0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из книжного паровозика "Предзаказов"

Отрывок из книжного паровозика "Предзаказов"

Исключительными правами на произведение «» обладает автор — . Copyright ©

 Принцесса и Генерал - Ольга Гусейнова

Часть 1

В большой квадратной комнате, залитой ярким утренним светом, чуть приглушенным белоснежными легчайшими шторами на высоких окнах, и освежаемой теплым морским бризом, приправленным солью, находились двое. У зависшего в воздухе напротив стены большого экрана стояла высокая, худощавая пожилая женщина в легком, свободного покроя платье в пол с длинными рукавами. Синий цвет подчеркивал естественную бледность ее кожи и яркие, добрые, зеленые глаза. И в тоже время усиливал эффект солидности и некоторой чопорности внешнего облика.

А за небольшим столом у окна сидела девочка-подросток. Милое юное создание — из тех, что смотрят на мир с восторгом и любопытством, — с большими лучистыми голубыми глазами на нежном, слегка загорелом личике; непередаваемо яркими золотистыми волосами, струящимися до талии и закрепленными на висках красивыми заколками в виде бабочек. Подперев щеку кулачком, она с очаровательной, способной растопить самое черствое сердце улыбкой, слушала собеседницу, второй рукой теребя розовый поясок нарядного белого платья.

Пожилая женщина демонстрировала на экране скопления звезд:     

— Мы уже обсуждали — Вселенная бесконечна…

— Мне сложно представить бесконечность, ари Майшель. Ведь у всего есть начало и конец, вроде как…

— Арииль Дарья, это аксиома. Поэтому просто прими как данность. Хотя я согласна с тобой, мне самой сложно это принять. Но давай не отвлекаться от нашей сегодняшней темы.

— Хорошо, ари Майшель. Простите, — улыбка на лице девочки растаяла. Она выпрямила спину, приготовившись внимательно слушать дальше.

— Ничего страшного, мой юный гений, — мягко усмехнулась женщина, — с твоим уровнем интеллекта я бы наоборот обеспокоилась отсутствием вопросов. И решила бы, что тебе совершенно неинтересно.

— Вы самая лучшая учительница во всей бесконечной Вселенной! — хитро блеснув глазами, воскликнула ее подопечная.

— Ну что ж, я рада и давай продолжим. На данный момент изучено семь видов технически развитых, и главное — генетически и фенотипически схожих видов гуманоидов. Перечисли названия их миров.

— Ну… Земля — это моя родина. Самый близкий к ней — Ашран и его колонии. Потом мир Цитран, следующий — Ра-фа; Тру-на-Геш — любимое место отдыха моего брата. Гадавиш и Х'шан.

— Умничка, принцесса! — даже х'шанке невозможно устоять перед природным обаянием этого ребенка. — Давай разберем каждый из них. Земле с тремя колониями мы посвятили много времени, в том числе на биогеографии, надеюсь, ты не забыла, что должен знать каждый гражданин Земли.

— Мой показатель знаний по этому предмету — высший, ари Майшель. Я примерный гражданин своего мира.

— Ну-ну, не зазнавайся, — улыбнулась пожилая женщина, — и не отвлекайся. Итак, именно твои соплеменники основали Галактический Союз. В процессе дальнейшего освоения космоса к нему присоединились три планеты звездной системы Ашран, включая два заселенных спутника.

Одновременно на экране для лучшего усвоения программы демонстрировались виды планеты. Сначала все увеличивающийся шар из космоса, затем наиболее характерные природные зоны, растения, животные, пейзажи, застройку, достижения цивилизации и, конечно же, население. 

— Они такие смешные, — девочка хихикнула и выпалила: — Миша их слонопотамами зовет. Потому что они медлительные, скучные и занудные. Плечи узкие, а попа и ноги — толстые и широкие. Таких огромных башмаков, наверное, ни у кого больше нет. Во всей вселенной.

— Твой брат, Дарья, иногда забывает о необходимости контролировать свой язык в присутствии маленькой арииль. Хотя пора бы научиться, если он хочет стать дипломатом, как и отец, — в голосе учительницы прорезались нотки укоризны.

— Вы еще не в курсе? Он сбежал в военную академию, и папа в ярости, — выпалила свежие новости Даша, по-детски радуясь, что хоть чем-то удивила учительницу.

— Думаю, ваш отец скоро простит сына. Он давно понял, что дипломатия не стезя Михаила.

— Вчера папа по секрету говорил дедушке, чтобы мама не слышала, что он не злится на Мишу. А маму поддерживал, пока она ругалась, чтобы его самого не обвинила в бесчувственности, ведь Мишу необходимо предостеречь от ужасного будущего — стать военным и подвергать свою жизнь опасности.

— Подслушивать разговоры взрослых — дурной тон, Дарья. Хорошо воспитанные арииль так никогда не поступают, — строго прокомментировала услышанное почтенная ари.

— Простите, ари Майшель, я просто… нечаянно. Мимо проходила…

— Достаточно, давай продолжим. Так вот ашранцы… хм-м, несколько крупные снизу и менее объемные сверху. Таков их отличительный фенотип. Но всему виной гравитация их планеты прародительницы. Да, они медлительны, в сравнении с другими известными нам видами, но и более уравновешенные, вдумчивы, логичны. Поверь, Дарья, если отстраниться от их внешности, то увидишь очень много положительных черт у этой расы. У них крепкие, гармоничные семьи, что привлекает женщин других рас, на союз с которыми ашранцы весьма охотно идут. За всю историю развития Ашрана были только две войны и…

— Папа говорил, что слонопота… ашранцы не любят воевать в открытую, они просто тихонечко травят всех врагов. Так их хроники рассказывают… и недовольные соседи.

— Ну…

— А брат добавил, что не удивительно тогда, почему лучшими химиками и биологами считаются ашранцы.

Учительница с неудовольствием посмотрела на ученицу, заставив ту конфузливо замолчать, и продолжила:

— Жители Цитрана и четырёх его колоний — красивая раса, почти полностью схожая с землянами. Цитранцы в девяноста девяти случаях из ста — эмпаты. Именно земляне первыми назвали их энергетиками за способность управлять различными видами внутренних энергий. Лучших целителей, философов подарил Союзу именно Цитран. Слабые стороны: слишком уязвимая нервная система — любой эмоциональный срыв ведет к дисбалансу энергии и тяжелым физическим последствиям для их представителей. Предпочитают не смешивать свою расу с другими, опасаясь эмоциональных встрясок и угрозе цельности своего внутреннего мира. 

— Ага, невротики они.

— Это папа так считает? — осторожно осведомилась Майшель.

— Нет, мама. Она один раз сорвалась и на Мишку наорала за драку: он из больницы звонил, попал в очередную авантюру. А цитранка, мамина приятельница по фитнес-клубу, в обмороке два часа валялась. Слишком чувствительная к негативным эмоциям оказалась.

Майшель снисходительно покачала головой и продолжила, никак не комментируя замечания непосредственной девочки:

— Ра–фа и всего одна его колония. Мир океанов; повышенная влажность. Представители — гуманоидная раса рафанов или циклопов, как называют их земляне, с одним глазом и зеленоватой, очень плотной кожей. Самая миролюбивая раса, хотя по их внешнему, вечно хмурому виду не скажешь. Но не обманывайся, Дарья, из рафанов получаются самые преданные друзья и союзники. И лучшие хозяйственники. Они слишком большое внимание уделяют порядку окружающих вещей, ценят их, и еще большие чистюли…

— Куркули и скупердяи…

Майшель уже раздраженно стукнула ладонью по столу, призывая ученицу к порядку.

— Следующий мир Тру-на-Геш. Очень жаркий сухой климат на центральной планете. Коренные жители невысокие, в сравнении с большинством известных разумных рас, худощавые, не обладают ярко выраженной физической силой, зато наделены весьма яркой внешностью, которую еще более подчеркивают…

— Райские птички, как брат называет…   

— …прекрасные торговцы. Отлично управляются в сфере развлечений и туризма. Охотно вступают в брачные союзы, правда, на длительные связи, в принципе, не способны. Отличаются нестабильной психикой, темпераментные, вспыльчивые, влюбчивые, склонные к эпатажу и чересчур экзальтированные. И пугливы по натуре.

— Мы были там в прошлом году. Они так броско одеваются, что у меня в глазах рябило… — тихонько, но весело заметила непоседа.

 Женщина не выдержала и согласно хмыкнула.

— Предпоследний и самый удаленный мир — Гадавиш. Иначе его называют Темным миром. Погодные условия на родовой планете суровые. Представители вида отличаются смуглой кожей, исключительно темным цветом волос и глаз. Сильные, умные, хитрые. Самые крупные физически из изучаемых гуманоидных рас. Отличительная черта — повышенная агрессивность. В Союзе пока в статусе наблюдателей. Проживающие на других планетах представители Гадавиша выбирают военную службу. Или становятся наемниками. Только за последние сто лет пережили две внутренние войны. И в последние годы именно их мир стал поставщиком новейшего оружия. Завалили буквально…

— Вы их не любите? — неуверенно спросила Даша. — Но ведь они ваши ближайшие соседи?

Х'шанка поморщилась, досадуя на себя, ибо ее личное отношение к этой расе прорвалось в голосе. Непедагогично вышло.

— Это не имеет к уроку отношения. Сейчас мы с тобой рассматриваем общие характеристики известных нам рас, входящих в Галактический Союз. Менее известные и негуманоидные оставим до следующего занятия. Теперь перейдем к месту твоего нынешнего проживания — планете Х'ар и моему миру Х'шан.

— Он потрясающий, — восторженно выдохнула Дарья к большому удовольствию учительницы. — А Х'ар — планета туманов, гор и морей. А какие цветы у вас растут, а из облаков почти руками можно фигуры лепить, только чуть-чуть надо повыше залезть и…

— Все-все, я поняла и разделяю восторг от моей планеты, — засмеялась Майшель, с удовольствием глядя на землянку.

Девочка Дарья или Даша, как к ней обращаются родные, с первой встречи очень понравилась х'шанке детской непосредственностью, добротой и легким покладистым характером. Когда два месяца назад ари Майшель пригласили в дом нового посла Земли, чтобы преподавать у его отпрыска, она сомневалась, стоит ли соглашаться. О землянах   знала из межгалактических новостных каналов и по рассказам соотечественников, которые обслуживали их межзвездники в космопорте, соответственно, и прибывших по делам людей. И прославились земляне отнюдь не сдержанностью и спокойствием, что присущи х'шанцам, нет. Скорее — несдержанностью, хитростью и эмоциональностью. Что было так не привычно для пожилой ари на первых порах.

— Ари, расскажите мне побольше о вашем мире и людях, — состроила умоляющее выражение лица хитрющая Даша, как ей предложила называть девочку супруга посла — Анна Михайловна Шалая.

По мнению Майшель Теш'ар, мать девочки слишком баловала ее нарядами, разными безделушками и потакала капризам. Анна Шалая постоянно называла дочь принцессой и пестовала в ней замашки сказочного персонажа или представителя давно ушедших в небытие древних сословий Земли. Дотошная, любознательная х'шанка даже уделила этому вопросу время, чтобы найти во всеобщей киберпаутине информацию по теме королевской семьи. Чем они таким выделялись из общей массы? Чем славились? Оказалось, кроме дворцов, нарядов и нарочито вычурного воспитания, в общем-то, ничем.

— Даша, понятие «люди» к х'шанцам не применим. Хотя геном и фенотип очень схожи.

— Но вчера вы сказали, что все расы, входящие сейчас в Галактический Союз, можно объединить одним понятием — человечество…

— Ты плохо слушала, арииль, — наставительно заметила Майшель. — Люди — именно земное, узкое понятие. В ходе освоения космоса и межпланетного сотрудничества, по мере выявления расового многообразия терминология претерпела изменения. Так вот, человек, в первую очередь, существо, которое несет следы биогенетической, социокультурной и космофизической эволюции. А человечество — это совокупность рас, имеющих определенные схожие биологические и социальные признаки.

— Упустила этот момент, — смущенно выдохнула Даша.

— Принцесса, — женщина специально использовала ласковое обращение матери девочки, — ничего страшного в этом нет. Ты совсем еще ребенок, хотя и весьма умный. И в двенадцать лет знаешь гораздо больше, чем многие человеки уже в возрасте.

Учительница, подойдя к девочке, обняла ее за плечи и слегка сжала ободряюще. Она частенько замечала этот успокаивающий жест у землян и изредка использовала его, общаясь с девочкой.

— Я вундеркинд. Так папа говорит, — гордо улыбаясь, заявила Даша.

— Да, но почему-то отличные результаты показываешь большей частью в изучении тех предметов, которые тебе интересны.

— А остальные неинтересные и…

— Остальные в жизни тоже пригодятся. Так, мы снова отвлеклись. Давай перейдем к нашей теме. Что ты уже знаешь о моей родине?

Даша пожала плечиками, потеребила золотистый локон и начала перечислять:

— Звезда называется Х'шан. Центральная родовая планета — Х'ар. После начала освоения космоса были открыты и заселены еще семь планет в расположенных рядом звездных системах, которые теперь образуют ваш мир. Климат на всех разный. Х'шанцы высокорослые, худощавые, но с крепким телосложением. Из-за особенностей климата на родовой планете и интенсивности излучения вашей звезды х'шанцы белокожие, все, без исключения, светловолосые. Лишь цвет радужки отличается интенсивностью и яркостью, а глаза устроены так, что вы видите лучше землян в темноте. Ари, а почему, кстати, у вас нет кареглазых и шатенов?

Учительница присела на стул, сложив на коленях руки в тоненьких, молочного, почти не отличимого от цвета ее кожи перчатках, и пояснила:

— Это генетическая особенность. Организм х'шанца вырабатывает ограниченное количество пигмента — вещества окрашивающего кожу, волосы и глаза, — ари Майшель воспользовалась коммуникатором, на несколько секунд заглянув в справочник, и продолжила, — меланина, по земному. Который скапливается глубоко, в четвертом-пятом слое радужки, проявляясь голубыми, синими и даже фиолетовыми оттенками, а при неравномерном распределении — зеленым и серым цветом глаз.

— Мишка вас альбиносами зовет, — хихикнула девочка, но по поджавшимся губам учителя поняв, что снова перегнула палку, смутилась, опустив взгляд в пол. — Ой, простите, ари.

— Вы с братом очень похожи не только внешне, оба не умеете сдерживать свои порывы, особенно язык. Несмотря на то, что ему уже двадцать, а вам арииль — двенадцать. А ведете себя как дети малые, — укоризненно, но тихо заметила ари Майшель. — Поверь, Дарья, умение молчать и слушать — весьма полезные и ценные качества. Если ты усвоишь это, в будущем они не раз выручат от неприятностей и конфузов.

Юная непоседа уныло кивнула:

— Да, папа и мама усиленно борются с этим нашим недостатком. И точь-в-точь как вы говорят…

— Посол и его супруга — умные люди, достойные представители Земли и весьма воспитанные. За это их и ценят на Х'аре. Уважают.

— Я, честное слово, буду теперь следить за своим языком. Очень хочу походить на х'шанцев! — искренне выдохнула девочка, порывисто прижав кулачки к груди.

— А почему именно на нас? Чем тебя твой народ не устраивает? — удивилась ари Майшель.

Даша взглянула на окно, словно собираясь с мыслями, но промолчала, упрямо поджав губы.

— Хорошо, постараемся сделать из тебя образцовую х'шанку, — улыбнулась женщина. Она уже не раз замечала свою ученицу разглядывающей в окно соседний дом, но пока не узнала, что же там ее заинтересовало.

— Продолжим, арииль. С общей информацией ты знакома, это похвально. Перейдем к обычаям и традициям. Х'шанцы крайне редко вступают в межрасовые брачные союзы и…

— А почему? — в недоумении приподняла золотистые бровки девочка. — Вы не любите землян?

— Нет, детка, дело совсем не в этом. Просто особенность самих х'шанцев. В нашей крови присутствуют локусы… Это такие аминокислотные соединения, скажем так, обрывки ДНК, которые при смешивании с другими начинают объединяться… Подробнее об этом ты узнаешь в следующем году на курсе физиологии и анатомии человека. А коротко пока скажу, что у представителей других известных нам сейчас рас и схожих с нами генетически, естественно, так же имеются схожие виды локусов, но они недоразвиты. И только у двух процентов чужаков развиты достаточно для образования полноценной связи с х'шанцем. Более того, ваши считают это вредной мутацией, фактически болезнью.

— А без этих локусов жениться вам нельзя? — Даша расстроено глядела на учительницу большими глазами цвета неба.

Майшель сама, как только что Даша, хихикнула, затем ответила смутившись:

— Можно, принцесса. Только если х'шанец будет твердо уверен, что любовь, например, землянки к нему навсегда. До самой смерти.

Глаза девочки загадочно и довольно блеснули, на симпатичном личике расцвело облегчение.

— Давайте продолжим, — поторопила она учительницу, заставив ту удивленно весело хмыкнуть.

— Хорошо, перейдем к разбору культурных особенностей известных рас…

Урок продолжился дальше.

*** 

Даша украдкой, опасаясь быть обнаруженной за интересным, но сомнительным в плане одобрения родными времяпрепровождением, смотрела в окно. С обозреваемой девочкой стороны здания окружающая комплекс посольства Земли парковая зона узкая и заканчивается невысоким белым ажурным ограждением, за которым начинается территория с поместьями высших чинов Х'ара. И непосредственно к посольскому парку примыкает сад, принадлежащий х'шету — военачальнику, или, по - земному, генералу Гиясу Хеш'ару.

Наконец-то клубившийся среди густой зелени туман рассеялся; и девочке стала видна небольшая площадка среди деревьев, с расставленными на ней спортивными снарядами. На одном из них, силовом, тренировался высокий, обнаженный до пояса парень в черных спортивных штанах. Его молочного оттенка кожа блестела от пота, мышцы бугрились от напряжения, а длинную белоснежную косу он закрепил на макушке. Завершив тренировку, объект Дашиного повышенного внимания и даже больше — обожания и восхищения, легко и плавно спрыгнул на землю. Смахнул пот со лба, наклонился и, подняв с травы бутылку с водой, жадно глотнул, затем, полив на лицо, довольно отфыркался и снова вытерся ладонью.

Девочка мысленно вздыхала, день за днем обдумывая: как бы познакомиться с этим соседом-атлетом. Из вскользь брошенных слов брата узнала, что он сын влиятельного х'шанца — генерала Гияса Хеш'ара, возглавляющего подразделение, которое руководит службой, отвечающей за внешнюю безопасность посольств, расположенных на Х'аре, а так же консульств на семи других планетах х'шанцев. За два месяца, что ее семья живет на Х'аре, генерал приходил в дом посла всего два раза, но встретиться с ним лично ей не приходилось.

Стараясь не выказывать повышенного интереса, Даша выяснила у отца, что генерал давно и счастливо женат, у него есть сын, почти ровесник Мишки. Конечно, новость, что тому парню уже девятнадцать лет немного огорчила девочку: разница в семь лет показалась слишком большой, но этот недостаток она с легкостью простила привлекательному х'шанцу. Ведь он для нее — словно эльф из волшебной земной сказки, которые она так любит читать. Даже кончики ушей у х'шанцев острые, а благородная бледность и блондинистость навевают ассоциации с древним, сказочным, эльфийским народом. Осталось каким-то образом познакомиться с привлекающим ее внимание соседом.

Ежедневно прогуливаясь в пограничной части парка, Даша краем глаза наблюдала сквозь прутья за, кажется, постоянно тренировавшимся на «железяках» генеральским сыном. Иногда к нему присоединялась пара его таких же великовозрастных друзей-качков. Невольно возникал вопрос: неужели у предмета ее грез нет других, более интересных занятий? Например, новую статью по очередным открытиям в биоинженерии почитать… там столько всего занятного попадается.

Даша тяжко вздохнула и задела занавеску, а парень в соседнем саду неожиданно резко повернулся в ее сторону и уставился точно в окно, из которого она наблюдала. На красивом лице «эльфа» появилась снисходительная ухмылка. Щеки девочки окатил жар стыда — ее поймали за подглядыванием; мало ли, вдруг подумает неизвестно что. Злясь на себя, она топнула ногой в красивой розовой туфельке в тон пояска на белом платьице и ярким заколкам, поддерживающим массу золотистых волос на висках.

— Арииль Даша… — позвала с лестницы прислуга.

Быстро отойдя от окна, маленькая землянка сделала вид, что идет из своей комнаты, направляясь вниз, в столовую. Поднимающаяся по лестнице горничная улыбнулась девочке:

— Родители зовут вас в гостиную. Пришел х'шет Хеш'ар, и ваш отец, наверно, хочет вас представить и…

Недослушав горничную, Даша сорвалась с места и понеслась вниз. Теперь у нее есть шанс попасть на ту сторону, за ограду. А все, потому что традиции х'шанцев отличаются от земных. Например, категорически запрещалось нарушать границы. И не важно какие: территориальные, личностные или этические. Без приглашения нельзя заявиться в чужой сад. У х'шанцев не принято прикасаться друг к другу, если вы не входите в ближний семейный круг, и уж тем более — обниматься или пожимать руки. Ведь тем самым вы так же нарушаете личные границы.

Эти беловолосые, необыкновенно спокойные, вежливые… человеки, как их весело называет Мишка, буквально средоточие выдержки и такта. Даша тоже не любила, когда ее личное жизненное пространство нарушали посторонние, особенно подходили близко во время разговора. Она неизменно уклонялась от тесного контакта и лишь к родным ластилась словно котенок.

У двери в гостевую часть посольского дома девочка остановилась, глубоко вздохнула, одернула платье и нерешительно вошла в комнату.

— Добрый день, — солнечно улыбнулась она собравшимся в нарядной, обставленной и отделанной в соответствии с традициями ее родины гостиной родителям: послу Сергею Дмитриевичу Шалому — невысокому, но весьма симпатичному блондину в строгом синем костюме и его супруге Анне Михайловне — миниатюрной, красивой, голубоглазой, золотистой блондинке, и гостю — тому самому х'шету Гиясу Хеш'ару.

Генерал, как и большинство его соплеменников, высокого роста и на целую голову выше посла, стройный, поджарый мужчина. Черная форма военного еще больше подчеркивает его силу. Дашу больше заинтересовало лицо гостя: немного вытянутое, овальное. Белоснежные волосы, свойственного всем х'шанцам цвета, зачесаны назад и заплетены в толстую косу, открыв высокий «умный» лоб. Полные губы х'шета поджаты, крылья прямого носа чуть трепещут, будто он в нетерпении. Под густыми серыми бровями блестят яркие зеленые глаза.

Даша оробела под пронизывающим взглядом х'шета, подошла к маме и взяла ее за руку.

— Позвольте вам представить нашу дочь — Дарью Сергеевну Шалую. Наш старший сын, Михаил, сейчас отсутствует. Он решил поступить в военную академию, — Анна Михайловна не смогла скрыть разочарованных, сердитых ноток в голосе, говоря о сыне, но х'шет отметил гордость, с которой эта хрупкая красивая женщина представляла свою дочь.

— Ваша дочь — прелестная юная арииль, ари Анна, и очень похожа на вас, — мягко улыбнулся генерал, глядя на Дашу. Девочка расслабилась и одарила его ответной улыбкой, которая неизменно согревала любое сердце. — А ваш сын — настоящий мужчина, раз решил посвятить свою жизнь защите родины и мира в Галактическом Союзе. Мой сын Лейс тоже готовится поступить в военную академию в следующем году.

— Я уверена, он станет генералом, как и вы, — не сдержалась и выдохнула Даша.

— Почему ты так думаешь, дитя? — весело усмехнулся х'шет.

— Он целыми днями тренируется. Остается вопрос, когда он теоретическую часть успевает учить?! Я видела: Мишка сутками из сети не вылезал, зубрил многие предметы…

— Выходит, ты знала, что он… что… — Анна Михайловна, опешив, не могла подобрать слов после признания дочери, оказывается, бывшей в курсе намерений старшего отпрыска сбежать из дипкорпуса в академию.

Даша виновато пожала плечиками и, состроив умильную гримаску, тихо оправдалась:

— Прости, мамочка. Но Миша с меня слово взял никому не рассказывать. А ему моя помощь по кибернетике нужна была. И еще по паре непрофильных, но обязательных предметов…

— Cколько же вам лет, арииль? Если помогаете брату в академию поступать… — пришла очередь удивиться генералу.

— Ей двенадцать, хотя выглядит на десять, не больше. — Анна Шалая обняла дочь в защитном жесте, отодвинув на второй план расстройство поведением сына.

— Десять лет назад меня назначили послом на Ра-Фа, — поторопился объяснить посол, зная, насколько болезненно жена воспринимает все, связанное с дочерью. — Естественно, моя семья последовала за мной. Климат там, сами знаете, очень влажный, а Даше тогда еще двух не исполнилось. Мы подхватили какой-то вирус, взрослые переболели легко, а дочь… физически чуть медленнее развивается, чем положено.

— Зато задержка в физическом развитии с лихвой компенсируется умственным! Я вундеркинд… — Даша задрала подбородок и весело посмотрела на генерала.

Тот факт, что она развивается медленнее, чем обычные дети людей в этом возрасте, на данный момент ее нисколько не волнует. Тяга к знаниям преобладает над естественным желанием детей к общению с себе подобными, поэтому ущербной она себя не чувствует. Куда интереснее общаться со взрослыми, которые знают ответы на множество вопросов.

— Приношу извинения за бестактный вопрос, — х'шанец чувствовал себя неудобно из-за поднятой по неведению темы.

— Ниче…

— А у вас в саду столько тренажеров! — Даша быстренько вмешалась в расшаркивания взрослых, четко уловив момент, когда можно получить желаемое. — Пожалуйста, разрешите мне на них позаниматься… для общего развития.

Бросив сквозь золотистые реснички пытливый, жаждущий согласия взгляд на генерала, девочка почти не дышала.

— Принцесса, у нас есть целый спортивный зал к твоим услугам. — Посол нахмурился, посмотрев на явно напрашивающуюся в гости дочь.

— Конечно, занимайтесь, арииль Дарья. Хотя должен предупредить: те тренажеры несколько другие, чем требуются вам.

— Благодарю вас, — Даша с трудом сдержалась, чтобы не захлопать от радости в ладоши. — Я там ничего не испорчу и не сломаю, честное слово.

— Думаю, что это, действительно, маловероятно, — снисходительно усмехнулся х'шет. — Тренажеры в саду рассчитаны на большие нагрузки. Я сейчас внесу ваш код в систему защиты моего дома.

Пока он набирал какие-то данные на коммуникаторе, собеседников пригласили к столу, а Даша дернула мать за руку и шепнула:

— Мам, можно я пойду погуляю? Я все уроки сделала, ари Майшель уже ушла и…

Анна Михайловна, знавшая свою дочь гораздо лучше, чем та думала, с улыбкой согласилась.

Спустя пару минут Даша торопливо шла по дорожке к узенькой автоматической двери, ведущей с территории посольства Земли в сад, принадлежащий х'шанцам.

Затаив дыхание, девочка подошла к двери, как делала не раз до сегодняшнего дня, но сейчас та бесшумно отъехала в сторону, открыв проход. Даша представила себя Гердой, заглянувшей в сад безумной старушки-садовницы в поисках Кая. Шагнула на чужую территорию и остановилась в нерешительности. Из окна третьего этажа все видела как на ладони. А сейчас специфика климата Х'ары мешает и путает. Сгустки тумана, круглый год царящего на планете, не дают толком разглядеть, куда именно идти.

Туман словно играл с Дашей в прятки, появляясь то тут, то там рваными облачками. Теперь девочка вообразила себя Алисой в Зазеркалье, направившейся навстречу приключениям. Пройдя сквозь очередную облачную завесу, она оказалась на открытом пространстве, мягко освещенном х'шаном, лучи которого отражались от гладких и блестящих поверхностей тренажеров. У одного из них, сидя на траве, младший Хеш'ар увлеченно листал такой же киберучебник, как и у нее. Темный полупрозрачный экран завис на уровне глаз молодого х'шанца, маленький проектор тоже стоит прямо на земле. Закончив тренировку, парень надел похожую на футболку одежду с коротким рукавом, слегка мятую. На руках у него привычные на этой планете перчатки, только темного цвета. Но вот босые ноги удивили маленькую незваную гостью.  

Даша неуверенно улыбнулась, отметив десятки букв, знаков и цветные картинки, пробегающие по бледному лицу парня. Судя по всему, он изучал сейчас лекции по астрономии. Совсем как она недавно. Сделав пару шагов, она с улыбкой поприветствовала х'шанца:

— Здравствуйте. А я знаю, что вас зовут Лейс. И ваш папа сказал: вы скоро станете генералом, вернее — х'шетом.

Парень поднял глаза на девочку. Его губы дрогнули в ответной улыбке, но прежде чем ответить, он деактивировал интерактивный учебник.

— Уверен, это вы, арииль, сочли меня достойным звания х'шета, потому что отец так не считает.

Даша покраснела и сжала кулаки, прижав их к бедрам. Помявшись, она решилась продолжить разговор:

— Вы столько тренируетесь, что точно станете генералом. — Потом все же высказала свои сомнения: — Но если честно, мне кажется, быть военным скучно.

Лейс положил руки на колени и с любопытством рассматривал симпатичную забавную особу, которая частенько подглядывала за ним. От отца он знал, что у посла Земли есть дочь и догадался, кто его гостья. И хотя она мало его интересовала, но обижать невниманием ребенка, представителя чужой расы, — не вежливо и не разумно.

— Ты всегда наряжаешься подобным образом, как кукла? — все-таки не выдержал он и полюбопытствовал. — Или сегодня праздник у вас… какой-нибудь?

После нелестного сравнения Даша сначала растерялась, невольно провела ладонью по легкому наряду, поправила заколки на волосах, а потом пояснила несведущему чужаку:

— Я одета, как принцесса! Мы с мамой очень любим сказки и историю Земли. Мама говорит: у каждой девочки может быть своя фишка. Я маленькая принцесса в семье.

— Это кто такие? — серые брови Лейса, при ближайшем рассмотрении оказавшегося очень похожим на своего отца, приподнялись в удивлении.

«Видимо, когда вырастет, будет копией генерала Гияса, — решила Даша, — прямо как Мишка в папу пошел… кроме любви к дипломатии».

Услышав вопрос, она почувствовала себя более уверенно, подошла к Лейсу и чинно присела рядышком, аккуратно расправив платье вокруг себя так, что подол касался ног х'шанца. Тот следил за землянкой недоуменным взглядом: не привык к тому, чтобы так бесцеремонно нарушали его личное пространство. Но любопытство пересилило невольное раздражение, когда Даша подвинула к себе его киберучебник и, активировав экран, быстро вошла в общую сеть. Ввела личный пароль, создала поисковик и быстро выбрала несколько картинок и статей о принцессах. Причем картинки выбрала самые красивые и яркие — из волшебных сказок, а не изображения реальных людей:

— Вот, смотри. Эти сказочные, а вот настоящие, правда, все они давно умерли. На Земле, конечно, сохранились потомки нескольких древних королевских фамилий, но их совсем мало осталось. Семья моей мамы как раз из таких, с голубой кровью, хотя разбавили ее знатно, как она говорит. А от фамильных состояний не осталось ни гроша.

— У вас голубая кровь? — опешил парень.

Даша звонко рассмеялась:

— Нет, это земная метафора, переносный смысл у аристократии.

Лейс быстро ознакомился с информацией о принцессах; просматривая картинки, он улыбался во весь рот. Даша же, раздражалась из-за экрана, не в полной мере отображавшего красивые блестящие картинки. Плюнув на осторожность при общении с чужаками, тем более другой расы, о которой вечно твердят родители, она подвинула к себе устройство и достала из кармана, отлично замаскированного в боковом шве, чтобы не портил внешний вид платья, оттопыриваясь, свой любимый набор.

— Прости, у тебя устаревший кибер. Сейчас я тут кое-что поправлю, обновлю прогу, и будет чики-поки.

— Это последняя модель и лучше не… — Лейс успел только рот открыть, когда девчонка, скептически взглянув на него, шустро разобрала кибер.

Затем она поковырялась в нем и так же легко собрала обратно. Фыркнув, снова активировала устройство и углубилась в настройки экрана. Уже через пару минут перед лицом изумленного х'шанца висел экран, демонстрирующий земных волшебниц и сказочных принцесс во всей красе.

И эффект был потрясающий, с полным погружением, словно принцессы живые. Казалось, даже кожа настоящая, а уж как блестели наряды и украшения… Нет, такого эффекта, конечно, легко добиться, но не на киберучебнике же…

— А тебе сколько лет, арииль? И как зовут? — оценивающе на нее посмотрев, не без почтения спросил Лейс.

— Дарья, можно Даша, — довольная произведенным благоприятным впечатлением, ответила она с улыбкой. — Мне двенадцать лет, ты не смотри, что я такая маленькая. Когда мне было два года, родители уговорили маму сделать мне «прививку красоты». Не знаю, в курсе ли ты, но это программа коррекции, которая улучшает характеристики личного генотипа…

— …я в курсе, ариииль, — перебил парень, еще больше удивленный насыщенным нетипичным словарным запасом ребенка.

— …а, ясно, — воодушевилась Даша началом диалога и поспешила продолжить, — ну так вот, прививку сделали, а тут папе назначение на Ра-Фа пришло. Отказаться нельзя, мы и полетели. А там эпидемия какой-то местной гадости была. Все переболели — и ничего. А я вот из-за красоты своей пострадала, получается. Долго проболела, а позже выяснилось, что теперь и чуть медленнее расту. Зато умна не по годам.

— Видимо, твоя скромность тоже медленно растет? — с иронией спросил Лейс.

Даша смутилась, отведя глаза:

— Нет, это брат так говорит. И другие тоже. Я вундеркинд.

— Понятно, — воспитанный х'шанец счел, что достаточно пообщался с разговорчивой арииль, — ты прости, мне заниматься надо. Через полгода экзамены в академию…

— Если хочешь, я могу чем-нибудь помочь?! — встрепенулась Даша, совсем-совсем не желая уходить.

— И чем? — усмехнулся Лейс. — Сдашь за меня норматив по физической подготовке?

Девочка пожала плечами и серьезно заявила:

— Я, конечно, больше по части биологии, кибернетике там, математике и… — парень встал, отряхивая штаны от травы, а Даша быстро добавила: — Знаешь, я с удовольствием попробовала бы твои тренажеры. Никогда таких не видела. Вдруг мне понравится и… и… и я придумаю каким образом тебе с ними помочь на экзаменах.

— Прости, принцесса, но Хеш'ары никогда за чужой счет не выезжали, ни на экзаменах, ни в бою, ни в жизни! — уверенно отказался Лейс, которому надоело возиться с разряженной малявкой, едва достающей ему до груди.

— Но, может, тогда ты просто покажешь, как на них заниматься? — уныло спросила Дарья. — Твой папа сказал, что это поможет мне укрепить здоровье…

Последний довод был самым веским, и он сработал. Правда не так, как она рассчитывала.

— Ну раз ты так хочешь, то идем, — с каким-то странным веселым предвкушением ответил Лейс.

Он подошел к тренажеру, представляющему собой несколько огромных колец, в одном из которых закреплено кресло, поднял землянку, мысленно подивившись ее легкости, почти невесомости, и помог устроиться внутри этого устройства. Затем зафиксировал торс, руки и ноги девочки. Разглядев ее розовые нарядные туфельки-лодочки с блестками, криво ухмыльнулся.

Даша испугалась, но виду старалась не подавать, в надежде завоевать доверие и дружбу Лейса, но уверенность в своих силах таяла как прошлогодний снег. Теперь она сравнила себя с бабочкой, пришпиленной в центре незнакомого механизма. Потенциальный друг тем временем активировал тренажер со своего браслета. Кольца пришли в движение и начали крутить девочку во всех направлениях в трех плоскостях. Платье облепило ноги бедняжки, волосы развевались словно паруса, от страха она зажмурилась, а руками рефлекторно вцепилась в поручни.

— Может остановить? — услышала она спокойный, слегка снисходительный голос «тренера».

— Нее… — смогла лишь упрямо прохрипеть Даша. Ей казалось, что внутри у нее все оторвалось и смешалось. Горечь подступила к горлу. Но девочка упорно молчала, потому что боялась показаться слабой, признаться, что ей страшно, ведь тогда красивый сильный «эльф» не захочет с ней ни дружить, ни общаться.

Даша даже не поняла, когда Лейс, выглядевший растерянным и виноватым, остановил тренажер и потянулся ее освободить. С трудом разжал побелевшие от напряжения пальчики, вытащил и поставил Дашу на землю. Она приоткрыла глаза: все продолжало кружиться в бешеном темпе. Не выдержав непривычной перегрузки, маленькая исследовательница, пошатываясь, на подгибающихся ногах шагнула к кустам и, упав на колени, вывернула содержимое желудка на землю.

Лейс стоял рядом и мысленно ругал себя последними словами за то, что заставил ребенка, проявившего любопытство, пройти настоящее испытание, ведь его самого в первые разы тошнило не меньше. Стыдно признать, но яркая, нарядная, умненькая девочка чем-то его задела, зацепила. А он не переносил непонятностей и сюрпризов — слишком привык к предсказуемости окружающих.

Наконец ее худенькое детское тельце в белом платьице перестало судорожно вздрагивать в рвотных позывах. Он наклонился и осторожно, удивившись шелковистости красивых белокурых волос, осторожно убрал их назад, спросил:

— Полегче стало?  Ты меня пр….

— Прости, Лейс. Я нечаянно… — всхлипнула, а потом попросила охрипшим голосом Даша, донельзя удивив парня, заслуженно ожидавшего жалоб, обвинений, брани, а тут… — если ты не сердишься, что я здесь… в общем, в первый раз не очень получилось, я сначала на другом снаряде потренируюсь… потом… завтра. А пока, пожалуй, пойду, наверняка меня мама обыскалась.

Маленькая принцесса встала, пряча заплаканное покрасневшее личико, и на нетвердых ногах пошла прочь. Лейс же впервые в жизни испытывал невероятное чувство вины, стыда, разочарования собой. Словно растоптал что-то светлое, хрупкое и беззащитное. Это стало неприятным жизненным опытом.

* * *

Сегодня Даше казалось, что столь любимые раньше уроки, тянутся невыносимо долго. Даже ари Майшель спросила о самочувствии ученицы, обеспокоившись после третьего ответа невпопад.

У заветной двери на чужую, теперь прочно обосновавшуюся в Дашином воображении как сказочную территорию, она остановилась, проверила держатся ли оба хвостика, в которые тщательно убрала волосы, задорно подпрыгивающие при ходьбе. Оправила хорошенький красный комбинезон в белый горошек, с симпатичными кармашками, украшенными застежками-молниями, с широким, кремового цвета поясом, сзади завязанным бантом. В этот раз девочка подготовилась: такой наряд и прическа вполне подходят для тренировок.

К мнению горничной посольства Даршали, выразившей сомнение: «Стоит ли так нарядно одеваться в будний день, да еще для занятий спортом», Даша не прислушалась — хотела исправить первое, несомненно неудачное впечатление Лейса о себе. А что как не красивый наряд поможет исправить первое впечатление, забыть об испачканных кустах в идеально ухоженном саду. По крайне мере, Анна Михайловна частенько замечала, что красивой, хорошо одетой женщине гораздо легче простят любые оплошности.

Глубоко вздохнув, Дарья решительно провела ладошкой у замка и в предвкушении скорой встречи с трудом дождалась, пока автоматическая дверь беззвучно и плавно отъезжала в сторону.

Сегодня не только время играло с девочкой, но и туман задумал поиграть в прятки. Она минут пять блуждала в белом плотном мареве, затем оно резко рассеялось, и Даша увидела знакомый просвет среди невысоких декоративных деревьев.

Она ускорила шаг, потом сорвалась на бег — спешила к новому, как она надеялась, другу. Но, выскочив на лужайку с тренажерами, словно на стену напоролась. Сегодня к Лейсу пришли друзья, те самые трое, которых она видела из окна. Парни в тренировочных черных штанах и светлых футболках расселись на траве и о чем-то не громко спорили, тыкая пальцами в зависший перед ними экран усовершенствованного Дашей кибера.

— Здравствуйте, — немного неуверенно и растерянно улыбнулась она х'шанцам, остановившись в нескольких шагах от них.

— Здравствуй, — спокойно, приветливо ответил Лейс. В отличие от слегка удивленных неожиданным визитом броско одетой маленькой землянки друзей, в его ярких зеленых глазах мелькнуло чувство вины и стыда. — Как твое самочувствие?

Даша неловкости парня не заметила и решила не заострять на вчерашней неудачной тренировке внимания: 

— Доброго дня, Лейс. Не стоит беспокоиться, сегодня я лучше подготовилась к занятиям. — Девочка развела руки в стороны и крутанулась, всем своим видом показывая эту самую подготовленность, привлекая дополнительное внимание парней к своему наряду.

Серебристые брови младшего Хеш'ара взлетели вверх:

— Ты хочешь… тренироваться на моих тренажерах дальше?

— Да, — уверенно кивнула она, — если ты не против. И если я вам, конечно же, не помешаю своим присутствием, — последнее Даша произнесла с внутренним страхом — вдруг сейчас скажут, что мешает. Придется уйти, а так не хочется.

— Ари, вы та самая Дарья? — плавно встал один из парней и направился к ней.

Даша смутилась и неосознанно посмотрела на Лейса в поиске защиты. Постоянно оберегаемая родными из-за перенесенной болезни, она не привыкла вот так как сейчас самостоятельно общаться с незнакомцами, да еще вне дома, поэтому теперь стеснялась и побаивалась, несмотря на то что обратившийся к ней незнакомец неприятного впечатления не произвел, наоборот: красивый, стройный, как и все х'шанцы; с белоснежной гривой волос, отчего-то не заплетенных в косу; голубоглазый и улыбчивый.

— Что вы имеете в виду под выражением «та самая»? — робко улыбаясь приближающемуся парню, спросила Даша, шагнув поближе к Лейсу.

Соседа она считала давно и хорошо знакомым, ведь два месяца за ним наблюдала, привыкла почти как к родственнику. Да и отцу его представлена, поэтому посторонними Хеш'аров уже не воспринимала. Х'шанцы поведение девочки отметили, быстро переглянусь между собой и насмешливо посмотрели на Лейса, ожидая его дальнейших действий. Тот встал, мысленно обругав себя за неподобающее поведение, и поспешил исправить ситуацию:

— Даша, прости за неучтивость. Мои друзья, — сперва он указал на «лохматого», опять тепло улыбнувшегося, — Риш. Живет недалеко от посольского района. Наши семьи дружили еще до нашего рождения. — Затем Лейс взглянул на сероглазого, невысокого по меркам х'шанцев и людей, жилистого парнишку. — Лояр. Думаю, вы с ним быстро найдете общий язык, он не меньше тебя любит копаться в железках…

— Не в железках, а в технике! — синхронно выпалили Даша и Лояр. Затем удивленно переглянулись и рассмеялись.

— Ну вот, я был прав, уже нашли, — усмехнулся Лейс, затем пожал плечо вставшего рядом с ним высоченного плечистого парня. — А это Киш, мы вместе поступаем в академию.

Землянка чинно присела в небольшом реверансе, отчего х'шанцы впали в некий ступор:

— Приятно с вами познакомиться, ары. Дарья Сергеевна Шалая.

— А ты любой кибер улучшить можешь? — заинтересованно и совершенно не обращая внимания на нахмурившегося Лейса, спросил Киш.

— Да, это же проще простого, — улыбнулась Даша, довольная интересом, проявленным друзьями предмета ее обожания. Размечтавшаяся, что он будет гордиться знакомством и даже дружбой с ней, а не тяготиться.

Она уже без стеснения присела на траву, подвинула к себе ближайший кибер и занялась его обновлением. Наблюдая за работой симпатичной маленькой землянки, парни расположились возле нее полукругом и сначала невероятно удивлялись ее умениям и познаниям. Довольно скоро внешний вид гостьи стал делом десятым. И хоть они не перестали считать ее ребенком, но снисходительно-покровительственное отношение уступило место уважительно-дружескому. Кроме того, забавная девочка, подобно яркой звездочке, осветила самый обычный день, привнесла в трудовые будни готовившихся к экзаменам друзей нечто новое, свежее, необычное.

— Дарья, а почему у тебя такие увлечения? Не детские и совсем не девчачьи? — весело удивился Киш.

— Я не ребенок, просто в детстве болела, — нахмурилась Даша. — И вообще, мне уже двенадцать.

— Да-да, конечно, извини, — отозвался Киш, нисколько не впечатленный ее возрастом. Отчего Даша ощутила глухое раздражение: впервые внешность служит ей плохую службу.

Она быстро завершила модернизацию кибера и сунула парню под нос. А потом довольно усмехнулась почти детскому восторгу, отразившемуся на бледном круглом, с резкими чертами лице Киша, увлеченно тестирующего девайс.

— А вы в какое заведение решили поступать? — спросила она у осчастливленного х'шанца с дальним прицелом выяснить планы Лейса.

— Мы с Лейсом в Космические Войска хотим. И космос осваивать будем и служить заодно… — пробормотал Киш, увлекшийся проверкой свойств и новыми возможностями кибера.

— А сама чем будешь заниматься в перспективе? — с интересом спросил Лояр, наблюдая за разборкой следующего кибера.

— Меня привлекает биоинженерия. Пока не решила, какое именно направление выбрать, но однозначно — эта область науки мне близка. Я сейчас в своей лаборатории занимаюсь изучением процесса передачи импульсов по синапсам у червеобразных с планеты Граппа. Вы в курсе, что даже если их разрезать в любом месте, нейросвязи не прерываются и…

— Фу-у-у! Ты дома червяков потрошишь?! — изумленно воскликнул Киш.

— У них полностью отсутствует болевой синдром, — оправдалась Даша. — Разделяй сколько угодно, потом так же легко происходит сращивание. В общем, мне пришла в голову мысль, что, используя их свойства, можно придумать наносимбионты и…

— Тебе отец позволяет экспериментировать дома? — чуть завистливо восхитился Лояр.

Даша немного успокоилась: не все негативно отнеслись к ее увлечениям. И Лейс на нее смотрит с веселым изумлением, одобрительно.

— Ну, это громко сказано — лаборатория. Родители комнату выделили и оборудование позволили приобрести. Мы с ари Майшель там некоторые практикумы проводим. Так лучше запоминается, когда наглядно…

— Ари Майшель Теш'ар — твоя наставница? — пораженно выдохнул Лояр.

— Да-а, — недоуменно ответила Даша.

— Тебе невероятно повезло с педагогом. Она замечательная, одна из лучших в системе Х'шана.

Лицо Даши озарила счастливая улыбка и словно все вокруг осветила.

— Я с тобой полностью согласна. Мне кажется: нет того, чего бы она не знала.

Киш поднялся с травы и направился к тренажерам, буркнув:

— С вами, умниками, скучно. Чувствуешь себя недалеким.

— Больше читать надо, а не только железо тягать, тогда многое понятным будет и интересным, — иронически заметил Лейс, невольно успокоив расстроившуюся было Дашу.

— Знаете, я в который раз слышу имена х'шанцев, — дочь дипломата решила сменить тему и заодно выяснить заинтересовавший ее момент, — и почему-то у мужчин всегда короткие имена…

— Наша традиция — мужское имя не больше четырех символов. Так повелось. Мы хранители семьи, и раньше, в бою или разведке, длинное имя могло помешать позвать тихо и коротко. Да и звучит короткое имя сурово, внушительно, по-мужски, — серьезно пояснил Лояр.

— А женские? — продолжила Даша.

— А женское имя должно быть мягким, длинным, чтобы оно медленно соскальзывало с мужского языка, ласкало слух и…

— Риш, — строго предупредил Лейс друга, — ей двенадцать…

— Не подумал, — тот сверкнул серыми глазами, хмыкнул насмешливо и улегся на спину, закинув руки за голову.

Рядом с Дашей присел на корточки Киш, близко, но не нарушая некой невидимой черты, не давя своими габаритами на психику. Так что девочка не испытала беспокойства и дискомфорта. А в следующий момент он ее невероятно удивил и польстил:

— Ты Лейсу предлагала помочь подготовиться к экзаменам, может лучше мне, а? Он у нас и так умный. А мне бы по астрономии и кибернетике, и…

— …и по всему остальному! — захохотал Лояр, обращаясь к Даше, затем, посмотрев на друга, добавил: — Она тебе только железо тягать не поможет, а уровень ее знаний, как я понял, однозначно намного выше твоего.

— Да я не против. Но мне только к Лейсу разрешили приходить, — встрепенулась Даша, получив возможность чаще видеть своего кумира. — Давайте вы покажете программу вступительных экзаменов, и посмотрим, с чем я смогу помочь. Можно же и по сети связываться.

— Кошмар! — надменно фыркнул Риш. — Киш, ты только не проговорись о том, что твоей наставницей является ребенок двенадцатилетний. А то замучаешься всем объяснять, что это она вундеркинд, а не ты тупой.

Киш нахмурился, просчитывая последствия, а вот Лейс с Лояром едва сдерживались от смеха. Их забавляло происходящее, но Даше смешно не было.

— Какая разница что говорят другие? — строго возразила она. — Главное —результат, а в случае Киша — исполнение мечты. Мой брат успешно сдал экзамены и от моей помощи не отказывался. Ему бы даже в голову не пришло стыдиться этого. Да и мнением он предпочитает интересоваться лишь уважаемых им личностей, а не всех кого не попадя, чтобы скрывать что-либо.

Киш, задумчиво посверлив взглядом девочку, расслабился:

— Знаешь, Дарья, я с тобой полностью согласен. Только глупец откажется от помощи, какой бы она не была.

— Закончили отдыхать, — Лейс встал, — давайте заниматься. Я на тренажеры. Киш, ты пока займись с арииль своими вопросами.

Сама же арииль поразилась почти приказному тону младшего Хеш'ара, которым он общался с друзьями, но те не обиделись, а приняли призыв к действию. Все-таки она не ошиблась: этот х'шанец — будущий генерал.

— А в какую академию вы собираетесь поступать? — осторожно поинтересовалась у Лейса Даша. — Брат говорил, что на данный момент академий Космических Сил несколько. У каждого мира есть свои, а помимо созданы четыре общие — межзвездные. Кажется...

— Я поступаю в общую, в созвездии Ашран. Хочу стать биохимиком, — поделился планами Лояр.

— Я дома остаюсь учиться. Хочу стать врачом, — продолжил Риш, удивив Дашу выбором профессии. Уж больно он надменным и жестким ей показался.

— А мы с Лейсом поступаем в х'шанцкую Академию, которая на Шу'аре — второй по размеру и значимости из наших планет. Сейчас большинство торговых представительств транспланетарных компаний базируются именно там. Так что будет интересно...

— ...с учетом того, что Академия на Шу'аре славится суровым, самым жестким подходом к курсантам, у тебя вряд ли будет возможность развлекаться, — ехидно продолжил за друга Риш.

— Зато оттуда выпускают самых первоклассных спецов — это признано большинством государств и союзов! — задрал подбородок х'шанец-здоровяк, словно уже получил диплом.

— А зачем выбирать ту, где к вам будут чрезвычайно строго относиться? — удивилась Даша.

Лейс подошел к девочке, неожиданно для себя, потрепал ее по плечу, поясняя:

— Преемственность поколений. Ее заканчивали мой дед и отец, и отец Киша тоже. И от дома недалеко, а значит в увольнительные можно летать на Х'ару.

— И к любимой, — почему-то с сарказмом добавил Риш, хмуро посмотрев на Лейса.

Дашу последняя реплика насторожила, хоть она не могла определиться почему. Девушки на эту площадку приходили пару раз, но ничего особенного между ними и Лейсом бдительная соседка не заметила. По крайне мере, как брат со своими подружками вне Х'ары или как родители не целовался-обнимался. А раз не целовался, значит, ничего серьезного нет.

Землянка даже не почувствовала, когда перестала ощущать себя чужой в дружной мужской компании. Парни тренировались, беседовали, периодически перебрасывались шутками. Даша с Кишем сидели на траве и просматривали темы, с которыми у него возникли сложности. Девочка перекидывала их на свой коммуникатор, чтобы вникнуть в суть. Лишь одно удручало ее: периодически Лейс или кто-то другой одергивал того, чьи шутки, по их мнению, становились не для детских ушей. Трепетное отношение к себе просто бесило, хотелось быть на равных. Зато под конец Даша чуть не поругалась с Лояром из-за новой статьи в периодическом журнале «Наука и космос». Вот уж действительно: мужская душа — потемки, как сетует ее мама, потому что пока они с оппонентом, образно выражаясь, брызгая слюной, доказывали каждый свою точку зрения, ее авторитет в компании взрослых чуточку подрос.

Прощалась Даша в новой для себя дружеской обстановке; главное — общение с Лейсом, пусть и опосредованное, через его друзей.       

***

— Что-то ты зачастила к Хеш'арам? — Анна Михайловна подозрительно посмотрела на торопящуюся удрать из дома дочь. — Даша, послушай, я понимаю, что у папы такая работа, из-за которой у тебя нет друзей своего возраста. Но сын х'шета уже совсем взрослый, а тебе всего двенадцать. Ты ведь совсем малышка еще и…

— Мама, знаешь, как с Лейсом и его друзьями интересно. Они…

— …там еще парни его возраста? — неприятно удивилась жена посла.

— Да, трое, — не поняв причин недовольства мамы, Даша горячо продолжила. — Он очень умный, сильный, по-своему заботливый. — Девочка мягко улыбнулась. — Они с Мишкой нашим очень схожи характером, оба напролом к своей цели идут, но при этом стараются беречь нервы окружающим. Поэтому к нему все тянутся. И хотят дружить.

— Милая, я не сказала, что Лейс плохой или недостойный, просто он гораздо старше тебя. И у него с друзьями несколько иные увлечения… и желания, чем у девочек в двенадцать лет.

Даша нахмурилась:

— Целоваться что ли все время хотят?

— Откуда такие выводы? — насторожилась Анна Михайловна.

— Мамочка, Мишка же постоянно целовался с кем-нибудь, пока в академию не поступил. А теперь, наверное, не с кем, он по видеофону говорил, что там сплошь мужчины.

— Так, моя дорогая принцесса, я все-таки настаиваю, что компанию Лейса лучше оставить в покое. Давай подумаем о знакомстве с какой-нибудь девочкой твоего возраста. У работающих в посольстве х'шанцев есть дети и…

— Ну-у, мамочка, скажешь тоже! С ними интереснее. Лояр, например, тоже увлекается биоинженерией, хотя больше молекулярной биохимией интересуется. Он мне вчера скинул на коммуникатор две потрясающие статьи по червям с Граппы…

— Я поняла, — едва заметно поморщилась Анна Михайловна.

— …а Кишу я помогаю с экзаменами.

— Поэтому допоздна сидишь в сети и болтаешь с ним?

— Он еще многого не освоил, приходится срочно наверстывать. А экзамены уже через четыре месяца.

Анна Михайловна тяжело вздохнула: вразумить дочь и прекратить это странное общение с молодыми х'шанцами не удастся. Но давить тоже не в силах — слишком любит свою девочку, чтобы отказать. Рассудив, что друзья младшего Хеш'ара, конечно, не обидят ребенка, а отношения постепенно закончатся сами собой, тем более, скоро взрослые «друзья» разлетятся по учебным заведениям, она сочла важным предупредить: 

— Ладно, но, пожалуйста, будь осторожна. Парни чужой расы. У них иной менталитет, традиции, — Анна Михайловна замолчала, секунду-другую подумала и добавила, — и никаких поцелуев до шестнадцати. Особенно с х'шанцами.

 Пропустив мимо ушей большую часть ценных указаний, Даша все-таки заинтересовалась, почему особенно с  х'шанцами:

— Они какие-то особенные?

Анна Шалая закатила глаза, поняв, что загнала себя в ловушку. Ведь знает же, что ее дочь слишком любознательная.

— У них поцелуи означают… свадьбу. Да, свадьбу. А тебе всего двенадцать лет.

— Да-а-а? — округлила глаза девочка. — Ладно, я побежала, мы с ребятами договорились встретиться.

Даша чмокнула маму в щеку и вприпрыжку понеслась в парк.

В генеральском саду, мысленно напевая песенку, она, как обычно, прошла через очередное облачко тумана и оказалась у площадки с тренажерами. И сразу же впала в ступор, не ожидая увидеть Лейса с девушкой. Пара стояла под деревом слишком близко друг к другу, мало того, Лейс, одетый в легкие голубые брюки и белую рубашку, а не в обычный комплект для тренировок, обнимал эту девушку.

Даша всего пару раз видела ее издали, из окна. А теперь волей-неволей во все глаза рассматривала.  Белоснежные волосы красивая незнакомка собрала в высокий хвост на макушке, открыв длинную шею и узкое лицо с точеными чертами и пухлыми губами. Белое приталенное платье до колен, но с длинными рукавами подчеркивало ее стройную изящную фигуру. Синие перчатки, наверное, специально подобраны под цвет глаз, сиявших ярко-ярко, так, что девочка с другого края лужайки заметила.

Даша поразилась нежности и восторгу, с которыми Лейс обхватил лицо синеглазой х'шанки, напоминающей земного лебедя, непривычно обнаженными ладонями. Поглаживал ее скулы большими пальцами и странно жадно всматривался в эти глаза. Невольная свидетельница романтического свидания ощутила себя неловко, словно подглядывала за чем-то совсем неприличным, недоступным детям.

— Хочу, чтобы ты стала полностью моей, Шарали, — прошелестел вместе с ветром голос Лейса. — Не только в постели, но и в жизни. До конца…

— Лейс, я не думаю, что …

— Я уверен в своем желании, — заверил подружку парень и потянулся к ее губам.

Даше хотелось крикнуть, остановить его. Ведь мама только что сказала про поцелуи на Х'аре. Но не успела, беловолосая х'шанка опередила — вскинула руки, явно не захотев целоваться, и визгливо заявила:

— Ты с ума сошел? Это решение на всю жизнь! А ты собрался в военную академию. Извини, я не вижу себя в качестве жены вояки. Пока ты в космосе болтаться будешь, я что — должна бросить к твоим ногам свою жизнь?

— Но ты говорила, что любишь?! — глухо отозвался Лейс.

Девушка высвободилась из его рук, отвернувшись, посмотрела на небо.

— Мне так казалось, но сейчас понимаю, что у нас с тобой разные пути в жизни. Одно дело — ничего не значащий… защищенный секс, а другое — слияние. Я не готова к этому. Сейчас. Мне всего девятнадцать...

— А в будущем? — едко, с горечью спросил Лейс.

— Потом — конечно, но с партнером, которому будут близки мои интересы. А мы с тобой, как две звезды из разных галактик, — слишком далеки.

— Спасибо, что просветила, — хмыкнул будущий военный, внешне эмоционально закрываясь.

— Только не расстраивайся и не обижайся на меня, — неожиданно мягко, почти виновато, попросила Шарали, пытаясь положить Лейсу на грудь ладонь, но он дернулся и отступил. — Лучше я сейчас приму решение за нас обоих, чем потом, осознав свою ошибку, буду страдать всю жизнь. И я хочу остаться твоим другом.

— Думаю, тебе сейчас лучше уйти, — слишком ровным тоном произнес отвергнутый влюбленный, холодно посмотрев на девушку.

— Как знаешь, — фыркнула та и, взметнув хвостом, резко развернувшись, скрылась в тумане и зелени.

Лейс сжимал кулаки, провожая взглядом Шарали. Тонкие крылья его носа яростно трепетали, а губы сжались в узенькую линию. Даша ощущала себя странно: с одной стороны, она испытывала легкое головокружение от радости, что обошлось без противных поцелуев, ведущих к свадьбе, а с другой — ей стало обидно за своего кумира, даже жалко его.

 «Как, скажите на милость, та дурочка могла отказаться от Лейса?!» — мысленно негодовала Даша. — Вот сама бы она вполне вытерпела эти слюнявые прикосновения ртами, только бы он так не переживал».

Тем временем Лейс решительно подошел к первому тренажеру, взялся руками за ручку, которая приводила в движение тяжелый пресс и вдруг — сорвался, словно плотину прорвало. Выплескивая ярость и боль, он нещадно колотил ручкой по тренажеру и совсем скоро сломал его.

— А твой папа меня уверял, что сломать ваши тренажеры невозможно… — Даша не сдержала удивленного возгласа, подойдя поближе с намерением выразить сочувствие.

Лейс резко развернулся, взбешенно сверкнул глазами и пару раз глубоко вдохнул, чтобы успокоиться.

— Это ты? — мрачно спросил он, кривя губы. — Снова подглядываешь? Вынюхиваешь?

— Прости, я нечаянно, — девочка сникла, виновато пожала плечиками и, искренне сочувствуя, предложила. — Тебе помочь починить тренажер? А то вдруг х'шет Гияс ругаться будет?!

— Плевать! — процедил Лейс. Снова резко, глубоко вдохнул, выдохнул и неожиданно сделал вывод: — Да, действительно хорошо, что все выяснилось сейчас, а не когда было бы поздно…

— Мне очень жаль, — тихонько шепнула Даша, робко положив ладошку ему на предплечье. Она впервые коснулась его и теперь ощущала, как двигаются мышцы под ее рукой.

— Я не нуждаюсь в твоей жалости, — Лейс чуть ли не с ненавистью посмотрел на юную землянку, которая невольно стала свидетельницей его самого большого унижения в жизни и провала.

— Нет-нет, это не жалость. Ты очень сильный, умный, добрый. Ты справишься. Просто мне досадно, что тебе сделали больно, — пояснила Даша, заглянув в зеленые глаза обожаемого х'шанца, зло взирающего на нее, но предательские жалостливые нотки все равно звенели в ее дрожащем голоске. — Я бы никогда тебя не обидела. Если хочешь, можешь жениться на мне. Правда через четыре года...

— Уходи, — приказал Лейс, убирая руку, повернулся и шагнул в снова расползающийся туман.

Даша еще пару минут, глотая слезы, вглядывалась в белесую муть, надеясь, что Лейс вернется. Тщетно. Печально опустив плечики, девочка впервые возвращалась от соседей подавленная донельзя и в слезах. Ее жизнь рухнула, мечты развеялись.

 

 Добрая фея в плохом настроении - Куно Ольга 

 

Утром я вошла в класс непривычно бодрой походкой. Оглядела девушек, уже устроившихся за партами, но ещё не успевших как следует настроиться на учебный лад. Темноволосая Дейве тайком засунула за щёку карамельку, светленькая Динь рассматривала своё отражение в зеркальце. Кстати, уж больно характерная у него ручка, широкая, узорчатая… Надо будет поинтересоваться, а то иные зеркала до добра не доводят. Фритта листала какую-то книжку, явно не учебную.

Я остановилась, немного не доходя до преподавательского стола, и это привлекло внимание студенток.

- Ну что ж, - бодро произнесла я, - сегодня у нас с вами необычный урок. Надеюсь, все готовы к плодотворному учебному процессу. Мы будем говорить о Прекрасных Принцах. Тема особенно актуальна для будущих крёстных фей, но также полезна и для остальных.

Девушки оживились: тема урока не оставила их равнодушными.

- Сегодня у нас с вами будет необычное наглядное пособие, - продолжила подогревать их интерес я.

И подала принцу знак, приглашая его войти в класс.

Девушки все, как одна, приподнялись над партами, а потом и вовсе повыскакивали с мест.

- Вот, перед вами Принц Прекрасный, одна штука, - деловито объявила я. – Руками не трогать!

Я не больно стукнула проворную Фритту по шаловливым ручкам, которые она уже протянула, чтобы пощупать настоящего принца.

- Совсем-совсем нельзя трогать? – огорчённо протянула девушка.

- Совсем, - отрезала я. – Вот своего принца раздобудете – тогда и трогайте. А сейчас можно смотреть, задавать вопросы и делать в тетрадях записи. 

- А принца в разрезе вы нам покажете? – кровожадно спросила ещё одна студентка, пожирая гостя взглядом, каким всецело преданный работе лаборант смотрит на подопытного кролика.

Принц на всякий случай подался назад.

- Только рисовать, - откликнулась я. - Вот вы, Моргана, его и начертите. В качестве домашнего задания, - добавила я, пристально и жёстко глядя студентке в глаза.

Вот сердцем чую: не на тот факультет она записалась.

- А зубы его можно посмотреть?

Будущая зубная фея встала на цыпочки, с азартом присматриваясь ко рту принца. Тот упрямо сомкнул губы.

- Но ведь смотреть-то можно! – возмутилась Силия.

Я повернулась к принцу и взглядом попросила его пойти студентке навстречу.

- Я не конь, - стараясь не размыкать губ, промычал он.

- Эта девушка учится на зубную фею, - успокаивающе объяснила я. – Поэтому ей интересно. Не волнуйтесь, ваше высочество, она просто осмотрит ваши зубы на предмет кариеса. В случае чего, вы получите информацию на самом что ни на есть раннем сроке и сможете принять меры.

Принц смерил сначала меня, а потом студентку неодобрительным взглядом, но рот всё-таки приоткрыл. Правда, нешироко, но для феи, в отличие от дантиста, этого было достаточно.

- Кариес в правой верхней семёрке, - сообщила принцу она примерно через минуту. – Но вы не беспокойтесь, я уже всё вылечила.

Последние слова студентка произнесла с победной улыбкой.

- По-моему, мы с вами уже говорили, что к лечению можно приступать не ранее, чем на третьем курсе, а вы на втором, - неодобрительно покачала головой я. – Но в данном случае сделано всё было аккуратно, так что замечания не напишу. Тем не менее, настоятельно прошу принять эту деталь к сведению.

Силия кивнула, но взгляд её не стал от этого менее довольным.

- А почему у него нет хвоста? – раздался вдруг возмущённый девичий вопль.

Как оказалось, Фритта, воспользовавшись общей суматохой, успела зайти принцу за спину и теперь в обличающем жесте указывала на ту часть его тела, откуда теоретически мог бы расти хвост. Причём возмущена была так сильно, словно на принце в этот момент не было штанов, и вышеупомянутую часть тела было отлично видно.

- Потому что у принцев не бывает хвостов, - спокойно ответила я, меж тем как глаза наглядного пособия от удивления стали сопоставимы по размеру с двумя крупными блюдцами.

- Как не бывает?! – недоверчиво выдохнула Фритта. – Я сама читала! У настоящего принца непременно есть хвост. Хвост – это самое интересное!

Я огорчённо закатила глаза.

- Фритта, вам надо меньше читать женское фэнтези. Принцы – это те же самые люди, а у людей, как вы отлично знаете, хвостов нет.

- А рога? – продолжала допытываться девушка.

- Рога бывают, - ответила я. – Но только у женатых.

- И у этого будут? – подключилась к анатомической дискуссии Динь.

- У этого не будет, - отрезала я. – У его невесты не тот характер. Так, девушки, вы вопросы задавать собираетесь, или на этом можем считать данную часть урока законченной? Принцы – у них тоже дела есть.

Девушки спохватились, сосредоточенно уставились в пол. Просто так отпускать Прекрасного Принца никому не хотелось. Первой нашлась Тинкер, девочка шустрая и юркая, что проявлялось не только в движениях, но и в характере.

- А белый конь у вас есть? – спросила она, глядя на принца снизу вверх: рост у Тинкер был невысокий.

- Нет.

Принц ответил почти равнодушно. Он явно давно уже понял, что таким, какой есть – без хвоста, без рогов и даже не в разрезе, - в глазах студенток всё равно уже не реабилитируется.

- Как? – ахнула в праведном возмущении Тинкер. – А почему?

- А потому что я коня выбираю не по цвету, - язвительно ответствовал принц.

- А по чему? – тут же вклинилась в беседу Динь. – По размеру?

            - А у вас длинный меч? – подхватила Тинкер.

            Я уже собиралась прервать этот допрос, пока дело не дошло до сакраментального «Какой фрукт вы предпочтёте – яблоко или банан?», но к разговору неожиданно подключилась Майя, учившаяся на цветочную фею.

            - Девочки, принц совершенно прав, - заметила она. – Белый конь – это непрактично. Коней ведь не держат дома, в идеальной чистоте. На них ездят по пыльным дорогам, по лужам, по болотистой местности. В дождливую погоду конь за один час перестанет быть белым.

            - Майя, по-моему, ты не учитываешь, что конь – это не предмет одежды, - фыркнула Моргана.

            - Именно что учитываю, - возразила Майя. – Одежду можно постирать в температуре 90 градусов. Коня так не постираешь. Поэтому лучше всего покупать коня цвета хаки.

            Моргана лишь страдальчески закатила глаза. А между тем к принцу шагнула Дейве.

            - Ваше высочество, а каково, по вашему мнению, оптимальное число жён? Одна, две или всё-таки больше?

            - Чем меньше, тем лучше, - откликнулся принц, вкладывая в эти слова весь сарказм, на какой был способен. – В идеале – ноль.

            Я невольно задумалась, придерживался ли он такой точки зрения всегда, или пришёл к ней лишь сейчас, после кратковременного общения с моими подопечными.

            - Н-ноль? - изумилась Дейве. – А как же наследники?

            - Зато жить будем душа в душу, - ласково улыбнулся принц.

            - Вот, девушки! – Тут же вступила в разговор я, потихоньку оттесняя принца к стенке, подальше от повышенно любознательных студенток. – Запомните: принц с чувством юмора – это практически гарантия успешной работы для феи. Любая женщина, будь то Золушка или принцесса, с радостью пойдет за такого замуж. Чувство юмора гораздо важнее, нежели, к примеру, привлекательная внешность.

            - Так ведь он всё равно не хочет жениться, - удивлённо напомнила Динь.

            - А мы не этот конкретный случай разбираем, - заметила я. – Кроме того, когда мы, феи, творим добрые дела, совершенно не обязательно спрашивать жертву, согласна она или нет. Осчастливим в любом случае. 

 

 Легко ли стать королевой? - Наталья Мамлеева

Глава 1

Но любовь вероломна [общайтесь с нею

Лишь в присутствии адвоката].

Сола Монова

Аробелла Энриетта Сотер

Пансионат Благочестия не был самым страшным местом в мире - так я успокаивала себя, стоя на пороге низкого продолговатого здания. Все-таки есть шахты или лагеря строго режима, значит, я не обделенная госпожой Судьбой. Тем временем двухэтажное здание передо мной казалось все выше и выше, словно оно вырастало прямо из земли, ясно намекая мне, что отсюда не сбежать. Тучи в тот день заволокли небо, и здание из красного кирпича, побеленное ровно до середины первого этажа, будто растягивало губы в глумливой усмешке и приглашало вступить в свою "пасть". Что я и поспешила сделать.

Подхватив небольшой саквояж - все, что я нажила с момента страшного пожара в родном имении, я направилась к дверям из красного дерева. Сзади послышался скрип колёс: карета отъезжала от ворот, напоминая, что путей отступления нет. Как ни странно, последнее придало мне не страх, а уверенность. Все годы, на тот момент мне было двенадцать лет, трудности заставляли меня не дрожать, а сквозь сопротивление идти вперёд.

Дверь распахнулась неожиданно, пришлось в последний момент отскочить, и передо мной предстала улыбчивая кучерявая девушка. Её глаза лучились искренностью и дружелюбием. Она улыбнулась мне и протянула руку для рукопожатия:

-Эмелит.

-Аробелла, - представилась я, отвечая чистой искренностью.

Эмелит. Именно её пример научил меня, что выживают только сильные и наглые, а чувства очень часто встают преградой к достижению цели. Именно тогда я поняла: для того, чтобы защитить того, кто тебе дорог, следует сначала самой стать сильной.

Пансионат Благочестия не был самым страшным местом в мире - он был уютным террариумом, где тебя либо сожрут на ужин, либо ты станешь змеей. Как ни странно, я не хотела становиться ни завтраком, ни обедом, ни ужином, как Эмелит, поэтому выбрала второй вариант. Я сама стала той, которую так ненавидела моя подруга, чтобы её больше не смогла укусить ни одна кобра. И, наверное, самое страшное во всей этой истории, это моя уверенность в своей правоте: я ни на секунду не пожалела о своём выборе.

Чтобы стать равнодушной и не испытывать слабости в проявлении чувств, следует избавиться даже от ненависти. Меня мало, что трогало, но все же люди без цели в жизни вызывали у меня неприязнь. У меня всегда была цель. И с недавних пор эта цель приобрела размытые, но возвышенные черты: я стану королевой. Во что бы то ни стало стану.

-Госпоже ещё что-нибудь угодно? – выводя меня из воспоминаний, услужливо спросила служанка, сделав выработанный до автоматизма книксен.

-Можешь быть свободна, - чуть качнув головой, не отворачиваясь от окошка, бросила я.

Девушка, сделав ещё один книксен, который я могла видеть в отражении стекла и улавливать по шелесту ткани, покинула мою спальню и оставила меня в одиночестве. Слуги умели двигаться бесшумно, поэтому закрывающуюся дверь гостиной я не услышала.

Моим вниманием полностью завладел король Эдмунд Второй, который в расстегнутой у ворота рубашке выглядел несказанно хорошо. В расцвете лет (для особы королевских кровей тридцать два - вовсе не возраст, лишь начало правления) и красоты его величество пленял всех фрейлин, даже тех, что постарше. Во мне он не затронул ни одну струну души, хотя находила я его весьма привлекательным, но к чему будущей королеве чувства к королю? Лишь холодный расчёт может пленить такого ловеласа, как Эдмунд. Ведь влюбишься - непременно пустишь короля к себе в спальню, а оттуда пути к алтарю не существует.

Эдмунд был хорош, взгляд притягивался к капелькам пота на его мощной шее, груди и красивом лице, все остальное, к сожалению, было скрыто одеждой. Его величество тренировались со своим наставником. Прыткий старик семидесяти лет легко уворачивался от выпадов короля, да ещё и успевал его поучать. Справедливости ради стоит сказать, что на ногах и руках его величества были браслеты-утяжелители, которые замедляли его движения и делали тренировку более эффективной.

Интересно, кто додумался сделать тренировочную площадку между двух построек: одна из них была левым крылом королевского дворца, достроенная не более пятидесяти лет назад, а вторая - небольшой дворец вдовствующей королевы? И так как я была её фрейлиной, то жить должна была поблизости, а именно в этом самом левом крыле. И здесь жила ни я одна. То есть ещё около десяти пар глаз любовались великолепием Эдмунда Второго утром и вечером. И в этом я видела свой расчет: после такого представления практически любая распахнет дверь своей спальни. Любая, но не я. У меня далеко идущие планы.

Тренировка окончилась. Король бросает на землю меч и идёт к питьевому фонтанчику, где утоляет жажду. Его взгляд, как всегда, проходится по окнам левого крыла. Расстояние до нас около двадцати метров, но он все прекрасно видит, потому что знает всех жительниц очень... близко. Его взгляд останавливается на мне, я его ловлю, отступаю на шаг назад и задергиваю штору. Нет, ваше величество, не так быстро.

В дверь постучались, после чего я услышала голос своей приятельницы и, бросив короткий взгляд в зеркало в гостиной, поспешила к входной двери.

-Аробелла, дорогая, ты готова? Её величество уже проснулась и готова совершить утреннюю прогулку сразу после завтрака, - с приклеенной улыбкой поприветствовала меня яркая брюнетка.

-Мисси, душа моя, только тебя я и жду, - ответила со столь же сладкими нотками в голосе, после чего прикрыла за собой дверь.

Взявшись под руки, словно лучшие подруги, мы с Мисси направились к лестнице. Мы умели доверять друг другу, но в тоже время лишний раз не подставляли свою спину под удар, так как от соперниц можно было ожидать всего. Объединяло нас одно – преданность её величеству Лисавете. Другие девушки тоже уже проснулись, поэтому в малый дворец королевы мы вошли практически полным составом. Присев в положенном реверансе перед Лисаветой, мы расселись в гостиной, ожидая известия о завтраке. Я взяла в руки книгу, которую оставила вчера на журнальном столике, кто-то тут также оставлял пяльцы, но чаще всего все эти занятия были лишь фоновыми.

-Прибыл ли портной для пошива вашего платья, ваше величество? – спросила Кларисса, давняя подруга Лисаветы и её ровесница.

Глаза её величества недовольно сверкнули, и я с трудом подавила улыбку, уже зная, какую речь услышу.

-Этого шарлатана? В своем дворце я его не хочу видеть! Для создания дизайна своего платья я пригласила модистку из Леньевы, она-то уж не будет экономить на ткани для моих панталон, - в голосе королевы улавливался гнев, подбородок был задран вверх, явно свидетельствовавший о крайней степени её недовольства.

Молодые фрейлины, включая меня, переглянулись и склонили головы, пряча небольшие ухмылки. Мастер Пьеро был экспрессивным мужчиной средних лет, любившим новшества и за это прославившимся во всем Этионе. Туалет, созданный его рукой, безусловно, будет иметь успех на любом балу, по крайней мере, взгляды привлечет и будет обсужден всеми, кому не лень. Его новое изобретение, созданное, чтобы заменить панталоны, получило широкую огласку и пересуды общества. Помнится, даже в «Столичном вестнике» была скандальная статья с фотографическим снимком модели, на которой были «трусики». Сама же я к новшеству относилась с благосклонностью, как и молодые девушки королевства. Вот так изобретение мастера Пьеро разделило женщин на два лагеря.

-Надеюсь, ваше величество, вы разрешите Анабель воспользоваться услугами заграничной модистки? – и столько участия было в голосе Мисси, речь которой была о еще одной фрейлине, которая в данный момент отсутствовала в гостиной. – Иначе ей вновь выпадет шанс быть опозоренной.

Девушки захихикали, императрица позволила себе снисходительную улыбку. Да, я прекрасно помню тот наряд Аны. Разноцветное нечто из живых цветов и перьев, в котором напрочь отсутствовали гармония и чувство вкуса. Имя портного девушка отказывалась объявлять, поэтому все единодушно решили, что данный наряд личная выдумка рыжеволосой девицы.

-Где только она берет подобные идеи? – хихикнула Мила, девушка была старше меня и весьма любима мужской половиной дворца. – Иногда я просто завидую её фантазии!

-А вы обратили внимание на её туфли? Они же были синие! А платье персикового цвета.

-Мисси, ты несправедлива, - улыбнулась я, - в том платье было столько ткани разных цветов, что туфли вполне могли подойти к одному из них.

Девушки захихикали. Вдовствующая королева смотрела на нас снисходительно, будто вспоминала свою молодость. Такие разговоры ей нравились, она не любила, когда беседа протекает исключительно с участием её персоны. Как женщина мудрая она любила наблюдать и делать определенные выводы, естественно, когда у неё было благодушное настроение, как сегодня.

-Завтрак подан, - с поклоном объявил лакей, отойдя к стене и пропуская дам вперед.

Мила подхватила меня под руку, наклонившись к уху:

-Поздравляю. В постели его величества уже неделю не было женщин.

-Неужели заболел? Это не опасно? – притворно изумилась я, и девушка ответила мне насмешливым взглядом.

-Когда ты станешь королевой, я хочу быть твоей первой фрейлиной.

Отвечать я не стала, лишь кивнув в ответ. Все знали, какие чувства испытывает ко мне наш великолепный король. Он желает меня, порой смотрит с нежностью, а иногда с негодованием, когда я третий раз выставила его из своих покоев. О, в тот день все слуги боялись глаза поднять на его величество, хотя он, к своей чести, никогда не срывал зло на посторонних. Эдмунд был мудрым правителем, пытающимся исправить ошибки своего отца. Вдовствующая королева благоволит мне, ей очень импонирует моя скромность и чувство собственного достоинства, она даже упоминала, что в молодости была такая же. Правда, было это после нескольких рюмок ликера, поэтому доверять этой информации я не стала.

В малой столовой нас ждал сюрприз. Эдмунд стоял, прислонившись к спинке стула, и смотрел на нас. Он склонил голову в знак почтения императрице, поцеловал ей руку и перевел взгляд на её окружение. Мы все присели в глубоких реверансах, открывающих взгляд на декольте, коего у меня не было. Платье было от груди до горла сделано из кружева, заставляя невольных наблюдателей из числа мужчин развивать фантазию.

-Ваше величество, что же побудило вас почтить нас своим присутствием? – стрельнув в меня взглядом, спросила Мисси.

Я потупила взор и чуть закусила губу. Я знала, что в этот момент Он смотрит на меня. Это видели все, даже её величество.

-Решил полюбоваться истинной красотой, - ответил Эдмунд.

Я поднимаю взгляд и встречаюсь с его горящими азартом очами. Он насмешливо улыбается. Трехдневная щетина украшает подбородок и часть щек, черные длинные волосы переплетены сзади лентой, обруч на голове подчеркивает его статус. Обычный мужчина, наделенный властью и оттого выглядевший весьма привлекательно. Я любила гладковыбритые щеки, поэтому дала себе зарок, что со временем приучу его величество каждое утро проводить больше времени в ванной комнате.

 

Время собирать камни - Оксана Рум

 

Есть выражение: встать не с той ноги. Сегодня это точно про него. Только дело было в том, что он встал не с той постели, а ноги тут были вовсе не причем. Он, конечно, и раньше оставался на ночь у Милы, но эту ночь, планировал провести дома. Вячеслав и сам не понимал зачем, но от того, что проснулся вне дома, почувствовал себя скверно.

Мужчина отбросил влажное, после душа, полотенце на кровать и взял в руки рубашку. Вот чего он не любил, так это надевать утром вчерашнюю рубашку. Конечно, учитывая, что порой он оставался в этом доме на ночь, стоило позаботиться о чистых рубашках, как неоднократно предлагала ему Мила. Но он почему-то все время отказывался. А вот сейчас пожалел об этом. Застегнув пуговицы и запонки, Вячеслав натянул брюки и положил в карман портмоне, ключи от машины и телефон.

Признаться, он предпочел бы уйти, не прощаясь. Но тут же отбросил эту мысль. Сегодня и так предстоял тяжелый день, и ни к чему было еще прибавлять обиженную женщину. Да к тому же, он услышал, что шум воды в душе стих, а спустя минуту, из ванной вышла Мила.

Вячеслав улыбнулся при виде ее. Только по утрам он мог увидеть ее в таком виде. Без косметики, в полотенце, и с тюрбаном на голове. Так Мила выглядела лет на десять моложе, чем когда одевалась в свои деловые костюмы, тщательно укладывала волосы, и скрывалась за искусно наложенным макияжем.

Мила была фантастически красивой. В свои тридцать два она обладала стройной соблазнительной фигурой, высоким ростом, эффектным лицом, обрамленным длинными черными волосами. Восточный тип внешности придавал ей невероятный шарм. Эта женщина напоминала пантеру, каждое движение которой было соблазнительным и возбуждающим.

 — Слава, ты хотел уйти, не попрощавшись? - выгнув одну бровь, поинтересовалась она, хотя прекрасно знала ответ.

 Мужчина усмехнулся, сел на кровать и принялся обуваться.

 — Ты же знаешь, детка, мне пора. – сдержанно ответил Вячеслав, завязывая на ботинках шнурки. - Я и так задержался. Надо заехать домой и переодеться, а у меня назначен деловой завтрак в половине десятого. Скорее всего, мне сегодня не светит даже перерыв на обед, учитывая встречу с адвокатами.

 Мила подошла совсем близко, окутывая его ароматами шампуня и геля для душа. Забралась на кровать позади него и обняла со спины. Тепло, ее все еще слегка влажного тела, проникло ему под рубашку. Женщина прошлась легкими поцелуями горячих губа вдоль ворота.

 — Даже кофе не выпьешь?- тихо прошептала она, таким тоном, словно предлагала вовсе не кофе, и слегка задела зубами мочку уха Вячеслава.

 Это подействовало. Да и не могло быть иначе. Хотеть эту сексуальную штучку было так естественно. Но, несмотря на зарождающееся возбуждение, Вячеслав почувствовал и раздражение. Мила прекрасно знала, что он не может задерживаться.

 — Нет времени. – коротко сказал он, понимая, что зря заводится. – Но я обещаю тебе, завтра утром позавтракать вместе. Может быть, останусь до обеда.- примирительно добавил он, от чего-то желая поскорее уйти.

 Мужчина спиной почувствовал, как напряглась Мила. Потом она встала с кровати, наклонила голову и стала вытирать полотенцем волосы. Вячеслав не мог не залюбоваться ее стройным телом. Что бы ни было надето на Миле, она выглядела потрясающе. Но когда она была раздета, это могло свести с ума.

 — Значит, сегодня ты не приедешь? - беззаботно поинтересовалась она, откидывая длинные волосы за спину.

 — Нет.- спокойно ответил мужчина, прекрасно понимая, что Мила с трудом сдерживает свои чувства, а учитывая ее бешеный темперамент, Вячеслав знал, что ей нелегко.

 Но пока он не мог ничего сделать. Он в обще не планировал оставаться на эту ночь, хоть и не мог не признать, что жалеть ему не о чем. В постели Мила была великолепна, впрочем, как и в остальных сферах своей жизни.

 Вячеслав встал и взял пиджак, перекинув его через плечо. Мила выпрямилась, и, отбросив полотенце, подошла к нему. Она провела руками по его плечам, прижимаясь к мужчине своим благоухающим телом. Ее улыбка была соблазнительной.

 — Разве мы не отметим замечательное событие сегодня вечером? Я думала, мы откроем шампанское и отпразднуем...

 — Мила, развод отнюдь не повод для праздника.

 — Но разве сам ты не рад, что, наконец-то, будешь свободным. Ты...

 Он категорически не хотел обсуждать эту тему. А потому взял Милу за подбородок и наклонился к ее губам.

 — Мне пора, детка. Поцелуй меня на прощанье.

 Он видел, что женщина обиделась, но постаралась не подавать виду. Тем не менее, она привстала на цыпочки и прильнула к его губам в страстном поцелуе. Вячеслав приобнял ее за талию, но лишь на мгновение. Уже в следующую секунду он отстранился и вышел из комнаты.

 * * *

 Вячеслав всегда любил свой дом. Он был не из тех, кто может пропадать сутками в офисе, перебиваясь парой часов сна на диване в своем кабинете. Каким бы ни был напряженным день, он всегда приезжал вечером домой, чтобы отдохнуть от всех забот, зная, что утром может вновь сразиться хоть с целым миром. Мужчина ненавидел отели, в которых приходилось останавливаться в деловых поездках. Даже ночи, проведенные дома у Милы, выбивали его из колеи. Единственное место, где он мог, как следует отдохнуть, был его дом. Дом, о котором он всегда мечтал, и работал как проклятый. Дом, который дал ему ощущение безопасности и благополучия. Который, как ничто другое, стал символом его успеха.

 Каждый раз, подъезжая к своему дому, Вячеслав невольно восхищался его красотой. Каждая деталь радовала глаз. От крыши до фундамента. От кованных механических ворот, до ухоженного газона. Подъехав по подъездной дорожке к крыльцу, он поставил машину у входа, зная, что не задержится долго. Переоденется и отправиться в офис. Заглушив двигатель, Вячеслав вышел из машины и вбежал по ступенькам к входной двери. Не успел он дотянуться до ручки, как дверь открылась, и приветливая улыбка Елены, помощницы по дому, встретила его на пороге.

 — Доброе утро, Вячеслав Андреевич. - поздоровалась она.

— Доброе, Елена. - кивнул он девушке, вернув улыбку. – Татьяна еще спит?

— Завтракает. – закрывая за ним дверь, ответила, Елена.

 Мужчина удивился. Вчера был большой прием, в честь открытия нового сетевого торгового центра, на котором они с Татьяной присутствовали. И если он уехал еще до полуночи, так как не мог выдерживать подобных мероприятий дольше пары часов, зато он знал, что жена оставалась там до конца, прикрывая его, как хозяйка торжества. Она и сама не особо жаловала такие масштабные приемы, просто в этот раз была его очередь уйти пораньше. Так что он думал, что жена спит, тем более ей не было необходимости рано вставать.

 — На кухне? - уточнил он.

— Как обычно, Вячеслав Андреевич.

— Скажите Татьяне, что я присоединюсь к ней через пару минут. Думаю, успею выпить кофе.

— Хорошо.

 Вячеслав вбежал по ступеням, на второй этаж, и, пройдя по коридору, вошел в свою спальню. Бросив пиджак на обитое светло-серой кожей кресло, он быстро расстегнул рубашку. Переодевание заняло у него не больше пяти минут, и Вячеслав, еще раз поправив узел галстука, спустился вниз. Направляясь в кухню, он оставил портфель на столике в гостиной, чтобы сразу забрать, когда будет уходить.

 Таня сидела на высоком табурете, за кухонным островом, о чем-то переговариваясь с Еленой. Помощница наливала свежего кофе, и мужчина знал, что это для него. Татьяна сидела спиной к Вячеславу, и поэтому Елена первая увидела вошедшего, и улыбнулась.  Мужчина наклонился и поцеловал жену в макушку в тот момент, когда она обернулась.

 — Доброе утро. – поздоровался он, уже усаживаясь рядом с женой. – Снова отвратительная овсянка? Это даже на вид - гадость.

— Привет. – улыбнулась жена. – И моя отвратительная овсянка куда полезнее твоего кофе. А в таких количествах, как пьешь его ты, это настоящая отрава.

— Ладно. Рад за тебя. Но, пожалуй, отравлюсь-ка я еще чашечкой. – усмехнулся он, демонстративно наморщив нос, когда Таня отправила в рот очередную ложку овсянки. - Спасибо, Елена. - он сделал маленький глоток из поставленной перед ним чашечки. - Как закончился вчерашний прием?

— Ничего не обычного, если не считать, что Костя нуждался в помощи, чтобы добраться до машины.

— Серьезно? – изобразил удивление Вячеслав. – Куда же смотрела Аля? Обычно она знает, когда надо попросить официантов обходить их столик стороной.

 — Але было не до этого. Ее как раз чрезвычайно занимал один из тех официантов. Мне пришлось чуть ли не силой увозить ее домой.

— Бедный Костя. - сочувственно усмехнулся Вячеслав. - У тебя бессовестная подруга, дорогая. – покачал он головой.

Таня засмеялась. Если можно было назвать смехом, ровный мелодичный звук, словно подправленный звукорежиссерами.

— Она тоже самое говорит и о тебе.

 — Вот поэтому мы с ней и ладим. – щелкнув пальцами, ответил Вячеслав. – Кстати, я думал ты еще в постели. Прием закончился в два, зачем ты встала так рано? Тем более, сегодня суббота.

— Хочу проводить Диму в аэропорт. – объяснила жена, продолжая есть свою овсянку маленькой ложечкой. – К тому же, у меня дела в издательстве, надо утвердить окончательный вариант обложки.

 

Школа обольщения - Алена Медведева 

Пролог

В сумраке на границе загробного мира и мира живых безмолвно застыли две тени.

– Заклинатель, – гулким шепотом, от которого душу мгновенно охватывало ощущение ледяного холода, нарушила тишину та, что пришла из мира мертвых. – Запомни их!

Ее собеседник тут же увидел в окружавшей их густой мгле неожиданно яркий и четкий образ.

Лесная, залитая ярким дневным светом, поляна. Небольшая группа… нелюдей, в которых он безошибочно опознал оборотня, вампиршу, гнома, сирену и… ведьму! Поразительно женственная хрупкая фигурка последней, в ярком желтом сарафане, смотрелась неуместно в дремучей чаще. Она держалась позади, за спинами своих спутниц, внимательно рассматривая поджидавшего их оборотня!

«Торгфрид!» – заклинатель безошибочно распознал в нем давнего врага.

Вер с расслабленным, нарочито безразличным видом подпирал своей мощной фигурой исполинское дерево. И тоже пристально изучал острым звериным взглядом девушку в жёлтом. Было что-то такое в этом взгляде… Непримиримость?.. Насмешка?.. Неверие?..

– Ваше решение не изменилось? – сдержанно озвучила вопрос вампирша, застыв на безопасном расстоянии от вера. 

– Нет, я подтверждаю свой выбор, – мгновенно, с толикой иронии в голосе, негромко отозвался оборотень. – И готов принять необходимые семейные обязательства.

Тут же гном передал ему свиток. Нетрудно было догадаться, что в нем. Брачный договор! Особый брачный договор ведьм.

«Вампирша – патронесса Школы обольщения, а ведьма, получается, выпускница? И то, что мне сейчас явили - часть стандартной брачной церемонии, принятой у них! – потрясенный заклинатель понял, что наблюдает за серьезными переменами в личной жизни врага. – Его пара! И кто?! Ведьма!»

Он с любопытством, захватившим всю его сущность, наблюдал за происходящим.

– Что это значит? – стоило мужчине пробежать глазами текст, как он, яростно оскалившись, поднял на вампиршу жуткий взгляд. Грозный. Обещающий кару за… обман! – Этого недостаточно! Она не из веров, значит обязуйте ее хранить верность своей паре. И почему в ее условиях не оговорен срок?

– Ведьмы не оборотни, как вы верно заметили, – сухо и монотонно забормотал в ответ гном. – Они не заводят пожизненных связей.

– Это надо понимать как возможность для моей пары в перспективе сменить меня на другого спутника жизни? – медлительность тона и скупые фразы оборотня не обманули незримого наблюдателя. Гнев зверя пробудили!

– Именно так, – размеренным тоном, не дрогнув, подтвердил гном.

– Я не согласен! – взбешенный рык предназначался уже вампирше.

Образ развеялся, сменившись вновь обступившей со всех сторон серой мглой.

– Ты увидел? – шепот той, кому заклинатель не мог не подчиняться.

– Да…

– Помоги им. Любой ценой, – с этими, едва различимыми словами его собеседница исчезла, словно растворившись в бесконечном мареве безжизненного тумана.

Несколько напряженных минут заклинатель пытался постичь смысл ее последних слов. И пусть голос его невероятной собеседницы прозвучал мягко, даже увещевательно, он знал, что не имеет возможности ослушаться.

«Как бы я ни ненавидел Торгфрида, как бы ни мечтал ему отомстить…»

Но теперь он сделает все возможное и невозможное ради оборотня и его пары, спасая тем самым себя.

И не только!

 

Глава 1

Мы жили в поселке на островах. Здесь все было подчинено одной задаче – рыбному промыслу. Я была старшей из пяти детей. Как раз сегодня мне исполнилось двенадцать. И стоило, вернувшись из школы, увидеть родителей, как стало понятно – сейчас состоится мой первый, по–настоящему взрослый разговор.

Оба родителя с какой-то нервной настороженностью ждали меня на кухне. И вряд ли с такими серьезными лицами они собирались всего лишь поздравить меня. Застыв на миг в дверном проеме, оценила непривычную картину – мать и отец вдвоем в это время дома и ожидают меня.

– Лина, проходи, – мама суетливо переплела пальцы рук и бросила быстрый взгляд на отца. – Мы хотим рассказать тебе кое-что важное.

«Так и знала!» – с испугом подумала я, но подчинилась и тоже присела за стол.

– Дочка, – обветренное лицо отца было строгим, – ты же знаешь, всех девочек с глазами разного цвета, как у тебя, после рождения проверяют на наличие гена адаптивности.

Я кивнула. Это знали все. Откуда и почему он взялся, никто толком не помнил. Ген позволял своей обладательнице стать долгожительницей. И его носительницы очень ценились. Вплоть до того, что большинство мужчин почитали за счастье заполучить в жены девушку, отмеченную этим геном. Вот только носительницы встречались крайне редко. Никто не знал, откуда взялась эта странность, но отменное долголетие заметили давно.

– Тебя тоже проверяли, – это выдохнула мама.

Я снова спокойно кивнула: так всех же проверяют. А у моих глаз радужка действительно немного разная. Один серый, другой голубоватый. Впрочем, не такое уж это и приметное отличие, поэтому мне и в голову не приходило считать себя особенной. Гетерохромия не всегда гарантировала наличие странного гена. Мне и так повезло в жизни. С семьей! Я знала о том, что являюсь приемным ребенком.

– И ты его носитель, – пояснил суть разговора отец, сразив меня наповал.

– Я?! – невольно вскрикнула, не веря своим ушам.

Родители синхронно кивнули.

–  И… что теперь? – уже настороженно спросила я.

– Ты можешь стать ученицей Школы обольщения. А затем и выпускницей, получив отличное образование и возможность удачно выйти замуж. Ты устроишь свою судьбу.

Ну да, чтобы иметь такие перспективы, девушка должна быть хорошо образованной. Поэтому и существует этот закрытый «пансион для благородных девиц».

– Точно супругой? – в наше время дети рано взрослеют, так что мои совсем не детские скептицизм и подозрительность родителей не удивила.

– Именно! – уверенно подтвердил отец. – По-другому не было ни разу. Ты согласна? Обучение там начинают с двенадцати лет, сначала пять лет общего образования, а потом еще два года специализированная, более углубленная подготовка. Это то, что известно всем.

Я была старшей из детей, помощницей матери и хорошо представляла себе жизнь в поселке. Если есть шанс на лучшую долю, я была согласна. Тем более до девятнадцати лет только обучение.

«А муж… Ну, посмотрим. Насильно замуж в наше время не выдают!»

Сейчас будущее замужество не казалось чем-то глобальным. И я кивнула:

– Согласна!

Родители испытали настолько явное облегчение, что я поняла: возможности отказаться попросту не было.

«Определенно, – уверилась я, – со Школой обольщения связана какая-то тайна!»

 

В личной гостиной патронессы Школы

– Госпожа уверяет меня, что никаких нареканий с моей стороны не будет? – крупный, как и все оборотни, племянник их владыки насмешливо сверкал на властную вампиршу зеленоватыми глазами, ехидно скалясь и словно невзначай поводя носом.

Но последняя ни на миг не была обманута этой внешней бесшабашностью и нарочитой шутливостью. Оборотни, при всей своей драчливости, вспыльчивости и непредсказуемости, простыми не были. И патронесса не занимала бы своего места, если бы не понимала этого. Тем более в случае, когда перед ней представитель Сильнейшего клана. Тем более, он посетил ее по вопросу выбора супруги (а веры выбирают себе единственную подругу на всю жизнь). Поэтому все сейчас сказанное и особенно не сказанное было архиважным.

– У нашего заведения репутация, и мы ею не рискуем, – безэмоционально отозвалась вампирша, выдержав незначительную паузу. – По всем своим воспитанницам мы даем гарантии. Они именно те жены, что требуются нашим клиентам. За всю историю существования Школы не было ни одного негативного результата. Ни один из обратившихся к нам мужчин не остался разочарованным.

Четкий и бесстрастный ответ патронессы повис в воздухе. Во взгляде вера мелькнула тень задумчивости. Он несколько раз молча с неизменной животной грацией прошелся по комнате, наверняка подмечая острым звериным взглядом малейшие детали. Взлохматив широкой пятерней и без того пребывающие в беспорядке черные, довольно длинные волосы, все с тем же простоватым и насмешливым видом спросил:

– Раз у вас все так таинственно и познакомиться с воспитанницами нельзя… (Мужчина бросил острый взгляд на чинно восседаюшую в кресле патронессу, вампирша согласно кивнула.) Прежде я хотел бы услышать о процессе дифференциации воспитанниц, на основании чего их распределяют по различным потокам, как выявляют, какая из них подходит, к примеру, оборотню, какая тому же демону?

Патронесса в полной мере отдавала себе отчет, что эта внешняя несерьезность мужчины – напускная, и одно неверное или неискреннее слово, произнесенное ею, заставит его отвернуться и уйти. Оборотень услышит фальшь, и именно это может иметь для него решающее значение в вопросе выбора.

– После выявления гена адаптивности мы обязуем родителей девочек растить их и воспитывать под строжайшим контролем. Данные о таких девочках охраняются магически, что не позволяет кому-то причинить им вред. После достижения двенадцати лет будущие воспитанницы попадают в Школу, где в последующие семь лет получают глубокое и всестороннее образование. Вы можете быть уверены, что вам никогда не придется стыдиться из-за поведения своей супруги, что она будет подготовлена к реальности существования мира Пришедших. По прибытии в Школу каждая девушка проходит комплексное тестирование и магический анализ. Именно эти меры позволяют нам с абсолютной однозначностью определить «родственную» принадлежность каждой. И распределить на соответствующий поток жен – для оборотней, для горгулов, для хашеров, для демонов и так далее. На поток жен для оборотней попадают лишь те девушки, одним из предков которых был кто-то из ваших.

Оборотень хмыкнул и плюхнулся в одно из больших кресел возле стола, за которым чинно восседала патронесса. Вальяжно закинув одну ногу на колено другой, он своей побарабанил пальцами по столу и с явственным смешком уточнил:

– Но есть ли гарантии того, что среди воспитанниц, обучающихся сейчас на потоке жен для оборотней, найдется та единственная, чей запах меня взволнует? Кстати, сколько их всего?

– Гарантий никаких! – бесстрастно отчеканила в ответ вампирша. – Именно поэтому мы с вами еще не обсуждаем условия заключения брачного договора. Прежде вам необходимо познакомиться с ароматами наших, еще не выбранных в пару воспитанниц. Всего их семеро. Четверо уже стали избранницами.

Подбородок мужчины на миг напрягся, из-за чего на нижней части лица появились суровые складки, доподлинно позволяющие судить о его уже немалом жизненном опыте. И о силе властителя, не привыкшего получать хоть в чем-то отказы. Во взгляде мелькнул скепсис: всего трое?..

– Что ж… – с нескрываемым разочарованием в голосе он импульсивно взмахнул ладонью, демонстрируя готовность приступить к «знакомству». – Будем надеяться, что мне повезет с первого раза! А не придется ежегодно навещать вас ближайшее столетие, а то и дольше.

Поежившись в душе от подобной перспективы, вампирша молча коснулась рукой магического шнурка, призывая помощницу с заранее приготовленными аксессуарами. Полноватая гномиха степенно вплыла в помещение, неся перед собой поднос, на котором лежало три белоснежных носовых платка. Поставив его на стол возле гостя своей госпожи, она скромно отступила назад. Патронесса жестом указала оборотню на платки, предлагая приступить к выбору.

Впрочем, оборотень уже и так активно принюхивался, о чем свидетельствовали трепещущие крылья его носа. Его рука всего на миг замерла над подносом, чтобы тут же схватить один из платков. Взгляд, направленный на женщин, сверкнул звериным интересом и торжеством.

– Эта! – тон мужчины выдавал его потрясение. – Невероятно, но среди них есть та, которую узнал мой зверь!

Вампирша ничем не выказала своего удовлетворения и облегчения. Только бросила быстрый взгляд на монограмму в уголке платка.

«Лина Орма. Кто бы подумал!..»

– Что ж… И каковы условия брачного договора? – оборотень мгновенно преобразился. Сейчас он был собран, деловит и целеустремлен. От недавней смешливости не осталось и следа. Вампирша видела перед собой мужчину умного, знающего, чего он хочет, более того – страстно желающего заполучить свою пару и готового ради этого на любые действия и использование любых средств. Взгляд, в упор направленный на нее, предупреждал о неизбежной вспышке звериной ярости, случись ей в чем-то начать ему перечить или встать на его пути.

Но вампирша не зря много лет оставалась неизменной патронессой Школы обольщения, она знала себе цену, имела большой опыт и могла похвастаться немалым количеством благодарных клиентов, уже счастливо женатых.

Сейчас ей надо было сделать все для того, чтобы и сидящий напротив вер присоединился к их числу. И сделать как всегда, четко и профессионально. Поскольку пробудившийся в нем инстинкт собственника сделает его неимоверно придирчивым и опасным клиентом.

Оборотень так и продолжал сминать в руке платок своей суженой, вампирше и в голову не пришло бы попросить его вернуть аксессуар.

– Вы же понимаете, что при дефиците в этом мире подходящих пар для Пришедших и их потомков, ведьмы вызывают особенный интерес. Их дети полностью наследуют возможности отца. Никаких полукровок!

Мужчина понятливо кивнул.

– Вы компенсируете все затраты на обучение своей невесты в нашем заведении плюс вносите единовременный фиксированный взнос на счет Школы, – сухо проинформировала его патронесса и, дождавшись ответного стремительного кивка, добавила: – За девушкой можете приезжать через две недели.

Оборотень недовольно поджал губы, явно намереваясь оспорить последний пункт. Он хотел заполучить ее прямо сейчас!

– Вы же понимаете, что нам потребуется некоторое время, чтобы девушка свыклась с мыслью именно о вас, – спешно добавила вампирша, не позволив гостю озвучить собственные возражения. – У вас есть особые пожелания?

Мужчина вновь встал и прошелся по комнате.

– Поскольку я не видел девушку, мне сложно судить о ее внешности, но у своей жены, как и любой вер, я хотел бы видеть вполне аппетитные формы. Мне не нужна бледная немочь, жена должна быть мне под стать – крепкой и способной выдержать напор моего зверя. И никаких обморочных девственниц, считающих оборотней выходцами из ада! Мне и так придется трудно в эти дни, поэтому к излишней деликатности при встрече я расположен не буду.

Внезапно он замер и, стремительно обернувшись, пронзил вампиршу диким и яростным взглядом ревнивца, заставившим ее слегка вздрогнуть.

– Но никаких посторонних мужчин! – с ледяной угрозой в голосе предупредил он. – При этом мне нужна опытная и страстная супруга, горячая и более чем раскрепощенная.

Вампирша только кивнула на эти, казалось бы, взаимоисключающие требования.

– Я так понимаю, что опасаться неумения с ее стороны связать два слова мне не стоит? Тогда еще. Мне не нужна забитая трусиха, что будет дрожать в моем обществе и шарахаться от моего зверя. Она должна быть той, что всегда подхватит и поддержит каждый мой порыв, той, что будет готова любить наших детей.

Мужчина вновь вернулся к столу и, свирепо рыкнув, грозно предупредил:

– Вернусь через озвученное вами время и ни секундой позже! У моей невесты должны быть лучшие условия проживания, обеспечьте их.

С этими словами, скупо кивнув на прощание, оборотень вышел из кабинета. Платок он унес с собой.  

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям