0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из книги "Выстраданное счастье"

Отрывок из книги "Выстраданное счастье"

Исключительными правами на произведение «» обладает автор — . Copyright ©

Глава 1

Милад

На улице шел дождь. Скучный и нудный. Однако этот неприятный природный факт меня даже радовал. Мокрые, бездушные капли, словно отражали то, что творилось у меня на душе. Дождь смывал моё прошлое, освобождая дорогу долгому неизвестному будущему, в которое я больше не впущу ни одну женщину.

А по полотну ночной дороги, бесшумно и быстро, как будто вышедший на охоту хищник, ехал черный лимузин. Тишину ночи нарушал лишь звук тихой музыки, лившийся из радио. Переключив фары на дальний свет, от чего они стали ярче отсвечивать серебристо-желтым цветом по лужам, отражая мимолетные блики фонарей трассы, Лео увеличил скорость, увозя меня и сына прочь от замка, в котором осталась тварь, предавшая меня.

Крепко прижимая спящего Дара, который был смыслом моей жизни, я вглядывался в расстилающуюся за окном равнину и поля, проносящиеся мимо здания, с аккуратно побеленными стенами, в пестрые, светящиеся неоновым светом, рекламные баннеры. Где-то вдалеке отсвечивали фары припаркованных автомобилей. Вспышка молнии разорвала ночную тьму, за окном бушевала непогода, как будто отражая ураган чувств бурливших в моей душе. Обида и боль гложила меня изнутри. Усталость, безысходность и тяготящее чувство привычки, навалились на меня, ведь я привык делить со своей любимой, почти все. В сознание начинает просачиваться ужасающая правда: тебя предали, обманули, водили за нос. Никогда в своей бессмертной жизни я не испытывал такой сильной боли от предательства. Дикая мощная боль разрывала меня на куски, мне было больно дышать. Я даже боялся поднести руку к груди - казалось, что мое сердце разорвано пополам и ладонь будет мокрой от крови.

«Северина, моя девочка. За что так ты обошлась со мной, нанеся жестокий удар в спину? С нами?»─ Одни вопросы, на которые ответов я не знал, слетали еле слышным шепотом с моих губ. Слезы застилали глаза. А в голове полный бардак: мысли, образы, представления; они хаотично мечутся, настаивают на своем и не дают думать ни о чем другом. Но слова демона острым ножом впились в голову. Красочные картинки измены стоят перед глазами, и весь мир воспринимается через их призму. Как… как мне жить дальше, когда земля уходит из - под ног?

Я ненавижу тебя сука! Но я в твоей власти. Ты мой наркотик. Но клянусь, я вырву твой образ из своей памяти! Выжгу свою любовь к тебе! Сожгу все воспоминания, будто и не было нашей встречи вовсе. И лишь любимый, голубоглазый ангелок в моих руках, будет единственной ниточкой, которая связывает нас. Ты еще не раз пожалеешь, о том, что растоптала мою любовь. Я еще раз осознал, что моя верность, уважение к Северине были напрасными. Ну что ж, я вытравлю из памяти её страсть и ласки, сделаю образ её идеального сексуального тела прозрачнее и бледнее с помощью вереницы других. И теперь НИКТО И НИКОГДА не сможет причинить мне боль - у меня иммунитет! Любовь во мне умирала.

Время лучший лекарь и оно непременно исцелит меня. Я свято верил в это. Однако рубец останется на всю оставшуюся вечную жизнь. Дар заплакал в моих руках, вырывая меня из своих мыслей.

─Тш..шш.. мой ангелок, ─гладя указательным пальцем щечки сыночка, тихо шептал я.─ Папа тебе клянется, что будет всегда рядом. Вся моя любовь будет направлена только на тебя. ─ Успокаивая сына, я не заметил, как подъехали к аэропорту.

─Лорд, Милад, мы приехали, ─ сквозь опущенную перегородку сказал Лео.─ Ваш самолет готов и уже ждет вас. Будут ли какие-то распоряжения?

─Да, ─прокашлявшись и отгоняя непрошеные, болезненные переживания о Северине в дальний угол раненного сердца, ответил я. ─Лео я улетаю, насколько пока затрудняюсь ответить. Передай Агнесс и Карлу, что замок принадлежит теперь ей, ─я был крайне благодарен своему шоферу, что он не стал уточнять, кого я имел в виду, ─ слуги могут сами решить продолжать служить ей дальше или идти на все четыре стороны. Руководить территорией Прусского Кенигсберга я пока буду из Москвы. И Лео будь добр пересядь на несколько минут в салон и подержи Дара. Мне нужно сделать пару звонков.

Как только вампир исполнил мою просьбу, я вылез из салона лимузина и вдохнул морозного ночного воздуха. Но каким бы властным не был холод, он не сумел охладить тот гнев и ярость, что горели в каждой клетке моего тела. Достав из кармана черного кашемирового пальто телефон, я нашел в контактах номер и нажал на вызов.

─Даниил дружище можно мы с Даром пока поживем у тебя? ─Без предисловий и, не ходя вокруг да около, спросил я.

─Конечно, ─не раздумывая и секунды, ответил вампир.─ А Северина?

─Этой твари больше нет в нашей с сыном жизни. ─Холодным голосом ответил я. И чтобы прекратить поток не нужных вопросов, просто вкратце рассказал Даниилу, что произошло в моей жизни.

─Милад, ты мне как сын. Мой дом, твой дом. Сколько понадобится столько и живи у нас, места в особняке свободного много. Ответь честно, ты хоть её не убил?

─Нет! Хотя очень хотел.─ Со злостью ответил я.

─Правильно, как бы- то ни было она твоя подруга по крови и по нашим законам жена. Северина родила тебе сына, наследника.

─ Каким бы я монстром не казался в глазах других, но убить мать своего сына я бы не смог.

─ Когда тебя ждать?─ Ответил друг.

─Я вылетаю где-то минут через пятнадцать. Нужно ещё сделать один звонок.

─ В аэропорту вас встретит мой шофер. Пойду пока обрадую Марию, пусть подготовит все необходимое для внука.

─Спасибо Даниил. Чтобы я без тебя делал?

─Милад в жизни всякое бывает. Приезжай, поговорим дома, ─и Даниил повесил трубку. Я же нашел ещё один номер и нажал на вызов.

─Влад, прости за столь поздний звонок, ─начал я, как только на том конце взяли трубку. ─ Я улетаю в Москву. Жить буду в доме Харитоновых. На какой срок не знаю. Ты остаешься заглавного, но каждую неделю в субботу ровно в шесть вечера предоставляешь мне полный отчет по скайпу. Если будет что-то важное, звонить можешь в любое время дня и ночи.

─Слушаюсь Лорд, ─ответил мой помощник, и я отключил связь. Открыв заднюю дверцу автомобиля, я взял малыша на руки, и быстрым шагом направился к самолету. Как только я зашел на борт, а Лео занес мой скудный багаж, самолет взлетел в воздух, увозя меня, прочь, подальше от мерзкой твари, предавшей меня. Я надеялся, что она залечит свои раны, заберет все драгоценности и деньги и уедет с моей территории. И я спокойно вернусь сюда. Но на этот момент я не знал, что моё пребывание в Москве затянется на три года. Хотя, что такое время, когда ты бессмертный.

Северина

─Северина, девочка, ты должна поесть, ─ упрашивала меня Агнесс. Женщина сидела на кровати у моих ног со стаканом крови в руке. Впервые на ней был не её брючной костюм, а обычные домашние велюровые темно зеленые штаны и черная водолазка. Её короткие светлые волосы были слегка взъерошены, под глазами залегли следы усталости. И всему виной была я. Но меня это волновало меньше всего. Я никого не просила быть со мной, помогать мне, да и вообще не понимала, почему она это делает.

─Не хочу, ─отвернувшись спиной к вампирше, ответила я. Знаю глупо и некрасиво так поступать по отношению к женщине, которая все это время не отходила от тебя не на секунду. Она была свидетельницей перепадов моего настроения за все это время, которому я потеряла счет. Дни тянулись в недели, а недели в месяцы. Я потерялась в этой боли. Она съедала все у меня внутри, образовывая пустоту. Время остановилось для меня, оно лишь счет дней без сына. Я погибала, умирала без моей крохи. Тоска по нему невыносимо терзала мое сердце. Сон не был больше моим спасением, он стал моим персональным кошмаром, в котором все мои страхи принимали очертания. В нём я видела сына и мужа. Я тянула руки к Дару, но каждый раз он был недосягаем для меня. Милад, не позволял мне этого сделать. Он не давал мне даже приблизиться и на миллиметр к Дару, огораживая нас, друг от друга как будто ров пропасти. Но все равно потребность, которая была внутри меня, брала верх над всем. Я звала Милада, ползала перед ним на коленях, умоляла, просила, требовала вернуть мне моё сердце. Моего сыночка. На что Милад скалился, раскручивая огненную ленту в одной руке, а другой держал сына за руку. Первый удар его огненного хлыста неизменно … оставлял подпалины на полу и потолке, разрубая кровать пополам, второй … всегда проходил в сантиметре от меня, опаляя кожу. Этот один и тот же кошмарный сон преследовал меня каждую ночь, точно гончие свою добычу во время травли. Я просыпалась в диком холодном поту и с рвущимся из груди сердцем. Мой громкий душераздирающий крик отчаянья и боли разносился по всему замку.

Я любила и ненавидела Милада одновременно. За его стальные глаза, в которых нет пощады. За его холодный взгляд с неприкрытой неприязнью и отчуждением, пробирающий ужасом до костей. За его хищно-красивое лицо искаженное яростной, надменной усмешкой. В моих снах, в отражении зеркал, спала я или нет, он смеялся — надо мной, над моими слезами, над моей … дикой… адской… невыносимой болью,… которая стала частью меня. И как бы, не было больно осознавать и признавать, я сама была виновата, что мы больше не вместе. Он ушел из-за меня, по моей вине. От этого становилось ещё тысячекратно тяжелее и больнее.

День тоже не приносил облегчения, кошмар стал моей обыденностью, моей тенью, частью моего существа, частью меня.

Я отказывалась от еды и крови, поэтому мои раны оставленные Миладом, очень долго не заживали. Я похудела, высохла, стала похожа на тень, и только благодаря Агнесс ещё дышала, но тут же гнала её прочь и ругала за то, что вытянула меня с того света.

Агнесс не уходила, не обижалась, а просто прижимала меня крепко к себе и все шептала: "Тише, тише, родная... Все хорошо ... Тише... Ты жива.… И я успокаивалась. Не сразу, но успокаивалась, ненадолго. Боль все равно сжимала тисками и не отпускала. Мне никогда уже не будет НЕ больно! Тянущее ощущение в моем сердце, казалось, достигло апогея. Мне так хотелось прикоснуться к своему малышу, к своей крохе, что задрожавшие руки пришлось сжать в кулаки под одеялом.

─Северина, так нельзя, тебе нужно выпить крови. Если бы в тот вечер мы с Карлом насильно не влили бы тебе ее, хоть чуть – чуть, ты бы умерла. Ты это понимаешь?─ Сказала она, распахнув плотные шторы, что бы впустить хотя бы немного теплого солнечного света в это ледяное царство. В комнате, которая принадлежала Агнесс, не было золотистых и теплых оттенков, здесь царил металл и снежно-белый цвет. Сами покои были поделены на две зоны, спальню и что-то типа столовой, где стояли металлические стулья с жесткими сидениями вокруг стеклянного стола стоящего в центре, серебряные диваны вытянулись вдоль стены. И сама спальня с небольшой кроватью с прикроватной тумбочкой, шифоньером купе, телевизором на стене и комодом. За то, что Агнесс поместила меня в своей комнате, а не в нашей с Миладом, я была ей очень благодарна. Там бы я точно бы не смогла находиться. Все бы мне напоминало о нем, о том кто растоптал меня, разбил, сломал, не дав и слово сказать в своё оправдание, забрав самое дорогое. Смысл моей жизни – моего сына.

─Лучше бы я умерла, ─еле слышно ответила я.

─Не смей! Слышишь меня, не смей так говорить! Даже думать об этом не смей! ─Содрав с меня одеяло и развернув к себе, прокричала мне в лицо Агнесс.

─Ты не понимаешь.… Зачем? Зачем мне жить, если нет рядом его и сына!!!─Закричала я. В глазах все расплылось, защипало. Слезы хлынули ручьем. Истерика накрыла новой волной, я скрутилась калачиком. Смогу ли я когда-нибудь жить без боли? Или я обречена?

─Тш..ш.. тише, тише родная. Не говори так. ─Укачивая меня в своих объятьях, шептала Агнесс.

─Как? Как мне жить дальше? Я задыхаюсь без них, будто кто-то наступил мне на сердце, ─кричала я.

─Знаю. Знаю детка. Скоро боль притупится и станет легче. Ты сильная, ты справишься.─ Целуя меня в плечо, приговаривала вампирша. Её губы такие же ледяные, как и руки, но мне от этого не было холодно. Холод стал частью меня. Он сковал меня внутри.

─Лучше бы он убил меня, ─не унималась я. Слезы катились из моих глаз по щекам, капали, впитываясь в ткань ночной сорочки. А сердце снова и снова резало чувство вины.

─Не говори глупостей, ─сказала Агнесс.

─Зачем ты осталась со мной? Зачем нянчишься? ─Шепотом спрашивала я. ─Такие твари как я не достойны жить.

─Прекрати, сейчас же прекрати. ─ Закричала женщина, тряхнув меня за плечи. ─ Ты не такая.

─Агнесс, ты же ничего обо мне НЕ ЗНАЕШЬ! ─Закрывая лицо руками, не сдерживая рыданий, выкрикнула я. Агнесс лишь крепче прижала меня к себе. Не знаю, почему, но я начала ей рассказывать о себе все, ничего не скрывая и не утаивая. Агнесс ни разу меня не перебила, и когда я закончила свою историю, готовясь к тому, что сейчас меня возненавидят, услышала то, что совсем не ожидала:

─Девочка, мне давно все известно. Я знала, что ты дампир из клана Равнос. Не смотри на меня так. Ведь именно я разбирала твои вещи, и нашла твой амулет. Тут демон прав. Такой амулет не дарят, он передается по наследству. Моя вина в том, что я не знала, что ты уже совершила ошибку. Поэтому о своей находке я ничего и не рассказала Лорду. Но я присматривала за тобой. Ведь любовь творит чудеса. А Милада ты любила, да и любишь, не смотря ни на что. Я привязалась к тебе, ты мне как дочь, которой у меня никогда не было. И я не позволю тебе, загубить себя. Надо взять себя в руки и жить.

─Я не хочу и не могу.

─Сможешь, ─просто ответила Агнесс, вытирая мои слёзы.

Я не знаю, сколько продолжалась моя очередная истерика, но лишь только когда я успокоилась, Агнесс сказав, что нужно отойти по делам, встала и вышла из комнаты. Как только за ней закрылась дверь, я встала с кровати, накинула длинный в пол махровый темно-синий халат с капюшоном, завязала небрежно пояс на талии и отправилась в комнату Дара. Здесь все осталось также как и в ту роковую ночь, когда моё счастье в один миг рухнуло, сложилось как карточный домик, разбившись вдребезги.

Именно возле кроватки сына мне становилось легче. Моя боль отступала, и я представляла, что он там, спит. Запеленав предварительно куклу мальчика очень похожую на ребенка, которую по моей просьбе купил Карл, я уложила его в кроватку и стала петь ему колыбельные песни, воскрешая в памяти образ своего малыша. Вспоминала первую улыбку, первое агуканье, первое купание. Долгие прогулки с коляской в солнечную погоду. Бессонные ночи. Все, любую мелочь, которая грела моё израненное сердце. Перебирала детские вещички, прижимала их к лицу, вдыхая аромат моего Дара, и не могла сдержать слез. Я даже попыталась постирать детские вещи, но когда Агнесс застала меня за таким занятием, долго ругала меня. Говорила, чтобы я так больше не делала. Но я её не слушалась и всегда ухаживала за своей куклой, очень похожего на моего сыночка Дара. Смирившись с тем, что именно так я хоть немого оживаю по её мнению, она больше не пыталась меня остановить. Я понимала, что схожу с ума, но поделать с собой уже ничего не могла. У меня больше не было будущего, только выдуманное, в котором я хотела остаться навсегда.

Просто мне, как и любой другой женщине, хотелось испытать пусть даже иллюзию счастья. И уж если в этой иллюзии моей душе и сердцу спокойней и безболезненней я готова жить в ней. После обиды и слез у меня наступил период безучастности: жизнь проходила параллельно, а я просто находилась где-то рядом с ней. Душа уже не кричала, она забилась в угол и тихо скулила. Странные ощущения накрывали меня с головой, сначала хотелось вскочить с места и закричать, разгромить сломать все то, что попадется под руку, потом на мои плечи наваливалась невероятная усталость, придавливая тяжелым прессом к земле. Затем на смену этому приходила полная внутренняя опустошенность, и я забиралась в кресло с ногами и смотрела часами, в одну точку не моргая, прижимая к груди одеяльце Дара. И в такое мгновенье казалось, что этот мир остановил своё безумное движение. А где - то там, за горизонтом, есть другой мир. Мир, частью которого я и сейчас хотела бы быть, и который так много обещал, но рухнул в одночасье.

Куда он увез моего малыша? ─Эта мысль билась в моей голове. А следом, словно робко скребясь в дверь, вдруг появилась догадка, куда мог уехать Милад. Москва… к вампиру Даниилу Харитонову, воспитавшему и заменившему мужу родителей после их смерти.

Я побежала босыми ногами по холодным ступенькам в кабинет Милада. Найдя в столе записную книжку, я нашла нужный номер и устроившись на диване, быстро набрала номер на телефоне, который стоял столике.

─Да я вас слушаю, ─услышала я мягкий женский голос, после трех гудков.

─Мария…, ─сглотнув подступивший к горлу ком, продолжила, ─это Северина. Дар и Милад…, ─я хотела спросить интересующий меня вопрос, но вампирша не дала больше сказать и слова.

─Как ты смеешь сюда звонить! Интересоваться, после того, как ты так поступила с Миладом! Ты предала его самым низким и мерзким образом! Изменяла ему. Обкрадывала его. Тебе было мало того что он давал тебе! ─Злым, полным ненависти голосом говорила мне Мария. ─Никогда! Слышишь меня дрянь, не смей больше звонить. Забудь его и сына, и живи спокойно сука, теперь тебе не нужно больше раздвигать ноги. И запомни, ты все ещё дышишь лишь только потому, что Ты его подруга по крови и родила ему наследника. Если бы не сын он убил бы тебя вместе с твоим любовником!─ Дальше я не стала слушать, воспоминание накрыли меня с головой, унося в тот роковой вечер.

С самого утра у меня было странное предчувствие, которое накрыло меня с головой. Что-то не давало мне сделать глоток воздуха полной грудью. Ощущение что этот день круто изменит мою жизнь, не покидало меня. А уж после того как Миладу кто-то позвонил на телефон и он ушел, тревога не покидала меня ни на секунду. Липкий страх тонкими щупальцами пробирался в душу, заставляя нервничать, подозревать худшее.

Дверь резко открылась в спальню, когда я и Агнесс перебирали детские вещички, Дар игрался в кроватке. От неожиданности, мы вздрогнули, и уставились на Милада. Гримаса, сочетающая в себе ярость и ненависть, отразилась на его лице, от чего улыбка, растягивающая его губы, стала зловещей, а на скулах четко проступили желваки.

─Агнесс, унеси Дара, ─приказным злым тоном выкрикнул он. Его стальные глаза смотрели холодно, жестоко, ни с чем не прикрытой ненавистью на меня. Испуганная женщина подхватила сына, голубое одеяльце и вышла из комнаты, прикрыв дверь.

─Милад, милый, что случилось? ─ Изумленно просила я, и, не понимая, что происходит, смотря на мужа. В два шага он преодолел расстояние между нами, и жестко схватив меня за волосы, потащил к кровати.

─Что случилось? ─Заорал он, швыряя меня на кровать. Я закричала от боли, держась за место, где он дернул волосы. ─ Ты еще сука спрашиваешь, что случилось?

─Милад, ты что? ─ Я постаралась сесть на кровати, ─ За что?

─За что? ─ Прорычал он, и, достав копию кольца, что есть силы, швырнул его в меня. Я подняла на Милада испуганные глаза, и начала оправдываться:

─Милад, он заставил меня это сделать. Я не хотела, ─ по лицу бежали слезы. Встав с кровати, я подошла к нему и схватив за руку. Я хотела давно ему рассказать о своем поступке, но побоялась. Надеясь, что демон выполнит часть своего уговора. Как видно нет! Милад не давал мне сказать и слова. Размахнувшись рукой, он со всей мощи ударил наотмашь меня по лицу, от силы удара я не устояла на ногах и отлетев, больно ударившись спиной о спинку кровати. Из разбитой губы потекла кровь, а сквозь рваные края раны сверкнули острые клыки.

─Лживая сука. Чего тебе не хватало? Чего? ─Орал муж и подойдя, и вновь схватил меня за волосы, поднял на ноги. ─ Смотри на меня! Я спрашиваю, чего тебе не хватало?

Кровь из рассеченной брови заливала глаз и мешала смотреть. Дрожащей рукой я попробовала её вытереть, но боль пронзила меня от прикосновения к лицу. Скулы от ударов болели, так сильно, что я закричала.

─Милад, все не так. Милад, прости.

─Простить? ─Он вновь ударил меня по лицу. Хрустнули хрупкие стенки носа, на этот раз кровь брызнула во все стороны. Адская боль охватила всё лицо. ─Тебе было мало того что я тебе дал? Ни в чем тебе не отказывал, а ты, дрянь, нож мне в спину. ─ Он буквально потащил меня за волосы, не церемонясь, открыв двери шифоньера, заорал. ─ Шмоток тебе мало было?

Ткнул меня как щенка носом в вещи. Затем подошел к комоду, и, открыв шкатулку с драгоценностями, высыпал ее содержимое мне на голову:

─Мало, тебе было мало? ─ Он тряс меня как тряпичную куклу.

─Милад, мне больно, отпусти, ─ начала вырываться я, не понимая, что происходит. Причем здесь кольцо и все эти вещи? Но Милад не давал мне сказать и слова, он просто методично меня избивал.

─Больно тебе? Ты еще не знаешь что такое боль! ─ Милад вновь ударил меня, на этот раз я ударилась головой об стену, сползала на пол, и, обхватив колени руками, молча плакала.

Он буквально озверел, выплескивал свою ярость, разрушая комнату. Круша и разбивая в ней все, что попадалось ему под руку.

─Тварь, мерзкая тварь, забравшаяся в мою постель. Стонала подо мной, а сама каждый раз думала, как меня обокрасть, ─ он силой ударил по кровати, сломалась спинка и подломилась ножка. Затем Милад швырнул с комода часы в мою сторону, от чего зеркальная поверхность шкафа разбилась, накрывая меня мелкими осколками. Сквозь кровь и слезы, бежавшие по моему лицу, я увидела, как Милад стал доставать из комода вещи сына и закидывать их в сумку.

─Милад, Милад прости, ─еле шевеля разбитыми губами, шептала я. Я попыталась подняться, но не смогла. Сильная острая боль обожгла спину, перехватив дыхание на несколько секунд, а затем вырвалась из груди криком отчаяния и безумия. Я умела терпеть боль без стонов и слез, но сейчас это было выше моих сил. Осколки разбитого зеркала впивались в тело, будто разрывая его на куски, кроша и раздавливая, смешивая кость и плоть воедино. Горячо, больно, нестерпимо.

─Сука, заткнись, и слушай. ─Прорычал он, ─ замок, это тебе подарок за сына. Теперь живи, как знаешь.

─Милад, нет, стой! ─ Превозмогая нечеловеческую дикую боль, я заставила свое тело слушаться подползла к нему и, взяв его за руку, умоляя.

─Ненавижу, ─процедил он сквозь зубы. И ударив в очередной раз по лицу, добавляя очередную боль, покинул спальню, громко хлопнув дверью.

─Нет! ─ Собрав остатки сил, закричала я. Преодолевая дикую боль, встаю и бегу за ним следом. Потом… потом…. Все потом.… Душа и сердце, все внутри разрывается от ужасающей нечеловеческой БОЛИ. Правда, как ком снега обрушивается в одночасье. В голове лишь одна мысль… я умру без сына… не смогу.

─В аэропорт! ─ Скомандовал Милад, закрывая передо мной дверцу лимузина. Нет, нет.. вернись, умоляю, вернись,… шепчу губами вслед уезжающей машине, упав на холодную землю сжав виски руками, голова раскалывалась. Тело ломит… но это не что по сравнению с тем, что творится у меня на сердце. Внутри всё растерзано, разбито, сломлено. Я задыхаюсь от адской испепеляющей боли. Мне так больно, что кажется, я вот-вот умру. Но почему-то этого не происходит, и в голове лихорадочно собираются мысли, вернее их обрывки: Как дальше жить? Как вернуть сына? Как вымолить прощение у любимого? Как вернуть семью? Или уже ничего не изменить, и я всю оставшуюся жизнь буду платить за мой грех…И я практически телесно, начинаю ощущать, что прекрасный замок моей Любви и Надежды рухнул.

Прежде чем провалиться в спасительную тьму, появились полупрозрачные силуэты, заметавшиеся, что-то кричащие, куда-то несущие. Кто-то склонившись плачет, гладит меня по волосам, пытается дать выпить кровь. От прикосновений к своему телу я кричу,…… чтоб не трогали, мне больно очень больно. Какой лучик света светил в глаза. На какие-то доли секунд, пребывая в состоянии шока, онемения, я не ощущала боли и все мысли сузились вокруг этого огонька. Сознание отключилось, зрачки расширились, губы чуть приоткрылись, легкий выдох и... И только когда с меня буквально сдирали с кожей одежду, я наконец-то проваливаюсь в долгожданную тьму, в которой больше нет БОЛИ.

Теперь в моей памяти сложились все кусочки пазла, и все стало предельно ясно. Бальтазар меня подставил и оклеветал. Я вздохнула и невольно улыбнулась, даже не осознавая этого, но ощущая странное тепло внутри, словно зияющая рана на месте сердца затянулась тонкой пленкой и перестала ныть и кровоточить. Я знала, что мне нужно делать. Ну что ж Милад, я докажу тебе, что все это не правда. Я верну себе сына, чего бы мне это не стоило.

─Наконец-то я вижу твою улыбку, ─сказала, тихо вошедшая в кабинет Милада, Агнесс.─ Позволь спросить по какому поводу?─ Присев рядом со мной на диван спросила она.

─Агнесс, я не могла понять, почему Милад кидал такие слова как « тебе этого было мало?» Да! Я виновата перед ним. Это мой крест, который мне придется нести всю оставшуюся жизнь. Но что-то в его обвинениях не давало мне покоя. Теперь я знаю что! Демон соврал ему.

─Откуда ты это знаешь?

─Я звонила в дом Харитоновых, ─ и мне пришлось пересказать телефонный разговор с Марией.

─Милая, я не раз тебе говорила, встречай каждый урок жизни с улыбкой и смотри страху в глаза. Только тогда победа будет за тобой. Надо выжимать все возможное из шансов, предоставляемых судьбой, именно здесь и сейчас. Мы сами кузнецы своего счастья.─ Замолчав на секунду, она внимательно посмотрела на меня и огорошила своим предложением.─ Давай для начала съездим в Москву.

─Но ведь… Мария мне сказала, ─начала я.

─Детка, мало ли что она сказала. Это касается только тебя и Милада. Никто не знает, что творится в голове Лорда. Возможно, он уже и остыл, да признаться в этом боится окружающим. Я сейчас узнаю, где находится дом Харитоновых.

─Я согласна.─ Агнесс загадочно улыбнулась, достала с кармана кофты сотовый телефон и, встав, вышла с кабинета.

Через два дня, мы с Агнесс вылетели в Москву. Большой мегаполис встретил нас суетой и непогодой. Множество людей и нелюдей спешили, куда-то скрываясь от мокрого дождя под зонтами и непромокаемыми зонтами. Дом Харитоновых находился в ближайшем Подмосковье в одном из элитных коттеджных поселков, куда мы и направились, взяв такси. Я с волнением сжимала руки в кулаки, надеясь, что смогу обнять свою кроху к груди. Сыночек, как же я соскучилась. Нужный нам дом был в самом центре поселка, с резными воротами и высоким забор, из-за которого двор было не разглядеть. Выйдя из такси, мы попросили таксиста нас подождать, а сами подошли к той части ограды, где находился звонок. Я решила, что сначала поговорю с Даниилом, но охрана ответила, что Лорда нет, и тогда попросила позвать Леди.

Через некоторое время дверь открылась, и я увидела Марию в синем спортивном костюме, очень недовольную и злую.

─Добрый день Мария,─ начала я, но женщина перебила, не дав договорить:

─Мерзавка, у тебя совесть есть? Ты зачем приехала? Мне казалось, я по телефону предельно ясно все объяснила.

─Я приехала встретиться с Миладом, его обманули, и я хочу, чтоб он об этом знал.

─Обманули?─ Закричала женщина,─ Это ты дрянь его обманула. Он перед тобой мир был готов расстелить, а ты? Нож в спину? Он не хочет больше видеть тебя и ничего знать о тебе. Уезжай, и больше никогда не попадайся мне на глаза.

─Я хочу видеть сына,─ по моим щекам лились слезы.─ Где мой мальчик? Мария….

─Северина, запомни раз и навсегда, у тебя больше нет сына, и Милад к тебе никогда не вернется,─ после этих слов, она захлопнула дверь.

─Мария, Мария!─ Закричала я, практически оседая на асфальт, но Агнесс вовремя подхватила.

Я не помню обратной дороги, слезы застилали глаза, боль в груди была невыносимой. Мне даже не позволили взглянуть на моего мальчика, зачем мне жизнь без сына? Агнесс мне что-то говорила, успокаивала, и лишь в самолете я смогла взять себя в руки, приняв решение:

─Я буду бороться за Дара! За семью! Хочет того Милад или нет,─ посмотрела я на Агнесс.

─Это правильно. Не надо опускать руки, мы обязательно что-нибудь придумаем,─ поддержала меня женщина,─ для начала, давай найдем твоего отца.

─Агнесс, какой отец? Я ему не нужна…─ Слёзы вновь брызнули из моих глаз. Мама умерла, отцу не нужна, Милад от меня отказался, и самое главное он забрал у меня Дара. Сыночек…

─ Давай сначала найдем, а уж потом будем делать выводы. Хорошо? И потом, тебе важна любая помощь. Авантюра хоть и есть у тебя в крови, но тебя этому не обучали. Клан Равнос сможет помочь тебе, в этом я уверена. Ведь с Миладом просто так не получится, увидеться. Тебе понадобится смекалка. ─ Обнимая меня за плечи, сказала Агнесс. Мне лишь оставалось с ней согласиться.

Глава 2

Агнесс

Экономкой в замке Лорда Милада Второго я работала уже не один десяток лет. Хозяин был уверенным, жестким, властным, но справедливым, чем мне и нравился. Долгое время в замке жили одиночество и пустота. Но случилось чудо, боги послали Лорду счастье в виде подруги по крови Северины. Замок наполнился счастьем, смехом, весельем. Северина, мне понравилась сразу. Добрая, милая, очаровательная девушка, очень вежливая и общительная, сразу нашла общий язык со всеми в доме. Она никогда не повышала голос, никогда не кричала, и буквально через месяц, вся прислуга в доме шепталась, как нашему Лорду повезло с супругой. Даже старый ворчун Карл, признал, что Северина изменила нашего хозяина. А когда Лорд узнал, что вскоре станет отцом, мне показалось, что он стал мягче, спокойнее, возможно даже добрее. Я искренне верила, в то, что Северина любит нашего Лорда.

Для маленького Лорда была приготовлена детская, рядом со спальней родителей. В один из дней, Северина попросила меня разложить детские вещички, купленные для малыша, а сама уехала к врачу. Выполнив просьбу, я заметила перстень хозяйки на комоде. С утра Северина украшала детскую кроватку кружевами, возможно, поэтому и сняла массивное кольцо с руки, чтобы не мешало. Взяв в руки перстень с большим лунным камнем, я внимательно рассматривала такое необычное и красивое украшение. Сама не знаю почему, но я погладила минерал пальцем, и неожиданно камень сдвинулся, открыв тайник. То, что лежало внутри шокировало меня. Это был амулет одного вампирского клана «Равнос драциана», известного больше как клан воров и обманщиков. Такие амулеты, передавались только по наследству, а значит Северина одна из них. Ошеломленная своим открытием, я растерянно присела на кровать. Что же теперь делать? Как же быть? По закону вампиров, я должна сообщить Лорду о своей находке, ведь членов этого клана разыскивает полиция всех стран. Но с другой стороны, Северина, милая и добрая девочка, и совсем не похожа на обманщицу. Кроме того, я же вижу, что она любит Лорда, и не верю, что Северина способна сделать Миладу зло. Она просто не способна на это. Я долго взвешивала все «за» и «против», и наконец, приняла решение, забыть все что узнала, раз и навсегда. Надеюсь, Северина никогда не заставит меня пожалеть об этом. Вернув камень на место, тем самым закрыв тайник, я отнесла кольцо в спальню хозяев, и положила его в шкатулку с украшениями.

Время шло, месяц за месяцем и настал тот день, когда маленький Лорд решил появиться на свет. Никогда не забуду крик хозяина на весь замок, напугавший нас до полусмерти, а потом его короткое « мы рожаем». Милад увез супругу в больницу, и почти до самого вечера о них не было никаких новостей. За это время я полюбила Северину как свою дочь, которой у меня никогда не было. Опасаясь, что девочка может не выдержать родов, я мерила шагами гостиную, не находя себе место.

─Агнесс, перестань мельтешить, ─ немного раздраженно сказал Карл, ─ все будет хорошо.

─Ты не понимаешь, ─ я села в кресло, нервно сжимая руки,─ столько времени, а новостей все нет и нет.

─Перестань сгущать краски, вот увидишь, твои волнения напрасны. ─ Мужчина подошел к окну. Густые сумерки уже опустились на землю, погружая все в полумрак. Во дворе зажгли фонари.

─Карл, я очень переживаю. Она стала мне как дочь. ─ Я попыталась объяснить мажордому свои чувства к Северине.

─Лорд приехал, ─ коротко бросил Карл, и пошел открывать входную дверь. Как бы мужчина не хотел казаться холодным и бесстрастным, я знала, что он то же очень переживает. Я встала и замерла, смотря на вошедшего хозяина. Он посмотрел сначала на Карла, потом на меня, и широко улыбнувшись, сказал:

─Сын! У меня сын, ─после этих слов, я, забыв о приличиях, воскликнула:

─Какое счастье!

─Мой Лорд, мы поздравляем вас с наследником. ─ Сказал Карл за нас двоих.

─Спасибо за поздравления. ─Милад стал подниматься по лестнице, но потом будто вспомнив, остановился, ─ Агнесс приготовьте все что нужно, надеюсь скоро я смогу забрать жену и сына домой.

Я кивнула головой, мысленно прикидывая, все ли мы успели сделать с Севериной, что она задумала. А на следующий день Милад привез крохотное счастье в замок. Увидев Дара, я окончательно поняла, что мое сердце навечно принадлежит этому малышу. Северина после родов была слаба, и всю заботу о малыше взял на себя Милад, а я с удовольствием ему в этом помогала. Дар рос, набирался сил, и радовал всех нас своими первыми достижениями. Малыш стал узнавать нас, с большим энтузиазмом улыбался и агукал. Казалось, безграничное безоблачное счастье, поселившееся в замке, не закончится никогда, но я ошиблась. Примерно, спустя месяц после рождения Дара, Милад резко сорвавшись, куда-то уехал. Северина очень разнервничалась, и я поняла, что надо как-то отвлечь ее. Для этого я достала детские вещи и стала перебирать их, Северина положила малыша в кровать, и стала мне помогать, откладывая в сторону то, что нашему карапузу уже мало.

─Агнесс, как думаешь, это убирать, или еще поносим? ─ Спросила меня Северина, показывая на стопки распашонок и ползунков.

─Северина, думаю, убирай, ─ ответила я, доставая из нижнего ящика комода вещички на размер больше. ─Дар растет быстро, и это все уже мало. Дети вампиров, в отличие от других детей, растут в два раза быстрее. Вот и наш Дар, выглядел уже как двухмесячный малыш, да и умел, все, что положено в его возрасте: улыбался, агукал, держал головку.

─Да, ─улыбнулась девушка, ─сынок растет.

Мы перебирали вещи, выбирая, что еще можно поносить, а что надо уже убирать, когда дверь в спальню резко распахнулась, издав громкий стук, ударившись об стену. От неожиданности я вздрогнула, и резко, почти одновременно с Севериной обернулась. На пороге в бешенстве стоял Милад. Его лицо было искаженно яростью, серые глаза потемнели как грозовое небо.

─Агнесс, унеси Дара, ─ прорычал Лорд. В этот момент я вновь почувствовала, кем на самом деле был Милад Второй - высшим вампиром.

Я уже и забыла, как страшен хозяин в гневе. Было понятно сразу, что случилось что-то страшное и нехорошее. Положив Дара на одну руку, в другую взяв его пушистое одеяло, я поспешила покинуть спальню.

В гостиной меня ждал взволнованный мажордом и водитель Лео.

─Что случилось? ─ Спросила я у мужчин, автоматически укачивая малыша.

─Не знаю, ─ ответил Лео, переглядываясь с Карлом. ─ Хозяин был в центральной тюрьме, а потом вышел злой, как сам сатана, и приказал ехать домой.

А дальше начался ад. Сверху слышались крики Милада, шум, грохот, рыдания Северины. Лео ушел в машину, решив пока не ставить ее в гараж. Дар уснул у меня на руках, а я не переставала его качать, очень нервничая и переживая за девушку. Мое сердце сжалось от жалости и страха, я поняла, что Милад узнал правду про Северину, и видимо, она все-таки что-то сделала, раз он в бешенстве.

Но я ошиблась, он был не в бешенстве, он просто озверел. Я не видела, только слышала удары, потом его шипение: «ненавижу», крик «нет!!!», а после Лорд спустился в гостиную. Он быстро подошел ко мне, его глаза метали молнии, губы жестко поджаты, на скулах играли желваки. Увидев сына, его лицо изменилось буквально на долю секунды, ярость отступила, взгляд потеплел. Взяв аккуратно Дара на руки, он завернул его в одеяло, и покинул замок.

Буквально сразу же спустилась Северина, ее лицо было в крови, а состояние плачевно-страшным. Раздетая и разутая она побежала вслед за Миладом. Я в ужасе закрыла ладонью рот, сдерживая крик. Он убьет ее, просто убьёт. Я кинулась вслед за девушкой, а за мной следом и Карл. Во дворе мы увидели отъезжающий автомобиль, и лежащею на холодной земле в невменяемом состоянии Северину. Я кинулась к ней, обняла, попыталась поднять, но увидела, что все ее тело в порезах, с ран течет кровь.

Карл кинулся в дом, отдавая приказы. Буквально через пару минут собрались слуги, и аккуратно подняв Северину, отнесли ее в комнату.

─Карл, будь добр, приготовь кровь, ─ попросила я, плача от ужаса. Рядом со мной плакали служанки, растерянные и не знающие что делать.

─Агнесс, успокойся. Ей нужна помощь, ─ резко сказал Карл, тряхнув меня за плечо.

Я вытерла слезы, и взяла себя в руки. Действительно, сейчас не время для истерик, надо что-то делать, потому что состояние Северины вызывало опасение. Отправив одну служанку за тазом с водой, полотенцами, аптечкой и чистой ночной сорочкой, я решила снять с нее окровавленную одежду. Вторая осталась со мной. Карл принес крови, и мы попытались напоить Северину, но она не могла сделать и глотка. Попросив Карла поставить стакан на тумбочку, я отправила его на кухню, а сама приступила к самому главному. Мы аккуратно, старясь, лишний раз не травмировать израненное тело, снимали остатки одежды. Северина кричала от боли, все, что я могла, в тот момент, лишь успокаивать ее и просить потерпеть, а самой стараться сделать все, как можно быстрее. Когда мы ее раздели, я стала очень мягко вытирать ее раны, влажным полотенцем. Кое-где, особенно в крупных порезах, виднелись осколки стекла. Тогда попросив принести пинцет, я начала освобождать раны, иначе регенерация не подействует, и она умрет от кровотечения. Не знаю, сколько времени прошло, но когда мы закончили, сил практически не осталось. В какой-то момент, Северина провалилась в небытие, и я была благодарна судьбе, что она не чувствовала боли. Служанки, переодев ее в сорочку, молча удалились. Девушка болезненно застонала, приходя в себя. Я поднесла к ее лицу стакан и стала уговаривать: «Северина, тебе надо выпить. Давай, маленький глоточек». Кое-как я смогла заставить ее выпить кровь, и Северина провалилась в болезненный сон.

Думаю, к утру регенерация должна заживить порезы и убрать следы ужасных побоев с лица и тела. А вот ее сердцу, даже не знаю, что сможет помочь. В замке повисла тяжелая оглушающая пустота. Казалось, что мир треснул, развалившись на «до» и «после», а наш замок погрузился в вечный мрак и тишину. Слуги попрятались по комнатам, лишь только Карл ждал меня на кухне.

─Как она? ─Спросил мужчина.

─Плохо, ─присев на один из стульев возле стола, сказала я, обреченно махнув рукой. То, что произошло, измотало меня до полного опустошения.

─Крови? ─ Спросил Карл, протягивая бокал с рубиновой жидкостью. Я с благодарностью взяла стакан. Буквально с первого глотка почувствовала, как мое состояние улучшается.

В это время на кухню вошел Лео, видимо только что приехавший в замок.

─Где Лорд? ─ Спросил Карл, внимательно смотря на водителя.

─Милад, час назад улетел, ─ тихо ответил мужчина.

─Как? ─ Я вскочила на ноги, ─а как же Северина?

─Агнесс, Карл, Лорд просил передать вам, что замок принадлежит теперь ей. Слуги могут сами решить продолжать служить здесь дальше или идти на все четыре стороны. Руководить территорией он будет пока из Москвы.

─А ты принял решение? ─Спросил Карл.

─ Для себя я все решил. Давно хотел переехать поближе к родителям, да все повода не было. А теперь, ─мужчина развел руки,- сама судьба, видимо этого хочет.

─Когда ты уезжаешь? ─ Спросила я, допивая остатки жидкости в стакане.

─Думаю завтра с утра, ─ ответил Лео, ─ а сейчас пойду, соберу вещи.

Мы остались на кухне вдвоем. Некоторое время мы молчали, обдумывая сказанное Лео. А потом, смотря в пустоту, я, начала этот не легкий разговор:

─Карл, я останусь с Севериной, ─ сказала я, это мое решение.

─Но почему Агнесс?

─Карл, несколько месяцев назад, я случайно нашла у Северины кольцо-тайник, ─ мужчина слушал молча, не перебивая и не выражая эмоций, лишь только удивленные глаза и тяжелые вздохи, выдавали его удивление. Когда я замолчала, Карл потер ладонью свой лоб, а потом тихо сказал:

─Агнесс, я не знаю права, ты была или нет в тот момент, когда не сказала Лорду правду, не мне тебя судить. Но за все это время Северина ни разу, никак и нигде не показала себя с дурной стороны. Мне кажется, она очень добрая и светлая девушка. А родители.… Сама знаешь, родителей не выбирают. Кто-то рождается принцем, как наш маленький Лорд, а кто-то с самого рождения оказывается на дне, и выживает, как может. Но, раз ты остаешься с Леди, думаю, будет правильным и мне остаться. Тем более, если что, уехать я всегда успею. В замок пришли трудные времена, и надо помочь Северине прийти в себя и пережить эту боль.

─Карл, я рада, что ты остаешься. ─ Теперь, когда мы вдвоем, я точно знаю, мы не дадим Северине сорваться в пропасть безумия, ─ И спасибо, что не осудил меня, а постарался понять.

─Агнесс, мне не дает покоя, что же такого узнал Лорд, что озверел от гнева?

─Не знаю, ─ ответила я.

─Вот смотри, допустим, Лорд узнал об амулете и то, что Северина его обманула, но это не повод ее избивать и забирать Дара. Даже если предположить, что она что-то сделала, это было явно до ее замужества. Лео сказал, что они были в тюрьме, скорее всего там он что-то и узнал. Но я все равно не могу представить, что она должна была сделать такого, чтобы Лорд пришел в такое бешенство?

─Карл, я даже представить себе не могу. Думаю, рано или поздно Северина нам все расскажет. А пока будем ждать, ─ответила я, доставая из холодильника пакет с кровью.- Я пошла к ней, посмотрю, что и как. Со служанками решишь вопрос?

─Да, не переживай. Если что понадобиться, зови.

Я кивнула головой, поставила стакан на разнос и поднялась в комнату. Во сне Северина металась по кровати и что-то шептала. Я подошла поближе, поставив стакан на прикроватную тумбочку, присела на краешек кровати.

─Дар…сыночек… Милад нет.… Прости…Дар, ─шептала девушка.

─Тихо, тихо, успокойся, ─я нежно погладила ее по голове. ─ Все будет хорошо.

Северина затихла. Отодвинув край простыни, я осмотрела ее. Мелкие разрезы затянулись, крупные, думаю, затянуться к утру. Лицо было страшным, синим от побоев и опухшим от слез. Но день-два, и она восстановится. Меня больше волновало ее внутреннее состояние, и я не ошиблась. Утром, когда Северина открыла глаза, я увидела в них такую пустоту и тоску, что поняла, все-таки Милад ее вчера убил. Тело мы спасли, а вот душу… Я насильно ее переодела, напоила кровью, в тот момент она была похожа на сломанную куклу. Именно, тогда, я поклялась сама себе, что сделаю все, для того, чтобы вернуть ее к жизни, чего мне бы это не стоило.

Но проходили день за днем, которые складывались в недели, дни, годы, а Северина все так же не хотела жить. Мы с Карлом старались поддержать ее, но все наши усилия были напрасны. Она не жила, просто существовала. Могла часами сидеть возле детской кроватки и плакать, или просто часами сидеть и смотреть в одну точку, пока я не заставляла ее поесть или поспать. Но самое страшное, началось тогда, когда Северина стала купать, кормить, пеленать и баюкать куклу. Я очень боялась, что ее рассудок не выдержит действительности, и она просто сойдет с ума. Вот и сегодня, я вновь застала ее в слезах. В последнее время это было ее постоянное состояние.

─Зачем ты осталась со мной? Зачем нянчишься? ─ спрашивала она меня, когда я пыталась ее успокоить. ─Такие твари как я не достойны жить.

─Прекрати, сейчас же прекрати. ─ Закричала я, не выдержав, и как следует, тряхнула ее за плечи. ─ Ты не такая.

Впервые за последнее время мы смогли поговорить. Я объяснила девушке, что она мне стала дорога, что отношусь к ней как к дочери, и не оставлю в любом случае, чтобы она мне не говорила. Вытирая слезы, Северина рассказала мне историю своей жизни. Ничего нового, она мне не рассказала, все как я и предполагала. Единственное в чем я еще раз убедилась, что Карл был прав. Не мог Лорд прийти в бешенство из-за копии кольца. Значит, было что-то еще, вопрос что? Но свои мысли я держала при себе, не зачем девочку расстраивать еще больше. Я спустилась в гостиную, где в кресле сидел Карл.

─Как она сегодня? ─ Спросил он.

─Все так же, ─ответила я, присаживаясь в кресло. ─ Знаешь, сегодня Северина, спросила, почему я с ней вожусь?

─И что ты ей ответила? ─Карл внимательно посмотрел на меня.

─Правду… что она мне как дочь. А еще, девочка рассказала мне свою историю. И знаешь, Карл, ты был прав. ─ Я пересказала мужчине наш разговор.

─Думаю, вряд ли мы узнаем реальную причину поведения Лорда, ─тихо сказал Карл.

─Знаешь, я тоже так думаю. Правду мы никогда не узнаем, ─ мы встали и направились на кухню.

Но мы ошиблись оба. Через несколько дней после нашего разговора я зашла в кабинет Лорда, зная, что там уже довольно долго находиться Северина. К моему удивлению, девушка улыбалась, чему я обрадовалась.

─Наконец-то вижу твою улыбку, ─сказала я, присаживаясь рядом с девушкой.─ Позволь спросить по какому поводу?

─Агнесс, я не могла понять, почему Милад кидал такие слова как « тебе этого было мало?» Да! Я виновата перед ним. Это мой крест, который мне придется нести всю оставшуюся жизнь. Но что-то в его обвинениях не давало мне покоя. Теперь я знаю что! Демон соврал ему.

─Откуда ты это знаешь? ─ Спросила я.

─ Звонила в дом Харитоновых, и поняла это из разговора с Марией, ─ ответила девушка.

Я поняла, что спустя почти три года, Северина решила бороться за сына, за свое счастье. Для начала предложила ей съездить в Москву, и поговорить с Миладом. Но наша поездка оказалась кошмаром. Мария нас даже на порог не пустила, обзывала и оскорбляла Северину. Я с трудом смогла ее успокоить, и уже в самолете, летя обратно в Кенигсберг, я предложила девушке попробовать разыскать отца. Мотивируя это тем, что возможно, ей понадобится помощь клана, ведь с Миладом будет все не просто, с ним трудно будет встретиться, и он будет бороться за сына. И возможно даже чтобы донести до него правду Лорда придется выкрасть. А такое посильно только клану Равнос. И слава богу, немного подумав, Северина согласилась.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям