0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Отрывок из сборника "Сладкий декабрь"

Отрывок из сборника "Сладкий декабрь"

Исключительными правами на произведение «» обладает автор — . Copyright ©

Ася Учайкин «Чудовище»

Пролог

Не верьте феям, даже самым добрым, и они могут преподнести подарок, от которого захочешь избавиться, но не сможешь…

У короля и королевы родился мальчик, наследный принц, которого все с нетерпением ждали. Ведь до этого у венценосной пары рождались только девочки. Король уже подумывал, как переписать Закон так, чтобы старшая из его дочерей смогла занять трон — и именно она стала бы королевой и правительницей, а не ее супруг.

Счастливые родители нарекли мальчика Адал-Хард — Благородная сила. У принца, будущего короля, должно быть прекрасное имя. На праздник имярека съехались гости со всего округи: и подданные их величеств, и соседи-короли со своими чадами и домочадцами, и волшебницы-феи, способные одарить малыша своими изумительными подарками, которых ни за какие деньги не купишь.

Самая младшая из фей пожелала, чтобы принц стал прекраснее всех на свете, когда подрастет. Другая фея наградила его нежным отзывчивым сердцем. Третья сказала, что каждое его движение будет вызывать восторг у окружающих. Четвертая обещала, что принц будет превосходно танцевать, пятая — что он будет петь как соловей, а шестая — что он будет играть на всех музыкальных инструментах одинаково искусно.

Король с королевой слушали и удивлялись, почему ни одна из фей не пытается наградить малыша крепким здоровьем, а главное, умом и рассудительностью. Красота, отзывчивое сердце и игра на музыкальных инструментах — это, конечно, неплохо, но будущему правителю требовалось совсем другое.

И когда к кроватке младенца подошла очередная фея, милейшая добрая старушка, король, не выдержав, потребовал, чтобы она дала ребенку то, что будущему правителю больше всего требуется.

— Будь по-вашему, ваше величество, — согласилась та. Она подняла руки вверх, ее балахон, развеваемый внезапно появившимся ветром, взметнулся, словно крылья летучей мыши. А из доброй старушки фея на глазах у всех превратилась в злую фурию. И слова, слетавшие с ее уст, приобретали иной смысл, совсем не тот, что вкладывал в него король.

— Когда принц достигнет совершеннолетия, он познает мудрость тысячелетий, обретет силу великую, противостоять которой никто не сможет, и здоровье, которое позволит прожить ему не одну сотню лет, — кричала фея, волосы ее, поднявшись дыбом, развевались огненным шлейфом. — И станет он драконом. И проживет в этом обличье до самой своей смерти. А у драконов длинная жизнь, — закончила она одаривать ребенка.

В зале после ее слов стало неимоверно тихо.

— Но я просил совсем не этого, — возмущенно ахнул король, когда фея произнесла свои последние слова. А королева заплакала, склонившись к перепуганному сынишке.

Но тут откуда-то появилась совсем юная фея, только она не наградила мальчика своим подарком, и в полной тишине громко сказала: — Утешьтесь, король и королева! Я не так сильна, чтобы снять заклятье. Но я могу наложить на него дополнительное смягчающее условие. Принц будет пребывать в облике дракона лишь до тех пор, пока прекрасная принцесса не полюбит его за отзывчивое сердце.

И все с облегчением вздохнули — ведь одним из подарков, полученным мальчиком ранее, как раз и было нежное отзывчивое сердце. Обязательно среди принцесс отыщется та, которая всей душой полюбит сердце принца, несмотря на то, что то будет биться в груди чудовища.

— Мурчалло, ну и где та принцесса, которая полюбит чудище?! — проревел дракон, нервно помахивая своим длинным шипастым хвостом и ударяя им по каменным сводам пещеры. — Сколько можно мне одну и ту же сказку рассказывать?

Пред грозные очи чудовища явился полосатый рыжий кот в изрядно поношенных сапогах и потрепанной шляпе со сломанным страусиным пером. Он выгнул спину, мяукнул и только потом открыл пасть, чтобы ответить на гневный вопрос дракона: — Ваше высочество, где я вам добуду принцессу? Сами знаете, какой на дворе век. Вот раньше…

Он закатил круглые ореховые глаза…

Дракон прекрасно помнил, что было раньше, потерей памяти не страдал, он не знал только, откуда взялось это Мурчалло, но оно было с ним всегда, сколько он находился в облике чудовища.

А кот был хорош, ничего не скажешь. Только поэтому и терпел возле себя и не сожрал его раньше или не спалил огненным вихрем, вырывающимся из его пасти. Каждое движение рыжего чуда вызывало восторг у всякого, кто его видел, в том числе и у самого дракона. А пел он, как соловей, исполняя при этом танец с самыми замысловатыми па. В умении же играть на музыкальных инструментах, которое они использовали исключительно в своих корыстных целях, не было ему равных. Рыжий плут прятался где-нибудь в кустах в королевском парке и играл, например, на гитаре, балалайке, домбре, гуслях, ситаре, банджо, укулеле или арфе, короче, на всем, что удавалось стащить из музыкальной комнаты принцессы. Однажды дракон приволок ему даже в кусты рояль. Извлекаемая его лапками музыка так завлекала девушек, что они, теряя голову, поначалу шли на звуки, а потом танцевали на лужайке, позабыв обо всем на свете. Вот в эту-то минуту на них с неба и пикировал дракон, хватал первую попавшуюся и никогда не ошибался — унесенная красавица всегда оказывалась принцессой.

Но последнее время кот пристрастился играть на флейте, извлекая из нее просто божественные звуки. В его лапах флейта пела так нежно, так тихо и так печально, что, роняя зачарованные слезы, дракон порой забывал, зачем и почему кот играет. И только грозный мявк заставлял его очнуться и впопыхах схватить в когтистые лапы какую-нибудь из зазевавшихся девушек.

— Перевелись, — проворчал кот. — Вы же не хотите обратить свое высочайшее внимание на африканский континент, только там остались настоящие принцессы.

— Нет, — мотнул головой дракон.

— А зря, — цыкнул кот через губу. — Между прочим, Клеопатра была из тех краев.

Но дракон снова отрицательно помотал головой.

— Думаете, мне не надоело жить в этой сырой пещере? — продолжил разглагольствовать Мурчалло. — У меня скоро ревматизм начнется.

И он, демонстративно скрючившись, схватился лапой за поясницу.

— А питание? Разве можно мышей и крыс, которых я, кстати, уже всех извел в округе, назвать полноценной едой?

Кот снова закатил глаза, теперь вспоминая, как несколько столетий назад они жили в замке в горах, специально отстроенном для принца, обратившегося в день своего совершеннолетия драконом. Спали на мягких перинах, ели на серебре золотыми столовыми приборами. Им прислуживали толпы слуг, которые хоть и шарахались от чудовища, но дело свое знали твердо. Придраться было не к чему. Но время шло…

Ни одна из похищенных принцесс так и не полюбила принца в облике дракона. Их больше интересовало, каким королевством они будут править, и насколько богат их потенциальный жених. Никого из них не интересовало его нежное отзывчивое сердце.

Со временем замок в горах пришел в упадок, дракон с котом, может быть, и жили бы в нем до скончания века, но уж слишком близко от них стали селиться любопытные люди, от которых ни днем, ни ночью не было покоя. А потом их и вовсе выселили из замка.

Пришлось покинуть привычные обжитые места и перебраться в пещеру в неприступных скалах у моря.

Людей становилось все больше, а принцесс с каждым веком все меньше, и с их исчезновением таяла надежда обрести когда-нибудь человеческий облик.

И если поначалу принца сильно удручал тот факт, что он должен оставаться в облике чудища почти все время, и лишь раз в месяц, когда луна оказывалась полнотелой, становился прежним принцем всего на несколько часов, от появления ночного светила над горизонтом и до восхода солнца. Поначалу он не знал, что с этим даром делать, так как его верный наперсник, кот, куда-то все время исчезал в самый ответственный момент. Оставалось просто бродить по окрестностям. Но потом приспособился — улетал куда-нибудь и терпеливо ждал появления луны над горизонтом, чтобы немного побыть человеком среди людей. Главное, успеть до восхода солнца оказаться в безлюдном месте, чтобы не испугать никого происходящей с ним метаморфозой или не развалить случайно помещение, в котором проводил ночные часы в человечьем обличие.

Принц порой задумывался: тринадцать ночей в году оставаться человеком — это много или мало?

Креш и Эдди «Посейдон»

Пролог

На вершине Олимпа в огромном дворце титанов на брачном ложе готовились ко сну Кронос и Рея. Каждого обуревали тягостные мысли. Женщина мечтала о внуках, грезя покачать на руках малышей, плоть и кровь своих сыновей. Дети выросли, но материнская любовь не исчерпала себя и требовала выхода. Сыновья давно жили самостоятельно, но заводить семью не торопились.

Мысли мужчины занимали сами сыновья - великие боги олимпийцы. Сколько хлопот они создают Кроносу - и не передать. Неугомонные словно малые дети, они не осознавали груза ответственности, который лежал на их плечах. Кронос уже устал от их необдуманных поступков. Вот вчера, например: Посейдон решил ради забавы потопить корабль. Видите ли, его нереиды захотели новые украшения. А с прошлого судна они что, поизносили? А сынок и рад стараться. Конечно, что ему стоит устроить сильный шторм на море, взмахнул трезубцем, проезжая на своей колеснице по дну морскому, и отправил корабль в свое царство. Для Бога морей это плёвое дело, главное красавицы довольны и в обновках, а то, что людей не вернуть, до этого Посейдону нет никого дела.

Аид с Зевсом тоже недалеко ушли от брата. Они так же приносили немало хлопот, добавляя Рее седых волос. А уж когда эти трое, собираются вместе... жди беды! Да ещё в глобальных масштабах.

─ Ну что ж, сыночки мои любимые, зажрались вы, ─тихо шепнул титан себе под нос, так чтобы Рея не услышала.

Сегодня мойры дали ценнейший совет: 'Любовь как болезнь, как вирус. Заболел один, подцепят и другие'. Зная, как любят играть сыновья, грех было не воспользоваться их слабостью.

В темноте спальни глаза Титана наполнились светом, а тихий голос, словно ветер в ветвях оливкового дерева, произнес:

─Ну что ж, сыночки, игра началась.

Глава 1

Ммммм... как же пахнет, ─ сипло пробормотал Кронос, потягиваясь в кровати. Божественный аромат запеченного мяса распространился и в спальню. Желудок мужчины заурчал.

Немедля ни секунды он отбросил одеяло, вскочил с кровати, надел свободные белые штаны на шнуровке, футболку в тон с надписью 'Девочки, отвяжитесь. Я ЖЕНАТ', сунул ноги в подаренные Зевсом тапочки, в виде зайцев и пошел на кухню. Кронос ненавидел вообще все подарки своих божественных сынков, а эти тапки особенно. Он при любом удобном случае пытался их выкинуть, но эти зайцы, будь они неладны, всегда возвращались.

Теперь настала его очередь преподнести ответные подарки деткам. Мужчина уже в нетерпение потирал руки и представлял, как будет смотреть в магическую сферу, сидя в любимом кресле с бокалом белого излюбленного сухого вина и потешаться над потугами сынков. Девушек своим детям он лично нашел в мире смертных, и таких, для которых красота совсем не важна. И этим любителям шуток придется попотеть, чтоб завоевать девушек. А то, что красавицы станут вторыми половинками его несносным и избалованным сынкам, он не сомневался.

Войдя на кухню, Кронос остановился как вкопанный. Любимая жена, нагнувшись в соблазнительную позу, пыталась достать что-то из духовки. Джинсовые шортики обтянули аппетитную попку Богини, и у него проснулся несколько другой голод, в штанах стало тесно от увиденной картины. Непристойные сцены полезли в голову мужчины. Он уже хотел сообщить детям, которые должны были появиться с минуты на минуту, что их визит на Олимп переносится, но, вовремя взяв всю свою волю в кулак, передумал. Как только он их отправит в мир смертных, у них с любимой начнется второй «медовый месяц».

Рея, словно бабочка, порхала по кухне с милой улыбкой на лице, которая всегда сводила Кроноса с ума. Стол был накрыт на пять персон, и множество блюд украшали его. Муж ещё вчера сказал ей о своем плане. Правда ей пришлось попытать его, но пытки были сладкими и жгучими. Хоть его метод был и по не душе Рее, но главное результат. А в то, что её мальчики справятся, она верила.

─ Любимый, ну что ты застыл, проходи. Сейчас дети уже придут. Я столько всяких угощений для моих любимых малышей приготовила! ─ Рея светилась от счастья, и у Титана сердце заходилось в груди, оттого, что доставил радость жене.

Мысленно он потешался над её словами. То, что эти 'малыши' здоровые дядьки по два метра ростом, для любящей матери, это так, сущий пустячок. Спорить с этим было бесполезно, уже пробовал и не раз. Как итог ночь, а то и пару, приходилось ночевать на диванчике в зале. Кронос подошел к ней и, поцеловав жарким поцелуем в губы, произнес: « Отлично выглядишь!».

На Рее была такая же майка, как и у Кроноса, только с надписью 'Ребята, отвалите. Я ЗАМУЖЕМ'. Маячка обтягивала высокую упругую грудь и смотрелась очень сексуально. Кронос сглотнул, уж очень хотелось ему прикоснуться губами к ней, ласкать темные соски кончиком языка, пока они не станут твердыми как камушки, услышать стоны жены и мольбы о продолжении. Да что же это такое! Кронос взглянул вниз на выступающий бугор в штанах.

─Несносные мальчишки, как же жалко тратить на вас свое время!─ в сердцах прошептал он.

Кронос почувствовал приближение сыновей. Он натянул приветливую и радостную улыбку на лицо, чтоб не расстраивать свою милую жену, и пошел к входной двери, которая уже пошла рябью. Секунда и в неё вошли трое мужчин.

'Дамы и господа, позвольте представить Вам, три кошмара воплоти: Посейдон, Зевс и Аид!' - мысленно ехидничал Кронос, разглядывая приближающихся к нему Богов. Все его сыновья, высокие, атлетического телосложения, красивые и дьявольски порочные. Холл вмиг пропитался тестостероном. Одного их взгляда было довольно, чтобы пронзить девичье сердце стрелой Амура. Сущее наказание для отца и большая радость матери.

─Мои малыши, ─радостно воскликнула Рея, которая, так же как и Кронос вышел встречать сыновей, ─ проходите, сейчас я вас побалую! Ой, как же похудели, мои ж 'карапузики'! ─ всё причитала и целовала каждого Бога мать. ─Как же я по вам сильно соскучилась, мои любимые. Кронос скривился, наблюдая, как жена сюсюкается с сыновьями, словно с детьми неразумными, а те и рады. Стоят, улыбаются, да щеки подставляют.

«Тьфу». ─Думал про себя Титан.

Радость матери при виде сыновей не знала границ, она повела их в столовую, где сама рассадила за круглый стол. Просторная столовая была выдержана в итальянском стиле в едином белом цвете и напичкана всевозможной современной земной техникой.

─Мам, мы тоже скучали, ─ признался Зевс своим голосом с хрипотцой, сводивший с ума не одну Богиню, на Олимпе. Затем обратил свой взор на отца и развеселился:

─ Папа как тебе мои 'зайчики'?

─Чудные тапочки! Они словно птица феникс возродились, после того как я нечаянно их подпалил, ─ злясь, ответил Кронос, громовержцу.

Про себя же он подумал, что скоро сыночек получит от него особенный подарочек. 'Ох, как же я повеселюсь. Клянусь, ты услышишь мой смех' ─мысленно пообещал Титан, с усмешкой поглядывая на Зевса.

Рея мелодично рассмеялась, вспоминая этот случай:

─ Ой, не могу! Это надо было видеть, тапки сгорели, и Кронос довольный, пошел в свой кабинет, заходит, а они его ждут на коврике, и мило ему улыбаются. Одним словом, крик стоял знатный.

Все, согнувшись пополам, смеялись. Одному Кроносу было не до смеха. Он помнил, как над ним потешался весь Олимп, когда эти гадкие зайцы пришли следом за ним на важную встречу, и, расположившись возле его ног, просидели до конца встречи, словно верные стражи.

Как только все отсмеялись, Рея стала выставлять перед каждым божественным сынком их любимые блюда. Перед Аидом поставила большую гору блинчиков со сметаной из молока священной коровы. Зевсу подала вареники с творогом, а Посейдону его любимую с хрустящей корочкой начиненную оливой курочку. Сынки стали уплетать за обе щеки угощения, не забывая нахваливать. Конечно, их красивые любовницы только греть ложе и способны. Готовить ни одна не умела. Выдержав паузу, Кронос решил начать свою игру:

─Дети ваша последняя выходка вынудила меня принять решение.

Сыновья переглянулись и стали оправдываться. Перебивая друг друга.

─ Ну а что мы такого сделали-то?! ─возмутился Аид, при этом макая блинчиком в сметану. ─ Мы тихо и мирно посидели, у Зевса, немного выпив.

Зевс кивал, подтверждая слова брата. Посейдон смутно помнил, чтобы было дальше после посиделок, но, сколько выпили, помнил, как, ни странно.

«Моя невинная овечка» Жанна Лебедева

Он открыл дверь и прошел в полумрак комнаты, освещенный висящей за окном вывеской с названием отеля. В воздухе витал дух чужого адреналина, перемешанного с алкогольным выхлопом. Ева, которая по всей логике должна была валяться в полном отрубе на кровати, стояла у окна. Как только вампир запер за собой дверь, она медленно повернулась, заставив Яна удивленно приподнять бровь.

- О, как! Притворяться ты, выходит, умеешь неплохо, – произнес он, с интересом глядя на нацеленное ему в грудь дуло собственного пистолета.

Тяжелый «дигл» подрагивал в слабых руках, рискуя вывернуться и рухнуть на пол, но Ева крепко сжимала его и решительно смотрела в глаза вампира.

- Я выстрелю, - предупредила зачем-то неровным охрипшим голосом.

- Давай, - невозмутимо пожал плечами Ян, садясь в кресло и закуривая. – В людей-то стреляла хоть раз?

- Нет.

- Значит, убить не сможешь, - уверенно процедил он, зажимая зубами сигарету, и насмешливо прищурился.

- Ты не человек, - нервно сглотнув, ответила Ева, и руки ее затряслись еще сильнее.

- Так валяй, выстрели, - выпустив в сторону девушки кольцо дыма, подначил ее вампир. – Ну, чего ждешь?

- Выстрелю, не переживай!

- Давай, давай, - Ян жутко улыбнулся, показав девчонке клыки. – Я тебе только одно скажу: выстрелишь – худо будет.

- Как? – испуганно шепнула Ева, но тут же справилась со страхом расправы и решительно нахмурила брови. – Мне все равно терять нечего…

- Что потерять - всегда найдется, - страшным голосом предупредил ее Ян, стараясь говорить как можно более угрожающе: неожиданная агрессия рабыни позабавила его несказанно, даже настроение улучшилось, и теперь хотелось досмотреть весь спектакль до конца. – Так что пеняй на себя. Выстрелишь, познакомишься ближе с моим 26-тисантиметровым стволом.

Последняя фраза произвела на Еву колоссальное впечатление. Ее глаза округлились от ужаса, и покраснела она, наверное, с ног до головы. Яна в тот момент просто распирало от хохота. Поэтому, решив, что представление пора закончить феерическим финалом, он сделал страшное лицо и резко дернулся в сторону Евы.

Девушка надрывно ахнула, зажмурила глаза и выстрелила…

Раздался оглушающий хлопок. Полыхнуло огнем. Свистнула пуля, пробивая насквозь обшивку кресла. Одновременно с этим раздался безжалостный удар. Ева болезненно застонала и медленно сползла на колени...

«Дезерт Игл» - пушка тяжелая, с мощной отдачей. Было глупо даже надеяться, что слабосильная, измученная постоянным стрессом Ева сможет справиться с этим огнедышащим монстром. Прицелиться точно она так и не смогла. Вдобавок к промаху пистолет отлетел девчонке в лицо, а отскочившая гильза больно стукнула по лбу.

Выронив оружие, Ева закрыла руками разбитый нос и безнадежно зарыдала.

- Хэдшот* [игровой сленг – «попадание в голову», англ.]! – не удержался от комментария Ян.

Он поднялся с кресла, продырявленного на расстоянии пары сантиметров от его недолеченной руки, подошел к рыдающей Еве, опустился рядом с ней на корточки и, подняв с пола «дигл», повертел пушкой перед заплаканными глазами рабыни:

- Я же предупреждал. Знакомься, Дезерт Игл – Марк 19, пятидесятка, длина ствола – 26 сантиметров, вес – полтора килограмма. Чтобы из такого стрелять, сильная рука нужна.

Впервые за последнее время голос вампира прозвучал успокаивающе и почти дружелюбно. Ева убрала от лица замазанные кровью руки и виновато уставилась на своего конвоира:

- Больно отскочил, - пожаловалась, с опаской глядя на пистолет в его руке.

- А ты его не бойся, - Ян улыбнулся краем губ, встал и, подхватив Еву за локоть, понял ее на ноги. – Держи, - уверенно вложил пушку в непослушные девичьи ладони.

- Зачем? – рабыня непонимающе сжала «дигл» подрагивающими пальцами.

- Не бойся оружия, оно без человека не стреляет, - Ян уверенно развернул девушку спиной к себе. – Давай! – указал на стоящий на открытом окне горшок с искусственным цветком.

- Нет, - глаза Евы вновь расширились, она резво замотала головой.

- Давай! – грозно рыкнул на нее Ян. – Справься с грёбаной пушкой!

Ева обреченно выдохнула и вытянула перед собой руки с подрагивающим в них оружием. Хотела зажмуриться, но услышав над ухом очередное суровое предупреждение, послушно вытаращила глаза.

Глупая девчонка нервничала. Поэтому, дабы избежать нового мордобоя, Ян поставил собственную ладонь над ненадежными руками Евы. Углядев в этом жесте гарантию безопасности, та заметно успокоилась и, неловко прицелившись, выстрелила. В этот раз она была внимательна, даже пушку почти удержала, по крайней мере, гильзу головой не поймала, а резкий отскок ствола вовремя остановил Ян.

Вампир выглядел довольным. Почему-то в тот момент его неукротимая страсть к оружию дала о себе знать. Наверное, это была какая-то странная сублимация, но вид тонких женских ручек, сжимающих огромную хищную пушку, радовал глаз, заводил, пьянил, настраивая на позитивный лад, не имеющий ничего общего с привычно жестоким азартом охоты. Зачарованный происходящим, он резко развернул девушку к себе, ухватил пистолет в ее руках за дуло и упер себе в грудь.

- Вот теперь можешь стрелять. По крайней мере, не промажешь.

- Я не буду, - твердо заявила Ева и, убрав оружие от цели, неуклюже прижала его к себе.

Насмешливый взгляд вампира встретился со светлыми глазами девчонки. Глянцевый металл утонул в кружевах нежной ткани, аккуратные пальчики бережно погладили темную гравировку с орлиной головой. Ян даже залюбовался…

- Ладно, - насладившись зрелищем вдоволь, он забрал у Евы «дигл» и отложил в сторону. – Тяжеловат для тебя. Будет время, подгоню тебе какой-нибудь «бэби»…

Он осекся на полуслове, соображая, что мелет чушь, и никакого времени у него не будет, как не будет и никакой дружбы, слабый намек на которую неожиданно промелькнул между ними этой ночью… Завтра он отвезет товар заказчику, и все. Больше ничего не будет.

Ева тоже все поняла. Потупившись, отошла в сторону и присев на край кровати со вздохом расправила подол платья. На светлых кружевах расходились бисерные узоры от пролитой крови.

- Мне надо одежду постирать, - упавшим голосом произнесла девушка и исподлобья взглянула на Яна.

- Позвони обслуге, пусть займутся этим делом, - прозвучало в ответ.

 

«Воровство не грех, а способ выживания» Olie

Пролог

      — Зи, что ты сегодня дёрганая такая? — рыкнул на меня напарник Федот. Я застыла, сама не понимая, что со мной происходит. — Нечего там волноваться, хозяева свалили на неделю, их проводили, в самолёт посадили. Так чего ты дёргаешься? Сигналку я отключу, ты влезешь в окно. Тысячу раз уже такое проделывали. А заподозрить нас никто и никогда не сможет, так как ты у нас уважаемый дипломат, в посольстве заседаешь, а я… впрочем, не важно. Всё! Баста! Нам через час выходить.

      — Федь, скажи, моя интуиция меня хоть раз подводила? — я застыла посреди комнаты, которую мы сняли, чтобы можно было переодеваться перед налётом. Да-да, двое респектабельных граждан, отлично зарабатывающих, имеющих вес в высших структурах, — обычные воры. Хотя нет, не так. Мы воры необычные, берёмся только за практически невыполнимые задания. Благодаря моей интуиции, пластичности и гибкости — десять лет балета принесли хоть какие-то плоды — я могла пролезть в любую щель, а Фёдор, мой напарник, — специалист экстра-класса по технике. Он хакер от Бога, ну или, в нашем случае, скорее, от Дьявола.

      — Нет, Зи, ни разу, — моё волнение немного передалось и ему. — Расскажи хотя бы, что именно тебя тревожит, — попросил он, внимательно всматриваясь в моё лицо.

      — Да в том-то и дело, что я и сама не могу разобраться, — вздохнула я. — Просто ощущаю вот здесь, — я коснулась груди. — Это подстава. И ничем хорошим этот налёт не закончится. Нас или ждут внутри, или приготовили ловушку, из которой мы не сможем выбраться.

      — Зи, я всегда доверял твоей интуиции, но сейчас я лично всё проверил, около особняка поставил следилки. Там никого не было, никто близко не подходил. Так что не стоит и париться, — отмахнулся Фёдор.

      — Вот тут тянет, — я положила руку на солнечное сплетение. — Федь, расскажи мне ещё раз: кто делал заказ, что конкретно он говорил? Повтори мне ваш разговор дословно, — попросила я, глянув мельком на часы. Время у нас ещё было.

      — Как обычно, на почтамт пришло письмо «до востребования». Я забрал. Там фото особняка, картинка комнаты, где одно из мест обведено красным кружком. Именно там находится тайник, из которого нам и предстоит достать флешку, нужную заказчику, — быстро выпалил Федя.

      — Ты ведь потом с ним встречался? И он на словах тебе передавал инфу, — не спрашивая, а утверждая, произнесла я. Напарник кивнул.

      — Да, встречался, он действительно сказал, что флешку надо вынимать осторожно, иначе на ней может сработать механизм и она взорвётся, а заказчику очень нужен компромат, что на носителе. Ещё заказчик предупредил, чтобы мы больше никуда не заходили, так как комнаты с секретом, везде стоят ловушки для воров, — усмехнулся напарник, а у меня вдруг возникло ощущение, что тревога связана с ним. Но этого просто не может быть.

      С Федотом мы работаем уже семь лет. Встретились ещё в универе, когда учились на одном потоке международных отношений. Вспомнив нашу встречу, я улыбнулась…

***


      — Девушка, а что вы делаете сегодня вечером? — подхватив меня под локоть, поинтересовался красавец-мажор, прекрасно осознающий свою неотразимость.

      — Семерых по лавкам нянчу, мужа ублажаю, со свекровью выпиваю, с невесткой в карты играю, с деверем… — оторвавшись от учебника, который как раз просматривала перед экзаменом, выдала я. Пока юноша усмехался, я демонстративно обошла его и направилась к аудитории, где должен был проходить экзамен.

      Вышла я оттуда довольная. Сдала. Счастливо улыбаясь, собралась звонить маме, чтобы вместе с ней порадоваться. Именно в тот момент меня снова взяли под локоть и на ухо прошептали:

      — Твою успешную сдачу стоит отметить, — на этот раз я открыто улыбнулась. В данный момент ссориться ни с кем не хотелось, так как я была просто счастлива: именно этот предмет мало кто сдаёт с первого раз. Хорошо, если кому повезёт с девятого раза сдать. Потому от великой радости я согласилась с приглашением настырного обольстителя.

      Сначала было кафе, после которого мы переместились в клуб. Везде были знакомые: или мои, или Федота, как представился молодой и интересный спутник. И мы со всеми обязаны были отметить мою сдачу. Ага, алкоголик праздник всегда найдёт, так и у нас в тот момент было. Упились мы в хлам. Мозг отказывался что-либо соображать. Неудивительно, что мы оказались в его квартире. Как только я почувствовала на своих губах его сухие, но такие горячие губы, меня словно током прошибло. Федота, как я поняла, постигла та же участь. Касания стали отрывистыми, кое-где — жёсткими и резкими. Я запустила руку ему в волосы, притягивая к себе и целуя с остервенением, едва ли не кусая его губы.

      С трудом оторвавшись от моего лица, Федя впился в мою шею. Зубы, а затем язык, который зализывал укусы. Меня не переставало трясти от такого, я изгибалась и плавилась в руках умелого любовника. Он мучил меня долго, выцеловывая каждый миллиметр тела, играл с сосками, заставляя стонать в голос и извиваться, требуя большего. А когда получила… Взлетела высоко-высоко, и опускаться на землю не хотелось. Переход от эйфории ко сну оказался слишком стремительным.

      А утром, проснувшись одновременно с Федотом… расхохоталась, наблюдая разбросанные по квартире вещи — не наши, надо сказать.

      — Ты воришка? — ткнула я ему пальцем в грудь, после чего поцеловала. А он просто согласно кивнул. В свою очередь провёл подушечкой пальца по моему лицу и выдохнул в самые губы:

      — Ты, я смотрю, тоже, — он не спрашивал, а констатировал факт. Но я ответила кивком. — Почему бы нам не стать командой? — хитро подмигнул он.

      Мы тогда ещё пошутили по этому поводу, поприкалывались. Фёдор сообщил, что звать меня он будет только Зи, а то обычное Зинаида его не вдохновляло на подвиги, да и выговаривать долго. В тот момент я была влюблена и согласна на всё.

      Но первый заказ нам поступил уже через неделю после того, как мы пустили инфу о двух профи. Нас несколько раз проверяли, нас пытались ловить, на нас давили. Но ни у кого не получилось ни приручить нас, ни подмять под себя. Мы как работали только вдвоём, так и продолжали работать. Свою репутацию прошибли лбами, можно сказать. Потому нас и оставили в покое. Правда, любовниками мы больше не были. Решили: дружба намного важнее любовных отношений, которые имеют свойство заканчиваться. Иногда дружеский секс для снятия стресса и поправки здоровья, конечно, был: искать на стороне кого-то не было смысла, а тут под боком ходячий секс — почему бы не воспользоваться?

***


      Я так глубоко ушла в воспоминания, что пропустила момент выхода. Только когда меня подхватили на руки и вынесли из квартиры, я очнулась.

      — Федь, ты что творишь? — слабо улыбнулась я. Сегодня мне вс

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям