0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Синий, хвостатый, влюбленный (бумажная книга) » Отрывок из книги «Синий, хвостатый, влюбленный»

Отрывок из книги «Синий, хвостатый, влюбленный (мягкая обложка)»

Автор: Косухина Наталья

Исключительными правами на произведение «Синий, хвостатый, влюбленный (мягкая обложка)» обладает автор — Косухина Наталья Copyright © Косухина Наталья

ГЛАВА 1

Мария Кудрявцева

Я долго думала, прежде чем рассказать эту историю, и сомневаюсь, что кто-то в нее поверит. Но что есть, то есть.

Когда это случилось, на дворе был две тысячи восьмой год.

К этому времени я окончила технический колледж и училась на последнем курсе института по сокращенной программе на заочном факультете. Помимо учебы все эти три года я трудилась на заводе конструктором. И, несмотря на небольшой процент женщин в моей профессии, делала это неплохо.

Однажды майским вечером я шла домой из института. У меня состоялась защита дипломного проекта, и, получив долгожданное «отлично», я в прекрасном настроении решила пройтись пешком до дома.

Проходя мимо парка, я заглянула туда, чтобы посидеть немного на лавочке и обдумать вопрос: идти или не идти пить с одногруппниками? Не то чтобы мы за эти годы стали большими друзьями, но совместная учеба и общие испытания связали нас незримыми ниточками, к тому же я, скорее всего, нескоро увижу их снова.

Но мне не суждено было прийти к какому-то решению, потому что на лавочку рядом со мной присел незнакомый человек. Сначала я не обратила на него никакого внимания, так как вообще редко замечаю окружающих, но он вдруг решил пообщаться.

― Скажите, девушка, вам часто делают подарки?

Повернув голову, я увидела пожилого мужчину с добрым лицом, седыми волосами, аккуратной ухоженной бородкой и усами. Одетый в вельветовые брюки и бежевый джемпер, он производил впечатление ну о-о-очень обеспеченного человека.

― Нет, и день рождения у меня в сентябре.

― А мы, кстати, один раз в год вместе с коллегами дарим людям подарки, проводим, так сказать, лотерею и даем им еще один шанс. В этом году повезло вам. Поздравляю!

Нет, вот что бы вы подумали, подсядь к вам в парке дедок с таким заявлением? Либо мошенник, либо псих.

― Э-э… знаете, мне, наверное, пора, ― пробормотала я и хотела уже встать, как следующие его слова заставили меня замереть на месте.

― Маша, как только вы выйдете из парка, пробегающая мимо девушка, которой изменил парень, нечаянно вытолкнет вас на дорогу. А один водитель, который сейчас пребывает в сильном волнении из-за того, что невеста, так и не смирившись с его характером, изменила ему с лучшим другом, собьет вас. Но он состоятельный мужчина, и этот инцидент будет сокрыт. Скажу даже больше: у них с этой девушкой возникнет конфликт, который перерастет во влечение и закончится свадьбой и тремя малышами. Она научится прекрасно справляться с его характером, а он никогда не будет ей изменять. Да, так все и произойдет. Но вы всего этого не увидите, ведь жизнь будет продолжаться дальше уже без вас. А вы сможете утешиться только тем, что смерть ваша не была бесполезной и принесла людям счастье.

Нет, ну, мне прям сразу так полегчало! Просто не передать словами!

― Однако, чтобы компенсировать перекос, который возникнет из-за вашего отсутствия в системе, у того самого водителя вдруг сломается машина и он, потеряв управление, врежется в столб, чуть не сбив ту самую девушку. Как ни странно, не пострадает.

― Почему вы мне все это говорите?

― Потому что ученые в три тысячи сорок первом году уже настроили позитронные потоки времени и по счастливой случайности именно сейчас у них все получилось. Увы, на радостях они потеряют управление, и настройки собьются. Таким образом вы получите второй шанс и гораздо более полноценную жизнь, чем та, которая могла быть у вас здесь. Они очень нуждаются в вашей профессиональной помощи и в вас. Там вы действительно принесете пользу.

― Пользу? Человек из двадцать первого века? Вы издеваетесь? А вдруг я хочу не карьеру, а мужа и детей?

― Не переживайте, муж у вас появится еще до того, как вам исполнится двадцать два, а ребенок ― в двадцать три.

― Вы совершенно больной! Я сама себе хозяйка!

― Ну да, ну да… До сих пор думаете, что человек сам собой управляет? Перечитайте Булгакова, драгоценная моя! Ваше мнение никого не волнует. Все решения по этому вопросу уже приняты за вас. До встречи!

И он внезапно повалил меня на лавку, закрыв мне глаза ладонью.

***

Вскрикнув, я махнула рукой в пустоту и вскочила. Твою!..

Вместо парковой скамейки я оказалась на круглой серебристой платформе в каком-то цилиндрическом помещении с лампочками. Стены и пол были сделаны из неизвестного мне матового материала.

Передо мной стояли два человека (темноволосый и лысый) и странное существо, которое вызвало у меня ассоциации с гуманоидной лягушкой. У всех ― выпученные глаза и отвисшие челюсти. «Лягушка» отличалась от остальных потрясающим набором острых зубов. Любая акула нервно курит в сторонке. Говорите, я им нужна? Что-то я занервничала.

― Тор патер? ― спросила «лягушка».

Обалдеть!

Я боялась даже двинуться, а то кто их знает… Может, они неадекватные?

― Рох манн тер! ― сказал темноволосый мужчина.

Ага, языка-то я и не знаю. М-да.

― Ван хетт? ― спросил второй человек.

― Не понимаю, ― сказала осторожно я.

Лысый мужчина хлопнул себя по голове и забегал. Я снова насторожилась, остальные недовольно затараторили. Тут лысый схватил штуку, очень похожую на пистолет из фантастических боевиков, и выстрелил в меня. Я, не успев уклониться, получила зеленой слизью прямо в лицо. Так, Маша, спокойно…

― Вы!.. ― вырвалась у меня гневная тирада.

― То, что вы сказали, технически неосуществимо. И при чем здесь наши родители? ― поинтересовался темноволосый.

― Слушай, Ден, а ты уверен, что у нас получилось? Вдруг она не та, кто нам нужен? Судя по всему, она необразованна и очень агрессивна! Может, мы промахнулись? ― нахмурился лысый «образчик образованности».

― Все равно координаты утеряны и не факт, что мы настроим их снова, ― ответил ему мужчина с темными волосами.

Ага, значит, именно его зовут Ден.

― Не настроите, ― просветила их я.

― Почему? ― спросила «лягушка».

― Так сказал мужчина, который меня сюда отправил. Чтоб ему икалось! Между прочим, у меня высшее образование! ― обиделась я и, переведя дух, добавила: ― Если уж мы говорим о знаниях, то поясните один факт: почему я стала вас понимать?

― Мы воздействовали на вас с целью мгновенной активации определенных участков головного мозга. Теперь ваши способности к восприятию и пониманию языков значительно расширились. Вы также станете лучше усваивать любой новый понятийный аппарат, ― объяснил Ден.

Видимо, на моем лице что-то такое отразилось, так как он быстро заговорил:

― Вы не подумайте, это совершенно безопасно!

― А если бы это воздействие оказало на меня угнетающее влияние? Или вообще вызвало бы мгновенную реакцию организма, приведшую к гибели?! ― прорычала я.

― Знаешь, похоже, у нее, и правда, это… высшее образование, ― признала «лягушка», рассматривая меня словно диковинную зверушку.

При этом совершенно ясно ― им наплевать на мою безопасность. Ка-аз-злы!

Ден, не спускавший с меня глаз, быстро предложил:

― А давайте я вас провожу к начальству?

Куда теперь деваться? Я пошла за ним, хотя, наверное, и не должна была. Интересно, что они делают с бедными землянками?

Но то ли я все еще находилась в состоянии шока, то ли во мне что-то изменилось во время переноса, только я решила плыть по течению.

Пройдя по розовому коридору, мы вошли в небольшое сияющее цилиндрическое пространство, и я предположила, что это современный лифт.

― А где мы сейчас находимся?

Ден бросил на меня косой взгляд.

― На космическом корабле, недалеко от Сатурна.

Однако!

― Разве я не должна была попасть в то же место, из которого перенеслась сюда?

― Должны. Но ваш перенос произошел со смещением, равным тому промежутку времени, которое вы бы потратили, добираясь сюда.

― Какое сегодня число? ― нахмурилась я.

― Двадцать первое января три тысячи сорок первого года. В сутках тридцать шесть часов. Но времяисчисление у нас земное. Хотя… вам придется столкнуться не только с ним.

Шокированная услышанным, я некоторое время молчала.

«Сияние» раздвинулось, и мы пошли на этот раз по темно-зеленому коридору. Все стены создавали впечатление монолита, нигде не было видно швов или стыков. Потолок и пол здесь оказались коричневого цвета и явно из неизвестного мне материала.

Заметив мой интерес к интерьеру, провожатый объяснил:

― Это политер ― материал чиви. Из него изготавливают практически все, что не подвергается динамической нагрузке.

― Он что, универсальный? ― удивилась я.

― Да, и к тому же прост в производстве. Плюс он способен видоизменяться (если, конечно, не является стационарным) по желанию владельца.

М-да, просто мечта женщин всего мира…

Тут Ден прервал лекцию: мы подошли к двери из темно-коричневого… дерева? На космическом корабле? Не так мне представлялось будущее.

Глубоко вздохнув, я смело шагнула внутрь. В глаза сразу же бросились зеленый ковер, красные стены с огромным количеством полок, уставленных разноцветными коробочками, темно-коричневый деревянный стол и кресло… которое висело в воздухе вместе со своим хозяином.

Необычно…

― Сэр, эксперимент завершился удачно, ― сообщил Ден начальству, которое даже взгляда на нас не подняло от встроенного в стол экрана.

Но едва осознав услышанное, гуманоид с кожей оранжевого цвета вскинул голову. Пока он рассматривал меня, я рассматривала его. Передо мной сидел худощавый жилистый мужчина. Волосы заменяло разноцветное оперение. Хозяин кабинета ничем не показал, что удивлен сообщению.

― Приветствую вас, леди. Меня зовут Игорь Дрен. Присаживайтесь. Ден, ты свободен.

Леди? Я села в кресло напротив.

― Аристократы снова в моде? ― спросила я, не зная, как реагировать.

― Такое обращение принято у нас к главам рода. Так как вы не принадлежите ни к одному и не принадлежали ранее, то в соответствии с законом должен быть образован новый род. Согласно традиции и закону, каждому роду присваивается определенное животное. Вы можете выбрать по базе из тех, что еще не заняты. Но об этом более подробно позже. А сейчас не могли бы вы рассказать немного о себе?

― Конечно. Меня зовут Мария Кудрявцева. Родилась тринадцатого сентября тысяча девятьсот восемьдесят шестого года. На данный момент мне двадцать один год. Получила техническое образование, специализация ― машиностроение и конструирование. Обучалась в колледже, потом в институте. Не замужем, детей нет. Имею опыт работы по своей специальности.

― Прекрасно! В связи с… условиями вашего появления в нашем времени мы предоставляем вам во временное владение четырехкомнатное помещение на станции «Орион», куда корабль прибудет через два дня, а также все необходимое, что вам потребуется для жизни в течение этого года. Потом, уж простите, сами.

― Это очень щедро с вашей стороны, ― стараясь держать лицо и не выдать внутреннего смятения, кивнула я.

Голова шла кругом.

― Дело не во мне, это заложено в социальной части проекта, благодаря которому вы здесь. Также в соответствии с выполняемой вами трудовой деятельностью вам положено приличное жалованье. Поверьте, вы будете обеспеченной женщиной. И в самое ближайшее время мы разыщем ваших родственников по крови и свяжемся с ними.

Бесплатный сыр только в мышеловке. Приманку мы уже обнаружили, где же сама ловушка?

― Каковы мои рабочие обязанности? ― тихо спросила я, боясь ответа.

― Вы переработаете методы конструирования своего времени под современные технологии. И, надеюсь, окажетесь полезны всем, чем сможете.

Очень расплывчатая формулировка. Плохо.

― А если я откажусь?

― Вряд ли. Обратно вам не вернуться. Достойную оплату вашим знаниям в этой области предоставить можем только мы. ― Игорь Дрен поймал мой вопросительный взгляд и пояснил: ― Государственные учреждения. А сейчас сопровождающий проводит вас на медкомиссию. Там проверят состояние здоровья и наличие способностей.

Я сидела, не понимая, как со мной такое могло произойти, все еще не веря до конца в случившееся. А события продолжали развиваться, у меня уже появилось ощущение, что вокруг ― сюрреалистическая реальность, а я смотрю на все это со стороны.

Сейчас я поступала инстинктивно, словно утопающий, стараясь удержаться над поверхностью воды и не утонуть. Может, потом я и пожалею о многих своих решениях, но в данный момент на раздумья нет времени. Надо смириться с существующим положением вещей и постараться выжить.

В моем времени говорили: наглость ― второе счастье. Главное, не переборщить…

Вот и попробуем адаптироваться!

― Кронг!

Появился мужчина, ничем не отличающийся от землян. Инопланетянин или нет?

― Познакомься, твоя подопечная ― леди Кудрявцева.

Звучит просто ужасно!

― Очень приятно, ― Кронг поклонился.

― До свидания, леди.

Ловушка захлопнулась.

Понимая, что аудиенция окончена, я встала и пошла за своим провожатым. Или конвоиром? Стало страшно, мысль об опытах никак не покидала меня.

― Леди Кудрявцева, если у вас будут вопросы, обращайтесь. Я здесь именно для того, чтобы помочь вам освоиться в нашем времени.

― Маша.

― Что?

― Меня зовут Маша.

― Леди Мария, мне очень приятно, что вы позволили называть вас по имени.

― Разговаривай со мной нормально, не надо этих реверансов.

― Да, леди Мария.

М-да, вот так и живем.

***

В медотсеке нас встретил невысокий худенький старичок, который напомнил мне доктора Айболита. Скорее всего, землянин: я пока не очень разобралась, что в этом времени водится и как выглядит.

Также в большом белом помещении с разными приборами и кушеточками находились: огромный голубого цвета детина (с хвостом!), две «лягушки» и одно бледное, высокое, просто поразительной красоты создание.

― А-а-а, Кронг! Наслышан, наслышан! Заходите, посмотрим, что представляет собой наш предок из прошлого, ― проворковал доктор.

Полчаса в будущем ― а обо мне все знают.

― Садитесь за ширму. Вам повезло: вашим лечащим врачом буду я.

Да-а-а… Скромность не относится к числу талантов старичка.

― А что, было из кого выбирать?

― Ну… Вон мои архаровцы. Увы, к проекту времени прикреплено совсем мало медиков. Не верили в успех. Но, в принципе, вы можете поменять врача на перспективного современного специалиста.

― Что-то вроде ваших архаровцев? ― уточнила я, внимательно изучая четыре объекта. Объекты поежились. ― Нет, спасибо.

Старичок, все это время наблюдавший за мной, усмехнулся:

― Пожалуй, это будет интересный опыт. Мне еще не случалось наблюдать пациентку настолько старше меня. Ну что ж, дорогая, посмотрим, чем вы можете похвастаться.

― Иосиф Воронин, леди Мария ― глава рода…

― Кронг! ― прервала я сопровождающего.

― Да, леди Мария?

― Господину Иосифу разрешаю обращаться ко мне как ему удобно, ― я с любопытством уставилась на старичка.

Тот недоуменно посмотрел на меня, потом что-то прикинул в уме и сказал:

― Мои родители были археологами и фанатами своей профессии. Они говорили мне, что человек, в честь которого меня назвали, был большим оригиналом.

― Просто не то слово, ― подтвердила я.

― Он ваш современник?

― Нет, слава богу!

― Почему такая странная реакция? ― спросил доктор, приподняв брови.

― Э-э… В политике я не разбираюсь, но и без этого можно сказать, что жил он в довольно… м-м… напряженное время. Нас разделяло где-то лет сорок ― шестьдесят, ― ответила я, уже заходя в камеру, напоминающую стерильный карусельный станок с программным управлением и дисплеем рядом.

― Да, всего ничего, ― подтвердил Айболит.

В барокамере имелось окошко, через которое было видно, как мой врач что-то набирает на дисплее прибора. За его спиной выстроились по росту ученики и с детским любопытством глядели на меня. Ничего, в наше время еще и не таких практикантов можно было увидеть.

― Надеюсь, вас не нервируют мои ученики? ― между прочим поинтересовался доктор.

― Нет. В мое время они были еще занимательней.

― Ха! Вы просто этих плохо знаете!

― Спасибо за предупреждение. Но по вопросам своего здоровья предпочту общаться с вами наедине. Кстати, клятва Гиппократа еще действует?

― А куда ж она, милая, денется? Все врачи левой и правой медицины ее приносят. Но должен вас предупредить: если вы заболеете чем-то, представляющим угрозу для здоровья других людей, я вынужден буду поставить ваше начальство и родных в известность.

― Угу. И много таких болезней? ― автоматически поинтересовалась я, продолжая разглядывать стерильную камеру, куда меня поместили.

Интересно, как ее сделали?

― Лишай обыкновенный, чахотка земная, плесень красная и ОРВИ.

― Даже не хочу спрашивать, что это. И неужели насморк так и не научились лечить?

― Нет. От многих болезней давно найдены вакцины, но не от простуды. Лишай обыкновенный вам знаком, и, несмотря на то что существуют другие виды, земляне могут заразиться только этим. Чахотка земная появилась первый раз на Земле, отсюда и название. Болезнь чем-то напоминает чуму.

Я побледнела.

― Не переживайте: если сделана прививка, то заразиться ею невозможно…

Но у меня нет прививки!

― … а мы сделаем вам весь комплекс сразу после осмотра.

Верните меня обратно! Вот прям отсюда, немедленно!

Доктор тем временем продолжал, словно не замечая моих вытаращенных от страха глаз:

― Плесень красная вызывает бесплодие, но, как и лишай, прививается.

Хочу обратно, прямо сейчас!

― Так, ну вот и все.

Я вышла, озираясь по сторонам, словно меня окружают враги, и рухнула на стул.

― Коллеги, оставьте нас. И вы, Кронг, тоже.

А я уже успела забыть о своем провожатом, который тихонько сидел в уголке. При словах доктора все послушно вышли.

― Так, что мы имеем. Физическое состояние: у вас нет никаких неизлечимых заболеваний, хорошие легкие и сердце, неплохой желудок, слабая печень, высокий уровень холестерина в крови, авитаминоз ― ну, вроде и все. Сейчас я помещу вас в оптимизатор, который наладит работу организма и проведет полное восстановление и регенерацию.

― М-м, совсем полное? ― Не то чтобы я волновалась, но вот девственницей снова становиться не хотела.

― То есть?.. О! Нет, не настолько полное, регенерируют только органы. Для… прочего у нас другая аппаратура. Но! Сначала прививки! ― обрадовал меня Айболит и вколол мне из пистолета целую ампулу зеленой жидкости.

Затем упаковал в неизвестный прибор, на этот раз лежа, и заставил пробыть в нем полчаса.

― Ну вот, вы полностью здоровы. Привиты. Теперь о ваших особенностях.

Мне снова стало не по себе. У меня отклонения?

― Сканирование мозга показало следующее. Вы достаточно образованны практически во всех основных областях науки и хороший специалист в своей отрасли. Также имеете очень сильный характер, неплохую силу воли и большие психологические способности. Поэтому я предлагаю вам взять второй профессией тире.

― Тире? Вторая профессия?

― У нас получают две профессии, что облегчает выбор при поиске работы, а про тире потом поймете. Кстати, почему у вас столь широкое образование?

― Не совсем понимаю…

― Вы ведь неплохо разбираетесь не только в точных науках, но и в гуманитарных предметах?

― Школьная программа, увлечения, хобби… А от чего зависят психологические способности?

― Обычно от того, как гуманоида воспитывают, в насколько трудных условиях происходят взросление и адаптация.

Мне вкололи вторую баночку с жидкостью, уже красной.

― Слушайте… Может, хватит на сегодня?

― На сегодня ― да, последняя была для развития ваших талантов. И скажите Кронгу, что вам нужны тире-тренажеры. Через два дня, перед прилетом, зайдете еще раз и я сделаю вторую прививку. А через десять дней ― третью. И все.

― А из еды я все могу употреблять?

― Да. Оптимизатор полностью приспособил вас к нашим физиологическим условиям, а к социальным ― это уж вы сами.

ГЛАВА 2

Выйдя из медотсека, я наткнулась на Кронга. Сказать, что я в тот момент была в полной растерянности, это просто ничего не сказать. В голове настоящая карусель.

― Вы готовы к тому, чтобы я проводил вас во временные апартаменты? ― вежливо осведомился провожатый.

Не то чтобы я от природы недоверчивая, но здешняя манера общаться настораживает. Ну не могу я поверить, что будущее настолько идеально и немеркантильно. Чего им от меня все-таки надо?

― Да. И еще… Кронг, мне нужны тренажеры, ― решительно сообщила я, потерев пальцами лоб.

Голова кругом идет…

― Какие?

― Тире.

Кронг встал как вкопанный и удивленно посмотрел на меня.

― Что-то случилось? ― неуверенно спросила я.

Вот сейчас сболтну какую-нибудь глупость, и меня, посчитав невменяемой, утилизируют.

― Нет.

― У тебя проблемы? ― еще осторожнее поинтересовалась я.

― Нет.

― Нужна помощь? Что-то ты неважно выглядишь.

― Нет.

― Позвать кого-нибудь?

Хотя кого я могу позвать? Никого ведь не знаю!

― Нет.

Что бы еще такое спросить?

― Мы идем?!

― Простите. Просто я еще никогда не общался с тире.

Неужели такая редкость? Или Кронг сталкивался, но просто не знает об этом? На нас ведь не написано!

Мы поднялись на другой этаж ― фиолетовый, на ощупь как замша. Очень здорово! Похоже, этот корпус ― жилой. Вокруг все было таким необычным, непривычным и странным. А еще практически абсолютно чистым.

Пройдя к одной из черных дверей, Кронг обернулся ко мне.

― Прикоснитесь к ней.

Я выполнила просьбу, и на двери тотчас появилась серебряная табличка с моим именем.

― Система входа запрограммирована на три дня, после чего имя исчезнет и вы не сможете войти.

Попав внутрь, я сразу осмотрелась: стол, стул, кровать. Стены обиты переливчатым материалом.

― И здесь живут? ― поинтересовалась я.

Закралось подозрение, что меня засунули в какую-то дыру.

Заметив мои сомнения, конвоир пояснил:

― Оформление создает проживающий здесь человек. Представляете, как выглядит комната, и прикасаетесь к стене. Тот же принцип и с мебелью. Только вместо прикосновения надо вытянуть руку над тем местом, где вам бы хотелось, чтобы она стояла.

Обалдеть!

― Есть условие ― вы должны знать, из каких материалов изготовлено то, что вы представляете.

Потрясающие возможности!

― А принцип работы?

― Сразу видно инженера! Ткань, из которой сделана комната, настроена на вас и считает образы из сознания. Вот личный плокстор.

― Что? ― обалдело спросила я, наблюдая, как маленький черный квадратик приложили к моей руке, и он тут же, сильно изменившись, обхватил мою руку и пропал.

― Ранее знакомые вам компьютер, телефон, телевизор ― все, что нужно, в одном приборе. Захотите поработать ― скажите: «Спроецировать изображение». Меню и настройки очень просты.

― Ага, ага…

Как я смогу все это запомнить?

― Когда закончите, скажите: «Работа завершена».

― Как насчет еды? ― решилась спросить я.

Все-таки я ― после защиты и с утра ничего не ела… где-то около тысячи лет.

― Вам принесут, ― порадовал меня Кронг и показал на маленькую белую стеклянную панель рядом со входом. ― Нужно дотронуться до стекла, панель засветится и предоставит меню на выбор. Называете номер понравившегося блюда, и через десять минут оно у вас.

― Спасибо. Я так понимаю, вы еще ко мне зайдете?

― Да. Завтра, если позволите.

― Часов в двенадцать, ― решила предположить я.

Мужчина кивнул и откланялся, а я осмотрелась вокруг. Неужели это все происходит со мной? Неужели это не сон?

Часто в детстве, вглядываясь в темное небо, усыпанное миллионами звезд, я мечтала о том, чтобы полететь к ним. Посмотреть невиданные миры, разгадать их тайны и загадки. Теперь мне представилась такая возможность.

Подойдя к окну, занимающему в комнате практически всю стену, посмотрела на звезды. Я на космической станции? Быть такого не может!

Наверное, это сон. Да, все дело именно в этом, я сплю. Скорее всего, меня сморило на скамейке или, еще вероятнее, будильник с утра не прозвенел и я не проснулась. А как только проснусь ― все будет как раньше…

В этот момент станция изменила свое местоположение, и я увидела огромные кольца Сатурна, состоящие из камней различного размера. Ох! Какая красота!

А может, не сплю? И все это на самом деле? Тогда тот старичок в парке спас мне жизнь, но пока неизвестно, к добру ли это.

Прикоснувшись к запястью, я увидела чешуйчатую полоску, шириной сантиметра три, и сказала:

― Спроецировать изображение.

Передо мной появилась 3D-картинка со строчкой поиска. Ну, посмотрим, что произошло с того времени, как я должна была умереть…

Просидела я в Интернете примерно около полутора суток или, по-здешнему времяисчислению, пятьдесят четыре часа. Голова моя гудела и шла кругом, но информации я узнала достаточно.

Например: в две тысячи сто девяносто пятом году началась война, после чего государств на Земле не осталось. А появился Земной союз. Одно государство, одна власть, железные законы по всей Солнечной системе.

В две тысячи двести тридцать восьмом году открыли новый вид энергии ― «сверхновую», и земляне вышли за пределы Солнечной системы, отправившись изучать другие миры, искать другие ресурсы.

Вскоре после этого произошли первый контакт и знакомство с инопланетянами. Потом между Землей и Галактическим союзом был заключен пакт о присоединении. Так земляне стали пятой космической расой гуманоидов.

Куча новых законов, другие экономика и уклад жизни. В общем, к утру, подведя итоги, я поняла, что мне требуется человек, который сможет все мне объяснить на жизненных примерах. То, что есть в Сети, до конца понять невозможно. Негласные законы общества мы усваиваем с детства, а мне предстоит с этим разбираться на третьем десятке лет.

Еще я определилась и подала заявку на герб рода. К моему удивлению, кошки оказались еще не занятым животным, и начало было положено…

Я посмотрела в окно на свое отражение. Там смутно виднелась молодая девушка с короткой стрижкой. Русые волосы с рыжим отливом поблескивали в искусственном свете. Серые глаза и бледную, практически белую кожу рассмотреть в отражении сложно, в отличие от немного полноватой фигуры с пышной грудью и крутыми бедрами.

В прошлом, встречая худеньких девушек, я жутко им завидовала, и только много позже внешность перестала иметь для меня прежнее значение. Переживания по поводу глупых комплексов отходят на второй план, когда в твоей жизни появляются действительно проблемы.

Решив последовать примеру Скарлетт О’Хара и подумать об этом завтра, я легла спать.

***

Тук, тук.

Изверги какие!

― Меня нет!

Неужели пришла двоюродная сестра? Наверное, снова поругалась со своим кавалером, и вот теперь, пока они не помирятся, придется выслушивать, какой он плохой.

― Леди Мария, мы скоро прилетим. Вам пора вставать.

Куда прилетим? Зачем?

И тут я вспомнила!

Меня буквально подбросило, и, соскочив на пол, я понеслась в ванную. Вода из крана текла странная, больше похожая на пену, но я, не обратив на это никакого внимания, умылась, причесалась и, закрыв глаза, воспользовалась свойствами изменяющейся одежды, которую Кронг принес мне заранее. Представила на себе белье, потом черные классические брюки, ярко-синюю водолазку, обувь и… пошла открывать дверь.

На пороге, разумеется, стоял Кронг.

― Доброе утро. С вами все в порядке?

Я что-то невнятно промычала.

― Просто вы не выходили двое суток, и мы… я начал беспокоиться.

«Мы» ― пожалуй, точнее.

― Я отдыхала и читала про мое новое время, ― вежливо улыбнулась я.

― В таком случае, если вы готовы, я провожу вас к экранам: мы скоро будем подлетать к станции.

Ага, прибыли на новый космический объект. Хочу ли я туда? Что меня там ждет?

Вот сейчас еще насмотрюсь «фильмов на фантастическую тему» и стану совсем параноиком. Но так как выбора мне никто не предоставил, то…

― Пойдемте. Но сначала мне надо зайти к доктору.

― Зачем, леди?

Как же меня бесит это обращение!

― Сделать прививку. Я обещала.

― Но можно все сделать на станции, в медотсеке.

― Нет, только у Иосифа.

― Так вы серьезно? Насчет вашего врача?

― Да.

― Доверять людям, пусть и землянам, в этом деле… ― скривился Кронг.

― Можете не доверять, дело ваше, но я как инженер скажу вам по секрету, что машины тоже ошибаются и они субъективны, в зависимости от программы.

Кронг посмотрел на меня неуверенно, и я осознала: он не понял, что я пыталась ему сказать. М-да, похоже, мы с ним не сработаемся.

― Кронг, скажите, как вы оказались моим сопровождающим?

― Мой дядя ― один из ученых, руководивших вашим проектом.

Я опешила от такой откровенности.

― И потом, я рассчитывал на место вашего помощника. У меня много функций, ― намекнул мне Кронг.

И ни одной, нужной мне. Досада…

Когда мы подошли к кабинету врача, я повернулась к землянину.

― Подожди меня здесь.

― Да, леди.

«Единственное, что у него хорошо получается, это соглашаться», ― подумала я, заходя в медотсек.

― Здравствуйте, доктор.

― А, юная леди! За прививкой? ― увидев меня, улыбнулся Айболит.

― Да.

Оглядев идеальный порядок в комнате, я озадачилась и спросила:

― Доктор, я в Сети вычитала, что врач главы рода всегда должен быть поблизости и отвечать за здоровье всего рода, это так?

― Ну, в общем, да, ― ответил доктор, делая мне инъекцию.

― Меня это тоже касается?

― Конечно.

― Тогда почему вы не собираетесь?

Он удивленно посмотрел на меня и рассмеялся:

― Вы серьезно?

― Да, ― в который раз ответила я, не понимая, почему всех так удивляет мой выбор.

― Что ж, к прибытию мы будем у трапа.

― У меня есть еще один вопрос, который меня очень волнует. Объясните мне, что же такое «тире»?

― Так и думал, что вы ничего не найдете в Глобальной сети. Тире ― это люди, имеющие таланты. Чем выше уровень таланта, тем более востребован тире и тем дороже его услуги.

― Как определяется уровень?

― На тренажерах. Чем дальше сможете пройти, тем выше уровень таланта. Пройти программу до конца смогли только пятьдесят человек. Десять ― вашей специализации.

― Специализации?

― Да. Выделяют психологическую, физическую и эмоциональную специализации. Психологическая, она же ваша, отвечает за мышление, подсознание, уровень интеллектуального развития. Эмоциональная ― за эмоции, сны. Физическая ― дает возможность управлять физиологическими процессами в организме.

Потрясающе! Но есть один вопрос, который следует уточнить…

― Другие тире могут воздействовать на меня?

― Только те, у кого талант сильнее. Но такое среди своих строжайше запрещено. И если какому-нибудь гуманоиду будет нанесен вред, могут и отлучить.

― Отлучить?

Чувствую, не услышу сейчас ничего для себя хорошего.

― Лишить таланта. Талант надо уметь применять, иначе могут быть неприятности, а за нанесение вреда могут серьезно наказать.

― А можно личный вопрос?

― Хм… Ну, попробуй.

― Почему вы сохранили свой возраст? Так мало землян, проходя оптимизацию, внешне сохраняют свой истинный возраст. Почему не используете омоложение?

― За омоложение вы платите годами своей жизни. За все, знаете ли, надо платить.

― Спасибо, доктор, ― улыбнулась я, выходя.

За все нужно платить.

***

Отослав Кронга, я пошла к Игорю Дрену.

Нажав кнопку звонка у его кабинета, неожиданно для себя услышала имитацию стука. Какая прелесть! Дверь отъехала в сторону.

Хозяин кабинета сидел за столом, мое появление его удивило.

― Леди? Что-то случилось?

― Нет. Но у меня к вам два вопроса, ― ответила я, присаживаясь напротив хозяина кабинета.

― Спрашивайте.

― Первый ― как мне избавиться от Кронга? ― решила поинтересоваться прямо.

Судя по выражению лица Игоря, он заподозрил меня в страшном.

― Он вам… не понравился?

Ну что ж, раз они здесь все такие откровенные…

― Увы, я с ним не спала и спать не собираюсь, ― и когда на меня совсем странно посмотрели, добавила: ― Не в моем вкусе, знаете ли. А в интеллектуальном плане мы с ним плохо понимаем друг друга из-за узости спектра его образования. Из Сети все полезное я уже вытащила, а для адаптации мне нужны сведения, так сказать, из первых рук. И я бы предпочла, если это, конечно, возможно, более… удобного для меня человека.

Кажется, с откровенностью я все-таки переборщила.

― Да… Что ж… Единственное, чем могу помочь… ― Дрен щелкнул чем-то на своем браслете и развернул ко мне таблицу базы данных.

― Выбирайте. Но не представляю, как вы сможете определить степень их удобства.

Вот и отличненько! Я забила важные для меня параметры, и база данных выдала четыре имени. Не густо. Посмотрев все, я остановила свой выбор на девушке.

― Ее. Дарью Уотерстоун.

Выражение лица Дрена стало странным.

― Она, хоть и землянка, но дочь драга, ― предупредил он, явно что-то не договаривая.

― Чем мне это грозит? ― подозрительно спросила я.

― Тем, что она язвительна, замкнута, скрытна, невежлива, плохо идет на контакт и имеет агрессивных родственников. Правда, конечно, есть плюс. У драгов самый высокий уровень образования.

Интересно, почему именно у драгов?

― Она согласится?

― Скорее всего. Быть проводником у главы рода ― очень престижное место. А в свете вышеперечисленного, даже имея влиятельных родственников, она вряд ли когда-нибудь получит еще одно такое предложение.

Очень странно. Неужели я ошиблась с выбором?

― Я все-таки попробую. Когда она заменит Кронга?

― Скорее всего, сразу по прибытии. Я с ней свяжусь. Вам так не терпится избавиться от него?

― Да. Боюсь, как бы он не начал… оказывать мне знаки внимания.

Я ж и треснуть могу! А здесь, как я узнала, насилие очень не поощряется обществом.

― Не беспокойтесь: если вы сами не дадите повода ― знаков внимания не будет.

Ага. Еще бы знать, как это «не дать повода». Надо бы выяснить, насколько здесь все изменилось в отношении флирта и «брачных игр».

― У меня не будет проблем с родственниками Кронга?

А то мало ли, дядя обидится. Мне сейчас только этого и не хватает.

― Нет, они птицы не вашего полета.

Что-то здесь не так… Не могут мне запросто дать титул и высокое положение. С чего бы? Могут поменяться законы и правила, но не человеческая натура. А значит, нужно узнать, во что я умудрилась вляпаться.

Улыбнувшись, я ответила:

― Приятно слышать.

― А второй вопрос?

― Он попроще. Когда мы прилетим?

― Через десять минут. На станции вам сразу предоставят квартиру и время на адаптацию до сбора «Большой пятерки». На совещании с главами вы все обсудите и, я надеюсь, придете к соглашению. Потом снова два дня отдыха ― до возвращения начальника станции и по совместительству главы научного центра разработок.

Предоставят квартиру и потом встречусь с сильными мира сего? Не-е-ет… Дело, определенно, нечисто.

ГЛАВА 3

Через десять минут я уже всходила на борт шаттла вместе с моим врачом и его бандой учеников. Кронг стоял внизу и уныло нас провожал. Наконец корабль отстыковался, и я первый раз оказалась в открытом космосе. Наш пилот, молодой мужчина расы эйфи, узнав, что это мой первый полет, лукаво посмотрел и нажал синюю кнопочку на панели.

Шаттл стал прозрачным. А у меня перехватило дыхание от восхищения и страха. Тот, кто не побывал в такой ситуации, меня не поймет.

Все время полета наш пилот и ученики доктора потешались надо мной, а сам Айболит считал мой пульс, пытаясь вывести меня из ступора. Но я так и просидела как памятник самой себе весь полет. После посадки, отодрав мои пальцы от кресла, меня с трудом вытащили на белый свет.

Доктор вколол мне какой-то препарат, отчего я быстро пришла в себя и, осмотревшись по сторонам, заметила любопытные взгляды. Ну и пусть смотрят, если хотят.

К нам тут же подошла девушка лет двадцати ― двадцати пяти, с виду вполне себе землянка. Длинные иссиня-черные волосы, обычное лицо, на котором ярко выделяются синие глаза. Только вот смуглая кожа немного сероватого оттенка.

― Здравствуйте, леди Кудрявцева. Я ― Дарья Уотерстоун. Мне сказали встретить вас.

Как же меня убивает это приветствие ― «леди»!

― Отлично, вы будете моим провожатым.

На лице девушки отразилось потрясение.

― Вам сказали, что я дочь драга? ― недоверчиво посмотрела она на меня.

― Да. Но может, нам обсудить этот вопрос в более… м-м… непринужденной обстановке?

― Непринужденной? ― не поняла она меня.

― Здесь есть кафе? Рестораны?

Деньги вроде мне выделили. Расценки здешние я, конечно, не знаю, но, думаю, хватит. Сейчас нужно решать более важные вопросы.

― Да, конечно, ― кивнула девушка.

Осмотревшись вокруг, я отметила, что оба ангара ― из которого мы стартовали и в который приземлились ― построены и отделаны по одному принципу.

Я бы сказала, что это металл хромированный, но все конструкции вокруг имели насыщенный черный цвет, перемежающийся с зеленым, и выглядели матовыми и без видимых повреждений. Неужели столь практичный материал? Или бережное обращение?

От размышлений на эту тему меня отвлек доктор, и, повернувшись к нему, я поинтересовалась:

― Доктор, вы найдете дорогу?

― Да, можете нас не ждать. Нам еще разгружаться.

И я в обществе моей новой провожатой отправилась смотреть свое жилище, которое теперь станет мне новым домом. По крайней мере, очень хотелось бы в это верить.

Дрен не обманул. Квартира действительно имела четыре комнаты. Одна довольно большая, как я понимаю ― и гостиная, и прихожая. Из нее в другие комнаты вели три двери, а стена напротив входной двери оказалась прозрачной. Остальные комнаты: одна прямоугольная, одна квадратная и одна квадратная с прозрачной стеной, к которой примыкала ванная. Мебели в квартире не имелось, за исключением ванны.

Ну… Даже лучше, чем та, где я жила в прошлом.

Что ж, если интерьер я могу менять как хочу и когда хочу, то не мешало бы приступить. И, наконец, попробую, как это работает.

Пока я рассматривала новое жилище и планировала свои действия, совсем позабыла про Уотерстоун. А вот она про меня нет: стояла и с любопытством рассматривала.

― Ну, что ― и как я вам? ― спросила я, догадавшись о причине интереса.

― С чего вы взяли?..

― Никогда мне не лгите, ― резко прервала я, сама себе удивляясь. ― Если спрашиваю, то хочу услышать правду.

― Я еще не составила своего мнения о вас. Но вы очень необычны.

Вытянув руку, я создала посреди комнаты приличного размера круглый стол из тонированного в коричневый цвет стекла, справа от него большой мягкий диван, слева ― два кресла. Выбранная мною мягкая мебель была выполнена в насыщенно-медном оттенке. Подумав, я добавила еще огромный, практически во всю комнату, ярко-синий ковер.

― Присаживайтесь. Как вы отнесетесь к тому, чтобы перейти с «вы» на «ты»?

― При вашем положении главы рода вы ко всем можете обращаться на «ты», не спрашивая для этого разрешения.

Как же эта «глава рода» меня беспокоит…

― И все-таки?

― Если для вас это имеет значение, то нет, я не против этого.

― Вот и отлично. С этим решили. А теперь подскажи мне: где здесь шкафы?

Внимательно осмотревшись по сторонам, я не заметила ничего похожего и приготовилась к новым странностям.

― Они встроены в стену. И появляются при создании интерьера.

Ага…

― Стены прозрачные и с внешней стороны?

Этот вопрос меня беспокоил больше всего.

― Нет. С внешней стороны они зеркальные.

― М-м… А как вы чистите или стираете вещи?

― В шкафу два отделения. В одном вещи хранятся, в другом чистятся световым мерцанием. Душ работает по такому же принципу.

Мерцание?

― Я могу установить душ с водой?

На меня странно посмотрели.

― Да, они еще остались. Из-за драгов, которые не могут пользоваться световым мерцанием, оно плохо сказывается на их здоровье. Но качество очистки будет хуже.

Отсутствие стерильности я переживу.

― Понятно. И еще, мне нужны тире-тренажеры. Смогу ли я их себе позволить?

Что-то мне подсказывает ― это по стоимости не в кино сходить.

― Да. Тебе как главе рода бесплатно, ― сказала она, умело скрывая удивление, растерянность и, кажется, разочарование.

Как удобно стало жить ― ни о чем не надо думать! Но сначала нужно разобраться с квартирой, вряд ли потом будет время.

― Даша, я хочу, чтобы ты показала мне мир.

Девушка нахмурилась.

― В каком смысле?

― Мы договаривались обсудить в кафе наши дела, вот и пойдем сейчас. Там все и объясню.

Пожав плечами, девушка направилась к двери.

― Какую кухню предпочитаешь?

― Что-то мне подсказывает ― я ничего не пробовала.

Девушка улыбнулась.

― Тогда, кажется, я знаю, куда пойти.

― Вот и славно!

По прибытии меня сразу проводили на жилой этаж и станцию я фактически не видела. А вот теперь мы направились в общественный корпус, и, когда вышли из лифта, у меня отвисла челюсть.

Это был город! Город в прямом смысле слова. Он располагался по дуге, вокруг размещались дорожки, здания, была земля и росли деревья.

Вся архитектура обтекаемая, с плавными линиями. Самые удивительные дизайнерские решения были воплощены в этом времени в жизнь. Много цветов, много света… Потрясающе!

В итоге, вместо того чтобы поговорить, Даша устроила мне экскурсию по всему городу, рассказывая, что где находится, а я смотрела на все, раскрыв рот, прикасалась к зданиям, трогала все незнакомые материалы и рассматривала вещи, чем очень забавляла своего гида.

По инфраструктуре город мало чем отличался от тех, что были в наше время. Единственное ― жилая зона находилась на другом этаже и практически совсем не было магазинов. Я насчитала только пять.

Когда спросила у своего проводника, она ответила:

― Сейчас все товары можно заказать по Сети. Да и еду, уже готовую, доставляют тоже по Сети, только пищевой. Можно, заказав продукты на дом, приготовить самому, но это редко делают.

― Почему?

― Долгая и грязная работа. К тому же, если ты специально не учился, то на заказ вкуснее.

― Гм…

Что тут скажешь? Время изменило окружающий мир, а вот я осталась прежней.

Перекусить мы зашли уже вечером. Несмотря на то, что мы находились на станции, город, как и любой город на Земле, стал погружаться в сумерки (правда, в немного синеватые).

Расположились мы в небольшом стеклянном кафе в форме шара. Тут же подъехал робот и, оперативно приняв заказ, удалился. Я наблюдала за всем этим с жадным удовольствием.

Проводив официанта глазами, перехватила улыбку Даши.

― Я тебя забавляю, да?

Она мгновенно посерьезнела и, помявшись, призналась:

― Немного.

А по-моему, много, если уж эта скрытная, как я успела понять, девушка забылась и веселилась открыто.

― Нужно побыстрее разобраться в здешних порядках и устройстве общества, а то чувствую себя очень неудобно.

― Это естественно: вы оказались не в своем времени, в другом месте… Никто от вас ничего не ждет.

А вот в этом я сильно сомневаюсь… Снова оглядевшись по сторонам, окинула взглядом посетителей. В глаза бросилась одна особенность их поведения ― многие посетители не касались во время общения своих собеседников. Об этом я и спросила Дашу.

― Мы не касаемся друг друга без нужды.

― С каких пор? ― удивилась я.

― Если мне не изменяет память, то с две тысячи двадцать восьмого года. Именно тогда была выдвинута теория «личного пространства».

― Что за теория? ― нахмурилась я.

― Никто не имеет права пересекать личное пространство гуманоида, если гуманоид не дал на это своего позволения.

Я в полном шоке посмотрела на Дашу.

― Но это же бред!

Девушка улыбнулась.

― Тогда, если верить истории, началась «Большая путаница». Было создано очень много законов, чтобы защитить права человека и обезопасить общество. Но одновременно значительно вырос уровень насилия, а уголовно-правовые разбирательства тянулись долго и были малоэффективными. Чтобы соблюсти один закон, приходилось нарушать другие. Тогда-то и была создана эта теория. Если навредил человеку, не имея разрешения на контакт, ― виновен; если имел разрешение, то каждый такой случай разбирался отдельно.

― И это работало? ― скептически спросила я.

― Это работает до сих пор. Никто сейчас не скажет, что эта теория ― глупость. Люди привыкли жить в уверенности, что их личное пространство неприкосновенно.

― И как же определить, позволила я себя касаться или нет?

― Раньше в этом помогали машины, теперь есть тире. Да и в самой теории тоже много нюансов. Очень часто близкие люди или родственники с первых дней жизни имеют такое право, и в большинстве случаев это касается чужаков. Вот ты бы хотела, чтобы какой-нибудь человек подошел и стал хватать тебя за руки и… другие части тела?

― Нет, конечно, ― пробормотала я.

― Вот видишь! Эта теория получила распространение и среди остальных видов гуманоидов.

― И каково наказание? ― прищурилась я.

― Пострадавший может наказать нарушителя на свое усмотрение, но в рамках законов. Если нарушитель отказывается возместить моральный ущерб, его заставит это сделать закон.

Куда я попала?!

― Очень полезный закон… ― протянула я.

Теперь придется постоянно контролировать себя, чтобы не толкнуть кого-нибудь. А то так и в тюрьму куда-нибудь на мертвые астероиды попасть можно!

Суровые в новом времени законы. Еще вчера прочитала, что не дозволено убивать, насиловать: наказание ― смертная казнь. Своровал ― ставят метку на лбу, которую ничем не уберешь. Это влечет лишение всех прав и отказ в работе. Запрещено причинять вред здоровью женщины, применяя насилие (это вроде из-за рождаемости).

Все остальные ситуации подлежат разбирательству по законам, которые касаются конкретно определенной расы. Надо изучить поподробнее данную область, а то может быть чревато…

― Многого же я не знаю…

― Ты быстро освоишься. Но все главы наших родов имеют помощников, и тебе нелишне завести несколько.

― Может быть… А еще лучше ― выйти замуж и свалить все проблемы со своих плеч на мужские.

Даша снова сильно удивилась, пришлось даже уточнить:

― Что?

― Просто я удивлена.

― И чем?

― Замужество в нашем обществе… Ну… Кроме драгов семейный союз мало кто заключает. И земляне…

Тут я почувствовала, что сейчас услышу неприятную информацию.

― Рассказывай.

Задумавшись на минуту, Даша начала:

― Вспоминая все, что знаю о землянах, я должна сказать, что наша раса сильно изменилась за прошедшие столетия. Живем в среднем двести пятьдесят лет.

― Обалдеть!

― В основном, за счет оптимизатора, который поддерживает тело в тонусе, и за счет регенератора, который заново выращивает в нашем организме новые органы. За исключением груди. Если погубить экспериментами грудь, то все, «the end». Придется жить с такой, и в девяносто пяти процентах случаев бесплодной.

Весело!

― Земная медицина ― самая лучшая в Галактике, она делится на левую и правую. Левая ― это приборы, правая ― врачи с приборами. Кто-то пользуется левой, кто-то правой ― это личные предпочтения. Земляне, практически все, предпочитают левую.

Про это я прочитала в Сети, но в интерпретации Даши информация более понятна. Кстати, доктор не обманул: есть и клятва Гиппократа, за нарушение которой ― смертная казнь. Жить стало непросто…

― Теперь непосредственно о том, что вас интересует. Земляне практически не женятся. Заводят семьи только пятнадцать процентов. Самые распространенные отношения ― это ни к чему не обязывающий секс. Иногда женщины этой расы живут вместе с любовниками. Потом разбегаются, потом живут с другими, и так далее. Браки заключаются и с другими видами гуманоидов, бывают и между представителями одного пола. Любая ориентация ― норма. Друзья ― это, скорее всего, секс между двумя гуманоидами.

Боже, куда я попала?!

― А в плане эрудированности? Или образования?

― Образование имеют право получить все. Но еще в школе дети проходят тестирование на профессиональную пригодность, то есть определяют сферу деятельности, для которой они больше всего подходят и которая больше всего им понравится. Конечно, не все это принимают, но изменить ничего нельзя, разве что отказаться от образования. Так поступают от силы один-два процента населения.

― Как ― так? ― я приподняла брови и заказала себе еще чаю.

― В этом случае ты ― разнорабочий. Образование здесь не общее, а узкоспециальное, да и вообще, не обременяют себя земляне получением дополнительных знаний. Зачем, когда есть столько развлечений?

Похоже, мы стали очень поверхностны. Уже в наше время прорабатывался вариант изменения общего образования, и вот что из этого вышло.

Эту информацию я слушала особенно внимательно ― особенно в свете последних слов того дедушки. Не то чтобы я не хотела детей и мужа, но решать когда ― предпочитаю сама. Гуманоидов-то пять видов!

― А что можешь рассказать мне про остальных?

Даша запнулась, прежде чем ответить:

― Ну… Как ты, наверное, уже прочитала, высокие бледные гуманоиды ― это эйфи. Мало чем отличаются от землян, пацифисты. Но вот в личной жизни эти расы совсем не сходятся. Для эйфи секс возможен только в браке. Они очень красивы и ранимы, их легко обидеть, крайне чувствительны. Возможно, поэтому и вегетарианцы. Работают, в основном, в сфере искусства или психологии.

Представить, что мой мужчина будет чувствительным… Нет, это не по мне!

― Дальше.

Даша снова улыбнулась и продолжила:

― Чиви ― самые колоритные и яркие среди всех гуманоидов.

― Это у них вместо волос перья и оранжевая кожа?

Собеседница хмыкнула:

― Ну, можно и так сказать. Психологически эта раса как хамелеоны. Яркие внешне, от них никогда не знаешь, чего ждать, то же и в отношении характера. Эмоционально устойчивы. Именно у чиви внутренне нет каких-либо расовых отличий от землян. Самая миролюбивая и многочисленная раса, и тоже вегетарианцы.

― Когда я только переместилась во времени, мне сразу в глаза бросились зеленолицые и острозубые.

Даша хихикнула:

― Это ляги. Кроме… м-м… необычного лица, отличий от людей нет. Самая любвеобильная раса, а вот дети у них рождаются нечасто. Один раз в сезон у них начинается гон и они готовы оплодотворить все, что движется, не важно, мужчина это или женщина. В это время их зеленые глаза становятся черными. Но на оплодотворение они способны один раз в десять лет. Вот такая шутка природы. Имеют очень бурный темперамент, также этой расе разрешено многоженство. Пользуются бешеной популярностью у девяноста процентов всех женщин и мужчин.

Бр-р-р…

― Живут двести лет, тоже вегетарианцы. Работают в основном в сфере экономики.

Дальше Даша замолчала, а я подбодрила ее:

― Давай расскажи мне о расе твоего отца.

Она бросила на меня быстрый удивленный взгляд:

― Вы знаете?!

― Мне сказали.

Глубоко вздохнув, она начала:

― Самая проблемная раса. На первый взгляд, внешне те же земляне, но цвет кожи синий. После рождения драги выглядят обычными бледными младенцами, а взрослея, приобретают синий цвет. Чем синее драг, тем он старше.

Да, гуляя по городу, я все никак не могла привыкнуть, что вокруг меня люди с ярким, противоестественным цветом кожи.

― В представителях расы моего отца очень много звериного, и… даже эволюция и образование не в состоянии это вытравить.

― Например? ― заинтересованно спросила я.

― Хвост с кисточкой на конце, который они могут использовать в качестве дополнительной конечности, зубы как у матерого волка и черные когти.

Ох… Не-е, не хочу хищного мужа!

― У драгов нет своих женщин. Мужской геном ярко выражен и доминирует, а вот представительницы противоположного пола после вступления в Галактический союз быстро утратили свои расовые особенности, ассимилировавшись с инопланетянами.

Только сейчас я задумалась, что и правда, не видела женщин с синей кожей. Серых, бледных, но никак не синих.

― Мужчины-драги всю жизнь ищут себе самку, могут так и не найти. Если повезло, то, когда драг понимает, что нашел свою женщину, у него начинается брачный период, во время которого выделяются феромоны, воздействующие на физическое состояние самки, побуждая ее к более близким отношениям. Мужчина начинает охоту и добивается своей пары. Обручение происходит, когда драг кусает ее, ставя на ней свою метку, потом секс и брак. Или наоборот. В случае, если мужские феромоны не подействуют на выбранную самку, драг отступает и ждет следующую.

Ужас! Прям программа «В мире животных»! И это будущее?! Высокоразвитая цивилизация?!

― А вот если женщина реагирует на воздействие феромонов, то драг ее уже не отпустит. При обручении происходит запечатление. В этом случае на шее ставится укус и впрыскивается специальный брачный феромон. В отличие от снотворного, он воздействует на организм, завязывая его на того, кто сделал укус.

Ого!

― Драги, как лебеди, однолюбы. Когда они женятся на женщине из другой расы и появляются дети, то мальчик обязательно будет драгом, а девочка унаследует расу матери, хотя и получит некоторые особенности от отца. Выбор самки прост: самая притягательная женщина ― сильная и плодовитая.

Интересно, а бои в грязи за звание сильнейшей они не устраивают?

― Нет разводов.

А вот это мне очень нравится! Очень совпадает с моими старомодными взглядами.

― Измена карается казнью.

И это цивилизованное общество?!

Заметив мое возмущение, Даша пояснила:

― У каждой расы есть свои плюсы и минусы, достоинства и уязвимость. У драгов она такая ― что поделать? Если женщина с легкостью обрекает выбранного мужчину на смерть без нее, значит, и ее можно казнить.

На это высказывание я мрачно промолчала.

― Наиболее подходящей для драгов парой, в плане плодовитости, являются земляне, но в свете непостоянства и поверхностного характера последних такие союзы бывают нечасто.

Сами они поверхностные! Будто они с этими их заморочками кому-то нужны! Кошмар какой!

― Умны. Изучают мастерство боя. Чем больше знаний и стилей, которыми владеет драг, тем выше его социальный статус.

Бред! Самая странная раса из всех.

― При продолжительности жизни в тысячу лет окончательный темно-синий цвет они приобретают в возрасте около пятисот лет. Они продлевают жизнь и своей жене ― за счет секса и детей. Пока живет драг, будет жить и его жена.

Ну… Может, я и погорячилась. За тысячу лет жизни можно и на кошмарные законы глаза закрыть.

― Сфера профессиональной пригодности ― либо военные, либо ученые.

― Не знаю, смогу ли привыкнуть… ― пробормотала я.

― Конечно, сможешь, ― уверенно ответила Даша. ― Земляне ― самая приспосабливающаяся раса, нам все нипочем, мы всегда в итоге оказываемся на четырех лапах.

― Из каждого правила есть свое исключение, ― усмехнулась я.

Мы разговаривали обо всем еще пару часов, и за время моего небольшого допроса Даша даже как-то раскрепостилась. Видимо, ей проще общаться, если она чувствует свою полезность. Потом она проводила меня до дома, а я отметила для себя необходимость изучить станцию. Не знаю, на сколько я здесь задержусь, но быть беспомощной не хочется.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям