Бланк Эль " /> Бланк Эль " /> Бланк Эль " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Путь в бесконечность (эл. книга) » Отрывок из книги «Путь в бесконечность (#2)»

Отрывок из книги «Путь в бесконечность (#2)»

Автор: Бланк Эль

Исключительными правами на произведение «Путь в бесконечность (#2)» обладает автор — Бланк Эль . Copyright © Бланк Эль

Для бездн, где летят метеоры,

Ни большого, ни малого нет,

И равно беспредельны просторы

Для микробов, людей и планет.

Н.А.Заболоцкий

 

 

ЧАСТЬ 1

Скрытый рубеж

 

ГЛАВА 1

Как повлиять на теорию перемещения

 

Вероника

У меня долгое время вызывало недоумение высказывание Козьмы Пруткова: «Если мы не изменим направления своего движения, то рискуем оказаться там, куда движемся». Смысла я не понимала. До тех пор, пока...

 

Привет, Лягушка-путешественница. Не надоело ещё плавать со своим Иваном-царевичем, бог знает где? — интересуется женский голос, доносящийся из коммуникатора.

— Привет, мам, — улыбаюсь, потому как держать эмоции при себе не получается. Звоню я родителям редко, однако выговоры за это получаю весьма своеобразные. С юмором, короче. — Не надоело, здесь забавно.

— Я-я-ясно, — тянет загадочно невидимая родительница, потому что включать видеосвязь я не рискую. — Занимаешься-то чем, на этом вашем земноводном «Тритоне»?

Название корабля в маминой трактовке звучит смешно, несмотря на то, что я сама «Треон» в древнегреческого бога морей переименовала. А что? Похоже ведь!

— Да так, ерундой, в основном, — обхожусь обтекаемыми, ничего не значащими фразами. — Помогаю, чем могу.

— А как ты там без вещей? — интересуется подозрительно.

Но мне же ничего особенного не нужно, — успокаиваю её бдительность. — Одежда здесь форменная, другую всё равно носить не позволят, — невольно бросаю взгляд на свой белый комбинезон, — а всё остальное, что необходимо, Борис купил в порту.

Ох, не люблю я врать, а что делать? Не скажешь же родителям, что личных вещей тут просто не существует. И то, что корабль не морской, а космический! К тому же находится ощутимо далеко за орбитой Юпитера, а не где-то в Тихом океане, как было выдано для морального спокойствия моих благоверных.

— Ну, а домой когда собираешься? — видимо, включив громкую связь, вмешивается в разговор глава семьи. — Где у вас следующая остановка? Аэропорт там будет?

— Не знаю. Я как-то планами не интересовалась, — осторожно отвечаю. Я в курсе того, чем обычно заканчиваются подобные вопросы. Нотацией на тему: «Где шляется второй месяц блудная дочь».

— Вот и зря, — немедленно подтверждает мои опасения мужской голос. — У тебя, между прочим, сессия на носу. Или ты совсем решила учёбу забросить?

— Нет, пап, конечно нет. Я помню, — прикусываю губу. Ну, начинается!

Написать и переслать в деканат заявление на академку, как изначально предлагал Борис, отец мне не позволил. Ругался, шипел, пообещал всем (а именно, определённой особи мужского пола) бо-о-ольшие проблемы, если тот будет настаивать на том, чтобы я это сделала. Зная круг друзей моего родителя, ничуть не сомневаюсь, что ему бы это удалось, так что пришлось выступать в роли буфера. Кто б знал, чего мне стоило уломать Бориса не нарываться на конфликт. О, как он отбрыкивался! Даже доводы разные приводил, типа — зачем это нужно? Мол, могу учиться и на корабле.

Понятно, что если бы этот тип упёрся рогами окончательно, то ни я, ни предки поделать бы ничего не смогли. К счастью, на уступку мужчина всё-таки пошёл. Стратегически уступил и позволил родителю договориться через какого-то своего знакомого с деканом, чтобы меня просто освободили от посещения лекций. То есть оставили грызть гранит науки вроде как заочно, но в той же очной группе. А все задания, которые обсуждаются на семинарах и зачётах, пересылаются мне преподавателями по бессмертной электронке. Ну а я должна отсылать обратно то, что сделала, естественно.

Через три недели твои однокурсники начинают сдавать экзамены, я узнавал, — непререкаемым тоном излагает отец. — А ты, мало того, что к ним не готова, так ещё и находишься чёрт знает где! Дай-ка трубочку своему ненаглядному, а то он давно мне не звонил. Может, забыл о нашей договорённости?

А я не могу его позвать, — пугаюсь ощутимо. Где я сейчас возьму отцу этого скользкого типа, который и со мной-то общается хорошо, если через день? Вечно занят какими-то своими непонятными капитанскими делами. — Он на вахте.

Ладно, — по интонации чувствую, как злится родитель. — Появится, пусть перезвонит немедленно! Я ему напомню о нашем разговоре!

Ну, правда, доча, — пытается мягко нивелировать последствия «наезда» мама. — Совесть имей. Мало того, что уехала, ничего нам не сообщив, так теперь ещё и обратно возвращаться не спешишь. Я, конечно, всё понять могу — он твой жених и вам хочется быть вместе, но зачем же так торопиться? Смотри, как бы проблем потом не появилось. Если бы вы женаты были, это одно, а так... — она многозначительно замолкает.

Мне остаётся только вздохнуть сокрушённо и клятвенно пообещать отцу, что Бориса я ему из-под зем... то есть воды добуду, маме, что никаких незапланированных детей не ожидается, и обоим, что в ближайшее время увидимся дома.

Выключаю вильюрер, разворачиваясь в кресле к огромному иллюминатору за спиной. Вот только мысли мои весьма далеки от открывшейся взору картины глубокого космоса с загадочно мерцающей в нём россыпью звёзд. Не хочется признавать, но в упрёках родителей, реально много справедливого. Я уже сама столько раз корила себя за то, что позволила мужчине слишком многое. Жалею, но оправданий себе за это не ищу. Раз в голове переклинило, чего ж теперь кого-то обвинять?

А ещё мне жаль, что мои подозрения, насчёт отношения Бориса ко мне, оправдываются в полном объёме. Нет, он всё с той же маниакальной настойчивостью разводит меня на физический контакт и делает это так, что неприятным сей процесс назвать нельзя ни при каком раскладе, разве что необычным, потому что забыть о том, что он не человек невероятно трудно. Но вот, что при этом творится в его неземном разуме, так и остаётся для меня загадкой. Я уже начинаю думать, что он просто патологический инопланетный эгоист. Нравлюсь ему — да. Привлекаю физически — тоже да. Не больше. И вот всё я понимаю, знала на что шла, а в душе такое творится! Я же люблю его. Это я только от него скрываю, а себе-то лгать не будешь. Но как бы мне не хотелось увидеть в карих глазах нечто большее, чем просто страсть — увы... Только весьма понятный интерес к моему телу и тем способностям, которые мне приходится регулярно демонстрировать.

Кстати!

Вовремя вспоминаю, что совершенно напрасно не слежу за временем, и, если не потороплюсь, то опоздаю к Лоету. Техник, конечно, адекватно реагирует на любые непредвиденные обстоятельства и подождёт, но это нисколько не уменьшит того количества времени, которое мне придётся потратить на посещение его лаборатории. А я из неё и так практически не вылезаю. В особенности после того, как рыжеволосому старку удалось в чём-то разобраться и что-то неведомое понять. И если до этого мне приходилось всего лишь стараться, чтобы требуемая эманация просто возникала, то теперь он упорно добивается появления каких-то неведомых мне колебаний трансфигу... конра... Тьфу! Так. Ещё раз. Трансконфигурационного подпространственного контура. Вот! Если бы я ещё понимала — что сие такое!

Выскакиваю в коридор и с разгона врезаюсь в широкую грудь, затянутую в серую ткань комбинезона. Ясно. Терпение некоторых личностей оставило желать лучшего и испарилось безвозвратно.

— Опаздывать не хорошо, — удержав меня от стремительного полёта на пол, констатирует Лоет.

— Извините, — приходится делать виноватый вид, раз уж нарвалась на выговор.

— Руку давай, — старк ловко фиксирует на моём предплечье очередной прибор малопонятной конструкции и назначения. — Сегодня с традами поэкспериментируем, — объясняет, поняв, что я зависла в лёгком ауте.

Ага. Значит, спокойная жизнь в кресле тихой лаборатории отменяется. Вот такой делаю для себя неутешительный вывод.

С определённым опасением шагаю внутрь серебристого круга, очерченного на полу. Трад, пожалуй, самая невероятная и замечательная вещь, которая существует на корабле и удивляет меня безмерно. Насколько я понимаю, это какой-то пространственный соединительный канал, перемещающий объект в пределах корабля, правда для этого нужно ввести соответствующие координаты. А когда это делаю я, особенно в «эманирующем» состоянии, то может произойти нечто непредвиденное. Например, вывалиться можно в неожиданном месте.

— Начинай, — мёртвой хваткой вцепившись в мою руку, чтобы не разделиться при перемещении и не оказаться в разных местах корабля, командует старк. — И постарайся не выжечь канал, лучше пусть энергия «уйдёт».

Набираю код трада, расположенного в коридоре у лаборатории, и заставляю себя забыть о том, что это устройство реально существует и может работать. Ведь именно моё «неверие» в сочетании с негативным настроем и заставляет энергию «скакать» между мирами. Мы почти месяц это выясняли! А также то, что если при этом эмоции, которые я испытываю близки к испугу или панике, то энергия подпространства рвётся внутрь нашего мира. Ну а в случае злости или агрессии, с точностью до наоборот. Между прочим, если я в хорошем настроении, то совсем ничего не происходит. Хоть что делай! Вот Лоет и старается разобраться в сути этого парадокса.

Ладно. Подкинем ему ещё немного информации к размышлению.

На всякий случай закрыв глаза, вспоминаю, как Борис подставил меня на курорте, чтобы разозлиться, и жму на «пуск».

Свалившейся сверху «дымки» я, естественно, не вижу, зато прекрасно распознаю удивлённое восклицание мужчины. Ну, значит, у меня получилось. Интересно, что конкретно? Впрочем, ощутимый рывок за руку, вынуждающий меня сделать шаг назад, тут же заставляет моё любопытство испариться и уступить вакантное место весьма нехорошему предчувствию.

Распахиваю глаза и едва не взвизгиваю от страха, осознав, что стою на самом краешке платформы перед глубокой тёмной «пропастью». Непроизвольно отшатываюсь в сторону, лишь бы оказаться от жуткого провала как можно дальше, не сообразив, что именно там под моими ногами не окажется ничего вещественного.

Не ожидавший подобной подставы с моей стороны старк, успевший за это время отпустить мою руку, пытается перехватить её снова, но, увы, не успевает. Так что отсутствие опоры позволяет моему окончательно перепугавшемуся организму свалиться в неконтролируемое падение.

Ай! Скоростной полёт вниз и зашкаливший уровень адреналина в крови — жуткое сочетание! В панике делаю единственное, что мне остаётся, — представить, что ничего подобного со мной происходить не может.

Яркая, ослепляющая вспышка. Что-то мягкое, остановившее мой путь к эпицентру силы тяготения. Краткий оглушающий рёв на низких частотах. Ещё несколько пульсирующих световых зарниц. А потом — темнота. Скорее даже абсолютный мрак, в котором невозможно ничего разглядеть. Несколько томительно долгих минут невероятного ощущения невесомости тела. Давящая тишина и полная дезориентация в пространстве, которые пугают меня до такой степени, что хочется крикнуть во весь голос, чтобы убедиться, что это не я оглохла, а просто звуки исчезли. Однако вносить диссонанс в происходящее не менее страшно, поэтому заставляю себя удержаться от столь бурного проявления панической реакции. Да, жутко, но ведь я не разбилась, и это главное! А то, что сейчас творится вокруг, наверняка имеет какое-то логическое объяснение и скоро закончится!

«Скоро» наступает не так быстро, как бы мне этого хотелось. Очень медленно, постепенно начинаю чувствовать вновь возрастающую силу тяжести. Усиливающийся гул проникает в сознание, и я даже вздрагиваю, оглядываясь и стараясь понять — что может издавать подобный звук? Вот только темнота отступать не желает, так что ничего у меня не получается.

Ого! А шумит-то прилично! Всё вокруг наполняется густым, вибрирующим гулом, практически на уровне осязаемости — я всем телом чувствую, как дрожит вокруг меня воздух. Аж не по себе становится. Надеюсь, ничего страшного не происходит?

Впрочем, как сказать, не происходит. Очень даже наоборот. В глубине тёмного пространства, довольно далеко, возникают и начинают кружиться вспыхивающие радужными переливами воздушные завихрения. Отдельные — простые, мелкие. Сложные — крупные. Перетекающие друг в друга, причём эффектно так! Смотрится круче всякого фейерверка.

Страх уходит совершенно. Остаётся только любопытство и восхищение. Забыв о времени и о своём положении, любуюсь на неожиданное развлечение до тех пор, пока, в один «прекрасный» момент, световое шоу не сходит на нет и завершается яркой вспышкой. В глазах начинают плясать «зайчики» — вовремя зажмуриться я не успеваю. Звук обрывается на какой-то невероятно высокой ноте и...

А что «и»? Сижу я. На чём-то весьма плотном и прохладном. В залитом мягким, неярким светом обширном помещении. Ближайшая ко мне стена находится метрах в ста, примерно. Остальные так невообразимо далеко, что я их даже не вижу. Потолок в принципе отсутствует, а может просто теряется в необозримой тёмной вышине.

Вот это я попала! Вопрос — куда?

Соскребаюсь с горизонтальной плоскости, поднимаясь на ноги. Те подозрительно дрожат, и у меня возникает вполне справедливое подозрение, что дойти до цели будет трудно.

А варианты? Да никаких.

Заставляя конечности работать, плетусь в направлении вертикальной преграды. Монолитной, внушительной, без малейшего намёка на возможность попасть за неё.

Понимая, что двери я всё равно не увижу, скольжу ладонью по гладкой поверхности, медленно перемещаясь вдоль стены. Должен же быть отсюда выход?! Должен.

Так у тебя ничего не получится, — раздаётся позади меня гортанный голос. Настолько неожиданно, что я непроизвольно отпрыгиваю, разворачиваясь лицом к субъекту, неведомым образом оказавшемуся за моей спиной.

Упираюсь взглядом в серебристый комбинезон. Подбородок приходиться ощутимо так задрать вверх, потому что рост у незнакомца немаленький, а стоит он близко. Хотя этому факту я уже не удивляюсь, старки все такие. Глаза почти как у Бориса, ну может чуть светлее, коричневые, цвета молочного шоколада. Но они создают такой резкий контраст с бледной кожей и крайне светлыми, рыжеватыми, короткими волосами!

Добрый день, — неожиданно для самой себя глупейшим образом я приветствую своего «спасителя». Почему глупо? Во-первых, сомневаюсь что «день». Во-вторых, юмора старк скорее всего не поймёт.

Рыжеволосый закладывает руки за спину и присматривается ко мне, недоумённо щурясь.

Разве день? — подтверждает мои подозрения. — От какого момента времени ты это устанавливаешь? — с полной серьёзностью спрашивает, представляете!

— Ну, вы же не спите, — пытаюсь улыбнуться. — Отсюда и устанавливаю.

Мужчина смотрит на меня, как на дурочку, а я, и вправду, начинаю себя ею чувствовать. Чего я от него хочу? Чтобы вёл себя по-человечески? Бред.

— Извините, — ничего лучшего не придумываю. И снова прокалываюсь, потому что после моих слов он впадает в лёгкий ступор, зависая в прострации. Всё! Молчу! Молчу!

К-хм... — наконец приходит в себя мужчина. — Ты ведь с Земли? — полувопросительно-полуутвердительно спрашивает. — Как сюда попала?

И каким образом я объясню то, чего сама не знаю? Молча вытягиваю вперёд руку, демонстрируя синий браслет.

Старк внимательно к нему присматривается, читает надпись, и его брови удивлённо ползут вверх. Словно не веря своим глазам, переводит взгляд на меня, потом снова на браслет.

О как. Первый раз вижу, чтобы гравировка вызывала такую реакцию. Обычно на неё не обращают такого пристального внимания, а тут... Я уж решаю, что сейчас начнутся расспросы, однако он говорит:

Понимаю.

Хотя я прекрасно вижу по выражению его лица, что ничегошеньки он не понимает. Ну а мне какое дело? Это же Борис мне браслет нацепил. Вот пусть сам и разбирается!

Тогда почему ты здесь, а не на «Треоне»? — продолжается допрос.

Вот, пошёл деловой разговор. Только...

А где? — теряюсь совершенно.

Незнакомец чуть нахмуривается, однако раскрывать мне тайну моего местоположения не спешит.

Ладно. Приходится кратко излагать ему причину моих злоключений и своё видение ситуации.

Хочешь сказать, что ты попала к той самой «пропасти» через трад? — смотрит недоверчиво.

Так и знала, что с этими устройствами что-то нечисто!

Ну да, — осторожно киваю. — А потом ещё в неё и свалилась. Может, скажете, что со мной произошло?

Что? — старк едва сдерживает рвущееся из него возмущение. — Тебя затянуло в работающий синхро-канал! И перебросило в зону управления пространственными перемещениями Превентира, — выразительным взглядом обводит помещение.

Ёшкин кот!

Вот сейчас мне безумно хочется упасть в обморок, потому что «Превентир» — это лунная база старков.

И что теперь делать? — встряхиваю своё сознание, не позволяя ему отключиться от реальности.

Незнакомец снова осматривается. Скорее всего ищет, на кого бы свалить ответственность за «счастье», неожиданно привалившее в моём лице. Естественно, никого не находит и, чуть заметно вздыхая, задумывается.

Я сообщу капитану, — выдаёт, наконец, продукт своих размышлений. — Тебе придётся подождать его распоряжений.

Слава Богу! Хоть один вменяемый человек, то есть старк, попался. Может и злится, но реагирует более-менее адекватно.

Спасибо! — широко улыбаюсь и усиленно киваю. — Я подожду.

Мужчина присматривается к моей реакции, и уголки его рта чуть вздрагивают.

Отсюда не уходи, — выдаётся мне ценное указание. Мужчина разворачивается, направляясь к стене.

— Меня зовут Вероника, — говорю ему в серебристую спину.

Рыжий субъект замирает, словно я в него выстрелила, и оборачивается. Смотрит, чуть приподняв от удивления брови.

У них тут что, по именам не принято представляться?

— Мейиф, — наконец называет себя, прерывая мыслительный процесс.

— Приятно познакомиться, — выдаю я, чем окончательно поражаю его воображение, потому что после моих слов старк заметно так вздрагивает, отрывисто кивает и поспешно активирует виртуальную панель управления на стене. Вот в жизни бы не догадалась, что она здесь спрятана.

Пожимаю плечами. А что такого я сделала? Обычная вежливость! Странные они какие-то.

Мой новый знакомый быстро перебирает пальцами по призрачному видению, сворачивает изображение и шагает в раскрывшийся проём.

Слежу глазами за исчезающей фигурой, за тем, как дверь зарастает, и опускаюсь на пол, прислоняясь спиной к стене.

Как же я устала, кто бы только знал! Откровенно говоря, просто плакать хочется. Чувствую себя такой одинокой, брошенной и никому не нужной. Родители в полной уверенности, что у меня всё в порядке. Борис сидит на своём корабле и в ус не дует. И то, что со мной сейчас происходит, наверное, его мало волнует. Вот ему проблемы нужны? Правильно, совсем не нужны. Лоет тоже хорош. Этого типа, между прочим, просили за мной «присматривать», я сама слышала, как с ним Борис на этот счёт разговаривал. А он?! Ну надо же было — организовать эксперимент и не просчитать, какими могут быть последствия!

Вытираю выступившие слезинки и устраиваюсь поудобнее, опираясь затылком на едва заметно вибрирующую поверхность. Закрывая глаза, набираясь терпения. Ждать мне придётся долго, надо полагать.

 

Будит меня настойчивое прикосновение к плечу. С усилием открываю глаза. Сознание просыпаться категорически отказывается, поэтому тру лицо ладошками и трясу головой. Худо-бедно справившись с вредным организмом, сосредотачиваюсь на происходящем.

Рядом со мной, присев на корточки, внимательно наблюдает за процессом пробуждения мой рыжеволосый знакомый.

Идём, — поняв, что я в состоянии воспринимать объективную действительность, легко поднимается на ноги.

Моему расслабленному организму для осуществления аналогичного процесса требуется несколько больше времени.

Следом за серебристой, внушительной фигурой выползаю на свет божий. В смысле, в широкий маршрутный коридор. Серые отшлифованные стены, чуть ниже потолка перемещаются какие-то механизмы. Нам навстречу, опять же, что-то механическое едет. И не в единственном числе. Из-за спины появляются серые кратсы, проходят мимо. Короче, повышенная активность здесь какая-то!

Мужчина оглядывается и принимает выжидательную позу, снова закладывая руки за спину. Я останавливаюсь рядом. Знать бы ещё чего мы ждём!

Не проходит и минуты, как подле нас тормозит нечто электро-механическо-технически-оснащённое. Транспорт, короче.

Мейиф помогает мне забраться на высокое сиденье, приземляется по соседству и надевает лежащие на передней панели перчатки. Легко шевелит пальцами, и мы с приличной скоростью устремляемся вперёд.

Кру-у-уть! Вцепившись в кресло, я наслаждаюсь новыми впечатлениями, активно вращая головой. О! Где мы только не проезжаем! Узкие коридоры. Широкие, транспортные магистрали. Шлюзы. Огромные пустые залы. Гигантские залы, заполненные разнообразной техникой. И старками, разумеется. То есть внешне — людьми, настоящих «зелёных человечков», таких как Трокстар, я ни разу не увидела. В некоторых местах совсем никого нет. В других, старков относительно много, но впечатление складывается, что просто они временно здесь собрались. Хотя чаще всего можно заметить одного-двух, занятых определённым делом. Вот только каким понять не удаётся, из-за скорости.

Получается, что для меня это своеобразная экскурсия по базе. И я столько всего увидела! Спасибо тебе, Мейиф. Хоть ты об этом и не знаешь.

Н-да-а-а... Расстояние преодолеваем мы не маленькое. Вопрос — а куда мы едем?

Наконец, транспорт тормозит. Стянув перчатки, старк спрыгивает на светлое бежевое покрытие коридора и кивает мне. Понимаю, что пора спускаться, и осторожно сползаю туда же.

Помогать мне мужчина не спешит, наверное решив, что «вниз» проще, чем «наверх». Привычным жестом мазнув рукой по стене, открывает проём.

Можешь отдохнуть здесь, — приглашающе указывает внутрь.

Ставить меня в известность о том, сколько времени продлится мой вынужденный «отдых» и что будет дальше, наверняка в его планы не входит. Ну да ладно.

Спасибо, Мейиф, — благодарю я его. Может, у них это и не принято, но я, не они! — Очень приятно было с Вами познакомиться.

Уголки губ старка снова чуть вздрагивают, словно он пытается сдержать улыбку. И ему это вполне удаётся. А мне остаётся только просочиться мимо него на предоставляемую во временное пользование территорию обитания.

Осматриваю небольшое помещение с весьма лаконичным интерьером. М-да... По сравнению с ним дизайн кают на корабле кажется верхом роскоши, хотя и там, в общем-то, ничего особенного нет. Однако...

Светлые, бежевые стены, чуть более тёмное покрытие на полу, привычно светящийся потолок. В рост человека горизонтальная поверхность, относительно мягкая и упругая — скорее всего гибрид сиденья и кровати. Справа от этого «шедевра» дизайнерской мысли почти белая глянцевая поверхность стола. Как «выцарапать» из него вильюрер, постичь мне не удаётся. Может, его тут и нет? Ну вот и всё «богатство». Ой нет, не всё. Сбоку я обнаруживаю маленький вход в туалетную комнату. Теперь точно — всё. Н-да. Негусто. А самое обидное, что заниматься в этом пространстве, где напрочь отсутствуют мелкие предметы бытового назначения, совершенно нечем!

И только я расстроенно усаживаюсь на «кровать», как желудок банальнейшим образом напоминает мне об ещё одном важном аспекте жизнедеятельности, который я, за всеми этими перипетиями, всё это время ухитрялась игнорировать.

Прислушиваясь к недвусмысленным жалобам организма на глобальный пищевой кризис, прикидываю, — где может находится «пункт выдачи» продуктов питания? Решаю, что если отдельной столовой тут нет, значит все функции должны быть у стола. Но я же его уже проверяла!

Ещё раз, самым тщательным образом изучаю имеющийся в наличии предмет мебели. С третьей попытки мне удаётся обнаружить место, где спрятан дисплей управления. К счастью, интерфейс оказывается аналогичным тому, которым я пользовалась на «Треоне», так что буквально через пять минут получаю весьма приличный обед.

Вот, теперь жить можно.

Неторопливо переправляю внутрь себя весь, добытый путем титанических усилий, продуктовый запас. Хотя, честно говоря, хочется сделать это куда более оперативно. Некоторое время сижу в лёгкой прострации, понимаю, что сознание начинает «выключаться», и принимаю горизонтальное положение. Буду спать. А что? Развлечения здесь отсутствуют в принципе, сон в «зоне перемещений» можно назвать таковым с бо-о-ольшой натяжкой. А тут, по крайней мере, удобно. Не настолько, как на привычном диване корабля, но вполне терпимо.

Однако и на этот раз выспаться не удаётся. Из объятий Морфея меня выдёргивает неприятное шипение растворяющейся двери.

Осознание грядущих перемен, моментально возвращает меня в реальность, вот только подняться навстречу высокой фигуре, затянутой в чёрный комбинезон, я не успеваю. Борис оказывается проворнее и не останавливаясь шагает ко мне. Подхватывает, поднимая вверх и стискивает, притягивая к себе. Ну а я прижимаюсь щекой к его широкой груди.

С минуту стоим молча и неподвижно. Совсем рядом сильно бьётся его сердце, тёплое дыхание шевелит мне волосы, руки чуть поглаживают по спине. Едва заметный, терпкий запах мускуса и чего-то сладковато-цитрусового щекочет нос.

Замираю и наслаждаюсь. Господи, неужели я так сильно по нему соскучилась? А ведь не видела всего дня два, ну может три, не больше. И тот факт, что он старк, меня уже давно не волнует. Помню, как сначала я ещё пыталась разобраться в противоречии моих «разумных» мыслей и «нелогичных» чувств, а потом махнула рукой. Занятие оказалось совершенно бесполезным. Чувства сильнее.

Испугалась? — где-то над головой раздаётся низкий голос.

Угу, — киваю, ощущая, как расслабляются тиски рук, и мужчина присаживается на кровать, потянув меня за собой. Чуть отодвигается, опираясь на отведённые назад руки.

Рассказывай, — смотрит внимательно.

Вот вам и вся романтика.

Вздыхаю и, потихоньку вспоминая произошедшее, выкладываю ему основные события. Борис, по мере моего повествования, всё сильнее мрачнеет и хмурится.

Безответственный кретин! — наконец взрывается мужчина. — Я же его предупреждал!

Злится шатен капитально, и мне становится не по себе. Яростный взгляд тёмных карих глаз обжигает, заставляя сжаться от страха. Не завидую я Лоету, если тот попадёт под такую горячую руку. Впрочем, мне, наверное, сейчас тоже достанется. Я не меньше в произошедшем виновата!

Трусливо зажмуриваюсь и отодвигаюсь подальше.

Вероника? — удивлённо тянет низкий голос. — Ты что, меня боишься?

С опаской приподнимаю веки, вглядываясь в лицо сидящего рядом. Удивляюсь, как быстро может меняться его эмоциональное состояние. Несколько секунд назад старк практически не мог держать себя в руках, а сейчас в глазах изрядная доля любопытства и никакой агрессии.

А ты не сердишься? — на всякий случай решаю прояснить его позицию.

Глупая, — фыркает возмущённо, возвращая моё тело в свои объятия. — Ты то здесь при чём?

Похоже, что именно я-то как раз и «при чём», — вздыхаю, стараясь сохранить способность ясно мыслить. Мешает рука, мягко скользящая по спине. — Нужно было лучше себя контролировать.

Можно подумать, — в голосе появляются насмешливые нотки, — что ты это умеешь! Я же читал отчёты Лоета! Он считает, что твой организм до сих пор спонтанно выбирает направление эманации.

Это не совсем так, — осторожно корректирую. — Я же знаю, в каком состоянии и чего ожидать.

Знать и уметь — совершенно разные вещи, — наставительно выговаривается мне. — Я тоже знаю, как пилотировать дискоид, но это не означает, что смогу им управлять. А если мне придётся это делать, то... — он многозначительно замолкает.

Ну да, — тактично соглашаюсь, медленно отстраняясь, чтобы не провоцировать организм. — А как ты здесь оказался? — перехожу к более спокойной теме.

Да практически так же, как и ты, — искрятся смехом шоколадные глаза. — Разве что по собственной воле, вернее, по необходимости. Не мог же я оставить тебя одну в незнакомом месте. Особенно с учётом столь катастрофических последствий.

Каких последствий? — окончательно выпутываюсь из цепких рук и напрягаюсь, услышав подозрительное сообщение.

Не слишком приятных, — поняв, что я самоустраняюсь, мужчина закидывает ногу на ногу, рассматривая мою любопытную персону. — Мне пришлось лететь сюда используя альтернативное устройство для формирования подпространственных каналов. А зону перехода «Треона» теперь придётся восстанавливать. Там закоротило всё, что только могло.

Извини, — прикусываю губу. — Я не специально.

А к тебе и нет никаких претензий, — фактически возвращаемся к началу нашего разговора. — Во-первых, это моя идея — изучать твои способности к эманации. Во-вторых, нам важен получаемый результат. Даже такой разрушительный. Так что успокойся и не переживай.

Вот тут он прав на все сто. Не я придумала все эти эксперименты! Да и вообще, если бы не настойчивые уговоры, вряд ли осталась на корабле.

Ну что? — шатен решительно поднимается на ноги, протягивая руку, чтобы помочь мне встать. — Пошли.

Куда? — вкладываю пальцы в его ладонь.

Мы возвращаемся на корабль, — удивляется, словно не понимает моего вопроса. — Здесь тебе делать нечего.

Так-то оно так. Вот только...

Борис, — вспоминаю разговор с родителями. — Я утром звонила отцу, он просил тебя ему перезвонить.

Сегодня? — шагнувший в открывшийся проём мужчина, вдруг резко останавливается, разворачиваясь ко мне.

Ага, — киваю, — а ещё он... — замираю, поймав весьма специфический взгляд.

Ой. Вот что опять не так?

Борис? — зову, подозревая худшее.

Не хочу тебя расстраивать, — чуть хмурятся тёмные брови. — Но похоже, что твоё сегодняшнее «утро», было три дня назад.

Как это? — остаётся только глупо хлопать ресницами. — Почему я не заметила? Я же в этом вашем «канале» всего несколько минут провела! Ну, час, максимум!

Так бывает, — чувствую, как напрягается ладонь, сжимающая мои пальцы. — Идём.

Ясно. Объяснений я не дождусь.

Подчиняясь тянущему движению его руки, послушно шагаю в коридор.

Обнаружив ближайший трад, Борис активирует панель, вводит координаты и привычным жестом притягивает меня к себе за талию, прижимая руки, чтобы я, не дай Бог, ничего не коснулась. Страхуется, понятное дело.

Борис, — решаю продолжить дискуссию, раз уж всё равно ждём, пока осядет конденсат. — А можно мне хотя бы на время вернуться домой.

На Землю? — уточняет с едва заметным недовольством.

Да. У меня же скоро сессия, и мне к ней готовиться нужно, — практически повторяю слова отца. — А дальше, если это уж так необходимо, продолжите свои исследования. Думаю, что месяц перерыва принципиально на результат не повлияет.

По ангару, в котором мы оказались, идём молча. Отвечать на мою просьбу мужчина не спешит, а я, понимая, что торопить его практического смысла не имеет, с любопытством рассматриваю выстроенные в стройную шеренгу дискообразные корабли.

Ладно, — неожиданно легко соглашается мой спутник. — Ты права.

Ух ты! Неужели прислушался к моему мнению? И даже условий не поставил. Здорово! Просто не верю своему счастью.

Не успеваю я насладиться приятным ощущением, как зоне видимости появляется высокая фигура Романа, нетерпеливо переминающаяся с ноги на ногу у входа в один из дисков. Этот тип в своём стиле: комбинезон цвета вишнёвый металлик, светлые волосы зачёсаны назад и убраны в хвост, зелёные глаза недовольно сверкают. Судя по всему, ждёт он нас давно, потому как смотрит укоризненно, потом кивает и пропускает вперёд.

А дальше мы сидим в дискоиде и Борис о чём-то телепатически с ним переговаривается. О-о-о, это я уже научилась определять. У них такие выражения лиц при этом!

Не вникая в их ментальное общение, поскольку занятие совершенно бесполезное, предпочитаю любоваться звёздами на экране, но даже они, появившиеся после старта, быстро исчезают, сменившись на мутно-серую пелену. Вот как можно пилотировать в таких условиях? Хотя... Смотрю на пилота, голова которого находится в совершенно непрозрачном шлеме. Через такой будет мало чего видно. Так что управление, скорее всего, строится совсем не на визуальной ориентации!

А летим уже с час, наверное... Ску-у-учно. Настолько, что я даже дремать начинаю, потому что мне катастрофически не удаётся выспаться нормально. Я же не кошка, чтобы спать маленькими порциями!

Уже сквозь сон чувствую, как меня поднимают на руки и куда-то несут. Просыпаться нет ни сил, ни желания. И разбираться в том, кто это делает, тоже. Непроизвольно обнимаю своего «носильщика» за шею, утыкаясь носом ему в плечо, и проваливаюсь обратно в сладкое небытие.

 

ГЛАВА 2

Как совместить все планы

 

Капитан

Отсутствие чёткой цели однозначно приводит к тому, что начинаешь недальновидно сводить и её, и все остальные к одному, единому результату. В итоге получаешь совершенно не то, на что рассчитывал изначально.

 

«Басан! — предсказуемо начинает возмущаться блондин, едва замечает наше приближение. — Я тут уже с час прохлаждаюсь! Где вас носит?!»

«Потом! — рявкаю в ответ. — Пилот где?»

«На месте», — коротко и по существу извещает безопасник, моментально меняя стиль общения. Быстро сообразил, что я не в настроении. То есть сегодня терпеть его наезды не намерен.

«На Землю», — отдаю приказ навигатору, усадив Веронику и защёлкнув фиксаторы.

«Почему туда?» — удивляется Ратнал, услышавший распоряжение, поскольку я его не экранировал.

«Нам на корабле сейчас всё равно делать нечего, — подбираю логичное объяснение. — Лоет — в составе технической группы и будет занят ремонтом канала перехода, проводить исследование у него не останется времени. Трокстар ещё не меньше стандартной недели, а то и все две будет вне доступа на заседаниях совета Ракдала. А нам с тобой нужно, в конце концов, решить проблему с перемещением защитных модулей! Сколько уже откладываем?»

«А как же Лаудир?» — прагматично напоминает брат, посчитав последний мой вопрос риторическим.

«Нет проблем, — пожимаю плечами. — Разве осуществлять контроль с Земли будет сложнее?»

«Тебе виднее, — дипломатично соглашается с мнением «начальства» безопасник. — Кстати!Надеюсь, ты не забыл, что большая часть моего отряда сейчас занята патрулированием на внешнем радиусе? Мне уже практически некого направлять на обеспечение безопасности при полётах на Земную базу. А их количество сейчас, с учётом осуществляемого строительства, превышает все разумные значения. Чтобы контролировать все вылеты, заявленные в график, я вынужден увеличивать временную нагрузку на своих ребят. А они в таком режиме долго работать не смогут. Тебе придётся разрешить мне уменьшить число патрульных дисков», — делает неутешительный вывод.

«Не позволю, — категорично отрезаю. — Ещё чего не хватало! Снова наступить на одни и те же грабли?! Пока не готово защитное кольцо по периметру всей Солнечной системы, об этом даже не заикайся!»

«Басан! — мысленно возмущается ушлый тип, почувствовав ощутимое ограничение в правах. — Ты меня за кого держишь?! По твоему, я не в состоянии адекватно оценить уровень потенциальной угрозы?»

«Не в этом дело, — морщусь, понимая, что перестарался. — Просто считаю, что лучше уж снизить степень контроля внутри системы, чем пропустить новое вторжение».

Несколько минут мрачный глава службы безопасности сверлит меня недовольным взглядом.

«Это когда-нибудь закончится? — задаёт совершенно справедливый вопрос. — Такими темпами я свихнусь раньше, чем исчезнет этот тотальный дефицит кадров!»

«А что я могу? — парирую. — Вопросы к совету, не ко мне. Когда Трокстар вернётся, мы и узнаем мнение Ракдала на сей счёт. Я запрос посылал».

«Ладно, — вяло отмахивается от меня брат и философски замечает: — Будем довольствоваться тем, что имеем... Слушай! — аж подпрыгивает в кресле, вспомнив о чём-то. — Ты ведь мне так и не рассказал, что с зоной перехода произошло?!»

«Да примерно то же самое, что и с моим психотроном, — мельком взглядываю на девушку, которая начинает откровенно скучать, но отвлекать меня от разговора не решается. — Девчонка запаниковала и энергия скакнула с такой интенсивностью, что её хватило и на активацию зоны, и на сверхбыстрый перенос. Хорошо ещё, что сначала произошёл переброс, и только потом замкнуло систему».

«Хочешь сказать, что сформировался юлито-канал — округляются малахитовые глаза.

Киваю, вспоминая, что я сам сначала в это не поверил. Не пользуемся мы этим типом перемещений. Быстрые для того, кто внутри туннеля. Не отслеживаемые для тех, кто вне его. Но объём энергии приходится затратить такой, что, как на Земле говорят, овчинка выделки не стоит. А если не предусмотреть защиту, то ещё и опасные, потому что любое искажение в матриксе подпространства, где создаётся туннель, сопровождается ощутимыми сдвигами конечной точки выхода. Можно сказать, Веронике повезло, что осталась жива. Могла запросто "вылететь" в открытый космос.

«Офигеть, — обобщает свои ощущения братец. — Так вот почему ты не смог активировать связку и выйти с ней на контакт!» — его осеняет.

«Именно», — подтверждаю спокойно.

Ага, это сейчас я так хладнокровно могу об этом рассуждать. А что я почувствовал, когда изрядно перепуганный Лоет сообщил мне о произошедшем... Хорошо, что кроме Ратнала моей эмоциональной вспышки никто не видел, разве что техника задело осколками.

Я все два дня безуспешно пытался выяснить, где именно может находиться Вероника. Из-за выгоревшей напрочь техники, определить местоположение конечной точки никто не мог. Оператор допускал, что это может быть Лунная база, — последний заброс был произведён именно туда и логично было предположить, что настройки системы не изменятся, — но гарантий не давал. Да ещё и выйти на удалённое ментальное взаимодействие у меня никак не получалось. А такое бывает только в случае, если мозг контактёра повреждён! Я же и представить не мог, что девушка окажется в экранированном туннеле! В общем, ситуация вывела меня из себя капитально. Успокоился, только когда пришла информация с Превентира, и оператор базы сообщил, что всё в порядке.

Жаль, конечно, что теперь приходится тратить ресурсы на восстановление зоны, но, опять-таки по выражению всё тех же землян, за всё хорошее приходится платить. Я давно заметил, что многие вещи они весьма удачно подмечают. Однако, несмотря ни на что, я очень надеюсь, что наши затраты окупятся. Лишиться возможности оперировать энергетическими эманациями, для нас означает получить серьёзные проблемы. Сейчас, когда количество реатов достаточно, это ещё не столь ощутимо, но вот в будущем...

«Диск останется на планете или посадка будет кратковременной?» — вопрос пилота заставляет меня вернуться в настоящее.

«Маскировка нужна, — прекрасно понимаю, что именно беспокоит Мистара. — Дискоид может понадобиться в любой момент, так что останешься в составе нашей группы. Занятие на Земле я тебе найду».

Оглядываюсь через плечо, считая, сколько своих парней прихватил безопасник. Вижу троих и понимаю, что опять ощутимую часть работы придётся выполнять и мне в том числе. А если братик вспомнит о своём обещании уделять особое внимание моей физической подготовке, то времени на отдых снова не останется. Ратнал ведь даже Веронику, когда она жила с нами на Треоне, ухитрялся «загонять» на тренажёры, чтобы та не расслаблялась! Девушка, конечно, особенно и не сопротивлялась, занималась с удовольствием, удивилась просто. Так что, чувствую, и меня ждёт ещё один «заход» на пути приведения тела в нужное состояние. Сомневаюсь, что у блондина внезапно исчезнет его патологическая упёртость!

«Приземляюсь», — коротко предупреждает навигатор.

Невольно бросаю взгляд на широкий обзорный экран, уже вмещающий в себя мерцающее звёздами ночное небо, внизу переходящее в тёмную, погружённую в непроглядный мрак землю. Краткое ватное ощущение падения, и корабль чуть заметно встряхивает от соприкосновения с земной поверхностью.

Поворачиваюсь к Веронике и понимаю, что девушка мирно спит, уютно устроившись на сиденье.

Ладно, пусть отдыхает, будить её сейчас не обязательно.

Освободив от фиксаторов, поднимаю лёгкое тело на руки, в который раз удивляясь такому маленькому весу. Или это мне только кажется?

Вероника сонно вздыхает, склоняя голову на плечо и обвивая руками мою шею. Тёплое дыхание согревает кожу, заставляя организм реагировать на необычные ощущения. Оказывается, это удивительно приятное занятие — носить спящих девушек! Впрочем, не только это. Сознание услужливо, но очень не вовремя подсказывает, что именно является столь же привлекательным вариантом времяпровождения!

Улыбаясь не слишком приличным мыслям, шагаю наружу вслед за остальными. Боковым зрением успеваю заметить, как за моей спиной контуры корабля расцвечиваются переливчатым маревом и исчезают. И это только часть системы защиты. После того, как мы покинем ангар, в который опустился дискоид, запустится вторая. Вот тогда подойти к укрытию ближе, чем на сто метров, уже ни у кого из землян не получится.

Осторожно опустив девушку на пассажирское сиденье, приземляюсь рядом и тихо закрываю за собой дверцу машины.

«Куда?» — слышу вопрос. В зеркале заднего вида встречаюсь глазами с Ратналом, окупировавшим водительское место.

«Нашёл, что спросить! — едва сдерживаюсь, чтобы не засмеяться. — Ты на нас посмотри! По твоему, с такой экипировкой, много вариантов?»

«Откуда я знаю? — фыркает тот, газуя с места. — Может, у тебя в багажнике заначка земной одежды!»

«И ты не в курсе, — добавляю язвительно. — Ну-ну...»

Деликатно промолчав, блондин сосредотачивается на управлении, прагматично погнав машину по голой, чуть подмёрзшей земле. Впрочем, совсем скоро едва заметная в темноте грунтовая колея сменяется на гравий, сердито застучавший под днищем. Скорость приходится сбросить. Проходит ещё пара минут и, резко крутанув руль, Ратнал кидает авто на нормальную дорогу. Теперь мы с приличным ускорением, обгоняя встречающийся на пути транспорт, «летим» по удобной трассе.

Оглядываюсь назад, убеждаясь, что чуть позади нас следует, оставаясь в пределах видимости, вторая машина, которой управляет Мистар.

Ещё немного, и оба водителя сворачивают с трассы на боковую дорогу, ведущую в лес, которая вскоре заканчивается очень крепкими, высокими, коваными воротами. Затормозив, Ратнал кивает подошедшему человеку, и створки начинают медленно раскрываться.

Плотные ряды огромных, вековых деревьев сменяются небольшим открытым пространством, тщательно расчищенным от снега, перед трёхэтажным особняком. Практически не сбавляя скорости блондин лихо разворачивает авто, останавливая в паре метров от крыльца. Только тормоза жалобно взвизгивают.

Остаётся разве что восхищённо покачать головой. Это ж суметь надо! Ведь примитивная техника, да и принцип вождения не самый сложный, но при всём при этом мастерства требует. Наличие которого братик не забывает регулярно демонстрировать!

Внеся Веронику в дом, уверенно поднимаюсь по лестнице на второй этаж, хотя был здесь всего лишь раз, когда договор на покупку подписывал. Однако, поскольку память предупредительно подсказывает, где именно и что расположено, свет не включаю

«Третий этаж твой, — бросаю оставшемуся внизу брату. — Остальных размещай на первом».

Открыв дверь в одну из комнат, понимаю, что не ошибся, и это спальня. Опускаю девушку на кровать, сажусь рядом и задумываюсь. Оставлять её в комбинезоне на всю ночь? Неудобно. А если снимать, то во что переодеть? Когда я укомплектовывал шкаф одеждой, как-то упустил из виду, что может потребоваться женский вариант.

Перемещаюсь к гардеробу, непривычным движением раскрывая тяжёлые створки. Так, посмотрим. Взгляд падает на рубашки. О! Подойдёт!

Прихватив одну, возвращаюсь к кровати. Будем будить.

Вероника, — мягко, но настойчиво зову, чуть встряхивая её за плечи. — Нужно переодеться!

Девушка возмущённо что-то бурчит, делает над собой усилие, приподнимаясь и открывая глаза. Рука тянется к вороту, но цели не достигает, падая обратно. Голова, да и тело, впрочем, начинают опасно крениться, заваливаясь в сторону. В итоге через секунду эта спящая красавица мирно посапывает у меня на плече.

До меня доходит, что такими темпами дело далеко не продвинется. Придётся помогать.

Комбинезон под моими руками послушно расходится, и я стягиваю его вниз. Стараясь не обращать внимания на провоцирующие обстоятельства, снова встряхиваю девушку:

Вероника!

А? — сонное восклицание, и ещё одна попытка выровнять непослушное тело.

Одевайся, — накидываю на плечи рубашку.

Руки в рукава она засовывает самостоятельно, а вот честь застёгивать пуговицы снова достаётся мне.

Укладываю на подушки и набрасываю на свернувшуюся клубочком фигурку одеяло. Быстро переодеваюсь, однако вместо того, чтобы лечь рядом, подхожу к окну, отдергивая штору в сторону.

Земной спутник усиленно отражает солнечный свет, заливая им тёмное помещение. Превентир. Лунная база. Хорошо, что немногие знают об этом!

Бросаю короткий взгляд на спящую девушку. Ох, как же я рискую! Ведь Вероника сейчас в курсе слишком многих вещей, а память ей я не подчистил, хоть и планировал. Слишком неожиданно сорвались мы на Землю! Так что если она, даже случайно, о чём-нибудь проговорится, меры придётся принимать самые что ни на есть радикальные.

Возвращаюсь к кровати и принимаю горизонтальное положение. Из реальности меня выбрасывает практически мгновенно.

 

Просыпаюсь от внутреннего толчка. Опасность, не опасность, но что-то явно происходит рядом. Открываю глаза и вижу приподнявшуюся на локте Веронику.

Выражение лица удивленное, взгляд непонимающий. Ясно, что обстановка незнакомой комнаты её ощутимо напрягает. Хотя, казалось бы, — чего особенного? Белый с лепниной потолок. Ажурная люстра, из витого серебра с хрустальными подвесками. Молочного цвета обои, зеркала и картины в рамах под старину. На полу — паркет и толстый бежевый ковёр. Мебель резная, светлого дерева, мягкие кресла. Огромное окно почти во всю стену, частично закрытое тяжёлой, песочного цвета гардиной, в просвет которой засвечивает Солнце.

Короче. Нормальный и вполне земной интерьер. Но, несмотря на это, девушка всё равно растерянно хлопает глазами, намереваясь вскочить с кровати.

А вот нечего было вчера так крепко спать!

Усмехнувшись про себя, решаю немного поиграть.

Выжидаю момента, когда она не увидит моего движения, и лишаю опоры, заставляя упасть обратно, в ворох мягких, пахнущих лавандой подушек.

Куда-то собралась? — быстро меняю дислокацию, оказываясь сверху.

Я хочу встать, — моя добыча задыхается от неожиданности, но находит в себе силы ответить. — Борис, пусти-и-и! — пищит возмущённо, когда я усиливаю давление, вжимая в кружева постельного белья, так опрометчиво рухнувшее в них тело.

Попытка столкнуть меня забавляет. Знает ведь, что ей это не по силам. И всё равно старается!

Опять пытаешься от меня сбежать? — смеюсь, прикусывая девушку за мочку. Не могу удержаться, её реакция на это действие всегда оказывается такой забавной!

Да не сбегу я, — взвизгивает Вероника, судорожно дёрнувшись подо мной.

О-о-о! А вот это она зря!

Буря возникшего возбуждения мигом сносит все возведённые барьеры. И если до этого мои манипуляции можно было считать мелкой шалостью, то теперь...

А вчера? — стараюсь ослабить площадь контакта, приподнимаясь на локтях и убирая провоцирующие на активные действия руки девушки, заводя их ей за голову.

А что вчера? — неподдельно удивляется Вероника.

Неужели ничего не помнит? Забавно! Так. Будем воскрешать воспоминания.

Точно не помнишь? — смещаюсь на бок и провожу пальцами по обнажённой коже от запястья до плеча, вызвав лёгкий смешок. — Разделась, — цепляю пальцем край ворота рубашки. — Оделась... — продолжаю движение, скользя рукой вниз от шеи до бедра и наблюдая за её реакцией. — Сбежала.

На последнем слове глаза Вероники расширяются. Смотрит недоуменно. На лице отражается лёгкий страх. Тело напряжено. Интересно, чего она испугалась? Самого факта, что смогла от меня уйти? Или что её вернули обратно?

Куда я сбежала? — едва слышно выдавливает из себя.

К Морфею, полагаю, — прекращаю игру. Уж больно расстроенной выглядит девушка.

Я просто устала, — она облегчённо выдыхает, заметно расслабляясь, — и спать хотелось. Очень.

Значит, сегодня за тобой долг, — всё же не удерживаюсь и наклоняюсь к её губам, решив не лишать организм того, чего тот недвусмысленно требует. Лёгкий протест со стороны девушки, меня не впечатляет, особенно в том ракурсе, что я, как всегда, оказываюсь быстрее, оставляя ей возможность только невнятно пискнуть.

Вот только окончательно отдаться на откуп приятных ощущений у меня не получается. В сознании всё явственней звучит едва различимый голос Ратнала:

«Басан! Слышишь?»

Ну что ещё! Я его прибью когда-нибудь!

Оставляю совершенно растерявшуюся от моей настойчивости девушку в покое и чуть приподнимаюсь, оглядываясь и вспоминая, куда положил свой коммуникатор. Телепатическое общение не подразумевает наличия физических преград. Для качественной связи необходим зрительный контакт, но в экстренных случаях возможно и то, что сейчас демонстрирует мой наглый братик. Только усилий на осуществление подобного «фокуса» приходится потратить в разы больше, чем при использовании устройства, усиливающего мозговые волны. Так что...

Ещё раз осматриваю ближайшие «окрестности». Наконец нахожу прибор на тумбочке, совсем рядом, протягиваю руку, доставая аппарат и фиксируя на запястье.

«Что случилось?— посылаю мысленный ответ.

«Ты почему за временем не следишь? — моментально врывается в сознание громкий, недовольный голос. — Я, конечно, понимаю, разница в режиме и всё такое, но если не поторопишься, потеряешь ещё один день! Между прочим, — в интонации явно проскальзывают смешливые нотки, — заказ уже привезли».

«Не понял, — нахмуриваюсь. — Я ничего не заказывал».

«А я так и подумал, что тебе будет не до решения мелких проблем бытового характера, — похоже, мой суровый тон Ратнала не смущает совершенно. — Короче, — подводит итог дискуссии. — Одежда для Вероники у двери, завтрак в столовой, машина во дворе, адреса я внёс в навигатор, мы на тренировке, тебя ждём через час. Всё ясно? Или ещё что-то разъяснить?»

«Я приеду через два часа, — ставлю охамевшего типа на место. — Мне Веронику к родителям везти».

«Принято. Опоздаешь — увеличу длительность занятия. Время пошло», — не остаётся в долгу блондин.

Вот ведь нахал! И ничего с ним теперь не сделаешь!

Ясно, как день, что приятное времяпровождение закончилось. С сожалением выпускаю замершую в неподвижности девушку на свободу, весьма оперативно перемещаюсь к двери, чтобы получить оставленный «презент», и возвращаюсь обратно.

— Одевайся, — вытряхиваю на кровать содержимое пакета. — Если нужно в душ, это там, — указываю на вход в одну из ванных комнат. Благо их тут две.

Слежу, как Вероника, ошалевшая от резкой смены линии поведения, исчезает за дверью и, прихватив свою одежду, обустраиваюсь в соседнем помещении. Нужно было бы, конечно, как-то помягче с ней обращаться, чувствую, что веду себя отнюдь не деликатно. Ну да ладно. Поймёт. За время нашего с ней общения, я убедился, что она в состоянии вполне адекватно воспринимать мои «выверты» и относиться к ним спокойно. Уж не знаю почему. Может, у неё такой характер?

В столовую следом за мной девушка спускается в молчаливой прострации.

— Борис, мне можно домой? Или у тебя другие планы? — наконец начинает задавать вопросы, когда мы усаживаемся за стол.

— Можно. Я тебя отвезу, — озвучиваю ближайшие перспективы, — но, думаю, что встречаться с твоими родителями мне пока не стоит. Пусть считают, что я остался на корабле, а ты просто совершила удачный перелёт.

— А... — округляются синие глаза.

— Билет. — Пододвигаю оставленный вместе с пакетом конверт. Предусмотрительность безопасника меня всегда умиляла.

Моих слов хватает на несколько минут лёгкого шокового состояния. Решаю не дожидаться полного исчезновения полученного эффекта и пользуюсь ситуацией, чтобы провести профилактическую работу.

Вероника, — привлекаю её внимание. — Надеюсь, мне не нужно напоминать тебе об осторожности?

В чём? — взгляд становится совершенно непонимающим.

Например, в объяснениях того, что это такое, — прихватываю её руку с маркерной лентой на запястье. Присматриваюсь к гравировке, которая чуть заметно поблёскивает между пальцами. — Да и в остальном... — многозначительно замолкаю.

Я похожа на дурочку? — возмущённый вопрос, и мне становится смешно. Настолько, что снова не удерживаюсь от соблазна с ней поиграть.

Ну как тебе сказать... — напускаю на себя крайне серьёзный вид и тяну задумчиво, словно решая — говорить ли ей правду?

Издеваешься, да? —девушка бросает на меня сердитый взгляд и вскакивает на ноги. Вернее, пытается вскочить. Завершить начатое движение я ей не позволяю, рывком перемещая оказавшееся в неустойчивом положении тело к себе на колени.

Пусти! — весьма предсказуемо шипит Вероника, отталкиваясь от меня.

Ага, щас. Сцепляю руки в замок, не позволяя вырваться и с любопытством наблюдая, как раздражение на её личике сменяется обидой. Забавно. Но неправильно.

Не злись, — нивелирую последствия своего поступка, мягко погладив взъерошенную девушку по спине. — Иначе не будет никаких «домой». Просто отправлю обратно на корабль, — приходится пригрозить, потому что, чувствую, уступать мне и возвращаться в нормальное состояние, в этот раз она не собирается.

Едва заметно вздрогнув, Вероника на секунду закрывает глаза, глубоко вдыхает и кивает:

Я поняла.

Ну вот. Так намного лучше.

Есть ещё будешь? — интересуюсь на всякий случай и, увидев отрицательное движение головой, поднимаюсь на ноги. — Тогда идём.

Сегодня вести машину мне приходится самому. Братик самоустранился, вернее, временно позволил мне сделать хоть что-то без своего неустанного контроля. Тем не менее, очень сомневаюсь, что последнее верно. Вопрос только в том, как именно он его осуществляет.

Однако во всём есть и свои плюсы, и свои минусы. Приходится мириться со вторым, чтобы получать первое. Как интересно. Фиксирую сознание на занятной мысли. Не первый раз я делаю подобный вывод!

Останавливаю авто у нужного дома и ободряюще киваю явно нервничающей девушке.

Ну вот ты и дома, — ловлю и слегка пожимаю холодные пальчики. — Можешь идти.

Спасибо.

Ответ вежливый, но прохладный. И нужно бы разобраться в причинах, поговорить с ней, и понимаю, что времени у меня уже не остаётся. Ладно, позже разберусь!

Убедившись, что Вероника зашла в подъезд, отъезжаю, прибавляю газ и, лавируя между домами, стараюсь максимально быстро достичь места, где меня ждут.

Успел-таки, — качает головой блондин, наблюдая, как я покидаю машину, ибо возможности выполнить свою угрозу я ему не оставляю, затормозив рядом буквально за минуту до обозначенного срока.

Следующие далее разминка и персональный спаринг с моим «сэнсэем», плавно сменяются очередной тренировкой. На этот раз в составе «боевой группы» мы выполняем задание, которое запросто можно назвать экстремальным. Уж не знаю, как Ратнал ухитрился арендовать этот скалодром, но именно на его «просторах» нам приходится тренировать выносливость. Ну и реакцию, заодно. Остаётся только похвалить себя за свою же расторопность. Продолжать подобное самоистязание дольше, чем запланировано, мне не хочется.

Впрочем, жалоб от товарищей по «несчастью» я не слышу. Ни в этот раз, ни в последующие дни. Если честно, то мне даже начинает нравиться этот весьма своеобразный способ физической подготовки. Так что, можно сказать, упёртость безопасника делает своё дело. Каждый день теперь проходит одинаково — подъём, тренировка, связь с базами и кораблём, а оставшееся время мы штудируем карты, ищем информацию, работаем с контактёрами, сопоставляем полученные данные — оставлять идею найти возможность решить проблему с защитными установками мне категорически не хочется.

— А если вместо того, чтобы прятать, разместить модули открыто? — видимо в порядке бреда вяло предлагает Мистар, когда, устав от очередного мозгового штурма, мы молча сидим на полу моего рабочего кабинета, созерцая последствия собственной активности. Виртуальная модель земной поверхности, созданная вильюрером и испещрённая точками обязательных мест размещения, словно медуза, медленно колышется перед глазами, а нам, уже вторую неделю, не удаётся найти нужное решение!

— И лишиться последнего рубежа обороны, — столь же заторможено озвучивает последствия реализации нелепой идеи Ратнал.

Ну да, согласен. Установки и в скрытом состоянии весьма уязвимы, такова уж специфика их работы. Даже при самой тщательной маскировке всё равно нет никакой гарантии, что защитные системы не выйдут из строя, настолько чувствительны к внешним факторам их элементы. Вот только... Что-то разумное в предложении пилота есть!

— Не настолько открыто, — осторожно ловлю ускользающую мысль. — Создать ширму.

— Доверить контроль людям? — с ходу врубается в суть блондин, отбросив светлый хвост за спину. — Нерационально.

— Это лучше, чем то, что мы имеем сейчас, — пожимаю плечами. — Тебе напомнить сколько установок находится на планете?

— Тысяча восемьсот девяносто три, — наглядно демонстрирует, что с памятью у него всё в порядке.

— Есть вопросы? — смотрю на старка, сомневающегося в способности людей выполнять нашу работу.

А что тут скажешь? Была бы у нас возможность иметь постоянный контингент обслуживающего персонала у каждого модуля, и не было бы никаких проблем. Но суть как раз в том и заключается, что необходимо не менее трёх специалистов хотя бы на десять установок. А если учесть сколько их размещено на Земле, цифра получается внушительная. Почти в двое превышающая весь персонал Превентира! Ну и где взять столько?

— И чем прикрывать? — закатывает серые глаза к непривычно низкому потолку Рэйдел. Почти чёрные, с пепельным налётом волосы послушно соскальзывают на спину. В противоположность Ратналу он предпочитает оставлять их неубранными. И это понятно — они у него несколько короче. Один из лучших бойцов, прекрасный тактик, да ещё и отличный инженер, он вполне мог бы работать в составе группы внедрения на Земле. И отнюдь не в рядовом составе. Однако упрямо отказывается, оставаясь всего лишь надёжным исполнителем на корабле. Удивляюсь, как брату удалось вытащить его на планету.

— Если хочешь что-то скрыть, положи на видное место, — отвечая ему, цитирует чьё-то высказывание пилот. — А что самое заметное в городах? — наталкивает нас на нужное решение. — Общественные места.

— Смело. И реально, — в задумчивости барабаню пальцами по древесному покрытию и ставлю задачу: — Значит, задание на ближайшие дни: проработать любые подходящие на ваш взгляд варианты. С учётом требований по эксплуатации модулей, естественно. И о психологическом восприятии людей не забывайте. В общем, ищите, примеряйте, стройте прогнозы. Вопросы? — оцениваю появившийся интерес в глазах. — Всё. Отдыхать до завтра, — отпускаю свою импровизированную команду.

С удовольствием потягиваюсь, разминая мышцы, и выключаю технику, уничтожая теперь уже не нужный вариант смены мест размещения.

— Басан, — скрестив руки на груди и опираясь спиной на косяк двери, наблюдает за моими действиями блондинистый тип. — Мне долго ждать?

— А что конкретно ты желаешь получить? — делаю вид, что не в курсе, проскальзывая мимо него в коридор.

— Не придуривайся, — слышу брошенный в спину упрёк. — Полученные при ментальных контактах данные мне уже сбросили все, кроме тебя.

— А я не виноват, — отмахиваюсь от назойливого безопасника, спускаясь по лестнице в столовую. — У всех по два контактёра, а у меня целых пять! Я не успеваю!

— Это твои проблемы, — фыркает недовольно моя персональная липучка, перемещаясь следом. — Нечего было столько на себя брать. Между прочим, у Трокстара их двадцать четыре, но по каждой привязке есть отчёт. И оправданий он себе не ищет! И вообще! Моя задача — сбор информации, а твои действия тормозят мою работу.

— Ладно, извини, — понимаю, что в его словах есть изрядная доля справедливости. — Сегодня же отработаю и переброшу всё тебе.

Устраиваюсь за столом, рассматривая потенциальный ужин.

— Успеешь? — с сомнением интересуется Ратнал, усаживаясь напротив. — Объём же большой.

— Успею, — успокаиваю его. — С трёх контактов я данные уже собрал. Веронику пока трогать смысла не имеет, мы и без этого в курсе событий. Так что у меня осталась только одна связка, а она не очень длительная по времени, меньше полугода. Там информации будет совсем немного.

— Та, рыженькая? — с усмешкой отправляет в рот что-то мясное братик.

— Именно, — подтверждаю, продолжая спокойно поглощать аналогичный продукт.

Его реакцию я, в общем-то, понимаю. Разве можно без соответствующих эмоций вспоминать, при каких обстоятельствах мне пришлось налаживать последние контактные взаимодействия? И то, чем закончился наш глупый спор?

Впрочем, это только с Вероникой я прокололся и не сразу получил нужный результат, а формирование другой связки прошло без проблем. Посему недвусмысленный намёк можно в расчёт не брать.

Стараюсь как можно быстрее закончить с ужином и вернуться к себе. Если не потороплюсь, то спать мне останется часа три. Максимум.

— Контакт четыре, — бросаю в пространство комнаты, приняв горизонтальное положение на кровати и активировав коммуникатор. — Запуск.

Привычная волна лёгкой вибрации пробегает по коже головы, показывая, что процесс начат.

«Фихок шоп й эшр» — закрываю глаза и мысленно отсылаю кодовую комбинацию.

Ощущаю толчок, словно меня кто-то резко встряхнул и перед внутренним взором возникает картинка, с каждой секундой проявляющаяся всё ярче, чётче, реалистичнее.

Сиреневый кафель, тугие струи горячей воды, сильный цветочный запах, мыльная пена, медленно стекающая по голым ногам и падающая на холодное белое покрытие.

Какого амиота, спрашивается! Я-то думал, что в два часа ночи она будет спать!

Теперь вариантов два. Первый — отключиться и повторить попытку завтра. Ну-ну. И получить ещё один выговор от безопасника. Второй — ждать, пока девушка уснёт, не прерывая контакта. Это, разумеется, небезопасно. В том смысле, что если я не удержусь внутри сознания контактёра и меня выбросит на параллельный уровень, то она меня увидит. Вернее, ей будет казаться, что я рядом, а в этом случае... Ух, ты!

Увиденное сбивает с мысли. Как говорится — это я удачно зашёл! Видимо, девушка посмотрелась в зеркало. Картинку я оценил.

И какие сомнения в том, что я выбираю в итоге?

С весьма понятным любопытством наблюдаю за процессом облачения в миленький халатик. Замечательно. Может, хоть теперь в кроватку?

Как бы не так! Словно мне назло изображение перемещается в кухню. Женская рука включает свет, ставит на плиту чайник... Ну что ты будешь делать!

Злюсь, но терплю, старательно синхронизируя наши сознания. Ещё немного подожду.

На столе появляется чашка, и мой контактёр садится на стул. Несколько минут тишины, вздох и рука тянется к лежащему на подоконнике мобильнику. Однако едва успев нажать на вызов, она его тут же отключает, словно чего-то пугается. Телефон возвращается на место, а коричневый напиток из заварочного чайника медленно стекает в чашку.

Трям-сю-лям-лям-лям!

Громкий звук так резко разрывает тишину, что даже я не сразу понимаю, что это всего лишь входящий вызов. А уж девушка... Девушка резко дёргается. На стол падает всё, что находилось в руках: и чашка, и чайник. Горячий чай льётся на пол. Она вскакивает, встряхивая головой и отшатывается в сторону, испуганно рассматривая сработавший аппарат.

Столь неожиданные действия сбивают меня с толку, и я понимаю, что вижу происходящее уже не её глазами. Просто со стороны.

Всё!

— Господи! — увидев меня, она моментально забывает про телефон и едва удерживается, чтобы не закричать в полный голос. — Вы что тут делаете?!

— Извини, я сейчас уйду, — миролюбиво сообщаю, формируя в её сознании эффект моего перемещения к выходу. — У тебя дверь была открыта и шум непонятный. Я хотел проверить, может помощь нужна.

— Да? — едва заметно успокаивается девушка. — Дверь... — беспомощно заглядывает за мою спину. — Н-н-не заметила... Подождите! — вдруг останавливает моё движение. — Может, побудете со мной немного? Мне правда очень страшно.

Фух. Вот и что делать? Спать, похоже, сегодня она не собирается. Облом.

— Чай будете? — лихорадочно ликвидирует последствия психической атаки, вытирая стол и прибирая посуду.

— Ну давай, — киваю, присаживаясь на табурет. Пить я, разумеется, не смогу, разве что сымитирую сей процесс и внушу, что чашка пуста. А ещё сделаю так, чтобы потом, когда девушка будет мыть посуду, не заметила наличие напитка.

— А вы в нашем доме живёте? — на секунду она отрывается от процесса уборки.

— Нет, к знакомому заходил, — вру и не краснею.

— К Сергею, напротив? — невольно подсказывает.

— Да, — послушно соглашаюсь. Мне, в принципе, всё равно. — А почему ты не спишь? — решаю прояснить для себя ситуацию. — Поздно ведь!

— Я просто... ждала кое-кого... а так получилось... — нервно теребит полотенце и отводит взгляд в сторону.

— Не пришёл? — понятливо киваю.

— Не просто «не пришёл», — наконец, садится напротив. — Сказал, что всё. Ему видите ли надоело. Я надоела.

— Дурак, — легко констатирую. — Не нужно из-за этого так переживать, — включаю психологическую поддержку. Мне мой контактёр нужен в нормальном состоянии, иначе потом мне же самому будет трудно считывать информацию. — Ты красивая, молодая. Будет ещё немало парней, которые захотят с тобой... общаться, — заканчиваю максимально деликатно.

— Да? — улыбается девушка, прикусывая зубками нижнюю губу. Тонкие пальцы переплетаются в замок, выдавая её волнение. — Мне приятно, что вы так думаете.

— А ты живёшь одна? — оглядываюсь, осматривая типичный интерьер квартиры-студии. Где есть всё и сразу, на двадцати пяти метрах площади.

— Снимаю, — кивает. — Это каких-то папиных знакомых квартира.

— Значит, учишься? — старательно выдерживаю нейтральную тему.

— Да, на биофаке, — охотно сообщается мне.

— Ясно, — отставляю чашку, поднимаясь на ноги. — Ладно. Действительно поздно уже. Мне нужно идти. А ты ложись. И дверь не забудь закрыть!

— Да, да, — идёт следом за мной. — Я вечно забываю...

— До свидания, э-м-м... — оборачиваюсь и замолкаю не решаясь назвать её по имени. Она же не помнит, что мы знакомы.

— Марина, — представляется девушка и подаёт мне руку.

Приходится имитировать лёгкое пожатие.

— Борис, — киваю в ответ.

— Вы завтра зайдёте? — с робкой надеждой смотрят на меня карие, чуть подёрнутые зелёной поволокой глаза.

— Конечно, — ободряюще ей улыбаюсь. — Обязательно приду.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям