0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 5. Инженю (эл. книга) » Отрывок из книги «Вессекс. Инженю (#5)»

Отрывок из книги «Вессекс. Инженю (#5)»

Автор: Пьянкова Карина

Исключительными правами на произведение «Вессекс. Инженю (#5)» обладает автор — Пьянкова Карина Copyright © Пьянкова Карина

Я смотрела, как закапывают могилу, плакала и испытывала жгучий стыд. Это похороны моей матери, единственного родного человека, но слезы текли в первую очередь потому, что я не знала, как теперь быть, когда я осталась совсем одна. Мне ведь только шестнадцать, до совершеннолетия почти два года. Подростку просто не позволят жить одному… Да и кредит за дом мама выплатить так и не успела, никакого наследства я не получу, разве что долги…

И куда мне? В приют? Туда точно не хотелось. У нас в школе учились дети из приюта Святого Марка, и даже небольшого опыта общения с ними мне хватило, чтобы понять: в системе я просто не выживу. Не выживу – и все тут. А усыновлять кого-то моего возраста просто не станут, это любому ясно.

Родственников, которые могли бы забрать меня, у нас не имелось. Мама была единственным ребенком, бабушка с дедушкой умерли несколько лет назад. А отец… Я о нем ничего не знала. Именно ничего знала, а не просто не общалась с ним. Мама с детства рассказывала мне про военных, моряков, ученых, пропавших в экспедиции… И постоянно путалась в показаниях. В какой-то момент мне даже начало казаться, будто она сама не знает, кто именно был моим отцом, но таким легкомыслием мама не отличалась. Скорее всего, она ничего не хотела говорить мне о папе, и я не знала, почему.

Слезы капали и капали. Я поверить не могла, что теперь совершенно одна, что мама не разбудит меня утром привычным ворчанием… Она умерла так внезапно… Не стало в одну секунду. Сердце… Она давно на него жаловалась, ходила по целителям, но я не знала, что ее может не стать настолько… быстро.

Нотариус мистер Арчер стоял рядом, время от времени гладя меня по плечу. Наверное, пытался успокоить… Но разве я могла успокоиться? Я теперь круглая сирота… Почему все это происходит именно со мной?!

– Не плачь, милая, – мягко проговорил мистер Арчер. – Все будет хорошо.

Я упрямо мотнула головой. Не будет. Ничего уже хорошо не будет.

Мистер Арчер являлся душеприказчиком мамы, именно в его обязанности входило исполнить ее последнюю волю. И как-то пристроить меня.

Нотариус часто бывал у нас в доме, стал практически другом семьи. Какое-то время у меня даже теплилась надежда, что он сделает матери предложение, и наша жизнь станет хоть немного легче. Мама работала в местной библиотеке, доход более чем скромный… Но то ли у мистера Арчера не было никаких намерений относительно нее, то ли я просто чего-то не поняла.

– Не волнуйся, твой отец о тебе позаботится, – огорошил меня нотариус.

Мне казалось, что земля уходит из-под ног.

– Вы что-то путаете. У меня нет отца.

Нотариус тяжело вздохнул.

– Ну что за глупости, Джейн? Отец есть у каждого.

Ненавидела, когда со мной разговаривали как с глупым ребенком.

– Мама о нем никогда не говорила! Ни слова правды! Может, она даже не знала, кто мой отец!

С каждым словом я повышала голос все больше. Понимала, что нельзя так вести себя на похоронах, но все переживания рвались наружу истерикой.

– Мэри знала, кто твой отец, Джейн, – тихо произнес мистер Арчер. – Она прекрасно все знала, просто не считала нужным беспокоить его. Беременность… Словом, родить ребенка было только ее решением.

Потрясающе. Просто потрясающе. Предполагаемый папаша даже не знает о том, что его осчастливили отпрыском. Мама могла с него хотя бы алименты стрясти, тогда бы нам жилось легче. Но она этого не сделала.

– Завтра мы поедем в столицу, к твоему отцу. Надеюсь, он с радостью примет тебя.

Еще и столица? Неужели мама не могла найти отца своему ребенку немного… поближе?

– И как же зовут моего отца? – спросила я, недоверчиво нахмурившись.

Нотариус тяжело вздохнул и потер переносицу.

– Твоя мать утверждала, что его имя – Дэниэл Лестер.

На несколько минут я просто онемела и даже позволила увести себя прочь с кладбища.

Когда мы оказались рядом с домом, который столько лет был для меня родным, я сумела задать вопрос, который буквально разрывал меня на части с того момента, как мистер Арчер назвал имя отца.

– Лестер?.. Из тех Лестеров?

Нам неплохо преподавали историю, и я знала большинство самых знатных семейств страны.

– Из тех, – подтвердил мужчина, старательно не глядя в мою сторону. – Это нынешний лорд Лестер, Джейн. И твоя мать клялась, что это правда.

Лорд?! Еще хуже! Каков шанс, что столичный лорд может переспать с библиотекаршей из глубокой провинции?

А каков шанс, что, даже если такая нелепица произошла, он пожелает признать ребенка от этой библиотекарши?

– Этот «папаша» меня даже не порог не пустит, – обреченно прошептала я, опуская голову.

А ведь в какой-то момент я почти готова была поверить, что все действительно будет хорошо…

Не будет.

 

Несколько часов в поезде я не могла перестать думать о своем предполагаемом отце. Как он воспримет такие вот «радостные новости»? Подозреваю, не кинется обнимать. И говорить, как рад получить на руки готовую взрослую дочь – тоже не будет. Возможно, никто не станет даже разговаривать с мистером Арчером. Мало ли какая глупость пришла в голову провинциальной библиотекарше. Какие лорды, честное слово?

Но даже если предположить, будто я действительно дочь лорда Лестера (чушь, конечно, но все-таки), нужна ли я буду внезапно обретенному отцу? Что-то не верится. К тому же, он может уже давно быть женат, иметь законных детей… Тогда все обернется совсем плохо.

Чтобы не мучиться попусту, я просто залезла в Сеть и поискала информацию по предполагаемому родителю. Оказалось, по крайней мере, что лорд Дэниэл Лестер сорока девяти лет от роду не женат и женат никогда не был. Уже немного легче.

Но почему в таком возрасте безумно богатый мужчина все еще не обзавелся супругой и наследниками? Он же лорд, в конце концов! Ведь таким как он, аристократам с длинным списком предков-магов за спиной, очень важно продолжить свой род!

В голове зазвенел первый тревожный звоночек.

Может, с лордом Лестером что-то не так?

После обычной биографической справки я перешла к сплетням и слухам, в которых, как оказалось, его светлость лорд Лестер упоминался регулярно. В целом… Нет, с ним оказалось все более-менее так. Или не настолько не так, как мне сперва подумалось.

Этот мужчина имел множество пассий и регулярно менял их. Причем, похоже, чем старше становился сам Лестер, тем более молодых любовниц он себе подбирал. Хотя, судя по фото, до убеленной сединами старости аристократу было все еще очень и очень далеко. Но оно и понятно, маги и живут подольше, и увядают не так быстро по сравнению с людьми без дара или теми, кто даром так и не научился пользоваться.

На фото Дэниэл Лестер показался очень красивым. Ну, как из женских романов. Мама их любила читать. Наверное, лет семнадцать назад он был еще привлекательней. Моя родительница точно бы не смогла отказать такому. Но остается загадкой, что такой, как лорд Лестер, мог найти в моей матери? Она же был обычной, такой же обычной, как и я, вовсе не сказочной красавицей. Подозреваю, что личная жизнь у мамы не сложилась именно из-за этого, а не потому, что она одна растила дочь в маленьком провинциальном городке, где связь до брака считалась едва ли не уголовным преступлением…

 

В столице мне прежде бывать ни разу не приходилось, поэтому, когда мы сошли с поезда, меня сперва оглушило какофонией звуков. Этот город оказался невероятно громким. А еще быстрым. Люди здесь, кажется, не ходили, а носились по улицам, по скорости мало чем уступая автомобилям.

Я прижалась к мистеру Арчеру, вцепилась в свой чемодан обеими руками и затравленно озиралась по сторонам.

– Сейчас где-то час езды на такси, и ты увидишь своего отца, – попытался утешить меня нотариус.

Стоило понять, как быстро я встречусь с лордом Лестером, тут же стало не по себе. Готовой я себя точно не чувствовала.

– Вы уже связывались с ним? – тихо спросила я.

Мистер Арчер кивнул.

– Да. Сказал, что выполняю последнюю волю твоей матери. Правда, не стал уточнять, в чем именно она заключается.

Я вымученно улыбнулась.

Кажется, даже этот человек не имеет иллюзий по поводу реакции лорда Лестера на новости об отцовстве.

– И он действительно согласился встретиться с нами? – недоверчиво уточнила я.

Наверное, лорд Лестер достаточно занятой человек, чтобы вот так запросто принимать гостей из провинции.

– По крайней мере, его секретарь сказал, что нас примут.

Замечательно. Значит, сам лорд может вообще не подозревать, что кто-то к нему заявится. Кажется, все складывается совсем уж неудачно.

 

Добраться до дома лорда Лестера за час не удалось. Пробки в городе были такие, что только плачь. В итоге около огромного особняка в старинном стиле мы с мистером Арчером оказались часов в шесть вечера. Не самое лучшее время для визита, но выбора-то в любом случае не было. Пришлось нажимать на звонок и долго объяснять кому-то из прислуги, кто мы и что нам вообще нужно в резиденции одного из богатейших людей страны.

Как и опасалась, нас никто не ждал…

Только я могла так вляпаться. С детства была невезучей. Одно рождение чего только стоит.

После двадцатиминутных переговоров внутрь нас все-таки пустили. Подозреваю, этому поспособствовал начавшийся дождь. Капало едва-едва, но мистер Арчер расписал так, будто я уже промокла до последней нитки и вот-вот схвачу воспаление легких.

Ребенка пожалели. Вот разве что ребенком я себя не чувствовала уже очень и очень давно.

Провожал нас убеленный сединами дворецкий, настолько важный, что можно подумать, будто служит он при дворе, причем министром.

Изнутри дом показался мне еще более роскошным, чем снаружи, и все это великолепие буквально давило на меня. Наверное, приют все-таки стал бы для меня более приемлемым вариантом. Хозяин такого дома просто не мог иметь ничего общего с кем-то вроде меня или моей матери.

– Его милость сейчас ужинают в кругу родственников, – протянул дворецкий, когда мы замерли перед огромными двустворчатыми дверями. – Но его милость оказался настолько любезен, что согласился вас принять незамедлительно.

При упоминании ужина в животе у меня красноречиво забурчало. Пообедать толком мы не успели, и бутерброд, съеденный на ходу, оказался плохой заменой полноценному приему пищи.

Дворецкий посмотрел на меня с таким возмущением, будто я юбку задрала прилюдно.

Пожилой мужчина сперва чинно постучал в дверь, потом открыл ее и торжественно провозгласил:

– Мистер Арчер и мисс Томпсон.

Почувствовала себя как на великосветском приеме. Вот только вместо шикарного наряда на мне были джинсы, толстовка и видавшие виды кроссовки. Раньше никогда не переживала из-за своего внешнего вида… Но сейчас вдруг почувствовала себя ужасно жалкой. Наверное, виной тому окружавшая меня роскошь…

В комнату я вошла, зажмурившись. Было страшно, чертовски страшно. Мыслей о том, отец мне лорд Лестер или нет, уже не было и в помине. Я думала только о том, что оказалась в шикарном доме, рядом с богатыми людьми, и сама выгляжу в их глазах как жалкая оборванка. Почему-то это оказалось и обидно, и унизительно.

Когда хватило смелости открыть глаза, выяснилось, что нас привели в столовую, и за накрытым столом уместилось пять человек. Две пары, возможно, даже супружеские, и мой отец, предполагаемый отец, который сидел как хозяин дома во главе стола.

На меня и мистера Арчера пялились все пятеро, в особенности женщины, одна рыжая и голубоглазая и вторая, брюнетка с зелеными глазами.

– Ну и кто вы такие? – лениво осведомился лорд Лестер.

Выражение его лица говорило о том, что аристократ недоволен нашим появлением и желает выгнать незваных гостей взашей.

– Э… – смутился нотариус. – Меня зовут Мэтью Арчер, я нотариус. И… душеприказчик Мэри Элис Томпсон, проживавшей в Сент-Эверсхилл. В мои обязанности входит исполнить последнюю волю усопшей, милорд.

При упоминании имени моей матери лорд только недоуменно нахмурился. Кажется, он вообще не понимал, что происходит.

Так и думала, что мама что-то напутала. Или придумала. Или… ну, про нее говорили порой в городе, что не от мира сего. Видимо, слишком не от мира сего.

– Хорошо, в чем же заключалась воля этой вашей… Мэри Томпсон? И какое отношение ко всему этому имею я? – с недовольством спросил мужчина у мистера Арчера.

Нотариус, кажется, тоже почувствовал, что все идет немного не по плану.

– Мисс Томпсон хотела, чтобы после ее смерти вы приняли на себя заботы о Джейн Кристине Томпсон, ее дочери.

Как мне показалось, у лорда Лестера дернулась щека. Его гости хранили невозмутимость, но вроде бы из последних сил.

– И так понимаю, рядом с вами как раз и находится Джейн Кристина Томпсон, мистер Арчер? – с плохо скрываемой угрозой в голосе поинтересовался хозяин дома.

Мне тут же захотелось сбежать как можно дальше. Ну, ясно же, что я не имею к этому мужчине никакого отношения. Так зачем только позориться?

– Да, милорд, – подтвердил нотариус, как будто становясь меньше ростом.

Глаза Дэниэла Лестера горели злостью.

– И почему же я должен брать на себя заботу о данной девице?

А вот сейчас будет финал сцены, после которого и меня, и мистера Арчера выставят за порог. Хорошо, если без напутствующего пинка для ускорения.

– Мисс Джейн Томпсон только шестнадцать лет, она несовершеннолетняя. И… и ее мать утверждала, что именно вы являетесь отцом Джейн.

Нервно закашлялся стоящий поодаль дворецкий.

Глаза лорда Лестера едва из орбит не вылезли. Орать бедняга начал только через минуту, когда сумел прийти в себя

– Какая дочь?! Вы рехнулись в этом своем захолустье?! Я знать не знаю ни о какой Мэри Томпсон! Мне даже ее имя ни о чем не говорит! И теперь вы пытаетесь меня убедить, будто я отец этого великовозрастного чада?! Как у вас только наглости хватило?!

Я начала медленно пятиться к двери, желая только оказаться как можно дальше от этого человека. Все обернулось не просто плохо, а кошмарно.

Наверное, лорд Лестер и дальше бы орал, если бы одна из его гостий, та, что черноволосая, его не перекричала.

– Дэнни, стоп!

Как ни странно, Лестер послушался и замолк.

– Дэнни, то, что ты не помнишь имя женщины, не значит, что у тебя не могло с ней быть интрижки. Семнадцать лет назад. Я еще помню, насколько ты был… энергичным в то время. Если речь шла об одной ночи, то ты действительно можешь не помнить имени матери этой девочки.

Женщина говорила спокойно, уверенно, как будто полностью разбиралась в том, о чем вела речь. Хотя, если она помнит лорда Лестера семнадцать лет назад, то, наверное, относится к числу очень близких друзей.

Лорду Лестеру сорок девять. Хотя ему столько не дашь. Женщине на вид… а вот черт его знает, сколько ей на вид. Ухоженной элегантной даме могло быть как тридцать, так и сорок. Назвать ее возраст навскидку не получалось.

– Катарина, ну, не можешь же ты думать… – попытался отговориться хозяин дома.

Его безжалостно перебили.

– Как раз могу. Ты мог бывать в то время где-то рядом с Сент-Эверсхиллом? Хотя, о чем это я, у тебя же имение не так чтобы далеко оттуда, верно? И ты там фермы скупал.

Дэниэл Лестер, кажется, понемногу успокаивался. Или просто не мог орать на эту женщину.

– Хорошо, Катарина, к чему ты ведешь? – спросил он обреченно.

Сидящий рядом с женщиной по имени Катарина темноволосый мужчина закатил глаза и произнес:

– Лестер, Кати ведет к тому, что девочка похожа на тебя как две капли воды. Слишком похожа для того, чтобы списать это на случайное совпадение. А ты… ты мог провести с женщиной ночь просто из прихоти и забыть об этом напрочь. Готов поставить сотню фунтов, что это действительно твой ребенок.

Я замерла, пытаясь сообразить, как теперь быть. Все-таки сбежать? В собственной правоте лорд Лестер уже начал сомневаться, но родительской радости на его лице так и не наблюдалось.

Но неужели он действительно такой? Спит со всеми женщинами подряд?

Вот только разве мы похожи с лордом Лестером? Как по мне, так не особо. Разве что оба темноволосые. Даже глаза! Вот у него они яркие, зеленые, а у меня просто карие. И мужчина куда смуглей.

Меня оторопь взяла. Если он, правда, мой отец…

В детстве я любила придумывать для себя идеального папу. И ни разу моя фантазия не была жутким бабником, который даже не в состоянии удержать в памяти имена всех своих любовниц.

– Френсис, разве можно утверждать с полной уверенностью без экспертизы? – с издевкой протянул лорд Лестер. Мне показалось, что хозяин дома с этим мужчиной, Френсисом, не особо ладит.

– Мне – можно, – решительно заявил Френсис.

В разговор снова вступила зеленоглазая женщина.

– Экспертизу, конечно, провести надо, но только для того, чтобы официально ввести девочку в род. Дэнни, не кривись. У тебя все равно нет наследников. Ну, или они пока не всплыли, но не суть! Главное заключается в том, что если последней волей матери было отправить ребенка к тебе, то, видимо, у девочки просто никого нет.

Лестер нахмурился.

– С чего ты так взяла?

Брюнетка пожала плечами.

– Потому что доверить тебе ребенка, пусть даже шестнадцатилетнего, можно только от полного отчаяния. Мистер Арчер, у Джейн есть еще родственники, которые могли бы приютить у себя девочку?

Мой сопровождающий, до этого боявшийся даже вздохнуть лишний раз, подал голос:

– Нет, мэм. Если лорд Лестер откажется брать Джейн под опеку, она отправится в приют.

К даме нотариус обращался нарочито почтительно. Кажется, она действительно была важной птицей, раз к ней прислушивался даже лорд.

– Вот видишь, Катарина, о девочке в любом случае позаботится государство, – заикнулся было Лестер. И на него с неодобрением уставились абсолютно все до единого.

Особенно укоризненным оказалось выражение лица у рыжеволосой.

– Дэниэл, о чем ты говоришь? Как можно отправлять родную дочь в приют? – пораженно спросила она, словно не верила собственным ушам.

– Эш, только не начинай, я тебя умоляю! – воскликнул лорд. – Из-за того, что вы все вдруг решили, будто это моя дочь, она ей еще не стала.

Стало быть, приют.

Я опустила голову, чтобы никто не заметил слез, которые закипали в моих глазах. Хотя мне же с самого начала не стоило ни на что рассчитывать…

– Дэнни, – вкрадчиво и очень зло начала Катарина, – это твоя дочь. И ты ее признаешь, возьмешь под опеку, иначе, клянусь честью рода Сфорца, я превращу твою никчемную жизнь в ад! Она Лестер по праву крови! Это очевидно! Перестань изображать страуса и пытаться спрятать голову в бетонный пол!

Лорд Дэниэл Лестер не был женат… Но почему-то эта дама вела себя как его законная супруга или, по крайней мере, близкая родственница, которая имела право приказывать.

– Ты же сама сказала, что мне ребенка можно доверить только от отчаяния! – попытался нырнуть в лазейку лорд Лестер.

Его собеседница была неумолима.

– Именно. Поэтому девочка будет жить в нашем доме. Думаю, имея опыт с двумя отпрысками, с еще одним подростком я как-нибудь справлюсь, – заявила Катарина.

Вот так просто? Не нужна отцу – и меня заберет кто-то из его друзей? Такое ощущение, будто я подарок, который не понравился, и теперь меня можно передарить.

– Френсис, скажи ей! – внезапно попросил помощи лорд, хотя к этому Френсису точно не испытывал теплых чувств.

– Зачем? – фыркнул тот. – Еще один ребенок в доме нам никак не помешает. К тому же, Кати всегда хотела девочку, так что заботиться о твоей дочери ей будет только в радость.

Я решилась поднять взгляд.

Кажется, меня не отошлют.

– Это может быть и не моя дочь!

Катарина пожала плечами.

– Как скажешь, Дэнни, милый. Только сейчас, будь любезен, подпиши все бумаги мистера Арчера, потом зарегистрируй их в опеке. В ближайшее время проведем экспертизу, и ты сам во всем убедишься. Или не убедишься. А сейчас нужно покормить джентльмена и девочку.

У меня голова шла кругом. Буквально за несколько минут мою судьбу решили. Причем не тот, кто, возможно, является моим отцом. На эту Катарину я косилась с опаской. Она показалась мне женщиной властной, может, жить в ее доме будет не слишком-то и приятно.

– Кот, может, представишь всех присутствующих дочери? – подал голос до того молчавший мужчина, видимо, спутник рыжеволосой Эшли.

Лорд Лестер застонал.

– Касс, я ведь уже сказал… Впрочем, черт с вами. Девочка, как там тебя?..

Даже имя мое с первого раза не запомнил. Вряд ли дождусь родительской любви.

– Джейн, – пискнула я.

– Хорошо, Джейн, позволь представить тебе моего кузена Кассиуса Фелтона, наследника лорда Фелтона.

Да уж, высшее общество, как оно есть. Один лорд. Наследник лорда.

– Его супруга Эшли Фелтон.

Рыжая – Эшли, нужно запомнить.

– Моя давняя подруга Катарина Фелтон-Сфорца. Ее супруг и мой дальний родственник Эдмунд Фелтон.

Второй Фелтон усмехнулся и добавил:

– Можешь звать меня дядя Френсис, Джейн.

Каким образом Эдмунд может стать Френсисом я не поняла, но уточнять не стала. Потом разберусь. Наверное.

Во время ужина взрослые оживленно разговаривали, но, разумеется, ни я, ни мистер Арчер в беседе участвовать не могли. Мы ни шуток не понимали, ни каких-то особых специфических слов… А я так вообще не решалась глаза от тарелки лишний раз поднимать.

Вдруг миссис Фелтон-Сфорца передумает меня забирать? С чего ей беспокоиться о дочери лорда Лестера? Ведь только ее муж приходится моему предполагаемому отцу родственником, да и то дальним. Или вдруг экспертиза покажет, что никакого отношения к Дэниэлу Лестеру я действительно не имею?

Было так страшно… Наверное, куда страшней, чем было на похоронах матери. Там я понимала, что угожу в приют на ближайшую пару лет. Сейчас же выбор стоял между приютом и богатым домом, и, что уж греха таить, я бы предпочла именно богатый дом, пусть и волновалась о том, как полажу с миссис Фелтон-Сфорца и ее мужем. Да и ее дети… Она же говорила что-то про опыт с двумя детьми…

После ужина лорд Лестер действительно покорно подписал все бумаги под бдительным взором Катарины Фелтон-Сфорца, и я была передана в цепкие руки этой женщины.

Мой чемодан, с которым я не расставалась даже во время обеда, был вручен мистеру Эдмунду Фелтону.

– Кати, королева моя, ты уверена, что забрать к нам девочку – это действительно лучшее решение? – спросил мужчина, пока мы втроем шли к машине.

Я похолодела. Он же вроде был раньше не против того, чтобы я пожила у них?

– Абсолютно уверена, – фыркнула миссис Фелтон-Сфорца. – А что именно тебя смущает?

Мистер Фелтон тихо вздохнул.

– Просто подумал о реакции монстров, родная. Они могут не одобрить появления чужака в доме.

В этот момент я даже споткнулась и наверняка растянулась бы, не поддержи меня под локоть женщина.

– Френсис, не драматизируй. Девочка – Лестер, значит, крепкая. Не сожрут же ее в самом деле. Да и для монстров это будет полезный опыт. Увидят, что не всегда внимание будет доставаться только им.

Похоже, эти «монстры» на самом деле не чудовища, а… люди? Тогда почему их так называют? Вряд ли за ангельский характер…

Уже в машине Катарина снизошла до объяснений.

– Видишь ли, милая, я счастливая мать двух великовозрастных сыновей с несколько… сложными характерами, – пояснила она со вздохом.

Мистер Фелтон поспешил поправить супругу.

– Родная, давай уж называть вещи своими именами. Брендон и Александр – два самых больших педагогических провала в мире. Ты их слишком сильно любила, чтобы удержать в узде.

Аристократка закатила глаза.

– Ты так говоришь, будто ты их не любил и пытался как-то сдерживать. В любом случае, Джейн, это два злоязыких, эгоцентричных и эгоистичных молодых человека, которые, вероятно, заставят тебя потратить много нервов. Но, как говорят у меня на родине, собака, которая лает, не кусает. Реального вреда они никогда не причинят.

Очень утешает.

– А сколько им лет? – спросила я, надеясь на лучшее. Если бы они оказались младше…

К сожалению, мои надежды не оправдались. Как всегда.

– Брендону почти двадцать и восемнадцать Александру, – ответила миссис Фелтон-Сфорца.

Потрясающе. Я уже заранее предчувствовала, что спокойной жизни мне не светит.

– В крайнем случае, можно отправить девочку к Кассиусу, – напомнил мистер Фелтон, глядя на меня едва ли с сочувствием.

Катарина хмыкнула.

– У него своих трое. К тому же, не хочешь ли ты сказать, будто Леонард и Валентин менее проблемные, чем наши мальчики?

Мужчина с полной уверенностью кивнул.

– К тому же они привыкли жить под одной крышей с сестрой, что в нашем случае плюс. Ну, еще есть Дафна. Бхатия не иначе как чудом и молитвой перебил гены Фелтонов, их Арджун вполне приличный юноша, а уж о малышке Индире и говорить нечего.

Чем дольше я слушала разговор старших, тем больше сомневалась, что в доме Фелтонов мне будет житься лучше, чем в приюте…

– Френсис, не паникуй раньше времени, может, все еще обойдется, – махнула рукой миссис Фелтон-Сфорца с излишним оптимизмом.

Мамочка, почему ты оставила меня? Если бы ты осталась со мной, мою судьбу не пришлось бы решать этим чужим людям.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям