Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " /> Гринберга Оксана " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Свобода Выбора » Отрывок из книги "Свобода Выбора"

Отрывок из книги "Свобода Выбора"

Исключительными правами на произведение «Свобода Выбора» обладает автор — Гринберга Оксана . Copyright © Гринберга Оксана

Пролог

 

            Горный ветер рвал в клочья облака, кидая их в лицо, насквозь продувал облегающую одежду, трепетал под металлическими крыльями. Поймав восходящий воздушный поток, я поднималась все выше и выше, к заснеженным вершинам Срединных Гор. Развернулась, сверкнув на солнце серебром крыльев, чтобы бросить взгляд на ледники пика Вздохов. Говорили, Святой Николас вздохнул ровно сто тысяч раз, пока забрался вершину горы, откуда его унесла на черных крыльях богиня смерти Морриган. Думаю, бедняга умер от переохлаждения, ведь проповедовал в длинной робе на голое тело и босиком, а гора - пятитысячник, не меньше! К тому же, Николас отказался от магии, уверяя, что через это постиг всю глубину счастья.

Я отказываться от магии не собиралась, находила в ней особое, острое удовольствие. Пусть в этом мире не было электричества, а слово «Интернет» вызывало лишь удивленное пожатие плечами, зато он дышал, пестрил, был наполнен магическими потоками. Как странно все сложилось: только закончили среднюю школу в Москве, я собиралась на медицинский, близнецы думали испортить жизнь профессорам в политехническом, но родители сообщили, что возвращаемся на родину отца. Мы всегда знали, что когда-нибудь это случится. Родители не давали забыть об Эирианне, с которого наша семья бежала, когда мне было семь, а братьям на год меньше.

В то время война, бряцая оружием, расцвеченная магическими сполохами, прокатилась по просторам этого мира. Семья архимага Логана понадобились Темным. Спасаясь от похищения, мы прожили одиннадцать лет на Земле, в мире, в котором практически не было магии. Война закончилась. Темных разбили пять лет назад, откинули в Нижний Мир. Эирианн вздохнул свободно, и отец, который, кстати, тоже воевал, из-за чего мама извелась, истосковалась, не находя себе место от волнения, затем отправилась вслед за ним, решил вернуться. Сообщил, что вместо медицинского и политехнического мы поступаем в Академию Магии в Таре, если, конечно, сдадим экзамены. Братья новость восприняли с восторгом. Наверное, до сих пор с ностальгией вспоминали, как весело было в детстве забавляться со стихиями. Хорошо, мы жили в квартале магов, так что к проделкам непослушных отпрысков Логана отнеслись с поминанием.  

В отличие от близнецов, я растерялась от подобного поворота, потому что всерьез собиралась стать врачом. Нейрохирургом, вот как!  Детство на Эирианне казалось красочным сном, подернутым дымкой забвения, словно прочитанная давным-давно книга о волшебстве. Конечно, я вспомнила и о магии, и о стихиях, которые наполняют кровь, бегут по венам, льнут к ладоням, услужливо готовые выполнить приказы. Готовиться к вступительным экзаменам тоже понравилось, хотя героические эпосы Эирианна на километровых свитках вгоняли в тоску. Но я скучала по прежней суетливой жизни в Москве, подружкам, старенькому, но любимому компьютеру. Впрочем, и в этом мире у меня появилась подруга. Здесь была магия. Мне позволяли летать. Уже после второго курса смогу работать целителем. Какая разница, где лечить людей? Может, не так все и плохо на Эирианне?!

Выше, еще выше!.. В этот раз забралась так высоко, что от холодного, разреженного воздуха закружилась голова. Мерзли щеки и уши, которые не удалось упаковать в теплую одежду. Нырнула в новый поток, выровняла крылья, наслаждаясь парением над раскинувшейся внизу долиной, к которой виноградники уступами спускались к извилистой ленте реки. Я запомнила ее довольно широкой, сейчас же виднелась лишь тончайшей серебристой ниточкой. Высоко! Полетела вниз, закручиваясь в спираль, едва удержалась  от восторженного крика, чувствуя, как трепещут под ветром крылья.

Абсолютная свобода, что может быть лучше? Я обожала крылья, подаренные крестным на десятилетие. Казалось, небо Эирианна принадлежало только мне. Ну, еще птицам. Горные орлы поначалу пытались напасть, прогнать чужака. Охраняли внушительные частоколы гнезд, из которых высовывались любопытные головы вылупившихся птенцов. Пришлось устроить  небольшой фейерверк, чтобы отпугнуть хищников. Затем мы пришли к компромиссу. Я не залетала в места  гнездовий, они же парили вдалеке, присматривая со стороны, не пытаясь нападать. 

Тут внимание привлекло движение в шероховатой обрывистой стене скалы. Черт!.. Как могла забыть?! Война закончилась. Драконы тоже выкинули Темных из своего мира, после чего стали потихонечку возвращаться на Эирианн. Налаживали дипломатические и экономические связи.  Один из них, здоровенный экземпляр, черно-серый, словно сошедший с книг про динозавров – мама покупала такие в детстве - сидел на небольшом выступе, сливаясь цветом с темной расщелиной, и дипломатические связи налаживать не собирался. Наоборот, усиленно делал вид, что его здесь нет. Даже глаза закрыл. Вернее, один. Второй оставил приоткрытым, не сводил с меня взгляда. Если бы я привычно не высматривала орлиные гнезда, не заметила. Что он здесь делал?! В горах, вдали от Тары, столицы королевства Мидэ, вдали от цивилизации? Воображение сразу подкинуло несколько вариантов, один другого интереснее.

            Резко повернула, ныряя вниз, чувствуя, как напряглись уставшие мускулы под резким порывом ветра. Я летала час, не меньше. И что, он все время сидел?! Оглянулась, неожиданно встретившись взглядом с драконом. Хищник был далеко, но, показалось, что вижу зеленые глаза с вертикальным зрачком. Глюки!.. Ящер, наконец, понял, что его обнаружили. Затоптался на месте, разминая затекшее тело. Расправил крылья, зацепил нависающий камень, из-за чего сверху на него посыпался каменный град. Издав негодующий рык, неуклюже сорвался со скалы, но тут же замахал крыльями. Уверена, будь в человеческой ипостаси, выругался бы, и как!

            Быстрее, еще быстрее! Из потока в поток, все ниже и ниже, поворачивая туда, где оставила братьев. Судорожно придумывала, как постоять за себя. Ведь дракон - здоровенная махина метров под десять, а то и больше. Как с таким справиться? Черт, а я даже на первый курс не поступила!

  Решила нырнуть в облако, сбить с толку, запутать, потеряться. Если не отцепиться, кинуть в наглую, ощетинившуюся роговыми пластинами морду сотворенные ледышки, отбиваться от него порывами ветра, потому что магия воды и воздуха поддавалась лучше всего. Хотя, дракону это как мертвому припарки. Главное, добраться до близнецов, братья спасут! К тому же, у них кристалл перехода. Отец дал мне его этим утром, когда пришла отпрашиваться в горы.

- Туда и обратно, - попросил, вернее, приказал он. – Пусть братья приглядят. Ясно?!

Папа, как всегда, слишком за меня переживал. Излишне опекал. Шагу не давал ступить без присмотра, а война-то давно закончилась!

- Конечно, папа. Туда и обратно. Значение этих слов я давно усвоила.

- Мирри, - вздохнул отец, а я опять подумала… Неважно, что подумала, потому что оказалась в корне неправа. Хорошо, что со мной близнецы! Оглянулась. А еще лучше, что черный дракон ритмично махал крыльями, удаляясь в противоположном направлении. Странный какой-то! Догонять не стал. Зачем тогда сидел, подглядывал и непонятно о чем думал? Извращенец крылатый!

            Наконец, опустилась на выступ скалы, где братья репетировали сдачу завтрашнего экзамена по магии.  Зная близнецов, я понимала, что Академию Тары ждали сложные времена. Прыгнула в расставленные руки Эрика. Эрсан тоже подоспел, помог сложить крылья в рюкзачок, который сразу повис в воздухе, не собираясь опускаться на землю. Потому что… Сделаны крылья были из левития, минерала, который добывали в Неру, мире Летающих Островов. Я не разбиралась в антигравитационных свойствах, лишь догадывалась, что за подобный сплав земные корпорации перегрызли бы друг другу глотки. Ну, и мне заодно, попади крылья в неправильные руки.

- Как полет, Бусинка? – спросил Эрсан.

Отличить близнецов было невозможно, даже если разглядывать под микроскопом. Оба светловолосые, рослые, плечистые, с загорелыми лицами, на которых россыпью пробивались веснушки. За год братья вымахали – о-го-го! Девчонки заглядывались, вернее, висли, да так, что по Москве близнецы ходили в каждой руке по красавице. Они давно уже не походили на пухлых малышей, которые мама звала «мои пельмешки». Братьев в семилетнем возрасте отдали одновременно в фехтование и конный спорт. Я попробовала и в то, и другое, но единственной любовью стало небо.

- Налеталась? – уже Эрик. Близнецов я различала по наитию. Просто знала, кто есть кто.

- Устала до жути. Домой?

            Братья кивнули. Эрик активировал камень перехода, и перед нами вспыхнуло огненно-синее кольцо портала. Про дракона говорить не стала. Мало ли, разболтают родителям, и мне запретят летать. Останется довольствоваться разом в неделю, когда дедов амулет переносил на Неру. На Земле не летала, опасно. Мы скрывали, что происходили из семьи Медиаторов, Ходящих сквозь Миры. Хотя, нам с близнецами до самостоятельного перехода через Грани еще ой как далеко!

 

Глава 1

 

            Все смешалось в доме… нет, не Облонских, а в почтенного архимага Кейна Логана. И все потому, что трое его отпрысков собирались штурмом брать Магическую Академию. До этого больше трех месяцев готовились к экзаменам, изучали древние книги, читали километровые свитки на завтрак, обед и ужин. Когда у меня заканчивались силы – физические и моральные, хотелось побиться головой об стену, а еще лучше - выброситься из окна в жаркое лето Эирианна, чтобы очнуться и все уже знать, близнецы подкидывали свои, из магического резерва.  Братья, которых в детстве дразнила «пельмешками», а когда подросли – «Коллективным Разумом»,  могли каким-то образом объединять сознания, из-за чего учились вдвое быстрее и тратили меньше сил, чем я, но услужливо делились резервом.

- Да поступят они, - вальяжно откинувшись в кресле, поглаживая светлую бородку, говорил отцу дед. – Не переживай! Могут сразу на третий курс пробовать.

- На теории срежут, - возражал папа. – Дар есть, а теоретическая база стремиться к нулю. Так что, начнут с первого.

            Мне было все равно, на первый или на третий, главное - поступить! Мы шли на прикладную, после войны переименованную в Боевую Магию. Моя подруга Зарина - на Прорицателей. Ничуть не меньше желающих было на филидов - сказателей и знатоков народного героического эпоса, друидов и целителей - денежные и престижные занятия на Эирианне. Я тоже сначала подумывала насчет целителей, но изучать основы поклонения местным богам?! Нет уж, увольте! Да и два курса всего, а потом инициация лишь второй ступени. Чтобы ходить через Грани Миров нужна десятая, абсолютная магия.

            Обучение в Академии оказалось платным, причем, стоило порядком. Лучшим, перспективным студентам выплачивали стипендию, которой разве бы хватило на чернила, перья, пергамент и остальные столь нужные адепту Магической Академии вещи: те же самые горшки и ступки для алхимических опытов или выезды на полевые работы в места силы или по поиску древних артефактов. Наша семья вполне могла оплатить обучение всем троим, но мы с близнецами решили, что умрем от позора, если не поступим на бесплатное. Поэтому сидели и зубрили. Народные эпосы, историю воин и поражений Эирианна, дурные повадки и милые шалости его богов, географию и политический строй Нуадреанна, мира драконов, вход в который находился в холмах Тары и охранялся не хуже чем золотой запас уважающей себя страны. Странные эти драконы!.. На Эирианне чувствовали себя как дома, но гордились, что ни один человек не ступал на  просторы их мира.

            Размышляя о вчерашнем случае - в Академии Тары училось много представителей Нуадреанна,  неужели и мой, со скалы? - поднялась с кровати и поплелась на выход. Дом у нас большой, двухэтажный, в престижном районе, как раз рядом с кварталом, в котором селились драконы. Правда, я еще ни одного не видела, ну, кроме того, вчерашнего, потому что просидела взаперти три месяца. Как Царь Кощей, только над книгами. Зачахла бы, если бы не полеты – без них совсем худо!

В доме уже кипела жизнь. Слуги просыпались рано, чуть ли не на рассвете. После Москвы казалось странным, что за нас кто-то готовит и убирает. Зато на Эирианне  - в порядке вещей. У нас было две кухарки и три служанки. Затопили печь, приготовили сытный завтрак  - пшенную кашу с медом. Папа в детстве утверждал, что такая еда полезна для ума. Не зря же он маг абсолюта, архимаг, как и мой дед! На близнецов это хорошо действовало. Сидели, разинув рты, только и успевай ложки засовывать…  

Мама тоже встала, шла мне на встречу с кружкой кофе, будить, значит. Поцеловала щеку, коснувшись длинными белыми волосами. Выглядела она моей ровесницей, да и нервничала перед нашими экзаменами не меньше моего, но старалась не подавать виду. Отдала кружку и отправилась к близнецам.

Тут в дверь постучали – громко, внушительно. У нас такой смешной бронзовый молоток на цепи... Наверное, дед с Ирен пожаловали, кто еще! А я в длинной сорочке до пят, и с кофе в руках! Из комнаты братьев – они жили в одной – раздавались горестные стоны – это мама пыталась их разбудить. Близнецы засиделись за свитками по магии огня чуть ли не до рассвета, так как шоу на вступительных экзаменах ожидалось феерическое. Видела я генеральную репетицию и сильно засомневалась в умственных способностях братьев. Как бы не запретили приближаться к Академии Тары ближе чем на километр!

Я бежала по лестнице на второй этаж, в свою комнату, переодеваться и наткнулась на отца. Архимаг Кейн Логан, немного растрепанный, но уже бодрый, спускался по лестнице навстречу гостям. Взъерошил мне волосы, поцеловал в щеку.

- Доброе утро, Бусинка!

 Глупое такое прозвище: мама звала меня в детстве «бусенька», из чего потом вышла Бусинка. Все лучше, чем Пельмешки! Через пять минут спустилась в гостиную в строгом сером платье, которое вводило меня в уныние, но для поступления в Академию оказалось в самый раз.  Стол уже накрыли к завтраку, но близнецы еще одевались. Ирен, жена деда,  высокая, черноволосая, с полными красивыми губами, привыкшая улыбаться по поводу и без, утащила меня в гостиную делать прическу. Перебирала волосы пальцами, унизанными  серебряными кольцами. Я же рассматривала новые амулеты у нее на шее. И «колдовской глаз», и «пирамиду мудрости», и «защиту чернокнижника», в вырезе довольно откровенного для Эирианна платья. Еще и корсаж, которого здесь и в помине не было!

 Ирен, тоже из Медиаторов, изучала темную магию и проклятия в различных мирах. На Земле ее даже пытались сжечь на костре, после того как испанская инквизиция сочла виновной в ведовстве. Не получилось: ушла за Грань, когда к босым пяткам подбирался огонь. Мы, Медиаторы, живем долго... В принципе, пока не надоест или не убьют. Хотя, частенько убивали раньше, чем успевала приесться Вечность.

Ирен заплела мне волосы в косы, украсила двумя заколками, и, вздохнув, сообщила, что в этом мире понятие красоты и моды осталось на уровне Мезозойской эры. То-то я не знаю! В Таре она слыла законодательницей моды, произвела неизгладимое впечатление на королевскую чету, но сексуальная революция с переходом на «мини» этому миру пока что не грозила. Ирен предложила прогуляться по распродажам в Москве. Я пожала плечами. А смысл?! Если поступлю, в ближайшие годы мне светила жизнь на Эирианне, где платья носили в пол, а разрезы и вырезы были уделом дам из Гильдии Проституток. К тому же, нет у меня личной жизни, и не намечается!

 Изъянов во внешности тоже не было. От рождения темноволосая и смуглая – круглогодичный загар с Неру, наверное, навечно въелся в кожу. Сероглазая – в маму. Контраст выходил странный, но мне нравился. Роста выше среднего; фигура - лаконично–спортивная, ничего лишнего: кости и мышцы и немного выпуклостей. Парни западали, часто, но ненадолго. И все потому, что за мной следил карательный отряд Коллективного Разума. Братья не гнушались ни чем – ни ментальным воздействием, ни физической расправой, чтобы разобраться с неугодными ухажерами. Им не нравился никто. «Мирри, он тебе не подходит! Мирри, он тебя не достоин… Мирри, он думает только об одном!».  Тут братья смущались, но я знала, что имели ввиду – телевизор в московской квартире никто не отменял. Общие представления о сексе у меня имелись, а вот личной жизни - никакой!

 Жаловаться папе не было смысла, он бы не только братьев поддержал, но еще и орден каждому вручил. А мама…  Мама предательски согласилась, что да, рано думать о таких вещах. Рано?! Через неделю мне исполнится восемнадцать, а я в кино один раз сходила с мальчиком. В девятом классе. Потом он тоже не понравился братьям. И танцевала только с папой и близнецами, потому что самоубийц не находилось!

Выпускной… Платье подарила Ирен - черное, до колен, с квадратным вырезом. Два часа у парикмахера и визажиста, и – вуаля! - у папы чуть не случился инфаркт. «Не пущу!» - сказал он. – Только через мой труп! Марта, посмотри на нее. Куда она в таком виде?! Да у любого зрячего мужика начнутся неконтролируемые рефлексы!».

            Мама с тетей Ирен чуть было не организовали папин труп, но платье отстояли. Тогда папа науськал своих сторожевых псов. Хотя, эти и без команды «фас» знали, что от них требуется. К тому же, мы в одном классе учились. Весь вечер я протанцевала с близнецами. По очереди. Хотя, на меня смотрели: и первый красавец класса, и второй, и так далее, по списку, но с братьями связываться не рискнули. Коллективный разум не только занимался спортом, имел четыре кулака на двоих, но еще и умудрился в мире со скудной магией наводить иллюзии и не брезговал полтергейстом. Пугал народ, как мог! В общем, оттанцевав с ними и Мишаней Скибиным, который с головой не дружил от рождения, поэтому чувство страха ему было неведомо, я поняла, что хочу жить собственной жизнью. Вдали от родителей и братьев, от их постоянного контроля!

Они желали мне добра, вся моя семья. Я была слишком уж любимая внучка, дочь и сестра. Настолько, что шагу не давали ступить без присмотра. Поэтому решила, что если поступлю в Академию и получу стипендию, то буду работать по вечерам и ночам. Сниму маленькую комнатку и заживу сама. Одна! Бедно, но свободно. А летать… С дедовым амулетом, настроенным на перенос на Неру и обратно – уж как-нибудь протяну! Я уже выросла и хотела распоряжаться собственной жизнью. Принимать решения, верные или неверные, и отвечать за них сама.

            С такими мыслями натянула сандалии, взяла чернильницу на длинном шнурке, надела на шею. Захватила гусиное перо, свиток с документами на имя Мирриты Логан. В Москве меня звали Мирослава Логанова. Братья тоже были готовы. Дожидаясь меня, принялись фехтовать перьями, пока Эрик не сломал шпагу в трех местах. Запустил в противника файерболлом – огненным таким сгустком, за что получил от отца, разговаривающего с дедом в гостиной, по первое число. Чем-то внушающим уважение, из-за чего парадная белая Эрика туника слегка обгорела. Тот засопел обиженно, глянул на брата, и они разыграли нападение Темных на Светлых. Дед с отцом все равно победили бы, но тут пришла мама и всех построила. Вернее, разогнала воинственные армии в разные комнаты и выдала братьям новую одежду.

Как еще наши слуги до сих пор не разбежались? Наверное, Ирен, недосожженная инквизицией ведьма, варила по просьбе мамы успокоительные настойки. Наконец, отец пожелал всем удачи и открыл портал. Эрик с Эрсаном терпеливо дожидались, чтобы взять меня за руки – не дай бог потеряют, не простят же себе! Когда мне было семь, а им шесть, мы поклялись Страшной Магической Клятвой защищать друг друга. Клятву выдумали сами, но смешали кровь по-настоящему. Братья выполняли обещание. Я же пока только защищала окружающий мир от слишком любознательных близнецов.

            Шаг в холодное синее пламя портала и… Академия Тары! Я все не могла привыкнуть к подобному способу передвижения, хотя, честно говоря, жутко удобно. Мы оказались на зеленой траве перед внушительными воротами, за которыми просматривалось трехэтажное строение из серого камня, размером с Дворец Конгрессов, не меньше. Не только камень, но если приглядеться магическим взором, были видны защитные плетения, опоясывавшие четыре корпуса Академии: боевой магии, филидов, прорицателей, друидов и остальную территорию, огороженную стеной. Город в городе: трое ворот, охраняемые денно и нощно, огромное спортивное полем размером так в четыре футбольных, где, если поступим, будем улучшать физическую форму, ведь хороший маг – крепкий маг! Хозяйственные помещения, отдельно стоящие лаборатории, даже дома для преподавателей, хотя, я знала, что они предпочитали селиться в городе.

- Мирри, потом будешь ворон ловить! - дернул за руку Эрсан, младший из близнецов. – Бежим, и так опаздываем!

            И мы побежали. Миновали распахнутые по случаю экзаменов ворота, по посыпанной гравием дорожке к внушительной дубовой двери с защитными заклинаниями и надписями на огаме, советующими сдохнуть врагам Эирианна раньше, чем переступят порог Академии. Потом - по длинным, петляющим коридорам, мимо классных комнат и лабораторий; по лестницам и переходам, иногда натыкаясь на мерцающие стрелки, указывающие направление, где проходили экзамены на друидов, филидов… Нет, не туда, такого нам точно не надо! Попытались вспомнить разъяснения папы, как найти заветный экзаменационный зал.

            Наконец, наткнулись на внушительную разношерстную толпу адептов – сотня, не меньше - которые, негромко переговариваясь, заходили в классную комнату. Кажется, здесь! Добежали, отдышались, потолкались в хвосте, пока не попали вовнутрь. Нашли три свободных места во втором ряду аудитории, заставленной партами, ярусами спускавшимися вниз наподобие римского амфитеатра. Рядом со мной сидела девушка – хрупкая, нежная блондинка, в завитках платиновых волос, голубоглазая, с полным приоткрытым ртом, будто силилась что-то сказать. Она выглядела напуганной. В глазах застыла растерянность, словно девушка не понимала, что делала на факультете Боевой Магии.

 Как только разместились, поставили на парты чернильницы и положили перья, а я вдоволь погиптонизировала огромный стол со свитками - пять рядов по двадцать, навалилась магическая тишина. Звуки пропали, словно на нас напал и победил вакуум. Мысли, казалось, тоже. Я даже перестала чувствовать близнецов, а ведь у нас связь с рождения.

- Тишина в аудитории! Любые разговоры, а так же ментальная магия запрещена. Для особо непонятливых – рыться только в собственных головах, – поднявшись, произнес молодой темноволосый магистр в черной с золотой каймой мантии преподавателя.

Странно, а этот говорит на фоне всеобщего молчания! Я уставилась на трех магов, что принимали экзамен. Нет, я не ожидала, что все будут старичками мерлинообразного типа, вовсе нет! Мы были с отцом в Академии два месяца назад, когда подавали документы, я видела преподавателей. Некоторые оказались совсем молодыми, только с учебной скамьи. Папа говорил, что много магов погибло на войне, вот и набрали… Кого смогли, того и набрали. Приглашали перспективных студентов сразу по окончанию Академии, с шестой или седьмой ступенью.

- Меня зовут магистр Дойл, - продолжал темноволосый. Я разглядывала его исподтишка. Вернее, со второго ряда, радуясь, что нас здесь сто человек таких, внимательных. Было на что посмотреть! На худом, нервном лице мужчины с резкими, но приятными чертами выделялись синие, яркие глаза. Интересно, какая у магистра основная стихия… Вода? Менталист? Или же высший маг – универсал, как мой отец?

– Это – магистр Варрен, - темноволосый кивнул на мужчину в такой же черной мантии преподавателя. Тот резко поднялся, и, даже в наведенной магической тишине, которая, казалось, пробиралась внутрь черепной коробки, покушаясь на здравые мысли, я поняла, что второй из экзаменаторов – маг Огня. Он был… ярким, резким, порывистым. Казалось, лишь от его движений, задорного взгляда, которым окинул аудиторию, быстрой улыбки, коснувшейся губ, может разгореться пламя. Это был светловолосый, черноглазый мужчина с рыжеватой короткой щетиной на подбородке, высокого роста, плечистый, что не скрывала даже бесформенная мантия.

- И почтенный магистр Локамп, - наконец, кивнул оратор на третьего экзаменатора. Ну, хоть последний оправдал ожидания: мерлинообразный старичок, с седыми космами, выбивающимися из-под смешной шапочки, бородой до пояса, вернее, до выдающегося животика, выступающего из-под мантии.

– Желаю удачи на экзамене, и надеюсь встретить многих на первом курсе Академии, – завершил магистр Дойл короткую вводную часть. И тут же принялся вызывать поступающих. Наши имена были в середине списка. Первыми отправился Эрик, затем Эрсан. Протянули документы, выбрали свиток с теоретическими вопросами, получили новый – для письменного ответа. Подмигнули мне по очереди, после чего принялись строчить на чистых листах пергамента. Я сидела как на иголках. Дождалась – в гробовой тишине аудитории, питавшейся скрипом перьев и нервозным ерзаньем адептов, прозвучало мое имя.

- Ну что же, выбирайте вопрос, Миррита Логан! – пожилой магистр Локамп проверил мои документы, затем кивнул на стол. Я уставилась на свитки, перевязанными ленточками. Интересно, почему ленты - синие?

- Еще одна из Логанов, – наябедничал маг коллегам. Над столом не действовал завес тишины, потому что я услышала собственный вздох. – Девочка, не тяни!

- Выбрала уже, - ответила ему, взяв первый попавшийся свиток. Ближайший, с аккуратным бантиком посредине.

- Желаю удачи, Миррита Логан! – магистр Дойл протянул мне чистый пергамент. Я кивнула, смутившись из-за того, встретилась с ним взглядом. Пробормотала в ответ нечто несуразное и уползла. Нет, не улиткой в свою раковину, а отвечать на экзаменационные вопросы. Захотелось, чтобы удачи магистр пожелал только мне, выделив из серой массы поступающих. Хотя, чем я выделялась? Ни чем!

             Уткнулась носом в свиток. Ого! Десять вопросов, и какие... Так, не паниковать раньше времени! Я все знала, оставалось только вспомнить. Приступим! Сначала об Эирианне - целых пять вопросов. Взяла перо, задумчиво погрызла кончик, вздохнув о незавидной судьбе серо-белого гуся, из чьего крыла выдернули местную «ручку». Принялась писать, выводя буквы, похожие на руны. На Эирианне я довольно долго привыкала к огамическому письму, но и его осилила.

            Этот мир состоял из одного континента, омываемого шестью морями. Все перечислила, ни одного не забыла, так же, как и горы, крупные реки, заливы-проливы-озера. Память услужливо выдавала информацию, наверное, испугавшись, что будут бить. Великая Пустыня на юге, земля, скованная вечным льдом земля на севере.  Пять королевств поделили земли Эирианна – Улайд, Коннахт, Мунстер, Лейнстер и Миде. Воевали испокон веков, из-за чего история Эирианна пестрила славными деяниями воинов и королей. Есть где развернуться знатокам героических эпосов! Почесав пером за ухом, написала имена королей и места знаменитых сражений.

Одно за другим королевства брали верх, пытаясь урвать у соседа кусок пожирнее, пока не пришла новая угроза. Драконы, дети Богини Дану, пытались захватить Эирианн, но после долгих и кровавых битв –  выкладка по датам и именам военных вождей – их отбросили обратно, в Нуадреанн. Наконец, заключили мирный договор. Через несколько поколений на них перестали смотреть, как на врагов. Именно полукровки – дети людей и драконов - стали лучшими магами Эирианна. Кровь Богини Дану давала доступ к высшим магическим потокам. Сложная тема, впору приглашать генетиков с Земли!

Затем пришла новая угроза. Темные, существа из Нижнего Мира проникли в Эирианн. Самое страшное, их привели люди. Здесь они не скучали. Грабили, убивали, похищали женщин. Присматривались. Одиннадцать лет назад началась война, закончившаяся победой объединенной армии пяти королевств в грандиозной битве на Ничейных Землях – опустевшей местности посреди материка. Когда-то там селились люди, но из-за близости к Разлому народ ушел, разбежался, кто куда.

            В этой битве оказалось слишком много погибших. На стороне Темных выступили фоморы, порождения ада. Я нарисовала существо, похожее на пугало, что на Земле отбивало аппетит у птиц. Летающие пугала Нижнего Мира питались жизненной силой, выпивая жертв до дна, до смерти. С ними пришли и другие твари, испокон веков населявшие Нижние Миры. Их привели люди. Еще у Темных были маги! Сильные, вровень с нашими. Многие погибли. Из знакомых - мать Зарины, известная прорицательница Тары. Я благодарила богов, всех, без разбора, за то, что мои родители вернулись живыми.

Затем наступили годы спокойствия и мира. Темные убрались восвояси, чтобы больше не появляться. Хотелось верить, что навсегда. Отец нашел один из Разломов на юге Мунстера, из которого поникали на Эирианн враги. Оставался еще один на Ничейных Землях. Поиски велись, но безрезультатно – это огромная, пустынная территория, размером с Дикий Запад на Земле. Попробуй найти место, в котором Грань между параллельными мирами дала трещину!

  Дед утверждал, что встречал упоминание еще и о третьем Разломе в древних свитках. Отец потребовал доказательств. Они с дедом перерыли королевскую библиотеку Тары, заставив понервничать друидов-хранителей, но так ничего не нашли. Поэтому оставалось только спорить, на что мама – тоже маг абсолюта – говорила: «Да хватит вам уже, пойдемте ужинать!». В общем, существование третьего разлома не подтверждено, так и запишем. Про родственников – молчок!

            Надо же, как совпало! Восьмой вопрос про Грани, места соприкосновения параллельных миров, в которых, так сказать, Божественный Промысел дал трещину. Через Разломы любой человек или существо могли проникнуть в другой мир, не обладая абсолютной магией. Четыре мира шли в одной связке – Земля, Эирианн, Нуадреанн и Нижний… У него тоже было название. Как его?! Эллодар, вот так! Про мир Темных ничего неизвестно, ни география, ни политический строй, ни каким богам там поклонялись. Какая, к черту, география и строй, если никто и никогда не возвращался от Темных? Даже Медиаторы – ученые и исследователи – не рисковали отправляться на Эллодар. Туда совались только Стражи – Наблюдатели и Исполнители Высшей воли Демиурга. Нет, про Стражей не буду писать, про них дед рассказывал, такого на Эирианне не проходят! Про Землю тоже вычеркну – Разломов, через которые можно туда попасть не существовало, а то давно бы по Москве летали дружественные правительству драконы.

            Наконец, перешла к вопросу о Магической Академии Нуадреана. У них была своя, в Эйдосе, столице мира драконов, но Академия Тары считалась сильнейшей в двух мирах. Многие Дети Богини учились именно здесь. Обычно переводились на третий или четвертый курс. Драконов в моей семье недолюбливали, всячески предостерегали меня, чтобы держалась от них подальше.

       

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям