!

- Я не избегаю… - пробурчала мнимая жертва, подныривая под его руку и одновременно хорошенько двигая локтем под ребра. (Кое-кто застонал и скривился.) -  Я просто хожу другими дорогами!

Сергей чуточку согнулся, но из рук меня не выпустил. Пришлось отморозиться и сделать вид, что это не я, не желая устраивать потасовку перед зрителями.

- Не там ходишь, - пробурчал парень, потихоньку наглея и рассматривая меня как добычу. – Я уже устал тебя отлавливать.

- А ты не лови, - посоветовала я, прицеливаясь, как бы сохранить свою шкурку и подпортить чужую. Если чужая так активно стремится быть испорченной, то благому делу нужно срочно помочь.

- Это неважно, - невпопад ответил Сергей. – Давай выясним наши отношения один раз и навсегда!

- Давай, - радостно согласилась я, наступая ему на ногу. Громко и внятно, для «особо продвинутых»: – Их нет и быть не может!

- Ты заблуждаешься, Илона, - заверил меня парень и попытался переубедить действием. Я ответила. Зря, что ли, на учебнике по сопромату так долго и часто спала? Глава «Рычаги» в голове навечно, наверное, засела!

В результате мы друг друга достали, но не убедили.

- Ты просто стесняешься своих чувств, - жизнерадостно поведал мне идиот-самоубийца, потирая пострадавшую челюсть. – Меньше кочевряжься - и все!

-  Ты дебил! – внезапно прозрела я.

Все! Нужно пускать в ход тяжелую артиллерию!

- Илона, - укоризненно посмотрел на меня блондинистый мачо, прижимаясь ко мне страстно и почти интимно (ну, во всяком случае, ему так казалось!). – Нельзя грубить парню, с которым собираешься встречаться!

Я поперхнулась и застыла с выпученными глазами. Ни дать, ни взять – царевна-лягушка. Где моя стрела в задницу?

- Я?.. – выдавила из себя с большим трудом. – Кхе-кхе… - откашлялась. Вот как этому дуболому объяснить? Спрашивается, есть конечная ступень дебилизма?

- Есть, - ухмыльнулся парень. – Отказ от моего предложения. - Видимо, вопрос прочитал в моих глазах. Надо же… телепат! Телепузик, блин!

- Согласна, - задумчиво кивнула я, рассматривая потенциального смертника.

- Вот и умничка, - преждевременно обрадовался Серега. Это он зря.

- Согласна быть дебилкой, - уточнила я, все еще надеясь на лучший исход дела.

- Тебе понравится, - заверил меня парень, начиная оглаживать, словно норовистую кобылу. Снова-здорово! Или заржу, или покусаю!

Я не стала его разочаровывать и лягнула.

- Уй-й-й! – отшатнулся Сергей. – Бешеная!

- Это наследственное, - проникновенно поведала ему я. Приподняла бровь: – Все еще хочешь встречаться?

- Хочу! – прошипел он, нервно оглядываясь на свою компанию.

- Ладно, - ухмыльнулась я. Злорадство из меня поперло уже не на шутку. – Условия знаешь?

- Какие условия? – Паренек вытаращил на меня круглые голубые глаза. Кукла Кен в натуральную величину. Где б ему еще Барби в пару сыскать, чтоб порядочных людей не трогал?

Я пожала плечами и вытащила мобилку. Потыкав в кнопки и услышав ответ, радостно завопила:

- Хай, коммандос! Дело есть! Говорить можешь?

- Валяй, - милостиво позволил мне средний брат.

Для справки. Брата зовут Егор, он бывший десантник, а по призванию - дамский угодник. Из-за него в нашем дворе не протолкнуться от девчонок, павших жертвами его обаяния и рефлексов защитника.

- Егор, запиши нас на прыжок, тут время нужно забронировать на летном поле… - начала я. Но была бесцеремонно перебита:

- К тебе опять кто-то привязался?

- Ага.

- Дай ему трубочку. Чего только не сделаешь ради любимой сестренки! – мягко посетовал брат и грозно зарычал, настраиваясь: – Слышь, парень! У моей сестры два условия. Первое – групповой прыжок с парашютом. Второе мы с глазу на глаз по-мужски обсудим после первого. Исполняешь, и можешь с ней тусить. Нет – свободен.

Я передала трубку Сергею и приготовилась ждать окончания мужской беседы. Если Егор дословно повторит то, что сказал предыдущему ухажеру, то я Сергею не завидую. Его ждут красочные описания воздушных ям, экстремальных прыжков и чернушные истории о сапогах и нераскрывшихся парашютах.  Наблюдая за несколько побледневшим претендентом, я поняла всю обоснованность своих догадок. Поэтому ни капли не удивилась, когда он передал мой телефон обратно и мгновенно исчез, почти не прощаясь:

- Мне пора, тороплюсь. Потом как-нибудь увидимся.

Проводив его задумчивым взглядом, я поднесла телефон к уху и услышала:

- Илонка, это уже который по счету? Пятый?

- Восьмой, –  честно покаялась я. – Трое сразу отказались.

- Экстремалка, - заржал брат и отключился.

В который раз за день я пожала плечами и отправилась на тренировку, размышляя о превратностях судьбы.

После того, как мой второй ухажер пообщался с моим семейством… И очень неудачно пообщался… В общем, Олег надеялся попастись в кармане у Дениса и крайне прозрачно намекнул на мою непривлекательность и его, Олега, крайнюю заинтересованность в некоторой умеренной сумме зеленых с тремя нулями. Этот подлец даже набрался удивительной наглости надеяться, что будущего зятька мои родственники и от общественного армейского долга по знакомству освободить пособят…

Естественно, моя семья отреагировала на подобный выпад весьма негативно, и горе-жениху досталось от братцев по загривку. Так вот, после этого он пустил мерзкий слушок: мой папа отмажет от армии любого, кто обратит внимание на его неприглядную доченьку, а старший братик еще и прилично доплатит за червовый интерес. Теперь понятно, почему я стала излишне популярна и почему так жестоко обходилась с претендентами?

 

Иалона

 

- Все кончено! – я стояла у разбитого окна, смотря на пылающий город, простирающий предо мной. Сжимая руки в кулаки до крови, старалась уговорить себя не падать духом и мужественно принять неизбежное.

Сейчас от меня уже ничего не зависит. Впрочем, как всегда. Только прежде был кто-то, способный принять на себя решение важных вопросов и позаботиться обо мне.

Сейчас я стою у края пропасти. Буквально час назад пал последний оплот нашей защиты – дворцовая цитадель. Три дня безуспешной защиты, захлебывающейся в крови и огне. Почти все наши воины погибли, а слуги разбежались, чтобы не стать жертвами гнева завоевателя. 

Мы проиграли…

Из груди вырвалось глухое рыдание.

Нет больше величавого отца, всегда такого надменного и невозмутимого. Хотя, после того, как враги вошли в город, куда делась его невозмутимость?

Никогда больше мама не кинет на меня вечно недовольный взгляд и не процедит тихо замечание сквозь зубы. Память услужливо подкинула постаревшую женщину с безумным взглядом и растрепанной прической, слоняющуюся по дворцу и что-то бурчащую себе под нос.

Покатились по щекам долго сдерживаемые слезы.

Вопреки лживым предсказаниям и благоприятным прогнозам астрологов, королевская фамилия Лайе перестанет существовать.

Спустя несколько мгновений придет зловещий Черный Властелин, снискавший себе жуткую славу, и у меня не будет другого выбора, кроме как подчиниться… А вслед за мною вся страна станет на колени, отдавая себя и прогибаясь под пятой завоевателя.

Сухой горячий ветер осушал жгучие капли, стекающие по моим щекам.

Кто я теперь? Одинокая принцесса, любимица народа, «златокудрая дева Лайе» стала военной добычей.

Терзали безумный страх и неизвестность. «Что теперь со мной будет? Какова моя дальнейшая судьба?» - метались мысли.

Мои размышления прервал жуткий грохот. Дверь в мои покои разлетелась, и ко мне ввалилась возбужденная солдатня, покрытая кровью и грязью.

- Она здесь! – вышел вперед один из захватчиков. Судя по дорогим доспехам - в звании рыцаря. – Принцесса, прошу проследовать с нами…

Мое горло сжал страх, ноги затряслись, и я метнулась в противоположную сторону, пытаясь спастись хоть на несколько мгновений от действительности, укрыться в гардеробной.

- Взять! – приказал рыцарь, кивая на меня.

И эта чернь позволила себе протянуть руки к принцессе Лайе, пятная мое светлое платье кровью.

- Мне нужно привести себя в порядок, - нашла я в себе силы выпрямиться и оттолкнуть тянущееся ко мне грязные руки.

- Это неважно, - фыркнул зловеще рыцарь. – Кондраду все равно в каком вы виде. Главное, что живая.

И меня потащили в тронный зал мимо трупов моих защитников. Мне стало дурно, когда передо мной расчищали дорогу, оттаскивая мертвецов в сторону.

Я беспомощно обвела глазами своих палачей и пошатнулась.

- Но-но! – заметил мое состояние рыцарь. – Вы же не хотите, чтобы вас принесли на плече, ваше высочество?

Я не хотела. Я вообще не хотела, чтобы кто-то из них до меня дотрагивался окровавленными грязными лапами. Пришлось взять себя в руки, гордо вскинуть голову и прошествовать прямой дорогой в тронный зал.

Знакомое с детства помещение превратилось в поле боя. И там… посреди зала, в окружении закопченных стен стоял наш враг, Черный Властелин. Ужасное чудовище, неподвластное ни божьей каре, ни человеческой. Он возвышался зловещей громадой в черных доспехах, как воин преисподней, и сверкал глазами сквозь узкую прорезь шлема.

- Нашли? – глухо спросил он моего спутника, как будто было неясно.

- Да, ваше величество, - отрапортовал рыцарь.

Черный Властелин чуть склонил голову в шлеме, увенчанном вычурной короной и хмыкнул, окинув меня изучающим взглядом от макушки до пяток. После чего так же молча прогрохотал к трону, уселся на него и дал знак подвести меня ближе.

- Итак, ваше высочество, наследная принцесса Лайе, вы признаете свое поражение и подпишете капитуляцию как последний оставшийся в живых потомок королевской семьи? – поинтересовался он, отпираясь одной рукой в металлической перчатке на меч жуткого вида.

У меня от страха свело низ живота и ноги снова стали ватными, но я нашла в себе силы и заявила, прерывающимся голосом:

- Никогда! Я не отдам завоевателям свою страну собственноручно!

- Вашу? – удивился он, подпирая второй рукой подбородок. – Где вы сейчас видите вашу страну, мое высочество?  Впрочем, это уже несущественно!

Он жестом подозвал своего соратника:

- Деррик, подыщи того, кто приведет этого цыпленка в порядок к завтрашнему утру.

- Будет сделано, мой господин! – кивнул рыцарь, прикладывая руку к сердцу в извечном жесте подчинения сюзерену, и вышел.

- Зачем? – вырвалось у меня.

Если он собирался меня завтра показательно казнить, то я предпочла бы подготовиться к смерти.

- Завтра, мое высочество, - издевательски сказал Черный Властелин, поигрывая оружием. – Вы станете моей королевой и женой.

Мне стало по-настоящему жутко.

- Никогда! – возмутилась я, отбрасывая трусливую мысль о самоубийстве. – Я никогда не соглашусь на этот мезальянс!

Грохнул оглушительный хохот.

Кондрад легко соскочил с тронного возвышения, как будто облаченный не в полный боевой доспех, а в бархат, и подошел ко мне, возвышаясь скалой рядом и вызывая леденящий душу ужас.

- Разве я спрашивал твоего согласия, принцесса? – чуть наклонился, всматриваясь мне в лицо.

Я опустила глаза, но он тут же поднял мой подбородок одним пальцем. Я ощутила холод металла на коже.

- Мне абсолютно наплевать на твое мнение, маленькая наивная принцесса, - сказал он мне совершенно спокойно и даже равнодушно. – Завтра ты станешь моей женой и матерью моего наследника.

- Нет, - упрямо сжала я зубы, дрожа от страха. Все внутри, даже кости заледенели от ужаса.

- Да, принцесса, да, - хмыкнул Черный Властелин, поглаживая мне щеку закованной в латную перчатку рукой. – Либо ты станешь королевой - и в моем наследнике будет течь твоя кровь, либо закончишь свои дни, обслуживая солдат.

Меня передернуло от жгучего омерзения.

- Разве достойны аристократа подобные угрозы? – выдавила я, сжимаясь под его рукой.

Кондрад гулко засмеялся, после чего сверкнул глазами из-за забрала и сообщил:

- Это не мезальянс, принцесса. И мне не требуется согласие на брак проигравшей стороны. Завтра ты принесешь мне клятву верности и послушания перед ликами богов или сгинешь в сточной канаве. Я намерен предотвратить на корню любые смуты и заговоры в этой стране. Я вполне ясно выразился?

- Более чем, - удалось сказать мне под тяжелым взглядом мужчины и монстра. – Могу ли я провести эту ночь в молитвах и покаянии?

- Есть о чем каяться? – насмешливо фыркнул Черный Властелин, отпуская руку и поворачиваясь к своей солдатне. Приказал: – Проводите принцессу в часовню и проследите, чтобы все было спокойно. Если упустите – не пощажу никого!

Меня тут же окружила толпа молчаливых воинов с суровыми лицами и повлекла в часовню. Где меня и заперли на ключ до утра.

Я заметалась по помещению, сжимая руки и собираясь с мыслями.

Это невозможно! Я, потомок правящего дома Лайе, должна унизиться перед кем? Перед этим захватчиком? Он же чудовище! 

Снова полились жгучие слезы. Рыдания сотрясали мою грудь, но облегчение не пришло. Так же, как не было и решения.

Я не могла опуститься до низов, но не могла и покориться Кондраду. Мне срочно нужна помощь!

Бросилась на колени перед статуей Форсета, Бога Справедливости и Защиты, дрожащей рукой зажигая свечи, и взмолилась:

– Заклинаю тебя, бог мой, тысячелетний покровитель семьи королей Лайе, смилуйся! Помоги мне и даруй защиту твою! Подскажи, как мне быть? Черный Властелин требует от меня, смиренной рабы твоей, невозможного. Хочет омрачить мою свадьбу кровью родителей. Подскажи, милостивый, как избегнуть столь ужасной участи? Прошу, дай спасение или даруй милосердную смерть. Будет ли воля твоя ответить мне?

И Бог-покровитель отозвался:

– Дочь моя, я не в силах пойти против воли других богов, поддерживающих Кондрада, Черного Властелина, но попробую помочь. Не пугайся, в твоем теле поселится на некоторое время еще одна душа. Она окажет тебе помощь и содействие в нашем деле. Ты согласна?

Не этого я ждала. Но на все воля богов. У них свои законы: мановением руки они могут создать город и разрушить мир. Не мне спорить с высшей волей…

– Я приму любую помощь и буду благодарна за твою милость, Великий, - смиренно склонилась я перед покровителем.

– Да будет так!

У меня закружилась голова, и я лишилась чувств.

                                                              Илона

 Не успела я после тренировки подойти к автобусной остановке, как ко мне подвалил маньяк.

Честное слово, натуральный. В полный рост. Я вот только никак не могла понять: по какому принципу он на меня запал? Сумка моя понравилась?

Но нет, рядом прошмыгнуло как минимум две размалеванные блондинки с осьминожьей фигурой – это когда ноги от ушей; и одна крашенная под вампа брюнетка в поясе от юбки. И это пузатое недоразумение на постороннее бабское великолепие даже не чихнул! Медом меня намазали?

Лысый толстый дядька с отдышкой вцепился в меня двумя сардельками, ошибочно считая их руками, и начал орать:

- Тебе срочно нужно пойти со мной!

На этом моменте я четко поняла одну вещь: он из кладоискателей, и пытается разыскать во мне скрытые ресурсы.

Наверное, мне стоило его жестоко огорчить и сразу поведать, что, кроме вредности, стервозности и испорченного тремя братцами характера, у меня есть только желание разорвать кого-то на тысячу маленьких маньяков, чтобы хватило и двум блондинкам, и брюнетке. Но взыграла гипотетическая совесть, к которой всю тренировку взывал Семеныч.

И вот эта сволочь проснулась только сейчас и заявила, манипулируя бедной жертвой сектантского произвола:

- Мужчина, все, чем я могу вам помочь, это посоветовать хорошую оптику.

- Зачем? – срочно отморозился самокультивированный маньяк, но из цепких ручонок не выпустил.

- Чтобы вам там подобрали две хорошие подзорные трубы, - мирно заявила я, начиная по одному выкручивать дяденьке пальцы, одновременно соображая – где тут поблизости травмпункт.

Не могла же я бросить человека в беде, в которую сама же его и отправила.

- Зачем мне трубы? – все так же недоумевал извращенец, как-то ловко вправляя пальцы обратно. Скорей всего, натренировался на предыдущих жертвах, маньячина.

Но меня голыми руками взять трудно. Выросшая с тремя старшими братьями, которые ставили на мне эксперименты по выживанию, я не боялась уже ни черта, ни Бога. А уж какие-то маньяки мне вообще были на один укус. При условии, что они не множатся в неограниченном количестве.

- Для того, чтобы лучше видеть, - мягко пояснила я, стараясь сильно не травмировать чужую психику, поскольку в ближайшем будущем намеревалась сильно травмировать его же тело. – А если я кажусь вам еще и красавицей – то, кроме окулиста, вам нужен еще и психотерапевт!

- Ты себя в зеркале видела? – возмутился дядька. За что и получил под дых. Я себя видела и оценивала адекватно, но не до такой же степени!

- Если бы не твое божественное предназначение, - с трудом разогнулся любимец экстрима. – Я бы вообще в твою сторону даже не посмотрел!

- Нет, я ошиблась, - наподдала я маньяку, чтоб себя не забывал. – По вам психиатр плачет! Навзрыд и во-о-о-от такими горючими слезами!

- Поплачет и перестанет, - оптимистично заявил толстяк, идя на сближение.

- Вам мама в детстве не рассказывала, как нехорошо приставать к незнакомым девушкам? – промурлыкала я, сбрасывая с плеча сумку и становясь в защитную стойку.

- Я сирота, - признался маньяк, неожиданно ловко уворачиваясь от моего выпада.

- Это не освобождает вас от ответственности, - разочаровала его я, нежно почесывая кулаком его печень.

Спасибо моим дорогим братьям! Все познается только с возрастом и в зависимости от ситуации.

Когда Денису приспичило в детстве стать Дон Кихотом, то Санчей Пансой он выбрал меня - и то… исключительно потому, что на роль осла я не годилась из-за маленьких ушей. Хотя, как выразился старший брат: «Это такие мелочи! Зато характер и упрямство прямо один в один!». Так вот, до копьеметания мы не добрались – остановились на фехтовании. В результате Денис уже давно сражается с ветряными мельницами с помощью баксов, а я до сих пор хожу в секцию и сражаюсь шпагами и рапирами.

После того как Егор возомнил себя супер Вам-не-дамом и записал нас в секцию по рукопашному бою... Себя как участника, меня - как снаряд… Я научилась противостоять суровой действительности и носить удары первой.

Следом моим воспитанием занялся Тарас, и мы поперлись в горы. Ага. Типа экстремальное восхождение. Младшенький прекрасно провел время, сидя у костра и втирая девам, как нужно включать комп, чтобы он сразу показывал все сплетни разом и тут же выдавал прогноз на сегодня по процентному охмурению Бреда Питта, ну а я в то же самое время упорно ползла к вершине. Между прочим, за нас двоих ползла. И за себя, и за того парня. До сих пор, кстати, время от времени с компанией инструкторов ползаю и на тренировки раз или два в неделю к горным туристам бегаю. Хорошие и надежные ребята.

Сама я смогла записаться только на бальные танцы и ходила туда отдыхать всей душой после остальных спортивных нагрузок. Правда, моя преподавательница, Кира Валентиновна, всегда мне строго-настрого выговаривает: «Илона, не нужно укладывать партнера на паркет и ходить по нему, даже если он отдавил тебе ногу. Это вальс!». 

Простите, отвлеклась от маньяка. И этот гад воспользовался ситуацией и стал мне трепаться, брызгая слюной, что где-то ну так сильно нуждаются в помощи, что просто не переживут, если я эту помощь не окажу!

- Первую помощь? – деловито уточнила я, понимая, что придется бить.

- И первую, и вторую, и все, какие надо, - закивал лысой головой, как китайский болванчик, дядька.

- Тогда вы не по адресу, - разочаровала его я, раздумывая, - может позвать кого и сохранить маньяку какие-то части тела в целостности? – После моей первой помощи выжить просто невозможно.

- Так это же прекрасно! - почему-то обрадовался этот ненормальный и полез обниматься. Точно, маньяк!

- Не вижу ничего прекрасного! – выкрутилась я из его потных объятий и уже совсем было собралась дать работу медицинскому персоналу из реанимации, как этот мужчина с ростом гиганта «от горшка два вершка» начал выдавать такое!..

- Ты избрана! – патетично сообщил он мне, принимая позу статуи с веслом. Только вместо весла оказалась скрученная бумажка.

- Каким электоратом? – вытаращилась я на него, прекрасно понимая, что психов злить нельзя. Иначе они звереют, впадают в раж и лезут кусаться. А мне уколы от бешенства, которые делают в живот, ну никак не улыбаются!

- У тебя божественное предназначение! – не обратил он внимание на мой простой вопрос и поменял позу на олимпийский факел.

- Да? – засомневалась я, помятуя о своем несгибаемом атеизме.  А что делать? С такими родственниками веришь исключительно в способность быстро среагировать и остаться если уж не целой, то хотя бы живой.

-  Если ты не выполнишь свой долг! – мужик никак не мог решить, какая поза ему больше подходит, и сейчас корячился и за рабочего, и за колхозницу. – То может наступить конец света!

- О как! – подняла я брови. После такого заявления даже калечить расхотелось. Честно. Вроде как неудобно бить по голове, где и так уже каша из мозгов.

- Да!!! – воодушевленно воскликнула ходячая инфекция, разбрызгивая слюни почище приспособления для полива. – Это твоя карма!

Вот на этом месте моя карма испортилась окончательно, вместе с терпением, характером и воспитанием. Не перевариваю я это слово!

Но как только я рванулась к этому отщепенцу, чтобы показать продукт несварения, как он радостно облапил меня за задницу и начал шепелявить скороговоркой. После чего я провалилась в темноту. И вот тут начались чудеса…

Для начала меня закинуло непонятно куда, в место, которое по виду сильно смахивало на больничную палату. Но в частной клинике. Больно уж все чистое и белое.

Если, конечно, в палате плавают белые облачка. Кучевые и перистые. Поровну. Я посчитала.

- Это не глюки! – убедила я себя. – В моем сбалансированном рационе сегодня не было грибов! И Тараса в этом году в лес не пускали, так что запасы сушеных белых поганок и мухоморов вроде ж не пополнялись?

Проводив взглядом облачко, похожее на указующий перст, я серьезно задумалась о смысле жизни. Да не своей, а братьев. Потому как тут действовал закон естественного отбора: если я ничего не принимала вовнутрь сама, то мне явно кто-то помог! А кто? 

Так… методом исключения Денька точно отпадает. У него с чувством юмора совсем никак. Он даже КВН как новости смотрит, и, что поразительно, всему верит. Для него придумать такую подставу просто нереально. Хотя он, как человек, имеющий отношение к медицине, вполне мог устроить мне внеплановую экскурсию в клинику или подкормить чем-то фармацевтическим. Не мог!

Следующий… Егор? Этот балбес может, но не будет: ленивый до жути. Это ж сколько напрягаться нужно, чтобы такое изобразить? И для кого! Для меня! Нет, не он. Егор только для своих пассий что-то выродить может. Чтобы произвести впечатление. А для этого зачем ему я?

Ага! Методом исключения остается Тарас… Ох, и получит братик от меня! Он в нашей семье самый смешливый и языкастый. Хочешь услышать весь набор известных и неизвестных шуточек? Милости просим к нему. До такой степени привыкаешь к его манере речи, что сама начинаешь повторять, не задумываясь. Впрочем, это у нас семейное.

Например, у наших родителей своеобразное чувство юмора. Про акростихи слышали? Что-то типа этого:

Д-Денис;

Е-Егор;

Т-Тарас;

И - Илона.

ДЕТИ - это мы. Главное, удобно. Одно слово рявкнул, и все четверо прибежали... Если не оглохли или не контузило.

                                                

Илона и Форсет

Пока я витала в эмпиреях и активно погружалась в самосознание, появился престарелый вредитель. Да не просто появился, а помпезно соткался из тех самых кучевых облачков вместе со стулом. Важно так разложил свое седалище на сиденье и вальяжно откинулся на резную спинку.

Тоже мне, иностранец с табуреткой! Может, ну его совесть и уважение к старшим? Или не так… Стыдливо отворачиваясь и со всем уважением, помочь похитителю действительно откинуться?

Пока я раздумывала о дальнейших действиях, расположение сил было такое: я стою, он сидит, и мы друг на друга пялимся. В упор, как в оптический прицел.

Не то чтобы я была против… Я была сильно против присутствия в моих личных глюках этой лысой, толстой, бородатой посторонней составляющей неопределенного возраста, мелкого роста, поросячьей наружности и с мерзопакостным характером! Но как только я собралась об этом поведать миру, как мужик открыл рот. Лучше бы не открывал. Осталась бы хоть какая-то иллюзия.

- Дочь моя, ты избрана, чтоб оградить страну Лайе от Черного Властелина, - осчастливили меня. Лучше бы по голове огрел! - Это твое предназначение и великая честь...

У меня возникли вопросы уже с первых слов высокопарной речи пенсионера. Все происходящее выглядело настолько нереально, что, отодвинув в сторону вежливость, я влезла с вопросами:

- Я, конечно, сильно извиняюсь, - хрустнула я костяшками пальцев, готовясь к труду и обороне. – Но когда это вы успели мне стать папой?

Дедуля засопел и заткнулся – наверно, вспоминал, в каком году он мог встретиться с моей мамой. Я бы все равно не поверила, потому что мы с папой похожи друг на друга как две капли воды.

- Где находится эта неведомая страна Лайе? – не отставала от него я. – В каком игровом мире? С какого уровня там можно стать крутым прокачанным геймером?

Мужик задумался еще интенсивнее. Послышался шорох.

- Черный Властелин?!! – дожимала я противника. – Вы серьезно? Они еще не вымерли? А почему он черный? Надеюсь это не из-за цвета кожи? Не то чтобы я боюсь, но все же хотелось бы избежать обвинений в расовой дискриминации!

Похититель открыл рот, но тут же его захлопнул. Конечно, вклиниться в тот поток вопросов, что из меня перли со скоростью автоматной очереди, нужно быть снайпером.

- И почему вы решили, что я, покорно кивнув головой, галопом поскачу исполнять «мое предназначение» во имя обретения «великой чести»? – возмущалась я, пританцовывая на месте. - У меня на лице вывеска с надписью: «Дебилка! Исполняю любые идиотские просьбы»?

   Дедок сердито зафырчал испорченным трактором, напыжился и выдал:

- Я - Форсет, Бог Справедливости и Защиты, являюсь покровителем принцессы страны Лайе Иалоны, обратившейся ко мне за помощью. И для столь почетной миссии выбрал тебя...

  - Стоп! – взмахнула я рукой, останавливая дальнейший поток сознания. - Что значит - выбрал? Выиграл в лотерею? – посверлила его злобным взглядом. – В какую? Где там моя заявка на участие в подвигах в качестве приза?

     «Глюк» почесал нос и доверительно добил:

  - По параметрам всем подходишь…  - еще раз почесал свой «рубильник» и добавил: - И все одно, больше никого нет. Остальные наотрез отказались. Выразили вотум недоверия.

- О-па! – умиление от его обширного лексикона, включающее в себя умные слова «параметры» и «вотум» сошло на нет после последнего заявления. - Да ты что? – от злости переходя на «ты». – А если я сейчас тоже выражу тебе вотум? – и показала ему кулак.

- Не можешь! – хихикнул противный старикашка, ерзая на стуле. – Ты уже здесь и назад дороги нет! И вообще, ты – Избранная!

- Круто! – подавилась я слюной от неожиданности. – Нет, правда, клево! Всю свою жизнь мечтала стать Избранной. Прям ночей не спала. Все мечтала, как бы мне избраться в круглые дуры!

- Вот видишь, - не понял моего тонкого сарказма дедок. – Для этого и существуют боги! Чтобы избирать и осуществлять! Избирать Избранных и осуществлять руководство!

- Млять! – вырвалось у меня. – Спасибо тебе, родимый! В ноги бухаться не буду, боюсь покусать! Насмерть!

- Но-но! – нахмурился промышляющий киднепингом бог. – Не зарывайся! У тебя Предназначение! – так и сказал с большой буквы.

- А самому - слабо? – зашла я с другой стороны. - Ну, ты же бог…

  О-о-о, как боги, оказывается, умеют раздуваться от важности. По мне, так жутко напоминает воздушный шарик. Что он там пытается донести в массы?

  - Это не моя прерогатива, спасать всех ко мне обратившихся! – напыжился мокрым воробьем дедуля. 

- Ни фига ты не можешь, как только спихнуть со своей больной головы на мою здоровую задницу, да еще и безвозмездно, - покивала я сочувственно головой. Достали бедняжку нехорошие людишки со своими просьбами. Не дают спокойно толстый зад на резном стуле просиживать.

Божество даже не попыталось устыдиться.

Пришлось зайти с другой стороны:

- И что мне будет за оказанное содействие?!!

  Форсет напыжился и возвестил:

  - Слава и почет…

Я поморщилась - с детских лет питаю отвращение ко всякому пафосу. Перебила:

- Посмертно?

Минута молчания. Красноречивая такая. Подтверждающая.

- Мда! – резюмировала я. – Показательно. Вот только одного не пойму: на кой ляд мне почет и слава?!!

- Для почета и славы, - типа объяснил мне этот благочестивый пенкосниматель.

- Угу, - не стала я спорить. Не потому что лень, а потому что не с кем. – А в материальном эквиваленте это как выражается?

- Да как ты смеешь с Богом торговаться! – завопил Форсет, с громадным трудом уменьшив разрез глаз с анимэшных до нормальных, но выпученных.

- А вот орать на меня не надо! – прервала я возмущенный вопль. – У меня на крик аллергия. С детства. Выражается в озверении и состоянии аффекта.

- Да ты! – задохнулся от негодования обиженный в лучших побуждениях бог.

- А ты? – набычилась я, отстаивая свою точку зрения. – На халяву решил в рай въехать? Как же, прекрасно помню: «Халява! Сколько в слове этом для сердца русского слилось!» Фиг тебе! – и сунула ему под нос упомянутую фигу.

Оглядев сооружение из трех пальцев, дедуля решил пойти на попятный:

  - Да пойми же ты, все равно придется помогать, иначе домой не попадешь. Таково условие перемещения.

- Второе, что я не перевариваю после крика - это шантаж! – сложила я на груди руки, не собираясь уступать. - В ответ сообщаю: да и ладно, здесь потусуюсь, светло, тепло, мух не видно. Ты, правда, лишний… но для мухи большой. Хотя жужжишь много.

- Хамка! – тут же обиженно отреагировал Форсет.

- Мерси, - благодарно кивнула я в ответ на льстивый комплимент и поинтересовалась: - Слышь, бог, ты песни любишь? – не дождавшись ответа, уселась на пол и, по-турецки скрестив ноги, затянула песню.

Слух у меня в наличии, а с голосом проблема. Мне когда у родни что-то получить необходимо, я запеваю, и через пять минут на все соглашаются, лишь бы замолкла.

Я специально выбрала самую нудную из наработанного репертуара и, завывая от души, ждала реакции:

  - Ой-е-ей, я несчастная девчоночка,

 Ой-е-ей, замуж вышла без любви, 

 Ой-е-ей, завела себе миленочка, 

 Ой-е-ей, честный муж, ты не гневись.[1]

  Божок не выдержал и двух минут, сломался на жалобном пассаже «хошь режь меня» и с мукой в голосе завопил:

  - Замолчи! Что ты хочешь?

- Ну, другой разговор, можно договариваться, - мысленно потерла я ладошки, достигнув желаемого. Выдержала паузу и как бы нехотя снизошла: - А что есть?

  И тут «случился» апофеоз всему... Мне продемонстрировали разведенные в стороны ручонки и виновато вылупились:

  - Ничего. 

- Упс! - Хоть я и понимала нереальность происходящего, но обиделась до жути. – Совсем?

- Совсем, - кивнул Форсет без зазрения совести. – Чем богаты, тому и рады.

- Подавай на банкротство, - посоветовала я и задумалась.

Не то чтобы я рвалась кого-то спасать, но за своих точно бы пасть всем порвала. Но какую-то чужую тетку, да еще и непонятно от кого… непонятно зачем и сколько раз. Абсурд какой-то!

- Кстати, - очнулась я от раздумий и посверлила старикашку взглядом бывалого убийцы. – А кто у меня в противниках? Чумазый Пластилин?

- Грязный Гуталин, - поправил меня бог и чертыхнулся. – Черный Властелин!

- Во-во! – тыкнула я в него пальцем. – Расскажи мне об этом чуде и за что я буду страдать!

 Божество вздохнуло, поерзало и начало:

  - Кондрад, Черный Властелин. Любимец Богов. Непобедим. Характер скверный. Не женат. И не был.

Похлопав ресницами в ответ на столь исчерпывающую характеристику, я заржала:

- Остров Сокровищ. «Джимми Гокинс - очень, очень хороший мальчик. Вежлив, правдив, скромен, добр. Слушает маму. На ночь пьет молоко. Каждое утро делает зарядку. Характер очень мягкий...»[2], - с трудом остановившись, я все же смогла задать вопрос:

  - И в чем проблема?

  - Как раз в том, что он хочет жениться на принцессе Иалоне, а она жаждет избежать этого брака, - тяжело вздохнул Форсет, поглаживая лысину. Полировал, наверное. – В общем, они оба сильно хотят, но разного.

- Понятно, - кивнула я, прикусывая ноготь большого пальца. – Трухлявый пень в весенний день побеги сильно распускает!  - и кровожадно: - Вырвем с корнем!

- Только он там не один, - вдруг разоткровенничался бог. – Он с армией.

- Упс! – теперь уже я смотрела на мир через увеличительное стекло хрусталика. – Ты хочешь, чтобы я и армию того?

 - Хотелось бы, - постучал пальцами по подлокотнику Форсет. – А сможешь?

- Да запросто! – издевательски фыркнула я. – Как выйду перед ними с требованием немедленно сдаться или всех тут сразу положу, так они и полягут в корчах. От смеха. Думаешь, сработает?

Небожитель задумался ненадолго над моими словами, почесывая затылок, и успокоил:

- Не, с армией не надо воевать. Принцессу необходимо спасти от Кондрада… и все.

- Хорошенькое - «и все» !..  – Возмутилась я до глубины души. - Пойди туда, не зная куда, принеси то, не зная что... Логика хромает на обе левые.

- Ничего у меня не хромает! – почему-то обиделся бог и показал мне свои ходули в котурнах. И вообще, эта божественная униформа такая… универсальная. Стырил любую белую тряпку побольше и все! – ты – бог!

-  Ты отмороженный? – на всякий случай спросила я. По психам у нас Денька специалист, я все больше по отморозкам.

- Нет, - авторитетно заверил меня Форсет, хотя меня так и перло попросить справку о состоянии душевного здоровья. – И в твоем задании нет ничего сложного. Просто спаси принцессу.

- Ничего?!! – взбесилась я, подскакивая с пола и носясь вокруг бога. – Каким образом я должна ее спасти? Мне ее от мужика грудью закрывать? Или лично под него лечь? Так я не принцесса! Меня горошина не впечатляет!

- Да нет, - почему-то расплылся в широкой улыбке бог. – Ничего такого не надо, - окинул меня внимательным взглядом. – Хотя я думаю, что ты об этом пожалеешь… Но дело прежде всего! – хлопнул он ладонью по подлокотнику. – Ты переселишься в тело принцессы, и будешь руководить процессом и давать советы.

Я застыла ледяной скульптурой скорбящей девы и обалдело хлопала ресницами. Потом оттаяла и заорала:

- Ты совсем спятил?!! Окончательно и бесповоротно?!! Ты хоть знаешь, чем закончился мой последний совет?

- Инфарктом, - кивнул бог, одновременно пожимая плечами. – Это когда ты посоветовала преподавателю по физкультуре сгибаться ниже своего живота, чтобы хоть изредка здороваться с коленями.

- Вот-вот, - виновато поковыряла я носком кроссовка пол. – Я там насоветую…

- По большому счету, - вкрадчиво заверил меня Форсет, – это нестрашно. Все лучше, чем посоветует сама принцесса.

И тут до меня дошло!

- Стоп! – подпрыгнула я. -  Дед, а дамочка совсем беспомощная? Она хоть что-то умеет?

Бог недоумевающе выпялился на меня, усиленно соображая, а потом выдал информацию:

- Все, что положено уметь воспитанной принцессе: петь, вышивать, танцевать, знать этикет, украшать своим присутствием балы и приемы.

- Трындец! – обреченно выдохнула я, морально опуская руки. - Приличных слов нет, осталась лишь исключительно ненормативная лексика, - проинформировала я собеседника и живо нарисовала себе картину, как я пою, приплясывая и вышивая крестиком, соблюдая при всем при этом этикет, и украшаю присутствием. – Ваш Пошлый Нафталин до юбилея не доживет! Кстати, смерть противника как вариант рассматривается?

- Черный Властелин! – рявкнул Форсет, сам чуть-чуть не окочурившись. - Нет! Ни в коем случае! Мне войны с богами для полного счастья не хватало!

- Так давай сделаем, - умильно заглянула я ему в вытаращенные от подобной перспективы глаза. – Умрешь счастливым и удовлетворенным!

- Нет! – отверг бескорыстный подарок Форсет.

- Тогда и тебе «нет»! – снова сложила я на груди руки. – С таким дамским набором я могу только напугать его иголкой и стреножить нитками, или огреть по макушке пяльцами!

После моего категоричного заявления воцарилась пауза, прерываемая пыхтением, сопением и похрюкиванием.

  - А если я тебе твои умения оставлю и силы подкину? – очнулся от своих бредней бог. - Возьмешься?

  С паршивого козла хоть стакан молока!

  - А магию дашь? – сощурилась я. Ну и что, что я не умею с этой хренью обращаться! Главное, чтобы она была!

    - Там магии нет! – мгновенно отреагировал Форсет.  И что мы так подозрительно скукожились?  Чувствую, врет! Как есть врет и не краснеет.

  - Что, абсолютно? – нажала я на то место, которое определила, как совесть. Морально нажала. На таком объеме физически не докопаешься.

Кому-то стало сильно стыдно. Не богу.

  - Есть, - неохотно признался старикашка, отводя глаза. - Но не у всех. В том мире исключительно редко встречаются люди, владеющие малой толикой волшебства. И у принцессы магии нет. Так что будет слишком очевидно чужое присутствие.

  Какой-то мне мир неправильный подсовывают. Где чудеса, прекрасные эльфы? На худой конец, страшные, но очаровательные тролли? Нет, все что суждено прекрасной изнутри даме – это война и разврат. Бери, что нам негоже, не то огребешь по роже.

- Так то у принцессы, - просто так я никогда не сдавалась. -  А я для себя, на крайний, так сказать, случай прошу.

  - Ладно, на крайний случай дам, - после длительных раздумий согласился бог. Поднял указательный палец: - Но только на крайний!

- А то! – игриво подмигнула ему я. – Крайнее крайнему краем кроет!

- Согласна? – проморгался Форсет, не упуская своей выгоды.

  - Согласна, - пожала я плечами. Все равно скоро проснусь.  

  Снова наступила темнота...

Илона и Иалона

Бл-и-и-ин! Честное слово, больше не буду читать на ночь сопромат, если после него так плющит!

А если в моем состоянии нестояния еще и Тарасик виноват, то… простите родители, но остаток жизни ваш младший сын проживет головоногим моллюском! Потому что руки я у него оторву! Вместе с ушами!

Куда ж это меня занесло-то? В церковь? А зачем? Грехи замаливать? Все уже настолько плохо?

Я обвела безумным взглядом роскошную, но слегка аляповатую обстановку. Много икон вперемешку со статуями. Рядом с ними курильницы. Все это безобразие стыдливо прикрыто вышитыми тряпочками и покрыто позолотой.

А меня сюда зачем? Статуей работать? Или веником? Поскольку, лежа на полу, пыль получается собирать достаточно эффективно.

- Трындец! – резко села я, сообразив, что это не сон, и меня действительно выкинули в мир сражаться за независимость отдельно взятой принцессы. И колыхнула бюстом. – Мама!

Я изучила свалившееся на меня богатство и поняла: приплыли! Не знаю, сколько тут всего, но много. Явно больше, чем нужно. И совершенно понятно, почему кого-то потянуло это богатство своими жадными ручками заграбастать.

Пока все это заграбастала я, потому что никак не удавалась сложить на груди руки привычным жестом. Или сверху - или снизу. Сколько же ей материала выдали? А-а-а! Это поэтому мне достался «нулевой»! Все ушло сюда! И как это носить?

Стоп! Где-то тут еще должна быть принцесса? Наверное, нужно поискать в закромах. Иначе вернуться домой к любимой родне не получится. Ладно, попробуем…

  - «Эй, где ты там, несчастная жертва Эроса? Отзовись. Ау-у-у-у!» - попыталась прощупать я обстановку. Но под руки попадалась только неудобная для носки грудь. Не буду больше мечтать об увеличении! 

  - А-А-А-А-А-А! Кто здесь? – вырвался изо рта этого общего тела пронзительный визг.

Господи! Хоть я в тебя и не верю, но за что ты подсунул мне этот будильник, оснащенный неисправной сигнализацией?

- «Что ты горланишь, припадочная?!! – поморщилась я. – Оглушила»

- «Ты кто?» - Принцесса сообразила заткнуться и занялась своей шизофренией.

Вот честное слово, если бы у меня внутри нарисовалась еще одна неучтенная личность, я бы сразу сдалась Денису со всеми потрохами. А эта аристократка псалмы петь начала.

- «Помощь просила? – решительно остановила я поток славословия. - Вот она я, твоя «Скорая Помощь». Обмену и выдаче не подлежу!»

В ответ на предложенную помощь я выслушала все, чем тут засира… забивают принцессам мозги. И уже была в курсе, как нужно благодарить бога за то, что он сподобился наградить ее мной. Это она погорячилась, да?

- «Как тебя зовут?» - попыталась я все же воззвать к плавающему в невесомости разуму.

Бесполезно! Она еще и запела.

- «Мадемуазель! – не выдержала я. – Давай ты потом как-нибудь на досуге с богом пообщаешься?!! Сейчас желательно хоть что-то решить и составить план дальнейших действий!»

- «Что составить?» - оторвалась от восхвалений принцесса.

- «План! – рявкнула я, окончательно выходя из себя, но оставаясь в рамках этого тела. – Как тебя все же зовут, средневековая феминистка?»

Лучше б я этого не говорила. Принцесса утонула в словах и всплывать, судя по всему, не собиралась даже насильственно. Но только я собралась нырять и выуживать, как она все же выплыла:

- «Я не фен... фум... Я, принцесса Иалона, златокудрая...» - И все это жевание соплей с такой обидой!

- «Короче, златокудрая лахудра! – остановила ее я. - Все свои титулы и прозвища перечислишь в свободное от замужества время. Мгновенья нужно проводить с пользой!»

- «Это не по протоколу!» - гордо заявила эта жертва матримониальных планов любителя больших бюстов.

- «Протокол пусть пишут о твоем Мрачном Витамине! – отрезала я, зверея. - Пока мы тут переливаем из пустого в порожнее, он уже небось точит обручальное кольцо.  – Лучше скажи, за каким хре… с какой радости ты тут полы вытираешь? Сама в церковь прискакала, чтобы мужик далеко не бегал?»

- «Да я!.. – возмутилась принцесса. – Да ты!.. Да как ты могла такое подумать! Я молилась, прося о помощи!»

- «И как?» – полюбопытствовала я, слегка успокаиваясь. Два цунами в одном теле – это глобальная катастрофа! Да еще с таким бюстом!

Я скосила глаза и машинально поправила золотистый локон, упавший на грудь. Кстати, хоть я и виртуальная, а чувствовала все очень даже реально. И корсет, и кринолин, и тяжелые украшения в волосах.

- «Дождалась, - мрачно ответила Иалона. Душераздирающе вздохнула, выдавливая у меня слезу скорби: - Скоро сюда придет Кондрад за ответом - соглашусь ли я с браком по доброй воле и дам клятву верности и послушания, или он все одно женится, но меня ждет статус рабыни».

  - «Как у вас все запущено, - посочувствовала ей я. – Хотя у нас так же… Только дай, а что - неважно. Впрочем, я отвлеклась. И что тебе мешает навешать ему лапшу на уши и слинять в тумане?»

- «Что сделать?.. – опешила воспитанная принцесса. – Украсить рыцарский шлем макаронами? И постирать? Мне?!»

- «Извини, - сообразила я, что со сленгом слегка погорячилась. Пояснила: – Что тебе мешает поклясться и сбежать?»

- «Какие у тебя странные манеры, - задумчиво протянула Иалона. – Как твое имя, я забыла?»

- «Илона, - коротко ответила я, не ввязываясь в бесцельный и глубоко бесполезный спор о том, что нельзя забыть то, чего не знаешь. – Так что?»

- «После клятвы это невозможно! - Качка в районе бюста стала десятибалльной. -  Клятва дается перед богами, и обойти ее нельзя. После произнесения слов тот, кто клянется, становится навеки верен тому, кому клянется»

- «Точно? – нахмурилась я. – Проверяли? Работает?»

Принцесса кивнула. В смысле, тело кивнуло. Со стороны это, наверное, выглядело жутко. «Тихо сам с собою я веду беседу». Еще немного потреплюсь - и окончательно разумом отъеду.

- «Поясни, - не желала сдаваться я. - Если ты клянешься, то слушаешься Кондрада. А если он тебе поклянется, то будет дрессированной собачкой?»

- «Это нереально, - со вздохом сообщила мне Иалона. У нее вообще вздохи были на все случаи жизни: глубокие, поверхностные, с придыханием, с выдыханием и так далее. - Такой, как он, никогда и никому не даст клятву, кроме как богам»

- «Я бы им ничего не дала, - мрачно заметила я, вспоминая о грандиозной подставе. Потом отвлеклась и продолжила выяснять: - А если все же он даст такую клятву?»

- «Тогда он становится подвластным мне, - мечтательно вздохнула Иалона. Только мечта была окрашена жаждой крови. А не все безнадежно в этой принцессе! – Чудненько, - порадовалась я за нее. – А если оба?»

- «Что, оба?» – очнулась от своей мечты девушка, отвлекаясь от наматывания на прялку кишок врага.

- «Если оба дадут такую клятву, - терпеливо повторила я. – Что будет в таком случае?»

Вот нельзя задавать настоящим принцессам сложносочиненные вопросы. Они спотыкаются на первой части и их замыкает на второй.

- «Не зна-а-а-а-ю, - пропела принцесса в глубокой задумчивости. – Такого еще никогда не случалось. По-крайней мере, я об этом ничего не ведаю»

Возможно, тебе об этом просто забыли сообщить. Плохо, могли бы потратить время и собрать для меня информацию. А так все сама, своими натруженными лапками…

За дверью раздались тяжелые, уверенные шаги.

- «Кого это к нам нелегкая занесла? – нахмурилась я, дотягиваясь до курильницы. – Никак нечистая совесть чешется и спать не дает!»

- Как она? – послышался глубокий бархатный голос. – Все спокойно?

-Да, ваше величество, - ответили ему с почтением. – Все было спокойно. Один только раз принцесса вскрикнула, но мы не вмешивались, поскольку криков больше не было.

- Она жива? – в красивом голосе слышалась нотка легкой тревоги.

- «Иалона! – скомандовала я, мгновенно оценив обстановку. – Ложись!»

- «Зачем?» - полезла с вопросами дотошная принцесса.

- «Замуж хочешь? – поинтересовалась я, подтаскивая к себе на всякий случай вторую курильницу. – Нет? Тогда ложись!»

- «Это как-то связано между собой?» - робко спросила принцесса, обкладываясь с моей помощью тяжелыми предметами для каждой руки.

- «Да, - порадовала я ее, крутя головой по сторонам и подыскивая еще что-то поудобнее для руки и весомее для головы. – Раньше ляжешь, позже замуж выйдешь!»

Аргумент оказался весомее оружия. Дама всхлипнула от избытка чувств и свалилась в обмороке. В смысле, тело лежит, принцесса в обмороке, я в раздумьях. И ничего не видно. Называется, бродить в потемках по телу… пардон, по делу.

Судя по звуку отпираемого замка и скрипу дверных петель, дверь в святилище валяющихся дев открылась. Мужчина что-то тихо и эмоционально высказал страже при входе (мат, мат, крутой мат, очень крутой мат с упоминаем их организмов плюс угроза сделать их слегка короче, если принцесса скопытилась!) и пошагал к нам.

Дошел. Обошел вокруг нас раза три. Присел на корточки. Взял за руку и приказал:

- Принцесса, очнитесь!

Ну да! Оттуда, где сейчас прибывает Иалона, именно так и вытаскивают! Угу. Еще бы построиться в два ряда приказал и честь отдать. Нет, честь это лишнее для такой позы.

Принцесса вспомнила о своей системе вздохов и задышала часто и поверхностно. Мужик заволновался и пошлепал нас по щеке. Тут заволновалась я и еле сдержалась, чтобы не шлепнуть его по другому месту, его же собственной откушенной мной конечностью. Неважно, что негигиенично! Зато приятно!

Стерпели. Но отомстили, заколыхав бюстом в его сторону. С томными бессознательными вздохами.

- Ваше высочество? – занервничал Нечистый Вазелин и поднял нас на руки.

Снимаю шляпу! Взять такой вес от пола без звука! Честное слово, уважаю, как спортсменка! Силен мужик. Тут только от одного бюста можно надорваться.

Хорошо, это все патетика, а реальность состоит в том, что нас куда-то поволокли. Надеюсь, не в кровать? Вдруг ему все равно в каком состоянии будущая жена? Дышит, и ладно!

- «Иалона, - позвала я сотельницу, стараясь говорить мягко и не пугать нежную душу юной девы суровой прозой жизни. – Ты не в курсе, куда он может нас нести?»

- «Варианта два, - ответила девушка, немного подумав. – Либо в спальню. Но что ему там делать с дамой в обмороке? - (Наивные здесь принцессы!) - Либо к нашему врачу-алхимику». - (Доверчивые здесь мужчины!)

- «Ты его знаешь? В смысле алхимика? – первый вариант я старалась не рассматривать. – Человек надежный?»

- «Мне неведомо, - девушка прямо сочилась мировой скорбью. – Но Кондрада все боятся. Просто все! И никто не будет навлекать на себя его гнев. Так что у меня лишь один защитник – ты!»

Мне сразу поплохело. Вот это я влипла! Одна за всех и против мужиков. Нет, я, конечно, могу. Но как?

Физически мне с ним точно не справится. Черный он там или нет, но бугай здоровый, подтверждаю. По лестнице уже минимум на двенадцатый этаж с утяжелителем взбежал и даже не запыхался. И ни разу не остановился перевести дух. Может он забыл, что я тут белым лебедем болтаюсь? Поносит-поносит - и оставит где-нибудь? За ненадобностью?

Бабах! – ничего себе, как мы двери открываем! С пинка. Сейчас она ка-ак обратно прилетит - и в лоб. Нет, не надо. Впереди его лба принцесса с грудью. А это государственное достояние. «Златокудрая», как же! Им просто было неудобно орать на всех углах про феноменальный размер груди!

Шмяк! Нас приземлили на что-то очень жесткое, шуршащее и вонючее. Мог бы и поосторожней сгрузить! Да-а-а, а мог бы и просто кинуть. 

- Ты врач? – рявкнул носитель носителя. Ибо это тело сейчас носило в себе меня как генератор идей, и принцессу - кладезь информации. Правда, непроверенной.

- Да, ваше величество, - раздался дрожащий баритон. Как раз подо мной. Честное слово, была бы в настоящем обмороке - вскочила бы ошпаренной кошкой. А так ничего, лишь ногами судорожно подергала, изображая эпилепсию.

- Привести принцессу в чувство и доложить! – приказал мужчина и наклонился надо мной. – Она в таком состоянии довольно давно!

Интересно, может, в кому впасть? Или в летаргический сон?

- Будьте уверены! - Выполз из-под меня алхимик. - Не извольте беспокоиться! Все исполню!

Теперь они таращились на меня вдвоем. Будем считать, премьера состоялась.

- Я надеюсь! – надменно заявил кто-то очень в себе уверенный и долбанул об косяк дверью так, что с потолка посыпалась штукатурка.

Надеется он, чтоб тебя пополам скрючило! Досаждала невозможность подсмотреть, оставалось только слушать какое-то загадочное мельтешение, звяканье и шелестение.

- Ох, как же я пропустил! – засокрушался алхимик. Буркнул: - Видно, придется на птичий двор бежать.

Вновь стук закрывшейся двери.

- «Иалона! – рявкнула я, открывая глаза. – Куда это чмо… чудо резво ускакало? И, главное, зачем?»

- «У него птичье перо закончилось, - флегматично пояснила принцесса. – Он пошел за новой порцией».

- «Эть? Почто? То есть, зачем? – у меня фантазия на перьях и обмороках как-то внезапно закончилась. – Что он будет этим пером с нами делать?»

Я приподняла голову и начала внимательно изучать помещение, не забывая задавать вопросы, наводящие на новые вопросы.

- «Как, зачем? – изумилась Иалона. – Ты что, никогда в обморок не падала?»

- «Не довелось, - призналась я, разглядывая чисто ведьминский кабинет - баночки, скляночки, колбы, горшочки, реторты, тигельки. Помещение завалено всяческой рухлядью: скрученными пергаментами, пустыми банками, штативами, ретортами; заставлено шкафами с ингредиентами; завешано пучками трав и тушками монстров. Хотелось бы верить, ненастоящих. Больно жуткие, аж оторопь берет. – Видимо, зря»

- «Не может такого быть, - засомневалась принцесса. – Каждая уважающая себя девушка должна хотя бы раз в жизни упасть в обморок…»

- «Я не принцесса, мне эта ваша чахоточная честь и обморочное уважение без надобности, - резко оборвала я ее. – Зачем ему перо?»

- «Нас в чувство приводить, - обиженно надулась аристократка. - Подпалит и перед лицом поводит. От мерзкого запаха сама очнешься» 

Одуреть! Ну и методы лечения у них! Любопытная у феодалов народная медицина, я давно где-то читала, что при болях в животе, например, заваривали заячий помет. Надеюсь, хоть до него дело не дойдет.

- «И надолго он нас покинул? – мое внимание переключилось на множество красочных снадобий. Некоторые из них… впечатляли. Ну, вроде лиловой заспиртованной жабы размером с ведро или тушки сизого кролика с клыками. – Сколько у нас есть времени?»

- «Минут сорок, - прикинула принцесса. Подумала еще и добавила: -  Если сразу птицу поймает».

- «Замечательно! – возрадовалась я и подскочила с места, мгновенно запутавшись в пышных юбках и обратно рухнув на кушетку. – Нет, уж лучше ты рули! – отдала ментальные вожжи хозяйке тела, указав направление к столу: - Нам туда!»

- «Ты в этом хоть что-то соображаешь? – поинтересовалась я у сотельницы, зависнув над столом и изучая разноцветные смеси. – Они не подписаны»

- «Зачем на них писать? – изумилась Иалона. – Их нужно отличать по виду и по запаху. Меня так учили. Королевская дочь должна уметь смешивать лекарство, чтобы случайно не отравить своего мужа…»

- «Или отравить, - пробурчала я, придавая мыслям принцессы другое направление.  – Но мы не душегубы, а лишь мучители. Так что рассказывай, что для чего, а я буду думать можно ли этим обезвредить врага!»

И мы начали.

В итоге, на нашей необъятной груди за корсажем разместилось штук двадцать пузырьков. Какой-то серый порошок, не упакованный в стеклянную тару, находился в маленькой плошке, прикрытой фарфоровым блюдечком от сырости. Его мы насыпали в один-единственный карман платья.

Нефункциональная у них одежда, куча тряпок вокруг тебя, а положить нужные вещи некуда! Безобразие! Осталось еще столько нужного для «низведения» и «курощения», как говорил великий Карлосон, до которого этому Чуханому Балдахину как до Луны Солнцу!

- «Ладно, - с сожалением обозрела я остатки. Много остатков. – Пошли на кушетку, пока нас не разоблачили и не выдали замуж».

Не прошло и пары минут после нашего ускоренного возвращения в исходное положение лежа, как вернулся лекарь. Добрый дядя произвел необходимые манипуляции и сунул под нос вонючее перо.

Мама, роди меня обратно! Я отказываюсь от такой медицины и буду жаловаться в Гринпис: тут мучают женщин и птичек.

Подскочив ошпаренной кошкой, я с угрозой уставилась на лекаря, оказавшегося скрюченным старичком с седыми волосами. Лекарь был чрезвычайно неопрятного вида - первоначальный цвет его балахона определить было невозможно.

- Ваше Высочество, наконец-то вы очнулись! – запрыгал он дырявым мячиком от такой неожиданной радости. В самом деле, у принцессы обнаружился разум! - Слава Богам! Нужно сообщить об этом его величеству!

- Давайте пока сами привыкнем к этой мысли, - вырвалось у меня. Я хлопнула ресницами и зажала рот узкой ладошкой.

К счастью, алхимик то ли не услышал мои слова, то ли не предал им значения. Он бодро доскакал до двери и сообщил страже такую замечательную новость.

Здоровый стражник с лицом, похожим на чугунную использованную сковородку, заглянул вовнутрь, нашел меня, сидящей на кушетке, и удостоверился, что я прибываю в вертикальной плоскости. То есть в сознании. После чего кивнул и исчез.

- Ну-с, - вернулся ко мне алхимик, потирая руки, к сожалению, абсолютно здоровые. – Как вы себя чувствуете, ваше высочество?

Иалона почему-то снова брякнулась в обморок. Ментальный. От радости, что ли? Живую речь услышала?

Я мрачно посмотрела на лекаря, оставшись в гордом одиночестве, и мучительно соображала, как бы ответить коротко, но по-королевски. Ничего куртуазного на ум не приходило. Поэтому я ответила кратко, но по существу:

- Судя по запаху, как копченость. Судя по состоянию - как мясо. А судя по психике - как вяленое подкопченное мясо.

- Ну что ты, принцесса, - раздался от двери знакомый голос. – Я бы скорее сравнил тебя с десертом.

Это кто там у нас такой умный и жалко, что не мертвый?

Я резко повернула голову и у меня пересохло во рту.

Прислонившись к дверному косяку одним плечом, на меня насмешливо пялился та-а-а-кой мужчина… Ожившая картинка из женского эротического журнала.

Руки свело от желания пощупать на предмет обмана зрения.

Высокий зеленоглазый брюнет с вьющейся гривой и впечатляющей мускулатурой. Во всем черном, как смертный грех. Прямо повелитель Соблазна, блин!

- «Иалона, - прошептала я мысленно, стараясь не пускать слюни. – Давай меняться. Я выйду за него замуж и до брачной ночи он не доживет»

- «Почему? – отмерла принцесса. С глубинной надеждой: – Ты его отравишь?»

- «Да! – кивнула я, не отводя от красавца восхищенных глаз. – Сексом! Я его просто заезжу до смерти!»

- «С такой точки зрения, - ко мне присоединилась принцесса, и мы продолжили глазеть на Кондрада вместе, - я на него не смотрела»

- «Дура ты, принцесса, - констатировала я, изучив предложенное от макушки до высоких сапог. – Такого мужика грех из рук выпускать! Хватала бы и радовалась, что тебе досталось!»

- «Ты за кого заступаешься? – яростно возмутилась Иалона. – Он мою страну захватил!»

- «Хозяйственный, - сделала я вывод, не выпуская жениха из вида. Ему, кстати, под таким прицелом стало неудобно, и он как-то заволновался, отлепившись от косяка. – Все в дом, в семью тащит…»

- «С ума сошла? – окончательно разъярилась сотельница. – Это чудовище как раз мою семью и убил!»

- «Засранец, - неохотно посочувствовала я ей, сражаясь со своим зашкалившим либидо. Уточнила с мягкой осторожностью: – Может, он просто погорячился?»

- «Очнись! – мысленно затопала ногами принцесса. – Он – зло! И я не отдам ему единственное, что у меня осталось – мою честь!»

- «А я бы отдала, - уныло сообщила, начиная злиться на несправедливость этой жизни. -  Только он не возьмет. Жаль»

Кондрад уже преодолел разделяющее нас пространство и сейчас зависал над нами, изучая вид сверху. Пока молча.

- «Шлюха! – праведный гнев принцессы растворил хорошее воспитание и заставил вспомнить неприличные эпитеты. – Тебя сюда помогать прислали! А ты готова под него лечь! Сама! Без сопротивления! Предательница!»

   Против правды не попрешь. Мне действительно нужно отсюда выбираться и главным условием возвращения было недопускание вот этого лакомого кусочка до нашего тела.

Черный Властелин чего-то говорил, обращаясь к нашей груди, пока я стыдилась и откровенно злилась на себя и на него.

-  В пятый раз спрашиваю: твое решение, принцесса? – рявкнул Кондрад, совершенно потеряв терпение. Если, конечно, оно у него вообще когда-то было.

Я говорила, что у меня аллергия на крик? Уже успела? Так вот, теперь ему придется пожинать последствия моего озверения.

Я нахмурилась, в точности копируя выражение его лица, и рыкнула в ответ:

- В шестой спроси, узурпатор!

Мужчина даже опешил от неожиданности. Я же в это время сражалась со своей грудью, пытаясь придать нам неприступный вид и сложить на ней руки. Выходило не так грозно, как хотелось.

Кто-то зеленоглазый внимательно все это рассматривал. И даже демонстрировал явный интерес.

- В шестой раз спрашиваю, - отвел Кондрад взгляд от… шеи и посмотрел в наши горящие упрямством глаза. – Твое решение, принцесса?

Я подивилась его выдержке и заявила:

- Объявляю голодовку! – и подняла одну бровь.

Кондрад втянул в себя воздух. Старичок алхимик очень шустро кинулся искать что-то очень сильно необходимое именно в данный момент под моей кушеткой и спрятался за нашим кринолином.

- Это неправильный ответ, - все же сдержался мужчина и не придушил нас. По глазам было видно – хотел!

- Какой есть, - неопределенно пожала я плечами. – Лучше я по-царски откажусь от пищи сама, чем меня уморит голодом кто-то другой! – и показала подбородком в его сторону. Вроде как принцессам пальцами тыкать в женихов нельзя.

- Надо же, - в зеленых глазах мелькнула заинтересованность. – Ты все же не такая уж размазня, принцесса.

- Еще какая, - не согласилась я, пытаясь встать с кушетки и удавить его достоинством. М-м-м… Поразить его достоинство? В общем, нейтрализовать! – Вы меня, ваше величество, просто плохо знаете! У меня очень… - задрала голову. Черт, даже стоя рядом, он возвышался надо мной на две головы! - Очень плохой характер!

- Главное, - внезапно улыбнулось это сексапильное чудовище. – Он у тебя есть. Возможно, ты будешь не настолько скучна и предсказуема, как другие женщины.

- Неправильные приоритеты, - с заметила я, мысленно отыскивая принцессу. Эта неженка опять лежала в обмороке. Что за бесцельное времяпрепровождение!

             - Предлагаю пообедать, ваше высочество, - вполне миролюбиво заявил мужчина, предлагая мне руку. – И после все же достигнуть договоренности.

- Я не подобрею, - проигнорировала я жест доброй воли. Не то чтобы из вредности. Скорее, из опасения вцепиться намертво. И пнула Иалону, выдав указание прямым текстом довести нас до столовой.

- Это мы еще посмотрим, - оптимистично сообщил Кондрад, следуя за моими юбками.

Так мы и шлепали туда - я с гордо задранной головой, и узурпатор, который следовал чуть позади и сверлил мою спину пристальным взглядом.

Малая дворцовая столовая оказалась громадным помещением с монументальным овальным столом посередине, мест приблизительно на тридцать, из коих была заполнена половина.

Столовая называлась «салатовой», как любезно просветила меня принцесса. На фоне шикарного узорчатого паркета светло-зеленые тусклые стены и темно-бордовый кант понизу смотрелись, честно говоря, убого. Не помогали ни гипсовые барельефы и горельефы, ни дорогая мебель, ни массивные люстры. Даже позолоченные решетки у каминов не спасали положение. С учетом остальной красно-золотой роскоши замка это место чем-то напомнило мне студенческую столовку. Помнится, обычно ее у нас красили именно в такой противный цвет. Что ж, откушаем, чего Бог послал.

И мы величественно потрусили на место дислокации.

Кондрад занял стул во главе. Я нахально плюхнулась рядом. А что такое? Врага лучше держать под рукой. Но вот заинтересованный взгляд с прищуром мне совсем не понравился.

Замельтешили слуги, разнося блюда с едой, глядя на которые мне тут же пришла в голову пакость:

- «Иалона, если ты уже отдохнула, - обратилась я к сотельнице. – То напомни, с какой стороны груди у нас спрятано слабительное?»

- «С правой стороны, третий пузырек, – сообразила принцесса. - А что?»

- «Да так» - коварно улыбнулась я Конраду, обмахиваясь салфеткой, и перещупывая пузырьки. – Жарко тут у вас, ваше величество.

- А у вас? - изогнул он одну из черных бровей. – Не жарко?

- А у нас, - нашла я нужную склянку и отчаянно надеялась, что не перепутала. – Свободу принцесс не душили!

Он внезапно наклонился ко мне с такой интимной усмешкой, что пришлось срочно ретироваться, чтобы мгновенно не растаять и не упасть в объятия к этому ходячему искушению.

Вовремя сориентировавшись, я вскочила с места и заорала во все королевское луженое горло, тыкая в дальний темный угол:

- А-А-А! ТАМ!!!

Мужики повыскакивали с мест, похватались за оружие в поисках врага. И устремились в нужную мне сторону. Все сразу. Только один остался, но мне был не опасен, лежа головой на кабаньей ножке и чмокая во сне губами.

- «Почему мы кричим? – полюбопытствовала принцесса. – Что случилось?»

- «Там мышь», - сообщила я ей, выливая жидкость в бокал с вином соседу, забыв добавить, что мышь виртуальная.

Откуда я знала, что принцессы боятся грызунов. В результате, аристократическая глотка оказалась еще луженей чем я думала, и мы дальше блажили стоя на стуле и завывая сиреной.

- «Не вопи! – пыталась пробиться я к ней. – Мне показалось!»

- Принцесса! – подскочил ко мне Кондрад, злобно хмурясь. – Что это за детские выкрутасы? Вы орете, как будто увидели приведение!

- Увидела! – истово закивала я головой. – Мышь!

- «Так она все же была!» – обрадовалась Иалона и продолжила орать дальше: - А-А-А-А-А! – посылая отряды бойцов на войну с маленьким несчастным грызуном.

Кондрад стащил меня со стула и выдул вино с добавками. После чего посверлил меня злобным взглядом:

- И как вы, ваше высочество, ее отсюда увидели?

- Я ее отсюда почувствовала, - дала я принцессе мысленный подзатыльник, чтобы она заткнулась и не мешала вести куртуазную беседу. Жаль недолгую.

- Странно, - нахмурился мужчина, призывая к столу подчиненных властным жестом и отодвигая мне стул. – Лично мне отсюда ничего не чувствуется!

- Это потому что у вас нет тонкой душевной организации, - скромно опустила я глазки долу и уткнулась в тарелку, мелко нарезая мясо.

 - Ты насытилась? – спустя какое-то время пристал ко мне Кондрад, видимо, устав от моих косых взглядов. Может, он принял их за заигрывания? Чур меня! - Я хочу услышать твой ответ!

Я тут же набила полный рот, и начала медленно вкушать пищу. Под таким пристальным присмотром, что впору было подавиться и разрушить все матримониальные планы.

Наконец, у мужчины начали проявляться первые признаки. Он прислушался к бушующему организму, заерзал и побагровел. 

- Вот и вы что-то чувствуете, ваше величество, - ласково улыбнулась ему я.

- Я приду за ответом позднее! – пронзил он меня негодующим взглядом насмерть, бросил салфетку и выбежал из столовой.

Я проводила его глазами и повернулась к слегка опешившим присутствующим с улыбкой Марии Медичи:

- Продолжим трапезничать, господа?

Но у всех почему-то срочно пропал аппетит. С чего бы это, а?

- Ваше высочество, - надо мной навис высокий лощенный шатен, старая не касаться принцессиного тела, но зато в спинку стула вцепился как в свою родную маму. – Не соблаговолите ли последовать в свои покои?

- Не соблаговолю, - доброжелательно оскалилась я, разглаживая на коленях салфетку. – Мы еще не насытились.

И так три раза. В смысле, меня пытались выпроводить из-за стола три раза. В промежутках, кто-то удалялся проведать своего сюзерена, но всегда возвращался один, беспомощно разводя руками.

Я думаю! Как такому тяжкому горю поможешь? Ни руками не поддержишь, ни рядом не сядешь. Печаль, да и только.

Наконец, я соизволила встать. Так мой стул четверо отодвигало. И прятало. Наивные. Это только начало. К вам пришла Илона!

- Ваше высочество, - почтительно поклонился мне шатен. – Вам нужно проследовать в свои покои.

- Ведите! – царственно кивнула я, сдерживаясь чтобы не заложить руки за спину, и последовала по этапу.

Судя по всему, мой жених ко всему прочему еще и узурпировал одно уединенное место в этом дворце, а распоряжения обо мне отдать забыл. Впрочем, это-то и понятно. Он сейчас отдавал совсем другое. И честно положа руку ниже бюста, мне его было жалко до чертиков.

Это я обдумывала пока в сопровождении четырех воинов шествовала по бесконечным коридорам в покои принцессы. Мужики вежливо абстрагировались и старались держаться на приличном расстоянии. Не поняла? Боялись что укушу? Или уже слушок пошел, что если со мной близко посидеть-постоять-полежать то прямая дорога к уединению?

Если это так, то может, на этом и остановимся? Нет, я, конечно, всегда за справедливость, но до настоящего садизма еще не доросла. Сострадала я Кондраду дико. Но молча.

- Прошу, ваше высочество, - шатен предупредительно распахнул передо мной дверь.

- Благодарю! – еле кивнула в его сторону и вплыла во внутрь. Следом закрылась дверь и щелкнул дверной замок.

- «Зеркало! - завопила принцесса, потащив нас к вожделенному предмету. – Как я выгляжу?»

И зачем, спрашивается, так изощренно издеваться? Вот такое мне показывать? Морально закалять? Бли-и-и-ин!

Прицепиться я могла лишь к размеру груди и то… исключительно из вредности.

Помятое бледно-голубое платье с оторванным кружевом на подоле и грязными разводами нисколько не портило безупречную фарфоровую кожу девушки. И пусть золотые локоны были растрепаны, а корона съехала на бок, зато громадные небесно-голубые глаза, опушенные длинными загнутыми ресницами, смотрели на мир с уверенностью в собственной неотразимости.

- «Посмотри! – возмущалась Иалона, отыскивая в комнате кружевной платок и смачивая его водой из кувшина. – На кого я похожа!»

- «Смотрю, - уныло ответила я, впадая в депрессию. После такой красотки какой мужчина посмотрит на серенькую мышку? – На куклу».

- «Я – принцесса, - напомнила мне девушка, протирая исключительно красивое лицо, завораживающее тонкостью и пропорциональностью черт, влажным платком. – И всегда должна выглядеть идеально!»

- «Ты и выглядишь», - заверила ее я, еще больше печалясь и обзаводясь дополнительными комплексами.

- «Илона, - пеняла мне девушка, приводя в относительный порядок платье. – Принцессы столько не едят! Это портит фигуру!»

- «Тебе это не грозит», - заверила ее, рассматривая в зеркале фигурку «песочные весы» с тонюсенькой талией.

- «Потому и не грозит, - заявила мне Иалона, прихорашиваясь. – Что я не лопаю все в три горла! Особенно на ночь!»

- «Или есть, или замуж! – обиделась я за свою тактику. И решила перевести разговор: - У тебя настоящий жених есть?»

- «Был, - призналась девушка, закрепляя упавшие локоны шпильками. – Два. Оба умерли»

- «Не пережили твоей неземной красоты?», - съехидничала я, оглядывая наше пристанище и потихоньку офигевая. Если это нам послал Бог, то он явно не поскупился!

Два огромных, высоких белых окна, из которых видно довольно далеко. Под одним из окон стояло элегантное бюро с письменными принадлежностями.

 На стенах – кремовые шпалеры с вытканными изображениями бело-золотых лилий; в крупных массивных рамах - целые вычурные картины, гобелены с непонятными мне, явно религиозными сюжетами. Какой-то воин сражается с двухголовыми обезьянами; прекрасная дева что-то, крадучись, уносит от рогатого рыцаря в подоле (надеюсь, не ребенка, которого он ей сделал!). И тому подобное… Ладно, с мифологией потом разберемся.

Резная золоченая кровать странной конструкции, с крепкими столбиками, балками и необычным балдахином в виде лиры. Прозрачные шелковые занавески выпущены из-под более тяжелых бело-золотых с темно-коричневой окантовкой штор.  Покрывало и подушки в цветах светлого золота с коричневой тесьмой. Бежево-голубой ковер.

По периметру апартаментов – трельяж, напротив еще одно зеркало в полный рост, пузатые поставцы и тумбочки с причудливыми головами фантастических птиц и зверей. Вся мебель – образец местного шика, золоченая и резная.

Я перевела взгляд. Белоснежный камин уставлен гипсовыми и мраморными бюстами, статуями и статуэтками местных великих людей. И опять везде и повсюду тонны позолоты!

В глазах уже пошли солнечные зайчики – слишком много белого, золотого, и лишь немножко темного на окантовке, чтобы оттенить. Красиво, но утомительно. Хорошо, что мне здесь не жить долго, я бы испортила зрение сиянием золота и перекрасила все в мрачную готику. Впрочем, что с меня взять – я-то не принцесса!

Иалона не заметила моей реакции на ее жилище, поэтому продолжала болтать о своем, о девичьем, в данном случае – отвечала на вопрос про своих женихов.

- «Скорее, не дожили, - поправила меня красавица, не в силах оторваться от зеркала. Неловко улыбнулась: – Я ведь их никогда не видела. Папа заключил династическую помолвку, исходя из государственных интересов».

- «И что? – заинтересовалась я. – Интересы поменялись?»

- «Нет, - нахмурилась принцесса, находя все новые и новые огрехи в своей внешности. – Интересы остались прежние. Женихи менялись. Один ехал на свою свадьбу и, видимо от чрезмерной радости, упал с лошади. А второй при известии о нашей помолвке закатил банкет и обожрался до смерти грибами».

Какая богатая у девушки биография, прямо завидки берут! Куда мне до нее с прыжками с парашютом!

- «Бог троицу любит, - утешила ее я. – Третий вот на пороге. И вообще, если тебе без разницы, за кого замуж выходить, так бери этого. Его ты хотя бы видела…»

- «Потому и не хочу, - надула пухлые губки девушка. – Я видела, на что это чудовище способно! Все! Дело принципа! Не хочу, и точка!» 

Удостоверившись, что в исследуемом объекте разумности нет и не отслеживается, и побоявшись сломать ногу в аристократической логике, я перевела разговор и внимание принцессы на другое, предложив ей поспать в одиночестве. Ну, пока есть такая возможность.

Иалона чем-то подумала и согласилась. Но тут начались другие неприятности. Оказалось, нас изолировали отдельно от слуг, а шнуровка платья на спине.

Не дошло, нет? Руки спереди, шнуровка сзади - и никого нет. Так понятней?

Слегка позанимавшись йогой, но так и не достигнув фонтана праны, мы опустили руки.

- «Я сдаюсь, - проныла принцесса. – Никогда еще я так усердно не работала! Это… это непорядочно по отношению ко мне!»

- «А ко мне? – нахмурилась я. – Я твой кринолин вообще в первый раз вживую щупаю. А системой завязок можно удавить любого запутавшегося в ней мужика!»

- «И что мы будем делать?» – проявила смекалку аристократка и переложила решение на меня.

- «Для начала, - велела я. – Спрячем награбленное в закрома. Есть тут закрома? Или хотя бы маленький сейф»

- «Что-то есть», - поджала губы Иалона и пошла в гардеробную.

Там меня окончательно пришибло количеством одежды и размером юбок.

- «Куда тебе столько?» – поразилась я, пока мы пробирались мимо рядов расфуфыренных манекенов.

- «Это повседневная, - обрадовала меня принцесса, следуя вглубь. – Там, - она указала пальчиком в противоположном направлении. – Парадная».

- «Правда, мы туда не пойдем?» – жалобно пробормотала я, испытывая желание потереть свои метафизические глаза, в которых рябило от буйства ярких красок и обилия вышивки, кружев, камней и позументов.

Наконец, принцесса добралась до задней стенки бесконечного помещения, полюбовалась на свой портрет, задрапированный по бокам алым шелком, и начала последовательно нажимать на раму.

После восьмого тычка портрет отъехал в сторону, открыв массивную металлическую дверь. Иалона снова потыкала в нее пальчиком, и «сезам» открылся, явив взору груды украшений.

- «Нифига се! – присвистнула я в удивлении. – Это сокровищница?»

- «Это малое хранилище моих повседневных украшений, - без тени юмора поведала принцесса, открывая в хранилище еще одну малозаметную нишу и складывая в нее большую часть награбленного. – До большой нам не добраться. Она в покоях родителей. – Глубокомысленно заметила: - Я все же надеюсь, что это место достаточно надежно».

- «В смысле, к нему нужно пройти мимо тебя?» – фыркнула я, все еще не в силах отойти от увиденного. Все же кучеряво живут принцессы!

- «В смысле, - обиделась принцесса. – При неправильной комбинации нажатий, воришку ждет мучительная смерть от яда, огня и чего-то еще. Я забыла».

Я задумалась. Вариант со стравливанием двух женихов отпал сам собой по причине несвоевременной смерти одного из них. Нет, чтобы дождаться Черного Властелина и окочуриться! Эти малодушные мужчины как чувствовали сильную конкуренцию и предпочли упокоиться, чтобы только не вмешиваться! Эгоисты!

Еще один вариант - сдать вот эту нычку и посмотреть, что будет, тоже содержал некоторые недостатки. А-ну как Кондрад не сам за сокровищами полезет? Зачем брать грех на душу? Будем думать дальше.

- «Иалона, - позвала я сотельницу, когда мы спрятали нажитое нечестным трудом среди нажитого нечестным трудом. – Ты не против попросить о помощи?»

- «Я не умею», - растерялась девушка.

- «Зато я умею», - заверила ее я зловещим тоном и поспешила к двери, взяв управление ситуацией в свои руки.

Домаршировав до выхода, я очень вежливо и деликатно, памятуя, что я сейчас принцесса, постучала в створку. Никто не обратил внимания на мою деликатность. Я потопталась рядом в надежде, что у охраны просто извилист путь от слухового центра до мозга. Но мои ожидания были напрасными.

Я слегка обиделась и постучала погромче. Меня снова проигнорировали. Я не поняла, меня что, не охраняют? Прислушалась. За дверью еле слышное шушуканье. Совещаются или готовят план отступления?

- Господа! – рявкнула я, долбя в дверь каким-то мужиком, взятым с подставки под причитания принцессы: «Поставь на место прадедушку – он может оскорбиться!».

До «господ» все же дошло: лучше открыть сейчас, чем дождаться пока я сама прорублю путь на волю.

- Ваше высочество, - в комнату заглянули два мужика в доспехах, – вам что-то нужно?

- Да! – порадовала их я, лаская огненным взором. – Мужские руки!

«Господа» странно приуныли и переглянулись:

- Ваше высочество, - решился один, возразить принцессе с двумя бюстами: один ее личный, второй прадедушкин, – вы неприкосновенны.

- Так мне что? – расстроилась я и чуть не пустила слезу. – Теперь всегда одетой спать?!

- А как это связано? – озадачился второй, запутавшись в женской логике.

Я повернулась спиной и объяснила, показывая пальчиком на шнуровку:

- Мне до этого не достать! Значит, должен достать кто-то другой. Вы самые ближайшие кандидатуры! Так что?

После этого вопроса мне предоставили служанку буквально в течении минуты. Никак они ее в загашнике прятали.

- Не разговаривать! – приказали «господа», выгуливаясь около ширмы, где нас раздевали.

- Не смотреть! – приказали мы с принцессой в отместку и уронили ширму.

Охрана вымелась из покоев в мгновение ока, не забыв, правда, прихватить служанку. Могли бы и оставить на бедность!

Я вздохнула и пошла спать. Утро вечера мудренее.

Принцесса сладко посапывала, а я никак не могла уснуть, раздумывая, как действовать дальше. Пока ничего путного в голову не приходило. Но утро вечера мудренее…

Оказалось, что утро вечера голоднее. Завтрак у нас наступил в полдень, и то… только после того, как я заявила ноту протеста, выразившуюся в обстреливании двери всеми предметами, которые мне удалось оторвать от пола.

Правда, когда дверь все же открывалась, то я мгновенно вспоминала о статусе принцессы и принимала невинный вид, запахивая капот. А ничего другого мы на себя надеть не могли. Иалона - по причине отсутствия умения одеваться самой, я - по причине отсутствия соображения, как вот это можно надеть самой. Так что мы выбрали нейтральное: халат, расшитый золотой нитью и весь в кружевах. Вот им мы уже и травмировали стражников.

Пушка выстрелила, возвестив полдень. Принцесса приготовилась рыдать оттого, что ее морят голодом. Я вознамерилась бороться за место в этом мире, чтобы вернуться в свой. Стража подсчитывала убытки и укрепляла дверь. Время проводилось с пользой, но на диете.

- Ваше высочество, - взвыли из-за двери, пока я волокла к ней столик, – ваш завтрак.

- Давай! – остановилась я. – И, если можно, сразу обед и ужин, чтобы три раза не бегать!

- Два, ваше высочество, - поправили меня, отпирая замок.

- Три! – топнула я ножкой. – Третий раз за добавкой!

 Стража впихнула к нам зеленолицую от страха служанку со стучащими стаккато зубами.  Но у нее был в руках поднос с криво нарезанными бутербродами, и поэтому мы оставили ее в живых, но слегка приперли к стенке бюстом и начали допрашивать, пытая ее видом принцессы, пожирающей бутерброды не жуя!

Служанка оказалась впечатлительная и пыток не выдержала, мгновенно расколовшись и поведав нам о массовом побеге всей кухонной челяди во главе с шеф-поваром. Ибо прошел слух о неудавшемся отравлении узурпатора.

- Да? – нахмурилась я, продолжая задумчиво уничтожать съестное. – И кто же это такой смелый?

- Никто не знает, - прошептала девушка, съеживаясь под нашим испытующим взглядом. – Но повара не стали ждать, когда узнают, и сбежали. А сам их величество сидит сиднем и очень грозно обещает всем выйти и оторвать виновному голову… 

- «Принцесса, - успокоила я задрожавшую сотельницу. – Для тебя голова не главное»

 - «А на чем я буду корону носить?» - билась в истерике Иалона.

- «В руках подержишь, - успокоила ее я разумным доводом. – Какая разница, на каком месте твоего тела она будет, если будет?»

После чего аристократка успокоилась, а я продолжила терзать несчастную служанку.

- Есть подозреваемые? – нахмурилась я, собирая с подноса крошки.

- Все, - кивнула девушка, со страхом обозревая опустевший поднос. – Так что мы все под подозрением.

- Какая прелесть, - порадовалась я такой обширной компании. – Мы будем очень волноваться. Видишь, у нас даже аппетит пропал.

- Вижу, - покладисто согласилась девушка, оседая на пол. – Совсем вы, ваше высочество, испереживались вся.

- Точно, - царственно кивнула я, забирая себе поднос. Никогда не знаешь, когда понадобится что-то плоское и тяжелое. – Иди. А мы будем волноваться за порушенное здоровье нашего третьего жениха. Вечно нам не везет…

Служанка вылетела за дверь пулей. Я прокралась за ней и приложилась ухом к замочной скважине.

- Ну что там принцесса? – полюбопытствовал один из стражников. – Страдает?

- Страдает! Ой, страдает… - согласилась дрожащим голоском девушка. – Но больше от голода. И ждет своей судьбы с нетерпением.

- Чего? – влез второй.

- Так она же Черная Вдова, - фыркнула служанка, удаляясь. – Двоих уже уморила, третий на подходе.

- А с виду такая беспомощная, - поведал один из караульщиков второму. – Может нам подкрепление попросить?

- Кондрада жалко, - вздохнул второй. – И зачем ему эта принцесска?

Я на цыпочках отошла от двери, мысленно потирая руки. Сарафанное радио начало свою подрывную деятельность.

Следующие два дня прошли для нас с сотельницей в относительном спокойствии. Нас кормили строго по часам – в полдень. И служанку чаще пускали. Остальное время не трогали, даже не заходили вовнутрь. Просто метали поднос с едой в комнату. Так что моя коллекция неуклонно пополнялась.

Мне было откровенно скучно. Книг принцесса не читала. Вышивание навевало сон на меня. Оружие - сон на нее. И мы никак не могли встретиться.

Мне надоело кивать носом, и я предложила покопаться в награбленном и выяснить, как еще мы этим можем отравить не до смерти.

- «Это что? – полюбопытствовала я, тряся пальцами, испачканными в загадочном черном порошке. – Для чего сия липучка?» - и потянулась к кувшину с водой.

- «Не трогай! – перепугалась принцесса, отдергивая руку. – Если его смешать с водой, то можно приклеить все, что угодно, ко всему, чему угодно!»

- «Ого! – искренне порадовалась я. – И как? Действует?»

- «Срастается, как одно целое, - истово закивала Иалона. – Сама видела. Когда папа приклеивал корону тому бюсту прадедушки, который ты расколошматила вчера»

- «Так у него все равно носа не было, - отказалась я чувствовать себя виноватой. – Поэтому он и был признан некондиционным!»

- «Не знаю, кем и когда он был признан, - капризно протянула принцесса ни черта не поняв из моих объяснений. – Но когда папа в гневе уронил этот бюст, то отлетели нос и корона. Нос мы не нашли, а корону папа приклеивал сам, чтобы прадедушка не потерял свое королевское достоинство»

- «А то, что он нос потерял, ничего?» - изумилась я странной логике.

- «Короли постоянно что-то теряют, - авторитетно пояснила Иалона. – У нас уже был Пьетро Безухий, Сильвестр Одноногий, Кутус Одноглазый. Но с потерей короны можно потерять и то, что по твоим словам для принцессы не главное».

- «Прости за прадедушку», - извинилась я, проникнувшись.

Принцесса милостиво простила, и мы продолжили разбор лекарственных препаратов для одного отдельного взятого самомнения.

Кстати, это самомнение приперлось вечером значительно похудевшее. Обозрев злющего Кондрада с головы до сапог и удовлетворившись результатом, я пришла к выводу: наш чай «Свистящая ласточка» можно смело рекомендовать желающим сбросить десять килограммов и больше.

- Принцесса! – заорал Черный Властелин, врываясь в наши покои и ловя поднос около своего аристократического носа. – Завтра день твоей свадьбы! Готовься!

- Мало он чая выпил, - с досадой пробормотала я сама себе, сжимая второй поднос. И громче: - Я не могу выйти замуж голой, босой и голодной!

- Тебя накормят, - сразу поостыв, сообщил мне Кондрад, ловко смещаясь в сторону выхода. – Все остальное тебе в брачной постели не понадобится!

- Меня уже кормили! – заорала я, не собираясь сразу сдаваться. – Смотри, как я похудела! – ткнула пальцем в капот. На этот раз небесно-голубой, расшитый серебром и жемчугом. – Я до церкви не дойду – еле ноги волочу!

- Не беспокойся, ваше высочество, - криво улыбнулся мужчина. – Я тебя донесу, если надо.

- Дилемма, - плюхнулась я в кресло и посмотрела на него исподлобья. – Мне не надо, тебе надо. И я не хочу быть причиной твоей преждевременной смерти от пупочной грыжи. От такого сокровища, как я, можно запросто надорваться.

- Я выживу, - пообещал мне этот ясновельможный засранец и удалился, не забыв напомнить: - Завтра!

- «Завтра! – орала принцесса, пытаясь топать ногами. – Я за него замуж не пойду!»

- «Ты и не пойдешь, - задумчиво сказала я. – Он тебя понесет. А, кстати, ты в курсе, где он может ночевать?»

- «Как где?!! – отвлекалась от переживаний Иалона. – В королевских покоях, конечно! – снова завелась. Истерично: – Не успела еще остыть кровать моих родителей, как туда улегся этот узурпатор!»

- «Остыть? – пробормотала я, думая о своем. – Не везет тебе, принцесса. На обуглившейся деревяшке спать с таким чурбаном… А где эти покои? Далеко?»

- «Не очень, - с досадой фыркнула Иалона. – Буквально через пару поворотов по коридору»

- «Угу», - приняла я к сведению и пошла проверять количество подносов. Взвесила один на руке, примерилась. Закусила губу.

- «Ты чего?» – немедленно влезла сотельница.

- «Вот думаю, - неохотно призналась я, – как охрану обойти. Вдруг они подносами взять не захотят? Или под ними не полягут?»

- «Зачем? – искренне поразилась Иалона. – Зачем столько сложностей, когда туда из моих покоев ведет потайной ход?»

- «И ты только сейчас об этом говоришь? – возмутилась я, начиная наливаться злобой. – Может, есть еще потайной ход наружу?»

- «Есть, - довольно кивнула девушка. – Но из королевских покоев! Видишь ли, мои предки при постройке дворца сделали королевскую опочивальню как можно неприступней. В ней нет окон - нельзя достать стрелой, тройные стены - трудно пробить, окованная железом дверь, неподдающаяся огню»

- «Просто мавзолей, - довольно кивнула я, сменяя гнев на милость. – Лежи спокойно - тебя охраняют»

- «Это меры вынужденной предосторожности, - пожала округлыми плечиками принцесса. - Но поскольку не было возможности оборудовать такие же условия защиты для всех членов королевской семьи, то из каждой комнаты туда ведет потайной ход, о существовании которого известно исключительно близким родственникам»

- «Я надеюсь, - сдвинула я брови. – Кондрад не входит в число близких родственников?»

- «Пока нет, - фыркнула Иалона. – И, надеюсь, не будет. Или не будет меня. Мы с ним брачно несовместимы! И вообще, из владеющих этой тайной в живых осталась я одна!»

- «Хорошие у тебя были предки, - удовлетворенно заметила я, обдумывая будущую операцию «Возмездие». – Замечательные, умные и предусмотрительные. Дай им Бог здоровья… Тьфу! Пусть земля им будет пухом!»

- «Предки были хорошие, - согласилась принцесса, растаяв от похвалы своей семье. Потом вспомнила о нынешнем положении. – Давно. Так как мы будем завтра действовать?»

- «Действовать мы будем сегодня, - поправила ее я на пути в гардеробную. – Ночью. Чтобы нам не было завтра мучительно больно расставаться с иллюзиями»

Через час…

- «Ты серьезно хочешь покончить жизнь самоубийством, - орала я, потрясая еще одним халатом. – И отправиться по потайному ходу в этом?»

- «Настоящие принцессы не носят мужскую одежду! – дулась в ответ Иалона. – По параграфу внутреннего этикета, том сто тридцать четвертый, указ восемь тысяч девятьсот сорок седьмой, пункт девяносто девятый с литерой «а» … Там сказано… - Она прикрыла глаза и процитировала: - Сим пунктом запрещаю всем дамам, несущим в себе хоть каплю королевской крови Лайе надевать на себя непотребство, именуемое штанами…»

- «Ладно, - сдалась я под напором закона, крутя в руках подходящие сапожки из мягкой кожи без каблуков. – Нельзя в штанах, пойдем в сорочке»

- «По параграфу спального этикета…» - занудила принцесса по-новой.

- «Или в сорочке, или голой, или замуж, - решительно остановила я ее поток информации. – Что выбираешь?»

- «Думаю, - мгновенно пошла на попятный девушка. – Если это не касается спальни, то этот закон можно считать необязательным к выполнению. Мы пойдем в сорочке»

Я сильно сомневалась, что к нам ночью кто-то сунется. Если только с глубокого бодуна дверь перепутает. Весь дворец сейчас пережевывал сплетню о Черной Вдове и Черном Властелине. Кто кого переживет. Но сомнения сомнениями, а палиться на мелочах не хотелось. Поэтому мы перед походом на дело создали тело.

В смысле, соорудили из подушек муляж спящего человека на кровати. После чего, на всякий случай, задернули шторы балахона… балдахина. И отправились в поход по злачным местам.

Принцесса, видимо, сильно тяготела к своей гардеробной. Или у них это была семейная черта. Но вход в подземный ход находился тоже там, только спрятанный за парадными платьями.

Я не трусиха, но страху натерпелась, пока со свечкой в руках пробиралась к задней стенке – будь здоров. То кружево в нос даст, то позумент зацепит, то вышивка покарябает. А уж фантазия у придворного модельера в стиле панк-рок просто поражала! Все стояло дыбом. Комментировать я не стала.

Наконец, мы дошли до искомого. Полюбовались на бюст принцессы, задрапированный розовым шелком. Иалона приступила к открытию новой эры: принцесса в сорочке.

Девушка постучала статую по лбу, нажала на нос, покрутила уши - и в результате рядом открылась узкая дверь. Откуда пахнуло затхлостью и пылью.

- «Ну, - выдохнула я, набираясь отчаянности от отчаяния. – Пошли!»

И мы поползли по тесному коридорчику, ориентируясь на одной принцессе ведомые знаки. Ползти пришлось долго. Раза три мы возвращались, потому что кто-то - не буду пинать с разбега! - перепутал «право» и «лево» один раз. «Лево» и «право» - второй раз, а третий вообще просвистал мимо указателя.

Я тихо радовалась, что предусмотрительно захватила несколько свечек, завязав их в шаль. Иначе бы мы светили тем фингалом, который мне бы пришлось поставить Иалоне в целях повышения обучаемости и аварийного освещения.

Но все плохое когда-нибудь заканчивается. Правда, гораздо медленнее, чем хорошее, но все же подходит к концу. Если, конечно, конец, не приходит к вам... И мы уткнулись в тупичок, заканчивающийся статуей принцессы.

- «Ты, блин, такая популярная, - фыркнула я пока Иалона крутила себя за уши. – Просто на каждом шагу встречаешься».

 


[1] Песня «Несчастная девчоночка», Автор стихов А. Духов.

 

[2] Цитата из мультфильма «Остров Сокровищ». 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям