0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 3. Янтарные слезы Феникса (эл. книга) » Отрывок из книги «Сказ про Воительницу и Рыжика. Янтарные слезы Феникса (#3)»

Отрывок из книги «Сказ про Воительницу и Рыжика. Янтарные слезы Феникса (#3)»

Автор: Мозговая Екатерина

Исключительными правами на произведение «Сказ про Воительницу и Рыжика. Янтарные слезы Феникса (#3)» обладает автор — Мозговая Екатерина Copyright © Мозговая Екатерина

Глава 1. О пользе женской запасливости

 

Оцепенение дарило навязанное спокойствие, навеянное чужой волей. Иначе объяснить практически полное равнодушие к собственной участи и отсутствие желания сопротивляться и бороться до последнего я бы не смогла. Сознание, словно пустая коробка, лишь безучастно подмечало факты - рывок и мой импровизированный кокон вырывает порталом неимоверной силы. И впору бы ужаснуться, да задаться вопросом, что произошло с остальными людьми, оставшимися на полигоне? Ведь у них нет такой защиты-ловушки, как у меня. Но чувства, отрезанные от разума, не смогли пробиться к оному, дабы застывшее в безразличии сердце смогло сделать первый удар, проломивший брешь в чужом колдовстве.

Давящая, практически подавляющая сила проклятой магии не позволяла уцепиться хоть за одну спасительную мыслишку. И всё так же отстранённо я констатировала сама же себе, что обстановка вокруг определённо поменялась. Ведь звенящая тишина, резко наполнилась таким шумом, который и не на каждой стройке услыхать можно. Что-то гремело, колотилось, выло. Раздавались звуки скрежета металла, а ещё чьи-то ликующие возгласы, доносившиеся на зверином, гортанном, рычащем языке...

Не сумев разобрать многое из-за повышенной громкости, я только и уловила несколько обрывочных фраз: "ловушка захлопнулась", "универсал пойман" и что-то вроде "фатэ будет доволен".

Слово "фатэ" мой мозг идентифицировать не смог и вяло отмахнулся, мол, подумаешь. Какая мне вообще разница, что там творится...

А творилось нечто, определённо! Поскольку через мгновение радостные возгласы, перекрикивающие общий шум, сменились яростными криками и явными звуками схватки. Всё это я подметила тоже прибывая в полусознательном состоянии, не испытывая ни интереса, ни страха, ни прочих чувств. Темнота душила сознание, заменяя его жалким подобием безвольного состояния.

Огненная вспышка, на секунду пробившаяся в мою темницу, заставила глаза болезненно моргнуть и ощутить... Творец, да хоть что-нибудь ощутить! Отголоски такой родной, испробованной, и прочувствованной на себе магии вернули меня к жизни быстрее, нежели ушат холодного снега за шиворот. И реальность взорвалась всеми теми чувствами и мыслями, кои полагается испытывать человеку, загнанному в угол. Я задохнулась от осознания того, где нахожусь! Но панику впустить в разум не позволила, ибо там за удерживающими меня чернильными жгутами инородной силы, бился за нас двоих мой Мир. И если я хочу хоть чем-то ему помочь, то поволнуюсь попозже, когда из передряги выберемся!

В кои-то веки осмелевший и взявший ситуацию под контроль мозг, в спешке начал искать решение возникшей проблемы - как выбраться из ловушки! Почему в спешке? Да потому, что там мой безрассудный и отчаянный Феникс сражается с андрогинами! И как бы я не была в нём уверена, долго против этих тварей он не продержится!

Поэтому переведя дыхание и стараясь не слишком остро прислушиваться к доносящимся воплям, я стала перебирать в голове возможные варианты избавления от магической западни. Рыхт! Проклятая магия ведь тоже не бездействует и всячески пытается вновь дотянуться до меня своими щупальцами, дабы усмирить затрепыхавшуюся неожиданно добычу. Руки инстинктивно вспыхнули огнём, стараясь уничтожить противника, но результата это не дало. Удерживающая пакость не убоялась ожогов, и продолжила тянуться ко мне, будто упырь к голому горлышку. Благо хоть скорость она имела весьма сомнительную, давая моей смекалке фору в поиске выхода!

Очередной огненный залп, вошедший прямо в мою темницу, слегка истончил её, позволив изумлённо отметить - а пламя Рыжика куда действенней моего! В чем разница? От усердия даже прикусила губу, вглядываясь в образовавшиеся бреши плетения чернильных магических связей, и дабы сделать хоть что-то, тоже пальнула по стенкам кокона огненной стихией. Однако тут же разочарованно выдохнула - эффекта ноль! Что я делаю не так?! Почему магия Демирина действует на это проклятье, а моя нет?

Мелькнувшая вдруг здравая мысль, потонула во вновь нарастающем гомоне. Судя по всему, на подмогу к четвероруким прибыло подкрепление, а это ни разу, нисколечко не хорошо!

Вот когда я действительно запаниковала и закричала в надежде, что огненный упрямец услышит:

- Уходи! Уходи, рыктов дурак!

Но надеяться на мизерный шанс, что буду услышана и уж тем более, на то, что Рыжик проявит благоразумие, не стоило. И оттого, видимо в бессилии, я стала колотить, удерживающую пакость кулаками, вымещая ужас, властвующий в душе, хоть какими-то действиями.

И так я вошла во вкус, что пропустила очередной огненный штурм клетки, которая вдруг ещё сильней пропалилась, ослабела, и моя рука, не встретив должного сопротивления, вырвалась на свободу. Вот ведь ей повезло! А остальному телу, что теперь делать?

 Додумать изумлённую, бредовую думу не успела, ибо с той стороны мою едва освободившуюся ладошку тут же сцапали. Да настолько неожиданно, что я даже вскрикнула со страху и так донельзя перепуганная! Однако вслед за ужасом пришло облегчение, поскольку тепло удерживающей меня руки я знала распрекрасно, оттого обхватила её столь же крепко, мысленно давая себе обещание, что не выпущу теперь хоть под страхом смерти! А он, паршивец, и без того присутствовал, так что обещание выдалось на диво актуальным!

Огненный магический и уже привычный разрыв пространства всё моё естество встретило столь счастливо, слово мы не спасались с Демиром бегством, а под венец скоропостижно собрались! И даже молниеносное и весьма ощутимое приземление на сыру землицу, не уменьшило радостного настроя. Тем боле, удерживающие чернильные путы от удара лопнули и я, наконец, прочувствовала, хоть и весьма болезненное, но освобождение!

Упав наземь и сделав ещё несколько оборотов вокруг своей оси, я судорожно вскрикнула и часто задышала, пытаясь абстрагироваться от боли и одновременно наслаждаясь чистым, упоительным воздухом, вновь проникшим в лёгкие. Заставив их работать на полную мощность, будто бы пытаясь выкачать из организма остатки чужого вредоносного воздействия.

Но разлёживаться долго даже не пыталась, внутренний ехидна-голос, сразу же напомнил, мол, не мешало бы оглядеться и разведать обстановку! Что я и сделала…

Взгляд зацепился за заснеженные, укрытые по самые верхушки многовековые стволы деревьев, довольно обильный пролесок и белоснежный покров, только и нарушаемый моим валянием. Созерцание последнего позволило осознать - выбросило нас определенно не на полигон, да и не возле РАМИиЗ, потому как оттуда зима уже подобру-поздорову убралась, оставив после себя только слякоть, да подтаянные, грязные разводы. А здесь же… Её правление оказалось обозначено весьма красноречиво!

Однако долго любоваться морозными красотами не стала, с испугом выискивая рядом любимого! Не мог же он остаться там?!

С трудом приподнявшись на четвереньки, ибо мышцы не то со страху, не то от перенапряжения дрожали, словно замёрзшая собачонка, забытая злобливым хозяином, оглянулась назад. Увиденное заставило позабыть и об испуге, и об усталости. Силы на рывок, и коротенький забег к бессознательно распластавшемуся на боку Демирину, взялись из тех закромов, которые обычно жадный организм экономит до последнего! Когда перевернула безвольно лежащего парня на спину, руки затряслись по новой, а за секунду к ним невольно и губы присоединились. Позвоночнику вдруг стало жарко так, словно по нему «нежно» раскалённой кочергой провели. Не в силах сдержать крик, зажала рот рукой, прикусив ту, дабы успокоиться и уже не с таким ужасом разглядела обширную рану на предплечье Феникса, которая быстро украшала пространство алым цветом.

- Потерпи, мой хороший, - стала нервозно приговаривать я, пытаясь магически просканировать степень повреждений несносного Рыжика.

И с паникой осознала – не работает! Я ничего не чувствую. Абсолютно ни единого магического потока! Попытка разжечь на ладони огонёк или отбросить от нас снежный настил, так же не увенчалась успехом!

Перепугано застонав, схватилась за виски пальцами и, сотрясаясь уже от несдерживаемых рыданий, принялась раскачиваться из стороны в сторону, не зная, как быть! Демирин ранен, а я не могу даже первую магическую помощь оказать. Вокруг ни души, холодно, поддержки ждать не от кого, да и неизвестно, как далеко мы оказались от адрогинов! Творец, как же быть?!

Реальность выдалась настолько пугающей, что обычно бесстрашный нрав во мне поутих, как догорающий без подпитки костерок, и ледяное дыхание беды, почувствовалось кожей на затылке. В особенности подкашивал вид бесчувственного Мира. Богиня Созидания, я просто не справлюсь без него!

Однако причитать и паниковать подолгу не было возможности. Утекающее безвозвратно время буквально осязалось неподъёмным грузом на моих плечах. В самом деле, я ведь не какая-то безвольная барышня! С каких это пор не знаю, как быть?

Взяв себя в руки, деловито оглядела пространство. Для начала нужно спрятаться. А там уж… Пересидим как-нибудь!

Отгоняя предательские мыслишки, что нам, возможно, никто не придёт на помощь, подорвалась с места и на плохо гнущихся ногах, с возможной скоростью и усердием, стала прочесывать близлежащие чащи. Место для схрона найти предстояло поблизости, поскольку тащить своего бессознательного героя куда-то далеко было идеей не самой лучшей. Уж что-что, а свои возможности я сейчас рассчитывала здраво, подстегиваемая страхом за ненаглядного. И спустя, рыхт его знает, сколько минут, мне, наконец, улыбнулась удача. Впервые за день!

 Раскидистый, буквально исполинский вяз, словно вынырнул из земли, будто бы диковинная рыбина, дабы вздохнуть в корни-жабры кислорода. И зев распахнутой пасти мне приглянулся, во-первых, вместительностью, во-вторых, дотащить до него наверняка тяжеленного Феникса хотя бы реально!

Больше не раздумывая, ибо каждая секунда для истекающего кровью Демира дорога, кинулась обратно. Однако ухватить Рыжика за плечи не представлялось возможным – мало того, что кровотечение усилится, так ещё и след кровавый нам ни к чему. Нечто подсказывало - уж с двумя носами приспешники Безымянного нас по нему точно учуют! Поэтому первым делом разорвала край плаща благоверного, и дрожащими, непривыкшими к таким экстремальным условиям руками попыталась наложить повязку и жгут, мысленно вознося хвалы Инкинии, предпочитающей готовиться к экзаменам исключительно вслух. Большую часть её предметов, я заучила против воли! Посему более-менее сносно выполнив все премудрости, удостоверилась, что крови на снегу не прибывает. Далее стащила плащ уже с себя и невероятными усилиями воли, подпихнула ткань под огненного героя, соорудив хиленькие, но носилки. А дальше дело было за малым… Всего-то дотащить бессознательного жениха до укрытия!

- Если выберемся, родной, - сипела от натуги, пытаясь рывками подтаскивать Демирина к вязу. В который раз поскользнулась, больно приложилась коленками и левой ладонью и договорила благоверному многообещающе: - Рыхта с два, ты у меня будешь так объедаться, как раньше! Я тебе устрою счастливую супружескую жизнь!

Но либо угроза вышла не столь устрашающей, как мне бы того хотелось, либо Миру в данный момент было всё равно, но в сознание сей доблестный оборотень и не подумал приходить. Вот и ладненько. С такой-то раной, его искривлённого болью лица, я сейчас просто не вынесу! 

Дотащив-таки Феникса до места, и утерев со лба пот, попыталась залезть в схрон первой, да так и отпрыгнула, испуганно вскрикнув, ибо жилище-то оказалось обитаемым! А матёрый, пушистый лисяра вторженке в моём лице не обрадовался совершенно. Однако уж на что я натура незлобивая, но от безысходности и страха, зашипела на животное с таким же рвением и самоотдачей. Лис, судя по всему, проникся, и решил с чокнутой двуногой не связываться и, продолжая возмущённо потявкивать что-то вроде: «дожили, человечки уже средь бела дня норы отбирают!», поджав хвост, унёсся в неизвестном направлении. Вслед я его негромко заверила, что арендую пространство ненадолго и обещаю сильно не хозяйничать. Но говорила я сие скорее для собственного успокоения, заговаривая истошно вопящие в панике мысли.

Вновь переведя взгляд на побледневшего Мира, тихонечко всхлипнула, и опять взялась за дело. Тащить безвольного Демира на открытом пространстве оказалось куда более легким испытанием. А вот втаскивать его в хоть и внушительную, но нору, да ещё и не растревожив рану, у меня и вовсе еле вышло. Но я не была бы собой, если бы не справилась!

Шумно выдохнув, резким движением отёрла лоб, и ненароком скривилась. Звериный дух не лучшее соседство, но и на том спасибо! Немного привыкнув к полумраку и вновь посетовав на невозможность разжечь хоть маленький огонёк, я быстрыми, дёргаными движениями принялась ощупывать шею в поисках единственного средства, которое сейчас способно помочь моему любимому. Нашарив заветный камушек, для удобства насаженный на цепочку и таскаемый мной ещё с памятного нападения изломов, извлекла на свет огневу.  И даже позволила себе робкую улыбку, поглядев на тёплый и мерцающий блеклым, но светом подарок Шисса.

- Спасибо, - едва различимо помянула огнезмея, и принялась деловито разматывать рыжиковское предплечье.

Далее просто опустила камень рядом с раной и вернула всё на круги своя. Мысленно моля всех богов скопом, чтобы волшебный накопитель не утратил за это время своих целебных свойств. Пусть хоть кровь остановит, да сил в бессознательного оборотня вольет! Ибо если эта пташка продолжит вот так валяться, я долго не выдержу. Холодный разум скоро потопит подступающая к нему, словно буря – истерика.

Первые пару минут просто бездумно сидела рядом с Фениксом и жадно в него вглядывалась, пытаясь засечь начальные признаки исцеления. После обхватив ладонями щёки парня, прижалась к нему лбом и прошептала в губы:

- Если ты позволишь себе такую роскошь, как умереть, пеняй на себя! Видят боги, Демирин из рода Алых Фениксов, ты же знаешь, я девушка неробкого десятка. Не постесняюсь и в чертоги богини Созидания наведаться, дабы до тебя добраться! – договорила, и впилась в холодные, безучастные губы с солоноватым привкусом моих, уже неконтролируемых слёз поцелуем.

Последний раз погладила милого по лицу и вновь выбралась на заснеженное пространство. Предстояло ещё замести следы! Благо хоть робко падающий снежок за прошедшее время расхрабрился и словно подвыпивший гость, повел себя гораздо наглее, да повалил на и так белую землю с утроенным энтузиазмом.

Осталось только избавиться от алых пятен и повозможности сильнее загородить укрытие. Внутреннее напряжение от того, что похитители объявятся гораздо раньше спасения, заставили проделать всё максимально быстро. Однако сие не могло не сказаться на пошатывающейся от усталости мне. Поэтому обратно к Демиру я забралась из последних сил, сразу же изучила состояние жениховской ручки, довольно хмыкнула, узрев, что изменения в лучшую сторону действительно присутствуют, да и улеглась рядом с любимым обессилено, пытаясь хоть чуточку его обогреть.

Сколько так пролежала без мыслей, тупо пялясь в просвет на бушующий снежный буран, не знаю. Но в какой-то момент не выдержала, завладела здоровой рукой Рыжика, сплела наши пальцы, и тихонечко проговорила, спасаясь от завывающего с ветром на пару одиночества:

- Давай же, Рыжик. Сам ведь говорил, чтоб я не записывала тебя в пустобрехи. А если ты здесь окочуришься, не женившись на мне, я на твоей надгробной плите именно сей эпитет и нашкрябаю, - помолчала и добавила, - прежде чем рядом слечь…

Выговорила последнее и сглотнула тугой комок, чтобы вновь не расплакаться. И даже опешила, совершенно не ожидая услышать едва различимый, но такой родной и желанный голос!

- В трепачи… Я просил не записывать меня в трепачи, - неразборчиво, с трудом ворочая языком, прошептал Демир. – И знаешь, родная, - тоже сглотнул и добавил: - Умеешь ты угрожать.

Я же… Заслышав голос любимого, не выдержав громко всхлипнула и вжалась в его бок сильнее, попутно стараясь добраться губами до его подбородка и зацеловать всё до чего дотянусь.

Феникс на такие поползновения отреагировал положительно, слегка сжав мою ладонь.

- Где мы? – спустя время осведомился ненаглядный.

- В норе, - хмыкнула я, и, не сдержавшись, истерично хихикнула. Объяснение вышло шикарным!

- Ясно, - невозмутимо отозвался Рыжик и вопреки нынешнему своему состоянию, растянул губы в шкодливой улыбочке и с присущей ему ядовитостью заметил: - А то я признаться, награда моя, грешным делом озадачился, что ж здесь так воняет. Нет, я ни на что не намекаю…

И не договорил, ибо негодующая от таких заявлений я, приподнялась на локте и, взглянув в его наглые зенки, возмущённо выдохнула:

- Ах ты, рыжий нахал! Я тебя, значит, практически волоком на себе тащила, рану залечивала, переживала, беспокоилась, а ты!

- Что я? – совершенно не усовестился огненноволосый прохвост.

- А ты пытаешься обвинить меня в порче воздуха! – не постеснялась довершить свою претензию. – А между прочим, чтоб ты знал, нору я без всякой магии отвоевала у злого лиса! Он отчего-то не хотел впускать нас в гости.

- Я в тебе не сомневался, - хохотнул любимый. А после гораздо более деловым тоном уточнил: - Почему без магии?

- Да вот решила развлечься, - видимо моё нервное напряжение вылилось в банальный женский скандал, - дай, думаю, порычу на ошалелое от такого поворота животное. Так сказать, создам равные условия для делёжки пространства.

Демир вынес поток моих фантазий стойко и переспросил по-прежнему спокойно:

- А если серьёзно?

- А если серьёзно, - разом сникла я, и договорила обречённо тихо: - Дела наши не завидны. Здесь нет магии, Мир. Какая-то аномальная зона.

Любимый кивнул и задумчиво констатировал:

- Вот почему нас выбросило не в той точке, куда я проложил вектор перехода.

- Тогда возникает вопрос, как ты вообще открыл портал ко мне?

- Ну, во-первых, в той пещере, где мы очутились, с магией было всё в порядке, - отчитался огненный маг. – Даже чересчур, учитывая, кто нас там ждал. Во-вторых, ты моя, хоть и проблемная, но таки истинная пара, а это уже другой магический порядок. Высший, если не сказать - божественный. Со своими законами и тонкостями.

Рыжиковское спокойствие, словно тёплое любимое одеяло, согревало буквально изнутри, поэтому нелестный комплимент насчёт проблемности, я ему великодушно спустила. В тайне с ним согласившись: действительно, мне в последнее время везёт, будто незадачливому покойнику, при жизни свято верившему, что двум смертям не бывать, наивно не подозревая о скорой встрече с королевскими некромантами!

- Мне кажется, мы попали в некий ареал, где природная магия исчерпалась за счёт того, что неподалёку андрогины вовсю её высасывают, ничего не давая взамен, - поделилась я своими предположениями. - Оттого твой портал и врезался в невидимый для обычного восприятия барьер. 

- Очень может быть, - не менее задумчиво отозвался Феникс. Попытался перевернуться ко мне, и недовольно зашипев, скривился от резкого болезненного толчка.

Я тут же участливо и обеспокоенно вскинулась:

- Больно? – вопрошаю сочувствующе.

- Больше жжёт, - сделал легкомысленную моську благоверный, всячески демонстрируя, мол - волноваться причин нет. – К слову, а что у меня там? – полюбопытствовал, как бы, между прочим.

- А ты не помнишь? – удивляюсь.

- Смутно, - хмурит брови Мир. – Последнее воспоминание: резкая боль в плече. А дальше твой милый голосочек, обещающий поглумиться над постаментом в мою честь.

- Я и не такое пообещать могу, чтобы тебя в чувство привести, - шепчу самодовольно. А дальше вкратце пересказываю, а если честно - откровенно жалуюсь и хвастаюсь проделанными трудами по транспортировке и лечению раненного героя. Рассказ завершаю наставлением, во всю копируя заумный и важный голос Инки: - В общем, лежи и радуйся, что в тебя прилетело заклинание не столь опасное. Могло ведь и больше не повезти…

- Боюсь, родная, дело не в везении. Меня спасло пламя силы, смягчив последствия, - выдал Демир.

А я промолчала, обдумывая сию возможность. Ведь действительно огонь Мира по каким-то причинам вполне успешно противостоял проклятой ворожбе, по сравнению с моим. Да и когда мы освобождали изломов, именно его стихия помогла мне пережить воздействие…

- Возможно, дело в твоём тотеме, - поделилась я предположением. – Не зря ведь фениксы – любимчики богини. Видимо утраченные возможности, столь щедро вернувшиеся к тебе, дарованы неспроста…

- А в жизни вообще всё неспроста, - согласился огненноволосый философ. – Вот, например, взять сегодняшнюю ситуацию, очень своевременно открылась эта ловушка… И думаю, ты тоже уже осознала, что настроена она была именно на тебя.

- Ты думаешь..?

- Другого универсала я в академии не встречал. Природного, по крайней мере. Да, многие добиваются этих высот со временем, но чтоб вот так сразу подфартило...  Ты уникум, родная. Причём в прямом и переносном смысле. Ловушка захлопнулась, когда ты рассердившись, забыла про осторожность и слила силы воедино. Думаю, именно на эти колебания магических потоков она и настраивалась. К слову, когда ты в последний раз использовала дар на полную?

Я призадумалась. А действительно, когда? Мне ведь сподручней всё же пользоваться какой-то определённой стихией, ибо контролировать их разом - задача сложная и энергоёмкая. Вот и упражнялась в основном, задействуя по два внутренних источника.

- Давненько, - вынужденно призналась. – При первом походе в Рандийскую службу безопасности. Там в мертвецкой я и…

-  Кто при этом присутствовал? – напряжённо перебил Демир.

- Валдек, Чар и… - начала спокойно перечислять своих провожатых, как упомнила ещё одну присутствующую персону. Да так и закусила раздосадовано губу, нехотя добавив: - и Салисен.

- Знаешь, обольстительная моя, как-то вокруг тебя в последнее время очень много этого рарха, - недовольство, нескрываемое Миром, было очевидным и колючим.

У меня от эдакого настроения, даже озноб прошёлся по и без того медленно коченеющему телу.

- Ты думаешь, он как-то с ними связан? – опасливо уточнила у призадумавшегося любимого.

Феникс зыркнул по-прежнему насуплено, но с сожалением возразил:

- Мне бы очень хотелось так думать, и списать всё на Медяшку, но… Боюсь, это не решит нашей проблемы. Крайнего найти всегда просто, а вот виноватого… Нет, демон, как бы меня сие не печалило, вне подозрений.

- Почему? – вопрошаю удивлённо. Поскольку, несмотря на заслуги песчаника, доверия он у меня не вызывал.

- Не скажу, - безапелляционно буркнул жених, чем заставил отчего-то улыбнуться и заподозрить огненную пташку в тщательно скрываемой и не менее лелеемой ревности. – Однако же, это определённо кто-то из твоего близкого окружения. Если, конечно, Заражённый не строил портал наобум, надеясь на удачу, - выдал ещё одно предположение Рыжик, таким тоном, что сразу становилось понятно – в сие совпадение он не верит. 

Совет был дельным и неприятным одновременно. Всё же о моей универсальности знают до обидного близкие люди! Что же теперь их подозревать?! Однако раненый жених, укрытие в норе лиса, отсутствие магии и помощи, более чем безоговорочно намекали, дескать, да Лиани, пора призадуматься...

- Но сейчас нам с тобой лучше поразмыслить о другом, - тем временем продолжил Феникс, вновь пытаясь, если не сесть, то хотя бы перевернуться на бок. И опять-таки у любимого ничего не вышло. Он шумно выдохнул, буквально свалился на спину, и часто задышал, пытаясь не застонать в голос.

- Да не двигайся ты, бедствие огненное! - запаниковала я. - Что тебе лёжа не думается, что ли? Кстати о чём?

- А о том, заботливая моя... - выделил последний эпитет ненаглядный особым ударением, ненавязчиво так намекая, мол, забота мне не свойственна вовсе.

А хоть бы и так, лишь бы вскакивать перестал, да рану тревожить!

- ...что в антимагической зоне ни мы не сможем на помощь позвать, ни нас поисковик не отыщет. А лежать и коченеть здесь последнее дело. Вот и  одна дорога, - и, недоговорив, качнул головой в просвет норы, где буран разыгрался совсем уж серьёзно.

Посмотрела на решительного мага скептичненько и эдак с прискорбием произнесла:

- Да у тебя жар...

- Не смешно, - возразил любимый, и попытался ещё высказать нечто "умное", но был перебит разгневанной мной.

- Если мы туда сунемся, то наши тельца только по весне и найдут, ежели андрогины раньше не отыщут!

- Оставаться здесь тоже не вариант, - нахмурившись, проговорил Демир. - Если ты, конечно, не хочешь окочуриться в импровизированном гробу.

- Не хочу, - ответила, соглашаясь. И с надеждой провела по выпуклому, шарообразному, стеклянному основанию на браслете, мысленно надеясь, что Аскрин со своим страпсом, отыщет нас не слишком поздно. И уже не таясь, показала маяк жениху, стараясь удержать на личике решительность и уверенность, что сей простейший, кровососущий страпс - ключ к разрешению наших "трудностей".

По окончанию рассказа Мир поглядел на меня ну ОЧЕНЬ насмешливо, и не сдержавшись, прыснул.

А я ожидавшая немного другой реакции, уже всерьёз обеспокоилась, может и действительно у Рыжика жар?! Однако тот проявленной заботы не оценил и настойчиво не давая моей конечности дотронуться до его лба, иронично-печально поведал:

- Ох, Лиани... Запасливая ты моя катастрофа!

 

Глава 2. Спасение замерзающих - дело рук... ног и прочих частей тела, которые можно сплести, да и согреться друг другом!

 

Яркое солнышко, весело заглядывающее в кабинет Волина Сейхери, совершенно не вязалось с сумрачным и тревожным настроением, царившим там.

- Перестань мельтешить, Аск! – раздражённо выдал глава РАМИиЗ, устав наблюдать за метаниями друга.

- А ты перестань бездействовать! – сорвался некромант, шибанув кулаком по столу, вроде бы как начальства. Вот только беспокоился он сейчас об этом в последнюю очередь. – Думает он… Пока вы тут обдумываете стратегии по спасению, может оказаться, что и спасать уже некого!

- Ну, твои предложения тоже не такие уж здравые, - попытался воззвать к разуму коллеги нимфид, как один из главных свидетелей произошедшего, находившийся здесь. – Действуя на эмоциях, мы лишь усугубим ситуацию…

- Я бы на твоём месте, Ивсил, вообще молчал, - зло выдавил декан магии Смерти, взирая на преподавателя с нескрываемой яростью. – Исчезновение Лианель и Демирина на вашей ответственности!

Выпад переживающего мужчины цели не достиг. Обычно скорый на расправу, как словесную, так и силовую, нимф войны обвинения проглотил, хотя бы по той причине, что и сам чувствовал за собой вину.

- Аскрин, не перегибай, - заступился за подчинённого Сейхери, начиная понемногу закипать и терять вид достойный, приличествующий эльфу властному и уверенному. – Ивсил и Валд так же несли ответственность и за остальных студентов. Ты прекрасно знаешь, что только благодаря их самоотверженной и своевременной обороне, никто не пострадал! Никто, кроме куратора студентки Фирсен, который додумался сигануть в закрывающийся портал Демира! Его тоже обвинишь в некомпетентности? Ты хоть осознаешь, как он рисковал? И что мне теперь говорить его жене? Как поглядеть в глаза? Я даже не знаю, выживет ли он после такого магического удара!

- По-моему, с ролью участия ты справишься с блеском, - не впечатлился тирадой средний Фирсен. - В мои очи ты заглядываешь очень даже смело!

Ректор нервно дёрнул головой, поджал губы и попытался хотя бы голосу придать невозмутимости, но получилось изобразить лишь прохладность, свойственную обиде.

- Что предлагаешь? – устало бросил он. – Поисковики их не фиксируют. Удалённое расстояние, которое мы смогли рассчитать, показывает, что место их пребывания варьируется где-то меж северных хребтов Рандии и горами Забвения фей. Не плохой такой базис для поисковой миссии! Называется, пойди туда – не знаю, куда, и принеси то, не знаю, что!

- Ну да, удобней вообще ничего не делать, - ядовито выдал Аскрин. Махнул на собравшихся рукой и подытожил: - Ладно, сам разберусь…

- Смотри, какой инициативный, - хмыкнул, закипая Волин. – Такое бы рвение да на работе. Сам он… Я, между прочим, не говорил, что брошу ребят! Может, тебе и тяжело поверить, но об ответственности я не забыл! И с совестью у меня пока конфронтации не возникает.

- Она у тебя сейчас возникнет со мной, если ты не перестанешь разглагольствовать, и не поднимешь, наконец, свой утончённый эльфийский зад, дабы делать хоть что-нибудь!

- Хороший план, - хохотнул нимфид, среди студентов прозванный Зверем, за, скажем так, «темпераментный» характер и повышенную преподавательскую активность.

Волин же ответить и вовсе не успел, потому как дверь его кабинета резко распахнулась, со всей пламенной отдачей шибанув по стене и в комнату не вошел, а ввалился Чар, собственной наследной персоной. И выражение у племянничка было столь решительным, что руководитель РАМИиЗ сразу же осознал – в стане спасительного отряда добровольцев прибыло!

******

Долго дуться на потешающегося огненноволосого парня у меня не вышло, поскольку, как бы я не храбрилась, и не заверяла его сгоряча, что следом за мной его никто не приглашал, а всё ж таки не признать рыжиковской иронии не могла. Я ещё та неприятность, свалившаяся на его голову. И если бы не оборотническая сущность, он может быть ещё и подумал, а нужна ли ему такая «историевлипательная» женушка, а так… Тотемная сущность ведь не оставила Миру выбора!

Сокрушённые мысли, засевшие в моей голове, что занозы, мешали думать о чём-то более необходимом сейчас, и я всё время к ним возвращалась. В итоге, настолько себя накрутила, что даже не заметила, как начала шмыгать носом.

Зато заметил Феникс!

- Малыш, мне чудится, или ты решилась на крайний метод манипулирования мной?

- О чём ты? – не поняла, к чему клонит вечно заставляющий мой мозг держаться в тонусе Рыжик.

- А о том, маленькая моя, что твои слёзы, могут заставить меня даже с пробитым плечом, встать, и…

Что там «и» выяснять не стала, категорично запротестовав:

- Всё-всё, никаких больше слабостей, вставать тебе сейчас действительно не стоит, да и доказывать мне ничего не нужно.

- Да? – наигранно усомнился огненный маг. – А то смотри, я могу…

- Хвастун, - припечатала беззлобно, приподнимаясь над ним, и уже гораздо более деловито уточнила: - Кстати, насчёт посмотреть… Дай-ка я гляну, как там огнева с ранением справляется, а то, судя по разговорчивости, ты уже практически здоров!

Огненноволосый пациент стойко перенёс все манипуляции. И видя, как я трясусь над ним, дабы лишний раз не причинить боли, даже старался не морщиться, однако я и сама интуитивно ощущала, что даётся ему это нелегко.

- Ну что там? – поинтересовался Демирин, когда я сосредоточенно возвращала повязки восвояси. – Очень уж ты хмуришься, награда моя.

И было, между прочим, с чего!

Плечо Мира хоть и перестало кровоточить, однако это всё, на что хватило волшебного камушка. А природные оборотнические свойства организма, вовсю боролись с остатками воздействия, не успевая уделять внимания заживлению. Рана по-прежнему оставалась свежей, и её от растревоживания, что воду от ветра, отделяла хрупкая корка льда – покой. Нет, определённо, если мы попытаемся отсюда выбраться своими силами, далеко Феникс не уйдёт…

- Тебе показалось, - медленно выговорила я, стараясь запрятать беспокойство, что из голоса, что из глаз. – Всё хорошо.

- Ох, Лиани… - проговорил любимый с мягким укором. – Не умеешь врать, не берись.

Я тоже улыбнулась своему огненному весельчаку, продолжающему шутки шутить даже в столь прискорбной ситуации, в которой мы оказались.

- А как же тренировки? Надо же на ком-то учиться. Оттачивать, так сказать, навыки.

- Угу, и делать ты это собралась, насколько я понял, исключительно на мне? – опять изобразил укоризну Рыжик.

- Ну что ж я могу поделать, если именно ты каждый раз являешься главным объектом моих утаиваний? - вымолвила преувеличенно расстроено. Попутно пытаясь за шуточной перепалкой сменить тему.

Однако Демирин не являлся бы собой, если бы позволил мне это сделать.

- Экая у тебя дилемма, - констатировал любимый, и добавил в голос твёрдых ноток: - Давай только в другой раз, а сейчас, пожалуйста, ответь честно. Я парень крепкий, обещаю не биться в истерике.

- Да здесь вроде и негде биться-то, - буркнула недовольно, но таки созналась: - Кровотечение огнева остановила и даже края чуть-чуть затянулись. Однако вставать и уж тем более идти тебе по-прежнему нельзя. Иначе все труды огненного камушка насмарку, да и велика вероятность скоропостижной потери сознания.

- Печально, - был краток любимый.

- Угу, - я естественно старалась соответствовать.

- Значит, остаётся ждать? – то ли спрашивая, то ли уговаривая сам себя, тихо проговорил Мир.

- Выбор невелик, - так же тихо отозвалась я, нервно разминая замёрзшие руки.

Рыжик, заметив сии манипуляции, тут же предложил:

- Давай согрею, - и, не дожидаясь ответа, здоровой рукой сграбастал мои ладошки, да принялся на них дуть.

Дыхание у любимого и впрямь оказалось согревающим, да и сам он, несмотря на злоключения, оставался огненным парнем в прямом и переносном смысле слова. Так что я вновь прижалась к боку Рыжика и, устроившись по удобней, провалилась не то в дремоту, не то в забытьё, ускользая от наваливающейся усталости и обречённости. Как говорится, сдаться мы всегда успеем…

В любом случае сон вышел поверхностным, нервным, и не принёс столь необходимого отдыха. А очнулась я от нехорошего, муторного предчувствия. Резко распахнула глаза, и несколько секунд лежала неподвижно, прислушиваясь к звукам леса. Страшась, услышать рокочущие, прерывистые голоса приспешников Безымянного. Однако улёгшаяся за этот час метель, оказалась единственным изменением в окружающем нас пространстве. Природа была тихой и сонной, и, казалось бы, такие мелочи, как два попавших в беду путника её не интересовали совершенно. Что ж… Спасибо хоть следы помогла замести!

Но тягостное внутреннее ощущение не спешило проходить, и через мгновение я осознала, что же меня так тревожит!

У Демира действительно начался жар… Любимый вновь пребывал в забытье, лоб его покрыла испарина, да и кожа сделалась значительно горячей, превышая естественную температуру тела. А мелкая дрожь, сотрясающая жениха, и вовсе привела меня в состояние истерии.

Я, отчаянно застонав, придвинулась к Фениксу ближе, не зная, чем могу помочь. Рыхтово бессилие! Ведь мало того, что магии нет, так ещё и с временем года не повезло. Ему бы сейчас листьев горечавки с цветами ромашки, или веточек горячной лозы заварить. Но где ж я их сейчас раздобуду? На глаза опять навернулись предательские слёзы. Отчаянье, словно старинный враг, мечтающий задушить меня голыми руками, подкралось недопустимо близко. Я больше не знала, что делать! И это незнание буквально выбивало из головы все разумные мысли.

Нахлынувший страх подстёгивал осознание того, что Демирину становится только хуже. Озноб усиливался, ломота суставов стала столь явной, что любимый принялся выгибать позвоночник, болезненно постанывая, отчего волосы у меня на затылке мигом встали дыбом. А уж, когда Феникс от стонов перешёл к вскрикам, бормотаниям и мотанием головой, я и сама затряслась от ужаса происходящего.

- Потерпи, родной, потерпи, - шептала я, поглаживая пребывающего в беспамятстве Феникса, не решаясь его будить. Ещё неизвестно, что в таком состоянии хуже!

- Пить… - стало мне ответом, в одной из коротких вспышек, когда сознание ненаглядного прояснилось.

- Сейчас, сейчас, - засуетилась, затравленно озираясь по сторонам.

Жаль, не догадалась на занятие взять флягу с водой, но кто ж знал, что всё так обернётся! Мысленный, не в меру умный голосишко, тут же ехидно подметил, мол, если б я оказалась поумней, тогда таскала бы с собой целую торбу вещей, полезных в экстремальных ситуациях! Не стала прислушиваться к собственным поучительным думам, и попыталась выбраться из норы. За неимением лучшего и снег подойдёт! Благо в нём нынче недостатка не нашлось. Если не сказать наоборот. Потому как, когда я проложила лаз из укрытия, то тут же заработала снежный обух по затылку, скинутый с коры исполина в чьём нутре мы нашли убежище. Испугано ойкнула и пригнулась, однако положение сие спасло мало. Посему лишь встряхнулась, особо не обращая внимания на неприятные ощущения. Уже и так ведь давно замёрзло всё, что только могло!

Стянула с головы шапку, воспользовавшись заледеневшей тканью, как черпачком и быстренько шмыгнула обратно, по проторенной, как говорится, дорожке. Внутри вяза всё ж хоть немного теплее!

Обеспокоенно глянула на пылающего парня и успокаивающе просипела, отметив, что и моё горло столь низкие температуры отказывается терпеть безропотно:

- Давай, милый, - скомкала кусочек снега в небольшой шарик, и стала гладить горячие, сухие губы Феникса, чтобы влага попадала в рот ненаглядного порциями мизерными, но зато безопасными.

Утолив жажду, Рыжик благодарно прикрыл глаза и, не разжимая век, уточнил:

- Сколько мы уже здесь? – фраза вышла невнятной, ибо сформулировать её защитнику мешали зубы, отбивающие дробь.

И чудился мне в этих постукиваниях – марш, исполняемый перед казнью.

Тем не менее, настороженно отчиталась:

- Ну… точно не скажу, но думаю ночь достигла своей середины. Так что, спи, давай! – добавила недовольных и серьёзных ноток, словно передо мной дитё заигравшееся.

- А ты? – вяло улыбнулся Демир.

- А я покараулю, - с готовностью возвестила.

Феникс хмыкнул и беззлобно констатировал:

- Воительница моя, - несколько секунд помолчал, открыл очи, вперил их в меня решительным взглядом и больше без ужимок, хрипло проговорил: - Если на рассвете помощь не объявится, родная…

А мне вот что-то столь твёрдое и убеждённое начало не понравилось совершенно, посему я, набравшись мнимой уверенности, которая, несмотря на все внутренние заверения, убегала вместе со временем, словно из песочных часов, излишне бодро перебила жениха:

- Объявится, Рыжик, объявится. Я своего дядюшку знаю. Он не даст нам так бесславно пропасть. Ты же помнишь его угрозы? Этот чернушник лучше сам приложит свою некромантскую ручонку к нашему упокоению, нежели поделится с кем-то сим удовольствием! 

Однако любимый оптимизмом, граничащим с утопией, заражаться не стал, и продолжил прерванную речь, так же решительно:

- …ЕСЛИ, твой дядюшка не прибудет к рассвету, дабы лично нас добить, я открою, - скривился и удручённо исправился, здраво оценив собственные силы: - попытаюсь открыть портал.

Что-то в спасительном плане меня насторожило… Что-то нехорошее, буквально заскользило капельками пота по холодеющей спине.

- Но, - нахмурила озадаченно брови и напомнила благоверному: - Мы же в антимагической зоне.

- Спасибо, - грустно отшутился Рыжик, - я пока ещё при памяти.

- И..? – протянула, вопросительно подталкивая своего раненного героя к более конкретным объяснениям.

- Если ты вспомнишь общую магическую теорию, малыш, то поймёшь, что, несмотря на отсутствие магической энергии здешнего пространства, наш с тобой источник никуда не делся. Просто энергетический уровень здесь столь низок, что высасывает не часть сил при попытке колдовать, а практически всё.

- Я по-прежнему не пойму, куда ты клонишь, - выдавила недовольно, раздражаясь из-за своей недогадливости и продолжающем фонить беспокойстве.

- У нас будет лишь один шанс, гордость моя, - очень убедительно продолжил Демирин. – Если я раскрою внутренний источник до предела, то смогу на мгновение выжечь пространство и сквозь этот барьер.

- Угу, - кивнула настороженно сощурившись. Подвох прямо ощущался болезненным нытьём висков и тяжестью в груди! – Только ты оговорился, - уточняю: - Наверное, хотел сказать – МЫ раскроем источники.

- Нет, маленькая моя, я сказал то, что нужно. Твой резерв пригодится, когда ты будешь преодолевать переход. Иначе велика вероятность того, что портал высосет тебя где-нибудь на полпути. А мне бы не хотелось, чтобы моя любимая потерялась в пространстве.

- Иными словами, - медленно протянула я, сглатывая тугой комок, наконец, осознав, что решил предпринять сей самоубийца, - ты со мной не отправишься?

Феникс не спешил с ответом, да и не нужен был он, в общем-то, потому как я по глазам видела – самоуверенный остолоп для себя уже всё решил…

Да сейчас!

- Нет, - заявляю решительно и зло.

- Лиани… - пытается воззвать к моему благоразумию любимый.

Но как никогда напрасно! Нет, его и не будет!

- Рыжик, я не сдвинусь без тебя с этого места, даже если ты будешь сутки удерживать свою огненную дыру! – закричала я, не в силах справиться со смесью обуревающих негативных эмоций.

Демира такая категоричная упертость тоже, мягко говоря, не обрадовала. И для того, чтобы не уподобиться мне и не перейти на крик, ненаглядный на несколько секунд прикрыл свои медовые очи, дабы успокоиться.

- Аскрин определённо плохо влияет на твой язык, - в итоге выдал он преувеличенно весело. – Теперь я понимаю, откуда у тебя столько нелестных эпитетов всегда заготовлено для окружающих людей. Всему виной тлетворное некромантское влияние. Это же надо мой портал дырой обозвать!

- Не поверишь, но дядюшка говорит то же самое! Правда, у него первоисточником моего сумасбродного характера, выступаешь как раз ты, - с жаром выдала я, радуясь короткой передышке в столь сложной теме, поднятой огненным кошмаром.

Ведь думалось мне - это ещё не финал. Поединок мнений в самом разгаре! И ожидания подтвердились…

- Ли, послушай, - облизнул вновь пересохшие губы парень, и я заботливо провела по ним новой порцией снега. Мир благодарно улыбнулся и продолжил: - Ты ведь сможешь позвать на помощь.

Такое заявление вызвало в моей душе живейший отклик. Правда, чуток не тот, на который рассчитывал рыжий обманщик!

-  Феникс, - процедила разгневанно, - я что, по-твоему, полная дура? Неужели ты думаешь, я столь легко куплюсь?! Да, когда я к тебе доберусь повторно, спасать уже будет некого! Ты ведь вбухаешь весь свой резерв в переход, и на заживление раны сил не останется! Хочешь, чтобы я позволила тебе здесь истечь кровью или банально помереть от переохлаждения?!

- Я хочу, чтобы ты позволила мне остаться мужчиной! – таки терпелка ненаглядного тоже пошла трещинами, словно земля перед землетрясением.

И отчего-то мне так же стало страшно, будто бы и впрямь сие стихийное бедствие вот-вот нагрянет.

- Если уж сама подняла тему осознания, то думаю, для тебя так же понятно, что других вариантов спасения попросту нет. Я - хомут на твоей шее, Лианель. И не собираюсь утянуть тебя с собой на дно, - рыкнул любимый и обжёг меня решительным взором.

Однако мои очи оказались жароустойчивей. Ну, или лоб твёрже. А может, у них и вовсе дуэт. Поэтому, переупрямить меня  - задача из области нереальной!

Посему я лишь непримиримо поджала губы, отвернулась и буркнула безжизненно:

- Не бывать этому.

- Лия, - процедил доведённый до бешенства парень, - я ведь всё равно открою рыхтов портал!

- Прекрасно, - не поворачиваясь, произнесла я, - тогда мы сможем дружно помахать нашим неспешащим спасителям на прощанье ручкой.

- Посмотрим, - отчего-то слишком уверенно произнёс Мир.

Чем заставил мою настороженность, буквально затрубить от нового неприятного предчувствия.

- Ты что удумал? – вопросила, хмуро поглядев на ненаглядного.

Однако тот лишь горько ухмыльнулся, первым отвёл взгляд и шепотом проговорил:

- Давай спать, родная. До рассвета не так много времени.

И можно подумать, после лицезрения сей обречённой моськи, я смогла сомкнуть глаза!

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям