Антонова Ирина || Гусейнова Ольга || Косухина Наталья || Мурри Александра || Шолох Юлия " /> Антонова Ирина || Гусейнова Ольга || Косухина Наталья || Мурри Александра || Шолох Юлия " /> Антонова Ирина || Гусейнова Ольга || Косухина Наталья || Мурри Александра || Шолох Юлия " />
0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Книжный паровозик «Брутальные оборотни» » Отрывок из книжного паровозика "Брутальные оборотни"

Отрывок из книжного паровозика "Брутальные оборотни"

Исключительными правами на произведение «Книжный паровозик «Брутальные оборотни»» обладает автор — Антонова Ирина || Гусейнова Ольга || Косухина Наталья || Мурри Александра || Шолох Юлия . Copyright © Антонова Ирина || Гусейнова Ольга || Косухина Наталья || Мурри Александра || Шолох Юлия

В плену твоих лап - Гусейнова Ольга

Глава 1

Довольно большое летное поле аэродрома небольшого сибирского городка Усть-Лим заливало яркое солнце. Светило, но уже не грело, а пронзительный ветер гонял по площадке для посадки вертолетов золотые и красные листья. Словно развлекал или поторапливал людей, приехавших к месту стоянки старого, но вполне работоспособного большого вертолета на двух автомобилях с солидным охотничьим снаряжением.

Завернувшись в пуховую ажурную шаль, я расстроено смотрела в сторону винтокрылой машины, в которую только что загнали потрепанный жизнью «уазик». Руководили погрузкой два пилота. Пассажиры сегодня несколько необычные — четверо арабов в развевающихся на головах белых платках-гутрах: двое солидного возраста и двое молодых, наверняка с военной или похожей на то, подготовкой, переговариваясь между собой, заносили внутрь сумки со снаряжением и провизией. За их четкими размеренными действиями следила очень красивая, стройная молодая женщина с не менее интересным именем — Василика. 

Ветер-забияка трепал ее длинные черные волосы, а лучи солнца нежно касались золотистого, смуглого от природы лица. Одернув зеленую куртку, она обернулась, и ее пухлые, чувственные губы дрогнули в мягкой, успокаивающей улыбке, обращенной ко мне. Пришлось изобразить на лице спокойствие и уверенность, загнав подальше привычный безотчетный страх. И все-таки я не сдержала тяжелого вздоха, отчего серо-зеленые глаза Василики, словно подернутые чувственной поволокой, затуманились еще больше, и теперь в них тоже светились беспокойство и тревога. Она бросила короткий неуверенный взгляд на арабов, потом снова на меня, нахмурившись.

Чуть в стороне с начальником аэродрома беседовал не менее примечательной внешности молодой мужчина. Этот высокий широкоплечий брюнет привлекал внимание не столько красивыми чертами лица, сколько аурой мужественности и внутренней силы. На людях мы обращались к нему коротко, по имени: Влад. И каждая из трех женщин семьи Мишкиных питала к нему глубокие чувства. Я — глубокую привязанность, любовь и уважение. Влад всегда искренне и по-доброму заботился о близких, чем бы не занимался, какие бы мысли, проблемы и эмоции его не одолевали.

— Ненавижу осень! Только началась, а уже промозглость и холодрыга. З-замерзла я, — раздалось ворчание позади меня.

Вздрогнув от неожиданности, я обернулась к другой родственнице — тетке по маминой линии и одновременно единственной подруге. Аня или по паспорту Анфиса Владиславовна Мишкина даже в плотных джинсах, теплом свитере и стеганой безрукавке подрагивала от холода, зябко подняв плечи и обхватив себя руками. Мерзлячка, вон и кончик точеного римского носика покраснел.

— Иди в машину погрейся, думаю, скоро полетят уже, — посоветовала я, снова поворачиваясь к вертолету.

— Вообще не понимаю, что этим арабам из Эмиратов понадобилось в нашей глуши? — в который раз заворчала Аня. — Если только зад морозить. Мужикам шестой десяток, а они в Сибирь на охоту. Скорее всего, самолюбие потешить. Подавай им бедного медведя, видишь ли.

— Мужчины, что с них взять, — я пожала плечами.

— Много ты в мужчинах понимаешь, — насмешливо фыркнула тетка.

— Достаточно, — буркнула я. — Мне с ними бок о бок второй год работать приходится. Сама понимаешь, мебельная фабрика — это тебе не салон красоты…

— Я…

— Девочки, что случилось? Вы сейчас надутых индюшек напоминаете, — слегка нахмурив смоляные, идеальной дугообразной формы брови к нам шла Василика.

Переменчивые словно северное море, чуть раскосые серо-зеленые глаза потемнели, черные пряди волос норовили попасть в рот, поэтому она их слегка раздраженно откинула за спину. На высоких скулах овального личика от холодного ветра проступил румянец. Сейчас ей и двадцать пять с натяжкой можно дать, настолько свежей и юной она выглядит, хотя давно за сотню перевалило.

— Такие же сморщенные? И с красным клювом? — насмешливо наморщила покрасневший нос Аня.   

— Вы у меня бесподобные красотки, сами знаете, — белозубо улыбнулась Василика, прежде чем мягко попеняла: — Детка, мы должны радоваться, что папа денежных клиентов нашел. Они доллары платят, значит — наш фонд безопасности значительно вырастет.

— Мам, да все я понимаю, — уныло махнула рукой красотка-мерзлячка. — Целых две недели без вас будет скучно. И страшновато одним.

— Папа как обычно попросил Климова присмотреть за нашей территорией, пока нас не будет, — Василика хмурилась — тоже не любила оставлять нас одних надолго.

— Все в порядке, мамочка, я просто нервничаю, когда вы с папой надолго в тайгу с туристами уходите.

— Все будет хорошо, — бабушка поцеловала Ани в лоб будто та еще совсем малышка и ласково погладила по спине. — Но напоминаю: без папы в лес не ходят, домой возвращаются засветло и ведут себя тихо.

— Я тоже обниматься хочу, — хихикнула и обняла своих самых близких родственниц на белом свете.

— И я! — услышали мы родной хрипловатый голос. Влад крепко стиснул в широких объятиях одновременно нас троих. Потом отстранился, окинул веселым взглядом и, мотнув головой, поделился: — Девочки, вы у меня невероятные красавицы.

— Одна уж точно, — хмыкнула Ани, — а две другие — попросту копия. Вы постарались на славу.

 

Я тебя нашел  - Антонова Ирина

- Мам, не начинай, просто скажи какие цветы купить и покончим с этим.

Я стоял в цветочном магазине и начинал уже нервничать. Продавщицы осматривали меня плотоядными, почти осязаемыми взглядами. Ещё бы - как утверждает наша местная желтая газетенка - я самый завидный жених в городе. И то что я оборотень, их вообще не волнует. Но если учесть, что оборотней в нашем городе максимум процентов тридцать, а люди о нас не знают, за редким исключением, то оно и понятно, что женщин не волнует моя звериная сущность - они о ней попросту не знают. Ну а меня, как наполовину человека, а наполовину тигра, человеческие женщины мало волнуют - с ними всё сложно. Не буду же я каждой своей любовнице объяснять почему я иногда рычу, причем по-настоящему, обрастаю шерстью, зубами и когтями и у меня светятся глаза в темноте. А утаить это от женщины, находящейся с тобой практически постоянно, слишком сложно. Да и врать я не люблю. Поэтому предпочитаю либо встретиться с понравившейся человеческой женщиной сугубо для секса пару раз, либо вообще их избегать. Меня такое положение дел вполне устраивает, чего не скажешь о маме. Нет, я бы понял, если бы был единственным ребенком в семье, но ведь нет! У меня есть две сестры и старший брат. У мамы есть уже два внука и вот на днях даже родилась внучка, но она всё равно при каждом удобном случае выговаривает мне, как я до сих пор не нашел себе пару. Будто сама не знает, что для оборотней это не просто. Хотя мама у нас человек, в теории-то она знает, что для выбора пары не достаточно желаний и чувств человеческой половины оборотня, для нас важно так же чтобы и звериная половина приняла свою пару, но вот на практике она это сама прочувствовать не может.

Как я уже упоминал, у меня на днях родилась племянница. Одна из моих младших сестер три дня назад родила крепкую девочку и вот сегодня их должны выписать из роддома. Через полчаса я должен быть уже вместе со всеми встречающими малышку и маму чуть ли не на другом конце города, но нет, я застрял в цветочном магазине, пытаясь купить цветы для сестры и мамы. Я не очень люблю это дело, потому что толком в нем не разбираюсь, и если для мамы, как для человека, можно взять практически любые цветы, то для сестры, как для оборотня с прекрасным обонянием, это не прокатит. Честное слово, лучше бы я позвонил её мужу, чем маме. Уж он-то наверняка знает какие цветы любит моя сестра, и он точно не делал бы глупых намеков, по поводу моей “беспарности и бездетности”. Мне всего-то тридцать один год. Куда спешить?

- Ма, ты хочешь, чтобы я опоздал? Просто скажи какие цветы купить и всё.

Через десять минут я выходил из цветочного с двумя букетами - розы с орхидеями для сестры и хризантемы с герберами для мамы. Сверившись с онлайн-картой города, выбрал улицы без пробок и рванул. До роддома я добрался в самый последний момент, точно ко времени выписки. Правда пришлось немного поблуждать – в приемном покое для оборотней шел ремонт и всех выписывали через корпус для людей. Пришлось перегонять машину. В небольшом приемном покое уже собрались все наши - мама с папой, младшая сестренка, еще не закончившая универ, брат с женой - детей, видимо, оставили с няней, муж моей сестры - Димка, м-да, какой-то он на вид дерганный, хотя, наверное, все новоявленные папаши такие, и его родители. Вот блин, своей маме-то я букет купил, а маме Димки как-то не додумался, ведь тоже бабушкой стала, причем это её первая внучка. Пока я раздумывал над дилеммой с букетом, ко мне подошла мама:

- Егор, хорошо, что ты купил два букета! Мы-то всё для Анечки накупили цветов, а вот медсестрам не додумались. А ты молодец, купил два. - И забрала у меня хризантемы. Ну вот и прекрасно.

- А где наша мать с новорожденной? Я вроде как раз приехал вовремя. - Поинтересовался у мамы.

- Так одевают, медсестра выглянула, забрала вещи. Скоро будут.

Да, нашей малышке повезло родиться в ноябре, когда уже выпал снег и на улице стояла устойчивая минусовая температура. Пока мама не завела снова свою шарманку, я отошел к брату:

- А вы чего пришли без детей? Неужели в вас нет духа соперничества! Посравнивали бы, чьи дети лучше. - Пошутил я, снимая перчатки и расстегивая куртку.

- Ты что, - рассмеялась Настя, - они здесь всё вверх дном перевернут, но самое страшное, первым делом заглянут в конверт к новорожденной. Боюсь она не выдержит их любопытства.

- Ага, мы здесь как бы отдыхаем. Эти два метеора сидят дома с бабушкой. Боже, золотая женщина, она умеет с ними справляться. - Брат сделал страшные глаза и по секрету сообщил. - Егор, даже я иногда боюсь с ними оставаться один. Они выносят мне мозг! Иногда задают такие вопросы, что я не знаю, как на них отвечать. Если бы я знал три года назад, что два мальчика - это нечто, то не радовался бы так на их выписке.

Мой брат Денис и его жена Настя действительно три года назад родили двух мальчиков. В кого они уродились такие непоседливые не знаю, но когда приезжаю к ним в гости на долго не задерживаюсь - они уделывают меня почти за полчаса. Это дети-акробаты какие-то. Пока они задают тебе вопрос, и ты думаешь, как на него ответить, они могут нарезать вокруг тебя круги с громкими криками или пытаться на тебя залезть. И, кстати, если ты не ответил в течении минуты, всё, ты не жилец. Далее начинается пытка в виде непрерывных вопросов: “А почему ты не ответил, ты не знаешь? А тогда почему эта букашка ползает? А почему машина не делает как в мультике? А это кто нарисован? А ты нам привез чего-нибудь?” и так далее. Но самое интересное, так они ведут себя только с близкими. Если их выводят в свет, то это милые скромные дети, которые даже рот боятся открыть при посторонних. Или если кто-то чужой приходит в гости - то же самое. Прямо земля и небо. Педиатр как-то даже сказала Насте: “Знаете, у вас дети такие тихие, не активные, вы им витаминчиков побольше давайте”. Мы еще долго смеялись над этим.

Вскоре из-за двери выглянула Анютка, осмотрела нас насмешливым взглядом и спросила:

- Ну что, готовы встречать Ольгу Дмитриевну?

Димка, нервно морщась, подошел ближе к ней:

- Не томи, выноси уже.

Усмехнувшись, молодая мамочка распахнула дверь пошире. За её спиной стояла медсестра и держала перевязанный розовой лентой детский стеганный конвертик.

- Ему! - Как приговор выдала Анька и махнула в сторону своего мужа рукой.

Медсестра подошла к Димке и передала в его трясущиеся руки конверт:

- Поздравляю, пусть ваша малышка растет здоровой и радует маму с папой.

Димка в ступоре смотрел на ребенка в своих руках. И он, и моя сестра были оборотнями, и мы знали, как этот момент сейчас важен для них, поэтому пока молча и с любопытством наблюдали за их маленькой семьёй. Аня подошла поближе и негромко поинтересовалась:

- Ну как? Нравится? Это мы с тобой наваяли. - И столько тепла и нежности было в её голосе, что даже камень бы растаял, чего уж говорить о любимом муже. Димка поднял на неё светящиеся глаза и не смог сказать ни слова, только еле слышное тихое и необычно нежное рычание. Ну да, он у нас лев.

Мама мигом сориентировалась и двинулась благодарить медсестер и дарить им цветы. Остальные окружили Димку с малышкой, в надежде рассмотреть новорожденную. Я пока стоял в сторонке, там и так не протолкнуться. Анька же забрала у мамы какую-то сумку и вернулась к двери, из которой недавно вышла с малышкой. Постучав, заглянула туда и практически тут же её распахнула. Оттуда вышла девушка, на вид чуть больше двадцати, в синтепоновой курточке и смешной вязанной шапочке. Хрупкая и невысокая по сравнению с моей сестрой, хотя у той, как у оборотня, вполне приличный рост и телосложение. А вот по девушке точно можно сказать - человек. На плече у неё висела объемистая сумка, а в руках был конверт с малышом, только перевязан он синей ленточкой. Мальчик значит. Не смотря на отсутствие косметики и какую-то затаенную грусть в глубине глаз, девушка была очень симпатичной. Анька отвела её чуть в сторонку и тихо спросила:

- Женька, ну что ты как маленькая? Ну соглашайся.

Девушка улыбнулась, но улыбка не коснулась её глаз, лишь обозначила ямочки на щеках:

- Ань, ты и так для нас столько сделала. Мы сами, правда. У меня есть деньги. Я сниму квартиру, буду работать. - Затем перевела взгляд на своего малыша. - У меня есть Сашка, у него есть я. Нам больше никто не нужен.

Анька тяжело вздохнула:

- Глупая. Ладно одна бы была, но с ребенком. Что вот мне с тобой делать?

В это время наша маленькая новорожденная проснулась, отчего толпа вокруг неё вдруг затихла и восторженно ахнула, обозрела всех уставившихся на нее чужих людей и разревелась. Как, оказывается, смешно кричат новорожденные дети, как маленькие сирены. Димка тут же разогнал всех окружающих и метнулся к Аньке.

- А ты думал легко будет? - Усмехнулась Анька. - Давай, начинай проходить курс молодого отца, покачай её, скажи что-нибудь успокаивающее, негромко только.

Офигевший от такого Димка вытаращился на жену как на инопланетянина, но тем не менее начал потихоньку качать малышку. Ольга и правда тут же успокоилась, то ли от голоса рядом стоящей матери, то ли от усилий отца. Аня же вернулась к девушке Жене:

- Ну хотя бы на пару деньков, пока квартиру не найдешь, а? У меня есть гостевая комната, честное слово ты не будешь нам мешать.

Похоже девушка была упрямее и просто отрицательно покачала головой. Между тем наши стали собираться вокруг Аньки, и та отправила мужа в дальний угол приемного покоя:

- Иди вон на стульчике посиди, начнет капризничать покачаешь. Она просто не знает, как реагировать на такую толпу народа.

Димка ушел, а за ним, как по веревочке, и все остальные. В этот момент девушка подняла взгляд и посмотрела прямо на меня. Натолкнувшись на её зеленые глаза, моё сердце замерло на секунду и вновь начало стучать, только быстрее прежнего. Тааак… Это что было? По спине пробежали мурашки. Не сомневаюсь, будь я сейчас в тигриной ипостаси, то на загривке вздыбилась бы шерсть. Я не смог, видимо, удержать сущность, и на пару мгновений глаза меня выдали, отчего девушка ощутимо вздрогнула. Анька проследила за её взглядом и грозно нахмурилась. Я, стараясь не делать резких движений, подошел поближе:

- Ань, помощь нужна?

Девушка смотрела на меня недоверчиво, прижимая к себе конверт с малышом, а сестра с подозрением.

- У тебя сегодня много дел запланировано?

- Ни одного. - Пожал плечами. - Пятница же. Я раздал поручения с утра пораньше и могу не возвращаться на работу сегодня.

На лице сестры промелькнула какая-то светлая мысль и она уперлась указательным пальцем мне в грудь:

- Значит ты сегодня назначаешься Женькиным сопровождающим. Иначе на такси она разорится. - И повернувшись к девушке, продолжила. - А ты спокойно едешь с ним и никаких возражений, иначе я забираю вас домой и будете жить у меня. И не вздумай менять номер телефона, я буду тебе звонить каждый день. Как только найдешь квартиру, сразу сообщи адрес. Всё, пока.  - И уже собралась уходить, как вдруг вспомнила. - Ах да! Егор, это Женя, Женя, это Егор. - И подошла к входной двери. - Все на выход! Маме и малышке нужно на свежий воздух и домой!

А вы говорите лев царь зверей. Уверен, дома именно Анька командует, не смотря на то, что тигр.

Когда все спешно покинули приемный покой, я повернулся к Жене. Она растерянно смотрела на дверь и на меня. Улыбнувшись ей, произнес:

- Да, моя сестра еще тот командир в юбке. Идем?

 

Соломка и зверь - Шолох Юлия

Когда Соломка поняла, куда приехала, было уже поздно.

В затемнённом окне между густыми деревьями мелькнула гора со скошенной, словно приплюснутой вершиной, и автобус неуклюже спустился по наклону в бункер. Со скрежетом закрылись внешние ворота, отчего вокруг тут же стало мрачно и темно. Через мгновение в помещении вспыхнули лампы, но холодный искусственный свет ничуть не утешал.

- Вот так экскурсия, - кровь в жилах похолодела, пока Соломка, стиснув зубы, прощалась с жизнью. Перед глазами судорожно проносились обрывки детских воспоминаний: счастливый смех, улыбка мамы, белые цветы, торт со свечами, в общем, самые радостные моменты.

А теперь они въехали в самый настоящий ад.

Но она же не знала! Соломка даже представить не могла, что экскурсия-сюрприз, которую с таким таинственным восторгом обещал курсу преподаватель, окажется сюда, в бункер Освобождения.

В бункер, где двадцать лет назад решилась судьба человечества. Где модифицированные люди-звери освободили Землю от космических захватчиков, которые их создали, чтобы эту самую Землю поработить.

Пятно происходящего с тех пор лежало на Соломке, хотя в те времена она была всего лишь неразумным ребенком трёх лет отроду. Однако это ничего не меняло.

И вот – самый страшный кошмар прошлого окружает, душит в кольце стальных стен - и нет никакого пути отступления. Как отказаться от экскурсии, когда группа уже внутри, двери автобуса распахнулись и воодушевленный преподаватель кричит, чтобы все выходили наружу?

Сказать, что внезапно передумала? Устроить истерику и никуда не пойти, отсидеться в автобус? И до конца дней своих, вернее, до конца учёбы стать изгоем?

Нет, не вариант.

Притвориться, что заболела? Бесполезно.

Натана Георгиевича Соломка изучила неплохо – свой энтузиазм он распространял вокруг ровно, мощно и несокрушимо. Если он намерен показать студентам бункер, ничья головная боль не способна ему помешать. Он жестом фокусника вытащит из кармана таблетку, заставит её выпить и погонит вслед за остальными студентами. А головная боль, хотя и имелась, вряд ли пройдёт от таблетки.

И что же делать?

То, что Соломка делала всю жизнь – маскироваться. И надеяться, что пронесёт.

Пришлось вылезать из автобуса.

Она скукожилась, повесила голову и, затесавшись в самую гущу студентов, пошла за Натаном Георгиевичем. Нужно потерпеть час – два, потом они отсюда выберутся - и всё, ни разу больше она не поведется на предложение-сюрприз и не отправится в дальнюю дорогу, предварительно досконально не изучив маршрут. Нет уж! Ведь знает же, что сюрпризы обычно получаются неприятными, да всё равно каждый раз пробует!

Так ей и надо!

Соломка нахмурилась, сдувая вбок густую чёлку и не смотря по сторонам. Главное, из центра толпы случайно не высунуться.

- Итак, все в сборе? Отлично! Начинаем осмотр! Хочу заметить, что сюда крайне редко пускают экскурсии, потому что бункер рабочий. Повторяю – рабочий!

У Соломки похолодело сердце. Ничего себе успокоил! И откуда столько радости в голосе? Известие, что бункер функционирует, то есть вокруг звери, пугало до жути, а Натан Георгиевич от восторга разве что не скачет.

Ну и денёк…

- Теперь остановитесь. Для удобства я договорился, чтобы нам не мешали. Никто из местных не станет приближаться к нам, чтобы не напугать. И мы тоже никому не станем мешать! Следовательно, не вздумайте отходить от группы или совать нос в закрытые двери. Иначе, если вам его откусят, я не виноват.

Студенты засмеялись. Ага, тоже мне, нашли над чем смеяться! Соломке стало ещё хуже, потому что она вполне допускала, что нос ей могут откусить. И не только нос откусить, а и горло перегрызть, причём с большим таким удовольствием.

И друзей-товарищей на расправу пригласить.

- Так, теперь все дружно останавливаемся и смотрим на этот отсек. Тут хранились летательные аппараты, ворота телепортации и костюмы для военных операций. Видите длинные шкафы? Похоже, там до сих пор висят костюмы, ну, или другая техническая одежда. Давайте-ка попробуем открыть…

Преподаватель, ничуть не смущаясь, подошел к ближайшему шкафчику и потянул на себя дверцу.

Ох, ну что ты будешь делать! Ну что же он творит?!

Металлическая дверца распахнулась без скрежета и скрипа, а внутри оказалось совершенно пусто.

Кто-то недовольно вздохнул.

Соломка низко наклонила голову, уставившись на свои растоптанные ботинки.

- Хм. Ничего нет, - констатировал преподаватель. – Ладно, в отсек с транспортом нам не попасть, так что давайте двигаться дальше, в служебные помещения.

В этот момент где-то что-то загудело. Соломка судорожно схватилась рукой за соседа, которым оказался Бориска.

- Ты чего? – спросил он.

- Это сирена?

- Какая это сирена? Обычная вентиляция. Или промышленный пылесос. В общем, чего паникуешь? Трусиха ты, Меланья.

Соломка отняла руку, подавляя острое желание немедленно броситься в его объятья. Не то чтобы ей приспичило срочно обниматься, а вот насчёт спрятаться за кого-нибудь размером побольше очень даже хотелось.

Однако Бориска не оценит тонкого душевного порыва и наверняка начнёт хватать за разные части тела, доступу к которым Соломка ему давать не предполагала.

Ещё чего!

Живой волной студенческих тел её подхватило и понесло к следующему экспонату.

- Всем стоять! Внимательно смотрим! Перед вами камера допингового контроля, когда зверь возвращался с задания, его всегда проверяли на уровень агрессии. Кто не знает, могу сообщить, что перед тем, как отправлять зверей на захват, их упаковывали в костюмы, похожие на стальной каркас и стимулировали веществами, которые превращали разум в послушный механизм. Учёные поражаются, какая сила воли потребовалась, чтобы сбросить это ярмо и суметь освободиться. Человек бы так не сумел.

- А камера работает?

- Если и работает, мы этого не узнаем. Полик, отходи от нее. Или ты что, желаешь дозу звериного допинга?

 

Кыс-кыс – Косухина Наталья

Фр-р-рш-ш!

Я интуитивно отклонилась посмотрев на импровизированную гору, которая изрыгала пламя. Вот зачем для корпоратива нужно было обязательно выбирать этот ужасный клуб?

Здесь всегда много народу, все очень дорого и, хотя отдыхают тут уважаемые люди, от взгляда некоторых у меня мурашки по коже. А может быть, мы здесь, потому, что, судя по слухам, именно в клубе «Вулкан» самый лучший стриптиз.

Посмотрев на своих коллег, сидящих рядом, я сделала вывод: похоже, здесь еще и выпивку не разводят. Ибо не много им нужно было для счастья.

Вы спросите, почему я не пью? Все просто — у меня непереносимость алкоголя, табачных изделий и чистящих средств. Сразу начинается рвота или удушье. Но на корпоративы хожу исправно, потому что нехорошо отрываться от коллектива и бла-бла… и тому подобное.

В этот момент я услышала шум на сцене и, повернувшись, увидела, что мой сослуживец Федор Покровский забрался на подиум. И ладно бы поприставать к стриптизерше. Нет! От оттеснил ее со словами, что сейчас научит, как надо танцевать стриптиз.

Ошеломленная девушка вместе с нашей компанией наблюдала, как пьяного аудитора охрана выдворяет со сцены и из клуба. Вздохнув, я отправилась вызывать ему такси.

Есть, конечно, недостатки в том, что взираешь на весь этот балаган трезвыми глазами, зато потом именно у меня самые классные фотки.

Вызвать такси для Феди ночью, в пятницу, оказалось делом непростым, но я таки справилась. Когда машина отъехала, увидела стоящего около входа мужчину. Тот пристально меня рассматривал, покручивая в руках трость.

Крупный, черноволосый, с пронзительными глазами, то ли серого, то ли зеленого цвета. Явно состоятельный и хорош собой, но меня в связи с моей профессией удивить или пленить сложно. Я каждый день с такими общаюсь, и капнешь их дела поглубже, такое вылезет… двадцать лет потом в тюрьму передачки носить будешь.

Не-е… Нет ничего лучше обычного мужика среднего достатка, я вас уверяю.

Передернув плечами, я прошла мимо и направилась в клуб. Шум музыки и голосов мгновенно отрезал меня от неприятного ощущения навязчивого внимания, и уже спустя десять минут я и думать забыла о незнакомце. Но он не забыл обо мне.

Примерно через полчаса, когда я отлучилась в туалет, передо мной вырос незнакомый мне мужчина крупного атлетического телосложения и очень вежливо попросил:

— Екатерина Андреевна, не могли бы вы проследовать за мной? Вас бы хотел видеть мой босс.

Значит, его босс знает, кто я такая, и наверняка не только это. Во всех профессиях есть издержки, в моей — навязчивость клиентов.

— Кто ваш начальник?

— Думаю, будет лучше, если он сам вам представится.

Хм-м… Мне все это очень не нравится.

— Куда вы предлагаете мне проследовать?

— На второй этаж, шеф обычно отдыхает на балконе.

Значит, у него Вип-место.

— А если я откажусь?

— Буду вынужден настаивать.

— Силой?

— Ни в коем случае. Но до конца вечера вы от меня не отвяжитесь, — на полном серьезе просветил меня громила.

Помешкав в нерешительности, я все-таки кивнула и направилась на второй этаж. Подведя меня к нужной двери, мужчина распахнул ее, пропуская меня на балкон, с которого открывался вид на весь клуб.

За столом сидел незнакомец с тростью, что недавно пристально меня разглядывал.

Ага! Значит, что-то нужно. Будущий клиент или друг человека, у которого мы сейчас проводим аудит? Попросит проявить лояльность?

— Добрый вечер, — заговорил незнакомец.

Голос у него был низкий, немного хриплый, с рычащими нотками.

— Пока не знаю, — ответила я на приветствие мужчины.

— Прошу вас, садитесь, я вам все объясню.

Расположившись за столом, благодарно кивнула, когда мне налили сока, и, пригубив, приготовилась внимательно слушать.

— Для начала позвольте представиться, я Богдан Азаров.

Хм-м… Крупный дереводобывающий промышленник.

— Понимаете, не знаю, как объяснить… У меня к вам очень непростой разговор.

Угу. Просить всегда непросто.

— Я думал, как потактичнее сообщить вам факты, и понял, что такого способа нет. Поэтому решил говорить прямо.

Сейчас узнаем: клиент или его друг?

— Я оборотень, и так сложилось, что вы моя пара.

Некоторое время я ждала пояснений, но секунды текли и мужчина больше ничего не добавил. И я поняла — псих.

— Простите, — поднялась я. — Мне пора.

— Я понимаю, что вы ничего не знаете о мире монстров, что живут среди обычных людей, но вам придётся поверить рано или поздно. Сейчас мой зов по отношению к вам очень слаб, но чем больше пройдет времени, тем сильнее будут моя жажда и ваша нужда.

— Богдан Алексеевич, вы перечитали книг и пересмотрели фильмов. Я бы рекомендовала вам обратиться к психологу, — высказала все.

Уже хотела встать, когда в ответ мужчина вскинул на меня глаза — они светились ярким зеленым светом.

Чуть не споткнувшись о кресло, я бросилась с балкона прочь и, нервно оглядываясь по сторонам, нет ли рядом его охраны, вызвала такси. Едва дождавшись машины, я сразу отправилась домой. Мне показалось, померещилось. Этот гад что-то подмешал мне в сок.

Ведь не могут же монстры существовать на самом деле?

 

Трофеи берсерков – Мурри Александра

Сразу после выхода из расщелины начиналось каменное поле, ступенчато уходящее вниз. Валуны в два человеческих роста, рельефный гранит блестел от влаги, в каждой выемке накопились лужицы воды.

Беры ловко перепрыгивали с одного неровного и скользкого валуна на другой, им эта местность очень хорошо знакома. Девушки завороженно смотрели вслед удаляющимся фигурам, на то, как плавно и быстро двигались тела мужчин. Ни одного неловкого скольжения или лишнего взмаха руками. Берсерки с ходу взяли свой темп и, очевидно, забыли о балласте в виде трех неуклюжих самок. Или переоценили способности последних.

С первым же шагом по камням, ноги девушек поехали по мокрому мху, который покрывал значительную поверхность гранита. Но ни одна из троицы не пискнула.

Аде в голову закралась идея развернуться и пойти обратно, но она отмела ее как обреченную на неудачу. Почему-то была уверена, что берсерки не отпустят их одних.

Сосредоточившись и приноравливаяь к неустойчивой поверхности под ногами, девушки упрямо двигались вперед. Правда, очень медленно и осторожно. Сломать ногу, руку, шею или отбить копчик, им не улыбалось.

Преодолев больше половины пути к водопаду, беры наконец оглянулись на отстающих. К этому времени Лисичка решила, что передвигаться, используя пять опорных точек, - руки, ноги и попу, - гораздо удобнее и безопаснее. Ада с Ханной продолжали балансировать на двоих конечностях, раскинув для равновесия руки в стороны и долго примериваясь, прежде чем сделать следующий шаг.

Денис тихо выругался. Беры не привыкли оглядываться друг на друга, уверенные в силе и выносливости каждого из своего вида. И теперь не учли, что с ними идут вовсе не берсерки. Тем более не воины.

С той же скоростью, что и спускались, они побежали обратно наверх. Борис, несмотря на комплекцию, скакал по валунам быстрее других. Не долго думая, он поднял опешившую Нессу на руки и все также ловко понесся вниз. Аки горный козлик с белочкой на загривке.

-Не урони! - крикнула Ханна вслед. Она хоть и нарекла козлом другого бера, но готова пересмотреть звания и титулы.

К ней подбежал Велислав, его губы пытаются изобразить милую улыбку, кудри подпрыгивают в такт шагам.

-Только посмей, - предупредила Ханна.

Смелости Велиславу не занимать.

-Мы этот этап уже прошли, - парировал он.

И в силе и в скорости Велислав превосходил лису, спорить не имел никакого желания. Стремительно потянул за выставленную вперед в останавливающем жесте руку, и опрокинул девушку на себя. Скользкий мох помог ему в этом. Ханна потеряла основу под ногами и через секунду снова, второй раз за ночь, висела вниз головой на твердом плече. Жестком и совсем неудобном для ее впалого живота.

-Не рычи, а то брошу в холодную воду, - пригрозил бер.

Слава выглядел довольным. От переизбытка веселья занес ладонь над пятой точкой Ханны для шутливого шлепка, но неясное предчувствие заставило остановить руку на полпути к намеченной цели. Лиса не походила на особу, воспринимающую подобные вольности благосклонно. Во всяком случае, пока.

-Мы за вас отвечаем, поэтому не усложняйте нам задачу, - произнес Денис, глядя на Аду.

Она замерла на противоположном от него краю валуна. Казалось, одно движение Дениса в ее сторону, и девушка понесется сломя голову. В прямом смысле, ломая о гранит ноги, руки и саму бедовую головушку.

-Я смогу и сама спуститься, - голос не дрогнул, а полный паники взгляд Ада не поднимала.

-К утру? - вкрадчиво уточнил Денис.

Для него все просто, - есть тот, кто нуждается в помощи, и есть готовый эту помощь оказать. Берсерку не понять Аду. Он никогда не был слабее, не чувствовал своей беспомощности и полной зависимости от того, в чьих руках находишься.

Аде оказалось чрезвычайно сложно преодолеть боязнь и позволить чужому и превосходящему ее в силе оборотню коснуться себя. Не хотелось поворачиваться к нему спиной в ущелии, было не по себе, когда Денис шел впритык за ней. Понимание нелогичности страха не делало это чувство слабее.

Но интуиция, как и прежде, молчала. И пока разум метался в поиске решения, рысь с трепетом ждала, что предпримет знакомый незнакомый бер.

Денису же невыносимо видеть и ощущать страх стоящей напротив девушки. Что такого он ей сделал? Разве давал повод себя бояться? Ладно, пусть давал. Бер убил у нее на глазах другого оборотня, но сделал это защищаясь. Саму девушку оберегая от опасности.

Да, он берсерк и слышал все те сказки и ужасы, что рассказывают про его вид. Большая часть из них выдумки. И он, лично он, и она, именно эта девушка-рысь... Она не должна его бояться. Вся суть Дениса бунтовала против этого. Пугливая отстраненность задевала и заставляла беситься зверя внутри. А выводить его зверя уже и в самом деле опасно.

Страх в глазах врагов всегда приходился кстати и радовал, реакция на берсерка других оборотней, забавляла. Теперь же, неожиданно для себя, Денис впервые испытал досаду от осознания, что его бояться. Также раздражало и то, что девушка не поднимала глаз. Избегала смотреть на бера, будто ей противно.

-Я подниму тебя на руки, осторожно и бережно. И спущу вниз. Если хочешь, можешь залезть мне на спину, - спокойно перечислил Денис, не выказывая клекочущей в нем злости. Упрямство, одна из основных черт его характера.

Отступать он не намеревался, Ада отчетливо поняла это. Протянутая к ней рука с открытой вверх ладонью, продолжала висеть в воздухе. Берсерк ждал.

-Ты готов подставить мне шею? - неверяще уточнила Ада.

-А что, ты замыслила что-то недоброе по отношению ко мне? - берсерк усмехнулся наивности маленькой рыси. Та не смогла бы причинить ему вред, даже застав крепко спящим. Ни малейшей возможности ранить Дениса физически у Ады не было. Мало у кого имелось для этого достаточно силы и умения.

Но еще меньше существовало тех, кто мог ранить его душу. Вернее, таких не существовало вовсе. Похоже, девушка-рысь вот-вот станет первой, способной совершить подобное.

Ада несколько тягостных минут стояла молча и не двигаясь. Не представляя, какие эмоции вызывает в бере, как сильно задевает своим молчанием. Когда тонкие пальцы, самыми кончиками, наконец коснулись ладони Дениса, тот вздрогнул. Не отрывал взгляда от опущенного лица. Напряженный, сдерживающий недовольство зверя и зарождающееся в груди рычание. Зная, что рыком только больше отпугнет.

Осторожное касание прохладных пальчиков к его загрубевшей коже могло поставить берсерка на колени. Осознание этого, - добило.

- Повернись спиной, - попросила Ада.

Не верила, не понимала, но любопытная рысь подняла голову, навострила уши с кисточками и хотела проверить. Что именно, Ада не имела понятия. Если честно, совсем не понимала что происходит. Не понимала ни себя, ни странно покорного разноглазого бера. Ощущала замешательство и смятение, потому что внутренняя дрожь противного и такого привычного страха сменилась на предвкушающую и нежную.

Ожидающую чего? Нежную к кому? Ада отмела вопросы, не готовая принять ответы на них.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям