0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » 1. Салочки с демоном (эл. книга) » Отрывок из книги «Академия колдовских сил. Салочки с демоном (#1)»

Отрывок из книги «Академия колдовских сил. Салочки с демоном (#1)»

Автор: Романовская Ольга

Исключительными правами на произведение «Академия колдовских сил. Салочки с демоном (#1)» обладает автор — Романовская Ольга . Copyright © Романовская Ольга

ЧАСТЬ 1.  Жених

 

— Да где же она? Точно помню, на этой полке стояла.

Взобравшаяся на стремянку, то и дело вздрагивавшая от каждого шороха девушка спряталась в тени стеллажей. Магический шар едва теплился над плечом, готовый погаснуть по щелчку пальцев. На полу валялась ученическая сумка-ранец из коричневой кожи с монограммой «АКС» — Академия колдовских сил.

Разумеется, ночью всем адептам полагалось спать, но некоторым очень хотелось знаний. Запретных знаний. Доставать их своими руками слишком опасно, можно попасться, а вот подговорить второкурсницу — милое дело. Особенно, если на спор и на слабо.

Малица прикусила губу от досады. Она потратила столько времени, чтобы добраться до преподавательского каталога, не поскупилась на конфеты библиотекарше и энергетический коктейль духу-охраннику, рисковала жизнью, едва не став ужином призрачных гончих, и ради чего? Чтобы вернуться с пустыми руками? Кристоф не оценит. Индира тоже. Они так долго планировали операцию, раздобыли ловушку для духов — вдруг-таки встретятся ночные охранники? — и все отменить?

Может, другие и сдались бы, но не Малица тер Ирадос. Не в крови саламандр пасовать перед трудностями. Юркие и любопытные, как их родная стихия, саламандры считались бичом небес и хаоса. Преподаватели утверждали: лучше учить гоблинов, чем этих созданий. Такие без злого умысла спалят всю Академию.

Истинные саламандры рождались рыжеволосыми. Малица же пошла в бабку-человека и из-за примеси крови другой расы могла похвастаться пышной гривой каштановых волос с шикарным алым отливом. Поговаривали, будто та самая бабка до того, как остепениться, вела весьма и весьма бурную жизнь, даже крутила любовь с демоном. Правда это или нет, Малица не знала, но демоны ей нравились. Ну и что, что рогатые, ну и пусть с хвостом в истинной ипостаси, зато какие у них тела! Сама Малица не видела, Индира рассказывала. Где юная эльфийка успела тесно познакомиться с демонами, история умалчивала. К слову, по метрике Индиру звали Индерэль лор’Альен, но в Академии к ней так обращались только преподаватели.

Кристоф казался лишним в этой компании. Подумайте сами: человек, родственники в связях с другими расами не замечены, внешность самая обычная — шатен и шатен. Зато сколько ловушек сконструировали эти пальцы, сколько магических печатей взломали! Проректор говорил: если не попадет в тюрьму и не погибнет во время очередной выходки, станет великим магом.

Примеры для подражания у Кристофа имелись, впрочем, иначе бы он и не попал в Академию. Желающие выстраивались в очередь перед приемной комиссией с мая, писали номерки на ладонях, устраивали перекличку. Брали в Академию колдовских сил самых достойных из всех рас, населявших обе империи и человеческие королевства. Отчисляли потом тоже многих. Кто-то не справлялся с экзаменами, кто-то лишался жизни во время практики: адептов старших курсов частенько отправляли в Сумеречье, населенное чуть ли не всеми существами из бестиария.

Индира и Кристоф тогда учились на втором курсе, но в самый первый день Малицы в Академии взяли юную саламандру под крыло. Почему, они сами не знали; возможно, для проказ банально не хватало третьего. Или третьей, как в данном случае. Так или иначе, саламандра, эльфийка и человек сдружились и разлучались только на время лекций.

Идею найти книгу подкинул Кристоф. Он учился на демонолога, пролистывал литературу по профилю и наткнулся на упоминание об интересном ритуале. Само собой, заинтересовался и решил его провести. В итоге, Малица сейчас балансировала на шаткой лестнице и гадала, куда могли переставить книгу, которой давно никто не пользовался.

Усилив свет шара, Малица оперлась о полку и сверилась с мятым листочком. Ну да, шифр тот же. Вот номер раздела, вот номер полки — все сходится. Юная саламандра удвоила усилия и победоносно вскрикнула, когда пальцы нащупали шершавый корешок. Малица потянула том на себя и охнула: он оказался тяжелее, нежели она думала. Тут бы пригодился Кристоф, но демонолог дежурил у дверей. Придется самой.

— И почему я не сильф? — тягостно вздохнула Малица. — Подула бы и спустила книжечку на пол.

Девушка оглядела добычу. Обтрепавшаяся на углах кожа, никаких надписей, следы от цепей — значит, некогда гримуар, а это именно гримуар, приковывали к специальному пюпитру. Интересно, почему потом отправили в хранилище? Малица поежилась и решила, что не станет открывать книгу в одиночку. Все гримуары небезопасны, может, внутри до сих пор обитает дух-охранник? Втроем, безусловно, они его одолеют. Если на то пошло, из троицы вышла отличная команда: демонолог, целительница и стихийный маг. Малица надеялась, на полевой практике им дадут совместные задания. Ну и пусть она младше на год (но только академический: саламандре так же, как и ее приятелям, исполнилось девятнадцать), разве это повод разлучать друзей? В конце концов, задача практики — создать боеспособные команды, которые после учебы могли бы заступить на государственную службу. Увы, выпускников много, а сработаться могли единицы. Маги — народ свободолюбивый, предпочитают одиночество.

Саламандра максимально выдвинула том и, охнув, прижала к груди, чтобы тут же поставить на полку. Нет, так не пойдет, непременно уронит. Что будет! Хотя понятно, что будет. Взвоют охранные чары, слетятся духи, сбегутся преподаватели, еще призрачных гончих спустят. Этих чудовищ, способных невидимо перемещаться по теням, становясь частью их сумеречного, пограничного между светом и тьмой, мира, боялись даже старшекурсники. Поговаривали, будто призрачные гончие участвовали в Диких охотах демонов. Малица рассказам верила. Хватало одного взгляда на зубастые пасти и горящие (в буквальном смысле!) глаза, чтобы уяснить: встречаться с гончими она не желала.

Страшных охранников завел нынешний ректор. Откуда он их взял, загадка, но каждую ночь территорию Академии колдовских сил патрулировали живые тени. Вот и сегодня, когда шальная троица, оставив вместо себя муляжи в постелях, кралась к библиотечной башне, сердце Малицы то и дело замирало от страха. Вдруг на плечо капнет холодная слюна, а за спиной окажется одна из гончих? Каждая ростом с крупного теленка, хотя и это не предел. Некоторые могли вымахать с подростка-дракона. Впрочем, в спокойном состоянии призрачные гончие ничем не отличались от обычных собак. Разве только странным окрасом — серебристым. А так — просто крупная собака. С наступлением же сумерек их глаза наполняло пламя. Гончие разминали мускулистые тела, поднимали морды к небу и оглашали Академию воем, от которого дрожала посуда в столовой.

Многие жаловались ректору на неудобства, которые причиняли охранники, но тот лишь отмахивался. Потом, правда, что-то сделал, и гончие перестали выть. Малица уже не вздрагивала по вечерам, а вот Индире и Кристофу пришлось пережить немало неприятных минут.

Призрачных гончих содержали в особом вольере за службами. Кормили их демонологи: других псы не подпускали. Вопреки рассказам, которыми пугали старшекурсники абитуриентов, гончие адептов не ели, а любили молочные продукты. Именно в молоко, приготовленное для собачек, Индира и подлила сонное зелье. Эльфийка не особо надеялась, что это поможет, но, видимо, общая, бесстихийная, магия действовала даже на призрачных гончих.

Малица задумалась. Книга тяжелая, так? Значит, нужно отнести Кристофу. Учишься на стихийного мага? Так и используй магию.

Саламандра наморщила носик, припоминая лекции по бытовой магии. Какое счастье, что этот предмет она любила! Как и все практические дисциплины за исключением целительства. Тут уж как Малица ни билась, ничего не выходило. В итоге саламандра без труда вспомнила нужное заклинание. Оставалось надеяться, она ничего не перепутает.

Малица провела рукой над томом и представила, как он превращается в пушинку. Подождала, пока мозг зафиксирует картинку, и прошептала: «Асардо!» Затем попробовала вновь поднять гримуар и чуть не завизжала от радости. Есть, сработало!

Прижимая книгу к груди, саламандра осторожно спустилась. Тут с ношей пришлось временно расстаться: как иначе отнесешь лестницу в подсобку?

Чуть поскрипывал паркет под ногами. Сквозь плотно закрытые ставни читального зала не проникало ни лучика света. Малица, пыхтя, кралась к кладовке. Ключ от нее саламандра выпросила у библиотекарши за конфеты, не одну коробку в кондитерской лавке купила. Соврала, будто не успевает подготовиться к семинару. А вот печати на Запретном хранилище взламывал Кристоф. Ему же предстояло их аккуратно восстановить, чтобы никто не заподозрил вторжения.

Поставив стремянку и заперев кладовку, Малица вернулась за книгой.

— И что это мы тут делаем? — раздался за спиной вкрадчивый голос, от которого волосы встали дыбом.

Саламандра вскрикнула и выронила драгоценный фолиант.

Магический шар тут же вспыхнул на полную мощность, и, ослепленная, Малица часто-часто заморгала. Следующей мыслью стало: «Мамочки, лучше к гончим! Сам ректор! Попалась так попалась!»

Саламандра затравленно заметалась взглядом по комнате в поисках камина: родная стихия помогла бы уйти, материализовав в любом пламени. Увы, в хранилище отсутствовали камины и печи, чтобы свести риск пожара и гибели ценных манускриптов к минимуму. Даже свечи приносить запрещалось, пользовались только магическими шарами.

Ректор же откровенно наслаждался ситуацией. Не зря, ох не зря его поднял из постели один из духов-охранников! Лорд даже толком одеться не успел, поспешил проверить, а тут такое.

— Ну что, в мой кабинет пойдете? — лениво протянул ректор и погасил свечение активированного артефакта. — Книжечку заодно прихватите. Как называется?

Лорд Ариан нейр Эльдар ти Онеш сделал небрежный пасс рукой, и гримуар, будто пушинка, скользнул ему в ладони. Пронзительные зеленые глаза, которые западали в сердце каждого первокурсника на церемонии посвящения: больно необычные, как изумруды, и острые, как кинжалы, — скользнули по обложке. Губы расплылись в гаденькой улыбке.

Воспользовавшись ситуацией, Малица рванула к выходу, надеясь добраться до камина в читальном зале. Тогда она спасена. Уж огонь-то саламандра зажечь сумеет — доли мгновения хватит.

— Адептка Ирадос, мы не договорили! — крикнул в спину ректор, и в следующий миг девушка оказалась лежащей на полу.

Волшебная нить крепко спеленала ноги. Как ни силилась Малица разорвать ее, ничего не получалось.

Ладони вспотели от страха.

Ректор обошел адептку и остановился в паре шагов, у стеллажей.

Саламандра, не мигая, смотрела на высокую фигуру в домашних брюках и рубашке навыпуск и гадала, что с ней сделает глава Академии. Тут уж как повезет. Все знали, лорд ти Онеш быстр и жесток на расправу, к слезам равнодушен. Но иногда наказание оборачивалось выговором и общественными работами.

В любой другой ситуации Малица воспользовалась бы шансом рассмотреть ректора, так сказать, в приватной обстановке, без строгого костюма. Лорд ведь привлекательный мужчина, в том самом возрасте, который принято называть «в самом соку». Уже не молод, но не стар. Сколько Ариану нейр Эльдар ти Онешу лет, знали только при дворе, даже для преподавателей это оставалось секретом. Ректор не распространялся о подобных вещах.

Вызывала сомнение и расовая принадлежность лорда. Зеленоглазый брюнет с короткой стрижкой мог оказаться кем угодно, но уж точно не чистокровным человеком: слишком необычный цвет радужки. Помнится, вездесущие адепты уже пытались разгадать эту тайну, обманом добрались до личного дела ректора, однако их постигло разочарование: соответствующую строку оставили пустой. Не порадовали и остальные листы: лорд не пожелал вписать ничего, кроме имени и научных званий. Имел право. Император знает, другим не положено.

Но Малица сейчас думала совсем о другом: она пыталась понять, что плещется в глубине зеленых глаз. Пожалеет или устроит показательную порку?

— Адептка Ирадос, — ректор говорил спокойно, с менторскими нотками, — я крайне недоволен. Придется написать вашим родителям.

— Не надо! — пискнула саламандра и непроизвольно потерла мочки ушей: представилось, как отец за эти самые уши оттаскает. И если б только за уши — отчислят из Академии, мягкое место ремнем отобьет.

Лорд проигнорировал реплику Малицы и навис над ней карающим правосудием, потрясая украденной книгой. Саламандра зажмурилась, приготовившись исчезнуть в зеве портала, но вместо этого услышала крик Кристофа:

— Беги, я прикрою!

В следующий миг в нос ударил едкий запах дыма.

Закашлявшись, саламандра с удивлением поняла, что вновь способна двигаться, и поползла к выходу. Потом и вовсе побежала, понимая, для ректора дымовая шашка не проблема.

Стремительный прыжок к камину. Знакомая вязь заклинания срывается с пальцев, а вслед за ней и юная саламандра ныряет в пламя, чтобы, тяжело дыша, выйти уже в гостиной женского общежития. Перед вылазкой Малица предусмотрительно зажгла огонь в камине.

Девушка отряхнулась от золы и осторожно выбралась из очага в пустой комнате. Ее до сих пор била крупная дрожь. Обхватив себя руками, Малица с тревогой глянула в темноту. Ректор узнал воровку, наказания не избежать. Но лучше бы не сейчас, а потом, когда лорд ти Онеш немного остынет.

Мелькнула шальная мысль: вдруг тяжесть ректорской руки обрушится на Кристофа, а на долю Малицы достанутся только назидания? Нехорошо, конечно, ведь в библиотеку залезли оба. Но ведь Кристоф — мужчина, третьекурсник и демонолог, его долг — защищать слабых. В данном случае — Малицу. 

А ведь еще Индира, она караулила на лестнице. Успела ли сбежать?

Саламандра зябко передернула плечами и отважилась зажечь тусклый магический шар: пусто. Что ж, нечего ждать у моря погоды, нужно возвращаться в спальню. Не хватало еще, чтобы соседка проснулась! Девушка потушила шар, сняла туфли и покралась к выходу. Пол холодил босые ступни. Сердце гулко стучало в груди.

Не удержавшись, в коридоре Малица выглянула в окно и заметила тень, скользнувшую между деревьев. Саламандра задержалась, надеясь, что это Индира. Интуиция не обманула: через пару минут к подруге присоединилась запыхавшаяся эльфийка. Она тоже разулась и размахивала туфлями, будто пращой. Длинные, заплетенные в косу волосы растрепались, на бледных щеках проступили пятна волнения.

— Уфф, еле вырвалась! — Индира плюхнулась на пол и немного перевела дух. — Думала, он гончих по следу пустит!

— Видел? — Малица с тревогой огляделась.

Пока тихо, но спокойствие обманчиво.

Эльфийка энергично замотала головой.

— Кристоф?..

— Попал как индюк в суп, — махнула рукой Индира. — Там такая иллюминация! Ты-то как сбежала?

 — Кристоф помог, — смущенно ответила Малица и отвела глаза. — Только ректор все равно видел.

 — Плохо! — цокнула языком Индира и потерла лодыжки. — Надо придумать, что соврать.

Эльфийка задумалась, а потом предложила:

 — Скажи, спор проиграла. Старшекурсникам. Знать не знаешь, что в той книге. Шифр они дали. Сказали, не принесешь… — она ненадолго замолчала, нахмурив носик, — …кукарекать на ярмарке заставят. Кристоф же одну не бросил, решил помочь.

— Не поверит! — с тоской протянула Малица. — Ректор не дурак.

— Не дурак, — согласилась темнота, и на плечо саламандре легла теплая рука. — Подъем, леди. Куда идти, сами знаете. Обе. И без фокусов, а то действительно гончих натравлю.  

Ректор хмыкнул и легонько подтолкнул Индиру в спину. Та покорно поднялась, гадая, слышал ли лорд разговор целиком или появился только сейчас. Интересно, Малица когда-нибудь научится так же неслышно открывать порталы? Ведь даже волосок не шевельнулся. Индира тоже ничего не заметила. Значит, стоял в портале между двумя мирами.

Эльфийка тяжко вздохнула и с придыханием и дрожью в голосе спросила:

— Может, не надо, милорд? Мы больше не будем!

Для пущего эффекта похлопала ресницами: вдруг ректор в темноте видит.

Увы, не помогло.

— Не тратьте силы, леди, — отчеканил ректор и зажег магический шар.  Обе девушки синхронно заморгали, прикрывая глаза. — Я не ваш отец или жених, не поможет.

Лорд успел переодеться и предстал перед адептками уже в пристойном виде: отутюженные брюки, белая рубашка, серый жилет. В руках он сжимал небольшой магический жезл. Даже на первом курсе знали, какой силой обладает подобная штучка. Жезлом владели только дипломированные маги. Неудивительно: заключенная в нем сила способна разорвать человека. Жезл брали с собой на патрулирование или при зачистке местности от нечисти. Очевидно, лорд решил, будто подруги представляют опасность.

Ректор бегло оглядел девушек и хмыкнул, оценив внешний вид обеих. Босые ноги с грязными поджатыми пальцами, наспех надетая прямо на ночные рубашки форма, растрепавшиеся волосы.

— И это будущие маги! — с укором покачал головой он.

Девушки покраснели и спрятали туфли за спину.

— Прошу! — Лорд посторонился, открывая портал.

С видом осужденных на казнь подружки шагнули в кабинет. Там их дожидался Кристоф. Судя по двум красным пятнам на щеках, парню уже досталось.

Малица еще никогда не бывала в ректорском кабинете и, несмотря на волнение и смущение, не упустила случая осмотреть его. Лорд ти Онеш пригласил их в рабочий, не домашний, в Административной башне. Казалось, тут без труда разместится целый класс. Никаких стенных панелей или обоев — суровая каменная кладка. Много всевозможных шкафов, открытых и закрытых, и полок, которые занимали большую часть пространства. Камин с химерами и кочергой в виде змеи. Стол, способный выдержать землетрясение: настолько прочный. Старинный, сейчас таких не делали. Древесина потемнела, местами виднелись щербинки. Стол достался лорду в наследство от предшественника — нынешний ректор не стал ничего менять. Никаких ковров: вытопчут. Только под креслом шкура рыси. В ненастную погоду лорд перетаскивал ее к камину и устраивался с бокалом вина проверять очередные скучные бумаги или сочинять должностные инструкции.

Помимо этого в кабинете стояли секретер и четыре стула для посетителей.

Малица испытала легкое разочарование. А как же чучела нечисти из Сумеречья? Вместо них — карта Империи раздолья. Скучно. Даже свечи в канделябрах обычные. Их давно не зажигали, держали для красоты.

На столе лежали три личных дела. Чьи, спрашивать излишне.

Кабинет тонул в сумерках: случайно или намеренно ректор зажег шар только над рабочим столом. Из углов к ногам тянулись густые лиловые тени. В них мерещились огненные глаза призрачных гончих.

— Кристоф, — Индира осторожно придвинулась ближе к приятелю и со страхом покосилась на широкоплечую фигуру ректора, — он тебя?.. Ты как?

Юноша скорчил страдальческую мину. Лорд всего за пару минут успел убедить Кристофа в бренности его существования и великом будущем за решеткой. Лучше бы ударил, честное слово! Некоторые преподаватели могли, — легко! — но ректор доходил до рукоприкладства только в крайних случаях и ограничивался подзатыльниками. Аристократ до мозга костей.

Подумав, эльфийка обулась. Саламандра последовала ее примеру и одернула юбку. По пальцам блуждал огонек: когда Малица нервничала, он иногда вырывался наружу. Вреда причинить не мог, только если видоизменить его структуру. Всего лишь напоминал о родной стихии саламандр.

Смерив троицу тяжелым взглядом, ректор уселся за стол. Тот как нельзя лучше подходил для широкоплечего, далекого от женственной стройности эльфов лорда. В то же время ректор не казался грузным. Сложение пропорционально росту и роду занятий. Магам, вопреки общественному мнению, приходилось не только заклинания творить, но и орудовать мечом, подтягиваться, прыгать — словом, заниматься физическим трудом.  

Красота ректора тоже была не слащавой. О таких не мечтали школьницы, но любили женщины, которые ценили мужественность и силу. Грубые, но между тем притягательные черты, выдавали человека упрямого, волевого и решительного.

— С вами, молодой человек, мы уже поговорили. — Лорд наконец нарушил затянувшееся молчание. — Теперь вы, адептки. Признаться, не ожидал. Я понимаю — крестьяне, но все ведь из благородных семейств! Начнем с вас, лор’Альен. Высокородная эльфийка — и босиком по саду, будто кикимора какая!

Индира трагически вздохнула. На самом деле она ничуть не стыдилась содеянного. Поступать, как положено, — это так скучно!

— Все напишу родителям, — предупредил лорд и обернулся к Малице. — Теперь вы, Ирадос. Вас застали на месте преступления, не ваш друг, даже не староста, а ректор. Чем вы думали, когда бросились бежать? И самое главное, вопрос адресован всем троим, зачем вам книга по демонологии? Учтите, — голос ректора гремел, в глубине глаз сверкнул огонь, — вам очень повезло, что я пресек ваши занятия. Если бы они увенчались успехом, беседовали бы с дознавателями.

Дознавателями? Малица возмущенно глянула на Кристофа. Он не предупреждал, что проказа сопряжена с преступлением! Будущий демонолог развел руками и одними губами шепнул: «Потом объясню».

— И что же мне с вами делать? — Ректор успокоился и теперь задумчиво постукивал пальцами по личным делам. — Исключить? Попытка вызова демона…

— Мы никого не вызывали! — прервал лорда Кристоф. Вскинув голову, он смело смотрел в глаза собеседника. — Даже не собирались. Меня совсем другой раздел интересовал.

Губы ректора тронула усмешка. Покачав головой, он раскрыл первую папку.

Троица замерла, даже дышать перестала.

— Итак, Кристоф Нойр… — В пальцах ректора возник карандаш. Острие уперлось в верхнюю строчку с именем адепта. — Несомненно, заводила всей компании. Исключить бы вас, Нойр. Дымовую шашку — в директора учебного заведения! Но жаль терять хорошего мага. Не зазнавайтесь, — лорд тут же спустил Кристофа с небес на землю, — я об империи пекусь, ей солдаты нужны. Вот поедете в Сумеречье. Не сейчас, потом, если не доиграетесь. Еще один раз, повторяю, — ректор метнул на юношу быстрый взгляд, — один, и вы вылетите отсюда без права восстановления. Наказание — кормите призрачных гончих.

Кристоф сглотнул. Подруги сочувственно глянули на него и взялись за руки, надеясь, что горькая чаша их минует.

— Срок — две недели, — припечатал ректор и сделал пометку в личном деле.

— Теперь лор’Альен. — Лорд пододвинул вторую папку. — Дежурство в лазарете. Десять дней. Лечить, драить, выносить. Ясно?

— Ясно, — обреченно вздохнула Индира.

Она уже ненавидела лазарет Академии — хватало занятий, а тут придется в нем чуть ли не ночевать.

Малица ожидала своей очереди, не сомневаясь, ректор заготовил для нее не менее противное наказание.

— Ирадос. — Саламандра осмелилась поднять голову и тут же потупилась, встретившись с пристальным обжигающим взглядом лорда Онеша. — Помощь духам-охранникам. Раз любите гулять по ночам, отрабатывайте. Дежурство два через два до конца месяца. Днем же поможете библиотекарю, ей рук не хватает. Все трое. Лично проверю, чтобы не отлынивали! Книгу же я оставляю себе. А теперь свободны.

Ректор махнул рукой, открывая портал. Адепты вежливо попрощались и шагнули в зев телепорта. Он вынес их в холл женского общежития. Очевидно, ректор посчитал, что Кристоф прекрасно доберется до комнаты сам.

Малица с укором посмотрела на друга. Тот лишь развел руками.

— Если кому следует обижаться, то это мне, — фыркнула Индира. — Я ни за что пострадала, просто рядом с Малицей стояла.

— Ладно, девочки, мир! — вскинул руки Кристоф. — Мы легко отделались. Вы особенно. Лорд ти Онеш мне мозги промывал, а не вам. А все потому, что кое-кто, — он бросил взгляд на саламандру, — не сумел быстро найти книгу. Теперь придется красть из ректорского кабинета.

— Кристоф! — хором шикнули девушки.

Будущий демонолог стушевался и поспешил откланяться.

Подруги же понуро разбрелись по своим комнатам.

 

— Страшно? — Малица с сочувствием смотрела на Кристофа.

Тот укладывал в корзину крынку с молоком и говяжьи отбивные.

— Страшно, — не стал отпираться юноша. — Только деваться некуда.

Малице предстояло заступить на дежурство вечером, а вот Кристофу надлежало кормить призрачных гончих сразу после занятий.

Троица ждала, что на первой же лекции их поставят перед кафедрой и расскажут, чем они занимались ночью. Но ректор оказался на редкость человечным: не отдал соответствующих распоряжений. Друзья гадали почему. По сути, Кристофа должны были исключить. Будущий демонолог догадывался: лорд не желал терять сработавшуюся команду. Пусть они пока еще студенты младших курсов, ничего не умеют, но чем раньше маги становятся в пары или, как здесь, в триады, тем лучше.

— Интересно, ректор написал отцу, как грозился? — Индира наматывала на палец прядь волос.  

Она тоже переоделась, сняла школьную форму и облачилась в бесформенные брюки и свободную рубашку — идеальную, по мнению эльфийки, одежду для лазарета. Хрупкая, высокая Индира в ней казалась скелетиком, невольно хотелось помочь. Хитрая эльфийка на это рассчитывала. Вряд ли старшекурсники останутся равнодушны к плаксиво поджатым губам и вселенской тоске во взоре. Индира охотно поведает им о зверствах ректора, который велел посадить нерадивую адептку на хлеб и воду в подвале. А чтобы история казалась достоверной, похлопает ресницами. Глядишь, и не придется мыть полы и заниматься прочей черной работой: в лазарете постоянно дежурят пятикурсники-целители.

— Не написал, лично сказал, — вздохнула саламандра. — Мне уже выволочку устроили, замуж грозили выдать.

Неприятный разговор состоялся с утра, до занятий. Рассерженное лицо матери возникло в пламени камина общей гостиной.

В отличие от юных саламандр, взрослые и опытные умели разжигать магический огонь на расстоянии и разговаривать с сородичами с помощью проекций. Создавалось впечатление, будто собеседник здесь, хотя он находился за сотни, а то и тысячи миль — расстояние не имело значения. Единственное, чем дальше была саламандра, тем слабее ее облик и тише голос.  

Малица пока не владела этим умением и для разговоров пользовалась живым пламенем или амулетом связи.

Госпожа Ирадос-старшая сразу перешла к сути.

— Думаешь, приятно, когда тебя будит весточка от ректора Академии колдовских сил? — бушевала она. — Что ты натворила, раз потревожила покой благородного лорда? Учти, Малица, я не посмотрю, что ты там адептка, стихийный маг и всякое такое, за уши оттаскаю и под замок запру. И выпущу только, чтобы «да» жениху сказала.

— Не скажу, — упрямо мотнула головой Малица.

А в голове вертелось: «Неужели посватался кто?»

Могли. Саламандры всегда ценились, на них частенько женились человеческие маги, чтобы увеличить собственную силу. Не брезговали и выходцы из второй, Закрытой империи. Их не жаловали, потому как ничего хорошего от вампиров, оборотней и темных магов всех мастей ждать не приходилось, но они умели настаивать, частенько делали предложения, от которых невозможно отказаться. Могли и пригрозить.

Что случалось с саламандрами, выданными замуж за подобных субъектов, никто не знал: Закрытая империя на то и Закрытая, чтобы надежно хранить свои секреты.

— Скажешь! — взвизгнула мать и пригрозила дочери пальцем. — Учти, больше я твоих выходок не потерплю, пойду к отцу. Пусть ищет тебе мужа.

Огонь в камине вспыхнул и погас.

Малица с облегчением провела рукой по лбу. Уж лучше столь нелюбимая рунология, чем разговоры с матушкой. Она истинная саламандра — горячая, взрывная, только отец укротить и может.

— Демоны! — нахмурился Кристоф и, вспомнив о тяжелой руке отца, потер пятую точку.

Индира тоже пригорюнилась, рисуя пальцем зигзаги на собственной рубашке. Пусть ее родители, как все эльфы, не опустятся до ругани и физических наказаний, зато придется наносить визиты дальним родственникам и на каникулах заниматься с преподавателем этикета. Последний эльфийка ненавидела, но никуда не денешься, если родилась леди. Какое счастье, что они не принадлежат к королевской семье, а то бы Индира взвыла. Но она и так с радостью сбегала от чопорной светской жизни Светлого королевства, затерявшегося среди человеческих государств. Приемы, званые обеды и ужины, пикники, больше походившие на выездные уроки хороших манер, — нет, лучше беззаботное веселье ярмарки. Академические балы тоже ничуть не хуже эльфийских и уж точно созданы для развлечения, а не для унылых разговоров.

— Ладно, пошел я, — вздохнул Кристоф и повесил корзинку на локоть. — Кто со мной?

— Мне нельзя, — развела руками Индира, мельком глянув на часы на кухонной стене. — Если не явлюсь через десять минут, срок наказания продлят. Удачи, Крис!

Эльфийка чмокнула друга в щеку и ушла.

Малица же подхватила вторую корзину и поплелась вслед за Кристофом. Ее первое дежурство через полтора часа, можно и сходить, помочь. Вдвоем не так страшно.

После уборки в библиотеке болели руки и спина, но лорда ти Онеша это мало волновало. Он, как и обещал, заглянул проверить, не отлынивают ли адепты от наказания. Постоял, посмотрел, кивнул и ушел, не промолвив ни слова.

До конюшни дошли весело, подбадривая друг друга всяческими прибаутками, дальше же ноги начали заплетаться, а уверенность таяла с каждой минутой.

— Может, я пойду? — нервно спросила Малица, в который раз оглянувшись на библиотечную башню. Вытирать пыль и перебирать каталог — не так уж плохо. — Тебя же наказали.

— Нет уж, — мотнул головой Кристоф, — вместе и до конца.

Саламандра обреченно кивнула и толкнула калитку на задний двор.

Вольер призрачных гончих занимал все пространство до ограды: псы любили бегать. Пока их не было видно, но адепты знали, гончие прячутся в какой-нибудь тени.

Провинившихся студентов встречал преподаватель демонологии — хмурый мужчина с рассеченной красным рубцом бровью. Он кивнул Кристофу и недовольно глянул на Малицу. Та смутилась и промямлила приветствие.

— Да уж недобрый вечер, адептка Ирадос! — хмыкнул преподаватель. — Вы-то что тут делаете?

— На собачек пришла посмотреть, — ляпнула первое попавшееся саламандра.

Демонолог расхохотался.

— Собачек! Скажете тоже! Да они проглотят и не поперхнутся. Поэтому, — голос преподавателя посуровел, — корзинку приятелю, а сами на пять шагов назад. Не кричать, руками не махать, не бегать.

— И не дышать, — мрачно пошутил Кристоф.

Преподаватель обернулся к нему и, скривив губы, подтвердил:

— Да, и не дышать, Нойр.

После подошел к ограде вольера и коснулся прутьев. Под восхищенное аханье адептов они истончились, образовав проход.

— Ну, чего стоим? — Демонолог нетерпеливо обернулся к Кристофу: — Они ждать не будут, съедят вас, Нойр, а Ирадос закусят. Вот уж свели вы знакомство! — Мужчина с укором глянул на Малицу. — У всех мальчики, у вас — Нойр.

— Может, у нас любовь, — гордо вскинув голову и расправив плечи, будто старался казаться внушительнее, чем есть на самом деле, басовито возразил Кристоф.

— Любовь! — Демонолог прыснул в кулак. — Ой, не смешите меня, Нойр, лучше топайте сюда, я вечно контур держать не стану, а собачки заждались.

Разом растеряв всю важность, ссутулившись, Кристоф шагнул к ограде. Преподаватель чуть посторонился, пропуская его, и тут же встал за спину ученику, готовый в любую минуту отразить нападение призрачных гончих.

Кристоф сделал пару шагов и в растерянности остановился. Что дальше?

— Налей молоко в корыто и быстро уйди, — подсказал демонолог. — Когда напьются, посвисти и кидай мясо через силовой полог.

Юноша сглотнул и на негнущихся ногах побрел к корыту. Губы шептали одно из вербальных защитных заклинаний. Оно вряд ли спасет от призрачных гончих, но хоть немного успокаивало.

Краем глаза Кристоф уловил движение. Серебристая тень скользнула из-за деревьев ему за спину.

— Фу, место! — забеспокоившись, крикнул демонолог. На пальцах заискрилась магия, готовая в любой момент сорваться заклинанием. — Нойр, осторожнее, сзади!

Кристоф дернулся, едва не выронив корзину, обернулся и встретился взглядом с пылающими углями глаз. Они принадлежали кобелю. Тот превосходил Кристофа в росте и явно не питал добрых намерений. Шерсть вздыблена, хвост опущен.

— Богиня-Мать! — в ужасе выдохнула Малица.

Прижав ладони к щекам, она, окаменев, следила за псом. Какие ж они огромные! До этого саламандра мельком видела суку и перепугалась до смерти, а теперь кобель. Этот проглотит и не подавится.

— Нойр, не двигаться, не колдовать, не кричать!

Демонолог сотворил ловчую сесть и теперь заходил к кобелю сбоку, чтобы накинуть.

 Землисто бледный Кристоф сжимал ручку корзины так, что, казалось, та переломится. Глаза его превратились в два блюдца, губы сжались и тоже побелели. Но ничего, держался, не паниковал. Впрочем, что ему еще оставалось?

Призрачная гончая подняла голову и завыла. От этого звука кровь стыла в жилах, а сердце переставало биться. Казалось, все звуки стихли. Малица не удивилась бы, если бы адепты попрятались за дверями общежития. Она бы тоже с радостью сбежала, только не могла: приросла к месту. Тело покрылось мурашками, а в голове крутилось: «Конец!»

Демонолог выругался. Малица глянула на него и охнула. Рядом материализовалась еще одна гончая, не такая большая, но не менее устрашающая. Чуткий глаз различил неподалеку готовых присоединиться к товаркам остальных собак.

Сеть накрыла кобеля, когда тот изготовился к прыжку, а молния заклинания расшвыряла в сторону двух сук, ринувшихся на подмогу вожаку.

По вольеру прокатился грозный рык.

— Кьядаш! — выругался демонолог, нарушив правила преподавательской этики, запрещавшей такие крепкие выражения при адептах. Однако ситуация была настолько нешуточной, что тут не до приличий. — Бездне вас в глотку! Ирадос, бегом за ректором!

— Но…

— Бегом, я сказал! — рявкнул преподаватель, отбив очередную попытку нападения.

Прыгнув к Кристофу, он окружил их обоих прочным щитом и занял круговую оборону.

Малица попятилась, не сводя полных ужаса глаз с окруженных голодными гончими мужчин, а потом побежала.

Показалось, или за спиной что-то шелестело?

Липкий страх искорками огня выплеснулся наружу. Плохо соображая, что делает, Малица вытянула огонь и позволила языкам пламени заплясать на ней. Зажмурилась и, понадеявшись на удачу, представила ректорский кабинет.

На шею упало что-то холодное. Слюна?

Заклинание не сработало, и Малица в отчаянии прошептала имя лорда, надеясь, ее перенесет к нему. Или же… Или же саламандру растерзает призрачная гончая.

Странно, но получилось. Вернее, получилось уйти, только вот куда?

Малица, пролетев, казалось, всю Вселенную, со всего размаху рухнула на пол, проехавшись носом по каменным плитам. Ожидаемо пошла кровь. Саламандра тоненько застонала и поползла. Куда неважно, лишь бы ползти.

Ухо уловило топот ног. Потом послышались возбужденные голоса, среди которых саламандра с радостью узнала голос лорда Онеша. Она чуть не расплакалась от счастья, хотела рассказать о нападении, но не смогла: язык присох к небу.

— Идиотка!

Ректор подхватил под мышки и вздернул Малицу на ноги.

— Вы головой думали, Ирадос? А если б не засек, не выдернул? Вы хоть понимаете, чем могло все закончиться?

— Чем? — по инерции спросила саламандра.

Голова ее моталась, как у куклы, мир перед глазами штормило.

— Смертью или увечьем. На кухню надо было бежать, к очагу!

Лорд подхватил Малицу под руку и забросил в портал вслед за собой. В точно таких же порталах скрылась пара других преподавателей.

— Да связался он со мной! — рыкнул ректор, когда, немного придя в себя, саламандра передала просьбу демонолога. — Мы вас искали.

Малица, не веря, замотала головой, но никто ничего объяснять не собирался. Оставалось только догадываться, что это как-то связано с перемещением в пространстве.

При виде вольера и дюжины крепких гончих, бродящих на свободе, Малица вновь забыла, как дышать. Радовало, что мужчины живы. Недаром преподаватель ел свой хлеб!

Жестом приказав остальным не двигаться, ректор смело шагнул к гончим, посвистал и похлопал по бедру. Те навострили уши и в два прыжка оказались рядом. Саламандра думала — разорвут, но гончие начали ласкаться. Одна положила лапы на плечи лорду и принялась лизать ему лицо. Другие, ревнуя, лаяли и терлись о брюки.

— Стоять! — крикнул ректор.

Призрачные гончие мгновенно замерли, только горящие глаза пристально смотрели на лорда.

— Я что говорил? — хмурился ректор. — Не трогать. Я говорил: не трогать! — голос его повысился до крика.

И тут лорд сделал невозможное, по мнению Малицы, — ударил вожака по уху. Тот заскулил и осел на задние лапы, закрыв морду лапами.

— Я очень недоволен, — продолжал ректор.  — Вернулись в вольер, и ни звука! Только ночью и только на нарушителей. Ясно?

Гончие закивали. Саламандра могла поручиться, они понимали слова лорда. Невероятно! Покорно, друг за другом, псы, поджав хвосты, побрели обратно в вольер.

Лорд вывел демонолога и Кристофа, задал гончим еды и замкнул контур.

— Ничего доверить нельзя! — недовольно пробурчал он. — Учтите, Нойр, это в первый и последний раз, когда я вам помогаю, дальше сами. И повторите правила общения с дикими зверьми, вы преступно беспечны. А вам, — лорд развернулся на каблуках к преподавателю демонологии, — строгий выговор. Пустили мальчишку одного!

Полыхнул портал, и ректор скрылся в нем, не проронив больше ни слова.

— Да-а! — междометием выразил общее мнение преподаватель боевых дисциплин. — Призрачную гончую — и по ушам!

— Ему можно, — авторитетно заявил проректор и таинственно улыбнулся в усы. — Лорд ти Онеш привык общаться с такими.

Все взгляды тут же обратились на Нэйла тер Лиса, но тот не проронил больше ни слова. Знал что-то о ректоре и скрывал.

Преподаватели разошлись. Гончие тоже. Остались только Малица и Кристоф. Последний привалился к сарайчику и тяжело дышал. Ворот рубашки стал тесен, и юноша расстегнул его до середины груди.

— Они тебя не цапнули? — заботливо спросила саламандра, подошла и присела рядом с другом на корточки.

Кристоф неопределенно замычал. Он напоминал зомби, так же отливал зеленцой, только дышал.

Наконец юноша отмер, встрепенулся и начал ругать себя. Мол, какой из него демонолог, если он поддался панике. Малица, как могла, успокаивала его, но Кристоф не слушал. Потом, правда, нахмурился и спросил:

— А с тобой что случилось? Отчего ректор так ругался?

Саламандра сочувственно глянула на него. Не иначе от переживаний Кристоф немного повредился разумом, раз ничего не помнит.

Кровь!

Рука Малицы тут же метнулась к носу.

Кровь идти уже перестала, но лицо и одежду перемазала. Нужно сходить в лазарет, пусть Индира посмотрит. Малица знатно приложилась, мало ли чего. Да и нос болит. Уж не сломала ли?

— Крис, у меня с лицом все нормально?

Юноша покачал головой.

— У тебя весь подбородок в крови. Что случилось, Аля?

Друзья называли Малицу именно так. Официальные имена никто из них не любил.

— Видимо, неправильно ушла, — подумав, ответила саламандра. — Ну, через огонь.

Кристоф понимающе кивнул и предложил прогуляться в лазарет. После стащить с кухни пирожки и запить их вишневым компотом: по случаю сильного нервного потрясения можно.

 

— Ты уверен? — с сомнением в голосе спросила Индира.

Ей не хотелось снова попасть в кабинет ректора и получить новую порцию наказаний.

С другой стороны, так соблазнительно!

— Мы экран поставим, а я петлю накину, — авторитетно заявил Кристоф.

Он лежал на постели с конспектом в руках. На столе валялись книги: частью учебники, частью монографии, взятые из библиотеки. Довершал натюрморт огрызок яблока. Кристоф не испытывал пиетета перед древними манускриптами, вот и теперь заложил гримуар с хвостом на обложке оберткой от шоколада. Девушки же боялись прикоснуться к древнему тому. Вдруг цапнет? Шутки шутками, а может. Но демонологи, будущие и состоявшиеся, умели укрощать строптивые книги.

— Ты даже с гончими не совладал, — напомнила Малица.

Она устроилась подле Кристофа, поджав под себя ноги.

Вообще-то по правилам внутреннего распорядка адептам противоположного пола запрещалось навещать друзей и подруг после девяти вечера в темное время года и десяти в светлое, но эта троица всегда находила способ встретиться и обсудить планы на будущее. Вот и сейчас часовая стрелка миновала цифру «одиннадцать», а друзья и не думали расходиться. Формально они и не заходили. Саламандра пробралась в мужское общежитие с помощью пламени, эльфийку же забрал Кристоф, тайком активировав общественный портал. Пользоваться им без разрешения преподавателей не разрешалось, но юноша успешно обходил этот запрет.

— С гончими! — передразнил Кристоф и отложил конспект. — Ты их видела? Хуже демонов!

— Ну, вызовем, а дальше? — не унималась Индира.

На самом деле ей страсть как хотелось взглянуть на демона, но мысль о наказании не давала покоя. Ректор ведь действительно связался с родителями, и у эльфийки состоялся пренеприятный разговор с отцом. Чуть не дошло до отзыва документов. Родители и так крайне неохотно отпустили дочь учиться. Зачем, если есть положение в обществе, состояние? Сыграло роль выбранное направление: особе эльфийских кровей целительницей быть почетно. Но быть, а не работать по профессии. Леди обязана уметь оказать помощь, но мараться в чужой крови — моветон.

— Дальше?.. — Юноша задумчиво цокнул языком и заложил руки за голову. — Дальше мы исполним по желанию, — с воодушевлением продолжил он.

— Как так? — хором спросили девушки, во все глаза уставившись на друга.

 Кристоф же с важным, самодовольным видом хранил молчание. Но не выдержал-таки и шепотом признался: они наложат проклятие. Сразу после вызова демон беззащитен, тут надо подсуетиться и не струхнуть.

— Вы в сторонке постоите, я сам сделаю, — поспешил успокоить подруг Кристоф. — Заклинание — вот здесь, — он указал на гримуар на столе, — есть. Древнее, но должно сработать.

Взгляды поневоле обратились к «хвостатому» тому. Индира на всякий случай отсела подальше и шепотом спросила:

— А ты откуда книгу взял?

— Из библиотеки.

Кристоф, приложив палец к губам, прокрался к двери и резко распахнул: никого. После юноша вернулся и продолжил откровенничать, но уже шепотом.

— Когда мы пыль вытирали и полы мыли, я времени даром не терял. Раздобыл списки литературы четвертого курса, взял эту книжицу. Мне как демонологу можно: читательский билет позволяет. Чуток подправил допуск, и вот «Тридцать два проклятия на все случаи жизни» у меня в кармане. Занятная вещь, кстати, много полезного. Я уже для семинара кое-что подготовил, уверен, зачтут как семестровый балл.

Девушки с восхищением посмотрели на друга. Для них проклятия были чем-то запредельным. Малица прошла только самые простенькие, до третьего уровня, Индире же и вовсе знать их не полагалось. Для демонологов проклятия — хлеб, потому как обитатели Закрытой империи церемониться не станут. Разумеется, лучше всех плели чары проклятийники. Они могли заколдовать воду, предметы, причинить вред простым визуальным контактом. Элита среди магов. Конкурс на эту специальность зашкаливал, отсев каждый год — тоже.

— Но вся проблема в том, — спустил с небес на землю Кристоф, — что нужно описание ритуала призыва демона. А оно в библиотеке не хранится.

— А где? — чуть слышно спросила Малица.

— В кабинете ректора, — спокойно ответил юный демонолог. — Пока он нас песочил, я корешок видел. Как, Малица, сумеешь достать? Ты ведь саламандра, а сейчас уже холодно, ректор наверняка камин разжигает. Мы подадим весточку, когда он выйдет, ты быстро скользнешь, заберешь книгу, и все.

Саламандра вздохнула. Она помнила, чем в прошлый раз закончилось «быстро». С другой стороны… Малица прикусила губу и покосилась на эльфийку. Та, судя по всему, не собиралась принимать участия в затее. Сидела, наморщив нос, и накручивала на палец волосы. Желание у саламандры имелось: какое ж существо без желаний? Страшил только демон. Вот если б фею или духа…

— Кристоф, — с опаской поглядывая на дверь, шепотом спросила Малица, — а может, мы просто посмотрим? Это ведь безопасно. Ну, проекция. Вдруг нам не низший, а разумный демон попадется?

— Давай, — подумав, согласился юноша. — И чего-нибудь спросим. Только книга все равно нужна.

— Я достану, — уверенно заявила саламандра и тряхнула медной гривой. — Самой полезно. Нужно учиться от женихов бегать.

Все трое прыснули. Кристоф начал стращать подругу вампирами из Закрытой империи, которые заточат бедняжку в подземелье и начнут пить кровь.

— А может, ты на ней женишься? — подмигнула Индира. — Идеальная пара выходит.

Саламандра и будущий демонолог переглянулись. Кристоф приподнял бровь, вогнав подругу в краску. Малица нервно оправила ворот и натянула юбку на колени.

— Ну, что смотришь? — буркнула она куда-то в стену.

— Оцениваю.

— И как?

— Ничего так, красивая.

— А раз красивая, то на свидание пригласи, дурень! — фыркнула Индира.

Кристоф напряженно молчал

Рот эльфийки сложился в букву «о».

— Та-а-к, — тоном обиженной добродетели прошипела она, — только не говорите, что уже целовались!

— Я вас обеих целовал, — напомнил Кристоф и вцепился в тетрадь с конспектом, будто собирался при помощи нее защищаться. — На празднике. Ну, мы яблоки ловили, а потом… Сами попросили, между прочим! — обиженно добавил юноша.

— Так то в щеку, а не в губы, — разочарованно протянула Индира.

Кристоф и Малица переглянулись и замотали головой. Нет, они могли бы поцеловаться, но встречаться? Дружить лучше. У Кристофа уже была подружка, саламандру же он не воспринимал как женщину.

— Ладно, мы не о том. — Малица вернула беседу в прежнее русло. — Что за книга, как выглядит? Охранные чары стоят? Печати?

Встречаться с Кристофом саламандра не хотела. Он друг, а любовь… Найдет когда-нибудь. Индира же вечно о мальчиках думает.

Кристоф задумался, и Индира не преминула щелкнуть его по носу. В фигуральном смысле.

— Вот видишь, а ты Малицу подбиваешь красть!

— В библиотеке тоже есть, — неожиданно подала голос саламандра. Глаза ее загорелись. — Я принесу, ждите!

Не успели друзья ее остановить, как Малица хлопнула окном и по карнизу добралась до окна однокурсника. Ничуть не задумываясь о том, что он может быть не один, постучалась и попросила у оторопелого юноши разрешения воспользоваться лампой: тот чуть ли не единственный из потока держал масляную. Необычно в эпоху магических шаров, но у каждого свои причуды.

Огонь легко вернул в женское общежитие.

Наверное, неожиданно возникшая в снопе искр саламандра изрядно напугала первокурсниц, тоже стихийниц, устроивших посиделки со страшилками в темноте.

Малица отряхнулась, улыбнулась и побежала к себе. Соседка сегодня ночевала в городе у знакомых, поэтому саламандра без страха зажгла свечу и, не мигая, уставилась на пламя, пока то не отобразило библиотеку.

Саламандра осмотрелась сквозь огонь. Никого. Но печати… С другой стороны, никто ведь не ждал саламандру и защиты от нее не ставил. Все прочие адепты, даже стихийники, перемещались порталами, их блокировали печати. Исключение делалось лишь для преподавателей. Малица же ходила иначе, не затрагивая струны пространства.

И саламандра решила рискнуть. В худшем случае взвоют чары и слетятся духи-охранники. Малица не попадется так позорно, как в первый раз: положит в карман огниво. Да, тяжело, синяков наставит, уходя сквозь столь крошечное пламя, зато сбежит.

Саламандра сосредоточилась, помолилась предкам и смело сменила ипостась. Мгновение, и Малица уже стояла в библиотеке. Вернее, вылезала из камина. Отряхнувшись от золы, саламандра прислушалась к собственным ощущениям и осторожно двинулась к столу библиотекаря. Любопытная Малица слышала, как вечером мэтр Людаш просил отложить ему гримуар для утренних практических занятий. За время вынужденной работы в библиотеке саламандра успела изучить всю местную «кухню» и точно знала, книгу убрали в верхний ящик. Если, разумеется, Людаш не забрал.

С замиранием сердца Малица кралась к столу, надеясь не потревожить ни одну печать. И повезло же! Ящик закрыли на ключ, но для шпильки это не проблема. Словно шкатулку матушки, саламандра ловко вскрыла замок и с трепетом извлекла книгу.

Надо бы скорей обратно, к друзьям, но Малица медлила, любовно поглаживая бархатную обложку.

Все дело в желании. Кристоф засмеет, Индира тоже фыркнет. А если не фыркнет, то стыдно. Малице хотелось взглянуть на демона. Живого. И потрогать. Она столько о них читала, слышала, какие они красивые, какая кисточка хвоста шелковистая… Когда еще случай выпадет? Нет, Малица слышала о том, что в их империи тоже живут демоны, но как отличить их от людей? Да и не позволят они себя разглядывать — неприлично же.

Не подумайте плохого, саламандру не волновала чувственная сторона, в этом отношении она на фоне той же подруги казалась ребенком, хоть в общих чертах и знала, как именно все происходит. Малицу привлекал ореол тайны и необычность внешности. Она и проректора мечтала с крыльями увидеть: он ведь дракон. Но, увы, тер Лис не летал ни при адептах, ни при преподавателях. Разочарованная Малица даже решила, будто он бракованный дракон. Только потом узнала: смена облика в стенах Академии запрещена. Оборотень или дракон, будь любезен, выгляди человеком. Хочешь развлечься? За городскими стенами. Академия колдовских сил пеклась о своей репутации.

Гримуар не излучал угрозы. Не кусался, не шипел, не поджаривал и не морозил. Духи-охранники тоже не спешили уличить воровку с поличным, и Малица решилась открыть фолиант. Она только оглавление посмотрит, честно!

Книгу пришлось листать на столе: на весу не удержать. Подвесив над головой шар, так, чтобы освещал страницы, но не давал отблесков в окне, саламандра углубилась в чтение.

Оглавление одновременно манило и пугало. Какие же интересные у демонологов занятия! Привалившись к столу, Малица листала страницу за страницей, пока не наткнулась на раздел «Ритуал вызова демона». Рука потянулась захлопнуть том и не рисковать понапрасну, но сила воли проиграла, и спустя пару минут борьбы саламандра уже бубнила под нос основные постулаты статьи.

Оказалось, полный ритуал безумно сложен и опасен, а вот упрощенный можно попробовать провести. Там обещалась проекция демона — совершенно безопасно. Единственное «но»: чары слабые, действовали только, если демон поблизости. Шансов мало, вернее, их вообще нет, — в Академии-то! — но какой адепт не мечтает вызвать демона?

Малица кое-как, чуть не упав, стащила книгу на пол, достала из другого, незапиравшегося, предназначенного для хранения всяких канцелярских принадлежностей ящика мелок и на всякий случай призвала огненный ореол. Он защитит от несильного заклинания и физических увечий. Стихийники ставили особые щиты, из материала родного элемента. Хотя, по мнению саламандры, в выигрыше оставались люди. Они не привязаны ни к одной стихии и пользовались всем сразу.

Неопытная рука неловко копировала линии с рисунка. Приходилось постоянно исправлять, отчего мелок крошился. Само заклинание было руническое. Половину символов Малица знала, остальные оставались неизвестными. Но раз книгу использует на лекции демонолог, в ней нет ничего опасного, верно?

Наконец, Малица закончила и с гордостью осмотрела свою работу. Жаль, Кристоф не видит! Тогда он бы перестал задирать нос.

Саламандра глубоко вздохнула и положила ладони на места, обозначенные крестиком на рисунке. Теперь капелька крови. Без нее, увы, нельзя. Страшно? Безусловно, но поздно отступать, когда линии начерчены. Глупо стирать то, что сотворила с таким трудом. И Малица, зажмурившись, царапнула шпилькой палец. Густая капля упала на рисунок. Тот зашипел и вспыхнул синим пламенем. Сейчас, уже сейчас, только позвать…

И Малица позвала, замирая от страха.

Сначала ничего не происходило, а потом раздался недовольный, даже не так, крайне недовольный голос ректора: «Руки оторву шутнику!» Судя по всему, Малица вытащила его из ванной: из одежды на лорде оказались только домашние штаны. Волосы влажные, руки сжимают полотенце.

Саламандра икнула и отшатнулась, закрыв лицо руками. Ректор же продолжал стоять в центре рисунка и буравил нерадивую адептку изумрудными глазами. Потом закинул полотенце на плечо и, скрестив руки на груди, обманчиво спокойно поинтересовался:

— Ну, и как это понимать, Ирадос?

— Я… я… — Язык отказывался повиноваться.

Малица сглотнула, смочив горло слюной, и скороговоркой продолжила:

— Я демона вызывала.

— Это я уже понял.

Ректор коснулся носком тапка пламенеющей черты и под громкое аханье саламандры, таки отнявшей руки от лица, спокойно разомкнул контур. Рисунок с шипением погас. Воздух слегка потрескивал, будто от молний.

— Я о другом спрашивал. Потрудитесь объяснить, почему вас второй раз за месяц ловят за одним и тем же занятием. Если еще короче, — зеленые глаза вновь скользнули по Малице, дрожью отозвавшись в теле, — зачем вам демоны?

— Посмотреть хотела, — простодушно ответила саламандра, гадая, исключат ее прямо сейчас или разрешат дождаться утра.

— Ну, посмотрели? — лорд приподнял бровь.

Похоже, его совсем не волновал собственный вид, ректор держался столь же уверенно, как в парадном костюме.

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям