0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Загадай желание » Отрывок из книги «Загадай желание»

Отрывок из книги «Загадай желание»

Автор: Косухина Наталья

Исключительными правами на произведение «Загадай желание» обладает автор — Косухина Наталья . Copyright © Косухина Наталья

Тиана али Дер, принцесса Империи Солнца

Я медленно ступала по вымощенной белым камнем улице, которая упиралась в причал. Горизонт едва алел, и город Карнак, самый крупный порт на многие мили вокруг, только просыпался.

Где-то слышались редкие крики самых ранних птичек, из некоторых труб одноэтажных и двухэтажных домов начинал струиться дымок от зажжённого очага. Постепенно на благоустроенные улицы города выезжали повозки: лошади и люди спешили на работу.

Признаюсь честно: я ненавидела этот город! Расположенный на самом юге империи, внешне идеальный, за своими стенами он хранил много пороков.

В наших сказочных землях, щедро залитых солнцем, процветали магия и чары, месть и отвага, а честь вела путеводной звездой к свершениям. Но зевать здесь не стоило, ибо коварна жизнь юга, сулящая погибель.

А самое ненавистное место города находилось недалеко от главного причала — невольничий рынок.

Именно туда я и направлялась. Подавляя в себе брезгливость, я вновь мысленно настраивалась быть второй наследницей Империи Солнца.

— Госпожа, — тихо обратилась ко мне моя телохранительница и лучшая подруга, — сегодня будет много приобретений?

Я взглянула в глаза черноволосой женщины с темными глазами, которые уже многое повидали, — Еси Расии. На ладной высокой фигуре, укрытой плащом, таилось немало оружия, а движения телохранителя были быстры и смертоносны, как вихри пустыни.

— Еще не знаю. Посмотрим, есть ли кто достойный.

Все наследники долго спорили с отцом относительно этого крупнейшего невольничьего рынка. Мы были за то, чтобы его закрыть, но папа оставался непреклонен.

Его ответ нам был прост — рабовладельцы были и будут, и продолжат захватывать людей со слабых или малоизвестных территорий. Этот процесс надо держать под контролем и присмотром, владея местом, где они могут торговать. Вот только наблюдать и следить за соблюдением законов выпало мне.

Естественно у меня были помощники, но на самые крупные торги, три раза в год, когда сюда съезжались известные и маститые торговцы и проводились самые грандиозные распродажи, я всегда контролировала сама.

— Али? — окликнула я.

Ко мне тут же подошел мой советник, молодой юноша, который казалось на первый взгляд совсем не пригоден для того, чтобы что-либо подсказать или помочь: не те знания, не тот возраст… Однако никто больше Али не знал о слухах, сплетнях и тайнах как империи, так и людей в ней проживающих — у него везде глаза и уши.

— Да, госпожа?

— Есть сегодня что-то интересное?

— В городе поговаривают, что у трех торговцев будут рабы не из дикарей и не с дальних территорий.

— Откуда? — нахмурилась я.

— Никто понятия не имеет. Мне кажется, дельцы и сами этого не знают. Похоже, перекупили, и не один раз. Боюсь, концов не найти.

— Что ж, пойдемте посмотрим. Настанет ли тот момент, когда мне не нужно будет нести свою ношу? — вздохнула я.

— Скорее всего, когда вы выйдете замуж, — подал голос Али.

Я лишь тяжело на него посмотрела, и слуга склонился в поклоне.

Невольничий рынок, единственный на всю империю, только начинал свой рабочий день, но всех рабов уже вывели и поставили на помосты, распределили по железным клеткам, вдоль которых располагались два уровня наблюдения. Высокий, как раз напротив плененных, — для привилегированных покупателей, и низкий на земле — для всех остальных.

На огромной прямоугольной территории, едва моя нога ступила на рынок, раздался голос главного смотрителя за торгами:

— Принцесса Империи Солнца!

И все немногочисленные люди на площади опустились на колени. Рабов это заставили сделать надсмотрщики ударами кнутов. На несколько секунд наступила тишина, ровно до моего кивка, разрешающего всем подняться.

В Карнаке, как и во всей империи, строго соблюдалась иерархия власти и общественного положения. А неповиновение или оскорбление императорской семьи вообще каралось смертью. У моего народа горячая кровь, и управлять им можно только твердой рукой, я бы сказала — железной.

На рынке никто не видел моего лица: мне на голову был наброшен капюшон, под которым клубился туман, закрывая обзор всякому, кто захочет бросить косой взгляд на принцессу. Меня скрывала моя магия, и она же была моей силой и проклятием.

Сначала я обошла рынок по кругу, рассматривая невольников. Самые разные люди, с самыми разными историями. Кто-то совсем дикий, кто-то вполне образованный. Были те, что хотели бороться, а были и те, что уже смирились.

Я же искала заранее обреченных и проверяла условия содержания рабов. Мне ненужно было ходить и допытываться: я заглядывала внутрь каждого, кто тут был, и могла видеть его пороки, страхи, надежды, тайные желания. Я не читала мысли или эмоции, я видела людскую суть.

— Госпожа, ну что? — спросил Али, заканчивая осмотр.

— Все вполне нормально. Анжар, как всегда, излишне строг к своим рабам, но после хорошего штрафа в прошлом году до жестокостей не доходил.

В очередной раз окинула пристальным взором рынок.

— Все хорошо. — И, чуть повернув голову в сторону телохранителя, добавила: — Ты всегда излишне осторожна.

— Осторожность не может быть излишней, госпожа, — тихо ответила женщина.

А я взглянула по сторонам, на смотровые башни города, на стражу, наблюдавшую за мной неподалеку, на охрану рынка, которая стояла по периметру. Я никогда не бывала одна: войны и исполнители моей воли повсюду.

Повернувшись к Али, я попросила:

— Веди к интересным рабам. Солнце взошло, скоро здесь будет не протолкнуться.

И поднявшись, мы направились в сторону одного из самых отдаленных помостов, на котором стояло четыре клетки, но забитые рабами до основания. Владелец и три надсмотрщика покрикивали на них, стегая по решеткам кнутом.

Из-за слишком большего количества людей на квадратный метр замкнутого пространства и тесноты по спинам рабов неизменно попадали плетьми, заставляя тех вскрикивать. Увернуться было невозможно.

Там были несколько подростков и пара женщин в возрасте. Но мое внимание привлекли шестеро едва прикрытых одеждой мужчин: все они старались защитить одну невысокую хрупкую девушку. Эти не смирятся с рабством, я чувствовала — они обреченные.

И еще этот страх, что таился внутри продающих, он усилился при моем приближении.

Направившись прямо к владельцу, я ему сообщила:

— Покупаю этих рабов.

— Госпожа, — склонился он. — Они уже проданы, и мы только ждем их покупателя, чтобы отдать товар.

— Проданный товар не допускается на торги, — сообщил ему Али.

— По нему существует договоренность.

Торговец не врал, но не договаривал. Но все это было не важно — императорской семье не отказывают. Я сделала легкий жест, и в торговца тут же вонзилась стрела. С вытаращенными глазами тот повалился на помост.

— Где заместитель?

Ко мне тут же подбежал сухопарый мужчинка и склонился в поклоне.

— Я покупаю этих рабов.

— Конечно, госпожа, как прикажете, — еще раз поклонился мужчина и крикнул уже надсмотрщикам: — Упаковать!

— Будете платить из личных средств или из казны? — тихо осведомился Али.

Будут они моими личными или принадлежать государству? Интуиция мне подсказывала…

— Личные средства. А также купишь двух странных девушек у Анжара и пожилого мужчину у Дага.

Советник склонился и поспешил исполнить приказание.

— Не нравятся мне эти новые торговцы, очень не нравятся, — тихо сказал советник вернувшись. — Позвольте выяснить, кто они такие?

Я лишь кивнула, просто мечтая попасть домой. Как же я ненавижу этот город!

Окинув взглядом рынок, с помощью чар сформировала послание и птицей отправила к проверяющему. После сегодняшнего происшествия он справится и один.

— Куда теперь? — негромко поинтересовался вернувшийся Али.

— На корабль. Отправляемся домой. А относительно Карнака… Отправь сюда императорский легион и сыщиков, пусть вычистят всех преступников, что найдут, а к их прибытию организуй еще что-нибудь громкое, например кражу. Этого, плюс сегодняшнее неповиновение, будет достаточно, чтобы оправдать чистку.

— Будет исполнено.

Я же посмотрела в сторону пирса, куда уже неспешно начали уводить рабов. Скоро домой, на день рождения к брату.

 

***

Эдан Тарнак, король джиннов

Никогда в жизни я не забуду это унижение и страх за близких, за сестру. Нас отравили, и мы не смогли преобразиться, чтобы достойно защитить себя и родных.

После захвата долго плыли на корабле, в трюме, из которого нас совсем не выпускали, лишь изредка кормили и били за любое неповиновение. Потом к нам привели новых невольных.

Ярость, которая клокотала во мне первые сутки, уступила место выжиданию, потому что за любую провинность мою или моих людей наказывали самого слабого — сестру. Я понимал: единственная возможность спастись — это попытка убежать по прибытии на невольничий рынок.

Но она провалилась, наш план был раскрыт. И я уже ждал смерти, лихорадочно ища выход, которого не было, когда на рынке распорядитель объявил о прибытии принцессы Солнца.

Против воли я вскинул глаза, впиваясь взглядом в фигуру, что двигалась по помостам. Вторая наследница оказалась невысокой. Несмотря на то, что она была закутана в плащ, походка и обдувающий ветер показали мне, что фигура девушки не лишена пышных форм, ноги обуты в высокие сапоги, за отворот которых были засунуты странные штуки.

Эта женщина никак не отвечала рассказам о ее внешности, которые я слышал от посла и его жены, и тем более не соответствовала изображению, что они мне передали. На картине была изображена девушка со светло-русыми волосами, карими глазами и очень хрупкого, юношеского телосложения, практически ребенок.

Никто бы не назвал вторую наследницу подростком, особенно когда она заговорила, отдавая приказы. А когда в торговца вонзилась стрела, я так же понял, что и рассказы об этом месте тоже были враньем. Здесь не тихая страна, погрязшая в развлечениях и праздности, здесь жестокая империя, где правят огнем и мечом.

Не лучшее ли это доказательство того, что меня предали. Я прикрыл глаза.

Сделаю все, чтобы выжить и, сбежав, забрав с собой своих людей, я отомщу. Жаль, что времени совсем немного.

Проходя мимо наследницы, я еще раз взглянул на девушку, у которой вместо лица клубился серый дым. Неужели именно ей я две недели назад сделал предложение и получил отказ? Тогда на ее помощь и рассчитывать не стоит. Да и что она может? Стереть с моего запястье клеймо раба, да и только.

За себя я не боялся, только за сестру.

Нас гнали к кораблю как крыс, поторапливая и толкая, хорошо хоть не стегали кнутом, и после этого всех снова запихнули в трюм. Новое путешествие, неужели оно заведет меня от дома еще дальше?

— Эй, — окликнул я слугу, который стоял рядом с клеткой.

— Не «эй», а старший, — нахмурился тот, хотя я видел, что он тоже раб.

Но решил пойти навстречу, мне нужна была информация.

— Простите. Я хотел узнать, в какой мы стране?

Худой лысый мужчина посмотрел на меня с превосходством:

— В данный момент мы в Империи Солнца, в городе Карнак.

Я едва не застонал, и, судя по моим спутникам и сестре, они тоже впали в отчаяние. Нельзя и представить места дальше от моей страны, чем этот город.

— Если то, что я подслушал, верно, то через час мы снимемся с якоря и отправимся в столицу на день рождения старшего принца. Да и принцесса на Карнаке заканчивает осмотр и проверку вверенной ей территории.

— Проверку? — переспросил старичок справа. — Это как?

— Я, что, знаю? Я всего лишь старший раб.

Пока мне снова никто не помешал, я решил прощупать почву:

— И ты не хочешь вернуться домой?

— Я жил в северных степях, приходилось охотиться, еды немного, бывал голод. Госпожа — хорошая хозяйка. Всегда сытая жизнь, добротная одежда и отношение как к слугам. Вам тоже сегодня повезло. Среди вас женщины, а им везде несладко приходится.

Я чуть не заревел, а у Шарка начали пробиваться клыки и заостряться черты лица. Сестра, схватив его за руку, начала что-то успокаивающе говорить.

Взяв себя в руки, я решил пораспрашивать дальше, но мне помешало появление в трюме двоих мужчин. Не обратив на раба никакого внимания, они подошли к решетке.

— Смотри, вот об этой я тебе говорил, — кивнул один из них, тот, что покрупнее, на сестру. — Красавица, и кожа наверняка нежная.

— Госпожа не велела трогать рабов, пока она не решит их судьбу, — подал голос наш сторож.

— Да что ей до них, мы развлечемся, она не узнает. А если ты скажешь, мы тебе горло перережем и за борт. Корабль отчалил уже.

Во мне умерла последняя надежда: в столице мы точно на всю жизнь останемся рабами. И я зарычал, открывая свою натуру джинна, как и остальные пятеро моих друзей.

Гости, явно свободные, достали плетки и хлестнули по нам несколько раз, Шарк бросился вперед и подрал одному из них плечо. На крик сбежалась охрана и ударила нас током из зачарованного амулета.

Все попадали на пол, кроме сестры. Силы практически покинули меня — удар был очень сильным. Ката бегала от Шарка ко мне, и в ее глазах стояли слезы. Она переживала за наши жизни, и не зря: буйных рабов убивают, а из джиннов перед этим вынимают всю магию. Редкая удача.

— Что тут происходит? — раздался повелительный голос, и все опустились на колени.

Я так вообще валялся на полу, из-под ресниц смотря на принцессу.

— Они на нас напали, — показали несостоявшиеся насильники на нас.

Охрана, молча поднявшись на ноги, застыла, словно статуи, ждущие распоряжения.

— Пасар, — произнесла женщина своим необычным, чуть хрипловатым голосом.

— Матросы пришли и хотели… э-э-э… пообщаться с девушкой из новых рабов. Я им говорил о вашем распоряжении.

Принцесса повернулась к провинившимся.

Матросы переглянулись, и один из них нерешительно начал:

— Мы не хотели их убивать, мы подумали, что от нее не убудет, а нам еще несколько дней плыть…

— Повесить и за борт, — гулко раздался приказ.

Ката вскрикнула и бросилась ко мне, я был ближе всего ко входу. Но вместо меня стража схватила матросов и поволокла их на выход.

— За что? Они же рабы, — закричал один из них.

— За невыполнение приказа и за то, что позарились на мое, — даже не повернувшись в их сторону, но тем не менее пояснила наследница.

К ней в это время подошел капитан.

— Откуда эти?

— Наемники, недавно наняли, госпожа, — ответил мужчина.

— Много таких на корабле?

— Еще человек пять.

— Пусть казнь будет публичной.

Поклонившись, капитан ушел, оставив наследницу с женщиной, которая была при ней и на невольничьем рынке.

— Значит, джинны… Очень и очень интересно, — протянула принцесса. — Еся, проследи, чтобы их кормили и чтобы все исполняли мой приказ. А девушку ко мне в каюту.

— Да, госпожа, — улыбнулась телохранительница, чуть прищурившись изучая нас.

— Приедем в столицу, там и решу, что с ними делать.

После этого нас оставили валяться на полу и приходить в себя, а мне дали время обдумать ситуацию и решить, что предпринять дальше.

Но одна мысль не выходила из головы:

«Что собрались делать с Карой? Вдруг то, что мне сказали о наклонностях принцессы, правда?»

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям