0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Такие разные половинки » Отрывок из книги «Такие разные половинки»

Отрывок из книги «Такие разные половинки»

Такие разные половинки от автора Медведева Алена

Исключительными правами на произведение «Такие разные половинки» обладает автор — Медведева Алена Copyright © Медведева Алена

Кап-кап-кап… Ковшик в руке замер, когда я подняла взгляд, почувствовав чье-то присутствие.  Он… жуткий здоровенный меднокожий стоял совсем рядом. Видимо, ему что-то понадобилось в водной части жилища, поэтому и зашел, совершенно не ожидая обнаружить тут меня. Как плохо. Я старалась не попадаться хозяину на глаза, а сейчас… так неудачно решила вымыть ноги. Но я полагала что он ушел с тем… другим и не вернется долго. Какой просчет! И сейчас мне за это попадет.

Метх всегда наказывал меня, ругал, прогонял. Раздражение – единственное чувство, окружавшее меня в том жалком существовании, что стало моим уделом. Мне казалось - так было всегда, я плохо помнила жизнь до… этого четырехрукого. Не могла вспоминать. Но я знала правила. Знала что должна делать то что он скажет. Делать сразу, не противясь и… стараясь не попадаться ему на глаза. Не знаю сколько времени я жила так, прячась по углам, скрываясь в темноте укрытий, не шевелясь, а порой не дыша. Я научилась жить не в реальной жизни, а в своих мыслях. Там мне было спокойно, хорошо, там… меня любили.

Сейчас же меня ненавидели, на мне срывали злость, меня скрывали. Если мне удавалось выбраться из его жилища, всегда следовало наказание. Чаще всего он не давал мне еду два или три дня. Но он не знал, что у меня как у маленькой зверюшки были тайные места, где я прятала пищу на такой случай.  Порой было так плохо, что есть я не могла. Но даже тогда я знала: еда пригодится. Ведь Дарг придет за мной… я должна дождаться.

Дни, недели, года я не считала. Отсчет времени начинался с рыка:

- Дейнари, немедленно сделай! – и заканчивался тишиной, что наступала, когда хозяин уходил. Так я различала день и ночь. Но давно сбилась со счета. И потеряла интерес. Только ждала… в своих самых тайных мыслях.

Кап-кап-кап… Смотреть на него мне не разрешалось. Но сейчас, сжавшись на месте в испуге, не смея двинуться, не сдержалась и подняла взгляд. Уж слишком долго он безмолвствовал и стоял возле входа. Я видела его ноги и сжавшиеся в кулаки руки нижней пары. И от этой тишины мне становилось страшно до жути. Сейчас накажет!

Лишь на миг подняла взгляд и… пожалела. Метх не смотрел на меня! Вернее смотрел, но не в лицо. Его взгляд словно остекленел, уставившись на мою ногу. Женщинам у метхов не разрешалось открывать тело, одежда была одним сплошным сероватым балахоном до пят и с длинными рукавами, на голове – капюшон, скрывавший волосы и лицо. Всем женщинах. Хотя я пока не видела ни одной. Ни разу. Но хозяин сказал об этом. В самом начале, давно…

А сейчас он увидел мою ногу! Я, слегка приподняв подол, как раз поливала ее водой из ковшика. У метхов использовали воду. Кап-кап-кап... Очередная капелька, соскользнула с края ковша и, стремительно преодолев расстояние, упала на мою лодыжку. Извилистым ручейком сбежала ниже, чтобы уже медленно скатиться по бархатистой коже узкой ступни и замереть драгоценной искоркой в маленькой впадинке между пальцами. Не знаю почему, но я чувствовала – он тоже наблюдал за этой каплей. И за другими…

Испуганно вздрогнув, невольно дернула ковшом. Из него выплеснулась приличная порция воды, окатив мою ногу настоящим водопадом искрящихся капель. Метх сипло вздохнул. Я внезапно опомнилась. Накрыло ужасом – это запрещено! Ладонь инстинктивно разжалась, ковш с остатками воды с показавшимся грохотом шумом упал на пол, а я судорожно  вцепилась в подол намереваясь его одернуть. Но…

- Нет! – сейчас я не услышала в его голосе раздражения. Впервые. И он шагнул ближе, присел рядом! Одно слово, но мне оно выдало растерянность мужчины. Почему-то это лишь усилило страх. Я застыла, не смея дышать. Взгляд уперся в пол, хорошо хоть капюшон не сняла. Отчаянно захотелось укрыться. Но он запретил…

Одна рука метха неожиданно подалась в моем направлении, приблизившись на расстояние пары сантиметров к открытой поверхности моей кожи. Я вздрогнула. Хозяин всегда с откровенным отвращением избегал любого соприкосновения. Я знала: даже если случайно задену его, наверное, убьет…

Сейчас же он приблизился сам. Мой взгляд так же замер на его руке, страшась дальнейшего. Уже не ужас, паника подступали к сердцу. Метх, словно тоже неосознанно, поднес руку, но теперь не решался притронуться. Он так и замер совсем рядом, наверняка ощущая тепло моей кожи. Я его ощущала отчетливо. И мы оба не дышали.

- Поспеши, что тебя задержало? – вскрик из другой части жилища заставил вздрогнуть нас одновременно. Гринод! Он перспективная пара моего хозяина. Как не странно, но всегда отчаянно опасаясь его, сейчас – впервые – была несказанно благодарна самому факту его существования. Метх опомнился и отстранился! Я облегченно перевела дыхание.

И снова ошиблась! Вновь не сдержалась и бросила на него стремительный взгляд из-под капюшона. Зря… Не знаю что было во взгляде хозяина, я не поняла. Но почувствовала небывалой силы ужас от выражения его глаз…

 

Часть первая. Что было

Глава 1

Дейнари

Поняла я тогда немного.  И помню все плохо – слишком внезапно случилось нападение верпанов, слишком страшны оказались его последствия. Все изменилось разом. Вот мы летели, несколько дней назад покинув Цезарион, наслаждались веселыми забавами, что доступны лишь в космосе, строили планы о том как проведем вместе время на новой планете. Конечно, веселилась и предвкушала только я. Родители скорее снисходительно подыгрывали мне. Происходящее нравилось мне бесконечно. Огорчало лишь одно – брат – Дарг – не полетел с нами, не успел, его задержал дядя – правитель Цезариона.

А потом все резко закончилось. Просто замерло… время словно остановилось. И мы все остановились – в буквальном смысле. Я не могла пошевелить и пальцем, ощущая при этом мучительное удушье и… страх. Не понимая что произошло, с детской простотой знала – это что-то плохое. Очень! И я чувствовала родителей и знала что они сопротивляются, и другие мои взрослые соплеменники тоже.  Волны нашего естественного излучения отчаянно бились изнутри превратившегося в сдерживающий кокон воздуха, пытаясь обрести свободу, спасение. И даже мои слабые и неумелые еще силы как-то инстинктивно вливались в общий поток. Но… нападение стало совершенно внезапным, дерзким до сумасшествия – в этом секторе космоса господствовали мы – арианцы, и верпаны здесь оказаться не могли. Но они напали. А нас было слишком мало, чтобы противостоять. И мы были для них слишком желанной добычей… Каждый из нас позволял одному из них обрести «защиту» от нашего влияния. Для этого лишь надо было заполучить частичку нас… особую частичку. Так когда-то объяснила мне мама. Но смысл ее предупреждения я поняла гораздо позже.

Дальнейший ужас смешался в памяти. Ощущение «выгорающих», отдающих все силы на спасение меня родителей, внезапное ощущение подвижности – их последний дар мне, мамин крик о призыве брата, мой инстинктивный рывок с целью укрыться в самом невероятном и недоступном месте корабля…

Увы, убежать я не успела. Верпаны уже были на нашем корабле, и я выскочила прямо на них. А дальше… невероятный ужас, настолько страшный, что словно скрыт мутной пеленой  беспамятства – я помню лишь свои ощущения. Мука… Ощущение боли, агонии и страданий других арианцев. И они не прекращаются.

И отвращение. Истовое отвращение ко всему окружающему – темной повсеместной слизи, самим «монстрам».

И страх… Те, кого я ощущала – они сгорали, исчезая один за одним. Я понимала, что и до меня, сжавшейся в самой глубине этой отвратительной пещеры – за спинами всех, кого верпаны перетащили к себе, дойдет очередь. Ведь и во мне есть та «особая частичка».

Нас было только четверо, когда все вокруг затряслось. Но я в состоянии полной невменяемости от всего испытываемого уже не способна была реагировать. Просто рухнула лицом в вонючую слизь привычной жизненной среды верпанов. Когда, спустя время, кто-то дернул и поволок за собой – не обращала внимания. Безвольно обмякла и барахталась по полу, удерживаемая чьей-то хваткой. И слышала голоса. Даже понимала: я знала язык метхов.

- Две самки есть, годные к размножению. Арианки с того корабля, на который напали верпаны, - кто-то кричал позади.

- А тут что? – и меня встряхнули за плечо, понукая открыть глаза.

- Ребенок, самка, но пока не пригодная совсем.

Даже я знала что у этой расы отношение к женщинам было самым безобразным и унизительным. Еще не известно что лучше – быстрая хоть и мучительная смерть в плену верпанов или долгая и безнадежная агония страданий при «сосуществовании» с метхами. Женщины считались у них существами даже не второго сорта. Они были чем-то сравнимым по уровню восприятия с домашними животными. Все женщины, не зависимо от расы. Их содержали в специальных строениях, куда обязан был минимум раз в определенный срок наведываться каждый мужчина. Хватал любую годную – а беременных содержали отдельно, и, не озадачиваясь укрывающим балахоном, с неизменным отвращением оплодотворял.

Об искусственном процессе эта раса не задумывалась, им чужды были подобные взгляды. Метхи во многом были настоящими варварами, но крайне воинственными и многочисленными – плодились они стремительно.  Даже в противостоянии с верпанами они брали численностью и яростью. Сил верпанов просто не хватало на всех метхов, а последние не боялись любых потерь. Один метх мог за жизнь наплодить несметное множество себе подобных. Поэтому эта раса занималась постоянным расселением по новым территориям и добычей ресурсов. Проще говоря, грабежами и нападениями. Хотя соседствующие  с ними в космосе верпаны «не позволяли» численности метхов значительно прогрессировать.

Каждая успешно оплодотворенная женщина получала бирку с указанием данных «благодетеля» на период вынашивания ребенка. Это позволяло каждому новорожденному мальчику обрести имя и род! По истечении полугода с момента рождения детей мужского пола забирали, чтобы дальше воспитывать совместно, взращивая в них воинский дух и любовь друг к другу. А их матери снова попадали в категорию «годных». Как и подросшие до репродуктивного возраста дети женского пола. Девочки рождались и всю жизнь проводили в тех специальных строениях, не зная другой жизни и полагая ее единственно верной и естественной. 

Но я была пусть и маленькой, но арианкой. Представительницей совершенно иной культуры. И подобное использование казалось мне чем-то жутким. Повезло, что возрастом я еще не «состоялась» - пара лет была в запасе. Но вряд ли это облегчит мою участь…

- Бросим ее тут? – меня швырнули вперед.

С силой ударившись лицом о пол, почувствовала резкую боль и невольно навернувшиеся на глаза слезы. Приземлилась я возле ног одного из них. Со страхом, превозмогая неприятные ощущения, приподнялась и посмотрела вверх. Рядом возвышался жуткий – огромный, испещренный шрамами и обляпанный вонючей верпанской слизью метх. И оказалось что он как раз смотрит на меня! Мы встретились взглядами. Безразличие в его глазах не предвещало мне чего-то хорошего, но…

- Возьму ее себе, - лениво сообщил устрашающий четырехрукий гигант.

И все, больше обо мне никто и не вспомнил. Прежде чем двинуться метх схватил меня за плечо и толкнул, заставляя встать на ноги и идти впереди. Так мы преодолели долгий путь по их кораблю прежде чем меня втолкнули в узкую и темную кабинку.

- Твое место! – прозвучал первый приказ мужчины, ставшего мне хозяином.

Страха уже не было. Только усталость и отчаяние. Но была и надежда – теперь у меня появилась возможность позвать Дарга.

 

Так и началось мое унылое и жалкое существование. Унылое потому что мне редко удавалось видеть что-то кроме своего темного угла, а жалкое… обращались со мной соответственно принятым у метхов обычаям.

- Кирен (я быстро уяснила что это было имя моего хозяина), ты намерен обзавестись сыном раньше чем объединишься со мной? – каждый раз, даже мимолетно замечая меня, раздраженно шипел Гринод.

Этот симпатичный по меркам этой расы мужчина прямо таки неотступно следовал за моим хозяином.

- И в мыслях нет, - каждый раз отмахивался он от подозрения. – Да и она совсем мала. Не осилит.

При этом в мою сторону он ни разу и не взглянул за это время. Относился как к части интерьера своего жилого пространства.  Швырял не глядя, приказывал, не сомневаясь, что я услышу и исполню. И за это я была благодарна! Надеясь, что в таком режиме смогу дождаться брата – призывы к нему я посылала постоянно. Насколько хватало сил и умения.

- Но она находится близко к тебе постоянно. В то время как меня ты не подпускаешь! – упорствовал Гринод, заводя свою извечную песню о намерении перебраться на постоянное место жительства на территорию капитана. А именно им был мой хозяин. Капитаном корабля и этого сборища бандитов.

Сколько раз, притаившись в каком-нибудь укрытии, я слышала эти разговоры. И хотя Кирен не делился со мной своими мыслями, но меня не покидало ощущение, что его раздражают эти нескончаемые придирки. Я подозревала, что будь Гринод менее навязчив, давно бы уже сменил общий сектор, где обитали члены команды, на более удобное личное жилое пространство капитана. Но ему ума осознать это не хватало. Поэтому он продолжал настойчиво преследовать Кирена своим вниманием, не упуская случая обнять, интимно коснуться или поцеловать. Из резких окриков хозяина я поняла, что так же он вел себя и публично.

Мой хозяин был персоной немногословной, сдержанной и нелюдимой. Он был одиночкой по натуре, предпочитая больше скрывать от всех, нежели обнародовать. Назвать его эмоциональным язык бы не повернулся. И болтливость, извечное брюзжание и нудная настойчивость Гринода его тяготили. Впрочем, меня ситуация только радовала. Явная ненависть и злоба Гринода в мой адрес (а сам факт того что он не забывал о моем существовании уже говорил о многом!) гарантированно не предвещали мне ничего хорошего. Пока участь рабыни капитана была самой безопасной. Ему я была безразлична, для остальных не существовала. И пусть так будет до появления Дарга!

Я научилась чувствовать скрытую от всех напряженность метха, которая исчезала, стоило ему остаться одному. Меня он в расчет не принимал. Они все не принимали. Так часто, отправив в очередной раз свою перспективную пару отдыхать, Кирен раздевался и расслабленно устраивался на ложе. Обо мне не думал, лишь в определенный момент протягивал руку полагая найти там необходимое – еду, питье. Для него я была выдрессированной зверюшкой, которая гарантированно обеспечивала все его потребности, заведомо предугадывая их. Чтобы не напоминать о своем присутствии. Я стала тенью, научилась перемещаться неслышно и незаметно, неделями не попадаясь на глаза хозяину. Если же он мимолетно видел меня, всегда недовольно морщился и раздражался. Следовало наказание – я не получала еды. Это был элемент дрессуры самки, что была принята у метхов. Я даже понимала что он не стремится сделать мне плохо или ослабить, он просто поступал естественно для себя. Вынуждал меня жить так, чтобы ему было удобно. А разве может мебель быть с чем-то не согласна? Ее удел – функциональное присутствие.

И я была мебелью, научилась бы совсем растворяться в окружающем пространстве, если бы не глупость Гринода. На самом деле он сам постоянно напоминал хозяину обо мне.

- Кирен, я настаиваю на омовении, - трещал он, появившись следом за метхом.

Я сразу опасливо юркнула в свой угол, надеясь, что сегодня избегу неприятностей. И что мужчинам не до меня. Судя по эмоциям в тоне Гринода – точно не до меня.

- Я что воняю? – немного свирепо рыкнул в ответ Кирен, врываясь в помещение и накидываясь на приготовленную мною еду.

- Твой аромат для меня всегда хорош, - не отставая ни на шаг и прильнув к спине Кирена, клялся Гринод. Мне в его тоне слышалась неискренность и лесть.

- Тогда к чему мыться? – недовольно поводя плечами, фыркнул метх. Нижняя пара рук при этом напряженно сжималась в кулаки. Ему не нравилось несвоевременная «ласка» спутника. – Я устал сегодня. Отличное нападение получилось. Добыча прекрасная. Будет чем расплатиться с командой. И сейчас хочу одного – спать.

- Потому что мне этого хочется, - настаивал Гринод. – Я быстро сниму эту усталость.

Я замерла. Повисла тишина. Мне казалось что Кирен раздумывает над выбором. В итоге он вздохнул и натужно приподнялся.

- Ладно… - спать ему явно хотелось больше, но…

Второй метх с радостным вскриком устремился к купальне. Хозяин тяжело протопал следом. А я внезапно сообразила что не успела наполнить емкости мыльной массой! Собиралась, но метхи так внезапно пришли…

- Дейнари! – гневным приговором раздался через несколько минут вопль Гринода, подтверждая мои испуганные ожидания – мыльная масса понадобилась!

Не знаю отчего, но будущую пару своего хозяина я боялась даже больше его самого. За те два года, что я пробыла безликой прислуживающей тенью, утвердилась в ощущении, что Гринод с лютой злобой относился ко всем, кто хоть как-то был приближен к Кирену. Даже меня он неосознанно включил в этот круг. По крайней мере, всегда яростью реагировал на мое даже отдаленное присутствие. И я его отчаянно избегала, опасаясь. Сейчас же хоть и понимала, что необходимо идти и выполнить то, что обязана – не могла заставить себя сдвинуться с места. Лишь перестала дышать, глубже отползая в темноту небольшого закутка и затаившись.

У арианок считалось недопустимым явиться к обнаженному мужчине до наступления периода стабилизации волнового поля, излучаемого ее организмом. Я пока управлять ими в полной мере не могла, а значит не доросла. Заложенные с детства нормы не исчезли даже от жалкого полускрытого существования на положении рабыни метха. И сейчас я инстинктивно боялась идти на зов, ощущая отвращение и… страх.

- Мерзкая, ничтожная, никчемная! – меж тем орал этот несдержанный метх, грозя мне самой жуткой смертью за то что испортила все его планы своей ленью. Я слышала что он ищет меня, гремя крышками, открывая все попадающиеся по пути отсеки. И грохот приближался к тому месту где затаилась я! – Знаю, она специально это подстроила!

В ужасе вжавшись в переборку за спиной, вцепившись рукой в кончик судорожно колотящегося хвоста, приготовилась к смерти. Ненависть, звучащая в голосе метха, была безумной. И шум все приближался и приближался!

«Шесть» - вела я страшный отсчет, невольно фиксируя хлопок каждой двери, за которой он не обнаруживал меня, - «пять…»

- Знаю что ты тут! Доберусь до тебя, ничтожество, - орал взбесившийся мужчина.

Я уже почти вжалась в стену позади, понимая, что в следующий миг он меня обнаружит. И просто разорвет на четыре части голыми руками!

- Гринод, не раздражай меня! – спасением стало недовольство Кирена. – Я устал и желаю только одного – отдыха. Отосплюсь и помоюсь. Прекрати разносить мою жилую зону. У меня в голове шумит от твоих воплей. Иди…

Кровь шумела в ушах, а тело трясло от избытка эмоций и разного рода излучений, что невольно распространяла я, когда обессиленная страхом и облегчением плюхнулась на пол. Спаслась!.. Выждав немного, прислушавшись и поняв что хозяин спит, стремительно метнулась к купальне, восполняя свою ошибку.  Чем дальше, тем чаще я становилась мнимым поводом для злобы Гринода, и только чудо пока оберегало меня. И Дарг все не появлялся…

 

Глава 2

Дейнари

Испуганно вскочив на обе ноги и одернув подол балахона, не обращая внимания на мгновенно намокший его низ, застыла на месте, не зная что теперь делать. Взгляд хозяина, сама ситуация, которой в принципе не должно было случиться… выбили из колеи. Проведя два последних года в обиталище капитана корабля, научилась существовать тут с наименьшей угрозой для себя. Продолжала надеяться на помощь, зная, что брат не отступится, пока не спасет меня. Но сейчас… все резко изменилось!

Как и почему я не поняла. Но почувствовала – что-то случилось! Что-то страшное для меня. Это было во взгляде Кирена, во впервые проявленном им ко мне личностном интересе, в отблеске мысли, что на секунду жаждой мелькнула в его глазах. Как неудачно я пошла мыть ноги! Как несвоевременно вернулся хозяин. И как странно он отреагировал, застав меня с обнаженной коленкой…

Метхи были совершенными дикарями. Мне никто даже не предложил обуви. Единственным облачением женщине  служил балахон. А ноги оставались босыми. Поэтому по возможности, если не было Кирена, я старалась мыть их ежедневно. Сама я тоже мылась, когда могла, но ноги пачкались особенно быстро. И вот сейчас воспользовалась моментом. И навлекла неприятности на свой хвост!

 Впрочем, Кирен, увлекаемый призывом Гринода ушел.

«Возможно, я зря паникую!» - попыталась утешить себя, убедить что со страху показалось… - «Он и не вспомнит о случившемся. Надо постараться совсем в ближайшее время его не раздражать».

Моим намерениям не суждено было осуществиться. Стоило немного успокоиться и решить, что хозяин и думать не будет об эпизоде в купальне, как он вернулся и практически сразу позвал:

- Дейнари…

Не явиться я не могла, хотя было отчаянно страшно. За два года я свыклась с тем что громадный метх меня или не замечает, или стремится поскорее прогнать с глаз долой. И в принципе сейчас за его призывом может стоять какой-то банальный приказ, но на душе было неспокойно. После его взгляда... Страшно! Шла к нему, еле переставляя ноги, хвост тревожно подрагивал, сжавшись, и радовалась гигантскому бес форменному балахону,  что позволял укрыться и спрятать выражение лица. Наверняка ему бы одного взгляда хватило, чтобы распознать мой ужас.

Но как я не оттягивает момент новой встречи,  он наступил. Я вошла в помещение, что служило Кирену спальней. У метхов все бытовые нужды были с моей точки зрения примитивным и аскетичными до предела. Так постелью моему хозяину служил какой-то бывалый гамак. Впрочем, сейчас это меня заботились меньше всего.

Едва переступив границу помещения, замерла, склонив голову ниже, стремясь спрятаться за капюшоном полностью и панически опасаясь случайно встретиться с мужчиной взглядом. Вопреки привычному его поведению никакого приказа не последовало - метх молчал. Но я чувствовала его взгляд, направленный на меня. Он ощущался мною физически - давил, пугал, вынуждал сжиматься сильнее, предчувствуя проблемы. 

Так прошло несколько минут: хозяин молчал, я в душе дрожала. Что ему надо?.. Не знала чего и ожидать: для деторождения я еще не созрела, в любом другом качестве я метху была не интересна в принципе!

Но он изумил…

- Сними это! – скорее почувствовала, чем увидела как одна из рук хозяина коснулась грубой ткани капюшона. И… ужаснулась.

Нет! Только не снова встретить этот его взгляд. Взгляд, в котором меня впервые заметили, взгляд с любопытством, интересом… мужской такой, одобряющий, горячий. Судорожно сглотнув, почувствовала как хвост инстинктивно, выдавая мой страх, прижался к ногам. Так страшно как в эти секунды мучительного размышления мне не было со времен нападения верпанов. Но ослушаться?.. Это верная смерть.

Медленно, превозмогая сопротивление собственного тела, подняла руки, ухватила края капюшона и вознамерилась немного оттянуть его назад. Голова напряженно качнулась, отчего волосы немного сдвинулись и белоснежная прядь – наследие моего рода – выскользнула наружу. Одновременно она попала в поле зрения моего устремленного в пол взгляда и была подхвачена ладонью оказавшегося рядом мужчины. Задохнувшись от неожиданности и странности его поведения (он не выносил возможности даже случайного соприкосновения!) как зачарованная уставилась на широкую меднокожую руку, как-то неловко сжимающую мою прядку. Пальцы метха перебирали шелк моих волос, слегка поглаживая и как-то рассеянно накручивая на указательный палец. Происходящее было невероятным!

Я могла ожидать чего угодно – грубости, насилия, жестокости, даже смерти!, но не мягкости от этого мужчины. Не интереса… Капюшон я так и не сдвинула, застыв на месте и не дыша. Казалось происходящее – сон. И… метх, видимо, очнулся!

Поскольку внезапно, словно опомнившись и осознав что делает, резко замер, а потом отпрянул, стремясь отдалиться. Кожу головы обожгло болью – это, не утруждая себя выпутыванием пальцев из моих волос, метх отдернул руку. При этом приличный клок волос из меня вырвал. Не сдержавшись – зашипела от боли, забыв о капюшоне и прижав руки к груди. На глаза навернулись слезы. 

- Убирайся! Как ты посмела, - зашипел хозяин, судя по тону ненавидя себя в это мгновение. – Это ваши проклятые арианские штучки. Не думай что я поддамся этому отвратительному чувству. Вы – презренная раса.

Не помня себя от ужаса, боясь его гнева я сорвалась с места, устремляясь дальше от мужчины. Выбраться из его жилого пространства я не могла, но стремилась спрятаться хотя бы тут…

Трое суток я прилагала немыслимые усилия, чтобы не высовываться. Три дня Гринод почти безвылазно провел в жилой части капитана, стремясь поднять ему настроение и помочь скоротать время перелета до цели. Все это время Кирен ни разу не обратился ко мне с приказом.

- Дейнари! – призыв настиг меня во сне. Как странно? Но, выбравшись из своей норы, поняла что мой хозяин один. И он снова позвал меня! Все пережитые страхи вернулись вновь, нахлынув усиленной волной. Я едва ли не дрожала, походя к его спальне.

- Сними капюшон, - я переступила порог, и жуткий приказ вновь был озвучен. Устало, как-то надломленно. И категорично!

Подчинилась. Испуганно сжавшись, отбросила с головы укрывающую ткань . Взгляд от пола не подняла, отчаянно надеясь что ему будет достаточно увидеть мою неприкрытую макушку. Увы.

- Посмотри на меня! – на миг зажмурившись, понимая что надо изо всех сил постараться скрыть свой ужас и непонимание, подняла на мужчину взгляд.

Метх стоял в паре метров от меня, широко расставив ноги, верхняя пара рук была скрещена на груди, нижняя - сжата в кулаки. Его напряжение я буквально ощущала кожей. И любопытство… Его увидела в серых глазах. Интерес. Желание.

Сглотнув, невольно отступила назад, понимая что Кирен действительно меня «заметил». Мужчина лишь фыркнул, заметив мое движение, и решительно шагнул ближе. Одна его ладонь плавно поднялась вверх и… опустилась на мою голову. Потом скользнула по волосам, устремляясь к плечу и ниже. Метх не дышал, он сам выглядел изумленным. Его серые глаза недоуменно расширились, дыхание оборвалось.

Вот его ладонь, поглаживающая мои локоны, коснулась плеча и вслед за ними скользнула дальше. Он почувствовал то, что было скрыто от взгляда бесформенным одеянием  - мою грудь. С первоначальным недоумением его широкая ладонь остановилась на одном из холмиков, укрытых балахоном и волосами. А потом он… отпрыгнул словно ошпаренный, лицо исказила гримаса  отвращения и злобы.

- Арианка! – зашипел он. – Ты специально делаешь это, специально превращаешь меня в… сумасшедшего. Я убью тебя за это! Избавлюсь от необъяснимого наваждения. Это все ваши проклятые штучки!

Не успела я осознать трагический для меня смысл его угрозы, как две пары сильный рук обхватили меня, мгновенно вскинув в воздух. Заверещав, инстинктивно вцепилась руками в плечи метха, а хвост, отчаянно храбро метнувшись из-под подола обвил одну из его рук, сдавливая, силясь оторвать от меня. Кирен неожиданно замер. Осознав что нападение приостановилось, посмотрела на мужчину. Он широко распахнутыми глазами уставился на мой хвост, плотным кольцом, обхватившим запястье одной из его рук.

Взгляд метха был шокированным! Он шумно вздохнул и… расслабив «плененную» мною ладонь, перехватил мой хвост. Так я оказалась обездвиженной полностью: три руки метха с легкостью удерживали меня на весу, а четвертая сжимала мой хвост.  При этом он странно вздрагивал, как-то очень глубоко дышал и завороженно смотрел на мою пятую конечность. Неожиданно, едва не заставив мне помереть от испуга, голова мужчины склонилась к самому кончику моего хвоста. Лицо с жутковатыми какими-то полубезумными глазами и оскаленным клыками ртом приблизилось к самому его основанию, покрытому  мягкими белоснежными волосками. У арианок хвосты более «пушистые», нежели у наших мужчин.

«Укусит!» - в панике мелькнула мысль, а хвост напрягся до предела – это я натужно старалась его вырвать.

Но хватка метха была для меня непосильной, освободить хвост не получалось. В то время как мужчина совсем вплотную приблизил его в себе. Кирен щекотал кончик моего хвоста теплом своего дыхания! При этом лицо у него было таким отчаянным! Приготовившись к ощущению неминуемой боли, я зажмурилась. И тем больший шок испытала, когда ощутила как он прижался к мягкой шерстке щекой…

Сдавленно охнув, привлекла внимание мужчины к себе. Метх… смутился. А потом разозлился!

- Не смей ничего думать! – рявкнул он. Я истово затрясла головой, обещая. Думать в этот момент в принципе была не способна. От страха! И удивления… Не наказали. Пока.

Не очень деликатно меня вернули на пол, но не швырнули, как я вполне могла ожидать от этого варвара. И мой хвост он продолжил удерживать в своей руке. Это заставляло меня держаться настороженно, в напряжении – вдруг резко дернет и причинит мне боль? От метхов можно ожидать чего угодно. В отношении женщин они были настоящими животными.

- Иди в купальню, - приказ шокировал. Испуг возрос до запредельной величины. Зачем?!

От страха совсем растерялась и не сдвинулась с места. Хозяин тут же рассвирепел.  Оскалился. Зарычал. Стиснул чувствительное окончание моего хвоста.

На глазах невольно выступили слезы. Хвост он от себя тут же отшвырнул, явно ощущая раздражение и недовольство моей дезориентированностью. А возможно собственным в высшей степени странным поведением. И это было чревато… Осознав, сорвалась с места, устремляясь к указанной цели. И отчаянно надеясь, что дальнейшее не станет чем-то жутким. Метх шел следом.

В небольшом помещении с округлым полом и льющейся со стены водой я нервно застыла, уставившись  взглядом в пол и мечтая вновь укрыться капюшоном. Но он не приказывал, а сделать это самостоятельно я опасалась. Мужчина стоял с другого края купальни, и – я чувствовала – смотрел на меня.

- Мой! – резкий и отрывистый следующий приказ.

В недоумении, не понимая и растерявшись, инстинктивно посмотрела на него. Ранее метх не допускал и мысли о прикосновении, а сейчас требовал себя вымыть? Я не смогу… Мне нельзя.

- Ноги мой, - он грубо рыкнул, вновь раздражаясь от моего внимания. И… смущаясь?.. Мне показалось, что ярость его была немного бравурной, вспыхнула, стоило ему увидеть мое растерянное непонимание.

- Свои? – потрясенно, начиная осознавать, выдохнула я. И так не стабильный уровень излучения ощутимо взметнулся вверх, меня немного закружило.

- Да, - отрывисто, с каким-то затаенным предвкушением подтвердил метх. И с облегчением!

Неловко, от странности ситуации словно разучившись управлять своим телом, приподняла подол. Ниже чем обычно. Но под пристальным взглядом меднокожеко руки тряслись, хвост нервно метался от ноги к ноге. Едва не рухнув, переступила ближе к потоку и робко поднесла к нему стопу, позволяя воде, окатить ее. Потом, спеша, зачерпнула щепотку мыльной массы и, кое-как скрючившись и балансируя на другой конечности, принялась размазывать массу по ноге. В основном по ее основанию, спеша. Очень спеша. Хотелось скорее закончить и… укрыться под ставшим уже привычным балахоном. Укрыться было необходимо. Я чувствовала внимание метха. От его пристального и изучающего взгляда едва не вибрировал воздух между нами. Или вибрировал? Мои неподконтрольные пока волны излучения?..

Но стоило мне поставить чистую ногу на пол и потянуться к воде второй стопой, как… мужчина, словно влекомый нестерпимым притяжением, сначала всем корпусом качнулся в моем направлении, а потом и вовсе шагнул вперед. Преодолев разделявшее нас расстояние. Встав вплотную ко мне! И присел…

Во рту мгновенно пересохло, тело окаменело. Я сжалась, стараясь незаметно отодвинуться, создать между нами дистанцию. Хоть в несколько сантиметров. Страх уже не вмещался во мне. Он превратился в лед, не позволяя шевелиться. Только глаза… взгляд скользил, отмечая каждое движение его рук. Метх как-то опасливо и плавно, сначала просто подставив руки под струи воды, переместил их к моей ноге. И замер в миге от нее. В нерешительности, не понимая чего хочет, не зная что делать...

Тишина, если бы не шум воды, была абсолютной. Мы не дышали точно. Я от ужаса. Он… не знаю.

Но вдруг Кирен решительно передернул плечами и нижней парой рук подхватил мою ногу. Две другие его руки прикоснулись к коже стопы. Поначалу осторожно, словно боясь обжечься или уколоться. Его твердые пальцы, мимолетно скользнув по поверхности моей кожи, потом уже более уверенно прижались к ней! И метх выдохнул… с изумлением… восторгом!

Его пальцы, словно впервые научившись чувствовать, ощущать…медленно-медленно перемещались по моей коже. Гладя, обнимая, изучая… Забыв обо всем другом, мужчина полностью погрузился в процесс  узнавания. Его грубые до жесткости ладони возможно впервые ощутили настолько гладкую и нежную поверхность чужого тела.  И это стало открытием! Откровением…

Кирен как зачарованный гладил и гладил мою ногу, стремясь осязать одновременно каждую ее частичку, укрыть в своих ладонях; ловил тугие капли, смягчая удар и не позволяя им разбиваться о мою ступню. Растирая влагу по поверхности кожи, смакуя прикосновение к каждому ее сантиметру, ладонью огибая каждую линию, перебирая пальчики.

Время для него словно остановилась. Метх полностью погрузился в таинственное для него ощущение бархатистости и хрупкости. Женственности! Таинственное и явно манящее. Поскольку  мужчина совершенно отрешился от всего, сосредоточившись лишь на ощущении моей кожи.

Одна его ладонь зачерпнула мыльный состав и резко опрокинула на мою ступню. Внезапно метх  замер и, подняв голову, посмотрел на меня. Словно вдруг устыдился своей грубоватости и желал узнать: не сделал ли мне больно?..

Взгляд его меня ужаснул. Было в нем что-то темное, дикое… порабощающее. И так стояв, не шевелясь, боясь даже вздохом спугнуть его настроение, которое неминуемо обернулось бы яростью, чувствовала как внутри скручивается тугой жгут паники. Леденящего душу ужаса – я не представляла, что предвещает изменение поведения хозяина. Я боялась даже думать об этом. Вдруг он вновь обвинит меня в попытках манипулировать им? И убьет за это?.. Я не сомневалась, что для него это будет легкой задачей – минутным делом и минимумом усилий.

И ощущать его прикосновения было… чудовищно страшно. Я понимала что в любое мгновение эта неловкая ласка и необъяснимое любопытство могут обернуться убийственной силой и жестокостью. Сдави он мою ногу, как минимум бы раздробил кости. Случись ему опомниться и прийти в ярость! А он неминуемо это сделает, ведь происходящее – ненормально…  И лишь немного времени отделяют меня от… боли. Собравшись, я ждала, ожидала ее.

Мужские пальцы, вымыв каждый клочок кожи моей ноги, по множеству раз приласкав ее свод и ощупав каждый пальчик, изучающе массировали основание ступни, заставляя искорки расслабляющих волн будоражить мое сознание. Но я не поддавалась этой нагнетающей неге и ждала… Мига расплаты за его странный порыв!

Казалось времени прошло страшно много, когда метх вдруг осторожно, как бы проверяя границы возможного, плавно скользнул пальцами выше, переместившись со ступни на невидимую ему голень, нырнув под давно намокший край подола моего платья. Не выдержала, почему-то решив, что вот оно – начало!.. Сейчас он сдавит, обожжет болью… Зашипела! С отчаянием и предчувствием муки.

Кирен замер. Его руки очень медленно, как-то с усилием отстранились от моей ноги, позволив ей тяжело обмякнуть на влажный пол. Обдав брызгами и без того намокшую одежду варвара. Метх головы не поднял, его взгляда я не увидела. К счастью!

Когда испуганно закусила губу, сдерживая крик и ощутимо подрагивая в предчувствии страданий, он ледяным тоном негромко и мучительно медленно произнес:

- Убирайся!

С трудом сохраняя равновесие, неуклюже переступая окаменевшими ногами, не обращая внимания на хлопающие друг о друга при каждом движении края сырого балахона, заковыляла наружу. Прочь! Убегая, спеша отдалиться от него. Укрыться. Затаиться. Спастись.

Обдумывать случившееся я была не в состоянии. Просто не способна была осознать причины и возможные последствия. И теперь я стала бояться его гораздо больше. Запредельно сильно. Теперь я знала, что Кирен – непредсказуем!

 Глава 3

Дейнари

Можно сказать что с того самого дня для меня все изменилось. Нет, Кирен, шокировав необъяснимым поведением, вновь стал вести себя более-менее привычно – игнорировать меня. Разве что я отметила, что он стал больше времени проводить в одиночестве. Причем, не только абсолютно избегая меня, но и сторонясь общества Гринода.

Последний в связи с этим благодушнее не стал. И его и до этого неприятный характер стал еще невыносимее. В отношении меня он и вовсе свирепствовал. Если бы не внезапно ставшее совершенно ледяным и безэмоциональным отношение самого Кирена, буквально не выносившего более моего присутствия, быть бы мне в трудной ситуации. А так… стоило все же сумевшему добиться общества капитана двуличному метху  оказаться в его жилой зоне, как он словно задавался целью унизить и затерроризировать меня. Но при этом встречал несгибаемое сопротивление Кирена, едва не зверевшего, стоило мне появиться на «призыв» его будущей пары.  Выглядело это примерно так:

- Дейнари, - немного визгливо и невероятно раздражающе кричал Гринод спустя немного времени после своего появления, - где, носит это никчемное ничтожество, когда она необходима своему владельцу?

Идти в спальню хозяина отчаянно не хотелось. Последние дни он в принципе не обращался ко мне с каким-либо приказом. И это позволило мне, затаившись, и ни звуком не напоминая о себе, пережить ужас  необъяснимого случая в купальне.  Начать думать, что то была случайность, странность, эксцентричность. Которая уже забыта!  Мне наивно верилось в это, всей глубины возможных последствий я просто не способна была представить…

И вот, переступив границу помещения , где были метхи, искоса бросила быстрый взгляд, отметив Гринода, что вальяжно развалился в гамаке хозяина и самого Кирена. Последний, обнаженный по пояс с закрытыми глазами сидел на холодной металлической пластине возле дальней стены, особым образом сгруппировав ноги и руки. Я уже знала что это часть специальной концентрирующей сознание методики, применяемой у расы меднокожих.

- Твоему хозяину прохладно, - язвительно заявил Гринод, - твоя обязанность свернуться клубком возле его ног и согревать их своим дыханием и теплом тела.

По ноткам предвкушения в голосе метха я поняла что он наслаждается мыслью о подобном моем унижении. Жаждет сам насытиться этим зрелищем, усугубив этим мои душевные терзания. Но сейчас не это стало самым жуткими. Полагая что смогла полностью отрешиться от странных мыслей о перемене в поведении хозяина, я, стоило прозвучать слову «ноги», застыла на месте ледяным изваянием. Страх, непонимание и нежелание вновь нахлынули на меня. Затмив разум. Ведь сам Кирен никогда бы не стал приказывать подобную чушь. Он был слишком аскетичен в своих потребностях. Я уже немного представляла его характер за проведенное на корабле метхов время. 

Однако не на одну меня слово возымело эффект! Капитан вздрогнул и раскрыл глаза, уставившись на меня в упор! Кажется он увидел меня впервые с того странного дня. Я чувствовала этот взгляд, он словно проникал сквозь ткань капюшона, трогал мои гладкие светлые прядки, касался ступней…

- Вон!!! – рев капитана был таким яростным, что Гринод от неожиданности свалился на пол, а меня в буквальном смысле сдуло с места. 

Дрожа от ужаса, остаток дня я носа не высунула из своей норы. Но даже до меня долетали отголоски голосов ссорящихся метхов. Один высокий и просящий, и второй – тихий, но злой и отрывистый.

В следующий раз Гринод решил зайти с другой стороны:

-   Дейнари, обслужи потребности своего хозяина – он не принимал еще пищу сегодня, - заботливо ворковал Гринод, призвав меня на следующий день (Кирен не ел уже трое суток по моим наблюдениям. Он практически все время занимался своей концентрацией, совершенствуя навык) 

По этой причине он вынудил меня вновь появиться в спальне Кирена. Сказать что я при этом дрожала в душе, это очень мягко обрисовать мое состояние. Меня трясло от ужаса, после последнего памятного рыка я не видела хозяина трое суток! Он все так же игнорировал сам факт моего существования. Но Гринод вновь сумел пробиться на его территорию… и началось. Первым делом призвал меня, потребовав еды. Кирен всегда сам занимался своим питанием, бросая и мне что-то. Но явившийся метх развил показательно заботливую деятельность.

Выслушав, что от меня требуется, отправилась к необходимому отсеку, куда доставлялись питательные замороженные наборы метхов. Разогрев пищу специальным образом, понесла мужчинам. Мебель у них была не принята, столовой поверхностью служил пол в углу, укрытый специальным куском ткани. Все по-походному…

Гринод величественно расселся возле расставленных мною подогревающих дисков с пищей, приглашая Кирена присоединиться. Сам хозяин, отвернувшись к стене с закрытыми глазами и сосредоточенно-напряженным телом, сидел все на той же пластине. Мне казалось: он даже не дышал! Проскользнув мимо, мельком отметила что его грудь не двигалась. Впрочем, основательнее смотреть в его направлении я побаивалась. Скорей бы выполнить требуемое и исчезнуть.

- Ты бы арианку тут не держал, - как бы мимоходом, заметил Гринод, продолжая «поддерживать беседу». – От них и потомство трудно достается – не плодовитая они раса, да и к делу приспособить их можно раньше. Эта так точно уже годна. А есть среди команды пары, что не отказались бы от сыновей. (Для тех метхов, что долго находились вне планет расселения их расы, позволялось брать самок с собой, содержать их в закрытом и изолированном от любого коллектива помещении и использовать там же).

В шоке от услышанного, едва не выронила большой диск с кусками острого мяса. Резко подурнело: неужели так и будет?! И Дарг за мной еще не пришел… На что мне еще надеяться?..

- Нет, - резко отреагировал Кирен. Я почувствовала, что он шевельнулся.

- И зря! Ты пока нашу связь не скрепишь окончательно, на потомство претендовать не сможешь. А ее можно пока испытать – первые дети часто слабые. Последующие – сильнее. Давай ее Метцу с Нуаром  дадим. Принесет им ребенка, и назад заберем. Там уже и нам можно будет ее использовать по назначению. А они ее с гарантированным результатом возьмут, сам знаешь - более крупной пары среди нас нет. Редкой самке удается  выжить, их сыновей родив. Зато уж если осилит, то сможем быть уверенны, что и нас обеспечит. Кирен ты же мечтаешь о нашем сыне? – и Гринод жестко схватил меня за предплечье, словно прямо сейчас намеревался волочь к этим гигантам.

Испугавшись до безумия заскулила, пытаясь вывернуться, хвост инстинктивно дернулся и хлопнул по бедру обидчика. Но метх ловко поймал его и, сдавив, сильно потянул. Стало нестерпимо больно. Все равно если бы пытались оторвать ногу. Охнув, не выдержала и закричала. Слезы полились из глаз.

Но внезапно боль отступила. И я осознала что вишу в воздухе – ноги пола не касаются!

- Не разрешаю! – бесстрастно рыкнул Кирен. Как оказалось две его руки удерживали Гринода, третья - меня, а четвертая… четвертая рука метха высвободила мой хвост из лап своей будущей пары. – Дейнари мое имущество, мне и решать когда ее использовать и кому.

- Ты слишком мягок с ней! – мгновенно взвился Гринод. – Я не одобряю ее присутствия. Она доросла до нужного возраста. Нельзя не связавшему себя узами постоянной связи метху держать рядом самку. Это нарушение!  

- Да почему ты вообще о ней думаешь? – вновь разъярился Кирен. Ему эту концентрацию еще совершенствовать и совершенствовать!

- Потому что ты думаешь о ней! – потряс меня ответом Гринод. – И это неправильно.

- Ты… ревнуешь? – внезапно словно понял мой хозяин.

- К ней?! Ты оскорбляешь меня! – взбешенно хлестнув меня ладонью по той части капюшона, под которой было скрыто лицо, гость выскочил из помещения, явно устремившись к выходу.

- Убирайся, - немного устало, слегка встряхнув меня в воздухе, приказал Кирен. И это был именно приказ – тон иного не предполагал. – И не показывайся мне на глаза, если хочешь жить. Если хоть раз придешь в ответ на чужой призыв – убью на месте. Запомни!

Сила, что я ощущала в его руках, мощь тела, находившегося рядом, заставляли задыхаться от ощущения давления. Всепоглощающего и неизбежного. Пусть я не видела выражения его лица, взгляда, но не сомневалась – там ненависть и прямая угроза! Не сомневалась – убьет в доли мгновения! Поэтому стоило ногам коснуться пола, стремительно бросилась убегать. Спасаясь.

Увы, на этот раз ситуации не дано было постепенно забыться. Прошло совсем немного времени как вернулся, явно накрутивший себя, Гринод. И…

- Дейнари!!! – дико заорал он, стоило Кирену впустить метха в помещение.

Услышав яростные и «многообещающие» интонации, даже не прикажи мне хозяин не откликаться, в ужасе забилась в самый неприметный угол.

- Она отныне повинуется лишь моим словам, - немного удивленный поведением своей будущей пары, спокойно пояснил мой хозяин.

- Это недопустимо! – бесился метх. – Все осуждают твою жалость. Это не правильно. Арианку необходимо отдать одной из признанных пар в команде. А ты… нам пора придать официальный статус нашим отношениям!

Повисло напряженное молчание. Я затаившись как крошечный зверек страшилась любого поворота . Поселись тут Гринод – житья совсем не будет, подними команда бунт и «лиши» Кирана полномочий – все опять же закончится для меня плохо. У метхов во всем правила сила. Хочешь быть главным – стань сильнейшим. Или сплоти вокруг себя многих… Сейчас сила была на стороне Гринода. И он очевидно намерен был использовать этот шанс. Возможно, он преувеличивает «неправильность» поведения Кирена. Ему мое присутствие в роли его рабыни – на руку!

- Она не дозрела, менее проблематично убить ее сразу, - осторожно и немного устало отозвался мой хозяин. – Мне не важно, что с ней станет, но так бездарно ее погубить… Не так много самок можно забирать в полеты. И о нас: решено же что дождемся обозначенного срока – по истечении еще двух лет и станем парой. Сейчас у меня другие цели. Тебе придется ждать или выбрать кого-то другого.

По мне так Кирен надеялся на последний вариант, Гринод был как-то слишком неподходящим ему по характеру партнером. Впрочем, кто знает этих метхов? Возможно, по этому принципу и строятся их пары?.. Мне же любая отсрочка их воссоединения, а значит воцарения противного метха на этой жилой территории корабля – во благо.

- Ты так тревожишься о самке? Ну, умрет, что с того? – упирался Гринод, еще больше распаляясь. Ссора явно назревала. – Отдай ее мне прямо сейчас и вся проблема разрешится.

- Нет, Дейнари – мое имущество, - вновь негромко напомнил свои недавние слова Кирен.

Но я не спешила испытывать облегчение, понимая, что вопрос не закрыт и этот злобный метх не отступит. Чего я ему сделала, чтобы заслужить такую ненависть?!

- Вот видишь! – с нотками торжества вскрикнул он. – Ты противоестественно мягок и заботлив с арианкой! Это очевидно всем уже! Поэтому… или ты ее отсюда выпускаешь, отдав команде, или… я вынужден буду собирать общий сбор и поставить вопрос о праве твоего лидерства. Никто не пожелает капитана-извращенца! Нас перестанут считать воинами после этого.

Повисла многозначительная пауза. Гринод выдвинул свой ультиматум. И даже я, еще мало разбираясь в их реалиях, чувствовала: эта трусливая тварь (а никем иным этот метх не был!) уже настроила всю команду против Кирена. Иначе он не был бы так смел… И сомнительно что капитан предпочтет попрание своих интересов моим…

- Дейнари! – в этот раз звал хозяин.

Неужели все?.. Сердце ухнуло вниз, хвост судорожно заметался.

Как не противилось все во мне этому, но пришлось выползти из своего закутка и отправиться к ссорящимся мужчинам. Но шла как на казнь.  Головы не поднимала, искоса бросив быстрый взгляд на меднокожих, отметила и удовлетворение на лице Гринода и сумрачную решительность в устрашающем взгляде Кирена.

- Идем! – с этими словами хозяин впервые за два с лишним года вытолкнул меня за дверь своей личной территории.

«Отдаст» - с отчаянием осознала я. Все было логично, но как же страшно…Время мук пришло.

Оба метха вышли следом. Толкнув меня в плечо, принудили двинуться в нужном им направлении. Так мы передвигались  какое-то время, которое я отчаянно старалась сдержать свой страх, а мужчины молчали. Довольство Гринода было почти осязаемым, а вот Кирен был сдержан. Даже скрытен – ни словом, ни звуком не выдавая намерений. Впрочем, ставить под угрозу свое благополучие ради презренной рабыни он однозначно не станет.

- Но зачем?.. – растерянный возглас Гринода еще не успел подарить мне надежду, но подсказал: что-то пошло в разрез с его планами.

- Это выход, - перебил Кирен. – Капсула кары. Заблокируем арианку в ней на максимальный срок наказания – на полтора года!

- Но… зачем? – визгливые нотки в выкрике метха подсказали мне, что такой вариант он не предвидел.

- Это позволит всем остаться при своем. Она дозреет до того состояния, когда станет полезна нам и сможет подарить сильных сыновей многим. А ко мне не будет претензий относительно ее нахождения в непосредственной близости. На полтора года она изолирована от всех и недоступна даже мне. Дверь автоматически раскроется лишь по истечении выбранного срока.

Меня, не церемонясь, толкнули в спину, вынудив влететь в темный зев невысокой капсульной двери. Едва я неловко упала на пол, как дверь позади захлопнулась, камеру осветило и механический голос возвестил: «Активация механизма закупорки завершена. Срок наказания – максимальный!».

Охнув, откинула капюшон и осмотрелась. Прямоугольное помещение, немногим больше моего роста в длину и ширину. Всего несколько квадратный метров. И здесь я, не имея возможности даже достаточно двигаться, проведу полтора года??!

 

Глава 4

Дейнари

В страхе осела на пол, не понимая что теперь делать. В голове был хаос из мыслей и чувств. Сердце отчаянно билось в груди, почему-то казалось что вот сейчас кто-то ворвется в эту «камеру» и… сделает что-то страшное. Осознать такие стремительные изменения не получалось. Уже второй раз в моей жизни все менялось кардинально. 
Обхватив голову руками, привалилась спиной к стене. Тело пульсировало болью – я была на пороге становления энергетического баланса испускаемого моим сознанием волнового излучения, и замыкаться сейчас в таком тесном окружении было чревато. Физическое ограничение давило на сознание. Пусть это было скорее материальным ощущением (стены не преграда для импульсов сознания), но оно влияло – подавляя и искажая реальность восприятия. 
На Цезарионе подросших до этапа становления своих сил детей отвозили к источнику жизни планеты, туда где не было границ для сознания, где перед каждым разворачивалась целая Вселенная. Это позволяло сформировать возможности их сознания полноценно.
Опять же я не понимала почему здесь? И к чему готовиться?.. Чего ждать дальше от метха?..
Сколько так просидела не представляю. Мне казалось что долгие часы… Но ничего не менялось! В какой-то момент, обессиленная страхом и пульсирующей в висках болью, обмякла на пол. А потом заснула. Так и не дождавшись ничего. Не поняв. 
Не знаю сколько проспала, но проснувшись не сразу сообразила – где я? Привстав с пола, на котором свернулась клубочком, обхватив себя руками и хвостом, в панике осмотрелась. Освещение было тем, что мне помнилось – не ярким и не тусклым, ровным. Крошечная кабинка, в противоположном конце которой имелись две ниши, в которых можно было едва вместиться. Одна была отведена для туалета и утилизации любых отходов, во второй наличествовал сток и возможность тонкой струйкой пустить воду из отверстия в потолке. 
Осмотрелась и по сторонам. Гладкие поверхности стен, пола, потолка, неприметные стыки, размывающие ощущение границ. Серые. Справа обнаружила крышку какой-то секции. Неуверенно потянувшись к ней, открыла. В специальное углубление в толще стены мгновенно упал прозрачный брикет. 
«Еда!» - мгновенно поняла я. И испытала облегчение, ощутив насколько голодна. В створе крышки обнаружила скатанную тонким валиком плотную ткань. Видимо подстилка?.. 
Покушав, расстелив на полу «матрасик», приготовилась ждать. Не может быть правдой, что меня здесь заточили на полтора года?.. Не может…
Спустя много дней, засыпая и просыпаясь, питаясь по острой потребности и пялясь в серую стену напротив, не зная что и думать, я наконец-то осознала: может! Просто никто не счел необходимым объяснить мне хоть что-то. Закинули сюда и забыли. Теперь я полностью зависела от исправности систем обеспечения корабля метхов – именно она, следуя какой-то системе, направляла мне еду и обеспечивала подачу воды. И вообще от самого факта существования корабля метхов… Случись с ним что-то, я обречена погибнуть в его нутре. И за это тоже надо благодарить капитана!
Впрочем, как знать. Возможно участь уготованная мне Гринодом была еще страшнее. Здесь же… по крайней мере никто не способен меня достать. Поначалу я больше всего боялась именно этого, настороженно ожидала металлического скрипа, возвещавшего об открывании двери. Впервые я оказалась отделена от всех остальных толстой стеной. И радовалась этому, отчаянно надеясь что чувство безопасности не иллюзия…
Но потом я поверила в него – дверь оставалась неподвижной. Страх начал понемногу спадать, сменяясь… непониманием. Меня сокрушило чувством растерянности, я никогда не оставалась одна так надолго. И тем более в месте, что едва ли не физически давило на меня, мучало, вызывало ненависть… заключение давалось мне с трудом, хотя, будь у меня выбор, тоже предпочла бы его.
Эти стены… мне казалось, я знаю их идеально, выучила и рассмотрела до малейшего пятнышка, каждый сантиметр, любой блик, каждую вмятинку. Спустя время я видела только их, что закрыв глаза, что открыв… И во сне и наяву! Взгляд словно заволокло серой пеленой. Я перестала даже пытаться считать дни, отмеряя время. Я смирилась с существованием полуживотного – действуя скорее по воле инстинктов, вынуждавших питаться, мыться, спать… Стала почти механически совершать любые движения, заведя для себя «алгоритм жизни» - особую последовательность действий, что отмеряли мой «день». Стоило мне их завершить, как я падала на тюфячок и старалась заснуть – наступала моя ночь.
Наверное, я выспалась на целую вечность за эти полтора года… 
Наверняка, я несколько раз прожила в своих воспоминаниях предыдущую жизнь за этот срок… 
Неужели, я свыклась и перестала ждать…
Брат так и не пришел за мной. И силы мои не сбалансировались. Я забыла все, даже страх перед метхами, верпанами… Просто стало безразлично, казалось, что это серое пространство – вся моя жизни, и она будет длиться вечно!..
Я засыпала и просыпалась сотни раз, давно перестав возвращаться мыслями к Кирану, размышлять о том поступил он мне во благо или во вред. Это перестало быть важным… когда-то.
И я не ждала никого… снаружи. Мой мир сузился до этого серого кубика. Силы замкнулись где-то глубоко в сознании, не выдержав давления одиночества и страха. Страха утратить и это…
Скрип, мгновенно всколыхнувший в памяти, казалось навеки забытые звуки, раздался, когда я спала. И стоило мне осознать их смысл, как всегда неизменный свет потух… 
«Срок наказания истек» - неживой механический голос, прозвучавший в темноте, стал первой фразой, услышанной мною за долгое время. В растерянности, потерявшись во внезапной и такой уже непривычной темноте, резко села. Хвост напряженно подрагивал на полу, готовый… Не знаю, возможно я инстинктивно готовилась отразить угрозу. Так отвыкла за время, проведенное в «заключении» от всего. 
«Как быть сейчас?» - мелькнула нервная мысль. И забыла уже как прятаться метха, избегать всего. Да и Кирен ли пришел за мной?
Он… Осознала это немного заторможено, когда скрипящая дверь полностью отворилась, обдав меня, сжавшуюся на полу, ярким потоком света. С перепугу зажмурилась. Четырехрукая фигура хозяина темным резким силуэтом отражалась в проеме шлюзовой двери. Но выражение лица было скрыто тенью. Меня же ему было отлично видно.
Вдруг осознав это, опомнилась!
«Капюшон!» - подумала и рывком дернулась натягивать его. 
Спала я всегда в балахоне, лишь изредка, просушивая его после стирки, заворачивалась в ткань, служившую мне постелью. За время проведенное мною в одиночестве изредка вместе с едой в специальный отсек в стене помещения вываливались и крошечные рулоны с одеждой. Так сейчас на мне было третье по счету метхское женское одеяние. Но капюшон… Отвыкнув от чьего-либо общества, я перестала одевать его. Не подумала о нем и сейчас!
Как выгляжу совершенно не представляла. И очень тревожила перспектива сразу вызвать раздражение Кирена. Он был непредсказуем. И, как я знала уже по собственному опыту, способен поступить со мной как угодно страшно. Почти не дыша замерла на месте, ожидая грозного рычащего приказа.
- Вставай! – фразу метх… прошептал.
Я едва разобрала смысл. Поэтому испуганно подскочила – не хватало вызвать недовольство собственной нерасторопностью. Хвост незаметно прижался к ноге, выдавая мой страх.
- Иди за мной, - опять шепот!
Опасливо шагнув наружу, посеменила за хозяином. Куда ведет?.. К себе или… к другим?..
Но даже со скрытым капюшоном обзором быстро поняла – на корабле период суточного сна. Вероятно поэтому, никого не встретив, мы к моему облегчению достигли входа на личную территорию капитана. Внутри… а я настороженно замерла на месте, едва дверь за спиной закрылась, отрезая меня от остальной команды, ничего не изменилось. 
Кирен, более не обращая на меня внимания, прошел вперед. И не оглядываясь, сурово уже в таком памятном мне тембре припечатал приказом!
- Сейчас ты умрешь! - съежившись, я приготовилась получить смертоносную рану. Мечами? Возможно, он просто отсечет мне голову за то что посмела предстать перед ним без капюшона?.. Или в чем еще моя вина? – Исчезни. Как хочешь скрывайся, но чтобы ничто не напоминало о твоем существовании. Никому! Даже мне! Если где-то тебя замечу, вспомню о тебе – твоя смерть станет реальностью! 
И ушел в направлении купальни. Я, действуя едва ли не на автомате, метнулась к памятной «норе», своему давнему укрытию. Тело трясло от паники. Как осуществить приказ? Как?! Я уже и так была неприметной тенью столько времени, а теперь и того больше – мне приказали жить здесь, но так чтобы для всех не существовать вовсе? Даже для него… Но как это возможно?!
Руками обхватив себя за плечи, пыталась сдержать дрожь, боясь что даже она выдаст факт моего присутствия. И тогда все…
Трое космических суток провела практически не шевелясь, дыша тихо-тихо, прислушиваясь ко всему. За время в «камере» привыкла подолгу сидеть неподвижно. За это время несколько раз слышала Гринода, чье появление каждый раз пугало до смерти. Вот уж кто с удовольствием вскроет факт моего присутствия и напомнит о нем Кирену!
Но сейчас решилась вылезти – чувство голода и прочие потребности притупили страх и гнали наружу. А капитан ушел довольно давно. Это позволяло мне надеяться, что он не вернется прямо сейчас . Но и опасаться обратного: что я теряю время напрасно!..
Не издав не звука, затаив дыхание выбралась из своего укрытия. Голова кружилась от голода, волнения и усталости. 
«Смогу ли я теперь добывать себе пищу?..» - опасения были не напрасными. Раньше мне перепадало еды от Кирена. Но сейчас? Найду ли я хотя бы объедки?.. К неописуемой радости, совсем нехарактерно для принципиально аккуратного хозяина обнаружила в его спальне еду! С трудом сдерживаясь от того чтобы начать запихивать ее в рот – а это грозило мне вероятностью быть застигнутой им на месте, набрала себе пищи. Причем, панически опасаясь выдать факт своего присутствия, не решилась коснуться не вскрытых брикетов с метхской пищей. Довольствовалась тем, что стараясь чтобы это не было заметно со стороны, поотщипывала понемногу от всего вскрытого. С небольшим запасом… И воды для себя набрала про запас. Кто знает сколько времени я проведу, прячась, до следующей вылазки?..
Едва с колоссальным ощущением облегчения вернулась в свое убежище и принялась за еду, как корабль ощутимо встряхнуло. Раздались характерные хлопки и гул: корабль был атакован!

Напряженно вслушиваясь в ощущаемую вибрацию стен корабля, вспомнила день гибели родителей. Тогда все начиналось так же… Неужели опять жуткий плен, муки… И погибнет ли Кирен? А значит, я сразу утрачу даже эту его мизерную поддержку. Бой ведь уже идет. Возможно и он, и прочие метхи уже обездвижены, а раса жуков как раз расползается по их кораблю, утаскивая к себе безвольных жертв. 
Еды уже не хотелось: стало страшно. Это верпаны! Неожиданно поняла что… чувствую их. Такого со мной ранее не было. Но сейчас, словно, мысленно ощущала присутствие монстров. Их было пятеро. Всего пятеро! Но справятся ли метхи?.. Я толком не знала насколько они подвержены воздействию этой расы жуков. А вот моя увеличившаяся способность воспринимать окружающее волновым полем позволяла их чувствовать.
И не только!
На волне подспудного отторжения осознала что могу «отталкивать» их, мешая приближаться. И даже больше – заставить замереть на месте неподвижно. Ликуя в душе, полностью сосредоточилась на этом ощущении «удержания». Надеясь, что метхи не растеряются и используют свой шанс. Всего пятеро верпанов!
Отдав все силы, продержалась сколько смогла. И когда устало осела, прислонившись к стене, осознала что все стихло – бой прекратился! И верпанов я больше не чувствовала… Их уничтожили?! Я надеялась…
Прошло еще с полчаса, когда я услышала как двери на жилую территорию капитана раскрылись.
- Необходимо решать кто заменит Кирена! – Гринод!
Метх был возбужден и, судя по тону, сильно нервничал. Его раздражающе высокий голос сегодня показался мне особенно неприятным. Затаив дыхание, сжавшись в своей норе, ловила малейший звук, надеясь прояснить для себя ситуацию. Неужели страхи о гибели хозяина оправдались?..
- Как только он покинет нас совсем, определим сильнейшего, - возразил ему кто-то.
Я услышала как что-то грузноеи большое не очень деликатно положили на пол в спальне. Тело Кирена?
- Но я должен знать заранее! – не унимался Гринод. - Капитан этого корабля предназначен мне в пару! А что если выберут того, кто уже в паре. Мне совсем не хочется становиться вторым избранником. Предпочтительнее стать единственным, кто разделит внимание и жизнь капитана. Я предлагаю остановить выбор на Лорге. Он достойнейший!
- Кирен еще дышит. Если Лорге выиграет поединки, он станет капитаном. Уходим. Дадим Кирену сутки. Этого времени достаточно чтобы стало понятно: мы найдем его либо мертвым, либо он очнется.
И метхи, шумно топая, вышли. Недовольное брюзжание Гринода было последним, что донеслось до меня из-за закрывающейся двери.
«Хозяин ранен!» - осознала я очевидное. И если он умрет… такие как Гринод получат надо мной абсолютную власть. Тем более что я уже достигла репродуктивного возраста. Первым порывом стало намерение скорее метнуться к Кирену. Ему нужна помощь, уход! У этих четырехруких варваров не была принята хоть какая-то лечебная помощь. По их представлениям организм должен или победить сам и выдержать болезнь или последствия ранения, восстановившись, или… не победить. Поэтому раненых всегда оставляли в одиночестве. Чтобы те могли вволю "определиться" с выбором. Вот как Кирен сейчас…
Но!
Он мне запретил попадаться ему на глаза, хоть как-то напоминать о себе. Как же быть?.. Если помогу – потом мне же хуже будет. Если не помогу – тоже ждать хорошего не приходится. 
Выбор невелик, но сердце не позволит бросить метха без помощи. Он, пусть и не намеренно, но тоже в чем-то действовал мне во благо. Пусть и своеобразно и грубо… Да и арианцы мыслили иначе в отчие от этих варваров. Не брошу! 
Крадучись выбралась из своего укрытия и, напряженно прислушиваясь, направилась к спальне Кирена. Да… Он реально был при смерти. Чтобы понято это достаточно было одного взгляда: жизнь метха отсчитывала последние часы, если не минуты… Тело меднокожего гиганта было окровавлено, грудь и живот разворочаны – явное следствие прямого удара когтистой лапы верпана, одна нога странно искривлена в двух местах, а плечо ближайшей ко мне руки оплавлено лазером по самый локоть. Запах «горелой» плоти витал вокруг, как и смрад кровавой слизи, пропитавшей одежду. 
Опасалась его гнева я напрасно. Он не способен был сейчас заметить хоть что-то рядом с собой. И осознать.
Опомнившись, рухнула на колени рядом с мужским телом, осторожно стягивая с него грязную одежду, освобождая раны. Попытаюсь помочь, хотя получится ли? Опыта в подобном не было, но способности моей расы в силу возраста развились достаточно. Я должна хотя бы смыть запекшуюся кровь, соединить разделенные ткани и попытаться собственным воздействием стимулировать регенерацию. Вот только выдержит ли метх? Избавить его от инфекции я была не способна. Для этого необходимо было специальное арианское волновое лечебное воздействие. Использовать его возможности не было. Поэтому…
"... делаю что могу!"
Сколько провозилась – не представляю. Спина занемела от неудобной скрюченной позы, руки устали носить емкости с грязной водой в купальню. Но, потратив почти всю ночь, я смогла «собрать» тело Кирена в то состояние в котором готова была повлиять на процесс сращивания тканей. 
Сначала кости… Испарина покрыла лоб, пока я мучительно и натужно сосредотачивалась на импульсах, стимулирующих жизненные процессы, ускоряющих их. Зажмурившись, долго просидела с этим. В какой-то момент, усталым жестом смахивая испарину со лба, откинула назад капюшон – он мешал обзору.
Потом мягкие ткани. В первую очередь живот и грудь. Перенапряглась я ужасно. Единственное что поддерживало моральный дух и надежду – это словно притягивающиеся друг к другу соединенные мною части тела метха и… его отрывистое дыхание. 
Неожиданно, когда я уже туго спеленывала эластичной тканью мужское тело собственное плечо опалило болью. С трудом сдержавшись от крика (а быть обнаруженной мне совсем не хотелось!) подняла взгляд к лицу метха. И… это одна из его рук стиснула мое плечо, удерживая на месте. А глаза Кирена были приоткрыты, и немного мутным от боли взглядом он впился в мое лицо!
Все…
В ужасе всем телом дернувшись в сторону, попыталась высвободить плечо. Но даже будучи раненым хватка Кирена превосходила мои возможности. Его пальцы сжались, заставив меня зашипеть от боли. 
- Ты меня уничтожишь… - я едва разобрала смысл в его хрипе и тут же судорожно затрясла головой. Он решил что я его добить пробралась? Или я не верно расслышала и убить он обещает меня? Как только поправится. Если поправится…
Волосы, практично собранные на затылке, от интенсивности движений рассыпались по плечам. На миг мне показалось что взгляд метха скользнул туда же. Но тут же серый немного плывущий взор вновь вернулся к моему лицу.
- Помоги… прошу, - эта его фраза прозвучала отчетливее, и смысл ее я уловила однозначно. Но поверить ему?..
Давление на мое плечо вновь усилилось и подтолкнуло меня снова кивнуть:
- Конечно…
Практически тут же метх обмяк и обессиленно прикрыл глаза. Уже не зная достоверно - находится он в сознании или нет, я трясущимися руками закончила перевязку и отстранилась. Спешно собрав все ошметки грязной одежды, вскочила на ноги и понеслась прятаться. И только отдышавшись в своем убежище поняла: для метхов и особенно Гринода факт моего тут пребывания станет очевиден!

Отчаянные размышления на тему – что предпринять, ничего не дали. Я больше нервничала, не зная точного времени появления других метхов. И этот страх заслонял для меня все. Но неожиданно слуха коснулся странный звук. Скрип? Стон? Скобление? Настороженно прижавшись к стене своего укрытия, вся обратилась в слух.
«Кирен!» - поняла что странное поскрипывание издавал он. И тут же меня осенило. – «Ползет?..»
Первым порывом было броситься на помощь. Но быстро осознала: раз может перемещаться – мог бы и позвать, если бы была необходимость. А я и так попалась ему при нарушении его же приказа. Поэтому затаилась возле выхода из своего убежища, подслушивая. 
Полз он долго, хотя я в принципе не представляла как он в своем состоянии может это делать. Но сломанная в двух местах нога позволяла ему опираться лишь на руки. А возможно он просто не мог встать?.. 
Добравшись до входной двери на свою территорию метх, цепляясь за выступы в стене, принялся подниматься. Я рискнула выглянуть и увидела все своими глазами. Он, пошатываясь от слабости, стоял спиной ко мне, что-то меняя в настройке работы двери. И он был голым! В смысле на нем не было ни единой из тканей, которыми я перевязывала его. Что он делает?.. Возможно это поведение – следствие начавшейся горячки? 
Но даже моего мимолетного взгляда хватило чтобы понять – метх был полностью сконцентрирован на том, что делал. Мышцы спины выдавали колоссальное напряжение, шея и вовсе распухла. Со стороны казалось, что даже держать голову прямо для него непосильная сложность. А дышал он при этом тяжело и словно натужно.
Дверь заняла Кирена ненадолго. Справившись, он, судя по звукам, тяжело осел на пол. И вовремя! Едва я выдохнула с облегчением, поймав себя на том что не дышу, как установившуюся тишину разорвал резкий звук. Сигнал от двери! Метхи пришли проверить капитана. Кирен как будто чувствовал их приближение…
- Я пока не готов принять кого-то, - голос хозяина хоть и был тих, звучал отчетливо. Видимо он общался с командой дистанционно.
- Кирен! – вопль издал Гринод. И в нем было изумление, если не сказать больше – негодование. – Ты… пришел в себя?
- Да. Не пришло еще время выбирать мне замену.
- Мы рады знать это, капитан! – кажется, кроме Гринода снаружи были те, кто действительно испытал облегчение от этой новости. 
- Впусти же нас! – напомнил о себе последний.
- Моя честь воина пострадает, если вы увидите меня в том жалком состоянии, что я нахожусь сейчас. Мне необходимо время восстановиться. Двигаемся запланированным курсом – домой. Не беспокойте меня несколько дней пустяками.
- Кирен, но это, несомненно, не касается меня, - снова этот ненавистный голос. – Я должен быть рядом в это трудное время. Тебе будет легче от моего присутствия. Ты будешь не одинок, мой воин!
Не знаю как метхов, но меня перекосило. Это трудно объяснить (помимо его очевидной жестокости в отношении меня!) и недостойно арианки, но я его… ненавидела. Вероятно, поэтому во всех его словах мне виделся какой-то подтекст. И отчаянно не хотелось чтобы он сейчас находился по эту сторону дверей. В его присутствии я буду лишена возможности помогать раненому.
- Мое состояние недостойно воина! Я все сказал, – и в этот раз голос Кирена прозвучал резче. 
Сразу за его ответом последовал звук, возвестивший о разрыве сигнала, и до меня донесся шум упавшего тела и мучительный стон. Но даже теперь выскочить из своей норы я не решилась. Хотя метхов внутрь Кирен так и не пустил!
- Дейнари… - наверное, ждала его слабого шепота.
Однако, прежде чем вынырнуть наружу не забыла почти уже автоматическим движением поглубже надвинуть на лицо капюшон. Волосы я еще раньше – пока металась в поисках решения, расчесала пальцами и заплела в косу. 
Кирен действительно рухнул возле входа. И это не удивительно… Не представляю зачем, но он избавился от всех тканей, что я использовала для фиксации регенерирующих ран и костей, и да – он ползком преодолел расстояние от своей спальни до двери. Кровавая дорожка на полу не оставляла в этом сомнений. И естественно он страшным образом разбередил все полузалеченные мною повреждения! А сейчас, исчерпав непонятно где взявшиеся крохи сил, потеряв много крови на фоне огромной кровопотери накануне он, естественно, полностью обессилил.
Я едва доставала метху до верхней пары рук. Это если бы мы стояли рядом. И шансов дотащить этого гиганта назад у меня не было никаких… Мысленно вздохнув, понеслась за водой и свежей тканью. Придется помогать там, где он лежит.
Последующие несколько часов я вновь стягивала разошедшиеся края ран, смывала кровь, усиливала регенерацию тканей и бинтовала тело меднокожего. Он за все это время не издал ни звука, хотя по довольно ровному дыханию я понимала что он в сознании. И ему наверняка больно… Приказав себе не думать об этом (а он сам стянул мою первую перевязь и пополз сюда!), переключилась на уборку пола. Предстояло не только затереть уже подсохшую кровь, но и утилизировать предыдущие окровавленные ткани. Именно за этим занятием меня и застиг его шепот:
- Не смог бы объяснить перевязку… - и метх натужно засипел.
Я изумленная самим фактом того что он решил мне что-то сказать или пояснить, замерла на месте. Но не оглянулась на все так и лежащего у входной двери мужчину. Как бы не посчитал мое любопытство… чрезмерным.
- … если бы они пришли раньше, чем я изменил сигнал на двери, - голос звучал едва разборчиво. 
Я все так же оторопело сидела на месте. Он хочет сказать что почти свел на нет все сделанное мной накануне и опять едва себя не уничтожил ради того чтобы метхи и его злобная пара не разузнали обо мне?.. (Вероятность инфекционного заражения после его «путешествия ползком» возросла). В это мне было сложно поверить…
- Я думаю, это ты задержала верпанов, - спустя еще одну долгую паузу собрался на еще один ответ Кирен. – И я сейчас отплатил тебе за спасение моей команды и корабля. 
Ох! Спас меня от Гринода поскольку этого требовал их кодекс воинов! В это я могла поверить. И с облегчением принялась дальше оттирать его кровь с пола. Надеюсь больше он вставать или перемещаться не будет. Даже его сверх мощных сил не хватит на такие рывки. На самом деле все худшее еще впереди. 
Температура его тела повысилась довольно скоро. Чувствуя «огонь» на подсознательном уровне, а для арианцев он был сродни жизненно необходимой землянам влаге, осознала изменения в состоянии метха, находясь в купальне. Ощущая себя грязной, понадеявшись на сон-забытье хозяина, я проскользнула сюда, намереваясь спешно вымыться и переодеться. Тут и поняла что у Кирена началась самая опасная стадия заживления тканей. И что он бредит!
- Отруби… - вновь и вновь бормотал он, мечась из стороны в сторону. – Отруби… отруби!..
Спешно домывшись, натянув одежду с неизменным капюшоном, набрала воды в уже используемую емкость и поспешила к метху. Буду обтирать его тело, стараясь унять жар этого невидимого сражения за жизнь. 
И потянулись долгие часы беспокойного ожидания, наполненные нескончаемым боем с жаром, снедающим меднокожего. Он же или стонал в беспамятстве или бился как безумный, словно пытаясь поймать кого-то руками. Я с огромным трудом уворачивалась от такого количества стремительных конечностей. Но попасться ему «в лапы» было страшно. Почему-то я не сомневалась, что метх сейчас видит перед собой злейшего врага! То с какой яростью и мукой он кричал:
- Отруби! Отруби их! Отруби сейчас. Пока не поздно, пока не погубили… - то, как при этом его бессознательно распахнутые глаза наполнялись гневом и стыдом, меня ужасало.
В такие мгновения приступов ярости я даже отползала в сторону от раненого, отчаянно боясь что он, приняв меня за причину своего необъяснимого страха, успеет схватить. И тогда… как минимум разорвет на части!
Длилось это долго. Я, пользуясь периодами затишья, охлаждала его тело, укрывая пропитанными влагой покровами и обдувая его из самодельного опахала. Он - каждый раз вновь пытаясь схватить меня и грозя оружием…
Но пришло время, когда, как показалось мне, случился перелом. Температура тела Кирена перестала держаться на таком высоком уровне, а сам он измученный своей необъяснимой борьбой, затих надолго. Заснул. Едва не валясь с ног от усталости, решила в последний раз сменить укрывающую его ткань на более влажную, когда рот метха приоткрылся, и он отчетливо произнес:
- Меч! Мне нужен мой меч! Дай его…
Растерявшись, скосила глаза на лицо хозяина: он под страхом смерти не позволил бы мне прикоснуться к их специфичному национальному оружию. К его личному оружию! 
- Приказываю! – вопреки слабости его голос звучал яростно. Я неуверенно качнувшись на месте поднялась и побрела в спальню хозяина. Туда, где в неизменной нише находились его странные мечи. Ухватив один за ручку, осторожно потянула на себя.
«Тяжеленный» - я едва не обрушила его на пол. 
А Кирен тренировался с четырьмя сразу… Дотащив оружие до метха, осторожно положила возле одной из его здоровых рук. Глаза меднокожего были открыты – он ждал моего возвращения. И его рука тут же сжалась на рукоятке. Меч, мгновенно словно ожив и превратившись в пушинку, изящно мелькнул в ладони мужчины. Он одним взмахом расчертил им пространство рядом, заставив меня испуганно отшатнуться. И откуда силы?
- Сними капюшон!

 

Глава 5

Дейнари

Приказ шокировал. Такого поворота я не ожидала. Такой… неблагодарности и представить себе не могла. Конечно, на смену отношения к себе со стороны метха коренным образом не рассчитывала. Но насколько же надо быть бесчувственным, чтобы не оценить моих усилий.

Испуганно отпрыгнув от раненого, прижалась к стене. Настал час расплаты? Убьет меня? Он наверняка помнит о том, что я изначально нарушила его запрет. Вмешалась в ситуацию… Напомнив ему о собственном присутствии. А свой долг он теперь полагает оплаченным.

В душе я отчаянно не хотела умирать, звала брата, своих. Но вряд ли мне сейчас это могло помочь.

- Я приказал тебе снять капюшон! И подойти ближе! – Кирен явно злился, растрачивая остатки сил.

Ноги задрожали, отказываясь мне подчиняться, хвост испуганно заметался из стороны в сторону, выныривая из-под балахона и привлекая внимание метха к моим босым ногам. Это совсем не улучшило его настроения. Метнув вполне осознанный взгляд на мои ступни, мужчина помрачнел и вновь зарычал.

- Ты смеешь мне не подчиняться?

В его тоне я отчетливо распознала злость. Метх был в ярости. Не представляя на что он способен в таком состоянии, вынудила себя сделать несколько крошечных шагов, преодолевая расстояние между нами. Стоило мне неловко склониться к мужчине, как он неожиданно резко перехватил мою руку.  Сильно сжав ее, дернул вниз. Я мгновенно рухнула колени рядом с ним. Меч угрожающе завис над моей головой.

Прежде чем я собралась с духом и откинула с головы капюшон, одна из четырех рук метха уже рванула его назад, открывая Кирену мое наверняка до крайности перепуганное лицо. И тут же еще одна его здоровая рука, ухватив меня за изрядно растрепавшуюся белоснежную косу, удержала на месте. Намотав волосы на ладонь, Кирен вынудил меня поднять голову вверх, оторвав взгляд от своих трясущихся от ужаса рук.

Встретив его взгляд я забыла как дышать. Невозможно и вообразить что сверкало в серых глазах метха. Смесь из гнева, бессилия и… голода. Последнее напугала особенно, вынудив шире распахнуть глаза. Кирен как завороженный уставился на мою косу, не замечая, что причиняет мне боль, оттягивая волосы на себя. Я же отчаянно старалась выдержать максимально возможную в данных обстоятельствах дистанцию и упиралась всеми силами, противостоя его усилиям.

Как меч взмыл вверх, послушный руке владельца, я не уследила.

Чирк! Стремительный росчерк металла и… я едва не кубарем отлетела назад. Словно лопнула натянутая до предела струна, резко разомкнув нашу связь. Коса осталась в руках метха.

В шоке, до конца не осознавая случившегося, схватилась за голову, ощупывая ее, «вслушиваясь» в ощущение непривычной легкости. Мои волосы! Знак моего рода. Моя гордость… Я давно не думала о них, не заботилась как когда-то, но возможности лишиться их - не предполагала. Конечно, волосы предпочтительнее чем голова, но… зачем?

Обретя равновесие и признав очевидное – Кирен отрубил мою косу, перевела взгляд на метха. Он, словно тоже с трудом осознавая собственный маневр, всматривался в переплетенные прядки, что сжимали его пальцы. Почувствовав мой взгляд, поднял глаза на меня.

- Они… отвлекали. Пока ты лечила – часто выскальзывали из-под капюшона. Это невыносимо… - забывшись на миг, забормотал меднокожий. Но тут же, резко мотнув головой, рявкнул. – Не смей смотреть на меня, проклятая! Скройся с глаз моих.

Судорожным рывком, я дернула капюшон вверх, вновь скрываясь от мужского взгляда и спешно, едва ли не на четвереньках, устремилась вон из спальни. Но какое-то чувство тяжелым камнем осело в душе. Обида? Боль? Отчаяние?.. Снова меня гнали, не признавая моего общества, не считая разумной. И это заставило прошептать вслух, впервые огрызнувшись:

- Он отомстит. Дарг придет за мной. Обязательно!

Уже скрывшись в своей норе, услышала рев метха.

- Никогда! Никто не заберет тебя. Не жди. Ты мое имущество. И им останешься на всю жизнь!

Сжавшись возле дальней стены, заткнула уши руками, не желая слышать эту жуткую правду. Ладони непривычно касались коротких неровных прядок. Мои волосы остались у Кирена. Из глаз потекли слезы, оплакивая мою очередную потерю. Мои волосы… моя гордость…

«Где же Дарг? Почему так долго не приходит за мной?» - верила ли я еще в избавление? Не знаю, но надежда еще жила…

Уход за Киреном измотал и обессилил меня. А возможно я была слишком потрясена его поступком, а собственные силы вычерпала до самого дна, помогая ему выжить. Чем сильнее я плакала, переживая свой позор, тем хуже чувствовала себя. В итоге, сжавшись комочком на полу в дальней части своего укрытия, когда то служившего узким отсеком на уровне пола для каких-то вещей, ощутила жар.

Не такой, что истязал тело моего хозяина. Но не менее мучительный. Удушающий, обволакивающий, словно разрывающий изнутри. Кажется, я тоже заболела. В арианской версии процесса не страдало тело, а мучилась в агонии изначальная энергия, составлявшая суть наших душ. Будь я дома, все решилось бы легко – прогулкой к ариан. Но здесь…

Не представляя, чем могу облегчить свое состояние, отчаянно дрожа от ощущений боли, глухо скулила в темноте своей норы. Я росла здоровым ребенком, никогда себя настолько не истощала и раньше не болела.

Нащупав на груди, ХХХ, что я в шутку забрала у брата накануне того злополучного полета, где погибли родители, сжала его, хоть так силясь ощутить тепло родной планеты, семьи и силы. В забытье, звала Дарга, мысленно молила о помощи. В разрозненных воспоминаниях мелькал и нежно любимый друг детства.

Словно лишившись рассудка, я перенеслась в прошлое. Гуляла по Цезариону, бегала по … (добавить детские воспоминания)

Состояние мое было очень тяжелым, и сколько времени я провела в забытье – не представляла. Боль казалась бесконечной, создавая у меня ощущение целой вечности бесконечных мучений. И как не одолевала жажда, мне даже некому было дать напиться. О Кирене я не думала, вообще мало что осознавала в это время, погрузившись в странный транс.

Очнулась совершенно мокрой и слабой. Жажда была мучительной, но единственное движение, на которое меня хватило – открыть глаза. Что заставило очнуться?

- Дейнари! – требовательный негромкий вскрик достиг моих ушей. Кирен!

Призыв хозяина… Но сейчас я не в состоянии была отреагировать. Пусть и была обязана. В отчаянной попытке дернулась к выходу из своей норы, но все что получилось – лишь слабое шевеление хвостом.

- Дейнари! – мне казалось, что голос прозвучал ближе. Но об ответе я не могла и мечтать. 

- Ты жива, арианка? – этот вопрос донесся отчетливо, кажется Кирен стоял возле входа в мое убежище. Впрочем, забраться в него он бы не смог – не влез. Слишком узким был лаз отсека.

Отчаянно пытаясь ответить, я смогла лишь разомкнуть потрескавшиеся губы. Сил не было вообще, лишь ощущение угасания. Тело, которое долго мучили и обделяли, достигло предела возможностей. И сейчас мне совсем не хотелось за него бороться. Смерть стала желанным облегчением. Просто усну… навечно.

Тяжелые веки опустились, скрывая глаза, окутывающая темнота сама по себе напоминала небытие. Моя душа вернется на Цезарион.

Хотя бы так…

Окружающий мир воспринимался сквозь пелену безразличия, я не способна была бы сейчас отреагировать даже на угрозу физической опасности. И тем более отстраненно отметила жуткий скрежет и шум. Было ощущение, что вокруг все рушится, но мне было безразлично. Меня ждал покой и тишина ариан.

- Дейнари? – кажется, меня ухватили за плечи и потянули куда-то. Безразлично. Силы закончились совсем. И с ними жизнь.

***

«Вода…» - первое, что ощутила я. Она лилась прямо на лицо.

Инстинктивно испугавшись, попыталась отвернуться. Но… Тело подчинялась плохо, а голову и вовсе что-то удерживало в одном положении.

- Приоткрой рот, - кто говорил, я не разобрала, но распознала в тоне… страх?

И мне отчаянно хотелось последовать этому совету. Не получалось – тело не слушалось, словно омертвев и став чужим. Слабость была абсолютной, словно разъединив мой дух и физическое воплощение. Но пить хотелось нестерпимо… Я чувствовала как влага барабанит по поверхности губ, просясь внутрь. И сама желала такого исхода.

И тут… прикосновение. Чьи-то пальцы коснулись нижней губы, слегка оттягивая ее вниз. И вожделенная жидкость по капле начала проникать в иссушенное горло. Больше я ни о чем не способна была думать, лишь сосредоточилась на этом ощущении… спасения? Напиться хотелось отчаянно, но сил на полноценные большие глотки не было. Приходилось довольствоваться лишь этим неспешным ручейком воды.

Но какое же облегчение приносила эта влага…

Бессильно обмякнув, не осознавая ничего вокруг, вслушивалась в собственное состояние. Пусть до нормы было еще далеко, но я начала оживать. Казалось, кровь и энергия вновь заструились по телу, возвращая ему чувствительность и тепло.

И боль…

Отчего-то мне было больно, тело пылало, словно опаленной коже было нестерпимо прикосновение воды. Что-то давило, стягивая и мешая дышать…

- Задыхаюсь… - сипло, с трудом подчинив намерению потрескавшиеся губы, вытолкнула из себя мольбу, одновременно судорожно дергая рукой в тщетной попытке ухватиться за грудь. Хотелось свободы, избавиться от всего связывающего, начать дышать!

Спасение пришло с неожиданной стороны: спеленавший меня ставший влажным балахон с треском разорвали на груди. На один невыразимо долгий миг я ощутила невероятное облегчение, смогла глубоко вздохнуть полной грудью, слегка повернуть голову, подставляя губы под основной поток воды.

Но лишь на миг…

В следующее мгновение пришла боль и одновременно осознание и шок! Вода была ледяной. Именно ее колючие острые иглы жалили тело, даже сквозь давно намокшую и вплотную облепившую тело ткань, оставляя ожоги боли. От потрясения попыталась инстинктивно дернуться, отклоняясь от потока, и открыла глаза.

Прямо надо мной на расстоянии длины моей ладони замерло лицо метха. Устрашающее, изуродованное шрамами и жутким выражением глаз лицо. Широко распахнутые глаза меднокожего со странным выражением испуга уставились на меня. 

- Дейнари? – как-то неуверенно спросил он.

Но я могла думать лишь о том, что с каждой секундой коченею все сильнее, хвост под влиянием стрессовых обстоятельств судорожно замолотил по полу купальни (а больше негде было взяться потоку воды!).

- Лед-д-яная-я-я, - силясь откатиться в сторону, застонала я.

- Вода? – Кирен непонимающе нахмурился, а потом, явно сообразив, в чем причина моей суматохи, куда-то потянулся.

Вода исчезла. Испытав невыразимое облегчение, я обессиленно обмякла. И поняла, что лежу на коленях хозяина, и две пары его рук удерживают меня на месте, не позволяя отклониться.

И холодно было все так же. Теперь вода не обдавала меня ледяным водопадом, но она окутала меня холодным коконом влажной одежды.  Зубы застучали, меня затрясло от озноба. И это вопреки абсолютному бессилию.

- Холодно? – на сей раз в вопросе метха было неверие.

Конечно! У воинов было принято использовать лишь ледяную воду для омовения. Но я была арианкой и выросла в огненно-жарком климате Цезариона. Купание в воде само по себе было вынужденной мерой, но в ледяной воде…

Смогла лишь судорожно дернуть подбородком, подтверждая его мысль. И тут же одна из рук мужчины потянулась вверх. И вода вернулась, но, к счастью, очень теплая.

Какое-то время я, зажмурившись, лежала без движения, просто вслушиваясь в то как начинает отогреваться тело. Невообразимо приятное ощущение: краткий миг боли и… медленная волна расслабленности пробегает по мышцам. Полностью сосредоточившись на этом – столь редком в моей нынешней жизни – приятном ощущении, сонно обмякла.

Я определенно пришла в себя. И нечаянный контрастный душ сыграл в этом не последнюю роль. Что за пограничное состояние владело мною в последние дни? Я смутно помнила как вынесла его. Лишь череда бессвязных эпизодов, образов и пугающих кошмаров припоминались мне.

Волосы… Кирен же отсек их. И его ранения… Судя по всему он справился?..

И помог мне: как получилось что мы вдвоем в купальне? И я ощущаю себя… обновленной?! Как-то особенно ярко воспринимая тактильные ощущения. Тепло окутывающего тело пара, шелковистые ручейки, что сбегают по шее к груди, широкие ладони мужчины, обхватившие меня. Вода приятно барабанит по коже, массажируя отогревающееся тело. Особенно явственными ощущения были на груди. Живыми, непосредственными, бодрящими…

Кровь реагировала на них, разнося тепло по телу, прибавляя сил и энергии, заставляя мою небольшую грудь твердеть, а венчавшие ее соски сжиматься в крохотные вершинки. Ощущение было приятным, чудесным… Я невольно вздохнула глубже, все так же отчаянно не желая собираться с мыслями, разрывая свое волшебное уединение в недоступном другом мире моего воображения.

Вздох рядом стал зеркальным отражением моего, заставив всполошиться.  Кирен! Грудь?! Но… как?

Вновь, испытав шок, раскрыла глаза. Взгляд метха не был устремлен на мое лицо. Он смотрел… куда-то ниже моего подбородка.

Меня словно холодом обдало. Я в некотором ступоре, боясь даже дыханием спровоцировать неминуемую кару, не могла отвести взгляда от ужасающего лица Кирена. Метх, словно выпав из реальности, невидящим взглядом смотрел на мою грудь! И тоже не дышал…
«Запрещено!» - билась в голове отчаянная мысль. – «У них запрещено смотреть на обнаженное женское тело. Для их расы это одно из самых омерзительных зрелищ»
А в данном случае грудь была моей, и мне меньше всего хотелось, чтобы ее разглядывал этот мужчина. Стыд, страх и паника смешались, образовав в душе взрывной коктейль. Я совершенно свыклась за годы у метхов не воспринимать себя как женщину, все еще оставаясь в душе ребенком. Ни зеркала, ни более взрослой женщины, способной дать совет, рядом не было. И их извечных балахон – полностью укрывающий тело не наводил меня на мысли о собственном теле. Как повести себя в такой ситуации я не представляла.
И вот сейчас, так очевидно… Женская грудь, совершенно обнаженная под взглядом меднокожекого. Вот сейчас он его отведет, переместив на мое лицо. А там… ярость, отвращение, презрение.
Отчаянно хотелось прикрыться. Но сил поднять руку не было. Тело замерло в истеричном напряжении, а хвост, выдав меня с головой, нервно заколотил по полу, поднимая дополнительные брызги.
Вода все так же барабанила по груди. Я не дышала, и Кирен по ощущениям замер, неосознанно сдавив ладонями мои плечи. Предчувствуя взрыв его гнева, зажмурилась. На этот раз волосами не отделаюсь. Хорошо бы замуровал опять надолго…
Звук сигнала от входной двери прозвучал резко и неожиданно. Мы с метхом синхронно вздрогнули. Я даже вскрикнула, не сдержавшись, а Кирен резко, словно стараясь прийти в себя, мотнул головой. Затем потянулся одной рукой к панели управления. И все пространство помещения наполнил голос. Гринода!
- Кирен, готов ли ты предстать перед командой? Впусти меня.
Получается метх еще не выходил из своей жилой зоны. Поправился ли он уже вообще? Долго ли я провела в том странном состоянии? 
- Сегодня я смогу появиться перед командой, не уронив достоинства воина, - немного сдавленным тоном ответил Кирен. – Сейчас я моюсь.
- Впусти меня! – настаивал Гринод. – Я должен первым убедиться, что раны не изуродовали твоего тела. 
Мои руки все же дернулись в неосознанной попытке укрыться. Но, лишь слегка приподнявшись, тут же опять безвольно упали на влажный пол.
- Не сейчас!
- Кирен, я помогу тебе быстрее прийти в себя, - уже почти умолял метх за дверями. – Не стоит демонстрировать команде такое неуважение ко мне! Это подорвет твой авторитет.
- Не сейчас! – уже раздраженно рявкнул мой хозяин, и звук голоса его пары пропал.
Метх несколько секунд провел, нахмурившись о чем-то размышляя. При этом смотрел он в стену напротив. Я все так же напряженно сжавшись и отчаянно мечтая быть в другом месте, лежала на его коленях. И не отводила взгляда от лица мужчины.
Вдруг, словно решившись, одну руку он поднял вверх и довольно резко опустил ее поверх моей груди. 
- Касался тебя, и руки не отвалились! Ты мое имущество, а значит, я имею право тебя вымыть! – сам себе забормотал он.
Меня подкинуло от подобной перспективы. Себе подобное и представить была не способна.
- Нет! – слабо зашипела я. До этого момента я не боялась! Только сейчас тело по-настоящему заколотило от страха. И отвращения. И ужаса…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям