Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " /> Малиновская Елена " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Тридцать три несчастья и немного везения (эл. книга) » Отрывок из книги "Тридцать три несчастья и немного везения"

Отрывок из книги "Тридцать три несчастья и немного везения"

Исключительными правами на произведение «Тридцать три несчастья и немного везения (#2)» обладает автор — Малиновская Елена . Copyright © Малиновская Елена

  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ

 

Я, затаив дыхание, крохотной пипеткой отмеряла капли, которые медленно падали в темно-зеленую густую жидкость, за неимением другой чистой посуды налитую в обычную кошачью миску.

— Алекса, ты там скоро? — в сотый, наверное, раз простонал за закрытой дверью Дариан.

Я не стала отвлекаться на ответ. А то еще собьюсь со счета. Но когда закончу — то выскажу этому нахалу, волею судьбы и насмешкою богов ставшему моим законным супругом, очень много «ласкового»! Сколько раз просила его не отвлекать меня, когда я запираюсь в своей домашней лаборатории! Помнится, прошлое такое вмешательство стоило нам небольшого ремонта и замены окна. А все потому, что моему ненаглядному муженьку показалась очень соблазнительной моя поза. Я стояла, наклонившись к столу, и осторожно вычерчивала защитные символы вокруг весьма опасной и загадочной вещицы, притащенной мною с местной барахолки. Дариан, презрев все строжайшие запреты мешать мне, когда я занята, ласково ущипнул меня за попу, туго обтянутую платьем. Я закономерно взвизгнула от неожиданности и поставила жирную кляксу на очередной символ. Ох, и громыхнуло тогда! Хорошо еще, что никто не пострадал. Правда, после происшествия взяла расчет наша очередная домоправительница, заявив, что не намерена работать в столь опасной для жизни обстановке. А из домашнего бара пропала бутылка очень дорогого вина. Подозреваю, что ее с молчаливого согласия хозяина стянул Гисберт. Бедняга дворецкий в последнее время несколько пристрастился к алкоголю, которым периодически лечит свои изрядно потрепанные нервы.

Именно после того печального происшествия я начала запираться в рабочем кабинете, даже когда ничем особым не занята. К тому же все самые опасные эксперименты я предпочитала проводить в небольшом домике, который находится на почтительном и, на мой взгляд, безопасном удалении от основного нашего жилища. Так, на всякий случай. 

— Алекса, мы опаздываем! — продолжил нудеть Дариан, и я пожалела, что перед своим занятием не установила заклинание, не пропускающее звуки. — Знаешь ли, это очень невежливо: опаздывать на торжество, посвященное назначению нового королевского наместника!

Блямс!

Я со злым свистом втянула в себя воздух, когда сразу несколько капель, слившись в одну крупную, упали с кончика пипетки. Жидкость в миске сразу же потемнела, затем побурела и сильно забурлила, грозясь перелиться из миски на дорогое сукно стола. Демоны! Все-таки ошиблась!

— Ну Алекса! — Дариан, устав взывать к моей совести, решил перейти от слов к делу и настойчиво забарабанил в дверь. — Открывай! Тебе еще переодеться надо!

— Да никуда твой наместник не денется! — огрызнулась я, зачарованно наблюдая за тем, как жидкость вдруг пошла яркими радужными всполохами. Красиво как! — вздохнула и добавила: — И потом, взгляни за окно. Там настоящее безумие творится. Снег сплошной стеной валит. Любой здравомыслящий человек в такую погоду и нечисть из дома не выгонит.

— Алекса, зимой в Хельоне всегда такая погода, — не отступал Дариан. — Сейчас же февраль! Или ты хочешь сказать, что на столь значительное торжество надлежит наплевать? Это будет чудовищным проявлением неуважения!

Я тяжко вздохнула. Если честно, я не имела ни малейшего желания выбираться из дома в такую отвратительную погоду. Даже здесь, за толстыми надежными стенами, в жарко натопленной комнате я слышала, как беснуется снаружи ветер, пригибая до земли деревья. То и дело раздавался жалобный звон стекла, когда очередной порыв ненастья бросал в окно новую пригоршню мокрого тяжелого снега. Такой вечер хочется провести дома, перед ярко горящим камином, баюкая в ладони бокал горячего вина со специями. А потом будет так здорово забраться под одеяло с любимым мужем и заняться с ним всякими приятными глупостями! Но вместо этого надлежит ехать куда-то на другой конец города, общаться там с толпой почти незнакомого люда, глупо улыбаться, пока от напряженной гримасы не начнут болеть губы и щеки. Или, что еще хуже, придется участвовать в светской болтовне, бессмысленной и беспощадной. И даже Дариан мне не сможет помочь, потому что сам наверняка заведет какой-нибудь важный и нужный разговор с важной и нужной персоной.

— А может быть, ты поедешь один? — тоскливо осведомилась я, не торопясь открывать дверь, которая все так же содрогалась от настойчивого стука Дариана.

— Дверь выломаю! — ласково предупредил он.

В подтверждении своих слов с такой силой ударил чем-то, что с потолка посыпалась мельчайшая пыль побелки.

— Ну в самом деле, зачем тебе я на приеме? — заныла я, восхищенно наблюдая за тем, как дверь жалобно стонет под натиском моего супруга. — Только мешаться буду. Ты же знаешь, как я не люблю эти званые ужины. Там даже поговорить не с кем! Все беседы лишь о погоде да о том, кто кому улыбнулся и кто с кем изменяет.

— Алекса, — с отчетливыми угрожающими нотками начал Дариан, — не зли меня! Ты обещала! И потом, в приглашении сказано: виер Дариан Врейн с супругой. Значит, я прибуду с супругой, хочет она того или нет!

И в следующее мгновение дверь отлетела в сторону и повисла на одной петле, а на пороге предстал собственной персоной Дариан Врейн.

Я невольно залюбовалась им в этот момент. Темно-карие глаза горят огнем, губы кривятся от гнева. Ох, а ведь по его худощавой комплекции и не скажешь, что он способен на такие подвиги! Интересно, как он дверь-то выбить умудрился? Дариан не маг, то бишь, никаким заклинанием не помог себе. Неужто плечом вынес? Силен!

— Одевайся. — мрачно приказал мне Дариан и в подтверждение моих размышлений с болезненной гримасой принялся разминать себе плечо. — Быстро! А не то отправишься на праздник прямо так!

Угроза Дариана показалась мне весьма забавной и многообещающей. Было бы любопытно понаблюдать за реакцией высшего общества Хельона, представ перед ним в домашнем платье и рабочем фартуке, повязанном поверх. К тому же моя одежда кое-где была прожжена и украшена подозрительными пятнами. А волосы! Сегодня утром я вымыла голову, но не успела полить ее всевозможными средствами для укладки, поэтому сейчас кудри торчали во все стороны.

— Ну ладно, ладно, иду, — кокетливо проговорила я, осознав, что злить Дариана дальше просто опасно. С него ведь станется исполнить свою угрозу.

В очередной раз тяжело вздохнула и отправилась к выходу.

— А это что за гадость? — подозрительно осведомился Дариан, уставившись на миску, содержимое которой продолжало пузыриться и искриться.

— Я пыталась создать что-нибудь, способное усмирить мои волосы, — честно призналась я. — Какой-нибудь эликсир, распрямляющий кудри. Но, увы…

Продолжать фразу было бессмысленно. В этот раз вещество особенно бурно взбурлило и вдруг вспыхнуло сиреневым пламенем.

— А почему в кошачьей миске? — продолжил расспросы Дариан, на всякий случай отпрянув подальше.

— Лень было искать что-нибудь чистое, — честно призналась я. — И потом, один из ингредиентов — синельник разноцветный. Он оставляет на фарфоре пятна, которые почти невозможно вывести.

— Может быть, тебе стоит это как-нибудь ликвидировать? — не отставал от меня Дариан, опасливо глядя на стол. Вещество в миске перестало полыхать, но по комнате почти сразу поплыл тяжелый удушливый и крайне неприятный запах.

Я задумчиво хмыкнула себе под нос. Странно. Пара лишних капель — и такой эффект. Что-то мне уже не хочется втирать эту гадость себе в голову. Еще облысею ненароком.

— Потом, — заверила я Дариана и брезгливо сморщилась, неосторожно вдохнув полной грудью гнилостные миазмы, волнами исходящие от злополучной миски. — Все потом, милый. Или ты уже не боишься опоздать?

— Если честно, я боюсь, что эта гадость взорвется, — пробурчал Дариан. — Я привык к этому дому. Не хотелось бы среди зимы искать себе новое жилище. — Подумал немного и совсем тихо завершил: — И новую домоправительницу.

— Ничего страшного. — Я бросила очередной взгляд на злополучную миску, на сей раз окутанную черным зловонным дымком. Хм-м… Как-то мне все это не нравится. Пожалуй, лучше увести отсюда Дариана. И я затараторила, взяв мужа под руку и настойчиво оттесняя его в сторону двери. — Милый, так ты спешишь или нет? Если спешишь — то давай не тратить времени на всякие глупости. Уверяю тебя, все под моим полным контролем! Когда мы вернемся, я вылью эту гадость, все хорошенько вымою и проветрю.

Дариан открыл было рот, явно желая мне что-то возразить. Но затем покосился в сторону стола, едва видного за клубами дыма, покачал головой и безропотно вышел вон.

Я плотно закрыла дверь, ведущую в мою домашнюю лабораторию. Немного подумала и стряхнула с пальцев легчайшее заклинание, которое мгновенно впиталось в косяк. Теперь я могу быть уверена, что ни Гисберт, ни Сесилия, наша домоправительница, не сунут свои любопытные носы сюда, пока меня не будет. Разберусь, что я там наколдовала, когда вернусь. Авось к тому моменту все само придет в норму. Потому как в действительности я понятия не имела, что за загадочное вещество я создала в этой злополучной миске.

 ***

 За окнами саней все было белым бело от снега. Я поглубже засунула руки в теплую меховую муфту, задумчиво глядя на буйство непогоды. Н-да, в такие вечера я начинаю жалеть, что несколько месяцев назад покинула Гроштер и переехала в этот портовый город. Кто бы мне тогда сказал, что на один месяц в году он превращается в настоящую ледяную ловушку. Еще никогда и нигде я не видела настолько суровой зимы. Кажется, будто это снежное безумие будет длиться вечно, и весна никогда не придет.

Я уныло вздохнула и крепче прижалась к Дариану, который машинально обнял меня одной рукой. Но, с другой стороны, рядом со мной он — мой законный супруг. И за время, прошедшее с нашей внезапной свадьбы, я ни разу не пожалела, что одним не очень счастливым днем именно он присел за мой столик в трактире, когда я пыталась утопить в самогоне горькое послевкусие измены жениха и лучшей подруги. Да, в Гроштере у меня остался отец, по которому я очень скучаю. Но в Гроштере так же остался и Норберг Клинг и его брат Фелан. Парочка мужчин, с которыми я бы предпочла никогда больше не встречаться.

— Кстати, новый королевский наместник пару недель назад купил у меня амулеты, подавляющие ментальную магию, — проговорила я.

Сама не знаю, почему я вдруг завела об этом речь. Наверное, слишком надавило на уши затянувшее молчание, нарушаемое лишь скрипом снега под полозьями саней.

— Кеймон Регас купил у тебя амулеты? — удивленно переспросил Дариан.

— Ага. — Я кивнула. — Да не один, а целых три. Интересно, зачем они ему понадобились?

— Скорее всего, виер Кеймон просто опасается, что его мысли могут стать достоянием общественности, — ответил Дариан и словно невзначай положил свободную руку себе на грудь.

Я знала, что под тяжелой шубой мой муж тоже носит простенький серебряный амулет. Такой же, как у меня. Не думаю, что Норберг когда-нибудь решит навестить меня в Хельоне. Но немного осторожности не помешает. В конце концов, новый ректор Академии колдовских искусств — далеко не единственный ментальный маг в нашем Лейтоне.

— А что ты знаешь про наместника? — продолжила я расспрашивать мужа.

— Да ничего особенного. — Тот пожал плечами. Добавил с едва уловимой усмешкой: — В отличие от тебя, я с ним лично не встречался. Пока, по крайней мере. До Кеймона королевским наместником в Хельоне был его дядя. Говоря откровенно, я не слышал о нем ничего хорошего. Слишком много пил, слишком много ел, слишком часто впутывался в любовные интриги. Многие считали, что именно Кеймон все эти годы руководил городом. Ну а сейчас он вышел из тени и стал настоящим правителем.

— Ясно, — протянула я, вспомнив высокого худощавого мужчину с блеклыми глазами, который неожиданно появился на пороге моей артефактной лавки и без малейшего торга купил сразу три амулета.

— А ты что про него думаешь? — спросил Дариан, видимо, заинтригованный моим интересом к наместнику.

— Чудной он какой-то, — честно ответила я. — Чудной и… Как бы лучше выразиться?.. В общем, мне было не по себе в его присутствии. — Подумала еще немного и добавила: — И вообще, на твоем месте я бы держалась от него подальше. Не понравился он мне.

— Понятно, что ничего не понятно, — пробормотал себе под нос Дариан. Пожал плечами. — Впрочем, я и не собираюсь вести с ним никаких дел. Подать за открытие твоей лавки артефактов и начало своего дела я уже давно уплатил. Не думаю, что у меня найдутся общие темы для разговора с королевским наместником.

Я едва слышно хмыкнула. Ох, лукавишь, мой дорогой! Зуб готова дать, что Дариан так сказал, лишь бы успокоить меня. Кеймон Регас относится к числу тех людей, с которыми очень выгодно водить дружбу. Особенно для того, кто недавно переехал в город и желает развернуться здесь в полную силу. Ну да ладно. Особой опасности от Кеймона я не почувствовала. По-моему, его мысли при нашем коротком общении были заняты отнюдь не мною и даже не амулетами, а витали где-то очень и очень далеко отсюда.

И опять в повозке повисла липкая вязкая тишина, которая, впрочем, не продлилась долго. Минута, другая — и сани вдруг дернулись, а затем и вовсе остановились. Я услышала музыку, гул разговоров, женский смех. Приехали, стало быть.

— Все-таки опоздали, — обеспокоенно проговорил Дариан, выглянув в окно. — Праздник в самом разгаре. Ну да ладно, будем надеяться, этот самый Кеймон не ведет строгий учет того, когда и кто из гостей прибыл.

Дариан постарался произнести последнюю фразу как можно более спокойно, но я уловила в его тоне волнение и тревогу. Ага, стало быть, я права. Дариан все-таки переживает и твердо намерен произвести как можно более хорошее впечатление на нового правителя города.

Между тем мой муж уже выбрался из саней. Мгновение — и дверца с моей стороны распахнулась, а Дариан любезно протянул мне руку.

Я с молчаливой благодарностью приняла его помощь и вылезла из повозки. Встала около супруга на плотно утоптанный снег и посмотрела на особняк королевского наместника.

На длинном широком крыльце, защищенном при помощи магии от метели и ветра, вовсю веселился народ. Я видела, как слуги разносят подносы, уставленные бокалами с шампанским. Опять раздалась музыка, по всей видимости, доносящаяся из дома.

Я невольно покачала головой. Почему-то накатило ощущение нереальности происходящего. Нас с Дарианом обнимала метель. Щеки и нос ощутимо покусывал мороз. Очередной порыв ветра чуть не сбил меня с ног. Благо, что муж продолжал обнимать меня за талию. И тут же, всего в нескольких шагах от саней, неспешно прогуливались парочки в легких одеждах.

— Словно картинка из другой жизни, — вдруг сказал Дариан, видимо, подумав о том же. Настойчиво потянул меня в сторону крыльца. — Пойдем, Алекса. Присоединимся к этому празднику жизни.

Больше всего на свете мне хотелось сейчас развернуться, залезть в сани и приказать кучеру гнать несчастную лошадь изо всех сил, лишь бы как можно скорее уехать отсюда. И я сама не могла понять, почему настолько не хочу идти на обычный, в общем-то, прием.

Я покачала головой. Ладно, хватит глупить, Алекса. Ничего страшного здесь с тобой не случится. В самом деле, не укусит ведь тебя Кеймон Регас. После чего кивнула и неторопливо отправилась к крыльцу.

Правда, тогда я даже не представляла, что отнюдь не королевского наместника мне надлежит опасаться на этом торжестве.

 ***

Шампанское в моем бокале весело искрилось и переливалось под светом множества магических искр, плавающих в воздухе. Я мрачно стояла, уставившись на свой напиток, к которому пока даже не притронулась, и думала…

Хотя нет, вру. Ни о чем конкретном я не думала. Просто злилась на Дариана. Как и следовало ожидать, едва только мы вошли в особняк наместника, и предупредительный слуга принял у нас верхнюю одежду, как мой ненаглядный супруг тут же куда-то умчался, оставив меня в полном одиночестве. Успел только кинуть мне — я всего на пару слов! После чего его и след простыл.

С момента стремительного исчезновения моего супруга прошло никак не меньше получаса. Осознав, что никто за мной ухаживать не собирается, я взяла это дело в свои руки. Подхватила бокал с подноса слуги, обносившего напитками гостей, и вышла из дома, решив полюбоваться на непогоду.

Снег все так же укутывал город белой непроглядной мглой. Сейчас на крыльце было куда меньше народа, чем во время нашего приезда. В доме начала играть музыка, видимо, гости потянулись танцевать. Ну что же, оно и к лучшему. Меньше шансов, что кто-нибудь рискнет завести со мной светскую болтовню ни о чем, решив, будто одинокая девушка скучает и жаждет общения.

Я оперлась на перила и уставилась невидящим взором в метель. Подняла было руку, желая пригубить бокал, но почти сразу, поморщившись, передумала. Беда была в том, что я забыла поужинать, поэтому опасалась, что игристое вино сразу же ударит мне в голову. А я на собственном печальном опыте убедилась, что с алкоголем шутки плохи. Помнится, первая и последняя моя попытка напиться закончилась весьма неприятным приключением. И хоть оно завершилось более-менее благополучно и даже подарила мне любимого и любящего супруга, но повторять свои былые подвиги я не торопилась.

— Виера Алекса, — внезапно раздался за моей спиной знакомый голос.

Я окаменела от неожиданности. С такой силой сжала бокал, что едва не раздавила его. Опомнившись, немного ослабила нажим своих пальцев, но не обернулась. Вместо этого я продолжила невидящим взором смотреть на метель. Нет, этого не может быть! Мне послышалось, просто послышалось! Виер Норберг сейчас за многие мили от меня. Он остался в Гроштере. Это какое-то недоразумение…

— Какая приятная встреча, — оборвал вихрь моих встревоженных мыслей все тот же приятный чуть хрипловатый баритон, в котором слышалась затаенная насмешка. — Право слово, столь скучный званый вечер только что заиграл для меня всеми красками.

Я услышала мягкие шаги. Кто-то подошел и встал рядом со мной, небрежно облокотившись на перила. Дольше игнорировать присутствие этого человека было бы просто глупо. Поэтому я глубоко вздохнула, зачем-то задержала дыхание и нехотя повернулась к нарушителю моего спокойствия.

Около меня стоял сам виер Норберг Клинг собственной персоной. Как и обычно, он предпочел темные тона в одежде, слегка оживленной изысканным серебряным шитьем. Длинные волнистые волосы красиво падали на плечи, на самом дне фиалковых глаз плескался смех.

Правда, мне сейчас было не до веселья. Более того, встреча с нынешним ректором гроштерской Академии колдовских искусств испугала меня до такой степени, что мои колени предательски затряслись. Неужели Норберг покинул столицу и приехал в Хельон из-за меня? Да ну, бред какой-то! Конечно, нельзя сказать, что я рассталась с ним на дружеской ноте, но и заклятыми врагами нас нельзя было назвать. Виер Норберг очень хотел, чтобы я стала одной из его «ворон». Но я не считала себя птицей настолько высокого полета, чтобы ради меня он мог бы бросить все свои дела в столице и отправиться в далекий северный город.

— Добрый вечер, виера Алекса, — вежливо поздоровался со мной Норберг, нарушив слегка затянувшуюся паузу.

В этот момент я напряженно размышляла над тем, не будет ли самым правильным поступком с моей стороны оттолкнуть неожиданного собеседника и с диким воплем ужаса ринуться в дом на поиски Дариана. Но почти сразу я отказалась от этой идеи. Нет, не сходи с ума, Алекса! Скорее всего, Норберга привели в Хельон какие-то свои дела. Не стоит забывать, что он занимает весьма высокое положение в обществе. Вряд ли он захочет замарать свою безупречную репутацию и попытается устроить прилюдный скандал. Да и о чем нам ругаться? Не думаю, что он силой попытается увезти меня из Хельона в Гроштер.

Виер Норберг с легким неудовольствием изогнул бровь, и я вспомнила, что так и не ответила на его приветствие. 

— До-добрый, — слегка запинаясь, проговорила я и тоскливо покосилась в сторону двери, ведущей в дом.

Украдкой осмотрелась, выискивая пути к спасению. Но, увы, крыльцо к этому моменту совершенно опустело. Мы с Норбергом были здесь в полном одиночестве.

И опять мое движение не прошло мимо внимания Норберга. По его губам скользнула даже не улыбка — лишь тень ее. Но почти сразу виер посерьезнел. Резко втянул в себя воздух, будто гончая, берущая след. Зрачки Норберга недовольно сузились, и он уставился на неприметный серебряный кулон, висящей на моей шее.

Ага! Я довольно усмехнулась, ощутив, как в моих висках шевельнулась боль. Но неприятное ощущение тут же пропало, словно только привиделось мне. Значит, мой амулет работает, как надо. Что же, господин менталист, искренне надеюсь, что для вас это стало неприятной неожиданностью. Я не теряла времени даром и все эти месяцы, проведенные вдали от Гроштера, потратила на напряженную работу. Приятно осознавать, что мои усилия не прошли даром.

— Как вижу, вы достигли определенных успехов в развитии вашего дара мага-артефактника, — кисло произнес Норберг.

Наконец-то оторвал взгляд от моего кулона и посмотрел мне прямо в глаза.

Я украдкой поежилась. Интересно, почему мне иногда кажется, будто Норберг — не совсем человек. Все-таки есть в нем нечто… не совсем обычное. И хорошо, что сейчас я могу рассуждать об этом совершенно спокойно, не опасаясь, что мои мысли подслушают.

И только я так подумала, как виски опять заломило. На сей раз удар был намного сильнее.

Я схватилась за перила, поскольку иначе вряд ли бы удержалась на ногах. Перед глазами опасно сгустилась темная пелена скорого обморока.

— Виер Норберг! — прошипела, изо всех сил стараясь остаться по эту сторону реальности. — Не забывайтесь! Это…

— Это возмутительно, — равнодушно завершил за меня фразу Норберг, и все неприятные ощущения тут же исчезли, словно просто привиделись мне.

От накатившего облегчения я аж задохнулась. Несколько секунд просто стояла, наслаждаясь отсутствием боли. После чего с негодованием сжала кулаки и выпрямилась, исподлобья уставившись на Норберга.

Тот невозмутимо улыбнулся мне, будто не видел в своем поступке ничего странного или возмутительного.

— Простите, виера, — все-таки извинился он, правда, сделал это таким тоном, в котором не чувствовалось и нотки сожаления или раскаяния. — Но я должен был проверить, на что способна ваша побрякушка.

— И как? — не удержалась я от проявления закономерного любопытства.

— Вы ведь знаете ответ. — Норберг вдруг с досадой цокнул языком. Глубоко вздохнул и холодно обронил: — Сколько раз я говорил, что жалею о своей глупости, совершенной несколько лет назад? Но если вам это приятно слышать, то готов повторить еще раз. Вы должны были обучаться именно на моем факультете. Поверьте, это избавило бы и меня, и вас от множества проблем.

Последняя фраза прозвучала как-то странно, и я опять поежилась. Чувствовалась в ней затаенная угроза. Пожалуй, мой первый порыв трусливо сбежать был не настолько уж и глуп. Как-то не радует меня перспектива вести такие опасные беседы. Особенно один на один, когда никто не придет ко мне на помощь.

«И никто не узнает, где могилка моя», — вдруг на редкость заунывно и противно прозвучал в голове отрывок некогда услышанной песни.

Тьфу! Я мысленно сплюнула и раздраженно покачала головой. Стоит признать очевидный, хоть и весьма печальный для меня факт: общение с Норбергом крайне неблагоприятно отражается на моем психическом здоровье. Ну вот что такого особенного он сказал? Да ничего, в принципе. Даже угрожать не угрожал. А я уже навоображала себе всяческих ужасов.

— Неужели вы приехали в Хельон лишь для того, чтобы в очередной раз напомнить мне об этом? — с нервным смешком осведомилась я.

— Не только, — загадочно отозвался Норберг. Помолчал немного, видимо, любуясь моим озадаченно вытянувшимся лицом, после чего добавил: — Виера Алекса, вы, наверное, помните, что я чрезвычайно прагматичный и рациональный человек. Поверьте, я действительно сильно переживал из-за вашего настолько поспешного отъезда. Говоря откровенно, я планировал еще раз побеседовать с вами и обсудить все условия нашего предполагаемого сотрудничества. Полагаю, если бы наш разговор произошел без лишних свидетелей, то вы были бы более благосклонны ко мне.

— Ага, не дождетесь! — хмуро буркнула я себе под нос, вспомнив ту двусмысленную сцену во время королевского маскарада.

Демоны, да меня до сих пор кидает в краску, когда я вспоминаю, как Норберг ласкал мою грудь! Я ведь тогда едва не поддалась его чарам и не рухнула в пучину порока… Стыдно признаться, но до сих пор я иногда испытываю некую досаду из-за своих, как оказалось, слишком стойких моральных убеждений. Все-таки было бы очень интересно узнать, каковы на вкус губы Норберга. И я сама себя ненавидела за эти мысли.

Хвала небесам и моему умению мастерить амулеты! Сейчас я была уверена, что мои мысли принадлежат только мне! И все-таки мне не понравилась усмешка Норберга, которой он отреагировал на мое невольное восклицание. Было в ней нечто такое… Будто он догадывался: не проходит и дня, чтобы я не вспомнила ту ночь и не спросила себя — а что было бы, если бы…

— Так или иначе, но я расстроился, — после крохотной заминки продолжил Норберг. — Хотя бы потому, что не пожелал вам счастливого пути. Но я не сомневался, что рано или поздно, но судьба опять перекрестит наши дороги. И я рад, что так получилось.

— Судьба? — скептически переспросила я.

— И повеление короля, — добавил Норберг. — Виера Алекса, я очень рад нашей новой встрече. Но в Хельон меня привел приказ короля, а не желание вас увидеть. Хотя не буду скрывать, мою поездку сюда скрашивала надежда вас увидеть.

И он легонько прикоснулся к моему плечу.

Первым моим порывом было выплеснуть ему в лицо шампанское, которое я не успела допить. Но Норберг тут же убрал руку, вновь холодно улыбнувшись.

Если честно, мне очень хотелось разузнать у Норберга, что же такого удивительного приключилось в нашем Хельоне, который утопал в белом безумии непрекращающихся февральских снегопадов. Но я понимала, что, скорее всего, так и не дождусь ответа. По крайней мере — правдивого. Ну что же, мне остается только надеяться, что Норберг не соврал мне хотя бы в причине своей поездки сюда. И как только он разберется с поручением короля — так сразу же вернется в Гроштер. А до той поры я постараюсь не показываться ему на глаза. Вот мне и прекрасный повод не сопровождать Дариана на все эти скучнейшие званые вечера, где каждый раз я рискую вывихнуть себе челюсть от зевоты!

— Позвольте спросить, как дела у Лоренсии? — поинтересовалась я, вспомнив про беременную любовницу короля. Если подсчеты меня не обманывают, то она уже должна была родить.

И тут же испуганно прикусила язык, осознав, что не стоило задавать этот вопрос.

Фиалковые глаза Норберга внезапно заледенели. Он очень медленно нагнулся ко мне и прошептал:

— Забудьте это имя, виера! Навсегда забудьте! И лишь благодаря моему хорошему к вам отношению я сделаю вид, будто не услышал его из ваших уст.

Я покорно кивнула и невольно попятилась. Впрочем, почти сразу Норберг выпрямился, бросив скучающий взгляд поверх моей головы. Почему-то недовольно поморщился.

— Явился, не запылился.

Я изумленно вскинула брови. Это Норберг сейчас сказал? Я готова была поклясться, что да. Правда, это прозвучало очень тихо, почти на грани слышимости. Но я не видела, чтобы его губы при этом пошевелились. И потом, о ком это он? И почему с таким нескрываемым пренебрежением, я бы даже сказала — злостью?

— Алекса? — почти сразу раздался взволнованный голос мужа.

Не передать словами, как я обрадовалась, услышав его! Порывисто обернулась и тут же угодила в такие теплые, родные и надежные объятия Дариана.

— Алекса, — уже спокойнее повторил он и запечатлел звонкий поцелуй на моем лбе. После чего хмуро посмотрел на Норберга, который невежливо не отводил глаз от этой семейной сцены, и сухо продолжил: — Виер Норберг. Хотел бы я сказать, что рад видеть вас. Но, увы…

— А я вот рад видеть вас в полном здравии, — с усмешкой перебил его Норберг.

По моему позвоночнику поползли ледяные мурашки. В фразе менталиста опять прозвучало нечто весьма зловещее. Будто на самом деле Норберг сейчас пожелал моему мужу всего самого наихудшего.

Рука Дариана, которой он обнимал меня за плечи, ощутимо потяжелела. Должно быть, мой супруг подумал о том же.

— Каким ветром вас занесло в Хельон? — сухо поинтересовался он.

— Дело государственной важности, — кратко отозвался Норберг. Тут же едва заметно склонил голову и продолжил: — И на этом моменте я вынужден откланяться. Извините, что не могу продолжить беседу, но у меня сейчас есть заботы поважнее.

Искоса глянул на меня, словно желая добавить еще что-то. Однако удержался от этого. Вежливо кивнул мне и Дариану и быстрым шагом, чуть ли не бегом, отправился прочь.

Между тем крыльцо вновь начало заполняться народом. По всей видимости, музыканты взяли короткий перерыв, и гости решили подышать свежим воздухом. Поэтому Норбергу не составило особого труда затеряться среди присутствующих на званом ужине. Впрочем, по вполне понятным причинам ни Дариан, ни, тем более, я не собирались его преследовать.

— Он угрожал тебе? — требовательно спросил Дариан, едва только Норберг скрылся из вида.

— Тяжело сказать. — Я обескураженно всплеснула руками, припоминая мой недолгий и не очень приятный разговор с магом-менталистом. — Ты ведь прекрасно знаешь, как он умеет говорить. Вроде бы, ничего особого не сказал, а волосы сами собой на голове дыбом от ужаса встают.

И я невольно потянулась было к прическе, желая проверить, все ли с ней в порядке. 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям