Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " /> Учайкин Ася " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Жемчужина Дракона » Отрывок из книги «Жемчужина Дракона»

Отрывок из книги «Жемчужина Дракона»

Автор: Учайкин Ася

Исключительными правами на произведение «Жемчужина Дракона» обладает автор — Учайкин Ася . Copyright © Учайкин Ася

Пролог

Снег валил уже четвертые сутки, заметая округу. В этих гористых местах и в лучшие-то времена проехать было практически невозможно, а тут еще эта пурга…

В пустом нижнем зале старинного замка, кутаясь в огромный овчинный тулуп, в высоком кресле, больше смахивающим на трон, перед весело трещащим камином сидел старик. Он вытянул ноги в толстых носках из шерсти мериноса прямо к огню. Рядом на низенькой скамеечке примостился паренек и звонким голосом читал старику легенду о драконах.

— Деда… — вдруг он поднял взгляд испуганных голубых глаз на старика.

— Спрашивай, раз начал, — проворчал недовольно тот, не высовывая носа из тулупа. — Что за привычка замолкать на полуслове?

— Это правда, что можно связать дракона и его убийцу какими-то тайными узами? — спросил осторожно паренек.

— Можно, — кивнул головой старик. — Еще как можно.

Вытащив руку из рукава тулупа, он крючковатым пальцем потыкал в манускрипт: — Здесь о Драхеншреках все правильно летописец написал. Все честно. Славные были времена, — мечтательно вздохнул старик и добавил, немного помолчав: — Славные были времена.

Затем он снова завернулся в тулуп, спрятав в высокий воротник седую голову.

— Исчезли драконы, — проворчал зло старик. — А с их исчезновением и замок наш стал хиреть. Вот и тебе все никак не могу жениха найти. Никто не хочет брать за себя бесприданницу.

— А замок? — паренек, а точнее хрупкая девушка, облаченная в мужскую одежду не по размеру, снова подняла недоуменный взгляд на своего деда.

— Что замок? — фыркнул тот. — Содержание его стоит больших денег. А где их взять? Даже король не может никого найти, кто пожелал бы стать твоим супругом.

Он помолчал, а затем попросил: — Ты читай, читай. Не отвлекайся.

И девушка, вздохнув, продолжила выразительным голосом декламировать красивую легенду. Раньше дед сам ей читал о Драхеншреках. Но последнее время старику отказывали глаза, да и свечей в замке не стало. Вот только огонь из камина освещал страницы старинной книги…

Они оба вздрогнули, когда в тяжелые дубовые двери замка кто-то громко заколотил, а потом грозный голос добавил: — Открывайте!

Девушка подскочила, уронив с колен манускрипт, и, не дожидаясь старого, как ее дед, одинокого слуги, кинулась сам отпирать тяжелые засовы.

Отряхивая одежду от снега, в зал ввалились трое, но ни старик, ни девушка их не испугались. Брать у них нечего — замок давно пережил счастливые времена. А путников, заплутавшихся в горах, они не опасались, было даже, что предложить им на ужин.

— Витолд, — обратился старик к девушке, не повернувшись в сторону вошедших. Он предпочитал называть ее мужским именем, а не обращаться к ней «Виталина» или «Вита», как называли родители, чтобы меньше было расспросов, почему она одета не в женское платье. — Накрой на стол гостям.

Та сразу побежала на замковую кухню, искренне надеясь, что остатки жаркого, приготовленного старым слугой, еще не остыли.

Гости, скинув одежды прямо на ступенях, ведущих в зал, даже не позаботились, чтобы пронести ее к камину для просушки, а, радостно загалдев, принялись рассаживаться за длинным столом, куда паренек расставил тарелки с принесенным ужином.

— А ну! — бас, раздавшийся под сводами зала, заставил всех смолкнуть.

В незапертые двери ввалился четвертый.

Трое, мгновенно вскочив и вытянувшись в струну, дожидались, как показалось Виталине, его приказаний. Тот не стал скидывать свою соболью шубу на пол, а терпеливо дождался, когда она к нему подошла и приняла в руки одежду.

— Развесь ее у камина, — попросил он, как можно мягче, — только подальше от самого огня, чтобы высушило только его теплом, не обжигая.

Вита понимающе кивнула — шуба дорогая, никак мех попортить нельзя — и кинулась исполнять приказание, поставив недалеко от деда стул и разложив на нем шубу. И только потом снова метнулась на кухню за четвертой тарелкой для гостя.

Старик, покусывая длинный седой ус, так ни разу и не повернулся в сторону вошедших.

— Хладвиг, — четвертый из прибывших прошел к старику и встал у того за спиной. — Хоть ты и сердишься на меня, но наш король прислал меня в качестве жениха твоего внучки.

Раздался звук выпавшей тарелки из рук девушки, и та со звоном покатилась по каменному полу.

— Ты стар для нее, Алоис — прохрипел старик. Он покачал головой. — Неужели ты не помнишь, сколько тебе лет? Или думаешь, что я запамятовал сколько мне? Моей внучке нужен настоящий муж, способный продолжить род Драхеншреков, а не немощный старик. И я непрерывно твержу об этом королю Дидерику. Для меня не важна родословная, главное, чтобы супруг моей внучке понравился. Род и у нас самих весьма древний. Да и нет у меня никакой внучки, только внук Витолд.

— В ваших горах видели дракона, — только и смог ответить ему Алоис, возвращаясь к своему месту за столом, когда в дверях залы снова появилась Вита с тарелкой в руках и кружкой невесть откуда добытого доброго вина.

— Видели, — отозвался со своего места старик, снова не поворачиваясь к собеседнику. — Но Витолд слишком молод, чтобы идти на него с мечом в руках.

— Но и дракон молод, — Алоис стукнул ложкой о тарелку, подцепляя вкусно пахнущее лесными травами жаркое. — Дракончик.

— Или дракониха…

Все вмиг затихли….

Это была бы удача. А старик Драхеншрек прекрасно разбирался в летающих ящерах и ошибиться не мог.

— Ты уверен? — переспросил Алоис.

— Нет, — отозвался тот, — я видел дракона мельком, издалека. Мог и ошибиться. Глаза уже не те. В любом случае до лета узнать этого не удастся. Вы видели, сколько нападало нынче снега? Лошадям в горы не пройти.

— Гости у нас останутся до весны? — осторожно поинтересовалась Вита, снова пристраиваясь в ногах деда.

— Нет, — прохрипел тот. — Они отдохнут, а завтра отправятся снова ко двору.

— И все же мы останемся, — твердо заявил Алоис, стукнув кружкой по столу. — Пусть я не подхожу твоей внучку в женихи, но наставником твоего внука я стать все же еще смогу. К тому же я привез с собой знатных воинов, которые мне помогут вырастить из мальчишки настоящего Драхеншрека.

Вита сильно обрадовался, что в замке станет c вновь прибывшими несколько веселее, даже завозился на своей скамейке. И наставник — это хорошо. В их роду все умели обращаться и с мечом, и с арбалетом, и мужчины, и женщины. Но старик цыкнул на нее и проговорил: — Как пожелаете. Только кладовые наши пусты, а голодать из-за вас ни я, ни мой внук, ни мой старый слуга не намерены.

— Не переживай, — бас Алоиса наполнил залу. — Король Дидерик выдал мне золота, чтобы я смог не только сюда добраться, но и вырастить из твоего мальчишки достойного рыцаря.

— Что так расщедрился король? — скептически поинтересовался Хладвиг, зная скупость своего короля, и даже высунул нос из воротника тулупа.

— Дракона видели в ваших горах. Давненько они здесь не объявлялись.

Алоис отодвинул пустую тарелку в сторону и, крякнув, с удовольствием отхлебнул из старой щербатой кружки глоток настоящего неразбавленного вина.

 

 

Глава 1

Некогда грозный замок рыцарей Драхеншреков, мрачно возвышавшийся над долиной и рекой, уходя высокими башнями за облака, стоял на самой вершине Драхенфельста — драконовой скалы, предваряя проход в неприступные горы. Ни объехать, ни обойти — другого прохода в горы, как только через ворота замка, издревле просто не существовало. У подножья скалы прилепилась деревушка Драхенхаухлох — дыхание дракона, в харчевнях и гостиницах которой в стародавние времена останавливались искатели приключений и сокровищ. Ведь известно, где драконы, там и драгоценные камни.

Манускрипт, который так любил старик Хладвиг, и которым так зачитывалась Виталина, гласил, что под драконовой скалой спрятаны несметные богатства, вот только добыть их никак нельзя — их и замок на скале охранял сам драконий король. Только упоминание грозного имени останавливало кладокопателей, иначе бы и замок разобрали по камешку и скалу, на которой он стоял, изрыли бы вдоль и поперек…

Длинная зима с ее метелями и снегопадами сменилась затяжной холодной весной.

Для Виты Алоис изготовил в деревне у кузнеца меч, который та смогла бы поднять двумя руками и хотя бы взмахнуть им единожды. Она хоть и достигла возраста, полных восемнадцать лет все же исполнилось прошедшей зимой, когда рыцари и их верные спутницы отправлялись на поиски славы и приключений, но она была слаба и для подвигов совершенно не годилась. Да и откуда было взяться силе, если заняться Виталиной было просто некому?

Но по прибытии воинов во главе с Алоисом, которого отправили в замок Драхеншрек в качестве жениха девушки, а на самом деле тот должен был достаточно регулярно докладывать королю о появившихся в горах драконах, с утра до вечера стал раздаваться металлический звон скрещенного в поединке оружия.

Раньше королю Дидерику и в голову бы не пришло охранять замок Драхеншреков от драконов. Но времена и люди менялись. Старый рыцарь стал немощен, его юная внучка, которую он пытался выдавать за внука, никакими особыми талантами не отличалась. А родители ее, последние из славных рыцарей Драхеншреков, сгинули в чужих землях, где, казалось королю, должны были добыть ему и славы, и богатства. Да и что благородным рыцарям было сидеть в замке без дела, когда последнего дракона в этих горах видели лет сто пятьдесят назад? Так и меч мог затупиться, и латы заржаветь.

Но могущественного короля буквально обуял ужас, когда ему как-то во время завтрака доложили, что в предрассветном тумане над вечными снеговыми шапками гор и башнями замка заметили тень, заметим, только тень, грозного дракона.

«Исполины возвращаются! — ахнул про себя король и опрокинул на белоснежную скатерть вино, не удержав бокал в задрожавших руках. Вино разлилось, изобразив рубинового дракона. — А защищать замок некому». Королю в гневе захотелось стукнуть кулаком по столу, но он сдержался — нельзя показывать подданным свои слабости. И как бы не был скуп король, тут же выделил золото из казны и отправил своего самого преданного рыцаря Алоиса и его благородных воинов в замок Драхеншреков, узнать, что почем. Король был готов и еще средств выделить, если понадобится, чтобы только не допустить проникновение драконов в долину. Пусть лучше себе тихо летают в горах, где их никто не видит…

— Как стоишь? — Алоис обошел Витолда со спины и плашмя мечом несильно стукнул по бедрам.

— Как меч держишь? — не унимался рыцарь. — Как замахиваешься?

Виталине казалось, что она все делает правильно, но воины только посмеивались над ней, а Алоис всегда оставался недовольным. И только дед Хладвиг каждый раз тихо радовался, когда уставшая от бесконечной муштры внучка валилась по вечерам у него в ногах, чтобы почитать манускрипт. Стариковский глаз буквы в книге не мог разобрать, но как «мужал» его фальшивый внук, не мог не замечать...

— Шаг вперед… — скомандовал Алоис, — замах…

Виталина постаралась с силой опустить меч, но покачнулась и чуть не рухнула на каменный пол залы, потеряв равновесие.

— Все. На сегодня хватит, — рыцарь откинул в сторону оружие, то тихо звякнуло в углу, — завтра на рассвете ветра не должно быть, станем ходить по краю замковой стены.

Воины недоуменно переглянулись — их наставник совсем выжил из ума. Это упражнение и для опытных рыцарей довольно сложно. Что говорить о слабом мальчишке? Он же просто не устоит на краю и свалится вниз, переломав кости. Это только кажется, что ветра нет. Ветра, может, нет в долине, а на скале, да еще и на стене, он есть всегда.

— Алоис… — попытался один из них обратиться к рыцарю.

Но тот отмахнулся от него:
— Я сам с ним пойду. Пока он не научится соблюдать равновесие, толку не будет. Так и будет валиться вперед с мечом при замахе и ударе. Только на стене поймет, как надо стоять и держать меч.

Алоис улыбнулся:
— Побоится свалиться, сразу всю науку осилит…

— Ты стоишь на прямых ногах, — проговорил тихо дед, потрепав Виту по его и без того растрепанным белокурым волосам. — Согни ноги чуть в коленях… Словно внутри них не кости, а пружины. Взведенные пружины. И в руках пружины, — добавил он тихо.

Девушка широко распахнула глаза и посмотрела на старика — тот никогда не вмешивался в науку, которую ей преподавали. Но этот совет старого рыцаря был ценен. Сколько еще таких советов есть у деда для нее?..

 

 

Когда прекратились дожди и высохли дороги к замку Драхеншреков, в деревушке Драхенхаухлох появились первые ловцы счастья.

— Сброд, шваль, копатели, разношерстная публика, — докладывал соглядатай, под видом торговца пришедший к рыцарю Алоису. — Ни одного настоящего убийцы драконов еще не пожаловало.

Они расположились прямо на крыльце. Даже если бы их кто-то и увидел, то ничего бы крамольного не заподозрил в том, что те двое неспешно беседовали, обсуждая якобы принесенные в замок яйца в корзинке и кур в клетках.

— Яйца на кухню, — громко крикнул Алоис, обращаясь к старому слуге. — Курей выпустить во двор, пусть бегают.

— В следующий раз проса птице захвати, — махнул рыцарь рукой соглядатаю-торговцу.

Уже совсем скоро ему вооруженные люди понадобятся — стоило послать депешу королю, чтобы прислал небольшой отряд, как можно скорее. Раз появились желающие разбогатеть на дармовщинке, то им надо быть готовыми, чтобы собирать монеты за проход в горы. Так было всегда. Не след порядки менять. На первых порах они своими силами с этим разберутся. Но если поток желающих пройти в горы увеличится, то без охраны замка никак не обойтись. И запас провизии надо не мешало бы в замке обновить — зерном, мукой, крупами, овощами, медом следует набить амбары и кладовые. Мало ли чего. В деревушке может все выгрести заезжая публика. В долину надо наведаться. Места богатые, жирные, а за зиму они не потратил ни одного золотого. Хотя нет, потратились на меч и на торговца. Остальные золотые по-прежнему лежали у Алоиса и у его верных воинов в кошелях.

 

Глава 2

Клос пинком распахнул дверь харчевни и, прищурившись, оглядел недовольным тяжелым взглядом нескольких посетителей, сидевших за деревянными некрашеными столами.

Дыра…

Он никогда бы сюда не поперся, если бы ни слухи о драконах, которых видели в здешних горах зимой.

Прямо под дверью мужчина скинул с плеча седло и шагнул в сумрак помещения. Он был голоден и очень зол. Его конь, угодив копытом в кроличью нору, сломал ногу. Несчастное животное пришлось прирезать, чтобы не мучилось, и последний десяток миль ему пришлось пройти на своих двоих, а не скакать верхом, вдыхая ветер, да еще и седло на себе тащить. Коня он смог бы купить в любой деревне, были бы деньги, а такое седло, как у него, вряд ли удалось найти на много миль вокруг — мастера перевелись.

— Что господину угодно? — Клосу навстречу из-за стойки неспешно выплыл тучный мужчина, лысина которого была покрыта бисеринками пота, видимо, хозяин заведения.

— Комнату и пожрать, — зло рявкнул Клос, усаживаясь на хлипкий стул за крайним столом, боком к двери и залу.

Хозяин прямо фартуком не первой свежести смахнул крошки с поверхности стола, по которому не мешало бы пройтись скребком с мылом, и осклабился: 
— Обед сейчас подадут… Люс! — крикнул он, отвернувшись вглубь помещения. — Обслужи гостя! — а потом добавил, обращаясь к посетителю: — А пустыми комнатами не располагаем. Обратитесь в гостиницу.

Хозяин повернулся спиной к гостю и пошел прочь от него на свое место за стойкой — очередной ловец счастья, без единой монеты в кармане, его мало интересовал. Точнее, монет у того ровно столько, сколько стоил обед, ночлег и проход через ворота замка в горы.

— Меня и пустой денник устроит, — фыркнул Клос. — Вместо коня в конюшне остановлюсь.

Он уже успел побывать в гостинице и знал, что и там свободных комнат не было. Но в таверне хотя бы пахло съедобно, а не несло протухшей капустой — только поэтому он позволил себе задержаться в зале, а не свалить сразу на душистое сено.

— И кувшин пива! — рявкнул Клос в широкую спину хозяина.

— Пива нет, все выхалкали, — отозвался тот, не оборачиваясь и предопределяя вопрос, добавил: — Но вина могу предложить.

Вздохнув, Клос порылся в кармане, проверяя, хватит ли у него денег на бутылку — в этом месте вряд ли наливали вино из бочонков, не тот размах, нутром чувствовал.

— Подавай свое вино, — скривился он, рукой придавив монету, попытавшуюся запрыгать по столу. В самом деле, не есть же на сухую?

Люс, мальчик лет пятнадцати, проворный, смышленый, быстро выставил перед Клосом варево, пахнущее вполне съедобно, два ломтя хлеба, пыльную бутылку вина и большую кружку, в таких подавали пиво. Видимо, другой посуды в таверне не имелось.

— Что это? — скривился Клос, уставившись на бурду в миске непонятного цвета.

— Жаркое, — отозвался подавальщик незамедлительно. — Попробуйте, очень вкусно. Настоящий кролик, картофель и травы. Ничего лишнего. Много трав. Вот и цвет такой.

Но на всякий случай попятился от стола под суровым взглядом мужчины — ему не впервой получать тумаки от недовольных посетителей. Этот хоть и не сильно-то и здоров на вид, но уж больно недоволен и грозен. Один взгляд из-под насупленных бровей чего стоил. Прирежет в гневе, недорого возьмет. А Люс еще молод, ему пожить хочется.

Клос взял деревянную ложку в руки, покрутил ее перед глазами, рассматривая, словно она была диковинкой. Интересно, ее мыли когда-нибудь? Но в животе в эту самую минуту противно заурчало, поэтому, отвлекшись от мысли о ложке, мужчина подцепил варево, поднес ко рту и задохнулся от удовольствия… Жаркое, действительно, было великолепным. А травы — укроп, тимьян, базилик, тархун и еще некоторые другие, названия которых Клос и припомнить даже не смог, придавали блюду неповторимый вкус и аромат. И трав было столько, сколько нужно, в самый раз. Тот, кто приготовил жаркое, прекрасно разбирался в них, комбинируя так, чтобы они только подчеркнули друг друга и блюдо.

Стараясь не показать, насколько он голоден, мужчина принялся с достоинством поглощать варево. Он и не заметил, как проглотил полную миску жаркого, вынув оттуда только лишь два кусочка кролика, облизав их аккуратно от жидкости и завернув в чистую холстяную тряпицу. В эту же тряпицу он завернул и хлеб, к которому даже не прикоснулся и не отломил ни кусочка.

Подумал немного, следует ли попросить еще миску варева, но потом решил, что с него вполне достаточно, не стоит транжирить монеты, которых у него не так уж и много; Клос важно откинулся на спинку опасно заскрипевшего старого деревянного стула. Теперь можно заняться и вином.

— Так сколько за постой в деннике возьмешь? — сыто икнув, громко поинтересовался он снова на весь зал у хозяина, при этом сосредоточенно сбивая сургучную пробку с горлышка бутылки своим острым небольшим ножиком.

— Как с коня, — невозмутимо отозвался тот, — медяк в день.

— И овсом угостишь? — рассмеялся мужчина, делая первый глоток из пыльной бутылки.

— Еще медяк, — нисколько не удивился его вопросу хозяин, — и овса насыплю.

Много тут шутников отирается последнее время — привык.

Не сказать, чтобы вино было отменным, но и плохим его тоже назвать было нельзя. Оно приятно согрело желудок и негой начало разливаться по уставшим ногам и телу. Клос расслабился и принялся рассматривать публику, продолжавшую сидеть за своими столами и не обратившую на него никакого внимания. Впрочем, да и что было на него смотреть — пришел пешком в рваных сапогах, запыленной одежде, приволок седло. Хорошее седло, ничего не скажешь, изготовленное отличным мастером, в таком сутки-двое проскачешь, и хоть бы что. Тех, кто здесь обитались, интересовало не седло, а драконы, которых видели в горах. А в каждом вновь прибывшем в деревушку они видели лишь соперника, который покушался на их богатства, будущие богатства, которые они намеревались отыскать в пещерах. Где дракон, там и золото, и камни, это и ребенку известно.

Но самого Клоса не интересовал ни дракон, ни мнимые сокровища, которые тот мог стеречь. Он искал совсем другое — драконье гнездо с кладкой. За каждое такое яйцо с мертвым дракончиком внутри можно было выручить денег гораздо больше, чем от продажи сокровищ, а вот хлопот с ними было намного меньше. Драконихи, они мельче и слабее самих драконов, справиться с ними было легко, так как такая огнедышащая дура яйца пыталась спасти в первую очередь, а не с убийцей ее и ее детенышей сражаться. Дура, и есть дура, что с нее возьмешь. Но если видели дракона, то, значит, и дракониха имеется в наличии — они появляются только парами, никак не поодиночке. Только дракон взлетает высоко в небо, а его пара выше крон деревьев не поднимается, чтобы не выдать пещеру с еще нерожденными дракончиками.

Но Клоса не проведешь, он опытный убийца и кладку отыщет. А потом снова сможет несколько лет ничего не делать, а только пить, кутить по кабакам, красивых девушек соблазнять. Да прислушиваться к сплетням, где еще видели дракона…

Допив вино, Клос довольно крякнул и, стукнув пустой бутылкой по столу, поднялся на ноги. Он не поленился, дошел до хозяина, кинул на стойку медяк за постой и, подхватив свое седло, направился за дверь.

— Седло не продашь? — поинтересовался в спину чей-то-то хриплый голос.

— Нет, — резко ответил Клос, даже не обернувшись. Седлами он не торгует, а вот яйцо, когда удастся его добыть, продаст и недорого попросит.

В конюшне он выбрал самый чистый денник из пустующих, лошадей вообще было мало, похоже, как он, все пришли пехом, и завалился на ароматное сено — можно и отдохнуть. Мальчишка конюший, появившийся невесть откуда, непонимающе взирал на мужчину, который устраивался в стойле вместо коня. Он хотел поначалу возмутиться, но увидел седло и только сокрушенно покачал головой — с животиной, значит, что-то произошло в дороге.

— Прибери седло, — попросил его Клос. — За сохранность до моего возвращения монетку дам.

И он протянул медяк на раскрытой ладони. Мальчишка кивнул, схватил монетку и, подхватив седло, тут же исчез, словно его и не было.

И тут же из воротника рубахи Клоса высунулась продолговатая буровато-коричневая голова с маленькими округлыми ушами, глазками бусинками и черным носиком. Удостоверившись, что никого постороннего поблизости не наблюдается, вылезло и все длинное гибкое тело зверька. Ласка покружилась на месте и улеглась на грудь мужчине.

Клос, не поднимаясь, извлек из кармана штанов холстину с недоеденным кроликом и хлебом и развернул ее.

— Хавай. Тебе оставил. А ты, небось, думал, что все сам сожру?

И он негромко засмеялся, наблюдая краем глаза, как зверек короткими передними лапками подхватил кусок мяса.

— Я знаю, ты предпочитаешь перепелок, но не подают их в здешних харчевнях. Вот поднимемся в горы, поставлю силки и поймаю тебе перепелку, — продолжил Клос разговаривать с лаской, которая, съев мясо, улеглась на сене, свернувшись клубком у него под боком. — Завтра купим сыра, хлеба, и в горы. Не задержимся надолго в этой дыре.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям