0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » А вот теперь поиграем » Отрывок из книги «А вот теперь поиграем»

Отрывок из книги «А вот теперь поиграем»

Автор: Симова Гера

Исключительными правами на произведение «А вот теперь поиграем» обладает автор — Симова Гера Copyright © Симова Гера

Я с утра в растрёпанных чувствах. А всё расстройство из-за ссоры с парнем! Вчера мой мишка Эдди устроил драму под названием «Давай срочно поженимся». И продолжил утром – перед работой ещё раз напомнил, что я должна назначить дату свадьбы. 

Почти год прошёл с тех пор, как я нашла под подушкой обручальное кольцо. До сих пор вспоминать неловко. Вместо того, чтобы броситься любимому на шею, я тогда от страха покрылась гусиной кожей и начала заикаться. Решила, что в ЗАГС придётся идти немедленно. Отсрочку с трудом удалось получить из-за отсутствия денег – расписываться по-сиротски я отказалась наотрез. Теперь мы уже почти накопили нужную сумму, и Эдик снова заговорил о свадьбе. 

Самой себе я страх перед замужеством объяснить могла, а сказать такое любимому в глаза язык не поворачивался. Ведь больше всего на свете я боюсь, что муж меня разлюбит и бросит, как это было с мамой. Я совершенно уверена: если уйдёт парень – это одно, а муж – уже катастрофа. У нас в семье браки почему-то недолговечные. Бабушка и мама растили меня без дедушки и папы.

Как я могу такое сказать любимому, если даже оснований для этого нет: красивые комплименты, цветы, забота – всего этого у меня в избытке. Эдик мой идеальный принц, хоть и слишком увлекается компьютерными играми. А кто без недостатков? Я, вон, замуж выходить боюсь. 

Наверное, что-то во мне сломалось после развода родителей. Любимый папочка будто вычеркнул меня из жизни, а мама с бабушкой постоянно внушали мне, что они все такие. К совершеннолетию мужчины в моих глазах превратились в лживых монстров, думающих только о себе. Каждый мой шаг контролировала мама. Поэтому, пока жила с ней, о мальчиках и речи не было. Обучение в пединституте этому тоже не способствовало. 

Так бы продолжалось и дальше, но мне досталась в наследство квартира. Не то чтобы бабушка с папиной стороны очень меня любила, просто ей нравилось болтать со мной по телефону, да и в больнице её никто, кроме меня, не навещал. Поэтому перед смертью она переписала свою двушку на меня. 

Неожиданно для всех я проявила твёрдость, и с грандиозным скандалом отстояла право на самостоятельную жизнь. Конечно, пришлось найти подработку, но присматривать за дошкольником и водить его на кружки совсем не трудно.

Теперь я уже несколько часов бродила по растрескавшимся асфальтовым дорожкам старого парка. Дома на меня давили стены и фото Эдика осуждающе хмурило брови. Ноги уже гудели, через тонкую подошву пантолет остро ощущался каждый камешек. Эскимо развалилось прямо в руках и плюхнулось липкой кляксой на любимую футболку. Ну что за невезение! Попыталась отскрести с груди кусочки подтаявшего шоколада. Не тут-то было. 

Взгляд задержался на свежем нейл-арте со стразиками. Всё-таки салоны красоты творят с женщинами настоящие чудеса: с утра зашла туда растрёпанная и с опухшими от слёз глазами, а вышла красавицей. Волосы мне мастера заплетали в сложную косу втроём. Длина ниже попы даже для них оказалась непривычной. Зато у эльфийских дев из «Властелина колец» таких красивых причёсок не было.

Из задумчивости меня вырвал детский плач. Он распространял вокруг ощущение глубокого горя и беспомощности, какое бывает только в раннем возрасте, когда весь мир кажется чужим и враждебным, если мамы нет рядом. Я немедленно бросилась на поиски. 

Источником жалобных звуков оказалась маленькая смуглянка. Она нахохлившейся птичкой сидела на выступающем корне исполинского каштана. Неестественно крупные слезинки катились из огромных голубых глаз. Я перешагнула низкую живую изгородь и присела перед малышкой на корточки.

– Не бойся, маленькая, – я улыбнулась как можно доброжелательнее. – Ты чья такая красивая?

Кукольные губки попытались сложиться в неуверенную улыбку, но получилось не слишком хорошо – они ещё подрагивали. Девочка поёрзала, расправляя складки длинной юбки. Малышка попыталась вытереть слёзы, но только размазала грязь по мордашке. Осторожно, чтобы не испугать её, я достала из сумки салфетки, воду и пакетик с засахаренными орешками. От воды девочка отказалась, а сладость взяла. 

Я осмотрелась. Возможно, девочка заигралась в прятки, а заметить её за густым кустарником взрослые не смогли? Я с улыбкой протянула к ней руки, и она доверчиво шагнула ко мне. Стоило прикоснуться к ребёнку, как я поняла, что готова защищать её от всех опасностей этого мира. 

Девочка оказалась совсем лёгкой, и поступила как маленькая обезьянка: обняла меня руками за шею и обхватила ногами за талию. Широкая юбка из тонкой замши совершенно не стесняла её движения. От тесного соприкосновения с тёплым детским тельцем меня накрыло чувство узнавания, будто я наконец-то встретилась с кем-то родным и очень близким.

Вот куда теперь с ней идти, в полицию? Я с сомнением заглянула в голубые глазки. Нет, нельзя. Вдруг её мама где-то рядом, а девочка окажется далеко от знакомого места? Да я просто не смогу оставить малышку среди чужих людей. Лучше всего забрать её к себе домой, а с документами потом что-нибудь придумаю... 

Уже несколько собственническим взглядом окинула девочку, и нашла нас даже в чём-то похожими – цвет волос так точно один в один. Мне двадцать, а ей на вид три или четыре, чем не дочка? И Эдик недавно что-то говорил про ребёнка.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям