Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " /> Форш Татьяна " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Путь королей (эл. книга) » Отрывок из книги «Путь королей (#1)»

Отрывок из книги «Путь королей (#1)»

Автор: Форш Татьяна

Исключительными правами на произведение «Путь королей (#1)» обладает автор — Форш Татьяна . Copyright © Форш Татьяна

Айна

Боги, как же мало нужно для счастья! Пенистая горячая вода и возможность побыть одной.
Откинув голову на мягкую подушечку, предусмотрительно крепившуюся к бортику бочки, я закрыла глаза. Так бы лежать… И никуда не спешить… В конце концов, не женская это работа – воевать против Теней!
При мыслях о Тени и о разыгравшейся сегодня трагедии восхитительное настроение тут же растаяло без следа, оставив в душе только тревогу, боль и мысли о Сандре. И он, и я, и та несчастная, гибель которой мы сегодня видели, оказались заложниками древней войны. Тени… Стихии… А в результате гибнут люди, эльфиры, перевертыши, гномы. Гибнут, потому что купились на неведомое для смертных могущество. Потому что стали пешками в великом заговоре делящих наш мир драконов-Хранителей. Добро… Зло… Такие разные, но объединяет их одно – безразличие к играющим на их поле смертным.
Сандр… Чувство, которое возникало при мысли о нем, было странным, несущим одновременно и радость, и покой. Да! Мне было рядом с ним спокойно и уютно. Я доверяла ему безгранично и всецело. Неужели это – любовь?
Да.
Я выбралась из бочки, завернулась в полотенце и осторожно присела на постель. На таком ложе смело поместятся пятеро.
Белоснежное платье, украшенное цветами, вышитыми на невесомой ткани, призывно лежало рядом. Боги, какая красота!
Я погладила глянцевую нежнейшую ткань.
Эльфиры – эстеты! И это мне в них очень нравилось!
Перед глазами встал Дей. Красивое утонченное лицо в обрамлении черных крупных завитков и желтые завораживающие глазищи. Повезет какой-то эльфирке…
Незаметно вырвался вздох. Он стал мне другом. Даже братом, которого у меня никогда не было. Сколько мы с ним вместе пережили и… Приходится расставаться. Он вернул свою жизнь, свой дом…
А я? Смогу ли я вернуться в мой дом, смогу ли я заставить отца стать мне отцом, или… моя судьба стать изгоем? Вечно быть игрушкой, покорной воле Хранителей?
Скорей бы все это закончилось!
Подавив вздох, я решительно принялась одеваться.
Меня, наверное, уже заждались.
Ужин! Желудок довольно недвусмысленно намекал о своем существовании, но чем больше я торопилась, тем медленнее у меня получалось. К тому же платье хоть и было красивым, оказалось чересчур откровенным. Плечи обнажены, а декольте скорее больше открывало, чем прятало. Вдобавок этот наряд так и норовил сползти вниз, словно был живым!
Окончательно раздосадованная, я решила надеть к ужину платье, в котором была раньше, но, когда заглянула за ширму, где я его скинула, – выяснилось, что оно исчезло. Неужели забрала прислуга?
Стукнула дверь, и, застав меня врасплох, заглянул сияющий, одетый в белоснежный костюм Зарин.
– Ну как, ты готова? А я… – увидев меня, он сглотнул и замер, не договорив. Я поняла это по-своему и, злясь, что он застал меня в таком беспомощном состоянии, только развела руками.
– Да! Ты прав. Это не платье, а кошмар! Не мог бы ты спросить у прислуги, куда они дели мою прежнюю одежду?
– Си-синий наряд? – К перевертышу наконец-то вернулся дар речи. – С ума сошла? Зачем тебе то ужасное платье? Ты – прекрасна! Ты – королева! Богиня!
Не отводя от меня глаз, он подошел ближе.
– Это платье не менее ужасно! – У меня вдруг возникла острая потребность с ним поспорить. – Ты посмотри! Я же в нем почти голая!
Зарин не отказался оценить мою наготу и вытаращился на откровенное декольте.
Я опомнилась первой и смущенно скрестила руки на груди.
– Убедился? Рада! А теперь иди и принеси мне другое платье! Не видишь? Оно на мне не держится!
– Ни за что! – возмущенно выпалил перевертыш и решительно отвел мои руки. – К тому же это скорее достоинство наряда, чем недостаток, который очень легко исправить.
Он обошел меня, что-то подтянул, защелкнул, и платье перестало сползать вниз. Нет, оно по-прежнему открывало плечи, но теперь обтягивало мою фигуру как перчатка. Теперь я могла даже совершенно спокойно станцевать, не рискуя остаться нагишом.
– Ну как? Лучше?
– Спасибо. А что ты сделал?
Зарин встал передо мной, окинул восхищенным взглядом и ослепительно улыбнулся.
– Все просто. Крючки.
– А… – Я смутилась еще больше. Не объяснять же ему, что о таких нарядах в обители я даже не мечтала. Что разрешалось носить адепткам? Только безвкусные балахоны, украшенные черным фартуком и белоснежным чепцом. – К сожалению, о крючках я позабыла.
– Наверняка о них ты даже не знала. Ведь в доме твоего отца тебя одевали слуги? – Зарин галантно предложил руку. – Пойдем? А то после разминки с королевским семейством во мне проснулся зверский аппетит!
Я усмехнулась:
– Как я тебя понимаю.
– Кстати, почему ты оказалась вместе с кронпринцем Тимейном?
– Ох, долгая история. – Я взяла его под руку, и мы направились к двери, но тут, перед самым нашим носом дверь распахнулась, и в комнату заглянул Сандр.
– Айна… Ты… ты великолепна! – Он окинул меня таким взглядом, что я снова неловко скрестила руки на груди. Дурацкое платье!
– Ты тоже! – выдохнула я. Да и кто поспорит? Одетый в белый костюм высокий плечистый красавец со светло-русыми, чуть ниже плеч волосами и легкой сумасшедшинкой в ярко-синих глазах вскружит голову кому угодно!
На его губах мелькнула торжествующая улыбка. Словно не заметив Зарина, Сандр обнял меня за плечи и вывел в коридор, направляясь к распахнутым дверям трапезного зала.
Я покусала губы, прислушиваясь к шагам Зарина, раздающимся сзади. Пусть так. Не хотелось бы мне сейчас встречаться с ним взглядом.
Дей заметил нас первым и поднялся навстречу.
– Боги, как вы прекрасны, друзья мои! – Кажется, он был уже изрядно пьян, но это выражалось только в зычности голоса. – Но ты, Айна, лучше всех. Если бы только я не знал о чувствах к тебе этих двоих безумцев, ты уже давно была бы моей. А так… вставать на пути друзей… нет. Это не по-королевски!
Киарис, восседавший во главе стола и сидевший рядом с ним по правую руку мальчик, по человеческим меркам лет восьми, после такой речи даже не поленились заинтересованно взглянуть на меня, заставив постыдно мечтать о побеге. Сандр отодвинул стул и, усадив меня напротив короля Киариса, сел рядом. По другую руку от меня устроился Зарин. Слуги тут же заметались возле нас, заполняя едой наши тарелки и наливая в бокалы кроваво-красное вино.
– А мы вас уже заждались. – Дей сел на место, по левую руку от отца, и поднял бокал. – Мне больно вспоминать то, через что я прошел, чтобы вернуться домой. Но этого бы никогда не случилось, если бы ты, Сандр, меня не спас. Да чего там! Моя жизнь была бы уже закончена, если бы не все вы.
Не говоря больше ни слова, он опрокинул в себя бокал вина и в ожидании посмотрел на нас. Парни послушно подняли уж наполненные бокалы и неспешно выпили их. Я тоже сделала глоток. Тепло пробежало по венам и толкнулось в желудок, очаровывая ягодным ароматом. Хм… напиток совершенно не похож на вино! Я бы сравнила его с нектаром.
С наслаждением осушив бокал, я отставила его.
– Очень вкусно.
– Знаменитый сок первоцвета. Но с ним нужно быть осторожнее, Айна. Он может исполнить желания, к которым ты не готова. – На лице Дея возникла многозначительная улыбка. Посмотрев ему в глаза, я смущенно потупилась. Да что с ними сегодня?
К счастью, боги вняли моим молитвам, и Дей без предупреждения перевел разговор в другое русло:
– А сейчас я хотел бы познакомить вас с Сэмюэлем. Он мой брат. Родился в тот год, когда Тимейн устроил мне веселый переезд в Подгорье. Ну да речь не о том. Мой брат чистокровный эльфир. Род его матери один из древнейших родов Эльфириана. – Дей вновь поднял наполненный слугами бокал. Мы сделали то же самое. Как бы то ни было, сок дарил довольно заметную расслабленность, а за время нашего пути чувство расслабленности и чувство беззащитности для меня стало одним целым. – Сэмюэль, я обещаю приглядывать за тобой и научить всему, что знаю сам, чтобы ты стал благородным воином и защитником семьи и своего народа.
Мальчишка гордо выпрямился и, сверкая на него желтыми глазищами, величественно произнес:
– Хорошо, Дерран, я принимаю твою клятву.
Мы переглянулись и, скрывая улыбки, прильнули к бокалам.
– А твоя мать, Дей… Кто она была? – вдруг поинтересовался Сандр, отставляя бокал.
– Тебя интересует, почему я взял в жены женщину не из моего рода? – Вместо Дея ответил Киарис и, оглядев всех нас, кивнул. – Я понимаю твой интерес, но никакой тайны здесь нет. Она была из знатного человеческого рода. Еще славный король Джад, когда предложил нам мир и сотрудничество, в дар нашему роду привез ее. Я тогда был еще юнцом. И за меня согласие на брак дал отец…
Король замолчал, но тут не утерпела я:
– Так она умерла? Ее тоже отравили?
– Нет! – чересчур поспешно выпалил король и, заметив мой интерес, коротко объяснил: – Она умерла сразу после рождения Дейрриана.
Над столом повисла неловкая тишина, и король поспешил сменить тему:
– Кстати, из путаных фраз сына я не совсем понял, зачем тебе понадобилась поддержка моего народа? – Киарис пронзительно уставился на Сандра.
– Я – сын последнего Хранителя Равновесия и правителя Объединенного королевства. И я хочу бросить вызов самозванцу Сайрусу, вот только победить в этой войне мы сможем, лишь объединив все расы.
– Мой народ не любит войны. – Киарис нахмурился. – Мы поддерживаем нейтралитет.
– Этот нейтралитет погубил почти всю твою семью, – холодно возразил Сандр. – Неужели ты не хочешь мести? Не хочешь сберечь своих оставшихся наследников? Скольких ты потерял, поддерживая нейтралитет?
– Ну, хорошо. – Киарис помолчал. – Когда понадобится помощь, только дайте знать. Но я хочу, чтобы ты понял, – он ткнул пальцем в сторону Сандра, – эта война – чистое самоубийство. Мое мнение – ты не выживешь. А значит, и нам придется несладко.
– И все-таки? Ты мне поможешь? – На губах Сандра появилась улыбка.
– Да. Но только потому, что хочу хотя бы попытаться отравить жизнь моим врагам, так же как они сумели отравить мою.
Мужчины продолжили беседу, а я предпочла роль слушателя. Увлеченные рассказами Дея, мы и не заметили, как наступила ночь. В зале загорелись яркие свечи, и ласковое пламя камина подарило негу и сонливое настроение.
Откинувшись на спинку кресла, я закрыла глаза и незаметно для себя задремала. Сквозь сон я почувствовала, что кто-то подхватил меня на руки и куда-то понес. Послышался голос Сандра:
– Устала, бедняжка. Я отнесу ее в покои.
Не открывая глаз, я улыбнулась и свернулась калачиком у него на руках. Вскоре мерные шаги смолкли, скрипнула дверь, и пламя свечей, проникавшее пятнами света сквозь закрытые веки, сменила темнота. Сандр осторожно уложил меня в постель. Укрыл легким покрывалом и сел рядом. От волнения я перестала дышать, но все же делала вид, что сплю.
– Айна, я знаю, что ты спишь, поэтому и говорю… – Его пальцы коснулись моих волос, поправляя. – Говорю еще раз… Я люблю тебя больше жизни. Если бы не ты, я бы никогда не узнал – кто я, и никогда не был бы так счастлив.
Ласкающие меня пальцы исчезли. Послышались шаги. И до меня донесся стук двери.
Ушел…
Я почувствовала сожаление. Как мне с ним было спокойно и надежно! Казалось, одним своим присутствием он защищает меня от всего ужасного, что происходило и может произойти с нами.
Потом пришло понимание, что пока он рядом, ничего плохого со мной не произойдет! Он – мой талисман, так же как я – его.
Покой захлестнул меня и унес на зыбких волнах грез, а после пришел сон: нежный и робкий, несущий томление и… страсть? Горячие губы на моих губах, руки, страстно гуляющие по моему телу. Все это ошеломляло новизной и… реальностью!
Я вынырнула из пут сна и замерла, глядя в мерцающие желтой зеленью глаза нависшего надо мной мужчины.
– За-зарин? – Так вот что имел в виду Дей, говоря, что сок первоцвета может исполнить желания, к которым я не готова.
Он молчал, глядя мне в глаза. В душу! Пугаясь страсти, сжигающей всю меня, я потянулась губами к его губам. Его руки сжали меня, вызвав стон, и он вновь прильнул ко мне болезненным поцелуем.
И тут распахнулась дверь. На пороге возник широкоплечий силуэт.
Сандр?
– Айна, ты спишь? Просыпайся, мы возвращаемся. За Зу только что сообщил, что сегодня ночью будет проведен обряд слияния. Айна?
Вглядываясь в скрывавшую нас темноту, он вызвал на ладони пламенный шар, шагнул в комнату и замер, не в силах отвести взгляд.


Глава 25

Сандр

Уложив Айну, я направился к залу.
Боги, как мне повезло, что вы подарили встречу с ней! Ее красота и невинность – пожалуй, единственное, что не давало За Зу заполучить меня, как бесчувственного воина и пленника огненной стихии. Нет. Закончится этот кошмар, и я попрошу ее стать моей женой. Я даже укрощу дракона, ради того, чтобы быть с ней.
– Сандр? – Голос Дея вернул меня в реальность, едва я вернулся в зал. – Как там Айна?
Я улыбнулся, борясь с искушением вновь попасть под власть грез. Перед глазами встало лицо улыбающейся чему-то во сне любимой.
– Спит. Кажется, сок первоцвета оказался для нее слишком крепок.
– Это нектар! Он расслабляет мысли и дает волю желаниям. Но его еще зовут настоем истины. Он открывает даже самые потаенные мысли и тайны. – Дей демонстративно отсалютовал мне полным бокалом. – Вечер еще только начался. Присоединяйся.
– Кстати, что за узы связывают тебя с этой девушкой? – Киарис тоже не остался безучастным и, сделав знак слугам, указал на вновь наполненные бокалы. Ничего не оставалось кроме как вернуться на место и воспользоваться его любезностью. Пить не хотелось, но жажда… странная жажда только нарастала. Что за магический напиток?
– Она – предсказанное мне будущее, моя королева. И мой последний тост я хочу посвятить ей. – Я осушил бокал и, демонстративно перевернув, поставил его на стол. – Выпейте до дна за мое счастье.
Зарин посмотрел на меня в упор, повертел бокал в пальцах и, даже не пригубив напиток, отставил.
Я не обиделся. Мне даже стало его немного жаль. Бедняга! Он тоже влюблен, но… мне повезло больше. Айна предназначена мне судьбой – это очевидно! Она нашла меня, помогла узнать прошлое. Боги привели ее ко мне.
– За твою избранную, брат! – А вот Дей залихватски опрокинул в себя вино и вдребезги разбил бокал о мраморные плиты пола.
– Я – стар. – Киарис закашлялся. – И пелена болезни все больше застилает мне глаза, иначе я бы увидел твое будущее, Хранитель Равновесия. И… прости, что посулил тебе гибель. Все в этом мире зависит от нас, кроме того, что от нас не зависит.
– Мне нужно выйти. – Зарин поднялся. – Что-то мне нехорошо от цветочных напитков. И… пожалуй, я больше не вернусь.
– Как я забыл, что перевертыши предпочитают пить только цветочную росу и родниковую воду. – Дей проводил его взглядом, пока тот не исчез за дверью. – Слабак. Что может быть слаще вина и ласк прелестной женщины? Боги, как давно со мной этого не случалось…
– Сын, боюсь, мне не откупиться от твоих мучений даже дюжиной литров лучшего вина и сотней прелестнейших юных красоток!
– Отец, прошу, не вини себя. – Дей помрачнел. – Ты не виновен. Тени могут обмануть любого. К тому же ты был безумен от горя.
– Я должен был все проверить, прежде чем позволить Тимейну отдать тебя в рабство.
– Но я – жив! И я дома. Меня вела в Лиин-Тей месть.
Они говорили о чем-то еще, но я их не слушал, возвратившись мыслями к Айне. Затем их голоса вдруг зазвучали приглушенно, унося меня в дальние дали, а веки стали тяжелыми, погружая в вязкую дрему. И тут:
«Сандр? Хватит спать, соня! Немедленно возвращайся, сегодня мы наконец-то станем одним целым!»
За Зу?
«Нет, твоя прабабушка! Попроси Киариса открыть зеркало перехода и дуй сюда! У тебя времени до полуночи!»
Дрема слетела, как не бывало.
– Боги, Сандр, что с твоими глазами? – Дей с опаской уставился на меня. – Только начал привыкать к их небесно-голубому цвету.
– Потом! – Я поднялся и посмотрел на короля. – Сир, мне нужно срочно переместиться на Гору Снов. Это возможно?
Киарис нахмурился:
– Возможно, но… ты можешь попасть в пространственную ловушку Сайруса. Он наставил их в огромном количестве вдоль границ королевства. Наверное, боится непрошеных гостей. Точнее, их войска.
– Готов рискнуть. Прошу, скажите, где можно открыть переход?
Король пожал плечами:
– Да хоть здесь. Умеешь активировать свиток перемещения?
– Теоретически. Мне нужно позвать Айну. – Я вышел из-за стола и уже в дверях крикнул: – Я сейчас вернусь.
Едва сдерживаясь, чтобы не перейти на бег, я направился к комнате девушки.
– Айна, ты спишь? Просыпайся, мы возвращаемся. – Дверь распахнулась, едва я толкнул. Я замер. Ведь помню, что, уходя, крепко прикрыл ее! Я шагнул в комнату. – За Зу только что сообщил, что сегодня ночью будет проведен обряд слияния! Айна?
Багровый полумрак играл с тенями, рисуя настолько сюрреалистичные картины, что я даже вызвал огонь, чтобы убедиться в нереальности увиденного.
Невысказанные слова застряли в глотке.
Застыв истуканом, я стоял и смотрел на то, что никогда не должно было произойти! На то, что не имело права быть!!! Но это было. Айна и Зарин… Зарин и Айна…
Поймав себя на том, что уже стискиваю рукояти кинжалов, я развернулся и бросился вон. Только чтобы не видеть унижающей вины в глазах этих двоих! Только чтобы они не увидели моей растерянности и боли!
Нет, конечно же, перевертыш не позволил себе ничего греховного, и Айна не преступила грань, но та страсть, что царила в ее глазах, та любовь, которой были полны их объятия, уже никогда не позволят мне забыть увиденного.
Сок первоцвета может исполнить желания, к которым ты не готов…
Да! Я хотел и хочу увидеть Айну счастливой, но я не был готов к тому, что это желание исполнится так!
Так быстро…
Ворвавшись в трапезную залу, первое, что я увидел, была огромная зеркальная гладь в окружении сизого тумана, повисшего прямо в воздухе неподалеку от камина.
Взглянув на меня, эльфиры переглянулись, но ничего не спросили.
– Я взял на себя смелость и вызвал переход сам. – Киарис указал на освещенную лунным светом знакомую площадку Горы Снов, виднеющуюся в зеркале открытого перехода. – Выйдешь сразу туда, куда нужно. Вот только… где же Айна? Ты пойдешь один?
Где-то хлопнула дверь, и раздались торопливые шаги.
Я взглянул на короля, на стоявшего рядом Дея и подошел к переходу так близко, что яростный ветер, бушующий сейчас над вершиной, сразу ударил мне в лицо, невольно заставляя отступить.
– Сандр, подожди! – послышался голос Айны.
Я не обернулся, только до крови прикусил губу и, прорываясь сквозь ветер, шагнул в пустоту. Нет! Боги, избавьте меня от ее объяснений! Как же долго длится этот переход!
Наконец путы небытия выпустили меня на площадку. Лунный свет безбрежным морем плеснулся мне под ноги с бесконечной высоты. Я оглянулся, посмотрел долгим взглядом на перекошенное в крике лицо Айны, исчезающее вместе с закрывающимся зеркалом перехода, и решительно направился к краю площадки, туда, где, терпеливо дожидаясь меня, уже стоял Берш.
– Я знаю, что Киарис вернул Дейрриана, но потерял Тимейна. Значит, Тени лишились поддержки целой расы!
– А что может помешать Теням вновь завербовать кого-нибудь из царствующего рода? – Я безразлично взглянул на него, пытаясь избавиться от картины, что все еще стояла перед глазами. Зарин и Айна. Айна и Зарин. Сколько веков должно пройти, чтобы душа исцелилась?
– Киарис и Дейрриан защищены, Сэмюэль слишком маленький, и он не воспримет чужого внушения. Поверь, ты сделал то, что был должен. Сейчас За Зу заберет тебя к Грани. Там и пройдет обряд слияния. Ну и напоследок скажу: любая боль заставляет становиться сильнее. Ты удивишься, как быстро ты исцелишься от терзающих тебя воспоминаний, едва пройдешь обряд.
– Это невозможно забыть. – Я заставил себя улыбнуться. Откуда он все узнал? А впрочем, чему я удивляюсь? Он поверенный драконов и с помощью За Зу мог все видеть моими глазами. – Если только обряд не сделает из меня чудовище, которое не способно ни чувствовать, ни страдать…
– Все может быть, – «успокоил» Берш. – За Зу очень сильный, властолюбивый и не терпящий конкуренции Хранитель. Добавь сюда королевскую кровь, мудрость и желание властвовать… Если он возьмет над тобой верх – тебя не станет. Хочешь обрести могущество и силу последнего из рода Огненного ветра – борись до последнего. Он должен быть частичкой тебя, дополнением, но не больше. Он должен признать тебя равным!
– Я понял. И… как все это произойдет?
«Расслабься и не слушай этого болтуна! – В голове зазвучал голос За Зу. – Помнишь бой, когда ты позволил мне выйти под это солнце? Сделай так же. Не думай ни о чем. Позволь себе стать мною».
Легко сказать – ни о чем не думай! Я бы и с радостью, но…
Но тут я почувствовал, как боль в душе стихает. Мучающее воспоминание – словно бумага, которую пожирает огонь. Вскоре в душе не осталось ничего, кроме высоты, ветра и рвущегося на свободу пламени. Мощь, неистовство и вседозволенность заставили забиться в конвульсиях меняющееся тело.
Взмах огромных пламенных крыльев, и я в воздухе. Мы – в воздухе!
– Восхитительно! Великолепно! Я снова жив! – Рев вырвавшийся из моей глотки заставил небеса содрогнуться.
«Сандр, не позволяй этому шуту распугать все окрестности! – Голос Лимара заставил меня очнуться. – Первые врата – воздух!»
Какое-то время я наслаждался полетом, а затем потерял нить времени и пространства. Я не видел ничего, только звездное небо. Растаял мир. Растаял я.
Кто я? Я – птица? Или я – ветер? Зачем я?
Огромное облако возникло из ниоткуда и, слепившись в птицу, поплыло рядом. Какое-то время мы летели с ним наперегонки, затем азарт прошел. Возникло безразличие. Я уже не помнил, кто я. Не хотел помнить.
Сколько минуло лет, веков? Зачем жить тем, что давно прошло? Ведь никого не осталось из тех, кто мог бы помнить. Да и меня тоже нет.
Мои руки-крылья все так же мощно вздымались и опускались, неся меня вперед, но они стали невидимыми, бесплотными. Я – исчез!
«Не бойся. Это первые врата. Если испугаешься, тебя действительно не станет. Ты должен принять стихию воздуха. Подчинить ее. Если нам разрешат пройти – мы почти победили!» Веселый голос За Зу раздался отчего-то в мыслях, а не огласил небо ревом, как раньше.
– А что нужно делать? – Я попробовал произнести ответ вслух, но услышал только тихий шепот. А может, это был ветер?
«Ничего. Абсолютно. Все это условность, которую придумали судьи и служители Грани, чтобы смертным было неповадно вызывать нас, Ушедших».
«Сандр. Все может быть не таким, каким это видишь ты!» – снова Лимар. Мне кажется или он о чем-то хочет меня предупредить?
Я вдохнул полной грудью чистый ночной воздух.
– Ничего не делать – это скучно. Не против, если я поступлю по-своему? – А в голове вертится молитвой: «Мне уже нечего терять. Мне абсолютно нечего терять!»
Что было потом, я почти не помню. Словно ветер, я скользил почти у самых звезд, и легче меня, незаметнее меня и величественнее меня не было никого в целом мире. Казалось, я делал один взмах, и за этот взмах я мог преодолеть Южное море и Северные горы. Быстрее меня не было никого и никогда! Я стал ветром. Я наполнился силой воздуха. Нет! Я и есть воздух!
«Отлично. Он миновал врата».
«Только в следующий раз обойдись без подсказок!»
«Но он такой нетерпеливый!»
«Тем более! Пусть проходит сам. К тому же я все держу под контролем!»
«Вот этого я и боюсь!»
Я улыбнулся, слыша в мыслях голоса Лимара и За Зу.
– Я просто не люблю ждать, и мне не на кого надеяться. – Ух ты! Мой голос – как трубный глас богов!
«Верь себе и надейся на себя, Сандр», – снова Лимар.
«Хороший совет, потому что впереди Водные врата. Брр!» – Я услышал в голосе За Зу плохо скрываемый ужас.

Айна

Всего мгновение прошло, как за Сандром захлопнулась дверь, а мне показалось, что минула вечность, наполненная сожалением и страхом.
– Айна, ты не должна себя винить. Ты должна понять и признаться самой себе, что ты любишь меня ! – Зарин первым нарушил молчание.
Я бросила на него полный отчаяния взгляд и вскочила с кровати.
– Сначала сам смирись с тем, что его я люблю тоже! Или все это подстроено? Ты сделал так, чтобы он нас увидел?
– Нет. – Зарин поднялся и, глядя мне в глаза, шагнул ближе. – В этом я не виновен! Ноги сами привели меня к тебе, и прости, но уйти уже не было сил.
Не ответив, я развернулась и выскочила в коридор. Сандр, где теперь тебя искать?
Комната?
Пуста.
Следом за мной вышел Зарин.
– Прости!
Раскаяние искреннее, но сейчас меня больше тревожил не Зарин, а Сандр. Зная его, я даже представить не могла, на что он способен решиться!
«Трапезный зал!» — шепнул Рисар.
Я устремилась по коридору. Стражи молча расступились. Вбежав, я увидела, как Сандр шагает в переход, но было уже поздно.
– Сандр, подожди! Остановите его! – Я растерянно взглянула на Дея и бросилась к переходу. – Сандр!!!
– Айна, стой! – Дей перехватил меня возле тающего зеркала перехода. – Смерти ищешь?! Поверь, ни один мужчина не стоит этого!
– Но мне нужно туда ! – Я забилась в его руках. – Я никогда себе не прощу, если с ним что-то случится! Из-за меня!
– Не нужно кричать. – Киарис невозмутимо подошел к тому месту, где только что зеркало перехода блестело звездами над Горой Снов. – Я открою для тебя еще один переход. Скажи, неужели ты так расстроилась из-за того, что не успела уйти вместе с Сандром? Или случилось что-то еще?
– Мы с ним немного повздорили. – Я заставила себя успокоиться.
Боги, ну почему все сложилось именно так? Хотя… Зарин прав. Я должна признаться себе, что люблю его так, что сама боюсь этого, но и Сандра я не могла потерять. По крайней мере, не так! Не сейчас!!!
Я почувствовала, как пальцы Дея разжались, даруя мне свободу.
– Пожалуйста. Откройте переход! – Я молитвенно сложила руки.
К Киарису подошел слуга и протянул скрепленный печатью свиток. Взяв его, король поджег его на пламени свечи, а затем бросил под ноги, всего лишь произнеся:
– Гора Снов. Пещеры храма.
Почти сразу же, в полуметре над полом, в воздухе появилась зеркальная гладь. Какое-то время в ней был виден только серый туман, но вскоре он развеялся, и я поняла, что вижу зал с камином и скучающего в кресле Берша.
– Но… там нет Сандра!
– Поверь, он там. – На тонких губах Киариса появилась улыбка. – Я только что проводил его на Гору Снов!
Ни о чем больше не спрашивая, я подошла к переходу и уже хотела шагнуть, как вдруг почувствовала подхватившие меня сильные руки. Зарин! А в следующее мгновение нас приняла в себя неизвестность. Только мелькнула запоздалая мысль, что мы даже не успели попрощаться с гостеприимными хозяевами и поблагодарить их…
Увидев нас, появившихся из воздуха, Берш поднялся и неспешно подошел.
– Я ждал вас.
– Где Сандр? – Я дернулась, вынуждая Зарина поставить меня на пол.
– Где-то у Грани. – Берш развел руками.
Я почувствовала, как у меня темнеет в глазах.
– Что… что с ним?!
– Не бойся, он жив. Проходит обряд слияния. Ведь завтра ему исполнится восемнадцать. Так же, как тебе.
– Завтра? Нет! – Я нахмурилась, припоминая. – Мой день рождения – следующий после солнцеворота! И хотя я его почти никогда не праздновала, но знала это, как молитву! Отец и сестра-надзирательница из обители не упускали случая лишний раз мне об этом напомнить. Например, вот и день солнцеворота, а твой отец, Айна, опять забыл о твоем дне рождения.
– Конечно. – Берш задумчиво кивнул. – Они ведь все просчитали. Лорд Кэрн и его сестра Линара. Девочка, ты никогда не должна была выйти из обители и уж тем более никогда не должна была узнать – кто ты. Но боги вмешались и стали посылать тебе тревожащие душу сны. Ведь ты начала видеть их, когда попала в монастырь?
Я сглотнула.
– Не пугайте меня!
– Мне жаль, что все вышло именно так. – Берш неспешно направился ко мне, остановился в шаге, и, потянув за цепочку, извлек у меня из-за пазухи сияющий даже в полумраке пещеры медальон. – Именно это украшение я подарил Дине, а потом передал Сандру. Но поверь, если бы я знал тогда, что ты жива, я бы лучше подарил его тебе. Хочешь взглянуть на портрет королевы?
Я только молча кивнула, пытаясь связать воедино услышанное. Он думал, что я умерла? Но почему? При чем тут я?
Задать все эти вопросы я не успела.
Берш снял медальон. Легонько погладил украшающие его самоцветы, чуть подцепил один ногтем и провернул. Послышался щелчок, и крышка откинулась, являя мне почти не тронутый временем крохотный портрет.
Я поднесла его к глазам и замерла, разглядывая точную копию себя. Вот только я почему-то была изображена с короткими черными волосами и в роскошном платье, которого у меня никогда не было.
– Это что, шутка? – Я в растерянности оглядела наблюдавших за мной с некоторым сочувствием мужчин. – Почему здесь мой портрет?

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям