0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Всему виной твои глаза » Отрывок из книги «Всему виной твои глаза»

Отрывок из книги «Всему виной твои глаза»

Отрывок из книги «Всему виной твои глаза» - Эргле Марина

Исключительными правами на произведение «Всему виной твои глаза» обладает автор — Эргле Марина Copyright © Эргле Марина

ПРОЛОГ

В жизни почти каждого человека наступает такой момент, когда он понимает, что нужно что-то менять, что так больше продолжаться не может… Кто-то не боится использовать шанс, который ему преподносит судьба, рискует и… выигрывает! А другой имеет такой же шанс, но из-за своих сомнений и страхов, из-за своей неуверенности в себе и в своих силах просто закрывает на него глаза и упускает его… Запомните, что больше всего рискует тот, кто не рискует! Я уверяю вас, что в старости мы больше будем сожалеть не о том, что мы сделали, а о том, что мы могли бы в этой жизни сделать, но не сделали. Мы живем одну жизнь и должны ее прожить так, чтобы перед тем как отойти в мир иной, мы без страха посмотрели в глаза смерти и просто рассмеялись ей в лицо, сказав, что все, чего ты хотел, ты достиг. Что ты смог прочувствовать жизнь, и теперь без всяких сожалений ты просто ее отдаешь…

Я уважаю людей, кто сами кузнецы своего счастья, своей судьбы. Я считаю, что СУДЬБА - НЕ ДЕЛО СЛУЧАЯ, НО РЕЗУЛЬТАТ ВЫБОРА. Если ты чего-то ПО-НАСТОЯЩЕМУ хочешь и веришь в это, то обязательно этого добьешься. Главное - верить в себя, в свои силы, в свой дух и в то, что у тебя все получится! Ни в коем случае нельзя отчаиваться, если все идет не так. Боритесь за свое счастье! Особенно я обращаюсь к женщинам. В нашем мире мы считаемся слабым полом. Дорогие мои, вы даже не представляете, насколько это ошибочное мнение! Женщина, НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА, гораздо сильнее мужчины. Я не имею в виду физические данные, ни в коем случае! Я имею в виду то, что внутри… Это наше сердце, которое любит, страдает, надеется, милосердствует, радуется, ненавидит, прощает; это наша душа, которая часто не дает нам покоя, а главное - наш внутренний настрой. Мужчина, обидевший и оскорбивший женщину, впоследствии может поплатиться за это кровью. Обиженная женщина - это как разъяренная волчица, которая может выскочить из чащи леса именно в тот момент, когда ты будешь меньше всего этого ожидать.

Я хочу еще раз обратиться к женщинам. Женщины, ради Бога, любите себя! Если вы любите себя, значит, вас будут любить и окружающие. Гордитесь тем, что вы женщины! Не допускайте, чтобы мужчина вытирал о вас ноги. Наконец, будьте стервами и делайте так, чтобы мужчина бросал весь мир к вашим ногам и пытался достать для вас звездочку с неба, а не вы. Да, любая женщина всегда хочет повелевать мужчиной, но не всегда может и умеет. Гораздо чаще она становится заложницей собственной привязанности. И расплачивается за это потерей здоровья, самоуважения, престижа, денег, наконец, попросту потерей собственного «Я». Да, я прошла через все это. Но я смогла сказать этому человеку “НЕТ” и ни на секунду не пожалела. Я нашла в себе силы уйти и поверила в то, что смогу прожить и без него. И у меня получилось. У меня все получилось! Я думала, что никогда не смогу стать счастливой! Впустить в свое сердце новую любовь было для меня невозможным, я просто перестала в нее верить… А счастье без любви не существует. Мое сердце почернело. В тот момент мне ничего не было нужно, кроме денег. Но жизнь преподносит нам сюрпризы… Один мужчина заставил меня вновь поверить в любовь. И я поверила… Даже скажу больше: я окунулась в нее с головой! Я думала, что с моей первой любовью умерли и все мои светлые чувства, но оказывается, они просто дремали. Как поутру будит нас солнышко, их разбудили теплые, нежные лучики любви. И кто бы что ни говорил, я смело заявляю, что ЛЮБОВЬ ЕСТЬ. Настоящая любовь существует. Ее нельзя потрогать, но ее можно почувствовать. Верьте в нее! И если вы ее встретите, то ни в коем случае не упустите! Боритесь за нее, если придется. Но что бы ни случилось, никогда не забывайте про чувство собственного достоинства, НИКОГДА! Цените себя, верьте и любите! И тогда вы добьетесь успеха.

Я пишу это, потому что желаю всем огромного счастья и большой безграничной любви. Такой же взаимной, чистой и искренней, как у меня. Когда я была юной девушкой, и мне только-только исполнилось восемнадцать, я сделала рискованный поступок. Я уехала из своего маленького провинциального поселка в огромный город, который я не знала, и в котором меня никто не ждал. Я оказалась совершенно одна, без каких-либо средств на проживание. Меня предал на тот момент самый близкий мне человек. Мне некуда было идти, мне не у кого было просить помощи. Но у меня была возможность вернуться домой… Я не сделала этого… Я знала, что моя жизнь превратится в сущий ад, если я вернусь в свой маленький убогий поселок с его грязными улицами и забытыми богом людьми. И я вновь рискнула… и в дальнейшем поняла, что сделала правильно!

Меня зовут Лана. Сейчас мне двадцать шесть лет. У меня двое замечательных детей двойняшек: мальчик и девочка. Я очень их люблю, они просто замечательные! У меня есть любящий и верный муж (в чем я нисколько не сомневаюсь!), мы живем в особняке на берегу моря.

Когда начинает смеркаться, я часто стою на балконе и смотрю вдаль в это манящее бесконечное голубое море и с какой-то тоской вспоминаю о своем прошлом. Я часто вспоминаю свою маму, свою жизнь до приезда в Санкт-Петербург, свою первую любовь и те криминальные дела, которыми я занималась… Когда мой муж видит, что я думаю о том, что тревожит мое сердце, он подходит ко мне, нежно обнимает меня сзади за талию и шепчет мне в ушко ласковые слова любви. Я сразу поворачиваюсь к нему, улыбаюсь, обнимаю его за шею и всем сердцем ощущаю любовь. НАШУ ЛЮБОВЬ.

ГЛАВА 1

Вот уже какую ночь я провожу без сна… Я печально смотрю на лунный свет, падающий с окна на мою уже давно пожелтевшую от старости простыню. Меня ужасно мучает необъяснимое чувство тревоги, которое не отпускает меня уже несколько недель. Наверное, это все-таки из-за отца… В последнее время он как-то странно себя ведет… Ему постоянно что-то мерещится. Он часто называет меня Ольгой, именем моей мамы, которая отошла в мир иной уже много лет назад, когда мне было только шесть. Я пытаюсь ему объяснить, еле сдерживая слезы, что это я, его дочь, Лана. Но это бесполезно, он как будто не слышит меня и продолжает с сумасшествием меня обнимать и шептать с дрожью в голосе, как сильно он меня любит и как он рад, что я жива. Я смотрю ему в глаза, и мне становится по-настоящему страшно: в них нет ничего, кроме пустоты и бешено бегающих из стороны в сторону расширенных зрачков. Моя мачеха, Раиска, полная женщина сорока лет, очень злится, наблюдая за этой малоприятной картиной. Она не понимает, что мой отец психически болен, и ему срочно нужна медицинская помощь. Она всегда чувствует себя ущербно, когда ей напоминают о моей маме. Раиска знает, что мой отец, независимо от того, сколько прошло времени, никогда не сможет забыть ту женщину, которая в один миг смогла изменить его жизнь. Сделать ее осмысленной, счастливой и наполненной любовью. Мачеха никогда не смогла дать моему отцу то, что смогла дать ему моя мама. Попросту говоря, от одного только произнесенного ее имени, у мачехи резко вскипает ее глупая ревность к давно умершей женщине, и все свои негативные эмоции она сбрасывает на меня. В детстве она часто меня поколачивала. Тогда я была маленькой хрупкой девочкой и не могла дать отпор взрослой женщине. Но сейчас я выросла и могу за себя постоять.

– Володя, сейчас же отойди от этой черноволосой змеюки! – зло пробурчала Раиска моему отцу. – Неужели ты не видишь, что это никакая не Ольга, а Ланка! Вот две чертовки, похожи как две капли воды! Ну за что мне бог послал такое мучение?!! – истерично кричала Раиса, поднимая руки вверх и смотря в потолок. – Ну скажи, боже, если ты есть! Скажи, почему одна дрянь меня при жизни достает, а другая даже и после смерти все не угомонится!

– Прекрати, – ледяным голосом сказала я, посмотрев на нее уничтожающим взглядом, – я не намерена выслушивать все, что треплет твой ядовитый язык. Неужели ты не видишь, что твой муж болен? Нам нужно уехать в город и заставить его пройти обследование.

– Да ты что, дрянь! Решила своего отца в психушку упрятать?! Вот что значит пригреть на своем плече змею! Он тебя выкормил, вырастил, обул, одел, а ты просто хочешь от него избавиться?! Дрянь!

– Неужели ты так слепа, что не видишь, что он сходит с ума?!

– Ничего подобного! Он нормальный мужик и, как и все нормальные мужики, любит выпить, – визгливым голосом говорила мачеха, своим тоном выделяя слово «нормальные», – просто он сегодня немного переборщил, вот и все! И не надо делать из этого трагедию и сразу вести его в психлечебницу!

– Он алкоголик. А алкоголизм – это болезнь! И то, что он путает меня с мамой, которая умерла одиннадцать лет назад, уже не в первый раз!

– Просто ты выросла и стала сильно на нее похожа, – с ненавистью в голосе, злобно прошипела Раиска.

– Это не причина для нормального и здорового человека путать свою дочь с давно умершей женой!

– Просто ты сильно на нее похожа! – стояла на своем глупая женщина.

– Ладно, хорошо, – я решила изменить тактику, – тогда скажи, пожалуйста, откуда перед его глазами берутся все эти кошки, пауки, мыши, которых он постоянно видит и отмахивается от них руками? И, как ни странно, их не видим мы. Что ты скажешь на это? Разве это нормально?! – я снова повысила голос.

Мачеха тяжело вздохнула, отвела взгляд в сторону и уставшим голосом сквозь зубы тихо произнесла:

– Ну что ты от меня хочешь?

– Я хочу, чтобы ты съездила с ним в город и показала его врачам. Это нужно сделать как можно быстрее, пока не стало поздно…

– О чем ты говоришь? Какой город? Какие врачи? На все нужны деньги! Ты еще наивная маленькая дурочка, у который совсем нет мозгов! У нас не хватило бы денег даже на дорогу, не говоря уже о каком-то лечении!

То ли от бессилия, то ли от волнения я сильно прикусила нижнюю губу и почувствовала во рту привкус крови. Мачеха явно поняла мое внутреннее напряженное состояние и продолжала раскалять мои и без того уже расшатанные нервы.

– Ты бы лучше о себе побеспокоилась, – ехидно улыбаясь, провизжала Раиса. – Да, тяжело, наверно, жить, зная, что у тебя нет будущего. Почти все твои одноклассники, получив аттестат, разъедутся, а ты навсегда останешься в этом «Мухосранске»! Ах да, забыла! – мерзко рассмеялась Раиска. – Вместе с тобой здесь будет гнить и твоя подруга Милка! Такая же нищенка, как и ты! Поработаешь какой-нибудь поломойкой вместе со своей лучшей подружкой и выйдешь замуж за какого-нибудь Иванушку-дурачка, алкаша из соседнего подъезда! Я тебе на свадьбу ящик водки подарю! – захлебываясь ядовитым смехом, мачеха от удовольствия даже немного похрюкивала.

– Можешь и не мечтать! – еле сдерживая себя от бушующего гнева и унизительной жалости к себе, вскрикнула я. – Я не доставлю тебе такого удовольствия! Я не останусь здесь! Ни за что!

– Дура! Ты думаешь, мне будет приятно видеть здесь твою мерзкую рожу? Я сама не хочу, чтобы она мне мозолила глаза! Да я бы счастлива была, если бы ты свалила отсюда куда подальше! Но где ты возьмешь денег?! У нас их даже не хватает на то, чтобы оплачивать свои естественные нужды! За свет и то три месяца не можем заплатить, телефон уже давно обещают отключить. Я уже не говорю о том, в какой каморке мы живем. Это не дом, а какая-то будка с облезлыми стенами и старой развалившейся мебелью, если ее еще можно назвать мебелью!

– Я все равно найду выход из этого положения! Я все равно уеду! – Закричала я что было сил.

– Я еще раз повторяю твоей безмозглой башке, что нет денег – нет будущего. Свой аттестат и свою золотую медаль, на которую ты идешь, можешь засунуть себе в задницу! Тебе здесь она явно не пригодится! У нас на завод берут почти всех, ты только его директору ноги раздвинь - и ты уже там.

– Не надо рассказывать подробности твоего зачисления на работу, – съязвила я. – И не суй нос не в свои дела. Я сама хозяйка своего будущего. Я найду денег, уеду и поступлю заочно в институт на бюджетной основе. Буду работать и учиться одновременно, – как можно спокойнее сказала я с серьезным выражением лица.

– И где же ты раздобудешь деньги? Телом пойдешь торговать? На этом много не заработаешь, – мачеха решила окончательно вывести меня из себя, что у нее хорошо получилось, – наши местные алкаши больше двадцати рублей за твой передок не дадут.

– Да как ты… – Только и смогла сказать я, захлебываясь от гнева и ненависти, – да как ты посмела!..

Но я не смогла договорить… Все произошло так быстро… Отец схватил нож и полоснул мою мачеху по лицу. Я с криком начала всеми силами выхватывать у него нож. Тогда он, не раздумывая, напал на меня! Дальше ничего не помню, какой-то гул в ушах…

Когда я очнулась, перед моими глазами оказались люди в белах халатах. Врачи… Это были врачи.

– Что случилось? – тихо спросила я, оглядывая обшарпанные стены моего дома. Над моим лицом склонилась молоденькая медсестра, лет двадцати пяти, с короткими белыми волосами.

– Вы сильно ударились головой и потеряли сознание. Ваша мама тоже пострадала…

– Моя мама умерла, – перебила я медсестру.

– О нет, что вы! – Явно не поняла меня эта молоденькая блондинка, принимая Раиску за мою маму. – Она жива, с ней все нормально… Только ее лицо… Мне очень жаль, но у нее на лице навсегда останется шрам… – Немного помолчав, медсестра добавила, – Скажите, кто это сделал? Вы можете написать заявление в милицию.

– А разве моя мачеха вам не сказала, кто это? – удивилась я.

– А, это ваша мачеха, – медленно протянула медсестра, а потом, смутившись, добавила, – ой, извините, что я так бестактна. Ваша мачеха сказала, что ни вы, ни она ничего не знаете, и никакое заявление писать не будете.

Потерев рукой ушибленную голову, я спросила:

– Вы не знаете где мой отец?

– Нет, – растерянно ответила она.

Этот случай навсегда отложился в моей памяти. Отец через день вернулся домой. Он ничего не помнил. У мачехи на щеке остался красоваться шрам от ножа. А я вот уже какую ночь не могу заснуть. Я не могу жить в таком постоянном напряжении…

Мама… мама, ну почему ты меня оставила?! Почему? Я так хочу тебя обнять и почувствовать твое материнское тепло. Я так хочу тебе рассказать как мне тяжело без тебя, как мне трудно со всем справляться. Я так хочу, чтобы ты приласкала меня и пожалела, как маленькую. Я до сих пор помню твою улыбку, твои глаза, твои блестящие черные густые волосы… Ты была такой красивой, мама… Когда ты умерла, у меня закончилось детство. Все изменилось. Отец запил, и из доброго любящего папочки превратился в чудовище! Я ненавижу его!!! Зачем он так со мной поступил? Я понимаю, он очень сильно тебя любил, и твой уход из жизни навсегда покалечил его душу. Но он не имел права сломаться… он должен был нормально жить, ради меня. Ради меня, черт побери!!! Ну почему Судьба-злодейка засунула меня в этот чертов поселок Герман... Здесь нет никаких надежд на лучшую жизнь. Я просто не выдержу здесь!!! Я должна отсюда уехать в город и продолжить учебу. Но в нашем мире все решают деньги! Где же мне их взять?

От безысходности мыслей по моей щеке побежала слеза… затем другая, третья… и я дала волю чувствам. Я разревелась, уткнулась лицом в подушку и выплеснула наружу все то, что накопилось у меня внутри за долгое время. Все обиды, унижения, нереализованные мечты, желания, цели… И меня мучил вопрос: почему одним достается все, а другим ничего?! Какая несправедливость!!! Устала… как же я устала от всего этого…

Перестав плакать, я подняла голову и посмотрела на часы. Стрелки показывали четыре утра. Поняв, что времени на сон осталось совсем немного, я решила попробовать уснуть. Долго промучившись, я все-таки провалилась в долгожданный сон, но ничего хорошего в нем я увидеть не смогла, снились одни кошмары…

ГЛАВА 2

Я проснулась от настойчивого звона будильника. Боже, как же не хочется вставать! Я совсем не выспалась. Лениво протянув руку в сторону, я нажала кнопку на будильнике, и он тут же замолчал. Хочется еще немножечко поспать, ну хотя бы еще десять минут. Я закрыла глаза и вновь провалилась в сон. Второй раз я пробудилась ото сна только в половине восьмого. О, черт, я же в школу опаздываю! Быстро собравшись, я посмотрела на себя в зеркало и подумала, что даже бессонная ночь и отсутствие на мне модной дорогой одежды ничуть не портит мою внешность. Ведь настоящая природная красота - она либо есть, либо ее нет! Подмигнув своему отражению, я вышла из дома.

Солнце уже светило во всю свою мощь, оповещая, что уже давно начался новый день.

Боясь опоздать, я решила значительно сократить свой путь к школе. Чтобы это сделать, нужно было перелезть через забор одного заброшенного дома и выйти с другой стороны его двора. Этот дом был заброшен уже много лет, он выглядел очень мрачно... Ходили слухи, что там жила одна семья, и она погибла при загадочных обстоятельствах. Кто-то даже говорил, что этот дом проклят, и по ночам оттуда доносятся душераздирающие крики его бывших обитателей.

С силой пнув ногой деревянный забор, я проломила доску. Сделав нужное отверстие, я проникла внутрь двора. Быстрыми шагами обойдя дом, я вышла на другую его сторону и уже хотела открыть старую деревянную калитку, чтобы выйти, как вдруг... Как вдруг почувствовала, что на мое плечо легла чья-то рука! Я вскрикнула и отскочила в сторону.

Передо мной стояла женщина. По ее облику нетрудно было догадаться, что она была цыганкой. Она впилась в меня взглядом своих черных глаз.

– Что ты здесь делаешь, милая? – хрипловатым голосом спросила она.

– Я... – произнесла я, переведя дыхание, – я в школу иду... Я опаздываю, и поэтому решила сократить свой путь…

– Я вижу! – странным голосом перебила меня она. Цыганка широко раскрыла глаза и уставилась на меня. – Я вижу смерть! – крикнула она диким голосом.

Я вздрогнула и испуганно, еле слышно спросила:

– Мою смерть?

– Нет, не твою... Но эту смерть принесешь ты! Ты принесешь много смерти!

– Прекратите! Что вы такое говорите?! – вскрикнула я то ли от страха, то ли от злости.

Цыганка после моих слов словно пришла в себя. Она перестала смотреть на меня широко раскрытыми глазами и уже более спокойным голосом проговорила:

– Ты принесешь много горя... не только другим, но и себе...

– Да как вы можете такое говорить?! Вы не можете это знать!

– Нет, милая моя, – грустно улыбнулась она, – увы, я вижу судьбы многих людей... Словно вспышкой они пролетают перед моими глазами.

– Я не верю Вам! – протестующе воскликнула я.

– Это твое право, – сказала она и, развернувшись ко мне спиной, направилась в сторону дома.

Любопытство одержало надо мной верх, и я остановила ее:

– Стойте! – сказала я, и цыганка остановилась, обернувшись ко мне.

– Скажите, а что вы видели? – неуверенно спросила я.

Женщина подошла ко мне и, не дав мне опомниться, выхватила у меня мою ладонь.

– Я вижу сложную судьбу, – произнесла она томным голосом. – Предательство, отчаяние, страх... Ты будешь ходить по лезвию ножа. Твоя жизнь часто будет висеть на волоске. Ты пройдешь через страдания и горе, ты собьешься с истинного пути, погрязнешь в разврате и бесстыдстве. Да, у тебя будет много мужчин... Но почти всем ты принесешь несчастье! Ты будешь блуждать в этом мире, не зная, зачем ты здесь. Ты будешь искать что-то, сама не понимая, что ты ищешь. И так, пока судьба сама не найдет тебя. Тебя многие будут любить, но только один полюбит тебя по-настоящему... Он и будет твоей судьбой... но ты, погрязшая в чужих и собственных грехах, не сразу поймешь это... Твоя судьба рядом с тобой, но далеко... Но только пройдя весь путь, ты поймешь смысл моих слов.

Слова цыганки страхом отозвались в моей душе. Выхватив свою ладонь из ее руки, я кинулась прочь, быстро перескочив через забор, и убежала.

Виня себя за свою глупость и любознательность, я дошла до школы.

Около школы я встретила Милу. Мила – это моя лучшая подруга, даже можно сказать единственная, потому что только ей я доверяю. Подойдя поближе, я заметила у нее ужасный синяк под глазом. Увидев меня, она печально улыбнулась.

– Ну что, опять? – тихо спросила я, уже зная ответ.

– Да, – вздохнула моя подруга, грустно улыбнулась, и на ее глазах показались слезинки.

Дело в том, что Мила не просто мне подруга, она - моя подруга «по несчастью». Она живет с отчимом, ее мать тоже умерла, но только намного позже, когда ей было двенадцать лет. Ее отчим – обычный работник завода, который, как и почти все люди, проживающие в Германе, очень любит выпить. Живут они тоже нелегко, отчим частенько уходит в запой, пропивая всю свою получку. И все бы даже было ничего, если бы не его ненависть к своей падчерице. После смерти ее матери он дал себе волю… Нередко моя подруга приходит в школу с разбитой губой или вот как сейчас, с синяком под глазом.

– Лана, послушай, – еле слышно произнесла Милка, – на урок мы уже опоздали, и лучше нам там сейчас не появляться. Тем более ты идешь на золотую медаль, а физик терпеть не может опозданий. Он у нас мужик вредный, может и четверку поставить. – Немного помолчав, Мила добавила, – лучше сходи со мной в туалет. Я попробую как-нибудь замазать свой синяк.

Я согласилась. Мы пришли в туалет, и я наложила Миле на лицо достаточно много тонального крема, синяк почти не был заметен. Достав пачку дешевых сигарет, Милка посмотрела на меня глазами, полными слез, и тихо сказала:

– Я больше не могу, я не могу так больше жить, – подруга зажгла сигарету и нервно закурила. – Ты знаешь как страшно жить с таким человеком? Боже мой, как страшно!

– Я бы на твоем месте подала заявление в милицию.

– Да ты что, Лан! Какая к черту милиция?! Единственное, чем мне «поможет» наша дорогая милиция, так это оказаться на улице! А так… отчим хоть и сволочь, а деньги хоть какие-то он мне все-таки дает.… А если есть деньги, – Мила сделала глубокую затяжку, – то и жить как-то дальше можно, – выпуская тоненькую струйку дыма, закончила она свою фразу.

– Ну как знаешь, – пожала я плечами и перевела взгляд на сигареты. – Ты ведь бросила курить. Что, опять начала?

– Да как тут не начнешь, – ухмыльнулась подруга. – В нашем богом забытом Германе не только курить начнешь, но и пить.

– Да, в этом ты права, – вздохнула я.

Секунд десять Милка неотрывно смотрела на тлеющую сигарету. Потом, резко выбросив ее в сторону, она перевела взгляд на меня.

– Ланка, а знаешь что? – возбужденным голосом заговорила Милка.

– Что? – не поняла я.

– А давай после выпускного бала уедем отсюда! Уедем отсюда раз и навсегда! Например, в Петербург!.. Это огромный и прекрасный город, имеющий великолепную историю и являющийся северной столицей нашей России! А главное - он находится далеко от этой дыры, в которой мы обитаем!!! – с отчаянным рвением чуть ли не кричала моя сумасшедшая подруга.

Я была просто ошарашена Милкиным заявлением, в ее глазах читалось какое-то безумие.

– Какой к черту Петербург? На какие шиши мы туда поедем?

– Я уверена, что мы что-нибудь придумаем. Понимаешь, Лана, если что-нибудь очень сильно захотеть, то все получится.

– Ха! Ну например, я очень хочу денег, ох как я хочу, что бы они упали мне в руку прямо здесь и сейчас! – Я демонстративно протянула вперед ладонь и закрыла глаза. – Что-то я не ощущаю денег, Мил. – Я развела руки в стороны, – Их нет, понимаешь, нет! Просто надо смотреть на вещи реально.

– А я так и смотрю, – спокойно ответила она.

– Если бы это было так, ты бы понимала, что говоришь полный бред.

– Ну почему?

– Да потому, что у нас нет денег даже купить билет на поезд, не говоря уже о самой жизни в большом городе!

– Насчет денег у меня есть кое-какие соображения…

– Какие к черту соображения?! – перебила я Милу и уже не могла остановиться. – В нашей ситуации не может быть никаких соображений! Мы в тупике!!! Понимаешь, просто в тупике!!! Скорее всего, мы останемся в этой глуши навсегда... Ты знаешь, как я этого не хочу.… Но наш мир построен не на любви и дружбе, как в старые добрые времена. Наш мир построен на деньгах.… На этих проклятых деньгах! А они с неба в руки не падают. Если даже пойдешь работать, все равно получать будешь одни крохи, которых не хватит даже на два дня жизни в городе.

– Лана, ну почему ты не даешь мне договорить?! – возмутилась Мила. – И вообще, я тебя просто не узнаю, с каких пор ты стала такой пессимисткой?

– Я не пессимистка, а просто не строю пустых иллюзий.

– Еще добавь, что ты реально смотришь на вещи, – с издевкой сказала Мила. – Ты даже не знаешь, что я хотела тебе предложить!

– Ну хорошо, я тебя слушаю. – Я сделала безразличное лицо, всем своим видом показывая, что этот разговор ни к чему не приведет.

– Нет, я не буду тебе ничего говорить, пока тебя это по-настоящему не заинтересует.

– Да ладно тебе выпендриваться! Меня может это заинтересовать только в том случае, если я услышу действительно стоящее предложение, в чем я глубоко сомневаюсь.

– Ладно, убери хотя бы с лица эту кислую мину! Вот, уже лучше, а то состроила недовольную гримасу. А теперь ответь мне на вопрос: ты действительно хочешь уехать отсюда? Можно сказать по-другому: ты действительно хочешь вычеркнуть из своей дальнейшей жизни наш маленький, серый поселок с его грязными замусоленными улицами и с такими же непримечательными прохожими, у которых во взгляде я вижу только одну пустоту? И ты действительно хочешь вычеркнуть из своей жизни отца и мачеху, которые вечно ходят в пьяном бреду?…

– И о которых знает вся округа, – грустно добавила я.

– Да, но самое интересное, что в нашем Германе это считается нормой! Здесь редко встретишь непьющих людей.… Так ты хочешь уехать отсюда?

– Мил, ты же знаешь, что да…

– И ради этого ты пойдешь почти на все? – Мила хитро прищурила глаза.

Я немного подумала и, пристально посмотрев на подругу, уверенно ответила:

– Да.

– Тогда у меня есть план…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям