0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Звездный отбор. Как украсть любовь (бумажная книга) » Отрывок из книги «Звездный отбор. Как украсть любовь»

Отрывок из книги «Звездный отбор. Как украсть любовь»

Автор: Косухина Наталья, Шкутова Юлия

Исключительными правами на произведение «Звездный отбор. Как украсть любовь» обладает автор — Косухина Наталья || Шкутова Юлия . Copyright © Косухина Наталья || Шкутова Юлия

Роман написан по мотивам рассказа

«Нужны женщины!» Натальи Косухиной

по просьбам читателей!

Часть первая

ВТОРОЙ ШАНС

ГЛАВА 1

 

Евдокия Семенова

Как только в этот город приходила зима, жить в нем становилось невозможно. Высокий уровень смертности, я бы даже сказала, ненормально высокий для этого года, был еще одним тому подтверждением. И вот сейчас, идя по городу, я молилась в надежде дойти до дома живой и здоровой.

Вы спросите, почему я так беспокоюсь по поводу своей судьбы и что это за место, где в огромном количестве мрут люди? Что ж, отвечу: живу я в самом обычном небольшом, но шумном городе недалеко от столицы, и мне семьдесят шесть лет. А показатели смертности такие высокие не только у нас, но и по всей стране, притом в большей степени именно среди старушек, которым за семьдесят.

И почему нам так не везет, уж не знаю. Но как ни глянешь в телевизор, один за другим репортажи идут: то без вести пропала, то упала и разбилась, то отравилась… И все в том же духе. Согласитесь, есть о чем задуматься и чего опасаться. Пусть в моем возрасте уже многие задумываются о смерти, но мне-то пожить еще хочется!

И не заметила, задумавшись, как до дома добрела. Немного постояв около подъезда, пыталась собраться с силами, необходимыми для преодоления первых лестничных пролетов. На этот подвиг чуть погодя все же решилась, а так как жила на седьмом этаже, то в квартиру зашла примерно минут через двадцать-тридцать.

Ох уж эти вечно ломающиеся лифты и работники ЖЭКа, не спешащие их ремонтировать! Хоть какое-то уважение к старым и больным людям имели бы!

Еще столько же времени ушло на то, чтобы отдышаться и разгрузить сумки. В моем возрасте уже вся жизнь состоит из попыток: сходить в магазин, в душ, в туалет, и, скажу я вам, не всегда эти попытки бывают успешными.

Иногда даже ловила себя на мысли, что жду не дождусь, когда же это все закончится. А в следующий миг ненавижу себя за слабость и безволие. Ведь раньше я была совсем другой — яркой, жизнелюбивой, подвижной!

Да уж, раньше…

Вздохнув, отогнала прочь гнетущие мысли и с утроенным — со скидкой на почтенный возраст — рвением принялась расставлять купленные продукты и наводить порядок на и так идеально чистой кухне.

Живя одна и порой просто изнывая от скуки, я с удовольствием загружала себя разнообразными делами. Ведь с подругами, такими же, как и я, старыми рохлями встречалась нечасто, а дочка и внучка меня редко навещали… Вот и приходилось самой себе искать развлечения, на которые еще была способна.

Наконец все дела сделаны, на улице вечереет, и я выбираю какой-нибудь ужастик, дабы хорошо провести вечер.

Приятельницы пришли к единому мнению — мол, на старости лет я совсем из ума выжила. А мне кажется, что в нашем возрасте острые ощущения можно получить только так. Ну или пригласив в квартиру какого-нибудь типа подозрительной наружности. Правда, второй вариант не очень подходит, поскольку может иметь дурные последствия, а деньги на похороны еще не накоплены.

Вообще считаю, мне повезло: для своего возраста я сохранила необычайную ясность ума. Не всем дается такая роскошь: становиться старше и стареть — это такие разные вещи.

Выбрав из новых, недавно привезенных внучкой дисков самый, на мой взгляд, перспективный, я взяла очки и бумажку с инструкцией, где вверху значилось: «Как включить видео».

Я бабушка продвинутая и родных своих обременять не хочу, поэтому у меня таких инструкций много, все разложены по файликам и распиханы по квартире. Например: «Как постирать в стиральной машине», «Куда нажать, чтобы позвонить дочке, внучке» и так далее. И самая главная, хотя и не самая последняя — это инструкция «Как помыться в душевой кабине».

В последнее время мне стало трудно залезать в ванну, и дочь, уставшая постоянно кататься ко мне, купила этот аксессуар. Мой первый опыт обращения с ним был неудачным, после чего я зареклась подходить к этому изобретению человечества, пока дочь не напишет мне самую подробную инструкцию. Но, кажется, я опять отвлеклась. Возраст, возраст…

И вот только я собралась приступить к пошаговым действиям для запуска видеоприбора, как услышала:

— Подлец!

Та-а-ак, просмотр отменяется, у меня появилось развлечение получше: реалити-шоу «Дурдом-2» за стенкой. Приготовилась к бесплатному веселью, устроившись на кухне, — оттуда было хорошо слышно.

— И что ты в ней нашел?!

Ага, ее парень опять пошел по бабам! Вот уж действительно, тот еще ходок.

— Милая, я не понимаю, о чем ты говоришь?!

— Ах, не понимаешь! Тогда откуда у тебя на трусах губная помада?

Ого! Это какие ж там игрища ему новая пассия устраивала? Вот же массовики-затейники.

— Так ты испачкала и не помнишь.

— Я такой не пользуюсь — это не мой цвет!

По тому, сколько времени я уже слушаю эти сцены, можно заключить: он парень хоть и опытный, но все же попался. Ай-яй…

— Милая, у меня никого нет, кроме тебя!

Таким концертом я наслаждалась примерно часа три, успев уже и поесть, и чайку попить, когда ссора подошла к своей кульминации, и парня с вещами выставили за дверь.

М-да, во времена моей молодости такого безобразия не было… Мужики, конечно, все равно гуляли, правда, не так открыто: если жена напишет в райком партии жалобу на своего непутевого благоверного, это ж какой позор будет, не отмоешься. Не говоря уже про лишение премии, а то и увольнение. А сейчас? На них никакой управы нет, чтобы пристыдить.

Интересно, они поженятся? Два года ведь вместе живут. Скорее всего, да. Раз он каждый раз возвращается, а она принимает его обратно, то никуда они друг от друга не денутся.

Эх, вот у меня муж был, Дима, светлая ему память. Вот это мужчина! С ним я чувствовала себя как за каменной стеной. И разве он мне изменял? Да не было такого!

Вы спросите, откуда я знаю? Так он не то что не был пойман на измене, даже не смотрел на других женщин. Поэтому если уж и изменял, то я об этом не догадывалась. И значит, любил он меня и ставил выше всего, раз так заботился.

Дослушав скандал, я взглянула на часы, а на них без пяти одиннадцать. Что-то поздновато сегодня они концерт устроили. Так, все, пора спать.

Эх, если б я знала, что это мой последний день на Земле, вообще бы не ложилась.

Наутро выяснилось: приезжает внучка. Пришлось снова отправляться в магазин. Вчерашних купленных мной продуктов явно было мало, чтобы угостить чем-нибудь вкусненьким любимое чадо.

Сколько мне одной надо-то? Всего ничего, а у Леночки организм молодой и растущий, ей нужно хорошо питаться. И мне безразлично, как она каждый раз бурчит, мол, растолстеет и в колобка превратится, — уплетает-то все равно за обе щеки, любит мою готовку.

Гололед на улице был страшный. Промелькнула мысль: «Не дойду», но делать нечего, и я пошаркала навстречу зимним приключениям. Благо магазин совсем недалеко от моего дома находился, а то бы и к ночи не управилась.

Я и в молодости всегда очень аккуратно ходила по обледенелым дорожкам, а сейчас и подавно. Если упаду, точно костей не соберу. Утром вон опять передали о смерти трех старушек. Ох, как жить-то, как жить?..

Уже возвращаясь обратно, я как раз размышляла об этой проблеме, когда меня толкнули. Не удержавшись, полетела на асфальт, и меня накрыла темнота.

***

Сознание возвращалось медленно и почему-то под старушечий бубнеж. Это что, на том свете так бывает?!

Открыв глаза, осторожно села и огляделась. Бормотание прекратилось. Увиденное же меня озадачило. Я обнаружила себя на странной узкой, но очень мягкой кушетке в какой-то молочно-белой комнате в компании еще шести старушек.

— Это чистилище? — задала волнующий меня вопрос.

— Нам бы самим определиться — тогда мы и тебе скажем, — ответила бабулька, сидящая ко мне ближе всех и немного постарше меня на вид.

— А что определяться-то, мы все умерли и попали в рай, — с самым уверенным видом сказала другая.

— С чего это ты взяла, старая? — заголосила третья.

— Так ведь все кругом белое!

И не поспоришь ведь.

Тут опять поднялся гомон, в котором я участия принимать не стала, да, если честно, и не хотелось. Все пыталась понять, что происходит и где я, но после непродолжительных мысленных потуг это дело бросила.

Окон — впрочем, как и дверей — в странном помещении не было. Оставалось надеяться, что нас здесь не замуровали до самого перерождения. А вдруг я по малой нужде захочу или того хуже?.. Хотя… Мертвым вроде бы должно быть безразлично.

Надо подождать, может, что и выяснится. Даже если я умерла, то ведь неплохо сижу, есть с кем поболтать.

После принятого решения переключила внимание на окружающих и стала рассматривать, с кем мне предстоит коротать время до реинкарнации.

Оказалось, все мои сокамерницы — «белые» блондинки в возрасте от семидесяти до девяноста лет. Самая старая представительница нашей компании сидела в углу, и ей все было безразлично. Видимо, давно уже смирилась со скорой кончиной, вот и не волновалась.

Чуть поодаль сидели две бабульки: одна в пижаме и с клюкой, другая в ночнушке. У противоположной стены, как раз напротив меня, расположились еще три старушки, оставшиеся в повседневной одежде.

Пока я разглядывала компанию, собеседницы притихли, придя к решению, что мы все же умерли и сейчас находимся в раю.

Какое-то время сидели молча, пока одна из нас не поинтересовалась у соседки:

— А чей-то ты в ночной рубашке?

— А в чем я должна быть? Не голой же мне спать?!

И столько возмущения было в голосе, словно ей предлагали средь бела дня нагишом по улице пройтись.

— Так мы умерли, когда в Москве день был!

— У кого в Москве день, а у кого во Владивостоке ночь!

— Так ты из Владивостока? — обрадовалась непонятно чему словоохотливая бабулька. — Да ты что! Представляешь, у меня там племянница живет…

Начинается! Я было приготовилась слушать очередную эпопею, как часть стены отъехала вбок, открывая проход, в который вошел огромный детина в черном облегающем костюме.

При взгляде на него первым, что бросилось в глаза, была необычная темно-серая кожа густого оттенка. Даже представить себе не могла, что когда-нибудь увижу такое! Затем я обратила внимание на невероятно красивые медово-янтарные глазищи, яркими пятнами выделявшиеся на фоне серого лица. Обрамляли их длинные черные ресницы — да за такие «опахала» любая девица удавилась бы от зависти!

Губы цвета молочного шоколада смотрелись, как ни странно, очень гармонично. Короткие смоляные волосы казались довольно жесткими на вид… Особую пикантную прелесть его внешности, завершая образ, добавляла небольшая татуировка на левой щеке.

Хм, никогда не замечала за собой склонности к поэтичным описаниям, но по-другому о внешности мужчины просто невозможно сказать. Как бы необычно ни выглядел пришедший, он был привлекательным малым, пусть красота его и воспринималась не земной, не нашенской.

Все опять притихли, и в этой тишине раздался голос бабушки в сорочке:

— Какой-то странный ангел.

Тот повернулся в ее сторону и посмотрел в упор, после чего медленно прошелся по всем взглядом. Вот честное слово, я почувствовала, будто меня просвечивают! Может, он обладает рентгеновским зрением для определения степени грешности души?

Волей-неволей я начала вспоминать все промахи и прегрешения за свою далеко не маленькую жизнь. Бр-р-р, неприятно-то как!

Закончив осмотр, визитер заговорил на нашем языке с сильным акцентом:

— Мы — дангуры, жители Данара и властители этой галактики. Вы находитесь на корабле, который летит в столицу нашей империи. Разбейтесь на две группы по четыре человека — скоро за вами придут и объяснят, зачем вы здесь. Если коротко, то вы должны выбрать мужчину и выйти за него замуж.

— Что?! — раздался в ответ наш дружный возглас.

Бот это заявленьице! Чего-чего, а такого поворота я точно не ожидала. Уже практически смирившись со смертью, узнать о похищении инопланетянами…

А может, я просто сильно головой ударилась и теперь брежу, спокойно лежа на больничной койке? В такой вариант верилось определенно больше! Ну какие инопланетяне в моем-то возрасте?

— Вопросы потом, — категорично заявил наш собеседник и, развернувшись, пошел на выход, а вслед ему полетела клюка одной из старушек.

Судя по глухому удару за закрывшейся дверью, цели она достигла. Значит, не бред…

— Вы это слышали?

Опять поднялся гомон — компаньонки собирались в кучку для обсуждения ситуации. На своих местах остались только старая бабушка в углу, я и моя соседка. А у противоположной стены уже шел жаркий спор.

— Как у тебя только храбрости хватило запустить в него клюкой? — восхитилась бабулька в ночнушке.

— Окстись, старая, мне восемьдесят два, — гордо заявила наша метательница снарядов в инопланетян. — Чего мне бояться?

— И правда, чего? — согласилась с ней старушка в пуховике. — Убьют — и ладно. Что с нами еще можно сделать?

— Судя по его заявлению, они те еще извращенцы, — вновь внесла свою лепту «ночнушница».

И опять бубнеж. Это точно надолго! Любим мы, бабки, обсуждать все по сто сорок раз, перемывая подробности. Мы с соседкой переглянулись.

— Меня Клавдия зовут, — представилась она.

— Евдокия, — степенно ответила я, посчитав более привычное имя Дуся неуместным.

— Что ты думаешь по поводу его слов? — поинтересовались у меня.

— Мужик говорил всерьез, но надо подождать. Мало ли что они могут подразумевать под мужем. Может, для нас это разные понятия?

— Это да. Инопланетяне… Лучше б я ласты склеила.

— Почему? — спросила удивленно, хотя еще совсем недавно думала примерно так же.

— Не люблю я всего этого, — недовольно поморщилась Клава. — Нашла как-то у внучки книжку, решила почитать. А там молодка влюбилась в холодного мертвого мужика, который хотел ее крови. Вот ты мне скажи, это нормально? Не пойму я вкусы молодежи. А теперь, значит, сижу здесь, в каком-то белом ящике, и какая-то горилла собирается мне мужа подсунуть. Это в моем-то возрасте! Замуж идти… Я до туалета не всегда дохожу, какой мне «замуж». Да еще за такого — он же серый!

— Да ну-у, не могут нас замуж выдать… — протянула я с сомнением в голосе. — Ты его видела? Здоровый, молодой, сильный. Не позарится он на нас. Хотя черт их, инопланетян, знает. Надо ждать, пока к нам снова кто-нибудь не заявится.

— Посплю-ка я лучше, чего и тебе советую. Все равно сейчас ни до чего путного не додумаемся. — Моя подруга по несчастью завалилась на кушетку отдыхать.

И я тоже задремала, тем более под этот галдеж так хорошо засыпается.

***

Разбудил меня звук открывающейся двери. Зашел тот же громила с брошенной в него клюкой и направился к хозяйке вещи. Та, пока он до нее дошагал, вся побледнела и чуть не грохнулась в обморок от страха. Ну и где ее бравада теперь?

Не имеет значения, сколько тебе лет — восемьдесят или двадцать, жить все равно хочется. Особенно когда узнал, что еще не умер. А дангур этот просто положил клюку рядом с ней и повернулся в нашу сторону.

Показав на меня, соседку и старую бабульку, сказал:

— Вы пойдете со мной. Рен, забери остальных.

После этих слов дверь опять открылась, и появившийся напарник инопланетянина остановился в ожидании. Да уж, о таком развитии событий я точно не думала. Надеялась, нам все объяснят подробнее, чем в первый раз, ан нет. Ишь, шустрые какие, поскорее жениться хотят!

Видя, что мы не шевелимся, громила добавил:

— Если не пойдете, вас понесут.

Пожала в ответ плечами. Пусть несут, а то на своих двоих шаркать тяжело, и неизвестно еще, как далеко. Оно мне надо? Тем более это не я к ним в невесты набивалась, вот пускай и отрабатывают!

Мужчина что-то нажал на руке, и зашли еще двое, подхватили нас на руки и понесли. Похоже, в плане габаритов они тут все высокие и широкоплечие. И температура тела у них намного выше нашей. Набравшись наглости, я распласталась на груди своего носильщика — он же как печка, так почему бы, коль представилась такая возможность, не погреть свои старые косточки? От него все одно не убудет, а мне приятно.

Пока меня несли, с любопытством осматривалась.

Коридор, по которому мы шли, так же, как и комната, был ослепительно белый. И тем ярче на его фоне выделялись дангуры со своей серой кожей и черными костюмами.

Кое-где в стенах встречались углубления со светильниками, равномерно мигавшими зеленым светом. И опять ни одного окна! Вернее, иллюминатора… Даже не знаю, как правильно их назвать, тем не менее очень хотелось бы глянуть, что там, за бортом инопланетного корабля, происходит. Например, посмотреть на Землю-матушку. Видна ли она еще, или мы уже стремительно бороздим просторы космоса?

От этой мысли настроение у меня резко испортилось, а в душу закрался страх пред будущим.

Как ни крути, стара уж я для таких необычных приключений. Да и вообще для любых. Зажмурилась крепко на мгновение, надеясь, что вот открою глаза, все вокруг изменится и окажусь я в знакомом мне месте.

Даже больничная палата, которые мало кто любит, показалась бы сейчас такой родной и уютной. Но, осторожно приоткрыв глаза, я вновь наткнулась на стерильно белые стены и широкую грудь дангура. Пришлось смириться с реальностью и готовиться к встрече с другими представителями этой странной расы.

Добирались до места мы долго, минут пятнадцать, и это их шагом! У одной из дверей остановились. Новое помещение оказалось просторным, светлым, правда, странно обставленным. Мой носильщик сгрузил меня на какой-то необычный бесформенный мешок в виде груши и сразу ушел. То же самое проделали с остальными бабульками.

Мешок был просто огромный, и я ушла в него по самые уши! Немного побарахтавшись, смирилась и так и осталась в нем с торчащими наружу ногами и руками, оглядывая помещение.

У моих подруг по несчастью дела были не настолько плохи. Они умудрились утонуть в креслах только пятой точкой, и поэтому сидели сгорбившись, подавшись вперед. В таком положении наша компания некоторое время созерцала окружающую обстановку, но потом судьба, видимо, решила, что мы слишком расслабились, и послала нам новое испытание.

ГЛАВА 2

Когда дверь снова открылась, в помещение вошел уже совсем другой мужчина той же расы, и мы просто онемели от увиденного. По крайней мере я так точно лишилась дара речи!

Думала, что те инопланетяне — громилы, но этот экземпляр дал бы им сто очков вперед. Ростом под два метра, шириной плеч с двухстворчатый шкаф. А вот глаза в отличие ранее виденных мной были невероятного темно-янтарного цвета! Несмотря на серую кожу и инопланетное происхождение, за такого наши девки на Земле передрались бы. Какой мужчина! Была б я лет на пятьдесят помладше, так бы ему и отдалась!

Зайдя в комнату и оглядев нас, он с комфортом разместился в четвертом кресле, после чего сообщил:

— Я готов ответить на возникшие вопросы.

А на нашем-то языке он говорит гораздо лучше того, первого. Видимо, хорошо подготовился…

— Зачем мы здесь? — спросила Клава.

— Чтобы выбрать мужчину и выйти замуж, — невозмутимо ответил дангур.

Опять двадцать пять! Если это шутка, то она начинала уже утомлять. Ну какие мужья? Тут за собой уследить бы и не отправиться в мир иной раньше, чем мне бы того хотелось, а они пытаются подсунуть молодого мужика. А супружеский долг он как себе представляет?

Я всегда отличалась отменной фантазией, поэтому тут же представила себе во всех красках это действо и чуть инфаркт не схлопотала!

Нет уж, стара я для столь активного образа жизни. Кости ноют, пальцы скручивает, поясница не разгибается. Конечно, интимные отношения возможны, но явно не те, на которые будет рассчитывать молодой здоровый мужик.

Хотя оставалась еще надежда на наше взаимное недопонимание.

Не выдержав, решилась задать интересующий меня вопрос:

— А что вы подразумеваете под словом «муж»?

— То же, что и вы, — выдал этот… красавец мужчина, разрушив мои смутные чаяния. — Я выражаю свои мысли так, чтобы вам было понятно.

— Тогда вы не в себе, молодой чело… то есть как вас там? — Я не желала сдавать своих позиций.

— Дангур, и мне девятьсот тридцать два года, если переводить на ваше времяисчисление.

С ума сойти! Мне б так выглядеть хотя бы в свои годы, не говоря уж про его. Надо же, как хорошо сохранился! Интересно, на планете молодильные яблочки растут? Ради такого я бы не отказалась побывать у них в гостях.

— Выглядите вы хорошо.

— Спасибо. — Мужчина повел бровью.

Мои товарки только взгляд с него на меня переводили, слушая наш разговор, а последняя новость их вообще оглушила. Но раз уж дангур пошел на контакт и охотно отвечал на вопросы, надо было его дожимать, выведав все, что только можно! Чем я, собственно, и занялась.

— Если вы все так молодо выглядите, то зачем ваши мужчины ищут жен среди старух?

— Возраст неважен, — наставительно заметил он. — Но все по порядку. Нам нужны женщины!

«Кто бы сомневался! — не могла не съехидничать я, пусть и мысленно. — При других обстоятельствах нас бы здесь просто не было. Вот только странные вкусы у этих инопланетян».

— Цивилизация дангуров древняя и процветающая, — тем временем продолжил наш собеседник. — Мы уже давно разгадали многие тайны не одной галактики. Но несколько миллионов лет назад у нашей расы перестали рождаться женщины, и мы до сих пор не можем выяснить, почему так произошло.

А вот нечего шастать по всяким галактикам, может, и женщины бы до сих пор у вас водились. Мужики везде одинаковы, лучше бы дома больше времени проводили, тогда и с рождаемостью сложностей не возникло бы!

— Столкнувшись с этой проблемой, мы стали искать подходящих для нас особей на других планетах. И нашли. Но те несколько десятков самок других видов, которые смогли от нас зачать, очень тяжело переносили период беременности и после родов погибли. Соотношение родившихся девочек в таких браках было две из десяти.

Какой кошмар! Поежившись от открывшейся правды, я с сочувствием посмотрела на дангура. Это ж надо было такому несчастью приключиться! И так мне жалко стало этих непутевых инопланетян, даже сердце защемило.

— Ситуация накалялась. Из-за того, что рождались одни мальчики, мужчин становилось все больше и больше. В итоге мы оказались перед фактом: женщин нашей расы больше не осталось. А мужчины, по достижении тысячи лет так и не нашедшие себе жену среди других рас, вынуждены принимать смерть, давая шанс более молодым и здоровым зачать потомство, которое, возможно, возродит женщин-дангуров.

Переведя взгляд на своих подруг по несчастью, я заметила, что и они смотрят на нашего рассказчика с жалостью.

Но он, словно ничего не замечая, продолжал:

— Казалось, ситуация безвыходная, однако несколько десятилетий назад наш разведчик случайно нашел вашу планету. Проведенные пробные эксперименты показали: землянки идеально подходят нам в спутницы жизни, и рождаемость девочек в таких браках довольно высокая.

— То есть вы похищаете представительниц нашей расы и женитесь на них, чтобы завести потомство? — уточнила я.

— Мы выбираем для себя спутниц, которые будут скрашивать наше одиночество на протяжении всей жизни, — спокойно поправил меня дангур. — Вы помогаете обрести семью, жизнь без которой рано или поздно теряет смысл. Если землянка выбирает дангура в мужья, для нас это большое счастье.

— Надо думать, — пробормотала в своем кресле Клава.

— Но вы не ответили, зачем нам выбирать мужей? — продолжила я свой допрос с пристрастием. — А если потом вы заберете женщин помоложе, то опрометчивое желание соединить с нами судьбу может аукнуться вашим мужчинам.

— Других не будет. Вы последняя партия для нашей колонны.

— Для вашей колонны? — удивилась Клавдия.

— Наша раса сейчас разбита на шесть колонн согласно территориям вашей планеты. Большой материк мы разделили на две части, и самая крупная страна досталась правящей семье, остальные поделили.

— А какая именно страна?

Россия, что ли? Но она не такая большая… А дангур в это время прикоснулся к своему виску, и посреди комнаты появилось изображение. Ошалев от продемонстрированных способностей, я не сразу обратила внимание на то, что мужчина нам показывал. А когда рассмотрела…

Да это ж карта СССР!

— Карта старая! — почему-то возмутилась я, словно это что-то изменит в нашей нелепой ситуации.

— Нас устроила. И мы не забираем молодых землянок — это может сказаться на популяции планеты. Мы забираем тех, кто уже не нужен своему обществу и смерть которых легче объяснить. Что странного в том, когда умирает старый человек? Магнитные бури, высокое давление…

— А вы неплохо информированы о нашем мире, — ошарашенно заметила я.

— Мы несколько десятилетий собирали информацию о Земле и ее населении. Выучили язык. После этого начали забирать женщин.

Так вот откуда у нас такая высокая смертность! Значит, сюда попадали эти несчастные старушки. Теперь мне многое становилось понятным.

Тут подала голос самая старая из нас:

— Эх, сынок, ничего-то у тебя не получится. Мне мужчина уж лет пятьдесят как не нужен, да и родить я вряд ли смогу.

— Это не проблема, — тут же заверил ее дангур, окинув сухонькую бабульку внимательным взглядом. — После согласия на наше предложение вам предоставят возможность адаптироваться, выбрать куратора, который поможет начать новую жизнь, а затем определиться и с будущим мужем. И только после этого в течение двух дней между вами проведут обряд заключения брака.

— А если мы не согласимся? — осторожно поинтересовалась я.

Мне все меньше и меньше нравилась эта ситуация. По всему выходило, что нас не собирались отпускать назад. Некстати вспомнилось, что ни одну пропавшую старушку так и не нашли.

И дангур в полной мере подтвердил мои опасения, ответив:

— У вас нет выбора. Там, где вы раньше жили, вас считают мертвыми, и ваш дом будет здесь, рядом с вашим мужем.

Боже ж ты мой, бред какой-то! Ну что за упрямая раса идиотов?

И тут мне пришла в голову еще одна тревожная мысль.

— А где остальные?

— Они не подходят для верхушки нашей расы. Все дангуры, обладающие властью, — мощные эмоциональные передатчики. Только сильные женщины могут глушить нас, для остальных землянок наше присутствие губительно.

— Погодите! Правильно ли я поняла — вы крадете для себя любовь? — удивленно уточнила я.

— Скорее, стараемся выжить, — поправил дангур.

Он сказал «нас», значит, тоже является эмоциональным начальством. Такой мужчина, а еще и начальник. Где ж ты был пятьдесят лет назад?

— Скажите, а вы женаты? — не смогла сдержать любопытства.

Он удивленно посмотрел на меня своими прекрасными янтарными глазами и ответил:

— Нет.

А во мне ничегошеньки не дрогнуло. Возраст-возраст…

— Хорошо, с этим все ясно, но как вы собираетесь заставить нас родить? Наше тело не сможет зачать, — заметила Клава.

— Я уже говорил, это не проблема, — отмахнулся инопланетянин. — Мы вернем вам молодость.

И вот тут во мне проснулся огромный интерес к беседе. Сразу вспомнилась сентенция: «Если бы молодость знала, если бы старость могла».

Такого я не ожидала, но после открывшейся правды была настроена пересмотреть свое отношение к предложенным условиям. Мельком глянув на своих соотечественниц, увидела, что они тоже заметно оживились.

Молодой никогда не поймет старого, ведь старость еще не познал. А я, уже познавшая ее, многое бы отдала, чтобы опять стать юной, и если ради этого нужно выйти замуж за серого мужика — значит, я выйду! Судя по лицам остальных компаньонок, они со мной были солидарны.

— Когда начнем?

***

Тиан Анрасер

Моим самым любимым местом на корабле была смотровая площадка. Большая, в форме овала, она тонула в полумраке, чтобы свет не мешал любоваться просторами космоса через огромные ниши, сделанные из прозрачного прочнейшего сплава.

Невероятная красота далеких звезд манила и очаровывала.

Я любил приходить сюда, чтобы посидеть в тишине, поразмыслить или просто отдохнуть. Сейчас действительно требовалось многое обдумать и решить. Последняя партия земных женщин, подходящих нам в пару, оказалась маленькой.

Трое. Всего лишь трое дангуров смогут обрести свое счастье, как только выбранные невесты укажут на кого-либо из представителей нашей расы. Это так мало и в то же время много. Главное, чтобы их союз был благословлен хотя бы одной дочерью.

Такой шанс упускать нельзя! Слишком многое поставлено на карту.

Привычно поднеся руку к левой стороне лица, я слегка потер свой архион — татуировку, которая заключала в себе всю необходимую информацию о дангуре. В минуты волнения это помогало успокоиться и систематизировать мечущиеся мысли.

— Зэр Анрасер, я не помешаю? — раздался голос за спиной.

Оглянувшись, я заметил своего слугу, неуверенно переминающегося около входа на площадку.

— Проходи, Индар, я всегда рад твоему присутствию, — благосклонно ответил я. — Кстати, почему ты не зовешь меня по имени?

Индар гэр Куор уже долгие века служил мне верой и правдой. Более того, мы вместе росли, поэтому я и позволял ему намного больше, чем другие высшие дангуры своим слугам.

— Ты же знаешь, я всегда осторожен, — ответил Индар, присаживаясь на широкую скамью напротив меня.

Посмотрев на друга, я отметил, что по сравнению со мной он выглядит более худым и стройным. Так изначально распорядились гены, когда создавалась наша раса.

Императорская семья всегда отличалась мощной комплекцией и большой эмпатической силой. Нам сложно противостоять, и уже многие тысячелетия власть императора была незыблемой.

На ступень ниже по положению стояла знать. Несмотря на многочисленность ее представителей, по силе они все же уступали правящей семье, и это не раз демонстрировалось за долгую историю нашей цивилизации.

В прошлом бесчисленное количество попыток переворота и захвата власти раз за разом проваливались, а императорская семья как правила изначально планетой, а со временем и всеми открытыми галактиками, так и продолжала править.

И наконец, самая последняя ступень — простые граждане, к коим и относился Индар. Они были значительно мельче и слабее знатных дангуров, но сильнее обитателей других миров или же равны им по силе.

А еще архион моего друга имел те линии, которые никогда не появятся у меня. Линии судьбы, связанной с женщиной.

— Расскажи мне о последней партии. Ты их видел? — нетерпеливо поинтересовался Индар.

— Более того, разговаривал. — Я еле заметно улыбнулся в ответ на любопытство, сверкнувшее в светло-янтарных глазах. — Они… подходят как нельзя лучше для нас. Спокойные, уравновешенные, сильные и в меру любопытные. Особенно одна из них!

— Она тебе приглянулась? — поинтересовался Индар.

— Ее сложно было не заметить, — нейтрально ответил я. — Землянка постоянно задавала вопросы, стараясь выведать как можно больше о нас и о своем будущем. И это совершенно не удивительно, учитывая, в каком положении они оказались. Даже интересно, как она будет выглядеть, когда мы вернем им молодость.

— Не понимаю я их. Эти женщины должны быть просто счастливы, ведь выбор дангуров пал на них. А они по большей части боятся нас до ужаса, поэтому приходится прикладывать максимум усилий, чтобы изменить их отношение, — нахмурился Индар.

— В этом нет ничего удивительного, мой друг. Их цивилизация еще слишком юна и не сталкивалась с представителями других рас. А те, кто контактировал, молчат об этом. Вспомни то, что они называют фильмами. В них же инопланетяне в основном нападают на планету с целью порабощения или уничтожения!

— Зато самомнение у землян просто огромно! — усмехнулся собеседник. — В этих фильмах они всегда выходят победителями, тогда как на самом деле…

— Всегда нужно верить в лучшее, — недовольно перебил его я.

Сам не знаю почему, но мне хотелось защитить и оправдать людей этой расы. Чем-то они мне импонировали. Возможно, огромным жизнелюбием и верой в лучшее будущее.

Когда-то давно и я был таким.

— Скажи, а ты станешь куратором? — покосился на меня друг.

— Если меня назначат кому-нибудь из них, конечно, стану. Это мой долг.

— Это хорошо. Можно сказать, даже замечательно!

— Индар, прекрати. Я понимаю, что ты надеешься на лучшее, но мое время уже прошло. Пора дать шанс молодым дангурам. Возможно, им повезет больше. — Я усмехнулся, почти уже смирившись с этим фактом.

Пора. У землян есть прекрасная поговорка: перед смертью не надышишься. Вот и мне пора перестать оттягивать неприятный момент.

— Нет, я никогда с этим не смирюсь! — возмутился мой наперсник, недобро прищурившись. — Не знаю никого более достойного, чем ты! Ну и наш император еще.

— У императора в отличие от меня еще четыре века до последней черты, и я надеюсь, что он найдет себе пару.

Говоря так, я не кривил душой, искренне веря в свои слова. А вот для меня все уже кончено. Закон был един для всех, и кому как не мне, одному из представителей правящего рода, блюсти его неукоснительно. В моем сердце уже давно не осталось сожалений из-за утраченной возможности, лишь твердая уверенность в правильности своего пути. Пришло время дать дорогу молодым, а я…

— Тиан, послушай же меня! — не желал сдаваться друг. — Время еще есть, до твоей черты шестьдесят восемь лет. Что, если ты сможешь…

— Нет, я не вижу смысла продлевать агонию своего существования. Уж прости, но тебе, имеющему пару, не понять моей боли и тоски. Тем более я закончил практически все свои дела. Останется только разобраться с этой партией землянок, а после я отправлюсь на смерть, как и велит закон предков.

Я видел, как Индар дернулся, словно от удара, как сжались в кулаки его руки, но не позволил ему и дальше развивать неприятную тему. Решение я принял еще в самом начале путешествия к Земле. Император был извещен о нем, и пусть с огромным трудом, но принял и одобрил мое желание уйти.

И я нисколько не сомневался в правильности своего выбора.

***

Евдокия Семенова

Сидя на широкой кровати, застеленной светло-серым покрывалом, я на чем свет стоит костерила всех инопланетян разом и отдельных индивидов в частности.

После памятного разговора наш дангур, который, кстати, так и не соизволил представиться, сказал, что нас доставят в каюты. Ведь для начала нам нужно хорошенько отдохнуть, а уж потом проходить процедуру омоложения. И я была согласна с его предложением. Все же волнение по поводу предстоящей операции заставляло мое сердце учащенно биться. А в моем возрасте это опасно, того и гляди крякнусь, так и не дождавшись второго шанса на жизнь. А это в мои планы определенно не входило!

Вновь очутившись на руках моего носильщика, не преминула воспользоваться возможностью погреться. Все же на корабле было прохладно для моих старых костей.

Путь до каюты на сей раз занял всего лишь минут десять. Вот только этот злыдень, по недоразумению считавшийся представителем развитой цивилизации, оставил меня в ней совсем одну. Сообщив мне, что скоро вернется, и предложив пока обследовать временное жилье, инопланетянин спокойненько ушел и закрыл дверь!

А мне что прикажете делать?!

Без дорогих моему сердцу инструкций я совершенно не разбираюсь в технике! И уж тем более во внеземной.

Нет, поначалу я прошлась по комнате, имевшей форму квадрата, и даже сумела рассмотреть еще две двери, ведущие неизвестно куда. Но на них не было ручек!

А если мне по нужде приспичит? В моем возрасте это довольно насущная проблема. И как мне прикажете их открывать? Похлопав в ладоши и приказав «Сим-сим, откройся!»?

Ну, если честно, я так и сделала… Вот только инопланетной технике, как оказалось, неизвестны волшебные заклинания, используемые на Земле.

Недовольно покряхтев и с досадой постучав по слегка шероховатой светлой поверхности, внимательно осмотрела странный экранчик, встроенный в стену на уровне глаз. Не добившись результата энергичным, как мне казалось, маханием рукой перед ним, я сдалась и продолжила шаркать по каюте.

Вообще помещение показалось мне странным. Кроме широченной кровати, больше ничего из мебели не было. И как здесь люди живут? Если к тебе кто в гости зайдет, на кровать усаживать? Так меня с детства от такого непотребства отучили!

Наконец я заметила на стене небольшой квадрат с металлическим кружком. Недолго думая нажала на него, за что тут же поплатилась. Получив болезненный удар по ногам выскочившим из стены ящиком, я брякнулась на пол. В первые мгновения показалось, что мои старые кости, столкнувшись с полом, загремели на весь корабль, а в голове зазвенело от удара. Кто ж так с пожилыми женщинами обращается?

Немного полежала, приходя в себя и решая тяжелую дилемму: стоит ли мне остаться в таком положении до возвращения сопровождающего или не стоит? Придя к выводу, что так и простуду подхватить недолго, перекатилась на живот и ползком направилась к кровати, поминутно кряхтя и награждая всех мужиков нелестными эпитетами. Голова, спина и попа были со мной полностью солидарны.

Так я и сидела на ложе, изредка недобро зыркая в сторону выскочившего ящика, пока дверь в каюту не открылась, явив пред мои разгневанные очи двух дангуров. Один держал поднос с едой, а второй оказался нашим недавним консультантом.

Внимательно осмотрев комнату, он поинтересовался:

— У вас все хорошо?

— Как видите, несмотря на ваши старания. — Ну не смогла я сдержать ехидства!

— Что-то не так? — Шкафоподобный вскинул брови.

Второй молчал, непонятно каким образом выдвинул стол в стене, поставил поднос и вышел.

— О, совсем ничего! Только кто ж вас надоумил оставить старую немощную женщину одну в комнате, оборудованной техникой на грани фантастики?

— Простите, мы как-то не подумали об этом. Обычно гостьи сразу ложились отдыхать.

Какой же он милый, когда смущается! Так бы и потискала, только годы уже не те.

— Тогда, молодой… или не очень молодой чел… дангур, вам выпала честь все мне здесь показать! — сказала я, царственно кивнув головой.

Правда, все мое величие разбилось вдребезги, когда я, кряхтя, вставала с кровати. Хорошо хоть вежливый дангур сообразил предложить мне руку, чтобы я могла на нее опереться. Только уж больно высок он оказался, и смотрелись мы вместе как слон и моська.

— Смотрите, здесь расположена кабина для очистки тела, — пояснил мне он, подведя к ранее обследованной мной двери, и, приложив руку к черному экранчику в стене, преспокойненько ее открыл.

А я то, дура старая, и не подумала о такой возможности. Но какие у этого дангура руки! Мне остается только восхищаться.

— Голосом включаете очиститель, и на вас падает энергия звезды, устраняя всю грязь и бактерии с тела.

Консультант уже отошел, а я с грустью думала — похоже, не судьба мне помыться. Может, попросить тазик с водой?.. Интересно, дадут или нет?

Лекция меж тем продолжалась, и чем больше мне объясняли, тем неуклоннее я приходила к неутешительному выводу: без посторонней помощи с каютой не справлюсь.

Потребовать у них блокнот и ручку и последовательно записать все действия, что ли? Ведь дома это очень помогало!

— Здесь хранятся различные предметы гардероба, — указал он на шкаф в стене. — Сами выберете, что вам больше нравится, это стандартный набор, хотя мы постарались как можно лучше укомплектовать каюты, не зная предпочтений будущих жильцов.

К несказанной радости, вещи были приблизительно схожи с нашими, земными! Не придется гадать по крайней мере, для чего они предназначены.

Дальше мне продемонстрировали выдвижную кухню, сейчас пустую, но, как заверил мой гид по каюте, если ввести программу, появится приготовленная еда.

Выразительно посмотрев на инопланетянина, увидела лишь усмешку на красивых губах, когда он сказал:

— М-да, с этим лучше не спешить. Мы принесем поесть.

Нет, определенно шикарный мужчина, были б на Земле, сосватала бы его внучке! Какой генофонд в семье появился бы!

Потом мне разъяснили, как в каюте найти стол и два стула, — они тоже выдвигались, и я как завороженная следила за всеми манипуляциями дангура, спокойно и подробно показывающего, как здесь все устроено.

Однозначно, мне необходима тетрадь, о чем я тут же и заявила. Мужчина отнесся с пониманием к моему положению и пообещал, что ничего подобного мне не понадобится, а после процедуры омоложения мы снова вернемся к этому вопросу. И если возникнет необходимость, он еще раз все подробно объяснит, но с какой-то штукой.

Что ж, поверим на слово. И все-таки не мужик, а ожившая мечта!

— А сейчас отдыхайте, завтра нас всех ждет сложный день, — закончив на такой радостной ноте, дангур направился в сторону выхода.

— Погодите, а зовут-то вас как? — всполошилась я.

— Тиан зэр Анрасер, — представился он, склонив голову.

— Семенова Евдокия Степановна.

Ну вот и познакомились!

— Для меня честь узнать ваше имя, гэра Семенова. До завтра!

Не успела я уточнить, что еще за зверь такой эта «гэра», как он ушел. Вот же шустрый попался!

Доковыляв до кровати, с облегчением прилегла. Наконец-то можно было перевести дух и обдумать все, что узнала за этот день. А завтра… Завтра меня ждала процедура омоложения и совсем иная жизнь.

Охохонюшки, как же там все сложится дальше?

ГЛАВА 3

Час икс был назначен на следующий день. До нужного мне места я добиралась привычно — на руках у инопланетянина, менялся только внешний вид носильщика.

Сказать, что я волновалась, значит не сказать ничего. Мысли путались то ли от старости, то ли от страха, но, несмотря на невероятные события последних дней, поверить в возвращение молодости я все равно не могла.

Мое тело принесли в округлое помещение, абсолютно белое, где меня встретили трое приветливых дангуров. Какие-то здесь все подозрительно дружелюбные. Может, как в кино, усыпят нашу бдительность, а потом, покопавшись в голове, поработят? Ну не может же на самом деле случиться, что у них женщины перестали рождаться?

Все эти мысли беспрестанно вертелись в голове, когда меня попросили раздеться.

Через некоторое время, сняв всю одежду, совершенно не стесняясь, я улеглась, куда указали, — в прозрачную капсулу.

— Сейчас закроется верхняя панель и начнется процесс омоложения. Главное, не бойтесь, помните, все будет хорошо, — ласково сообщили мне, и я сразу же заподозрила неладное.

Но крышка уже захлопнулась. Несколько секунд ничего не происходило, а потом из крошечных отверстий начали выползать какие-то мелкие жучки и забираться прямо под кожу, проникая в организм и сверху покрывая меня черным покрывалом.

— А-а-а!

Видели, как из саркофага мертвецы лезут? Вот и я сейчас бы выпрыгнула, да замуровали, демоны! В страхе забилась не хуже молодой, не иначе процесс идет полным ходом.

Паника накрыла с головой, и пусть я совершенно не чувствовала боли, но мерзкое ощущение проникновения чего-то постороннего в мое тело буквально сводило с ума. Еще никогда в жизни я так не кричала от ужаса! Благо вскоре сознание сдалось, погружая меня в благословенную тьму.

***

Белые, белые кораблики плывут, по волнам, по волнам быстренько бегут…

Вот об этом я и думала, разглядывая маленькие шарики, летающие под потолком. Открыв глаза, не ощутила привычной расплывчивости зрения без очков, замерла и… все вспомнила.

Надо мной появилось радостно улыбающееся лицо незнакомого дангура. Никогда не была задирой, но, прокрутив в голове последние воспоминания, очень захотелось дать ему в нос!

Это было похлеще фильмов ужасов. Казалось, я до сих пор ощущаю, как маленькие черные тварюшки ползают по моему телу, проникая все глубже под кожу. Просто кошмарные ощущения!

— Почему я жива? — вырвалось у меня.

Видимо, вопрос сильно озадачил инопланетянина, судя по его удивленно вытянувшемуся лицу.

— А не должны? Уверяю вас, процесс прошел на удивление хорошо, и теперь придется повторить его только лет через тридцать-сорок.

При мысли, что это случится со мной снова, я чуть не подпрыгнула.

— Нет!

Да лучше умереть, чем вновь пережить такой кошмар!

— Поначалу бывает отторжение, но к процедурам быстро привыкают. А вы чуть голосовые связки себе не повредили, когда кричали. Очень неразумно с вашей стороны.

Жажда крови проснулась с новой силой.

— Спасибо, — пробормотала и только сейчас заметила, что на мне белая рубашка. Жгучий стыд ожег щеки, и я резко села. — Меня одели?!

— Конечно. Процедура длилась пять дней, за это время подготовили все необходимое согласно вашим размерам. Одежда ожидает в комнате, и один комплект здесь. Вас проводить в отдельное помещение, чтобы вы переоделись?

— Да, — заторможено ответила я, вставая с кушетки.

Теперь любые движения давались намного легче, ничего не болело и не доставляло неприятных ощущений. Голова работала чисто, просто и быстро. Давно забытые мною чувства, а потому непривычные.

Осторожно шагая к приглашающе отъехавшей двери, я прислушивалась к своим ощущениям, и они мне нравились! Как же прекрасно снова быть молодой!

— Гэра Семенова, должен вас предупредить, что жуки сиптекс не только восстанавливают ткани, они их несколько… улучшают, — просветил меня дангур.

— То есть? — насторожилась я.

— Ваше тело стало более совершенным. К тому же в процессе вам внедрили знание нашего языка: процедура довольно неприятная, ее лучше проводить, пока пациент еще не пришел в себя.

Обдумав сказанное, отнеслась к случившемуся философски и просто пожала плечами. Не вижу ничего плохого в том, чтобы к приобретенной молодости добавилась еще и улучшенная внешность.

Как же изменилась моя жизнь! Впервые за долгое время я размышляла о том, что теперь мне не надо задумываться об очках, таблетках, о том, посетила ли я туалет перед уходом и надо ли с утра идти в магазин. Теперь я могу самостоятельно мыться, свободно двигаться и не думать, что там болит в организме, — потому что у меня не болело ничего!

К моему удовольствию, когда дверь за мной закрылась, в маленькой комнате помимо одежды я обнаружила еще и зеркало. Не раздумывая сняла белую рубашку и приблизилась к гладкой поверхности, ловя в ней свое отражение. И, взглянув на себя со стороны, поняла, что с трудом могу узнать девушку, растерянно взирающую из Зазеркалья.

Вроде это я, какой помню себя в молодости. Ярко-рыжие волосы, сейчас довольно длинные, каскадом спускались ниже спины и вились на кончиках крупными кольцами. Темно-серые глаза смотрели недоверчиво и неверяще, немного вздернутый носик, непривычно алые губы… Но больше всего удивило тело. Вроде мои рост и фигура, но вес меньше, формы более плавные, совершенные. Подтянутая пышная грудь, упругая округлая попка, кожа белая и гладкая, будто фарфоровая.

Была ли я такой раньше, уже и не помню, но еще долго вертелась перед зеркалом, разглядывая себя и не в силах поверить увиденному…

Имелся на Земле фотошоп, но и он не сделал бы меня столь прекрасной. Сейчас я словно героиня романа, со мной случилось невероятное чудо, а за ним должны последовать приключения и любовь. Мамочки!

Решив не переживать понапрасну, накинула одежду: обтягивающий комбинезон темно-серого оттенка, поверх него — приталенную ярко-зеленую безрукавку длиной до бедра. Довольная полученным результатом, еще немного покрутилась, всматриваясь в свое отражение.

Как же приятно чувствовать себя молодой и красивой. Этакая роковая женщина, покоряющая мужчин пачками! В глазах таились смешинки, и я понимала, что осталась все той же Евдокией, — из зеркала на меня смотрело родное лицо со… взглядом старухи.

Что-то в этой жизни останется неизменным. Да и желаю ли я меняться? Прожив долгую жизнь со всеми ее взлетами и падениями, мне бы не хотелось окончательно стирать воспоминания о своих горестях и радостях.

Подумав, что же сделать с волосами, я просто заплела косу и перевязала ее шнурком. Эх, видели бы меня сейчас дочка и внучка!

Вот на этой мысли руки и опустились. Понимание того, что родные больше никогда со мной не встретятся, накатило горькой волной отчаяния. На глаза навернулись слезы и прозрачными капельками покатились по щекам.

Сердце мое разрывалось от тоски, от осознания разлуки. И утешиться я могла лишь тем, что, когда меня забрали, мне было больше семидесяти лет. Значит, я бы все равно долго с ними не прожила и рано или поздно умерла.

Вот и теперь нужно оставить прошлое позади. Помнить и хранить драгоценные воспоминания и любимых людей в сердце, веря, что у них все будет хорошо. И возможно, когда-нибудь мы встретимся вновь, если дангуры решат в будущем забрать еще партию женщин. Чем черт не шутит, вдруг одной из них окажется кто-то из моих родных.

В этот момент я поняла совершенно точно: еще не раз пройду омоложение, несмотря на все неприятные ощущения. Обязательно.

***

Еще одним шоком для меня стала встреча с Тианом зэр Анрасером, единственным хорошо знакомым мне дангуром. Это было словно в первый раз! Старческое зрение не позволило мне раньше хорошенько рассмотреть и налюбоваться чертами лица этого мужчины, все было расплывчато, но теперь…

Когда он встретил меня около каюты, где мне предстояло выбрать куратора, я некоторое время пребывала в ступоре. Он же терпеливо ждал.

Тиан не был идеальным, нет. Этот дангур обладал особенной, необычной мужской красотой. Мощное тренированное тело, черные волосы, ниспадающие на плечи, и потрясающие темно-янтарные, словно горящие глаза, казалось, прожигающие меня насквозь. На выразительно очерченных скулах и щеке виднелась черная татуировка, добавляющая ему шарма и притягательности. Да зэр Анрасер просто состоял из тестостерона!

Вот он, главный герой моего романа. Это точно он, никто другой не подойдет так идеально, как этот кандидат. Вот только я не отличалась шармом и изяществом, среди моих талантов никогда не было способности к обольщению. Но что-то подсказывало, если я буду страстно растекаться по стенке коридора, как это показывали в фильмах, и плотоядно поедать дангура глазами, тот будет бежать быстро, долго и, возможно, даже не обернется.

Тиан был моим типом мужчины, и в молодости я бы на него обязательно обратила внимание. Однако тянущий отголосок в теле заставил меня вспомнить, что теперь все поменялось. Придется к этому привыкнуть и обуздать вновь проснувшиеся в моем теле гормоны.

— Гэра Семенова, с вами все в порядке? — обеспокоенно поинтересовался дангур.

— Да, да… Просто все так непривычно, — пробормотала я, стараясь не покраснеть.

— Понимаю. — Мужчина слегка улыбнулся. — Вам рассказали, для чего именно вы пришли сюда?

Провожатый что-то говорил, но я как сорока смотрела по сторонам. На коридоры, обитателей корабля. И вот что странно — женщин я действительно не встретила, однако противоположный пол не пожирал меня глазами, как логично было бы предположить в их ситуации. Они просто смотрели с тоской и желанием обрести, но не тело, а шанс на счастье.

— Да, но я не все уразумела.

Сразу после омоложения мне вживили какой-то жучок под кожу, и я теперь обладала информацией о новом мире, но она пока всплывала в голове хаотически, и не все мне было понятно.

Эх, снова придется учиться!

— Сейчас вам предстоит выбрать куратора, который станет помогать в дальнейшем, пока вы не будете готовы определиться с супругом.

— Это обязательно, да? — поинтересовалась я.

— Боюсь, что да. — Дангур немного виновато улыбнулся.

— Тогда пойдемте.

Проведя меня внутрь темной комнаты, Тиан усадил в кресло и, потыкав по кнопочкам на черном столе, показал принцип выбора наставника. Он был прост — можно поиском, можно посмотреть по анкетам.

— Мои коллеги будут рады помочь вам с кураторством. Я оставлю вас, выбор обычно занимает много времени.

— Спасибо, — растерянно поблагодарила я.

Зэр Анрасер вышел, а я на автомате начала пролистывать и читать анкеты мужчин, относящихся к императорскому роду. Но, прощелкав несколько документов, остановилась и, откинувшись на спинку удобного кресла, прикрыла глаза.

Я не думала, не металась, просто не видела смысла. Решение уже было принято, но если выбранный мной дангур не согласится?

Недовольно поджав губы, решила: если не согласится, то это его проблемы. Сам же сказал, каждый будет рад. А мне лучше поторопиться, а то застолбит кто-нибудь мою прелесть. И уже набирая поиском его имя, поймала себя на том, что думаю, как внучка.

С другой стороны, я теперь едва ли не моложе ее по возрасту, а уж в новом для себя мире совсем маленькая и неопытная.

Помимо выбора куратора мне также предстояло подать заявку на регистрацию гражданина империи, занести информацию о себе. И вот как раз тогда я и претворила в жизнь свое решение начать все с чистого листа. Через несколько минут процедура была завершена, и с этого момента я обрела другое имя.

Определившись с куратором, довольная собой, вышла из отсека корабля и огляделась, раздумывая, в какой стороне моя каюта. Была мысль позвать кого-нибудь на помощь, но я же не маленькая, сама найду. Заодно и прогуляюсь.

Предстояло обдумать новую главу моей жизни.

***

Тиан Анрасер

Я в растерянности смотрел на императора, переваривая информацию, которую мне только что сообщили. Мужчина на голограмме слегка улыбался — его величество был очень доволен собой.

Если бы я не знал землянку, предположил бы, что все подстроено. Но гэра Семенова — вполне сложившаяся личность и легко на поводу не пойдет. Вернее, сейчас она уже не Евдокия Семенова, а Миа Ив. Она сменила имя, и это является еще одним доказательством осознанности поступка.

— Кураторство примешь? — перешел на неформальный тон император.

— Конечно, — я постарался казаться безразличным, — это большая честь.

Руки пришлось сцепить в замок, пальцы слегка дрожали.

— Индар, у меня к тебе поручение. Проследи, чтобы наш уважаемый зэр Анрасер не наломал дров, как говорят земляне.

За то время, которое мы забираем с Земли людей, многие их привычки и выражения вошли в наш быт, и это мне было хорошо известно, но фраза все равно резанула слух. Пообещал:

— Буду благоразумен и не уроню честь правящей семьи!

— Вот как раз твое благоразумие меня и беспокоит, — просветил меня император, в то время как Индар старался не рассмеяться.

Голограмма правителя исчезла, а я повернулся к другу.

— Очень забавно. Не думай, что кураторство изменит ситуацию.

— Наперед сказать не могу, — Индар вскинул на меня взгляд, в котором плясали смешинки, — но должен тебе сообщить, твоя подопечная ищет каюту по всему кораблю.

Прикрыв глаза и застонав, я отправился на помощь. А потом придется зайти в медотсек — в последнее время сердце странно себя ведет.

И только мысли хотели свернуть в сторону, к тому, как я первый раз… Нет, нужно прекратить думать о том, чего и за тысячу лет не случилось.

***

Миа Ив

Расположившись в своей каюте на кровати, я терпеливо ждала, когда за мной придет куратор. Со дня выбора прошла почти неделя, и вот наконец мы приближались к материнской планете дангуров, чтобы доставить меня в столицу империи, где теперь и предстоит жить.

Для меня это был довольно волнующий момент. Я и представить не могла, что увижу иную цивилизацию, побываю на другой планете, возможно, совершенно не похожей на Землю. Это же просто невероятное приключение!

Правда, мое радостное ожидание немного омрачал тот факт, что Тиан зэр Анрасер, скорее всего, вновь будет вести себя словно ледяная скульптура учтивости или как идеально вышколенный слуга.

Может, все дангуры такие?

Но наставники Клавы и Сони вели себя совсем по-другому. Приветливо улыбались, были вежливы и галантны. Иногда мне казалось, еще немного, и они начнут сдувать пылинки с моих подружек по экстремальному замужеству.

Неужели моему инопланетянину пришлось не по вкусу кураторство? Но ведь до того, как я его выбрала, он уверенно заявил, что это честь для любого дангура.

Ага, как же!

Если бы это действительно была честь, он бы не разговаривал со мной так, словно хочет поскорее сбежать в дальние дали.

Конечно, я не могу сказать, что Тиан выказывал недовольство, наоборот, вел себя предельно вежливо, просто безукоризненно. Всегда подробно объяснял, если мне что-то было неясно, легко шел на контакт, восполняя пробелы в моем понимании их мира, но… Я не видела радости в его глазах!

Например, когда училась пользоваться сетью, Тиан стоял позади меня с каменным выражением лица. А когда намеревалась к нему повернуться, отшатывался, будто я его бить собралась.

Может, проблема именно во мне?

— У кого бы узнать правду? — растянувшись на кровати в позе морской звезды, задумчиво пробормотала я. — На корабле вряд ли кто-то будет обсуждать со мной эту тему, очень уж личный вопрос. Да и на планете, если разобраться, тоже… Вот же ж! Еще немного, и я начну подозревать мировой заговор против себя любимой.

Не в силах оставаться на месте, я принялась раздраженно вышагивать по комнате, чувствуя себя запертым в клетку тигром. Мне хотелось получить все ответы прямо сейчас, до того, как мы с куратором окажемся в одном доме. Неопределенность злила и немного пугала, не давая адекватно воспринимать окружающую обстановку.

И когда я уже практически дошла до точки кипения, в голову неожиданно пришла изрядно повеселившая меня мысль. А ведь мой взрывной характер тоже вернулся!

Словно феникс, восставший из пепла, я сбросила с себя груз прожитых лет не только внешне. Ко мне вновь возвратились и мое жизнелюбие, и огненный нрав, и некоторая бесшабашность.

Когда-то очень давно — сейчас кажется, что в прошлой жизни — моя бабка беззлобно называла меня рыжей занозой как раз за мой непоседливый характер и живость.

Весело хихикая, я покружилась по комнате, бормоча себе под нос:

— Да я вообще огонь! Недаром выбрала себе такое имя. А значит, держись, Тиан зэр Анрасер, я обязательно пробьюсь через стену отчужденности и выведаю все твои страшные тайны!

Когда мой куратор зашел за мной, я уже приняла коварное решение — выяснить во что бы то ни стало причину холодности зэр Анрасера — и даже набросала кое-какой план колупания его брони.

В конце концов, если я его чем-то не устраиваю, пусть наберется смелости и скажет прямо!

Оглядев комнату пристальным взглядом, будто проверяя, не сломала ли я чего-нибудь, он посмотрел и на меня.

— Доброго дня, гэра Ив. Пришло время спуститься на планету.

— И вам доброго дня, зэр Анрасер, — широко улыбнулась я. — С нетерпением жду, когда смогу все узреть собственными глазами!

И ведь ни слова не соврала!

По тем голограммам, что нам уже показывали, было понятно — планета дангуров необычна и прекрасна. А уж как мне хотелось увидеть столицу с ее суперсовременными постройками и техникой, просто не передать.

— Тогда прошу следовать за мной, — любезно предложил дангур, пропуская меня вперед.

Вот никогда не понимала, в чем смысл таких правил хорошего тона: сначала пропустят, а затем обгонят, чтобы показывать дорогу.

Идя вслед за своим куратором, я сверлила его спину пристальным взглядом, стараясь получше рассмотреть и отметить малейшие детали внешности. Как он все же красив, зараза! Удивительно, что ни одна из моих предшественниц или инопланетных женщин не захотели его себе в пару. Может, они поголовно были слепыми? Или же у Тиана зэр Анрасера есть какой-то существенный недостаток, который и отпугивал претенденток на его серую руку и… Интересно, сколько у дангуров сердец и есть ли они вообще?

Однако если он и с остальными был настолько общителен, то отчасти понятно, почему его еще не окольцевали.

Тряхнув головой, одернула себя. Меня только-только украли, а я уже думаю о мужчине и все мои мысли тянутся к нему. С другой стороны, несмотря на то что меня никто не принуждал, я понимала — спутника жизни нужно выбрать не откладывая. Сроков никто не ставил, но, чувствую, и долгие метания никто не оценит.

Резко остановившись перед высокой металлической дверью, из-за чего я чуть не впечаталась в широкую спину, Тиан обернулся ко мне.

— Сейчас нам предстоит сесть в подготовленный шаттл, чтобы отправиться на планету. Там пройдем контроль прибытия и решим вопрос с заселением. Полет будет недолгим, но, думаю, вы успеете полюбоваться моей родиной из…

— А где остальные женщины? Ну, которые были со мной, — немного некультурно перебила его.

Я вдруг осознала: вот сейчас окажусь в незнакомом мире — и не факт, что добром, и волнение захлестнуло с головой.

— Вы увидите их во время посадки, — успокоил меня куратор. — Они тоже прибудут сегодня на Солонар и полетят с нами в одном шаттле.

— И что, мы больше никогда не увидимся?

— Почему же? Если на то будет ваше желание, я с легкостью организую встречу.

Кто бы знал, как я обрадовалась, услышав эти слова! Ведь для меня это означало возможность общения с людьми, которые помнят Землю, с кем меня связывает общее прошлое.

Как бы ни была я готова принять другой мир и начать новую жизнь, а все же легче, когда рядом есть знакомые, ведь мы оказались так далеко от дома.

Сейчас же все вокруг чужое… Кроме них.

Посадка в шаттл стала для меня настоящим приключением и испытанием на прочность. Все дело было в «ремнях безопасности». Выглядели они как тонкие пластиковые трубки, самостоятельно оплетающие туловище пассажира, оказавшегося в кресле. И я, испугавшись внезапного появления «ремней», дернулась, из-за чего они оплели меня в совершенно неудобной позе. А когда Тиан попытался поправить все как надо, оказалось, что управлявший их исчезновением механизм сломался.

В итоге следующие десять минут я старалась не слишком заметно краснеть, пока большие руки дангура шарили по моему телу, пытаясь разместить трубки так, чтобы мне было комфортно.

А комбинезон-то на мне облегающий! И вырисовывал он все мои выпуклости очень даже хорошо…

Однако этому непробиваемому терминатору все было нипочем.

А вот мне определенно понравилась неожиданная близость с таким интересным и завораживающим мужчиной. Если бы еще у этого красавца не было настолько каменно-сосредоточенного выражения лица, словно он ходит по минному полю, вообще было бы чудесно.

В общем, пока меня освободили, пока пересадили в другое кресло и лично проконтролировали процесс фиксирования моего тела… В итоге вылетели мы значительно позже, чем собирались.

А Клава и Соня, сидевшие тут же в салоне, знатно потешились за мой счет. Они постоянно посмеивались и подмигивали мне, когда мой куратор в очередной раз оглаживал мое тело, распутывая ремни.

Но это маленькое приключение было тут же забыто, стоило нам оказаться за пределами корабля. Теперь уже я вцепилась в своего инопланетянина словно клещ, и все его попытки отодрать меня были бесполезными.

— Гэра Ив, ну что такое?..

Вскинув голову, я оказалась нос к носу с дангуром, разделяли нас буквально какие-то сантиметры. Он растерянно смотрел на меня своими удивительными темно-янтарными глазами.

В другой ситуации — эх, я бы воспользовалась моментом, но сейчас лишь прошептала:

— Вы не понимаете, меня укачивает, и хорошо, если меня не стошнит на вас. А ведь может…

Дангур впервые за несколько дней выглядел милым и родным, он тепло улыбнулся.

— Но на большем же корабле все было хорошо. Посмотрите вокруг…

Я замотала головой.

— Посмотрите, я специально попросил, чтобы пилот полетал вокруг планеты.

Я удивилась, но послушалась.

При взгляде в большой — в полстены — иллюминатор на бескрайние просторы, на огромный шар, так похожий внешне на Землю, перехватило дыхание.

Внизу на безмерной голубой глади виднелся один-единственный, но очень внушительных размеров материк. Остальное же пространство занимал темно-синий океан с множеством островов. И я с нетерпением ждала момента, когда смогу оказаться в окружении инопланетной природы.

Объемные голограммы, которые я рассматривала прежде, не могли передать всю прелесть незнакомого мира и новой жизни. Это было совсем не то: мне не хватало запахов, витающих в воздухе, звуков, возможности все потрогать своими руками.

И пока мы с Клавой и Соней, как три кукушки, разглядывали космос, прижав свои любопытные носы к ставшему прозрачным корпусу шаттла, челнок неуклонно приближался к планете.

И тем более волнующим было это зрелище. Страшно осознавать себя песчинкой в огромном безвоздушном пространстве, и в то же время сердце наполнялось неописуемым восторгом от открывшейся красоты. Быстрее бы приземлиться!

— Скоро вы все увидите столицу, — словно прочитав мои мысли, пообещал дангур, меж тем как корпус шаттла вновь становился непроницаемым.

— А мы сразу… отправимся к вам? — боязливо поинтересовалась, когда корабль уже вошел в атмосферу.

— Да, для начала нужно вас устроить, все объяснить, а затем можно и город показать.

Преисполненная радостным ожиданием, я постоянно вертелась на месте. Мне казалось, что время тянется очень медленно, однако когда мы наконец приземлились, неожиданно оробела. Пройдя вслед за куратором к открытому люку, прищурила глаза, привыкая к яркому солнцу, и ненадолго замерла, глядя только на черную матовую поверхность под шаттлом.

— Что-то не так? — поинтересовался Тиан, обеспокоенный моей растерянностью.

— Нет-нет, все хорошо, — ответила, припомнив слова Нила Армстронга: «Это — маленький шаг для человека, но огромный — для всего человечества».

Широко улыбнувшись этим воспоминаниям, я решительно шагнула вперед навстречу своему будущему.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям