0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Дилогия. Тринадцатый мир (эл. книга) » Отрывок из книги «Тринадцатый мир (дилогия)»

Отрывок из книги «Тринадцатый мир (дилогия)»

Автор: Эльба Ирина и Осинская Татьяна

Исключительными правами на произведение «Тринадцатый мир (дилогия)» обладает автор — Эльба Ирина и Осинская Татьяна . Copyright © Эльба Ирина и Осинская Татьяна

 

Тринадатый мир 1

  Запись первая. Начало

 

«Наш мир уже никогда не будет прежним… Изменилось всё.

Изменились все… И это лишь начало. Начало конца…»

Из хроник «Перехода».

 

После сладкой ночи, наполненной тихими стонами и безумными криками, тело приятно ломило, а в голове царила пустота. Утомленный любовными играми незнакомец тихо посапывал на соседней подушке, не потрудившись даже прикрыть обнаженное великолепие. В лучах утреннего солнца смуглая кожа казалась золотой, вызывая безотчетное желание провести пальчиками по накачанному торсу, чтобы затем скользнуть ниже и продолжить ласки уже не только руками.

Хотелось бы, вот только лень. Еще раз смерив любовника оценивающим взглядом, я поднялась с постели и поплыла в ванную. Заманчивые пузырьки джакузи, приправленные ароматными маслами, манили не хуже спящего мужчины. Снова задумавшись над нелегким выбором, я медленно потянулась, любуясь своим идеальным телом в отражении, а потом опустилась в воду. Пенная шапка тут же обласкала чувствительную кожу, а лопающиеся пузырьки бодрящими искрами пробежались по нервам.

На магподставке появился бокал с тонизирующим коктейлем. Стоило взять его в руки, как следом возник свежий глянцевый журнал. В этот раз на обложке красовался Нарух Олли, давший эксклюзивное интервью о главной роли в новом фильме. Голубая мечта всех женщин от двадцати до трехсот лет сияла фирменной белоснежной улыбкой, оттеняющей синий цвет кожи. Белые волосы шелковой волной спускались ниже талии, а красная рубашка прекрасно сочеталась с цветом глаз. Некоторое время полюбовавшись на образчик мужской красоты, я перевернула страницу и с удовольствием погрузилась в чтение статьи. Конечно, можно было открыть голографический экран или включить авточтение, но так приятно побаловать себя настоящим бумажным изданием, доступным лишь элите.

Коктейль разливался теплом по телу, разгоняя кровь и восстанавливая энергетический баланс. Экраны, украшающие ванную, медленно сменяли пейзажи, то перенося на вершину гор, то опуская на глубокое дно океана, демонстрируя подводные города. Тихая мелодия, сопровождающая семимерные картинки[1], настраивала на лирический и романтический лад. Думаю, через полчасика можно будет разбудить желанного гостя и повторить ночные приключения, добавив к ним немного пикантности. От предвкушения я даже зажмурилась, с удовольствием вспоминая тяжесть мужского тела и умелые движения.

Распалив себя до дрожи и приятной тянущей боли внизу живота, я уже собралась было идти в спальню, но немного опоздала. Красавчик, явно из космических военных, скорее всего сатурианин, стоял в дверях и скользил голодным взглядом по моему лицу, шее и плечам, замерев лишь на грани пенной шапки, которая слегка прикрывала грудь. Призывно улыбнувшись, я прогнулась в спине, откидывая голову назад и позволяя мужчине снова оценить все прелести женского тела. Погрузившись обратно в воду, я прикрыла глаза, теперь улыбаясь уже с предвкушением.

 

***

Когда за незнакомцем – очередной легкой интрижкой на ночь – закрылась дверь, я опустилась в мягкое кресло, чувствуя себя пресыщенной. Было лень не то, что двигаться, даже думать. Ах, сладкий-сладкий мальчик… С таким можно было бы провести еще пару ночей, но непреложный обет, данный самой себе, не позволил совершить глупость. Ведь второе свидание привело бы к третьему, а потом к совместному завтраку и еще одному свиданию. А там – привязанность, влюбленность и, в конце концов, любовь, от которой одни неприятности. Уж лучше короткие романы, не успевающие укорениться в сердце и не приносящие боль. Все было... Но все в прошлом!

Усмехнувшись своим мыслям, занесшим в философские думы относительно коварства органов чувств, я набрала на панели команду и терпеливо принялась ждать её исполнения. Минуту спустя на магподставке появился легкий фруктовый салат и очередная порция энергетического коктейля. Гала-кран[2] же, на мгновение сверкнув, отобразил программатора.

– Доброе утро, тэира Атанис. В этот солнечный день, с температурой воздуха за окном плюс двадцать пять, и на нижних ярусах – плюс сорок, позвольте представить вам программу передач на выбор. – Добродушное лицо вестника сменилось списком избранных каналов.

– Покажи курорт Риеро.

– К сожалению, тэира, в настоящее время над курортом магическая буря.

– Опять погодники проводят чистки? Как же они надоели со своими подозрениями на инфекции! Ладно, продемонстрируй Кей-Си.

– Прекрасный выбор! Теплая солнечная погода, стерильный пляж и вода с добавлением энергетических сгустков. В эти два дня курорт Кей-Си считается одним из лучших мест отдыха.

– Будь добр, закажи два билета на восемнадцать часов.

– Сделано. Желаете, чтобы я соединил вас с тэирой Нильтон?

– Желаю, – допив коктейль и чуть оправив шелковый халат, я кивнула вестнику.

Заспанное лицо подруги, все еще пребывающей в постели, вызвало улыбку.

– Атанис, чего тебе не спится? – пробурчала девушка, убирая с груди мужскую длань.

– Да вот, хотела предупредить, что в восемнадцать у нас отправка на Кей-Си.

– Опять полетим на шаттле?

– Естественно! Ты ведь знаешь, как я не люблю телепортеры! Слушай, а у тебя определённо улучшился вкус. Мне нравится этот мальчик!

Хмыкнув, подруга покосилась на своего смутившегося любовника, который во время разговора не отрывал взгляда от моих ног. Улыбнувшись юнцу с таким милым румянцем на щеках, я провела рукой по шее, а потом спустилась вниз, намеренно делая вырез халатика еще больше и демонстрируя пышный бюст. Судя по участившемуся дыханию, представление зрителю понравилось.

– Атанис, перестань портить парня! Он только вчера невинности лишился, а ты…

– А сколько ему лет? – полюбопытствовала я.

– Двадцать пять... стало.

– Ох, Урсула, и не стыдно тебе малолеток совращать?

– Если не я, то кто? – усмехнулась подруга в ответ, а потом повернулась к парню, лизнув в губы. – Ладно, позже встретимся. А пока у меня более важные дела.

И не прощаясь, девушка отключилась. Я только мельком успела заметить, как эта растлительница малолетних, забралась на красного от смущения мальчишку. Да, мальчишку… Смешно.

Раньше в двадцать пять мужчина считался взрослым, самостоятельным человеком, имеющим право голосовать на выборах императора. Ой, то есть, президента, как в древности именовалась правящая власть. Мог ходить в клубы и наслаждаться прелестями дурманящих средств. Но после открытия Перехода все изменилось.

Только этому знаменательному событию предшествовали не менее важные политические изменения в жизни планеты. Вначале поменялся правящий режим в одном крупном государстве, и вместо президента с Думой, всю власть в своих руках сосредоточил самопровозглашенный император. Война, что пришла вместе с ним, уничтожила геополитическое разделение, смешала все языки и смела национальности, превратив Землю в одну большую Империю. И странное дело, но после этого стало намного легче жить. По крайней мере, именно так утверждали многочисленные источники, в виде старинных книг и жестких дисков, в наши дни относящиеся к раритетам.

Но самым главным событием стало открытие Перехода, после которого в наш мир хлынула магия. Она кардинально преобразила Империю и населяющих её людей, принося массу положительных моментов. Точнее, это тогда думали, что все было исключительно положительным.

Как же, большинство смертельных болезней бесследно исчезли. Срок жизни увеличился в два раза, а такое понятие, как голод, и вовсе исчезло из словарей. При изучении человеческих организмов, ученые сделали сенсационное открытие – новое поколение обладало магическими способностями, о которых раньше только писали книги, да снимали фильмы.

И началась перестройка Мира. Создавались магические институты различных направлений, позволяющие людям развивать дар. Научные центры продолжали исследования влияния магии на человечество. Их выводы были невероятны – в каждом новом поколении люди должны были становиться все сильнее и… совершеннее. Не только внутренне, но и внешне.

Помимо этого, после открытия Перехода отчего-то изменились часовые пояса, да и сама продолжительность дня. Вращение планеты замедлилось, доведя долготу суток до сорока восьми часов, двадцать четыре из которых царил день, еще двенадцать – сумерки, а оставшиеся двенадцать отводились под ночь. Таким образом, увеличился не только световой день, но и сумеречное время. Мир вокруг Земли тоже не стоял на месте, солнечная система стала постепенно преображаться. Магическая энергия позволила нивелировать негативные последствия таких глобальных изменений, хотя без катаклизмов не обошлось. Но все это было в далеком прошлом.

Неожиданные астрономические изменения повлекли за собой пересмотр привычного календаря. Год теперь складывался из девяти месяцев, каждый из которых состоял из двадцати пяти дней.

Срок жизни людей, как я уже упоминала, тоже увеличился, и если Первородные жили до ста восьмидесяти-двухсот лет, то нынешнее поколение вполне дотягивало и до четырехсот. Правда, в последнее столетие начиналось активное старение организма, но и с этим ученые успешно боролись, изобретая все новые и новые инъекции. По указу правящей верхушки, изменились и понятия совершеннолетия. На законодательном уровне их привели в соответствие с новыми биологическими психологическими показателями. Наступало оно в тридцать лет, сопровождаясь внедрением специального чипа со всеми данными по объекту. А до этого возраста человечество переживало счастливое детство.

Конечно же, подход к обучению пересмотрели. Старое понятие школы, как и детского сада, растворилось. С пяти лет детей отдавали в галлазии – учебные заведения, где материал усваивался с помощью образов, передаваемых непосредственно в мозг. За десять лет дети познавали основы естествознания, магического дара, адаптировались к жизни в обществе. Потом подрастающее поколение переходило на новую ступень обучения и еще десять лет постигало различные науки и устройство вселенной. И только после этого землянин мог пойти в желаемый университет или академию. В общем, выбор был достаточно богат.

Этот период в жизни Земли хроники называли благословенным. Вскоре после открытия Перехода к нам стали прилетать дружественные делегации с других планет, выражающие радость в отношении нашего «Восхождения». Историки и политологи того времени проводили активные дебаты на темы: «А где они были раньше?», «Переход смёл железный занавес», «Магия как доступ к тайнам мироздания».

С помощью новых технологий, что создавались не без помощи инопланетных гостей, у людей появилась возможность путешествовать в другие миры. Порталы, шаттлы, энергетические мосты – транспорт был на любой изысканный вкус. А уж про возможность переселения на понравившуюся планету и вовсе не стоит говорить! Тогда-то и стали появляться смешанные браки, а вместе с ними – первые проблемы.

Нет, многие смешанные семьи были очень счастливы, дав толчок для появления усовершенствованных сверхсуществ. Такие дети, вместо одного дара, могли иметь два, а то и три, априори получая любое желаемое место в правительстве, занимая высокие должности в военном управлении, магическом, образовательном. Ведь они действительно были СВЕРХ, получившими в подарок к дару еще и гениальный ум. Правда, сверхсущества рождались очень редко и при смешении определенных генофондов, которые до сих пор не удалось вычленить ученым.

Увы, были и такие браки, что приводили к очень печальным последствиям. Все началось с землянки и лирчанина[3], соединившихся узами брака и осевших на Земле. У самой пары все было хорошо, но вот у родившегося ребенка… Тогда врачи так и не смогли понять, что за отклонения проявились у малыша. Да и ученым не удалось, потому что приехавшая группа зачистки уничтожила все следы его существования. Эта маленькая тварь, которой только-только отрезали пуповину, за мгновение «выпила» акушерку, оставив от нее лишь пустую оболочку. Остальных же превратила в кровавый фарш, не добравшись только до обезумевшего практиканта. Подробности позже продемонстрировала запись на видеокристалле.

Еще несколько союзов с жителями созвездия Лиры привели к тем же результатам. Организацией объединенных миров был принят закон, запрещающий браки между землянками и лирчанинами.

Подобные отклонения происходили при смешении териан и землян с генами алиотов[4], правда, с более плачевными последствиями. Их потомство заражало окружающих безумием, превращая существ в вечно голодных тварей, охочих до живой плоти.

С течением времени в уголовном кодексе появился дополнительный параграф, посвященный межвидовым бракам. Увы, даже это не избавило Миры от проблемы – болезней, что получили распространение от «дефектных» детей. Эволюционируя, они каждое десятилетие сокращали численность разумных существ в разы, пока ООМ – организацией объединенных миров, не было принято решение поднять население на верхние, герметичные и стерильные уровни. Часть людей ушла в подводные города, обжив практически весь мировой океан.

Что же касается суши – её превратили в заповедники и курорты, за которыми исправно следили магические службы. Увы, так же имелись закрытые карантинные зоны, с зараженными существами, которых наше пацифистское общество не желало уничтожать.

В общем, помимо многочисленных плюсов от магии и общения с инопланетными друзьями, имелся и ряд минусов. Впрочем, пока правительство все держало под контролем, а императорский род не первое столетие успешно правил Землей, золотую молодежь это мало волновало. Тем более что у меня имелось все, о чем только можно было мечтать.

Так уж вышло, что я родилась в аристократической семье венерианина. Нет, себя мы, конечно, называли несколько иначе, но и на межмирное обращение, что пришло с имперского, не обижались. К тому же, имперский получил широкое распространение, став вторым языком во многих мирах. А что еще было делать, если для Землян, да и для других инопланетных друзей, некоторые языки выучить не представлялось возможным в силу анатомических особенностей? Но разговор сейчас о другом. Так вот, родилась я в семье венерианина, позарившегося на девушку, выигравшую конкурс Мисс Вселенная–6990. Их брак оказался на удивление крепким, плодородным, а главное – плодотворным для правительства. Мой старший брат, Альтус Атанис, занимал должность министра Обороны на Венере, успешно справляясь с возложенными на него обязанностями вот уже сто лет как. Кстати, занял он этот пост в непростительно молодом возрасте – в сорок, как раз после окончания обучения в военной академии.

Средний брат – Андерн, которому на данный момент было сто десять, считался гениальным ученым в области биомагии, и был признанным авторитетом на всех планетах союза. Я же в свои тридцать восемь была на предпоследнем курсе Императорского института, и в данный момент проходила практику в самом престижном научном центре – Криотос, занимаясь изучением сверхсуществ.

В отличии от Альтуса и Андерна, я – поздний и самый любимый ребенок в семье – унаследовала от родителей три дара. Способность видеть энергетическую структуру людей, да и не людей тоже – один из них. И этот дар сыграл не последнюю роль в выборе будущей профессии.

В общем, аристократическое происхождение вкупе с Дарами, умной головкой и привлекательной внешностью давали о себе знать. Я любила роскошь, хороший отдых и красивых мужчин. Последние были моей самой большой слабостью, впрочем, как и у всех венерианок, периодически заставляя терять голову и пускаться во все тяжкие.

Кстати, именно для этого я и заказала билеты на Кей-Си. Где еще, как ни на одном из самых лучших курортов, можно закрутить короткую интрижку? А может даже и не одну. И всё лишь для того, чтобы выкинуть темноглазого незнакомца из головы…

Знала же, что с такими лучше не связываться, но… не смогла отказать себе в удовольствие. Да и кто смог бы, лишь раз скользнув взглядом по сильному телу, принадлежащему представителю одной из самых загадочных рас вселенной? Как отказать, когда настойчивые губы скользят по обнаженной коже, а руки без труда находят самые чувствительные места? Наверное, стоило договориться еще об одной коротенькой встрече. Только вот он не настаивал, а мне стало стыдно. Самой сделать первый шаг? Не проблема! Но вот пригласить на свидание, будто навязываясь – ни за что!

Все необходимые для отдыха вещи уместились в одну сумочку и один браслет. Точнее, в сумку сложила косметику и рабочий планшет, а вещи рассовала по контейнерам и с помощью фемто-технологий уменьшила их до размера бусинок. Насадив на цепочку и полюбовавшись изящным стальным браслетом, отправилась на балкон – выпускать домашних любимец на прогулку.

Оконная панель легко скользнула в сторону, впуская в помещение свежий ветерок и теплые солнечные лучи. Стоило моим малышкам почувствовать цветочный аромат, летящий с соседнего здания, на крыше которого располагалась оранжерея, в воздух взмыла разноцветная радуга. Отлепляясь от стен, растений, потолка, яркие бабочки спешили на волю, оставляя после себя серебряную пыльцу.

Улыбнувшись, я закрыла за последней малышкой окно, а потом набрала команду вызова роботов. Десяток маленьких пылесосов, выскользнувших из-под пола, тут же принялся собирать волшебную пыль. Попадая в стеклянные баночки, она густым слоем ложилась на стенки, поблескивая в солнечном свете. Уже сегодня в частную больницу «Миллениум» отправится недельный запас лучшего обезболивающего.

Когда-то мое маленькое хобби – изучение редких видов и их совершенствование, превратилось в дипломную работу за седьмой курс, а потом и небольшую подработку, которая стала приносить неплохой доход. Конечно, не обошлось без многочисленных магических и генетических экспериментов, но результат того стоил. Тяжелобольные люди, для которых использование обычных обезболивающих могло оказаться смертельным, в силу блокирования работы энерго-магических потоков, принимали вытяжку из пыльцы. Благодаря своему биологическому происхождению, она не вступала в реакцию с лекарствами и стала идеальным анальгетиком.

Получив патент, я заключила договор с несколькими фермами на разведение моих бабочек, передав им для этого необходимый материал. А потом подписала контракт на поставку «волшебной пыльцы» в «Миллениум». А так как этот многофункциональный центр, скромно именуемый больницей, предоставлял свои услуги исключительно элите, то и деньги я получала соответствующие.

Невольно вспомнилось еще одно мое исследование, которое в дальнейшем было изъято и засекречено правительством, но я постаралась выкинуть ненужные мысли из головы. Это было в прошлом, как и… Он… моя самая большая ошибка. Забыть! Загнать в самые дальние уголки сознания и больше не думать!

Пока малышки трапезничали, я проверила чип на руке – до замены еще месяц, так что можно было не опасаться нежелательной беременности. Вакцину от вирусов тоже недавно обновляла, значит все в порядке. Готовься, Кей-Си – мы едем к тебе!

 

***

Белый песок мягко обхватывал ступни, мелкими крупинками скользя по нежной коже. Пенные шапки то и дело набегали на берег, оставляя после себя энергетические сгустки, тут же испаряющиеся под лучами двух светил и питая воздух живительной силой. Безоблачное голубое небо с редкими птицами манило, вызывая желание немного полетать. Кстати, на Кей-Си такие мечты были осуществимы.

Вега - небольшая звезда, находящаяся в созвездии Лиры, была замечена еще нашими предками. Располагаясь в двадцати пяти световых годах от солнца, она являлась одной из самых ярких звезд в окрестностях. Её планетная система неоднократно изучалась на пригодность для жизни. И, в один из прекрасных дней, многочисленные исследования дали положительный результат.

Прибывшие на место ученые всего за несколько лет превратили горячую поверхность одной из подходящих планет в курорт, создав искусственную атмосферу, а следом за ней, с помощью природников, моря и леса. Кей-Си стала бы идеальным курортом, но был один существенный минус – слишком вытянутая орбита вращения вокруг Веги. Из-за разницы температур в «теневых» зонах при наступлении зимы поверхность покрывалась коркой льда, а теплолюбивые растения погибали. Тогда-то ученые решили не тратить время и деньги на полеты к столь отдаленной звезде и «отбуксировали» Кей-Си к Солнцу. А дабы прогревание и освещение на ней было равномерным – планету «украсили» дополнительными спутниками. Не обошлось без помощи представителей других планет, но результат того стоил. Ныне один из лучших курортов – Кей-Си, не знал понятия "ночь". И именно поэтому был так нелюбим уранцами, предпочитающими прятаться в тени.

– Урсула, перестань! – сдвинув очки, покосилась на подругу.

– Что перестать?

– Выискивать новую жертву. Позже пойдем в клуб, там и выберешь. А сейчас расслабься и получай удовольствие.

– Вот именно потому, что хочу получить удовольствие, я и «выискиваю». Ну же, не будь занудой!

­– Ладно, чего ты хочешь?

– Хочу в клуб сейчас!

– Урса, мы же только прилетели. Ты всего четыре часа назад рассталась с любовником.

– Вот именно, что целых четыре часа назад!

Отвечать я не стала, да и нечего было. Такова уж натура чистокровных венериан – сексуальная ненасытность, граничащая с нимфоманией. Я то, полукровка, еще более-менее себя контролировала, но вот Урсулу без секса начинало ломать. Однажды, пробыв в вынужденной изоляции около четырех дней, она сорвалась… Три партнера за раз на протяжении нескольких часов стали предметом для шуток среди наших знакомых. И что самое забавное, смеялись исключительно над мужчинами, которых подруга совершенно «укатала». Впрочем, зная темперамент Урсы, я не была удивлена. Вот и сейчас, пролетев на шаттле около трех часов без возможности соблазнить хоть кого-нибудь – все места на челноке были раскуплены женской сборной с Астреи и несколькими семейными парами – Урсула находилась не в самом хорошем расположении духа.

– Ну, хоть переодеться дашь? – с сожалением поглядывая на море, простонала я.

– Десять минут!

Ну, конечно! На сборы у меня ушло чуть меньше получаса. За это время успев принять душ, накраситься и переодеться, я чувствовала себя настоящим героем. Обычно сборы в клуб длились в четыре раза дольше…

– Ну что, готова? – Урса нетерпеливо пританцовывала на месте, то и дело поправляя упругие локоны. – Да хоть и не готова, пошли уже!

Буквально выдернув меня из стула перед трюмо, буксир, по ошибке названный моей подругой, поплыл в сторону одного из известнейших танцевальных мест курорта.

Спускаясь по ступенькам в пещеру, освещенную живым огнем, я с наслаждением вдыхала ароматный воздух, наполненный тэлитом – очень интересным средством, принимающим свой «запах» для каждого. На Кей-Си его использовали вот в таких вот пещерах, куда свежий воздух поступал исключительно по вентиляционным трубам, успевая приобрести нотку затхлости. Для меня тэлит всегда пах по-разному, в зависимости от настроения. Ныне, в состоянии блаженного спокойствия и удовлетворенности, он ощущался свежескошенной травой, согретой летним солнцем. В моменты возбуждения приобретал сладковато-приторный запах, с легким оттенком пота. В моменты радости… Впрочем, у каждого свои представления об аромате и его соответствиях.

Вдыхая свежий букет трав, я спешно шла за подругой, покачивая головой в такт взрывной музыке. Стоило ноге ступить на последнюю ступеньку, как глаза резанул яркий свет лазерных лучей, а музыка, льющаяся со всех сторон – оглушила. В центре зала, на возвышенности, в ритме извивались полуобнаженные тела, зажигая толпу и разгоняя кровь по венам чувственными движениями. Отдыхающие тусовщики лениво дрыгались рядышком, все больше поглядывая на профессиональных танцоров и глотая кто слюни, а кто завистливые вздохи.

Большая часть туристов, естественно, заняла столики, находящиеся на выступах стен пещеры. Ярусами расположившись друг над другом, они создавали иллюзию уединенности и теневой защиты. Кого тут только не было… Невольно перейдя на другой вид зрения, я с большим удовольствием оглядела энергоструктуры, с удивлением отмечая двух существ с закрытого Нептуна. Интересно, как их сюда пустили? Хотя, мне-то какая разница? Никому не досаждают и ладно.

– Пойдем к бару! – прокричала подруга, обходя танцующих.

И снова моего мнения не спрашивали, ставя перед фактом. Ну, к бару, так к бару. Там как раз была парочка свободных мест. Увы, не дойдя до стойки каких-то двух метров, подруга замерла и мелко задрожала.

– В чем дело? – наклонившись к ее уху, прокричала я, перекрывая экстаз ударных, царствующих сейчас на танцполе.

– Лей, там мой бывший…

Скептически посмотрев на девушку, не смогла сдержать улыбки. С учетом количества мужчин, что у неё были, повстречать одного, а то и двадцать бывших, на курорте не такая уж неожиданность. Только вот выражение лица Урсы мне категорически не понравилось. Обычно она довольно спокойно реагировала на тех, кого бросала, я бы даже сказала – безразлично… Но вот если объект обожания бросил её…

– Как, говоришь, его зовут?

– Расэл, – еле выдавила из себя подруга.

О-о-о, ну тут все понятно. Один из трех мужчин, что нашел в себе силы и гордость отказать неугомонной венерианке, оставляя после себя разбитое сердце. Ох, помню я, как года два назад Урсула убивалась, когда он улетел на родную планету. Да уж, неприятно получилось…

– Хочешь, пойдем в другой клуб?

– Ну, уж нет!

Судя по блеску в зеленых глазах, она была настроена решительно. Однако лезть напролом я ей не позволила. В голове родился страшный план мести. Очень-очень страшный план.

– Что ты задумала? – подруга быстро оценила коварный прищур моих глаз и предвкушающе закушенную губу.

– Урса, помнишь, как мы с тобой на заре нашей дружбы одного бравого солдатика не поделили?

– И поспорили, кто его быстрее соблазнит? – Дождавшись моего утвердительного кивка, она задумчиво протянула: – Только сейчас меня не устроит такое же окончание забавы…

– Тогда закончим, как на Пандоре. Помнишь, как мы спроваживали навязчивого ухажера из чинов?

– Это когда …

– Да-да. Повторим?

И уже сама, не дожидаясь ответа подруги, отправилась мстить. Женщины по своей натуре очень обидчивые существа, но если эта женщина еще и с Венеры, то жди беды. Потому что мы никогда и ничего не прощаем. Даже отомстив, при любом удобном случае обязательно повторим. И не из вредности, а от безысходности, потому что обидеть нас могут только по-настоящему дорогие существа. Те, кого мы впускаем в сердце и душу. А вытеснить их оттуда можно только хирургическим путем, отсекая все жизненно важные органы и не оставляя даже шанса на воскрешение.

Мы двигались с Урсулой к свободным стульям очень удачно стоящим по обеим сторонам от объекта. Аккуратно протиснувшись к стойке, я положила ладонь на плечо мужчины, использовав в качестве опоры, и запрыгнула на высокий стул. Расэл, не ожидавший такой наглости, медленно повернул голову в мою сторону и окинул оценивающим взглядом. Правда, заметила я это лишь краем глаза, уже делая заказ бармену. Цель была достигнута – присутствие «бывшей девушки» на соседнем стуле осталось незамеченным.

– Красавчик, сделай мне «Рисианский восторг», – и я протянула руку для считывания штрих-кода и доступа к карте оплаты.

– Куколке нравятся маленькие зеленые человечки? – бывший подруги развернулся ко мне в пол-оборота.

– Куколка вообще любит мужчин, – усмехнулась я, окинув собеседника заинтересованным взглядом. – А маленьких или больших – дело настроения.

– И каким же оно будет от парочки таких «Восторгов». Учти, после третьего бокала окружающие люди будут светиться для тебя тусклым зеленоватым светом. Как несвежий бастанг[5].

Слишком быстро Расэл проявил ко мне интерес, поумерив охотничий азарт. Какая радость соблазнять того, кто сам рад поддаться чарам? Однако вспомнив о своей благородной миссии, я приободрилась. Слегка развернулась на стуле, занимая наиболее выгодную позицию, оголившую ногу до того пикантного места, где она брала свое начало, и приступила к выполнению плана.

– Зеленым, говоришь? Давно мечтала попробовать что-нибудь опасное.

Глазами перехватила взгляд мужчины, блуждающий по моему телу, и постаралась его не отпускать. Поднесла к губам коктейль, с призывно торчащей из него трубочкой и, обведя кончиком языка по краю, мягко захватила в плен. Расэл тяжело сглотнул. Дело в том, что некоторые напитки тут подавались с совершенно неожиданными аксессуарами. Вот и из моего «восторга» торчала трубочка, очень неприлично напоминающая то, что мужчины ошибочно почитали за своё достоинство.

Сделав несколько глотков, я наклонилась ближе к лицу «жертвы» и, показав на свой напиток, спросила:

– Хочешь? – А голосок-то томный, мягкий, обещающий.

– Очень, – прошелестело в ответ и кое-кто бессовестный начал тянуться к моим губам.

И тут в игру вступила подруга. Сидя практически за спиной бывшего, она положила ладошку на его бедро и медленно заскользила вверх. Мужик вздрогнул и хотел было повернуться, но я не предоставила ему такой возможности, захватив в плен тяжелый подбородок и впиваясь в губы сладким тягучим поцелуем с рисианским привкусом.

Огонь разбежался по венам. Теперь-то я поняла, почему Урсула так переживала расставание – этот герой девичьих фантазий бесподобно целовался. И явно не желал держать себя в руках. Я еле успела перехватить его ладони, скользнувшие к моей груди – не люблю, когда лапают в общественном месте. Переплетя наши пальцы, я прервала поцелуй, напоследок слегка потянув его за нижнюю губу. Подруга же тем временем продолжала одной рукой выводить узоры на мужском бедре, а вторую ладошку уже запустила под футболку.

Поймав взгляд, брошенный мною ему за спину, Расэл поинтересовался:

– Куколка, а что там за шаловливые ручки пытаются отвлечь меня от тебя? – Мою ладонь нежно погладили, а потом запястья коснулись горячие губы, и от этого места вверх по руке побежали возбуждающие искорки.

– М-м-м, а это приз самому смелому, – я сглотнула, почувствовав поцелуй уже на другом запястье, голос слегка охрип, – и решительному мужчине, согласившемуся на эксперимент.

Так, пора перехватывать инициативу, а то не понятно кто кого соблазняет. Слегка подавшись вперед, обняла Расэла за шею, и нежно погладив волосы на затылке, начала спускаться вниз к ключицам, затем по вырезу футболки, постепенно огладила перекатывающиеся под кожей напряженные мышцы груди. Подруга с зеркальной точностью повторяла мои движения: погладила шею, плечи, повела ладонями вдоль позвоночника. Тяжелое дыхание, вырывающееся из легких, затуманенный взгляд абсолютно черных зрачков, закрывших радужку. Он сдерживал себя явно из последних сил, которых с трудом хватило, чтобы произнести фразу…

– Что за эксперимент?

Есть! Попался! Теперь главное подругу удержать. Мне-то уже все равно ничего не страшно, а вот Урса может сорваться. У нее еще до прихода в клуб либидо горело, а сейчас там, наверное, один пепел остался. Со своего места я хорошо видела, как сверкали в темноте ее глаза. С каким вожделением она залезала одной рукой под мужскую футболку, а другой теребила пряжку ремня.

– Всё очень просто, – мурлыкнула я на ушко Расу. – Мы с подругой проводим эксперимент, как долго одна особь мужского пола в самом расцвете сил способна выдержать натиск двух возбужденных, – тут я не удержалась и слегка прикусила его мочку, а потом, отстранившись, продолжила, – сексуально-одаренных, опытных девочек. Две пары ловких рук, два искусных язычка… Везде, где только пожелаешь…

На этом, кажется, выдержка мужчину покинула. Я и не предполагала, что он обладает столь высокой скоростью. Схватив Урсу за запястья, он дернул их вперед, крепко прижав подругу к своей могучей спине. А затем, положил мне на затылок свободную руку и притянул к себе, впиваясь в губы жарким поцелуем.

Когда я уже начала задыхаться от нехватки воздуха, – подруга, к слову сказать, в это время вела себя как мартовская кошка, – Расэл выпустил из плена губы и, прислонившись своим лбом к моему, прохрипел.

– Я согласен на эксперимент.

Отстранившись от будущей жертвы двух бессовестных особ, я взгромоздилась обратно на барный стул. Даже не помню, когда успела его покинуть. Уже безо всякого восторга, залпом, допила свой «Рисианский восторг» и повернулась к настороженно наблюдающему за мной мужчине.

– Все не так просто. Ты должен доказать, что лучше всего подходишь для нас.

– А разве я еще не доказал? – раздался хриплый смешок.

– Ты горяч, напорист… опытен, – добавила после легкой паузы, как будто смакуя свежие воспоминания о недавнем пылком поцелуе. – Но вот насколько ты… стойкий?

– Не обижай меня такими намеками, малышка, – в голосе подопытного звучали смешинки.

Я сделала вид, что смутилась, окинула клуб оценивающим взглядом, побарабанила пальчиками по губам, размышляя, как бы получше сыграть последнюю партию.

– Я не намекаю, а всего лишь предполагаю. Впрочем, это легко проверить…

Улыбка вышла чересчур порочной даже для меня. Высвободив руки подруги, переложила обе ладони себе на попку и, встав между разведенными ногами мужчины, снова его поцеловала. То, что мы вытворяли с венерианкой дальше, было неприличным даже для такого клуба, как этот. Мужская футболка, максимально задравшись, уже не скрывала загорелого торса и рельефных мышц живота, который гладили нежные девичьи пальчики.

Бармен, первый из обслуги заметивший развернувшееся шоу, подал знак диджею, и музыка в помещении сменилась с безумных ударных, на тягучий сексуальный медленный вокал, который уже не смог заглушить полный наслаждения стон. Его, наш – уже не важно.

Всё это привело к тому, что мы добились максимального внимания от большей части посетителей. На что и был расчет. Пока я наслаждалась поцелуями, подруга незаметно расстегнула ремень, ширинку и… по клубу прокатился общий вздох разочарования, полностью заглушивший музыку.

Расэл, который только сейчас почувствовал неладное, резким движением отстранил меня, а потом опустил взгляд вниз и… Губы сложились в тонкую линию, а в поднятых ко мне глазах появилось понимание. Да, милый, все верно. На моих губах помимо коктейля был порошок, способный подавлять сексуальную активность. Такое средство я всегда носила с собой, храня в перстне. Мне он помогал избавиться от желания и сосредоточиться на деле, а вот у мужчин блокировал работоспособность одного конкретного органа. Лекарство совершенно безвкусное, но такое действенное.

– Ах, какое разочарование! – раздался из-за спины Расэла трагический «шепот» подруги.

– И не говори… Столько бахвальства, а на деле…

– А на деле, поможет только подъемный кран… – последнее слово, как и договаривались, осталось за Урсулой.

В глазах повернувшегося к подруге мужчины промелькнуло узнавание, а потом осознание. Раздражение, что только-только начавшее зарождаться – схлынуло, оставляя после себя отголоски грустной иронии. И предназначалась она самому Расэлу. Говорить что-либо или оправдываться он не стал. Усмехнувшись, показал мне большой палец, а потом быстро вернул одежде подобающий вид и пошел на выход сквозь расступающуюся толпу, так ни разу и не обернувшись.

– Довольна? – спросила я у погрустневшей подруги.

– Абсолютно… нет. И сейчас, как никогда, мне хочется выпить и забыться с каким-нибудь милым мальчиком.

Сказано – сделано. Правда отрываться мы все-таки ушли в другой клуб. А потом был срочный звонок из родного мира, который стал началом конца моей веселой жизни.

 

Тринадатый мир 2

 

Запись первая. Перекрестное свидание

«Свидание, превращенное в планерку, подарит

качественно новое удовольствие.»

Из бортового журнала «Кочевник»

 

День проходил в теплой дружественной обстановке. Маленькую меркурианскую гусеничку – Сишиуя, который приходился племянником моему руководителю, мне удалось пристроить в библиотеке. Оказывается, там имелись специальные «кабинки» для тех, кому было необходимо позаниматься. Снабдив малыша не только нудными урокам, но и любопытными экспериментальными наборами, я заняла его пытливый ум таким нехитрым способом до обеда и вернулась в любимую лабораторию. Очередное направление исследований в области проблемы арсэев стало давать результаты, и мы проверяли всё новые и новые данные. Очень хотелось верить, что мы наконец-то нашли способ устранить безумие, поражающие нолки.

Как обычно, с головой уйдя в работу, я забыла и про обед, и про подопечного, и даже про любимую подругу – Урсулу Нильтон. Единственный, кого эксперимент не смог выдавить из разума, был сатурианин Аритан эр Тэро. Его коварный образ постоянно маячил фоновым воспоминанием, разжигая небольшое солнышко в области груди. И если честно, меня это очень настораживало. Наши отношения переходили за ту опасную грань, которой я старалась избегать последние годы. И червячок неприятных предчувствий точил душу, убеждая, что я тороплюсь и слишком рискую.

Из исследовательской задумчивости меня вырвали сразу несколько звонков: напоминалка, заряженная мною на Сишиуя, вызов от капитана и сообщение от Урсулы.

Однако с охочими до моего внимания я разобралась удивительно быстро. С Аританом – капитаном корабля и моим нынешним любовником – мы договорились, что вместе поужинаем, а до того будем усиленно работать, чтобы освободиться к оговоренному времени. Заодно я попросила его поручить своему помощнику маленького меркурианина – проверить совпадает ли его месторасположение с тем, что выдает навигатор, оценить выполнение заданий, ну и накормить подрастающее поколение сытным обедом.

Сбив одним лучом сразу два астероида, я отговорилась от обеденной встречи с Урсулой, но, кажется, согласилась на совместную вечернюю трапезу. Главное, я так и не поняла, как подружка умудрилась вырвать у меня согласие, но факт оставался фактом. Мне предстояло присутствовать сразу на двух ужинах.

Идеальным решением данного вопроса могло стать удачное расположение ресторанных кабинок – встречи были бы изолированы друг от друга, но располагались максимально близко, даруя мне возможность весь вечер курсировать от одного столика к другому. Когда за легким перекусом с профессором Ришандром я поделилась своими измышлениями, он долго смеялся.

– Лейлит, к чему такие сложности? Почему ты не хочешь усадить их за один столик и провести время в интересной компании?

– Профессор, с вами я могу быть совершенно откровенной, – начала я проникновенную речь, а убедившись, что оппонент преисполнился важности, закончила: – такая мысль просто не приходила мне в голову. К тому же кавалер явно рассчитывает на свидание, а оно не терпит посторонних. Урса, скорее всего, хочет посекретничать, а значит и ей дополнительные слушатели также ни к чему. Скорее всего, мне придется перенести общение с подругой…

– Скажи ей, – перебил меня наставник, – что она обещала одному старому меркурианину почитать с ним сборник «Исторических хроник», и тогда твоя дилемма разрешится сама собой.

Закончив перекус на этой веселой ноте, мы вернулись к исследованиям. Работа, как обычно, увлекла настолько, что вытеснила мысли о предстоящем вечере, и только появление бесшабашной венерианки вернуло меня к действительности.

– Нет, Лей, я решительно тебя не понимаю, – выговаривала Урсула, ведя меня по коридору. – Такое пофигистичное отношение к ужину в моей компании еще допустимо, но ты ведь и про свидание могла так же запросто забыть. А это – неприемлемо! Не одетая, не…

– Как это не одетая, – притормозила я, демонстрируя свой сегодняшний наряд: белый лонгслив, прикрытый кремовой воздушной накидкой, и шелковая юбка шоколадного оттенка.

– Ты же не на собеседование идешь, – тэира Нильтон прошлась скептическим взглядом по моей фигуре.

– Кстати да, а куда мы идем? – я завертела головой, пытаясь определить наше местоположение. С момента встречи Урса проявляла небывалую активность, до сих пор не давая мне и слова вставить насчет нюансов сегодняшнего ужина.

– Старпом, я же ясно озвучил свой приказ! – внезапно донесся из-за поворота знакомый голос.

– Я всего лишь хотел уточнить детали, – ответил, появившийся из-за угла таил тель Петри, и тут же остановился, повторяя действия капитана.

– Тэиры, рад вас приветствовать, – нас поочередно удостоили дружественного кивка.

Неожиданно я поняла, что мне представился замечательный шанс, и я приблизилась к мужчинам.

– Какая удачная встреча, – я пристально посмотрела в глаза Итану, – а мы как раз шли ужинать. Не составите ли нам компанию? Заодно таил тель Петри поведает, смогла ли моя любимая подружка расширить его словарный запас в части объективных эпитетов в адрес венерианок.

– На самом деле, у меня на вечер были несколько иные планы, – и сатурианин вернул мне не менее выразительный взгляд, – но если тэиры настаивают…

– И даже очень, – проворковала незаметно подкравшаяся к Фарату Урсула и взяла его под руку. – Тем более что до ночи еще далеко и вы, капитан, успеете осуществить все намеченное.

– И когда же вы повышали уровень образованности моего старпома? – поинтересовался Аритан, когда мы продолжили движение по коридору.

Интуиция и общее направление пути подсказывали, что вскоре мы доберемся до столовой, и это немного сбивало с толку. Зал для общественного питания в моем представлении не являлся подходящим местом для романтического ужина. Но с другой стороны, и романтика пропала в черной дыре, как только мы столкнулись в коридоре такой теплой компанией.

– Курс молодого бойца был проведен не далее как сегодня днем, – ответствовала подруга.

– Вы и такие курсы проводите? – рассмеялся капитан. – А еще переживали, что вам нечем будет занять свободное время в полете.

– А Урса, как обычно, прибеднялась, – решила я вступить в диалог. – Это старая венерианская мудрость: поменьше покажешь, побольше увидишь.

Вот за такими нехитрыми пикировками мы и добрались до… столовой. Все-таки капитан привел нас именно сюда.

– Ты расстроена? – раздался шепот у самого уха. – Мне показалось, что ты любишь теплые компании. А где четверо… – тут капитан покосился за спину на моего телохранителя и поправился, – пятеро, там и орава в самый раз.

– Ты абсолютно прав, я души не чаю в групповых корпоративных мероприятиях.

– Да? – неожиданно воскликнула удивленная подруга. – Как много я, оказывается, о тебе еще не знаю…

Вопреки моим ожиданиям, мы зашли не в главные двери зала общепита, а в соседнюю, не особо приметную. Оказалось, что для командного состава все же имелось отдельное помещение для приема пищи, смежное с общим залом. Просто военные не всегда здесь уединялись. Столов тут было немного, с круглыми столешницами, что позволяло удобно беседовать за едой. Стулья, в отличие от тех, что находились за стеной, не магические, зато более удобные, похожие на кресла.

Увидев, что ассасин тоже устроился среди нас, да еще и оттеснив таила тель Петри от Урсулы, я чуть не открыла рот от удивления. Только легкое касание Итана пальцем к моему подбородку направило мысли в нужное русло. Так мы и расселись: капитан с помощником по одну руку и мною по другую, напротив него расположился Дэрион, а между телохранителем и мной – Урсула.

Поначалу за столом висело напряженное молчание. Все сосредоточенно выбирали блюда. Разве что телохранитель, задержав на несколько мгновений взгляд на меню, больше не обращал на него никакого внимания. Но после тяга к общению взяла свое и завязалась неспешная беседа, которая прервалась неожиданным вопросом.

– Скажите, капитан, а вы уже изолировали от добропорядочных пассажиров нарушителя межрасовых гуманистических ценностей?

Только Урсула могла обличить простой вопрос в такую витиеватую форму, поставив этим в тупик не только меня, но и остальных участников ужина.

– Неужели вы сомневаетесь в моих способностях? – притворно возмутился Аритан и, взяв в руки вилку, продолжил. – Правда, хотелось бы уточнить о каком конкретно нарушителе идет речь?

Появившаяся, было, довольная улыбка сползла с лица подруги.

– А что, их много?

Мне тоже стало любопытно, и вот уже две пары глаз выжидательно сверлили представителя звездолетной власти.

Две оставшиеся пары были увлечены друг другом, заигравшись в гляделки.

– Смотря с чем сравнивать, – получили мы невозмутимый ответ, и мужчина приступил к мясному рагу, обильно сдобренному приправами. – Иногда и одного более чем достаточно.

У меня закралось подозрение, что Итан заканчивал тот же университет, что и его нынешняя оппонентка. Но по увиливанию от неудобных вопросов он определенно ее обходил.

На некоторое время над столом повисла тишина: глядя на старшего по званию, к дегустации своих блюд решили приступить и остальные. Готовили на судне превосходно, вроде без особых изысков – если не считать таковыми национальные блюда каждой из представленных рас, – но сытно, разнообразно и вкусно. И это в столовой общего пользования. Что же говорить о платных кафе?

Внезапно, не донеся вилку до рта, я так и застыла в напряженной позе, пытаясь осознать, что только что видела периферийным зрением. Наверное, мне все же показалось, ведь это не могло быть правдой. Посмотреть «в лоб» было как-то неудобно и невежливо. Поэтому для начала я вернула прибор обратно в тарелку и посмотрела на Урсулу – заметила ли она что-нибудь?

Судя по застывшему взгляду и удивленному лицу – да. А значит, мне не показалось, и теперь я уже увереннее взглянула на своего телохранителя.

Ассасин, до сего дня сохранявший невозмутимую отстраненность от любых физиологических потребностей организма, сейчас также невозмутимо принимал пищу. Нет, он не открыл нам свое лицо – оно по-прежнему было скрыто куском плотной ткани. Однако как только он подносил к нему вилку, «маска» преобразовывалась в плотную дымку легко пропускающую посторонние предметы, при этом не теряя скрывающих функций.

К слову сказать, только мы с подружкой оказались такие несдержанные и впечатлительные, открыто рассматривая жующего ассасина. Мужчины вели себя деликатнее: Фарат изредка кидал посматривал, а Аритан продолжал есть, как ни в чем не бывало.

– Не секрет, что на звездолете произошло убийство, – первой взяла себя в руки тэира Нильтон и, пытаясь быть невозмутимой, возобновила разговор. – И меня, как беззащитную женщину, интересует – пойман ли убийца?

– Любопытно, для кого еще не является секретом служебная информация?

Бедная девушка поперхнулась только что отпитым соком, а после с самым невинным видом непонимающе захлопала ресничками. Не иначе как сжалившись над ней, капитан решил дать нормальное объяснение.

– Дело в том, тэира Нильтон, что на звездолете действительно совершено преступление. Служба безопасности проводит расследование, но улик крайне мало. Мы вынуждены были прибегнуть к опросу потенциальных свидетелей… – Аритан ненадолго задумался, заодно отдавая дань сочному мясу. – Видимо это и привело к распространению слухов.

– Тогда, может быть, вы нам расскажете, что на самом деле произошло? Возможно, это как раз таки снизит… распространение.

Вот зря Урса так сказала. Даже у меня сложилось впечатление, что именно благодаря ей слухи и поползли. Однако капитан лишь слегка улыбнулся.

– Недалеко от шлюзовых камер был найден труп одного из логистов. Немногие обнаруженные следы указывают на то, что убийство совершили в другом месте, а туда тело перенесли, чтобы выкинуть «за борт». Однако обход сотрудников службы безопасности отпугнул преступника.

– Совершенно непонятное убийство, – вступил в разговор Фарат. – Кому мог помешать рядовой логист?

– Пока мы не поймем мотивы, не найдем убийцу, – слегка поучительно заметил таил эр Тэро.

– Или же пока вы не найдете убийцу – не поймете мотив, – тут же подхватила вездесущая венерианка.

– О, предлагаю включить Урсулу в следственную группу, она уже выдвигает вполне рабочие версии, – не знаю, зачем я решила съязвить, но похоже ее гипотезы относительно гибели одной из бабочек оставили на сердце осадок.

Но, кажется, о бабочках вспомнила не я одна…

– А что ты иронизируешь? Преступление в оранжерее я раскрыла за пять минут. Конечно, и трупик там был не в пример меньше, зато…

Подруга не успела договорить, потому как ее перебили сразу несколько голосов.

– Это когда ты успела его раскрыть?

– Вы в оранжерее труп находили?

– И что вы с ним сделали?

– Мы сейчас не обо мне говорим, – парировала разом все выпады Урсула. – Признайтесь честно, капитан, вы ведь уже составили список неблагонадежных пассажиров, к которым в первую очередь стоит проявить пристальное внимание? Почему бы не изолировать их сразу?

– Допустим, список есть. И как вы себе это представляете? «Кочевник» огромный звездолет класса «Искатель». Число пассажиров на нем достигает нескольких тысяч…

– Я могла бы помочь с проработкой списка и сокращением числа подозреваемых, – невинно хлопая ресничками, предложила Урсула.

– А еще есть команда…

– Ну, команда меня интересует в последнюю очередь, – на автомате пробормотала девушка, видимо предвкушая, как на раз вычислит своего бывшего, и внезапно замолчала. Опасливый взгляд, брошенный на Аритана исподлобья, мог означать только одно: кое-кто сболтнул лишнее.

Пока, иронично выгнув бровь, сатурианин держал паузу, выжидая, что еще скажет разговорчивая венерианка, голос подал старпом.

– А кто в первую?

– Конечно же вы, старший помощник! У меня еще не было синих… друзей. Надеюсь, вы не откажетесь быть первым?

За что люблю свою подругу – за неунывающий характер и отличное владение языком. В стремлении выкарабкаться из неудобной ситуации она способна заговорить любого.

– У нас не так много времени, чтобы успеть стать друзьями. Мы – терианцы[1] – очень медленно сходимся с людьми.

– Кстати о времени, – решила я воспользоваться случаем и увести всех от опасной темы, – сколько нам еще лететь до конечной цели? С точки зрения проводимых исследований, нам с профессором есть чем занять рабочие часы, но хотелось бы определенности.

– А вот с определенностью некоторые сложности. Нибиру относится к редкому классу дрейфующих планет, если вы помните ознакомительную встречу с Равеном тель Наимом, – мы с подругой утвердительно кивнули, понимая, что вопрос адресовался именно нам. – Очевидно, что скорость ее перемещения не так велика, чтобы вылетев с Земли по одним координатам, мы на финише сильно промахнулись. Однако достигнув границы Плутона, мы обнаружили достаточно обширную аномальную зону, что значительно искажает точность наших приборов. Зона насыщена магическим излучением, не имея при этом определенного источника.

– И что вы намерены предпринять в данной ситуации? – Урсула произнесла вопрос с такой интонацией, что было совершенно не понятно: это допрос или простое любопытство?

– Мы, – капитан особенно подчеркнул это слово, – намерены дождаться результатов сканирования сегмента. Если все будет так, как рассчитывали, то через неделю уже высадимся в точке назначения.

Обрадоваться хорошей новости я не успела. С тихим шорохом в сторону отъехала дверь и в помещение вплыла примечательная парочка. Глядя на них у меня сразу родилась стойкая ассоциация – сине-зелёные водоросли.

– Таил эр Тэро, и вы здесь? Приветствую, – глава дипломатической миссии Равен тэль Наим кивком головы поприветствовал приподнявшегося капитана, а затем уделил внимание остальным присутствующим за столом. – А мы вот тоже с тэирой Куар решили перекусить вдали от шума общего зала. Не будем вам мешать, приятного аппетита.

Синекожий терианин выслушал встречные пожелания и, приобняв за талию зеленоволосую спутницу, повел ее в другой конец комнаты.

– Если на звездолете открыть филиал имперского океанариума, эта парочка станет любимцами публики, – зло проворчала Урсула, но была услышана не только мной.

– И в качестве кого вы их там видите? – усмехнулся капитан.

– А разве тут может быть несколько вариантов? – подруга с вызовом посмотрела на мужчину. – Сине-зелёные водоросли тренд экологической кампании в этом сезоне.

У настоящих подруг и мысли работают в одном направлении. Поэтому я не выдержала и в голос рассмеялась, заражая весельем и всех остальных. Невозмутимым как всегда остался лишь покров на лице ассасина. Но лучистые искорки в глазах выдавали мужчину с головой.

– Спасибо за компанию, но мне пора возвращаться на мостик, – поднимаясь со своего места, произнес старпом. – Скоро начнется дежурство.

– Фарат, надеюсь, вы не обиделись на мою шутку? – Урсула протянула мужчине руку для дружественного рукопожатия. – Я не имела ввиду ничего плохого.

– Разве можно обижаться на такую очаровательную тэиру? Я даже готов пригласить вас в одно уникальное место. Уверен, что вы там не были.

– Я даже готова подумать над вашим приглашением, – кокетливо хлопая ресничками, пропела венерианка, оставаясь сидеть на своем месте.

– А вроде бы все уже поели? – решила я сгладить неловкость и перевести тему. – Может быть, тогда все и пойдем?

– Куда? Фарат меня одну приглашал! – тут же встопорщилась подруга, а мы в очередной раз разразились хохотом.

На этом ужин спонтанно завершился. Урса последовала примеру старпома и удалилась по своим делам, а мне предложили прогуляться. Оставив «морскую» парочку в одиночестве, мы неспешно двинулись по главной палубе. Сзади на некотором расстоянии неслышной тенью двигался ассасин.

– Лей, так твоя подруга действительно вычислила убийцу бабочки? – обратился ко мне капитан с вопросом.

– Скорее просто выдвинула предположение на основании личной неприязни. Урсула подозревает Шаину, – я усмехнулась, вспоминая недавнюю выходку подруги. – Говорит, только создание с хлорофиллоподобным цветом волос могло близко подобраться к этим крылаткам.

– Если бы я мог таким же образом вычислить убийцу, – рассмеялся следом за мной капитан. – Может и правда стоит привлечь к расследованию твою подругу? С ее нестандартным мышлением она имеет неплохие шансы вывести службу безопасности из того тупика, в котором та оказалась.

– А вы зашли в тупик? – я чуть развернулась, чтобы увидеть глаза капитана: немного серьезные, слегка уставшие.

– К сожалению, определить круг подозреваемых в убийстве логиста по цвету волос – не представляется возможным.

– Вот так, одной фразой вы убили во мне надежду на быстрое решение всех проблем, – патетично произнесла я, и мы одновременно рассмеялись.

Мужчина задавал направление нашему движению, и я особо не следила за тем, куда мы идем, пока не заметила, что основные галереи остались где-то далеко позади, а люди стали попадаться совсем редко.

– Насколько важен для ваших исследований срок прибытия на Нибиру? – внезапно спросил капитан, и я не сразу нашлась, что ему ответить.

– В космическом пространстве все относительно, как любит говорить мой отец. Конечно, хотелось бы получить результаты до прибытия, поскольку на Нибиру у нас появятся не только другие приоритеты, но и значительно вырастет объем работ. Но повлиять на ускорение процесса мы не можем, да и не стали бы, поскольку эффект может быть прямо противоположный. Но ты ведь не просто так интересуешься. Что случилось?

– Много чего… и я не знаю, как на это реагировать.

Капитан немного помолчал, видимо раздумывая, о чем может мне рассказать, а потом негромко заговорил.

– Не найдя свидетелей убийства и даже мало-мальски существенных мотивов, я отдал приказ провести ревизию в секторе, который курировал покойный.

– А это не опасно?

– Думаешь, преступник сидит за контейнерами и ищет повод выскочить с ножом наперерез безопасникам? – мужчина по-доброму рассмеялся, когда увидел, что я смутилась. – На самом деле мы старались действовать в строжайшей секретности. В чем-то ты права, все пассажиры находятся в замкнутом пространстве, и пока преступник не выявлен – любой может подвергнуться нападению. Но я не об этом хотел с тобой поговорить.

Я бросила на мужчину удивленный взгляд: так мы не случайно бороздим самые дальние закоулки нашего звездолета вдалеке от проторенных путей. И весь этот променад не является целью соблазнить юное невинное создание в укромном уголке?

– Я вся внимание, – постаралась придать лицу максимально серьезное выражение. Главное, чтобы его не перепутали с обиженным.

– В результате обыска был обнаружен несанкционированный груз: упаковки с неопознанным порошкообразным веществом. При всем обилии лабораторий на звездолете, ни одна из них не относится к службе безопасности или военному ведомству. Как-то не предполагали мы, что понадобится вести криминальное расследование. А идентифицировать этот порошок нужно как можно скорее.

Я остановилась и повернулась лицом к мужчине, чтобы посмотреть ему в глаза.

– Ты хочешь, чтобы я провела опыты на базе нашей лаборатории?

– Только если мы сможем сделать это без свидетелей…

Мужчина обнял меня за талию и притянул к себе, не скрывая прямого открытого взгляда. Непроизвольно ладони сами легли ему на грудь, а потом потянулись выше, пока не встретились на брюнетистом затылке. В таком положении я как никогда остро почувствовала рельеф мышц, все впадинки и выпуклости спортивной мужской фигуры. Ух, а ему точно лаборатория для анализов нужна?

– Мы? Ты хочешь принять участие в процессе? – я удивленно приподняла бровь, в то время как пальчики непроизвольно зарылись в шелковистые волосы.

– Мне кажется, нашими предыдущими совместными процессами ты осталась вполне довольна, – и, наклонившись, Итан захватил губами мочку моего уха, отчего по телу пробежала дрожь возбуждения.

– Тогда предлагаю пройти к месту проведения работ, – уже срывающимся голосом прошептала я, закрыв глаза и подставляя шею под дорожку из поцелуев.

Дорожка внезапно закончилась, и коварный капитан подул на кожу. От контраста ощущений у меня перехватило дыхание, и, с трудом устояв на ногах, я отшатнулась. С другой стороны, если мы собирались дойди до лаборатории одетыми, а точнее, если мы в принципе собирались до нее дойти – то я очень вовремя разорвала телесный контакт.

– В целом предложение мне нравится, – хриплым голосом начал говорить капитан, пока я определяла наше местонахождение, – но у меня на сегодняшний вечер были другие планы…

От такого заявления я немного растерялась.

– А как же срочность, опасность? Преступники, поджидающие за каждым углом? – после очередного сказанного мною слова в глазах мужчины загоралось все больше смешинок. – Да и потом у нас очень удобная лаборатория, оборудованная с максимальным комфортом как для ученых, так и для подопытных. У нас твоими стараниями даже эталонный образец есть, полученный опытным путем.

– И какую же роль ты отводишь мне? Ученого?

Я коварно улыбнулась и вновь приблизилась к Итану.

– Не-е-е-ет, ученым у нас буду я, – мои пальчики пробежались по форменной одежде, вывели парочку узоров вокруг небольших пуговичек, а затем легли на плечи. – И вероятнее всего, я буду сумасшедшим ученым, в руки которого попал отличный экземпляр… Ой, ты что делаешь? Поставь меня на место!

Пока я пыталась раскрутить мужчину на игру по моим правилам, он подхватил меня обеими руками под попу и резко поднял в воздух, отчего я завизжала и мертвой хваткой вцепилась в его рубашку. Лишив опоры, капитан закружил меня, показывая, кто именно из нас двоих будет сумасшедшим.

Как только мои ноги снова коснулись пола, я пошатнулась и сильнее вцепилась в надежные плечи. Аритан же решил воспользоваться моей временной недееспособностью и прижал к стене, жадно впившись в губы поцелуем. Он словно пил мое дыхание, отчего головокружение не проходило, а напротив только набирало обороты. Внизу живота тугим клубком скручивалось предвкушение, то и дело выпуская маленькие разряды по особенно чувствительным местам. Подушечки пальцев зудели от желания добраться до обнаженной кожи, ощутить, как под ней проступает рельеф мышц. И словно вторя моему внутреннему состоянию, мужчина застонал и запустил руки под лонгслив, одной обхватив талию, а другой пробираясь к груди.

Поэтому когда где-то вдалеке послышался чей-то чеканный шаг, мы вздрогнули как нашкодившие подростки, прерывая поцелуй. Взгляд Итана ясно говорил, что мы подумали об одном и том же – нас чуть не застукали. Я засмеялась первая, уткнувшись лбом в мужскую грудь, которая тут же начала ходить ходуном от ответного низкого смеха.

– Пойдем уже, а то скоро начнется, и ты пропустишь все самое интересное, – меня взяли за руку и подвели к расположенному рядом лифту.

– Что начнется, и куда ты меня ведешь? – я все еще не пришла в себя и эйфория от возбуждения активно боролась с разочарованием от прерванного процесса.

Створки лифта почти бесшумно распахнулись, приглашая нас в свои недра.

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям