0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 2. Белое небо (эл. книга) » Отрывок из книги «Ахроматика богов. Белое небо»

Отрывок из книги «Ахроматика богов. Белое небо (#2)»

Автор: Людвиг Светлана

Исключительными правами на произведение «Ахроматика богов. Белое небо (#2)» обладает автор — Людвиг Светлана Copyright © Людвиг Светлана

1

Сегодня Фрея почти всех жильцов из своего дома убрала по «срочным и очень важным» делам: Боб и так предпочитал жить на съёмной квартире, разве что иногда захаживал в гости; Карина, получив умопомрачительную сумму на обновление гардероба и Тию в придачу, отправилась в огромный торгово-развлекательный центр, где, ко всему прочему, сегодня начинался показ приглянувшегося ей фильма; Лонгвея отдали во временное пользование зоопарку.

Хозяйка встречала гостей сама, пока Эжени с Хакайной накрывали на стол в гостиной, каждая по-своему: тень ветра бегала с тарелками из кухни через весь дом, куноичи же просто перемещалась.

– Фрея, сколько нас всего? – крикнул Брендон, расставляя стулья по местам.

– Семь! – ответила девушка, пропуская в дом Натана.

Гладковыбритый, как всегда, в бежевых брюках из саржи и светло-зелёной рубашке с коротким рукавом – почти при параде и в то же время чуть небрежен. Он бы нахмурился, услышав незнакомый мужской голос, да ласковое касание губ успокоило.

– Это тебе, – протянул тень смерти букет крупных золотисто-рыжих лилий с множеством нераспустившихся бутонов между звёздами-цветами. – Забыл, что у вас цветёт миндаль, иначе постеснялся бы…

– Угадал с цветами, – перебила блондинка и без спроса стёрла с его щеки след коралловой помады, – мои любимые из декоративных.

Улыбнувшись, она спряталась за пышным букетом и с наслаждением вдохнула сладковатый бальзамический аромат. Такой её и застала Лесия, которую впустил Натан. Богиня удачи собиралась сказать что-нибудь ехидное и едкое, но решила не рисковать. Злая Фрея – не самый приятный в общении человек. Пока она благодушно нюхает цветочки, с ней разговаривать намного проще.

Ремус тоже не заставил себя долго ждать – пришёл, стоило Лесии устроиться в гостиной. А Натан всё ещё стоял в коридоре и кокетничал с хозяйкой, не выпускавшей подарок из рук. Даже позволил себе с нежностью убрать пыльцу с её лица, как недавно она убрала у него помаду. Общий друг глянул неодобрительно и на счастливого необычайно словоохотливого парня и на двусмысленные лилии. Да, бывшая богиня чудес любила изящные пламенеющие цветы, но богу смерти виделся в них другой подтекст.

Древний бог не собирался, но отозвал Фрею на минутку для личного разговора.

– Станешь читать мне лекции насчёт Натана? Лесия уже нажаловалась? – с усмешкой спросила блондинка, когда они прошли в дальний угол режуще-белой безлюдной сейчас библиотеки. Цветы она как от сердца оторвала – попросила Эжени поставить в воду.

– Да, Лесия каждый день делилась своими впечатлениями от твоего поступка, – частично согласился Ремус. Знала бы хозяйка дома, сколько ему на самом деле пришлось выслушать, не шутила бы, а посочувствовала. – Но я считаю, что у тебя своя голова на плечах, и не помню, чтобы ты слепо доверяла людям. Не расскажешь, что тебя с ним связывает?

– Не расскажу, – заупрямилась Фрея, лелея историю их знакомства, как сокровенную тайну. Такое не расскажешь в двух словах – не поймут. Да и делиться совершенно не хочется.– Но, если ты за меня волнуешься, поясню: я знала Натана раньше.

– Настолько, чтобы полагаться на него до сих пор?

– Как тебе сказать, – задумалась блондинка, скрестив руки на груди. Никогда она не могла объяснить словами, почему одному человеку верит, а другого и близко не подпускает, но соратникам-то нужно что-то поубедительнее, чем размытые ощущения. – Я, конечно, знаю его не так, как вас с Лесией. Но я следила за ним с небес – достаточно эффективное средство увидеть человека настоящим. И его действия и поступки… Я думаю, что хорошо его понимаю.

Расплывчатое объяснение собеседника не слишком устроило. Вряд ли Лесия удовлетворится подобным ответом, но бог другого сейчас не добьётся. Придётся работать громоотводом. Нехотя, Ремус согласился:

– Ладно, это твоё дело. Не помню случая, когда ты ошибалась в человеке.

Фрея кивнула и, с привычной грацией проскользнув между фонтаном и стеной, прошла в солнечную гостиную, где все уже собрались, расселись за длинным накрытым – как для торжества – белой кружевной скатертью столом и теперь неловко молчали. Только Эжени чувствовала себя комфортно, спрашивая, кому что положить, и Хакайна, не привыкшая нервничать из-за пустяков. Лилии тень ветра устроила на подоконнике, так чтобы они оказались у Брендона за спиной, но он всё равно иногда оборачивался и бросал на них неодобрительный взгляд.

Хозяйка выбрала себе кресло с противоположного края стола, хотя Эжени оставляла ей место рядом с повелителем стихий. Даже два на выбор: на стуле и на диване. Натан, который оказался у Фреи по левую руку, тут же заработал ещё больше неодобрительных взглядов. Благосклонность бывшей богини чудес к тени смерти не нравилась никому, разве что Хакайна и Ремус не акцентировали внимание.

– Итак, – начала Фрея усадив Эжени на свободный стул рядом с Брендоном. – Начинаем наше собрание. Подайте мне вон тот салатик, пожалуйста!

Лесия, сидевшая справа от хозяйки дома, чуть не стукнулась головой об стол, раздражаясь нелепым спокойствием старой подруги, но поспешно подала указанную вазочку, не рискнув спорить. Богиня удачи вообще не хотела есть, оставив свою тарелку пустой, и на организованный пир посматривала неодобрительно. Они не на торжество собрались, а серьёзные вопросы решать, и чем скорее начнут, тем лучше.

– Может, сначала поговорим, а потом обед? – всё же проворчала богиня, но Фрея прервала её, покачав указательным пальцем:

– Я теперь смертная, значит, мне надо хорошо питаться. Плотно покушавшие смертные – добрее. Впрочем, боги тоже. На голодный желудок я вообще никаких бесед вести не собираюсь. Лучше возьми себе курочки, нервничать перестанешь.

Лесия вздохнула возмущённо, вздохнула обречённо и последовала совету хозяйки, тем более от запаха запечённой птицы сводило желудок. Но всё же богиня не сдалась окончательно, а завела беседу. Всё равно иначе из-за Натана атмосфера стояла бы напряжённая, а есть с аппетитом в любых условиях могли не многие.

– Мне кажется, Тьер даст нам фору максимум в неделю, а потом попробует отыскать «девушку Ремуса», на которую ты сказала ему сослаться.

– Возможно, Анабель знает, куда направлялся Персиваль. Какое-то время тебе стоит посидеть дома или пожить в другом месте, – продолжил их общий план Ремус, но Фрея только непонимающе пожала плечами, не став говорить с набитым ртом.

Она припасла кое-что поинтереснее, чем глупые прятки, поострее. Честно сказать, бывшая богиня думала, друзья поймают её идею с полунамёка, налету, как брошенный прямо в руки мяч, но эти боги закостенели, потеряв власть и безнаказанность. Что ж, придётся их расшевелить, иначе, трусливо прячась по углам, они не выиграют.

Прежде чем хозяйка сумела рассказать свою задумку, заговорил Натан:

– Тьер не в курсе про Сан-Франциско. Но между делом он выясняет у других богов, не заметили ли они, где произошёл последний большой выброс энергии смерти.

– Значит у нас в запасе не больше пары дней, – засуетилась Лесия. Она-то надеялась, что у них есть время, пока король сообразит и определится с действиями.

– Но он ещё не разобрался с дальнейшими планами. Думаю, следить или искать Фрею он не полезет, – продолжил тень смерти.

– Почему? – удивилась Хакайна, которая бы именно так и поступила. Иначе зачем выяснять, где всё случилось?

– Как бы он ни выделывался, он опасается Рема. Даже если Тьера нельзя убить, есть много других способов создать ему проблемы. Последняя речь произвела эффект, первый раз за время правления Тьер увидел взбешённого бога смерти, – проговорил Натан, смакуя слова и держа приподнятыми уголки губ. Его забавляло наблюдать за метаниями короля богов между желанием показать власть и не лезть на рожон.

– Я, конечно, вашего Тьера не знаю, но неужели он станет сидеть на месте? Ничего не делать очень опасно, если он боится Фрею, – недоверчиво нахмурилась куноичи.

– Не станет. Анабель всё бегает с мыслью познакомиться с девушкой Рема.

– Час от часу не легче! – всплеснул рукам бог смерти. Внутри всё как оборвалось. Да лучше бы Тьер следил, его хоть попытаться обмануть можно. – Только Анабель и не хватает!

– Рем, не веди себя как старая тётка, тебе не идёт, – капризно попросила Фрея, по-прежнему невозмутимая. Пока союзники переживали, она лишь легко улыбалась, точно зачарованная.

– Ситуация дурацкая, вот и поведение под стать, – вернул ей усмешку Ремус, расслабившись. Уверенность старой подруги заражала – если она не паникует, то и у него нет причин. – Ты уже знаешь, что делать, так?

– Не совсем. Я действительно планировала познакомиться с Тьером, но богиня тайн здесь некстати.

– Что?! – разномастным неслаженным хором спросили все сидящие за столом.

– А что такого? – пожала плечами хозяйка дома, вытирая салфеткой подушечки пальцев. Улыбка стала чуть острее, ехиднее – Фрее понравилась растерянность и удивление компаньонов, которые даже не обдумывали столь смелый вариант. А ведь всё так просто. – Он меня увидит, посмотрит, что я совершенно обычная смертная. И вопрос снят! Никаких подозрений, Рем с Лесией смогут приходить в любое время без прикрытия. Да и Натан тоже.

– Тьер его ещё и сам приставит, – проворчала богиня удачи с недоверием, поняв идею. Слишком уж всё гладко даже без её помощи. Не часто такое случается.

– Кстати, я могу ему сказать, что на вмешательство Анабель Рем разозлится, – предложил Натан. – Как вариант, боится, что приревнует. Она ведь им действительно слишком интересуется.

– А она мной интересуется как мужчиной?!

– Нет, у тебя слишком много тайн, она с ума сходит от них. Но со стороны смотрится одинаково, – пояснил тень смерти, успокаивая уже запаниковавшего бога. Такую женщину в поклонницах сердце Ремуса может не выдержать – опасна, как ядовитая змея, и упёрта, как баран.

– Неплохой вариант, но только я пригрозил Тьеру, чтобы ты держался от меня подальше…

– Я вмешаюсь, – мирясь с неизбежностью сотрудничества, решила Лесия, – зайду в гости и утащу к Рему. Сделаем вид, что я вас помирила, – предложила она, а потом пояснила Натану, чтоб не питал иллюзий: –  Без тебя мы точно Анабель с хвоста не сбросим. Главное сам ей на глаза теперь не попадайся.

– Постараюсь, – пообещал тень смерти, хотя ему было чем прикрыться от въедливой подружки хозяина.

– Как хорошо всё складывается! – подытожила Фрея. Признание богини удачи потешило гордость – приятно чувствовать себя победителем даже в самом маленьком споре: Натан в союзниках ценнее, чем на нейтральной стороне. – Теперь можно пригласить Тьера и познакомить со мной!

– Погодите, – вмешалась с беседу Эжени, которая весь разговор ела молча. – Фрея встречалась с Брендоном пять лет. Почти шесть. Об этом знает вся родня и весь университет. Тьер не сможет это проверить? Ему не покажется подозрительным столь быстрый роман? Или вообще тайный?

– Покажется, – согласилась Лесия, неожиданно радуясь найденной бреши в плане. Лучше сразу увидеть ошибки и подстраховаться, чем они выскочат потом нежданными сюрпризами из непроработанной идеи. – Умница, Эжени.

– То есть лучше подобрать другую девушку из твоего окружения, – обратился Ремус к Фрее, – а ты бы притворилась родственницей, если хочешь на него посмотреть. Как насчёт Хакайны?

Бог смерти шутливо попытался пофлиртовать с куноичи, обольстительно улыбнувшись. Она вернула ему игривый взгляд.

– Плохой вариант, – осадила их Фрея.

– Это ещё почему? – возмутилась несостоявшаяся девушка бога смерти.

– Кто-то должен продолжать поиски теней. Я предполагала, что доверю их тебе, поэтому неплохо бы скрыть тебя от лишнего внимания. К тому же, если Тьер пробьёт твоё прошлое, покажется странным, что Персиваль при знакомстве умер не от шурикена в лоб. Ты способна убить тень и без мистических сил.

– Что верно, то верно, – не без удовольствия согласилась Хакайна. – Прости, Рем, но мы не сможем быть вместе.

– Карина? – предложил Брендон, вспомнив последнюю. Не бог весть что, но лучше, чем Фрея в объятиях другого мужчины. Ради конспирации повелитель земли, конечно, пережил бы, но слова тени ветра как камень с души сняли.

– Карина – дура, – резко отмела Эжени, и тут же предложила, опасаясь за реакцию: – Давайте я?

– Тьер не поверит, что Рем интересуется детьми, солнышко, – ласково заметила Лесия, но в голосе скользнул яд.

– И в каком же месте я ребёнок, тётенька?

В комнату вновь вернулось напряжение, но в этот раз оно грозило перерасти в громкий конфликт. Фрея, как хозяйка, постаралась быстро замять намечающуюся на пустом месте ссору:

– Эжени, встречаться, пусть даже и номинально на показ Тьеру – это не просто ходить вместе за ручку. У тебя ещё толком отношений же не было? Зачем тебе тратить первые впечатления на игру?

– Хакайна занята, тебе нельзя, а Карина – ленива и глупа, – категорично отрезала девочка, невзлюбившая тень осени почти с первой встречи. – Она вам много палок в колеса поставит. Она же элементарно не сможет спрятать свою сущность тени.

– Как раз прятать нам ничего не надо, – огорошила всех блондинка. – У Рема должна быть одна тень. Мы в прошлый раз не договорили, но ты же ради этого приходил?

Улыбнувшись нежно и расслабленно, бог смерти только кивнул в ответ. В тот раз они так и не договорили, после сражения он не стал донимать старую подругу, потом они не виделись. Но Фрея правильно догадалась, как обычно. И сама решила, Ремусу даже не пришлось делать щекотливое предложение. За это он всегда в ней души не чаял – за понимание с полуслова.

– Минуточку, какая тень? – нахмурилась Лесия, открыла рот, чтобы что-то сказать… и вдруг осенило, как вспышка молнии на ночном небе! В итоге богиня только протянула понимающее: – А-а! Вот это почёт и доверие! – и замолчала, не став больше ничего пояснять и лишь таинственно усмехаясь.

Пусть честь взять Тию оказана не ей – она на такое и не рассчитывала, но за друга она гордилась, как за себя. Всё-таки Ремус – душка, Фрея даже сейчас на него полагается.

– И всё же я считаю, что Карине нельзя поручать такое дело, – вновь подняла тему Эжени. – Она ненадёжная, это слишком ответственно для неё. А что если она проколется на мелочи?!

– Эжени, – попытался её урезонить Брендон. Мысль, что девочка – маленькая, наивная, доверчивая – станет играть любовь на публику, раздражала его чуть ли не больше, чем о Фрее с другим мужчиной. Его девушка, в конце концов, повидавшая всё древняя, а Эжени? Жернова божественных игрищ попросту смелют её как маленькое зёрнышко, оставят мучную пыль. Но попробуй-ка ей скажи! – О тебе же заботятся. Не влезай.

– Не надо обо мне заботиться! Я сама уже влезла во всё, – твёрдо ответила девочка, как и думал Брендон, не послушав. – Четырнадцать – почти пятнадцать – лет это не так мало, многие мои ровесницы встречаются кто с парнями из университета, кто и вовсе с работающими мужчинами. Некоторые даже с разведёнными. Разница между мной и Кариной только в том, что я справлюсь, а она нет. Я артистка, я привыкла играть. И не стала бы бросаться словами на ветер, Фрея знает.

Все хмурились, молча после жаркой речи.

– Что скажешь? – посмотрела Лесия на старую приятельницу, потому что больше ни у кого не нашлось слов.

Сложенные в замок руки Фрея опирала локтями о стол, взглядом внимательно осматривала Эжени, молодую и горячую, а зубами нервно прикусывала указательный палец. Думала. Она терпеть не могла, когда доводы разума расходились с аргументами души. Принимала точку зрения своей тени… и отвергала. Заиграться слишком просто, особенно когда с тобой в паре импозантный древний бог. Эжени, конечно, не глупа, да и Ремус не станет попусту давать надежды подростку. Но слишком часто логичные схемы разбиваются о непредвиденные чувства. Любой намёк может всё расшатать. С другой стороны, проблема ведь не только подростковая.

– Вообще, Эжени права насчёт Карины, – наконец, высказалась хозяйка, разомкнув руки и откинувшись на спинку стула.

– И если говорить о родственных связях и знакомствах, то ты официально мой опекун. А Карина сбоку-припёку. Так логичнее! – продолжила давить тень ветра, вконец расходясь.

– Давай так… – решила Фрея. Пальцы, слово поставив точку, ударили по краю стола. – Рем задержится, Карина вернётся, и мы ещё раз обсудим вопрос.

– Может, ты сама решишь? – откликнулся бог смерти, слабо усмехаясь. – Я не люблю женские разборки. Ничего хуже ещё не придумали, чем выступать судьёй в женском споре.

Мужчины за столом понимающе заулыбались: бог, тень, смертный – проблемы одни. Хозяйка игриво погрозила пальцем:

– Осторожнее с заявлениями, Рем! Я мужчинам тоже могу многое припомнить.

– Я соглашусь на все грехи, только не кидай меня на амбразуру! – взмолился Ремус. Что угодно, хоть полы полгода вручную мыть во всём особняке, лишь бы не заставили выбирать. Его же разорвут, и он в любом случае останется виноватым. – Иначе я решу, что ты всё же слукавила и держишь на меня зло. Просто так изящно мстишь.

– Ладно, – легко согласилась Фрея, забавляясь паникой друга. – Если вопрос стоит так, то я сама приму решение. Но позже, я ещё посмотрю на Карину. И на Эжени.

Точно книгу, захлопнув один вопрос у себя в голове, она оглядела всех собравшихся, взялась за новый «том» проблем и нахмурилась.

– Ещё мне потребуется фотографии всех богов. Или хотя бы особо приближенных к Тьеру.

– Зачем? – даже подскочил Ремус, ужаснувшись объёму работ.

– Чтобы на стенку повесить, – доложила Фрея совершенно спокойно. Ни она, ни её тени совершенно не знают, кого стоит опасаться, мимо кого можно пройти беззаботно, а кого и попросить о помощи в случае чего.

– И подписать: «Их разыскивает полиция», – развеселился Натан, представив импровизированную галерею. Задумку бывшей богини он раскусил точно кедровый орешек – за что в награду получил её благосклонную улыбку.

– «Обходить за два километра», – только поправила блондинка. – Особенно меня интересует Анабель.

– Понимаешь ли, в чем проблема, – замялся бог, не зная, как вообще Фрея себе это представляет. – Вряд ли они ничего не заподозрят, если мы начнём всех подряд снимать.

– Я могу нарисовать шаржи, – вызвался тень смерти, найдя выход. Хотя и побегать с фотоаппаратом можно найти предлог, но картинки незаметней. – Лесия, поможешь?

– Разделим всех, когда вернёмся на небеса, – согласилась богиня удачи. Ей не хотелось сотрудничать со слугой Тьера, она его опасалась и не доверяла, но мысли, к сожалению, у него дельные.

– Вот и отлично, – обрадовалась Фрея, ничуть не сомневаясь, что проблему решить возможно. – Жду ваших работ.

Успокоившись после таких ярых дебатов, она немного помолчала, сверкая триумфальной улыбкой, а потом требовательно спросила:

– А я не поняла, почему не едим? Не вкусно?

2

Лесия ушла первой, Натан выждал немного и отправился за ней. Миновав уже второй перекрёсток на тихой улочке частных, жмущихся друг к другу заборами домов, парень обернулся, чтобы внимательно проследить, как Брендон точно услужливая собачонка открывает Фрее дверцу автомобиля и помогает устроиться на пассажирском сиденье. Он с такой нежностью отдавал ей случайные прикосновения, что всё стало очевидно: бывшая богиня занята всего лишь простым смертным. Значит, не всё так страшно.

В доме вместе с Эжени остался Ремус, а Хакайна тоже скрылась по своим делам. Заданий навалили целую кучу, но куноичи не жаловалась. Наоборот, принималась за всё с энтузиазмом.

– Рем, – требовательно позвала тень ветра.

Она быстро перешла с богами на панибратский тон, отбросив ненужную вежливость. Очень лёгкая на подъем, безмерно уверенная в себе.

– Я знаю, о чём ты попросишь. И я уже сказал Фрее, что не стану вмешиваться в девичьи разборки! – предупредил бог, но слова не спасли.

– И, тем не менее, если ты вдруг передумаешь, то она тебя послушает.

– Эжени… я понимаю, позицию Фреи по этому вопросу…

– А мою?

Бог вздохнул.

– Я не так давно тебя знаю, чтобы понимать. Но во Фрее я уверен: если она не хочет тебя вмешивать, то не безосновательно.

– Так вот, я хочу ей помочь. И я не верю, что Карина справится, произведёт впечатление и не сорвётся на мелочи. А почему сомневается Фрея? И ты?

Ремус вздохнул ещё раз. Потом ещё. Сколько лет он бог, а всё равно малодушно сбегает от женских разборок. И, как показывает практика, не зря. До сих пор новичкам легенду рассказывают, как одна склочница подкинула на пир богов яблоко, а из-за него сцепились другие три дамы. Боги быстренько вышли из конфликта, скинув всю ответственность на смертного, но всё равно в итоге получилась война. Хорошо ещё, небес почти не коснулась.

– Эжени, ты очень молода. А молодые девушки слишком легко влюбляются.

– Вот Карине, по-моему, куда проще влюбиться! Особенно после просмотренных мелодрам, – проворчала девочка, недовольно фыркнув и скрестив руки на груди. Напридумывают же себе глупостей, а ещё древние.

Ремус снова вздохнул. Фреи ему сейчас очень не хватало. Или хотя бы Лесии. Но никого из старых подруг рядом не было, поэтому оставалось выкручиваться самому.

– Тебе же придётся играть для Тьера.

– Я артистка!

– Но не актриса! И начинающая!

Кажется, бог смерти зря сказал последние слова. Он совершенно забыл, что это боги могут задуматься после такого и оценить свои способности. И то не все. Смертные же воспринимают как вызов.

Мягкие пальцы с аккуратными ещё по-детски подстриженными ногтями коснулись его шеи, скользнули выше и сомкнулись в замок, словно захватив бога в плен. Женщины всегда были для Ремуса слабым местом. И в этот раз, когда Эжени настойчиво коснулась его губ своими, он не смог отказать. Отобрал инициативу, чуть прикусил её нижнюю губу, языки встретились. Поцелуй оказался неожиданно долгим для показательного. И когда он закончился, бог зачем-то прижал девочку к себе.

– Она же о тебе заботится, глупая.

– Я тоже хочу о ней позаботиться.

Ремус снова вздохнул. Какие бы слова ты ни говорил женщине, она их не услышит, пока ты не скажешь то, что она хочет.

– Только пообещай не влюбляться! – наконец, решил бог смерти.

Эжени, довольная,  мгновенно отпрянула от него, отскочила на несколько шагов и от всей души поблагодарила:

– Спасибо, Рем! Обещаю, что не стану!

– Надеюсь, ничего страшного с тобой не случится.

– Если что, Фрея защитит меня от Лесии. И, может, кое-кто сделает определённые выводы, – хитро прищурившись, доложила Эжени.

– Это так заметно? – сконфуженно уточнил Ремус. Ему столько лет, а маленькая тень раскусила в один щелчок. Он, конечно, не слишком скрывался, но и не пел прилюдно серенады.

– Очень! Ты так на неё смотришь. Мне даже завидно. Вот бы и меня кто-то любил вечность.

– Ты в шахматы играть умеешь? – решил перевести печальную тему мужчина. Хватит ему на сегодня любви, и так всю душу вынула.

– Нет, скучная игра.

– Зря ты так. Мне кажется, тебе понравиться. Пойдём, научу.

– Как скажешь!

И Эжени первая скрылась в библиотеке.

***

Совсем не о такой жизни Карина мечтала, когда сбегала из дома. Фрея, конечно, говорила, что ещё не время и пока ей просто нужно собрать теней возле себя, а потом начнётся самое интересное… Но всё равно просиживать дни напролёт перед телевизором было тоскливо. Сегодня тень осени и вовсе под благовидным предлогом выпроводили из дома. А ведь и Эжени, и Хакайну оставили. По непонятным для Карины причинам хозяйка отдала малолетке управление хозяйством, а девица, связанная с преступным миром, то и дело сновала по поручениям. Для них-то работа нашлась, могли бы и поделиться, а то скучно.

Тия рядом не особо скрашивала одиночество, наоборот, раздражала. Детей тень осени не слишком любила, можно сказать, что побаивалась, совершенно не зная, как с ними обращаться. Да и маленькая тень вела себя странно для ребёнка. Не клянчила мороженое, не просилась в игровую комнату, и даже фильм выбрала, на который собиралась Карина, со словами: «Ты же его хотела посмотреть».

Фрея и Брендон забрали их сразу после сеанса. С ними малышка немного ожила, проявив особенную симпатию к парню. На вопрос Фреи, как прошёл день, дала подробный отчёт, правда, без обычных детских восторгов. Когда все сели в машину, Карина подумала, что так и останется для иллюзорной семьи пустым место. Но неожиданно бывшая богиня, параллельно о чём-то размышляя, задала интересный вопрос:

– Карина, а у тебя много мужчин было?

– Не очень, – откликнулась девушка, мигом собравшись. Её «нанимательница» вряд ли бы стала спрашивать подобные вещи из праздного любопытства. – С двумя парнями были серьёзные отношения, за третьего я вышла замуж.

Но, увидев, что ответ не произвёл должного впечатления, рискнула добавить:

– Ещё пару раз служебные романы случались, но приходилось от мужа скрываться, и чувства быстро проходили.

А после этой фразы Фрея заметно повеселела, улыбнулась, едва заметно, кончиками губ, и бросила таинственную фразу:

– Как приедем, надо будет позаниматься, а то у тебя скрывать силу не слишком получается.

– Хорошо! – воодушевилась тень осени, предчувствуя, что вот оно, начало её звёздного пути. Только дайте ей задание, уж она-то себя непременно покажет!

В доме стояла тишина, телевизор Ремус и Эжени не включали, играя в шахматы до самого прихода хозяйки. У девочки занятие восторга не вызывало, бог поддавался, чтобы дать фору новичку. Но лучше так, чем натянуто болтать. Подъехавшую машину они услышали одновременно и встали с мест: Эжени спешно и суетливо, Ремус не торопясь вслед за ней.

– Мне с Фреей поговорить, или сама покажешь? – с усмешкой спросил бог, оказавшись у тени за спиной, когда они услышали, как открывается входная дверь.

Как и прежде, Эжени легко поддалась на провокацию, обвив его шею руками. Чуть привстала на носочках. Ремус обнял стройное подтянутое тело юной красавицы, бережно прижал к себе.

Первым их заметил Брендон и изумлённо застыл на пороге библиотеки. Повелитель земли не успел ничего сказать, только неодобрительно нахмурился. Да и что тут скажешь? Неугомонная: лезет, как бы ни просили остановиться. И бог ещё этот, говорил, оставит решение за Фреей, выпрашивал, а сам что творит? Постеснялся бы при людях или хоть руки с груди убрал.

За парнем в дверном проёме появилась Фрея и задорно рассмеялась, застав заговорщиков. Она мигом поняла, что тень ветра переманила Ремуса на свою сторону. Как же просто он сдаётся, стоит только надавить! Бывшая богиня давно его раскусила, всегда знала о его маленьких слабостях… и никогда ими не пользовалась.

– Можете заканчивать спектакль, я поняла намёк. Но если что – я предупреждала!

Они не сразу оторвались друг от друга: только после того, как Фрея задёрнула плотные светлые шторы, а Карина и Тия вошли в комнату. Ремус считал, что поцелуй, пусть даже на публику, нельзя прекращать по команде – Эжени соглашалась.

– Ты выбрала Ремуса для меня? – спросила Тия, внимательно осматривая возбуждённого, запыхавшегося после «выступления» бога. И, не дождавшись ответа удивившейся Фреи, заметила: – Правильно.

– Вы уже говорили о прикреплении? – изумился бог.

– Нет, – покачала головой хозяйка дома и обратилась к малышке: – Как догадалась?

– Прикрепление – это логично, – пожала та плечами. – Без него у меня вообще нет возможностей, и я могу оказаться обузой.

– Ты поразительно умная девочка, – похвалил Ремус, присаживаясь на корточки. Он заострил внимание на фразе про полное бессилие без привязки, но спрашивать не стал. Лучше потом отдельно с Фреей обсудит, как между ней и тенью разделились силы чудес. – Может, ты ещё и знаешь, как проводят ритуал?

Тия уверенно вытянула руку, Ремус положил поверх свою ладонь. Одновременно пальцы сомкнулись: бог полностью обхватил маленькое запястье, малышка же лишь слегка коснулась его. Миг – сила словно тоже зацепилась, скользнула по рукам, обвивая и обволакивая, потекла дальше. И вот уже оба человека стояли в сиянии, которое медленно угасало. Теперь очертания вокруг Тии чуть поблекли, а рядом с Ремусом появился едва заметный небольшой шарик.

– Я уже и забыла, как красиво выглядит ритуал со стороны, – высказалась хозяйка дома, заворожено наблюдая за процессом, устроившись у окна. – На него можно смотреть бесконечно.

– А по Фрее не видно, что у неё есть тени? – проворно спросила Эжени, внимательно изучая новые ауры.

Брендон и Карина стояли в стороне, едва различая контуры. Парень только после слов тени ветра заметил небольшой шарик, который словно отделялся от общего золотистого ореола, но, тем не менее, был его частью. Карина вообще не поняла, о чём речь.

– У меня и аура-то не божественная, – тоскливо ответила хозяйка дома. – Но сейчас я даже рада, мне как раз рекомендовано поменьше светиться. Во всех смыслах. Так, а теперь давайте продумаем вашу легенду, голубки. Брендон, куда ты пошёл, тебя это тоже касается. Ты мой парень пять лет, почти муж, мимо тебя не могли пройти отношения моей племянницы!

 – А Тия? – попытался увильнуть повелитель стихий. Не слишком ему хотелось придумывать легенду для фальшивой пары, да и вообще наблюдать за Ремусом и Эжени.

– Я сама лягу, вы работайте, – не поддержала малышка.

Брендон покорно вернулся в библиотеку, откуда хотел сбежать. Не нравилась ему затея, сильно, но всё решено. Карина на пару секунд замешкалась на пороге:

– Фрея… ты говорила насчёт тренировок?

– Да-да! Я помню. Мы за часик должны управиться, потом я подойду, хорошо? Будь готова!

Хозяйка отвечала задорно, но тень осени безошибочно узнала проскользнувшие в голосе нотки безразличия – к Карине потеряли интерес.

По телевизору ничего занимательного не показывали, тень осени у себя в комнате беспорядочно переключалась между каналами. Спрашивается, стоило ли менять жизнь полностью, если ничего не изменилось? Ей по-прежнему не дают и шанса попробовать!

Через час Фрея зашла, посмеиваясь, предложила позаниматься.

– Придумали легенду? – вставая, уточнила Карина, чтобы завязать разговор.

– Десять раз, – рассмеялась хозяйка, почти вприпрыжку спускаясь по лестнице. Иногда трудности прятались в мелочах: кто бы знал, что так сложно сочинить подходящую историю. – Столько бреда уже перебрали! Они по сериалам пошли, а я решила устроить перерыв.

– Разве так сложно?

– Я три варианта уже предложила! Хороших неброских варианта, но они говорят, что это «типично», а им надо «красиво». Всем троим. Поэтому пусть думают, а я потом приду браковать, – немного уязвлённо дёрнула плечом бывшая богиня.

В подвал Карина давно не заходила, поэтому, зачем Фрея сняла обувь перед входом, не поняла. Только потом заметила устилающие весь пол гимнастические маты. И новую обивку на стенах, мягкую.

– Не против, если мы с тобой не скрываться, а обороняться поучимся?

– Давай! – согласила тень. Скрываться у неё действительно получалось плохо, а обороной они пока не занимались.

Фрея зачем-то села на маты в позе лотоса, Карина, под внимательным взглядом, последовала её примеру. Лотос вышел кривоват, но это же не так важно?

– Принцип тот же, что и во всех других умениях. Главное внимательность и сосредоточенность. Только когда ты скрываешься, нужно концентрироваться на всём теле, а здесь достаточно небольшого очага. У тебя сила осени, можно сказать стихийная. Если поблизости есть растения, то ты можешь их заставить увядать. При развитых навыках – не только растения. Если говорить о базовых атакующих способностях, то удобнее всего использовать листопад.

Фрея вытянула руку, Карина последовала её примеру. Хотя у богини чудес и её подчинённых силы разнились, она все действия старалась показывать.

– Представь, что у тебя на ладони опавшие листья, что вся сила заключена в центре. Призови листья, заставь их двигаться, как тебе угодно.

Карина попыталась, нахмурилась, затем сильнее, так, что разболелась голова, но ничего не произошло. Ощущения, как скалу двигаешь.

– Не напрягайся, освободи мозг, позволь чуду прийти самому, – посоветовала хозяйка. – Расслабься и представь его у себя в руках, он должен быть там, ты сможешь.

Голос, звучавший мягко, завораживал. Ученица погрузилась в себя, заставила воображение играть, представила, как красиво бы мельтешили жёлтые и бордовые цвета перед глазами… Словно стена рухнула, когда небольшой из пяти багровых невесомых листочков хоровод появился на ладони. От удивления тень осени чуть не растеряла его, но властный голос потребовал:

– Держи!

В последний момент Карина собралась, не дала рассыпаться. Ощущения возникли странные: и напряжение и расслабленность сознания одновременно. И поверх безумная эйфория, захватывающая и пробегающая по телу вместе с кровью.

– Теперь отпусти и попробуй снова.

Получилось сразу, буквально с первой же попытки.

– Давай больше.

Медленно, каждый раз норовя сорваться, листья расширяли диапазон. Сужали резко. Уже не пять, а десять, или даже ещё больше!

– Фрея! – Эжени открыла дверь бесцеремонно, мгновенно сбив весь настрой – листья иссушенными мертвецами осыпались на колени, волшебство пропало. – Мы придумали классную историю! Пошли, расскажем!

– Сейчас! – крикнула хозяйка, поднимаясь на ноги. – Карина, ты поняла принцип? Позанимайся одна, посмотри, что как. Я через часок зайду и, если найдутся трудности, разберём.

Дверь хлопнула, Карина вытянула затёкшие ноги и грохнулась спиной на маты. Листопад в вытянутой вверх руке появлялся через раз, разрастаться вообще не хотел. Помучившись пять минут, Тень осени перекатилась на живот. Как обычно, она здесь никто, и всё бросается ради этой малолетки. Просто потому, что она первая. До чего же не справедлив мир.

3

Когда Лесия вместе с Натаном появились в той части небес, где жил король богов со своими тенями, у Тьера как камень с души упал. А уж когда богиня удачи чмокнула тень смерти в щеку, велев зайти вечером, после того, как она обработает Ремуса, то и вовсе восторг полез едва ли не из ушей.

Для верности король богов выждал пару дней, велев Дафне невзначай убедиться, что старые дружеские отношения восстановились. Тень цветов принесла для него радостные известия – дольше Тьер решил не тянуть.

Натан всегда казался ему простым парнем: тень смерти никогда никуда не лез, в интригах не участвовал, в коалиции не вступал, никого не подставлял и никому не помогал. Даже сдружившись с одной из первых интриганок небес, Лесией, остался за бортом. Поэтому зайдя к нему в комнату, Тьер не стал лукавить, а дружелюбно спросил:

– Ну как? Наладилось с друзьями?

– Рем в бешенстве, – так же запросто ответил Натан, не улыбнувшись. – Не в курсе, с чего Персиваль к нему полез?

– Понятия не имею, – честно признался король богов. – И очень хотелось бы выяснить. Меня просто раздирает любопытство, что там за девушка у Ремуса…

– Тебя или Анабель? – рубанул прислужник.

Тьер поморщился. Право слово, нельзя же так в лоб. Такие вопросы и смотрятся безвкусно, лишённые всякого изящества, так ещё и от ответа на них не уйти.

– У Анабель личный интерес. Но меня пассия Ремуса волнует по другой причине. Ты же понимаешь, что я пострадавшая сторона? Мне нужно узнать причины, и если твой приятель их прячет, то я не обрадуюсь.

– Я могу поговорить с ним, – согласился тень смерти, как бы нехотя, – но он не желает светить свою девушку для других богов. Поэтому, сам понимаешь, Анабель не подпустит ни за что на свете. Уж не знаю, что такого в этой девчонке, да только он любому за неё готов глотку порвать. Если ты не сможешь убедить Рема, что Анабель не вмешается…– Натан развёл руками.

Тьер замялся, закусив губу. Богиню тайн обмануть не просто, она почувствует свеженький секрет. Если только не обзавестись ещё большим, весомым и интересным.

– Я подумаю, – кивнул король; план постепенно зрел. – Но ты не мог бы прощупать почву, побеседовать с Ремусом?

– Поговорю, – согласился Натан.

На том и разошлись, не продолжая беседу лишней светской болтовнёй.

***

Тьер не любил делать что-то просто так, поэтому, создавая секрет для Анабель, сделал его максимально полезным. Вернее, король богов позаботился о неожиданных союзниках в предстоящем противостоянии – уже не надеялся, что мать его предшественника пройдёт мимо – и решил их раньше времени не раскрывать.

Как он и ожидал, Анабель почувствовала запах тайн прямо с порога его комнаты, куда зашла по обыкновению субботним вечером. Хищно улыбнулась, ступив на ворсистый красный ковёр, и довольно заявила:

– Так-так-так! Какой большой и интересный! Тьер, я вся в предвкушении!

– Боюсь, сегодня я тебя разочарую, – с лёгкой усмешкой развёл руками король богов. – Я бы хотел сохранить этот секрет один.

– Не смешно! – мигом нахмурилась Анабель, застыв на пороге.

– А я не шучу.

Напольные антикварные часы с маятником, и без того громкие, сейчас тикали оглушительно, показывая пятнадцать минут седьмого по континентальной Европе. Гостья пару раз притопнула ножкой, не сводя укоризненного и требовательного взгляда с утроившегося в мягком кресле с резными подлокотниками мужчины.

– Тьер… Расскажи по-хорошему!

– Не расскажу. И даже не вздумай применять на мне свою силу, иначе я тоже могу ответить. И тебе не понравится.

Богиня тайн нахмурилась, понимая, что из битвы с королём победительницей не выйдет. Да и доверие потеряет, а Тьер рассказывал ей самые интересные тайны по сравнению со всем божественным пантеоном.

– Сила – не единственный способ узнать секрет.

– Дерзай! – разрешил мужчина, но его легкомысленный тон заставил Анабель понять – малой кровью не отделаться, времени разгадка займёт прилично.

Смиренно вздохнув, гостья решила не пороть горячку. Покорно сев в точно такое же, как у хозяина комнаты,  кресло, она взяла с маленького столика из персидского ореха небольшую чашку с тонизирующим напитком. Точно невзначай боги сменили тему на лёгкий разговор о сорте кофе, который сегодня сварил Тьер: обсудили достоинства и недостатки напитка, углубились в историю, как знатоки попробовали на вкус. А потом богиня вновь вернулась к интересующему секрету, подкрадываясь, как кошка:

– Тьер, с тобой всегда интересно, я знаю очень много твоих тайн и каждую из них тщательно храню. Неужели существует особые секреты и от меня?

– Анабель!

– Я знаю, знаю! Но всё же ответь на вопрос?

–  Я не говорил, что я не могу тебе его рассказать, – хитро заверил король богов, откровенно веселясь.

– И что это значит? – Анабель напротив было не до смеха.

– Я просто не хочу говорить сейчас. Не знаю, как назвать… Скажем, сюрприз? – предположил Тьер, не сумев подобрать более подходящее слово.

– Я не люблю сюрпризы.

– Зато мне нравится смотреть на твою реакцию!

– Тьер! – голос сорвался на визг, пустая чашка грохнула о стол.

Но оправдываться мужчина не собирался, только молчал и разглядывал разозлённую приятельницу. Он очень любил совмещать несколько дел одновременно и из просьбы Ремуса не подпустить к своей пассии богиню тайн, король извлекал и приятные эмоции для себя.

– Если хочешь разузнать – я не стану препятствовать, – великодушно разрешил бог.

Анабель подскочила, возмущённо одёрнула подол длинной юбки и, ничего не сказав, вылетела в коридор. Тьер знал, что она не обиделась. Но в ближайшее время никакие другие проблемы её не заинтересуют.

***

Ремус нашёл Тьера почти сразу же после того, как Анабель оббежала все небеса, пытаясь выяснить о короле богов всё возможное: любимые места, девушек, с которыми он флиртовал хотя бы раз в жизни, а так же все секреты приготовления кофе. Но останавливаться почему-то не собиралась и пошла по второму кругу, заставив богов зачастить к смертным.

– Мне передали, что ты хочешь встретиться с моей девушкой, – без предисловий начал бог смерти. – Поскольку твоя подруга занята, я могу это устроить.

– Буду очень благодарен! – заверил Тьер, стараясь говорить как можно более душевно.

Но Ремус на тёплые интонации не повёлся, взгляд всё так же остался холодным, и бог смерти уточнил:

– Ты учти, я делаю это только потому, что позволил себе вспылить. Я не должен был убивать твоего слугу, но он умудрился вывести меня из себя.

– Я всё понимаю, Персиваль перегнул палку, – вновь попытался втереться в доверие Тьер, но Ремус лишь равнодушно бросил:

– Я планирую, что встреча состоится у неё дома. Что-то вроде семейного обеда. С моей стороны придёт ещё Лесия, так что Натана можешь тоже прихватить, – и ушёл, так и не дав королю богов ответить.

Тьер скривился, подумывая, чем бы поднять себе испорченное настроение. Король не просто так избегал древних – никак с ними не сладить. Все уловки уже давно пойманы, все свои слабые места изучены. С женской половиной оставался ещё шанс на успешное воздействие, мужская же ему категорически не пришлась по душе.

Да и прикреплённая тень, которую Тьер разглядел рядом с богом смерти, ему совершенно не понравилась.

***

Лесия хотела посидеть в гостиной и побездельничать, но запахи так и манили на кухню. А стоило ей там появиться, как Эжени нагружала её тарелками и бокалами, Фрея отдавала какой-нибудь из готовых салатиков, или и вовсе вручали полотенце и велели вытирать посуду из закончившей цикл машинки. Богиня знала, на что идёт, но всё равно неминуемо возвращалась, прицокивая набойками на тонких каблуках босоножек, состоящих из перевитых лент.

– Попробуй, достаточно посолила? – между делом предложила Фрея во время очередного захода, протягивая ложку с картофельно-куриным салатом.

Подруга довольно открыла рот, заглотив всю порцию. Посолено оказалось великолепно, а так же вполне прилично прожарено, в меру сдобрено майонезом и очень вкусно приправлено перцем и тмином. Собственно, ради таких дегустаций богиню удачи и несло в пекло.

– Отлично, – заверила она, а потом тяжко вздохнула: – Я сегодня объемся.

– Поэтому у тебя талия под грудь? Готовишься? Только смотри, на животе юбка натянется, все бёдра оголишь, – поддела хозяйка, разглядывая короткое лимонное платье.

– Признайся, ты на все важные встречи готовишь так много, потому что хочешь, чтобы я растолстела?

– Ой, как будто питаясь два раза в месяц, ты можешь прибавить в весе! – отмахнулась блондинка, провокационно открыв духовку, из которой потянуло дивным ароматом птицы.

От греха подальше Лесия отнесла тарелки в гостиную, но как магнитом её тянуло на женскую территорию. Мысль о том, что Фрея может захотеть узнать, каково на вкус мясо, приободряла. Но в горячем хозяйка оказалась совершенно уверена и до поры до времени оставила его на дальнем столике.

– Ты вообще в курсе, что в Америке не принято устраивать застолья? Это чужая традиция, – из вредности недовольно пояснила нагруженная фужерами богиня удачи.

– Не поверишь, но мне всё равно. Когда-то где-то умные люди привыкли обсуждать все дела за столом и на полный желудок, – объяснила Фрея, а потом повысила голос, потому что её собеседница удалилась, – и я верю во взвешенность и мудрость решения! И придерживаюсь его! Даже с богами помогает! Сытый бог – довольный бог! И менее подозрительный.

– Хоть бы в ресторане заказывала, – предложила Лесия, но тут в беседу встряла Эжени:

– Если кому-то не нравится, то он может не есть, а меня так всё устраивает. Всю жизнь питалась покупной едой, причём строго по диете. Домашнее – в разы вкуснее! А Фрея ещё и готовит великолепно.

Богиня удачи замешкалась на пороге. Ремус промолчал о произошедшем после прошлого званого обеда, а вот хозяйка дома сдала старой подруге всех с потрохами. При этом строго-настрого запретила даже намекать на то, что Лесия в курсе. Поэтому Ремусу претензии в беспринципности богиня удачи предъявить не могла, и злилась на Эжени ещё больше. Нахальная девчонка, которая не понимала заботы старших, её раздражала. Но открыто скандалить из-за бога смерти в гостиной нельзя – Фрея слишком близко, можно и огрести. А дуться и молчать – мелочно и глупо. В итоге Лесии оставалось только поворчать:

– Конечно, вкусно – несколько веков опыта! Но нельзя столько есть. И готовит она на эти свои «пиры» как на убой! Я же из-за стола встать не смогу. Нельзя так вкусно готовить, нельзя.

Мужчины встретили богиню удачи жалостливыми взглядами, нарезка после прошлого визита несколько сместилась в тарелке, а горки у салатов стали меньше.

– Там горячее готово? – спросил Ремус, подскакивая с дивана. – Помочь принести?

– Горячее Фрея даже мне не даёт, – поцокала языком богиня. – Давись слюной. Когда там твои гости придут?

– Натан обещал через полчаса, но если повезёт...

– Рано ещё гостям, – холодно заметила Эжени, внося закуску, выложенную в форме змейки на длинном блюде.

Засуетившийся Брендон, уже до мятых изломов отсидевший непривычные светлые брюки со стрелками и тонкую накрахмаленную рубашку, помог расчистить место, сразу же высвобождая пространство и под главное блюдо.

– Может Фрея нам даст что-нибудь заморить червячка? – с намёком спросил повелитель земли.

– Ты же кушал с утра? – удивилась девочка. – И вообще ты каждый день с нами ешь.

– Сегодня она уж больно расстаралась, – пожаловался парень, поняв, что ничего не получит.

Эжени только довольно усмехнулась и на высоких каблуках, которые, как и Фрея, надела по случаю торжественной встречи, подошла к Ремусу. Деловито поправила однотонный галстук под жилеткой, разгладила сиреневый воротник и, улыбнувшись, заявила:

– Если совсем голодный, могу выпросить что-нибудь. Думаю, Фрея не даст тебе умереть.

Лесия наблюдала за ними хищно прищуренными глазами. Красивая пара выходила: тень ветра в красном платье-чехле заботливо касалась груди бога смерти, пряча взгляд; Ремус сегодня возвышался над ней всего на полголовы и не то тренируясь, не то непроизвольно норовил коснуться её волос. Не дав старому другу ответить, богиня удачи, презрительно кривя губы заявила:

– Боги не умирают от голода. Им вообще не требуется еда, деточка.

– То-то ты всё её таскаешь с кухни, тётенька, – рассмеялась Эжени.

Лесия одёрнула себя – опять начинает придираться. И главное нашла из-за чего. Им же положено играть перед Тьером влюблённых, пусть репетируют. И да, девочка-подросток может себе позволить себе такое поведение на людях. Может и не такое, а более развязное, но эта все же берёт пример с Фреи, разве что платье выбрала построже и потемнее.

В гостиной появилась хозяйка, с укором осмотрела уже собравшихся гостей и провокационно заявила:

– Если у кого-то найдётся время помочь мне с кремом для десерта, то остатки я добровольцу и скормлю. Есть желающие?

Брендон и Лесия подскочили одновременно, но богиня оказалась ближе:

– Я, я, я! Ты ведь говоришь про свой лимонный крем? Я по нему очень соскучилась!

– Ты же боишься потолстеть? – поддела блондинка.

– Не придирайся к мелочам! Крем того стоит! И вообще, я богиня удачи или нет? Мне повезёт, и всё рассосётся. Или всё уйдёт в нужные места.

– Если лишний вес станет зависеть от удачи, то ряды твоих поклонников стремительно пополнятся, – рассмеялась Фрея. – Кстати, а у нас ещё не появилась богиня похудания? А то девочки на диетах словно помешались.

– Тебе-то легко говорить! – оскорблённо заметила богиня удачи.

– Легко? Может быть. Просто когда я полнела, в моду срочно входили полненькие, – нагло заявила хозяйка дома, и победоносная улыбка сверкнула на её лице, когда она уже вышла в коридор.

– Ты просто жульничаешь, – шёпотом заявила Лесия, сощурив глаза. Но всё равно усмехнулась в ответ. Как обычно.

4

После длинного тяжёлого звонка пришедших не заставили долго ждать на пороге – не прошло и минуты, как распахнулась дверь.

– Добрый день! – Фрея радушно встречала гостей. В приталенном голубом платье с короткой юбкой полусолнцем. С сияющими глазами.

– Добрый – улыбнулся Тьер, скользнув взглядом от белокурых волос до классических лодочек на стройных удивительно длинных для среднего роста ножках.

Ремус – не дурак, знал, кого выбрать. Простая смертная оказалась более очаровательна, чем большинство известных королю богинь. Большие яркие голубые глаза, алые кукольные губки, волнистые волосы чуть ниже прямых нешироких плеч, которые почти полностью открыты крупным вырезом. А он так удачно демонстрирует небольшую аккуратную грудь! И талия с бёдрами не подкачали: не худышка, но и не полненькая, есть за что ухватиться.

Удачно, что и Тьер и Натан оделись соответственно: король богов в белую рубашку с широкими расклёшенными рукавами и светло-коричневые брюки, а тень – весь в чёрном, в джинсах и футболке с воротником-стойкой. Не слишком парадно, но и не по простому.

– Вы брат Рема? – уточнила Фрея, посторонившись и пропуская гостей в дом.

– Да, Тьер. А это мой хороший друг Натан.

– Очень приятно! – заверила блондинка, вложив в голос, как показалось богу, томные нотки. – Разувайтесь, проходите в гостиную! Вы позволите мне удалиться? Надо подать горячее.

Не дожидаясь ответа, девушка унеслась по коридору, зато гостей вышел встретить «виновник» торжества.

– Привет, Тьер! – поздоровался Ремус, протягивая руку, как принято в мире смертных.

Король богов на мгновение замешкался – он никогда раньше не переступал личного пространства бога смерти. И не очень-то хотелось сейчас, но ситуация требовала, Ремус ждал. Тьер едва не поморщился от сильного давящего вниз рукопожатия, с трудом вырвался.

За большим, буквально ломящимся столом, уже сидели Лесия и Эжени, на которую Тьер не обратил бы внимания, если бы не аура прикреплённой тени. Неужели, бог смерти связался не с Фрей, а с другой?

В доказательство теории короля, Ремус представил:

– Знакомься, Тьер. Это Эжени, моя девушка.

– Очень приятно! – тут же откликнулась тень ветра, и сразу всё встало на свои места.

Выходит, после нападения Персиваля Ремусу пришлось взять её в свои тени. Тогда действительно есть повод для бешенства.

Эжени Тьеру не показалась особенной. Возможно, просто не выдерживала конкуренции с Фрей, которая встречала гостей. Приглядевшись получше, король богов всё же заметил и статную осанку, и уверенный взгляд у девочки, которая по-хозяйски льнула к своему мужчине.

Украдкой глянув на Лесию, сидевшую в стороне с деланно равнодушным видом, Тьер задумался, на что может пойти обиженная женщина. Но от планов его оторвал мужской голос:

– Я Брендон, муж Фреи. Фрея приходится тётей Эжени, а заодно опекуном. Так что можно сказать, я дядя нашей красавицы.

– Муж? – зацепился за резанувшее слух слово король богов, автоматически отвечая на удивительно удобное рукопожатие. Редко так бывало, что ладони подходили друг другу как влитые. – В вашем возрасте?

– Официально мы не расписаны, но живём вместе, – пояснил парень, одновременно здороваясь с Натаном. А у них приветствие вышло неудачным: Брендон поторопился убрать руку, не зная, как вообще можно пожать такую деревянную ладонь.

– Значит пока просто парень, – заметил тень смерти. – Меня зовут Натан, я друг Ремуса и Тьера.

– Почему ещё не расселись? – задорно возмутилась Фрея, торжественно занося золотистую индейку.

Долго упрашивать никого не пришлось. Даже Тьер, который оставил себе из мира смертных только кофе и алкоголь, захотел покушать. Первое время никто ни о чём не разговаривал, только стучали вилки по тарелкам под удовлетворённым взглядом хозяйки. Сытый бог – довольный бог. Довольный бог быстро теряет бдительность и позволяет себе расслабиться.

Фрея украдкой разглядывала Тьера, пытаясь разгадать. Первое впечатление складывалось удивительно приятным: вежливый, воспитанный, немного растерянный в гостях и напряжённый. Он явно забыл о том, что должен строить коварные планы. Чтобы король богов уж совсем не ушёл с пустыми руками, хозяйка дома подкинула первую наводящую фразу:

– Вы зря обходите вниманием тарталетки. Это полностью творение Эжени, очень вкусно.

Не доверять её словам не имело смысла – буквально через минуту смущённая похвалой тень ветра уносила на кухню пустое блюдо. И Тьер вспомнил, что пришёл не только поесть. Надо же было так растеряться! Вернулся бы на небеса ни с чем – Анабель бы на смех подняла. После того, как девочка вошла в комнату, король богов прокашлялся и спросил:

– Кстати, Эжени, а не расскажешь ли мне, как вы с моим братом познакомились?

– О, нас свела судьба! – высокопарно заявила девочка, прижимаясь к Ремусу. Рука бога ловко легла ей на плечи, притягивая. – Я тогда очень переживала из-за смерти родителей. К сожалению, их похоронили далеко отсюда, но я всё равно часто ходила на местное кладбище. Думала о жизни и смерти, меня даже посещали мысли о самоубийстве, но вдруг я повстречала Рема. Он бродил среди могил и, вы не поверите, как будто светился!

Эжени рассказывала упоённо, все слушали с интересом, а вот Фрее выдумка не нравилась и казалась плагиатом. Что-то подобное где-то когда-то бывшая богиня уже слышала, но даже Хакайна убеждала её, что мерещится. Судя по чуть нахмурившимся бровям Лесии, та тоже заподозрила неладное, но не возникала. Главное Тьера никакие сомнения не посещали, он принял всё за чистую монету:

– И ты сразу подошла к нему?

– Конечно! Я подошла и спросила, не ангел ли он.

– А я ответил, что нет, но для неё могу стать ангелом, – подхватил историю Ремус, с теплотой в голосе.

– И как-то всё само собой завертелось, закрутилось… и я уже полгода почти как в сказке! – Эжени улыбалась, а король богов прикинул сроки. Выходило, что они познакомились после известия о появлении Мариам.

Тьер спрашивал, они без запинки отвечали, потом тема незаметно свернула на взаимоотношения в целом, на мужчин и женщин. И неожиданно завязался живой непринуждённый разговор. Король богов всё пытался найти подвох, актёрскую игру, но так естественно шла беседа, так натурально и знакомо кривилась в некоторых вопросах Лесия, а Эжени доказывала что-то с азартом и свойственным подросткам максимализмом... Тьер верил в происходящее – и хмурился сильнее, больше молчал.

Король богов вздрогнул, когда Фрея пододвинула стул поближе к нему и села рядом.

– У вас всё в порядке? – шёпотом спросила она, не отвлекая других от разгоревшегося спора.

– Да, в полном, – поспешил заверить мужчина, выпрямив спину.

– Мне кажется, вам не нравится у нас.

– Нет что вы! У вас очень хорошо, уютно, приятная компания…

– Но? – насмешливо надавила блондинка.

– Но я здесь лишний, не в своей тарелке, – сдался Тьер.

– Рем рассказывал, что вы играете на гитаре, – неожиданно вспомнила Фрея. Собеседник только удивился, что Ремус о нём вообще говорил. – Я купила недавно, собиралась учиться. Вы не откажетесь что-нибудь исполнить?

– Я даже не знаю…

– Пожалуйста, – попросила блондинка. Если сытый бог напряжён, есть ещё несколько способов расслабиться.

– Если вам так хочется, – вновь не устоял король богов, и хозяйка дома проворно убежала в другую комнату, а затем вернулась уже с инструментом.

– Всё-всё! Прекращайте спорить! Я уговорила нашего гостя сыграть! – известила она, отдавая гитару, и устроилась рядом.

Тьер взял несколько аккордов, проверил, хорошо ли настроена. На память приходила только одна мелодия – её и заиграл, медленно, переборами. На вторую распелся, хотя сам от себя не ожидал, а потом всё смотрел на Фрею и хотел выступать для неё. На ум не приходило ничего из любовной лирики, о чём угодно: о семье, о дружбе, о верности, о долге, о свободе – но только не о любви. А хозяйка слушала и улыбалась. Иногда даже, казалось, хотела подпеть, но откуда ей знать слова? Играл-то старье…

Иногда прерывались, чтобы дать артисту передохнуть, заводили очередную беседу, но неизбежно через некоторое время вновь просили что-нибудь исполнить.

Концерт прекратился, когда в коридоре барабанным ритмом и басом электрогитар зазвенела одна из популярных мелодий последних лет. Брендон, извинившись, вскочил из-за стола – Фрея вышла за ним следом. Парень вёл напряжённую беседу по телефону, девушка всё норовила прикоснуться к нему, словно упрашивая не беспокоиться. Звонил Праймус, которому за утро успел потрепать нервы один из клиентов Брендона. Неожиданно уже согласованное разрешение захотели отменить, и требовалось срочно разобраться. Парень пытался перенести время, сказать, что он занят, но Фрея раздражённо попросила:

– Прервись, пожалуйста, на минуточку!

Спорить с бывшей богиней не решались ни отец, ни сын, поэтому развязка ситуации оказалась полностью в её руках.

– Что-то срочно?

– Да. И судя по всему, подождать не может, – с досадой подытожил Брендон.

– Езжай тогда. В чём проблема?

– Но ведь…

– Ничего страшного, и без тебя справимся, – девушка раздражённо дёрнула плечами. – Мы и так твоему отцу прилично жить мешаем. Нечего делать проблему на пустом месте.

– Ты уверена?

– Да. Беги быстрей.

Она приподнялась на цыпочках, быстро коснувшись уже успевшей покрыться лёгкой щетиной щеки.

– Скоро буду, – заверил отца Брендон и, отключившись, спешно убежал по делам.

Вернувшись к гостям, Фрея прежде всего придирчиво осмотрела стол. Съели, конечно, далеко не всё, но основная масса блюд уже опустела. Если сразу после вкусного обеда гости лениво откинулись на спинки своих сидений, потому что явно переели, то сейчас ко всем вернулась былая активность.

– Я так понимаю, можно прибирать со стола и подавать десерт? Желающие мне помочь есть?

– Давайте я, – вызвался Тьер, убирая гитару в сторону. Фрея казалась очень занимательной, в то время как в Эжени ничего особенного он не нашёл, как ни пытался.

– Я тоже помогу, – подскочил Натан, но блондинка с лёгкой улыбкой отказала, сославшись на то, что одного помощника хватит.

– Вы умеете играть в маджонг? Очень интересное занятие. А вас как раз остаётся четверо. Эжени, достань, пожалуйста, набор, развлеки гостей, – предложила Фрея, и они с Тьером, взяв первую партию тарелок, отправились на кухню.

Давно уже верховный бог не занимался хозяйством, разве что кофе сам заваривал и чашки из-под него чистил. И то любил спихнуть на Дафну. Но сегодня он не испытывал ровным счётом никакого дискомфорта, когда носил из комнаты грязную посуду. Фрея загружала машинку, периодически отдавая королю богов указания, куда переложить остатки еды. Забавная игра в дом и уют, давно уже доступная только смертным. Возможно, Ремус искал именно этого, связав себя с обычной девочкой.

– Тьер, вы ведь слукавили, когда сказали, что вам с нами неуютно? – неожиданно заговорила Фрея через некоторое время. – На самом деле вас тревожит что-то другое?

– Как догадались? – усмехнулся в ответ бог. И всё-то она чувствует!

– Вам было интересно поговорить, но стоило отвлечься, как тут же уходили в свои мысли. Дело не в нас.

– Не умею я врать, – вздохнул Тьер и, чтобы не подставиться второй раз, попытался ответить почти честно: – Проблемы на работе.

– Не поделитесь?

Он не сразу нашёлся, что ответить, растерявшись от внезапной просьбы. Долго молчал, настороженно всматриваясь в спокойное лицо хозяйки дома, потом вкрадчиво спросил:

– Зачем вам?

– Интересно, – пожала плечами блондинка. Ей было любопытно, что у него на душе, а с Лесией и Ремусом он вряд ли поделится. Простая смертная же, как случайный попутчик – выговоришься ей, да забудешь, сойдя на своей станции. – Вы не похожи на человека, который беспокоится по пустякам. Наоборот, я бы сказала, легко относитесь к жизни.

– Прямо в точку! – неподдельно восхитился Тьер, а Фрея спрятала усмешку. – Что ж раз так... я руководитель в крупной фирме. Недавно я узнал, что меня хотят сместить с должности. На замену готовят женщину, с которой я знаком лишь заочно, не видел ни разу в жизни. Не знаю, откуда ждать удара и как защищаться – это беспокоит.

– А известно, почему вас хотят сместить?

– Скажем так… я в прошлом серьёзно ошибся.

– А сейчас?

– Что сейчас? Не без промахов – я не робот и не предсказатель, но стараюсь быть умнее.

– Естественно, но недоброжелатели замечают только плохое? –  Фрея обернулась к нему и подмигнула.

– Даже в хорошем, – поддержал игривый тон Тьер. Сейчас беспокойство казалось ему нелепым, хотя совсем недавно он действительно переживал.

– Но вы уверены в себе? Вы же знаете, что правы?

Этим вопросом она озадачила его не на шутку: мигом слетела весёлость и беззаботный тон. Он думал над своими поступками уже давно, думал, гонял в голове, не понимая, что правда, а что нет, что правильно, а что не очень, но приходил волей не волей к прошлому. К дням, когда всё началось.

– Прошлые ошибки давно меня преследуют, может и пришло время расплатиться, – вместо ответа на вопрос высказал он свои опасения.

Фрея села на табуретку и внимательно посмотрела на задумчивого грустного мужчину. Память у людей короткая. Удивительно, что у богов иногда даже короче, чем у смертных: насмотришься всякого за пару веков и перестаёшь воспринимать что-то всерьёз. Ошибки себе легче прощаешь, не обращаешь внимания на чужие обиды, понимаешь условность правды и лжи. Идёшь себе по жизни и ни о чём не думаешь, ведь тебе ничего о прошлом не напоминает: люди меняются, времена, даже стены иногда. А уж в возмещение зла за зло и добра за добро и вовсе не веришь, познав божественную кухню. Только если терзает что-то.

Странные чувства проснулись внутри бывшей богини: сочувствие и уважение. Мягким искренним шёпотом она проговорила:

– Все мы не идеальны, никто не должен расплачиваться за свои поступки так долго. Вы осознали, что неправы, и это главное.

– Ошибки бывают разные, – встрепенулся Тьер, – но я надеюсь, вы правы.

– Та женщина, которая метит на ваше место, она же не безгрешна?

– Нет, конечно, но не мне её судить.

– Почему? – заинтриговано спросила блондинка, неосознанно напрягаясь. Адреналин медленно расползался в крови, сердце ускорило бег. Не ожидала она такой позиции.

– Я не знаю, что она за человек и почему так поступала. Возможно, познакомься мы с ней, смогли бы даже подружиться, мне кажется, она интересная личность. Но у неё есть причины недолюбливать меня, так что вряд ли мы поладим.

– А если бы не эти разногласия, как думаете, смогли бы с ней работать в команде? Возможно, если бы она стала вашим замом?

– Мне кажется да. Она мне нравится как специалист, пусть я не всегда согласен с её политикой, но она знающая и уверенная в себе – мне этого не хватает.

– Вы описываете её как умную женщину. Да и сами не глупы. Мне кажется, вы сможете найти общий язык, и всё образуется.

– Ваши бы слова…

– Да богу в уши? – с усмешкой закончила Фрея.

– Да, – ухмыльнулся Тьер. Странная фраза получилась. – Но мне кажется, она не захочет искать компромисс.

– Это тоже не страшно, – заверила девушка и неожиданно встала с места, встряхнулась, словно откидывая таинственные нити, которые вдруг связали её с собеседником слишком близко. – Наверняка, есть люди, которые поддержат вас, встанут рядом. Если вы будете усердно работать, то потом сможете спросить: сделала ли она для компании больше, чем вы? А волнения ни к чему не приведут. В итоге, всё сложится правильно.

– Надеюсь. Спасибо вам большое, – искренне поблагодарил Тьер, не заметив, как успокоился во время разговора: перестал переживать и думать, как же найти противницу. – Мне полегчало.

– Вот и здорово! – обрадовалась Фрея. – Тогда пора нести десерт. Остальные, наверное, заждались, – и взяла первые две вазочки из холодильника.

Тьер задумчиво смотрел вслед юной смертной. Необычная она: одновременно тёплая и понимающая, но настойчивая и несгибаемая. Тяжело приходится её парню: такая не потерпит тайн – вывернет наизнанку, захочешь ты или нет. Если с ней быть, то отдаться до конца и любить беззаветно. Однако не так плохо, когда с тобой рядом понимающий человек.

Наверное, если бы мать Тьера была такой, он бы не стал сбегать в поисках свободы. Наоборот, в дом Фреи хочется возвращаться. Пусть бог многого не сможет рассказать смертной, но она обязательно поймёт.

***

Тьер, Ремус и Натан ушли, когда в полумраке улицы огромными светляками зажглись первые фонари – просидели бы ещё немного, да хозяйки начали тайком зевать и то и дело моргать, часто-часто, словно пытаясь согнать дрёму. А вот Лесия осталась, даже не изобретая предлог – король богов отметил, что она тоже оказалась частой гостьей в доме.

Стоило двери за мужчинами закрыться, как бывшая богиня тяжело выдохнула и, прикрыв глаза, прислонилась лбом к прохладному наличнику. Постояла так, пока в коридоре, разыскивая её, не появилась внезапно посвежевшая тень ветра, и быстро отпрянула.

– Умница моя, – подошла Фрея к Эжени и поцеловала девочку в лоб. – Отлично справилась. Сможешь привезти всех домой?

– Хорошо! – с энтузиазмом согласилась ни капельки не уставшая девочка. Схватила сумку с документами, ключи и, уже набирая Карину по телефону, выбежала из дома.

Оглядев оставшуюся на столе посуду, Фрея решила:

– Брендон приберётся, как придёт, он обещал с утра. Пойдём у меня посидим, если ты не хочешь уходить? Устала я, – и, не спрашивая мнения Лесии, поднялась на второй этаж.

– «Сделала ли она для компании больше, чем вы?», – ехидно процитировала богиня удачи, когда за ними закрылась дверь в комнату и хозяйка с наслаждением упала на кровать поверх ворсистого покрывала.

– Так и знала, что вы подслушиваете!

– Не станем же мы, в самом деле, играть в маджонг, когда вы остались наедине! – Лесия  бесцеремонно уселась рядом, взволновав пружинистый матрас. – А вы хорошо побеседовали, душевно.

– А почему бы и нет? Славный мальчик, умный, приятно поговорить. Удивительно, но при его статусе и судьбе Тьер совершенно не пытается казаться круче, чем он есть. Не задаётся.

– Тебе он что, понравился?! – удивилась собеседница; брови её взметнулись вверх.

– Вполне. Кстати, я так и не знаю, чем он лично тебе не угодил, всё общими фразами отделываешься, – намекнула Фрея, а от её вкрадчивого голоса аж озноб пробирал.

– Смешной вопрос! – фыркнула рыжая, стараясь не выдать себя невольно дрожью пойманного с поличным человека. – Забрал венец, ничего не делал для небес, половину богов, кто был против, тащил в темницы и пытал или просто сажал на неопределённый срок.

– Он бы не управился с половиной небес, – спокойно ответили ей.

– Ну не всех, не придирайся к словам! – поспешно отступилась богиня удачи, судорожно дёрнув плечом. – Всё равно неприятно за конструктивную критику получить гадость в ответ!

– Орала, топала ногами и плевалась ядом? – едко заметила Фрея, подхихикивая.

– Фрея! – возмутилась Лесия. Что за отношение к старой подруге? Она опять принимает чужую сторону, да ещё чью. – Да, я высказалась несдержанно! Но всё равно можно было и просто меня отправить куда подальше.

– Иногда нервы сдают, неужто меня не помнишь? Пятерых пропустишь, а на шестом решишь – замотало! А если он ломал старые устои… бедный мальчик, я начинаю его жалеть.

– Думать стоило, когда бардак устраивал, – отрезала богиня удачи. – Историю плохо в школе учил? Даже смертные регулярно проверяли, что постепенные реформы куда удачнее, чем всё сломать и строить заново, только коряво получится и больше дыр латать придётся. Мог бы вечеринки устраивать, как раньше. Глядишь, сторонников нашёл. Да и поёт он красиво, я бы ворчала, но с удовольствием приходила послушать.

– Так-так, – вновь подначила Фрея.

– Что так? Да, ведёт он себя временами по-свински, но он талантлив и всё же не дурак. К сожалению, одно другому не мешает. А теперь давай отвечай, чем он тебе так понравился, что выгораживать начала?

– Он намного лучше многих, с кем мне приходилось иметь дело, – равнодушно пожала плечами блондинка. При закинутых за голову руках получилось едва заметно. – Такие люди обычно нравились Кристиану.

Женщины помолчали, словно сговорились устроить минуту памяти по близкому человеку, которого уже давно нет рядом.

– Они и сошлись. Кристиан к Тьеру очень привязался. Даже печалиться о тебе почти перестал…

– Вот и вся загвоздка, Лесия, – в голосе Фрея прорезалась безжалостная сталь, заставившая богиню удачи поёжиться. – Он не просто его убил и забрал венец, он его предал. А предатели, сколь бы обаятельны, умны и талантливы ни были, заслуживают только одного.

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям