0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 25 сантиметров счастья » Отрывок из книги «25 сантиметров счастья»

Отрывок из книги «25 сантиметров счастья»

Автор: Калинин Алексей

Исключительными правами на произведение «25 сантиметров счастья» обладает автор — Калинин Алексей Copyright © Калинин Алексей

Каменный лабиринт изнутри напоминает кишки минотавра. Кто в них побывал, тот, несомненно, узнает эти извилистые закоулки и мрачные ниши. Две группы разделились ещё на главном входе. Профессор Флаффикус повел группу Элмер в другую сторону от группы, куда входили Миранда, Джинни и Фред. Напоследок все обменялись мрачными взглядами.

– Дети, будьте аккуратны и осторожны. Помните, чему я вас учил… Как я вас не учил? Вы не из моей группы? А-а-а, тогда мне по большому счету наплевать, что с вами будет. Заходите и постарайтесь не попасться в ловушки хотя бы в первые пять минут. Всем хорошего зачета, – последние слова профессора переходят в едва слышное бормотание, и он спешит к себе в ложу.

Великий лабиринт окружает огромная стена, сплошь состоящая из ячеек-сот. В шестиугольных кабинках видны любопытные рожицы студентов, улыбчивые рожи преподавателей и даже каких-то горожан пустили, чтобы посмотреть на зачет по выживанию.

В небо взмывает волшебный фейерверк, отличный от обычного тем, что при взрыве он разражается страшной бранью. Спустя миг кованые двери лабиринта распахиваются перед студентами.

Как живительная влага в кишки минотавра, в Великий лабиринт струится поток из пятикурсников. Элмер старается оказаться рядом с Робертом. Нет, конечно же не для занятий сексом, но для того, чтобы он вспомнил о предыдущей ночи, снова её возжелал и стал верным защитником и союзником.

Харрисон почему-то тупит и не очень стремиться стать её рыцарем. Он даже пару раз отталкивает Элмер, когда та повисает на нем огромной пиявкой.

– Не мешай. Хочешь выжить? Так не трись об меня титьками, а гляди по сторонам. То, что мы переспали, ещё ни о чем не говорит, – бурчит Роберт, когда они сворачивают в один из многочисленных каменных коридоров.

– Грубиян, – игриво бьет его по плечу Элмер. – Твоё счастье, что я люблю грубость.  А то размазала бы по каменным стенам.

Почему каменным? Ведь они напоминают кишки минотавра? Если покажете эти органы мифического зверя из дерева, то можете бросить в нас камень. Да-да-да, поднимите булыжник и фигакните в монитор – мы будем очень огорчены. Нет, не хотите? Тогда следим дальше за развитием событий.

Первая жертва изощренной фантазии преподавателей запутывается во вьюнке крапивовидном. Томми Джинкс наступает на ничем не выделяющийся булыжник и из стен тут же вылетают плети вьюнка. Момент и молодой человек напоминает зеленую мумию, которую утаскивает в стену злой колдун. Только расширившиеся от боли глаза напоминают, что внутри кокона находится живой человек.

– Ничего себе, – выдыхает Элмер. – Не хотела бы я оказаться на его месте. Ведь это же надо – после вьюнка крапивовидного остаются красные волдыри и постоянное жжение. Уж я-то знаю – как-то не оказалось под рукой туалетной бумаги, и в темноте сорвала пучок этого вьюнка.

– И что? – Роберт даже остановился.

– Ну… я только руку себе ошпарила. Больше ничего не успела подтереть. Честно-честно, – Элмер чувствует, как кровь приливает к щекам.

Зря она расхвасталась своими познаниями в ботанике. Остальные студенты тихо посмеиваются над ней. Эх, вот у генералов такие грозные прозвища. Могучий, Дерзкий, Невозмутимый. А у неё что будет? Элмер Краснозадая?

Ладно, до конца испытания ещё дойти надо. Она делает вид, что ничего не случилось и идет след в след за Робертом. Огромная крокозявка подлетает с севера и в её копытах оказывается Том Рольфсон. В чем коварность крокозявок – они всегда подлетают неслышно и не успеваешь ничего сделать, как теряешь почву под ногами.

– Ох, вот ещё один, а мы только на десять метров от входа отошли, – вздыхает Милисса Браун. Её тощий хвостик укоризненно покачивается над худенькой шеей. Бедная, даже не подозревает, что именно она окажется схваченной лапищами диносуслика.

По мере продвижения по коридорам лабиринта их группа мельчала. Нет, магическое оружие помогало, но на место одного противника тут же набегал десяток других и справиться было гораздо труднее. Бирюзовые карганоды, которые водились только в Великом лабиринте уже утащили вопящего Джон Хьюстона. Мощная каменная гряда, выросшая между группой и пятью человеками, не дала рассмотреть – почему за ней послышались истошные крики.

– Что происходит, Роберт? Мы же должны были дойти до волшебного шара все вместе, а теперь нас осталось меньше половины. Вон и Билла только что заглотил гладырь пузереватый. Это что же, ректор нас обманул? – Элмер старается прижаться грудью к хмурому Роберту.

Как-то так получилось, что именно его негласно выбрали в лидеры – он уже три раза успел отразить вылетающие канаты вьюнка. Даже изюбр крылаточешуйчатый остается без добычи, когда Роберт умелым движением кортика срезал хищнику отросток рога. Тот самый, которым изюбр свистит, парализуя жертву.

– Нет, мне кажется, что ректор просто утаил часть правды. Смотри – на нас нападают те, кто при всем желании не может принести вреда. Так, покусают, пожалят, оторвут ногу-руку и всё. Но мы уменьшаемся. Значит, до волшебного шара должен дойти только один. Самый уверенный, сильный и могучий. Поэтому, милая, пройди вперед три шага, а мы посмотрим – годишься ли ты на роль уверенной, сильной и могучей? – улыбка Роберта подошла бы Сатане.

Элмер вспыхивает от такого предложения. Она не хочет быть приманкой. Но всегда среди людей находится глупец, который не понимает сарказма, а принимает чужую подначку как руководство к действию.

– Я буду тем, кто первым коснется шара! – выкрикивает толстяк Сэм Поткинс и расталкивает ребят, чтобы ринуться вперед.

– Безумству храбрых мы крутим пальцем у виска, – задумчиво говорит Роберт, глядя, как сиреневое щупальце цыпловолка утаскивает орущего Сэма. Тот не успел сделать и двух шагов, как оказался опоясан хлестким ремнем.

Элмер хмыкает, а Роберт хотел её пустить впереди. Нет уж, она будет хитрее и останется по центру группы. Пусть спереди и сзади нападают звери, растения и ловушки – в центре не так уж сильно дует. Шаг за шагом они продвигаются по Великому лабиринту.

В ячейках стен видны маленькие человечки – они радуются, когда кто-нибудь из студентов оказывается в ловушке. Элмер вздыхает. Когда-то и она была на их месте. Тоже прыгала и радовалась, а теперь вынуждена приседать и чуть ли не ползком пробираться под хищной зубастой пастью ромашковасилька.

Поворот, поворот, поворот. Кажется, что каменные тоннели никогда не закончатся. Вот в стене скрывается Энтони Чпокс, захваченный врасплох шаромышью, которая выскочила из-под земли и втянула в свой прозрачный живот пятикурника. Элмер ещё видела, как он пытался выбраться наружу, но желейное тело крепко держало свою добычу.

– Роберт, похоже, что мы с тобой остались одни, – говорит Элмер.

– Если ты считаешь меня за идиота, который не умеет считать, то ты ошибаешься, – огрызается молодой человек.

– Чего ты такой грубый? Что я плохого сделала? – недоумевает девушка.

– Капаешь на мозги. А сейчас нужно сосредоточиться как никогда. Если мы не дойдем, то выиграет другая группа. Поэтому заткнись и смотри под ноги. Кстати, почему ты без обуви?

– Её сожрали медузотявки. Кто-то подстроил ловушку.

– Понятно. Ладно, пошли вон в тот проход, – Роберт показывает на правое ответвление коридора.

Легкой походкой они добираются до прохода и…

О чудо!

На прямоугольном постаменте красуется волшебный шар. Серебристый и блестящий, словно зеркальный светоотражатель с дискотечного танцпола. Он находится в центре круглой площадки. Элмер даже на миг показалось, что сейчас заиграет музыка и возле шара появятся одногруппники со стаканами волшебного пунша в руках. К подножьям стен примыкают черные плиты, чистые, совершенно без каких-либо насечек. А дальше на земле лежат белые мраморные плиты со странными рунами и знаками. Элмер вспоминает про них – вроде бы они изучали руны на первом курсе. Но вот что именно они означают? Нет, как ни старалась, вспомнить не могла, кроме одной.

На стенах гнездятся различные выступы и ржавые крючки. Даже с расстояния они смотрятся угрожающе.

– Аккуратно! Идем по стенке и держимся рядом. Не отставай. Если увидишь что-нибудь подозрительное, то сразу же кричи, – говорит Роберт и делает первый шаг.

– Вообще-то мы с тобой с самого начала находимся в подозрительном месте. Давай бросимся к шару, коснемся его и выиграем? Тут всего несколько метров, – почему-то шепчет Элмер, не отрывая взгляда от шара.

– Нет, самые последние метры должны быть самыми сложными. Иначе я плохо знаю этих пройдох, – Роберт кивает на высокие стены. Наверху располагаются ложи преподавателей. Ректор, наверное, уже потирает руки, предвкушая отличное зрелище.

– Пойдем тогда по рунам счастья. Видишь, они клетками шахмат ведут прямо к шару, – вот эту-то руну Элмер и вспоминает. Другие остаются в тумане памяти.

– Это будет самое простое. Надо сначала всё обойти, а уже потом…

Что «потом» Элмер так и не успевает узнать. С другого входа раздается окрик. Он настолько громко звучит, что девушка вздрагивает и впивается коготками в руку Роберта.

Миранда и Фред вываливаются на площадку с другой стороны и застывают, оглядывая всё вокруг. Без сомнения, они видят Элмер и Роберта. Вот только радости на лицах почему-то нет. Сейчас решается – кто из них останется без памяти и будет прислуживать при академии, а кто обретет славу и чудесную жизнь, полную сражений и великих побед.

– Роберт, я могла предположить, что ты доберешься до шара, но, чтобы рядом с тобой оказалась эта шлюшка… – язвительность Миранды можно резать волшебным кинжалом.

– Я тоже рада тебя видеть, милая соседка с вонючими ногами. Неужели на твое тощее тело ни один зеброзавр не позарился. Скорее всего эти кошмары приняли тебя за свою, – не остается в долгу Элмер.

Пять лет под одной крышей и пару раз под одним парнем забыты – теперь они соперницы. Вот Фреда жалко. Молодой человек всё ещё смотрит влюбленными глазами на Элмер. Хотя он и пытается себя убедить в обратном, но… Увы, любовь сильнее ненависти.

Элмер собирается шагнуть вперед, на Дробату – руну счастья, но останавливается, когда слышит окрик Фреда.

– Стой, Элмер! Пусть мы по разные стороны баррикад, но я не могу позволить тебе пропасть. Все белые плиты заряжены черной магией. Если ты шагнешь вперед, то мигом исчезнешь. Тут должно быть что-то другое…

– То есть как? Если я наступлю на белое…

– Это будет последнее твое действие, – заканчивает за неё Фред.

– Миранда, милая! Я знал, что ты тоже дойдешь до конца. В тебе чувствуется дух бесстрашного воина и великого полководца. Жаль, что мы оказались по разные стороны шара, – говорит Роберт и делает маленький шажок вправо. На черную плиту. Ничего не происходит. Он делает ещё шажок и снова тишина.

– Да как ты можешь такое говорить… Жаль ему… А как же я? Ведь я же лучше этого супового набора! – Элмер оглаживает себя по груди. Соски под тканью начинают выделяться двумя круглыми орешками. Девушка обладает способностью быстро возбуждаться.

С её движением серебряный шар начинает светить ярче. Он даже приподнимается на постаменте.

– Элмер, ты видишь? – Роберт застывает на месте.

– Вижу, что ты хуже близканутого худряка, тот хотя бы в лицо плюет, а не бьет в спину. Не лезь ко мне со своими лапами, – обиженная девушка ударяет по рукам Роберта, которые тянутся к её груди.

Шар тут же меркнет и принимает первоначальный цвет.

– Да подожди ты. Неужели не заметила?

– Заметила, что ты тот ещё засранец, – девушка раздраженно фыркает.

Роберт глубоко вздыхает. Вот же дернул черт связаться с этой тупоголовой. Объясняй ей теперь то, что другая пара и так уже поняла! Иначе ничем не объяснить того, что Миранда впивается крепким поцелуем в губы Фреда.

Серебряный шар светлеет и… чуть качается над квадратным постаментом в сторону Миранды и Фреда.

– Теперь видишь, глупая брабурица, что шар реагирует на сексуальную энергию? – ворчит Роберт и показывает на шар. – Похоже, что нам придется заняться сексом, чтобы шар подлетел к нам.

Элмер вспыхивает от радости. Неужели последнее испытание — это то, в чем она главный специалист академии? Куда там фригидной Миранде и девственному Фреду. Сейчас она устроит настоящее шоу.

– Да, называй меня так. Я люблю грубость, – жарко шепчет Элмер и прижимается грудью к плечу Роберта.

Молодой человек кладет руку на соблазнительную попу. Её не видно под тканью, но она там точно есть. Роберт же помнит. И Элмер помнит его горячую руку. Она мурлыкает и языком щекочет ухо молодого человека.

– Смотри! – вскрикивает Роберт.

Шар с уверенностью катится в их сторону и замирает на самом краешке. Ещё чуть-чуть и он сорвется вниз. Фред с Мирандой тоже это видят. Соседка Элмер кладет руку на выпирающий пах Фреда и начинает поглаживать.

– Не… Не так сильно, – выдыхает Фред, когда шар стремительно катится к ним и зависает на краешке.

– Ты и в самом деле девственник? – спрашивает Миранда, когда он ловит и чуть притормаживает её руку.

– Ну… у меня уже был опыт… – мнется молодой человек.

– Так ты вдул кому-нибудь или нет?

– Нет, – Фред опускает глаза.

– Вот же угораздило попасть с таким в одну группу. Ладно, я буду нежной, ты только доверься мне и откройся новым ощущениям.

Шар уже катится в обратную сторону, когда Роберт запускает руку под мантию Элмер. Под мантией, кроме зеленых носочков нет ничего. Девушка любит, когда шаловливый ветерок залетает под ткань и приятно холодит между ногами. Шар снова катится в их сторону, когда средний палец Роберта касается её интимной стрижки…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям