0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Академия магических риэлторов. Продай и беги » Отрывок из книги «Академия магических риэлторов. Продай и беги»

Отрывок из книги «Академия магических риэлторов. Продай и беги»

Автор: Ясмина Сапфир

Исключительными правами на произведение «Академия магических риэлторов. Продай и беги» обладает автор — Ясмина Сапфир Copyright © Ясмина Сапфир

Пролог

 

Костлявая дама, прозрачная на вид, со стрелой в голове, приблизилась, опасно бряцая цепью в руке. Дама была призрачная, а вот цепь – настоящая. Увы, привидения за долгие годы ненависти к живым учатся использовать материальные объекты. В последний раз в меня швыряли ложки и вилки. Не угодила духу какой-то серьезной дамы, в очках и переднике. Мальчик-призрак запустил мне в голову мячиком, а грустный дух девушки в шортах и майке – бадминтонным шариком. Впрочем, прошлый спортивно-кухонный беспредел ничто по сравнению с нынешней прогулкой по парку «арбалетного периода».

Ночная сорочка с кружевами колыхалась на призраке, словно под порывами ветра. Хотя в просторном полутемном подвале, с цепями на стенах и колодцем посередине, явно предназначенным не для добычи воды в здании с водопроводом, не ощущалось ни дуновения.

Дама хищно оскалилась, показывая некогда белоснежные зубы. Хозяйка аномального дома, убитая собственным внуком, случайно, в процессе игры в Робин Гуда… Мда… Досталась же работенка. Я попятилась к стене, судорожно смекая – что бы предпринять.

Костлявая всерьез решила отыграться на мне за детские шалости. А ведь я просто «индикатор». Ведьма, что проверяет – есть ли в здании магия. Мало того – просто студентка, которую время от времени отправляют на «практику». Ух, чувствую, напрактикуюсь сейчас по самое не хочу.

Дама вперилась пронзительным взглядом некогда серых глаз, тряхнула головой, от чего седые локоны рассыпались вокруг стрелы, обнажая бордовые разводы спекшейся крови на темечке.

Я снова попятилась. Шаг, еще шаг. Не делать резких движений. Дама настроена решительно. Можно даже сказать фатально.

Нет, я уже посещала дома с привидениями. Вот только обычно они вели себя гораздо более дружелюбно. Можно даже сказать – гостеприимно. Так, подвывали от восторга свидания, закидывали тупыми предметами, выныривали из-за угла «поздороваться». К особо опасным отправляли боевиков – магов из моей же Академии волшебных риэлторов.

Такие, как я, чувствовали малейшие признаки «волшебной энергии». Будь то магические существа, границы между мирами, порталы, аномальные зоны, где скручено пространство или стыкуются Вселенные, древний артефакт, что хранился в здании испокон веков, привлекая колдовские флюиды. Полтергейст, наконец, и даже «пришлых». Так называли существ вроде домовых, духов разных предметов, природных мест, типа водяных или болотных. Эти магические сущности обитали словно бы и в нашем измерении и еще в нескольких. Иногда приносили хозяевам удачу, порой становились причиной бед, а временами просто мешали.

Я легко различала все виды волшебных «наполнителей» зданий, как выражались в нашей Академии. Классифицировала почти с первого взгляда. Но сражаться с призраками не умела. Ни навыками, ни специальной «убойной магией» природа меня не наделила.

Дама определила это сразу – наметанным взглядом призрака-убийцы – и надвигалась неспешно, понимая, что никуда я не денусь. Окажется моя шея в цепи, ничего не попишешь.

Я споткнулась, больно оцарапала руку о крюк, что торчал из стены, и уперлась спиной в каменную кладку.

– Мможет обсудим все как цивилизованные люди?

Боже! Что я несу! Какие люди? Какая цивилизация? Я не человек – ведьма, хоть и попаданка с Земли. Дама – самый настоящий злобный призрак, да и раньше никогда не была человеком. Она фетка – раса такая, похожая на людей. Только уши чуть более заостренные, ближе к эльфийским, кровь голубая и мощная магия, что не выветривается даже после смерти. Такие часто становятся призраками, если погибли с обидой, злостью, в общем, собираются даже после смерти мстить живым за свои несчастья.

На Оморре – планете фетов – обитают еще четыре расы. И все куда дружелюбней. Но мне, как водится, повезло несказанно.

Костлявая замахнулась цепью и попыталась набросить ее на мою шею. Я инстинктивно присела, оцарапав локти и спину о шершавую стену. Дама зарычала – вот ведь жертва наглая попалась! – еще и сопротивляться вздумала. Нет бы честно нырнуть в петлю – и вся недолга. Понимаешь ли, напрягает призрака! Заставляет совершать лишние телодвижения! Неслыханная дерзость!

Я дернулась, осознав, что деваться уже некуда. Цепь холодной удавкой легла на шею. Тяжелая, влажная…

Дышать я резко разучилась – как-то сразу и внезапно. Закашлялась, попыталась крикнуть. Ледяная петля сдавила, мешая даже глотать.

Дама расплылась в радостной улыбке, словно букет получила от восхищенного поклонника или драгоценность.

Перед глазами начало темнеть, грудь словно водой наполнилась – вязкий воздух не желал покидать насиженное место.

Внезапно дама отлетела от меня, словно ее ударили в живот, жалобно оскалилась. Бросилась навстречу опять и… наткнулась на призрачную стену. Попыталась уйти вправо – и с тем же эффектом. Назад – аналогично.

Ага, энергоклетка. Хорошая работа.

Я закашлялась и увидела протянутую руку.

– Ну и что? Сообщила даме, что стрелы в голове вышли из моды? Добрее надо быть к призракам. Им и так не повезло при жизни…

Этот бархатистый, низкий мужской голос я знала слишком хорошо, как и фирменную иронию. Фет, сородич моей несостоявшейся удушительницы. Латталь Берест. Красивый, с иссиня-черными кудрями, что сейчас разметались по плечам в художественном беспорядке, глазами цвета бирюзы, загорелой кожей и профилем, достойным аристократа и варвара одновременно. Метра под два ростом, мускулистый, но не слишком. Любимец наших девушек. Очередь на него в Академии занимали лет за сто. Впрочем, не мой профиль.

На Земле я разменяла пятый десяток. Просто сказалась ведьмовская кровь, я вообще не менялась, выглядела лет на 26-28 максимум. Только ощущала себя мудрее и старше. В мои ли годы на мальчиков пялиться? Хотя, фет тоже не мальчик. Почти мужчина. Лату, кажется, недавно стукнуло тридцать. По меркам его расы еще юноша, но уже ближе к мужчине. Феты жили лет до тысячи или больше, я точно не знала. Мужали медленно. Лату, по-моему, это не грозило в ближайшие пару столетий. Мальчишеский задор в глазах, хулиганские привычки, шуточки плейбоя на «охоте» за девушками, все это заставляло думать, что остепенится парень еще очень не скоро.

– Давай, красавица, приходи в себя. Конечно, у тебя нет такой заколки в волосах, как у нашей дамы. Но ничего, переживешь! – продолжил язвить Лат, а ладонь его так и зависла напротив моего лица. Ну ясно – не подашь руку, сеанс незаказанного сарказма продолжится, к Петросяну не ходи. Придется подчиниться.

Я вложила ладонь в сильную руку парня. Горячие пальцы обхватили и приятно пожали. Лат потянул меня на себя и поддернул. Я встала, пошатнулась и упала прямо на фета – от пережитого ужаса ноги резко разучились ходить.

Секунда – и очутилась в руках Лата.

– Карету заказывали? – заломил он густую черную бровь и откинул с лица волнистую прядь.

Нет, это наказание какое-то! Полная непруха, как говорили во времена моей молодости!

Мало того, что на меня напала эта истеричка со своей стреловидной прической, так еще и Лат мнит себя рыцарем. Боже! Хочу в Академию!

Фет улыбнулся во все свои идеальные зубы – похоже, у этой расы других не бывает. Наверное, у них и зубных врачей не существует в природе. По крайней мере, я не видела еще ни одного фета, чья улыбка не вызвала бы острую зависть любой королевы красоты или голливудской знаменитости.

– Даму отправим на обезвреживание. Скажу – и сюда прибудут дезинфекторы. Надеюсь, после этого дурная слава дома уйдет на второй план. Дадим покупателям скидку, гарантию, что другой призрак не появится. Если, конечно, новые владельцы здания не удумают воткнуть в головы домочадцев что-нибудь эдакое. Штопор, например. Или топор. В общем, это уже не наше дело. Пошли докладываться.

Я даже пикнуть не успела, как Лат создал портал и рванул в Академию. Деваться некуда – магия фетов самая сильная. Моя магия более тонкая, что ли… Более разноплановая. Зато у фетов она такая… что на сотню земных ведьм хватит…

 

 

 

ГЛАВА 1

 

– Итак, представим, что клиенты хотят дом с привидениями. Воображают себе милых грустных девушек с большими глазами или, например, смешных старичков, что бродят по дому, вспоминая родных и молодость. Изредка попадаются на глаза, улыбаются во все призрачные зубы и следуют дальше… Но у вас, как назло, в наличие только дом с покойным маньяком, что выходит к магам исключительно в рабочем облачении.

– Это в чем же? – удивилась моя соседка Оксана, неосторожно вклиниваясь в театральную паузу, которые так любила Наина Сафронова – наша преподавательница по маркетингу. Естественно, урожденная русская, к которой внезапно пришел магический дар. Ну кто же кроме истинной русской женщины способен доходчиво втолковать клиенту, что особняк с призраком маньяка-убийцы гораздо лучше, чем дом с безобидными привидениями.

Наина сурово покосилась на Оксану, стряхнула невидимые пылинки с синего платья, чем-то похожего на наряд Мери Поппинс, сморгнула так, словно стреляла лазером. И соседка моментально утихомирилась. Втянула голову в плечи и замолкла. Кажется, даже дышать перестала. Наина изобразила ласковую улыбку – такие у продавцов выходят автоматически – и монотонным голосом продолжила лекцию.

– И вот ваши клиенты внезапно не сильно обрадовались встрече с настоящим маньяком, можно сказать – эксклюзивным экземпляром призрачной сущности. Ваша задача какая? Убедить людей, что жизнь рядом с данным субъектом – настоящий аттракцион. И ведь правда! Ни слова обмана! Главное не уточнять, что это вовсе не качели или, скажем, колесо обозрения, а комната ужасов с реалистичными монстрами. Кроме того, не стоит заострять внимание на том, что маньяк может кромсать людей на части. К чему эти нелепые подробности? Пусть в бедном призраке останется хоть что-то загадочное… Ну кроме способов расчленения людей, конечно же… Расскажите лучше, как здорово слава такого здания отгонит нежеланных гостей, кредиторов, наконец – полицию. Ведь что бы ни сотворили вы в новом доме, все можно списать на маньяка-призрака. Приехала полиция, ломится, что-то предъявляет… Вы невозмутимо демонстрируете духа, пожимаете плечами и поясняете, что не способны остановить привидение на пути к мечте – продолжить карьеру изверга даже после кончины. А там – пусть сами разбираются. Видите, сколько преимуществ? Зарезали жену в порыве ревности? Соседа покрошили в салат из-за куска земли или ягоды? Вам всегда есть на кого списать зверство. Вот они, преимущества жизни рядом с забавным, веселым, не побоюсь этого слова обаятельным маньяком-убийцей в виде призрака!

Естественно, Наина здорово утрировала, иронизировала и преувеличивала. Ее язвительные фразочки больше скрашивали лекцию, привлекали внимание студентов на весьма скучном предмете, нежели несли реальный смысл и посыл. Мы только и ждали очередного перла и благодаря этому воспринимали остальное: несмешное и монотонное гораздо легче и без особых усилий. Разумеется, никто описанных Наиной принципов не придерживался и, по большей части, она объясняла по-настоящему важные вещи для  торговли живыми зданиями. Какие требуются обязательные документы, как проверять «чистая ли земля» – не принадлежит ли она государству, заповеднику, охранной зоне, не планируется ли там дорога, парк или нечто подобное. Как маневрировать в бурном море недвижимости, полном рыбы – зданий и квартир, выставленных на продажу, продавцов и покупателей, которые хотят одного – заключить выгодную сделку.

Несколько семестров с мадам Сафроновой, по слухам, позволяли едва ли не полностью освоить профессию и чувствовать себя комфортно даже среди матерых риэлторов, что отдали работе лучшие «ходы», как выражалась Наина, и поясняла. «В продажах, как в шахматах, только лучшие ходы приводят к победе, все остальные – к мату, то есть к забористым ругательствам от клиентов».

Должна сказать, что Наина Сафронова представлялась мне истинным риэлтором. Хрупкая, худенькая, но с заметными округлостями, с бледным одухотворенным лицом ангела, она сразу располагала к себе покупателя. Ну кто же подумает, что это невинное чудо природы с глазами цвета ясного неба, способно подсунуть вам дом, где седеют даже те, у кого уже не осталось волос родного цвета, трясутся от страха даже парализованные. Бассейн с аллигаторами, которые мутировали и никак не выводятся, здание на жерле магического вулкана, что извергает то чудищ, то привидения. А то и вовсе – продать проклятые земли, куда регулярно наведываются вандалы, снося все строения подчистую, а в промежутках случаются регулярные смерчи, ураганы и прочие природные бедствия. Время от времени гремят случайные взрывы – правительство почему-то путает местонахождение полигонов… Но это сущие мелочи.

Наина любила носить платья до колен, с рюшечками или воланами, которые подчеркивали образ или блузки похожего фасона с юбками-тюльпанами.

Лекции читала вдохновенно, прочувствованно. Так, что все понимали – Наина шутить не любит. На экзамены студенты шли к ней как на праздник… в качестве закуски для дорогих гостей. По количеству задолжников и пересдач Наина непременно попала бы в книгу Гинесса, жаль аналогов в междумирье не было.

– И запомните – клиент всегда справа! – махнула она рукой под стать солистке театра оперы и балета.

– Вы хотели сказать – клиент всегда прав? – уточнила Марина – еще одна русская в нашей группе. Высокая, дородная, словно с картины Рубенса.

Наина посмотрела на студентку как на умалишенную.

– Нет! Это неправильный перевод… С языка продаж и покупок. Клиент всегда справа. Потому, что правой рукой вы всегда сможете направить его подальше от недостатков здания и поближе к его достоинствам… Во времена создания пословицы каждого левшу заставляли признаться в собственной ошибке и встать в ряды честных пользователей правых рук со всеми вытекающими последствиями…

… И кто бы поверил, что еще несколько месяцев назад жила я себе на Земле, поживала, работала копирайтером и пиарщиком. Рекламировала электронику в одном магазине и писала положительные отзывы… на все, что ни попадя… Заказы на негативные не брала из принципа. Уж лучше дважды похвалить средний товар, нежели один раз слукавить, ругая отличный. От рекламы особо некачественных вещей уходила мастерски: то ногти ломит, то ресницы воспаляются. Ну вот как в таком состоянии нормально работать! Больничный и только больничный!

Возможно за это меня в Академию и взяли.

Родилась я, естественно, в России. Именно эта великая страна и поставляла сюда самых лучших студентов. Разумеется, в междумирной академии для магических риэлторов. Сокращенно МАВР (кажется, именно тот самый, из пословицы – мавр сделал дело, мавр может уходить) учились и другие, чуднЫе расы. Но нашего брата тут набралось подавляющее большинство.

Только на факультетах архитектурной криминалистики и боевой магии, где изучали особенно проблемные здания, пытаясь лишить их львиной доли проблемности, училось больше магов с Оморры. Этот интересный техномагический мир населяли феты, их дальние родичи даргулы, синекожие великаны зерталы и ниссы – нечто среднее между йети и орками. Воинственные, очень неуживчивые народы, зато самые мощные в плане боевой магии и самые богатые на лучших представителей сильного пола среди гуманоидов. Таких на Земле раз, два и обчелся. Красавцы, атлеты и вообще альфа-самцы. Даже ниссы пользовались в Академии бешеной популярностью. Наверное, поэтому с Земли сюда принимали, в основном, женщин. Жалели представителей сильного пола, которым предстояло в полной мере познать собственные слабость и немощь.

Впрочем, ребята с Земли, что поступали в Академию, легко давали фору любому великану: хоть синему, хоть сизобурмалиновому в крапинку. Их девиз «Нас мало, но мы в тельняшках» до сих пор будоражил умы. Иномирцы и по сей день ломали голову, что это за чудодоспех, который защищает, похоже, от всего на свете.

Ну да ладно, об этом попозже…

Как я попала в Академию риэлторов, да еще таких, что продавали дома с обязательной магической составляющей? Мы торговали исключительно «эксклюзивом». Зданиями, напичканными магией, как сироп – сахаром, замками с привидениями, встроенными артефактами, домами на пересечении измерений. В таких местах всегда образовывались аномальные зоны – нечто вроде Бермудских треугольников. И – надо же! – находилось немало клиентов, которые искали подобные опасные домики и даже платили за них втридорога.

В нашу задачу входило найти подходящие, и убедить клиента не пойти на попятную.

Последнее оказывалось не так-то просто. Захотел человек дом с привидениями, вот стрельнуло бедолаге внезапно в голову. Пришел, получил контузию от воя призраков, схлопотал по голове какой-нибудь люстрой, провалился в подвал с живыми скелетами, которые для эффекта еще и покусали его – и решил – а зачем оно мне понадобилось? Вот тут и вступали в игру навыки магических риэлторов. Спустя несколько часов массированной обработки, клиент отчетливо для себя резюмировал. Укусы – явные признаки любви от дома, ведь только в порыве страсти можно так впиваться зубами в чужую плоть. Люстра на шее – не более чем эффектное украшение. А завывающие по ночам призраки – так вообще лучшая в мире колыбельная.

Угодила я сюда по объявлению, вернее благодаря удачному клику по ссылке.

«Хотите сменить профессию на более интересную? Мы обещаем солидную зарплату и работу, которая вам не наскучит!»

Такими объявлениями интернет полнится. Но это почему-то притянуло взгляд, а следом – и мышку, которой я щелкнула. Клик – и я уже в Академии. Оказывается, так отлавливали земных чародеев.

На нашей планете магии не обучены и поэтому большинство не знают о собственных возможностях. Пользуются ими тихо и бессознательно. Формируют события в собственную пользу, сгоряча накладывают порчу и сглаз, влюбляют в себя кого ни попадя. В общем, ведьме на Земле не сладко приходится. Ведьме в Академии – самое место. Во всяком случае, так мне заявили по прибытию.

Теперь я понимала, что это истинная правда. Каждый клиент, которого здесь облапошили, наверняка, называл женщин-риэлторов ведьмами.

Впрочем, у нас было два направления.

«Черный риэлтор» и «Белый риэлтор». Черные работали как наша Наина. Белые стремились подстраиваться под клиентов. А все, что им не удавалось продать честными методами, с радостью «реализовывали черные», применяя навыки и советы знаменитой мадам Сафроновой. Так и осуществлялся круговорот зданий в междумирье.

Студенты проходили курсы у риэлторов обоих видов, а затем выбирали «специализацию», согласно собственным талантам и склонностям.

Кроме продажи, нам предлагалось еще четыре направления работы. Бродить по мирам и проверять – действительно ли данное здание содержит магию, или же хозяин слегка не в себе. Чудятся ему чертики да ангелы. Этим как раз занимались такие, как я – индикаторы. Наша магия позволяла безошибочно находить даже слабые аномальные зоны, и, что еще важнее – различать их.

В связке с нами работают «оценщики». Именно они определяют сколько стоит удовольствие от покуса призрака или петли на шее, как у меня недавно. Почем обойдется новому владельцу вход в иное измерение, откуда регулярно прибывают неадекватные существа всех видов и форм. И за какую цену выставить живой дом, что без устали, с присущим подобным строениям сарказмом, комментирует действия владельцев. В том числе и самые интимные.

Боевики спасали «души и туши от опасностей в магических постройках», как выражался Пейтрал, наш преподаватель по физкультуре и заодно – тренер по боевой магии, разумеется фет. Дезинфекторы обезвреживали призраков, озверевших пришлых, особенно опасные артефакты, недружественную энергию из аномальных зон и прочие гадости.

В последний раз на общей практике мы исследовали и оценили шестьдесят два здания. Четыре – на аномальных зонах, тринадцать – проклятых умирающими владельцами, восемь моих любимцев – живых построек, что способны общаться и даже подтрунивать. Все остальные – результат безумных фантазий владельцев или соседей. Большинство выдумщиков оказались запойными, парочка – просто шизофрениками. Одна дама «сильно за двадцать», со стажем этого «сильно» лет в сорок, утверждала, что видит покойного мужа. Но затем выяснилось, что мужа не было, а дама просто пыталась заработать.

Пенсии в России – прожиточный минимум, то есть прожить на них можно минимум лет. Вот пенсионеры и выкручиваются.

Ведьмы на Земле – закрытое сообщество. Никто не знает о нашем существовании, но каждый второй слышал про «экстрасенсов». Под их видом мы там и орудуем.

Честно говоря, служба проверки зданий в качестве индикатора нравилась мне больше всех остальных. Только вот беда – чтобы получить специализацию, практику следовало пройти по всем направлениям. Следующая у меня намечалась риэлторская, под личным руководством Наины Сафроновой. Дама считала, что у меня высокий потенциал.

Даже не знаю, почему она так подумала. Наверное, впечатлилась нашей последней встречей. Тогда мы с подругой ходили на дискотеку, в соседний мир, и оказались пойманы комендантом общежития. Пришлось срочно выдумывать и выкручиваться. Я сходу сочинила складную историю…

Будто мы почувствовали аномальное здание, отправились туда еще вечером, а потом злобные призраки преследовали нас по всем комнатам, нагоняя страх и не позволяя выбраться.

Зачем мы надели такие короткие юбки? А это чтобы вредные привидения засмотрелись на шикарные бедра, зазевались, позволив сбежать из здания. Зачем нам такие высокие шпильки? А это на всякий пожарный случай. Вдруг у привидений ноги еще не атрофировались или другие части тела остались чувствительными. Хрясть им туда острием шпильки – и бежать куда глаза глядят. Зачем нам такой яркий макияж?

Ну как зачем? Это же элементарно! Чтобы привидения сами нас испугались. Ка-ак зажжем фонарики у лиц, ка-ак сверкнем тенями-помадой, тут никакой призрак не выдержит. Инфаркт практически гарантирован. И неважно, что духи уже умерли.

Если привидение из расы ханжей или эстетов – вообще может пасть смертью храбрых. Второй раз за свое существование.

– Эйлетту Дар вызывают в кабинет ректора! – вырвал меня из размышлений голос… Лата. Я огляделась и обнаружила голову парня, что зависла между дверью и косяком. Фет так улыбался, словно собирался получить долгожданный приз.

Имя я сменила при поступлении в Академию и придумала его сама госпожа Сафронова. Каждый студент здесь получал шанс полностью сменить ФИО и скрыть прежнюю биографию. Кто-то пользовался, а кто-то и нет. Я решила – была не была. Начну с нуля. Абсолютного, главное, чтобы не по Фаренгейту – минус 278 градусов Цельсия. В остальных случаях – выжить вполне реально. Наина сказала, что Эйлетта сокращение от «Эй, лето!». Мол, в России лето – вещь эфемерная. Ждешь его целый год, а проживаешь словно один день просвистел мимо. Зато успеваешь начудить как за три сезона. Сделать полугодовую работу всего отдела фирмы потому, что половина отдела стабильно в отпуске, а вторая – на больничном, простыла из-за кондиционеров. Умудряешься сгореть несколько раз, поссориться и помириться с любимыми раз двести, причем, исключительно из-за того – куда ехать на отдых, затем поссориться еще столько же раз, потому что не понравился курорт.

В общем, впечатлений набраться успеваешь на всю зиму. Дар – означало в устах мадам Сафроновой «подарок», причем она любила повторять, что это ирония. Ибо любой студент – тот еще «подарочек» для преподавателя.

Я посмотрела в сторону Наины. Лекторша остановилась, небрежно взмахнула рукой под стать приме большого театра, и разрешила голосом дворянки, что отпускает холопку к родственникам:

– Ступай!

Оксана невольно хмыкнула, заработала убийственный взгляд Наины и опасливо вжала голову в плечи. Страшна преподша в гневе, не то слово…

Я закинула в сумку мексы – магические тетради – нечто вроде усовершенствованных компьютеров. Листки, клетки, линейки – все как у привычных тетрадей, набираешь текст на клавиатуре – и все отображается. Клавиатура и мышка появляются сами, стоит лишь открыть устройство и подержать так пару минут. Так сказать, убедить вещицу, что не шутишь и, правда, планируешь пользоваться.

Хорошая вещь и носить очень удобно. Тонкая, как тетрадь, не скажешь, что столько функций. На обложке поисковик – вводишь в окошко любой вопрос и получаешь ответ за считанные секунды. За все свое пребывание в Академии, на заданиях и у клиентов ни разу не видела, чтобы «сеть не работала». Это вам не интернет – магия. У нее сбоев не случается. На заднике – справочник по нужному предмету. Мы не сдаем теорию, только практику. Получилось работать – считай, выпустился. Нет – сиди дальше, покоряй альма матер.

База магических риэлторов располагалась тут же, в соседнем здании. По университетскому городку рассыпались невысокие домики для работников «бумаги и бабла», как любил выражаться Лат. Вспоминал старый земной мультик «Бременские музыканты» и намекал на разбойников – работников «Ножа и топора».

Культуру соседних миров мы изучали подробно, я тоже знала про лучшие фильмы, картины и книги других планет.

Стоило покинуть лекционную, как Лат радостно подхватил под руку и потащил по коридору так быстро, что и я пикнуть не успела. Высокие бронзо-медные двери так и мелькали по сторонам, перемежаясь с зелеными стенами и светильниками, похожими на желтые ромашки.

– Куда? Зачем? – задыхаясь от быстрого бега выдавила я – на подробности дыхания не хватало. Лат пожал плечами.

– Начальство прослышало о происшествии… Ну с той, красоткой, страшным сном Робин Гуда. После такого выстрела не получишь королевский приз… Разве что дама очень насолила монарху. Совет вуза решил наконец-то принять меры.

– Запретить тебе вмешиваться в чужие задания? – съязвила я. Нет, я была очень признательна фету за вмешательство, тем более он меня выручил. Да что там, спас от незавидной участи – пополнить здание новым призраком. Жить бок о бок со свирепой метательницей цепей мне совсем не хотелось бы.

Просто самодовольство у парня и так через край. Не стоит подогревать его дополнительно. Чего доброго взлетит до небес. И начнет Лат появляться на моих заданиях даже без видимой на то причины. Так, чтобы скоротать время. Тогда я еще не знала – насколько права.

Лат подмигнул и поторопился «обрадовать» тем, что работать самостоятельно, без всяких там магов из других реальностей мне больше не светит.

– Запретить всяким там подставлять свои красивые эм… тела под призрачные цепи и позволять привидениям забрасывать удавки на их лебединые шеи…

– Да не подставлялась я! – от возмущения даже дыхание восстановилось. – Просто предварительная индикация объекта показала, что магии там мало… Призраки научились маскироваться…

– Призраки, существа из других реальностей, иномирцы… Их таких много набирается… – заговорщически сообщил Лат. – Твой случай не первый. Поэтому Клементина попросила боевых магов отслеживать индикаторов. Каждый с нашего курса выбрал себе подопечную. Я вот сразу на тебя подвизался…

Я вгляделась в красивое лицо фета. Его собранные в хвостик кудри выбивались из прически и завивались у щек. Чувственные губы растянулись в улыбке. Мачо! Одним словом. Ненавижу таких!

Был у меня на Земле подобный красавчик. Золотые локоны, голубые глаза, фигура атлета и характер… истинного жеребца, что бросается на каждую юбку, имеет все, что движется и привлекательно. Почему-то я давно повесила на Лата табличку «бабник» и старалась держаться подальше. С девушками я никогда фета не видела, но слышала, что шепчут про него студентки, как вздыхают одногруппницы, стоит лишь Лату появиться в коридоре и замечала даже взгляды молодых преподавательниц, направленных в ту же сторону. Ну а что? Парень взрослый, тут некоторые преподавательницы такого же возраста! Они ведь тоже женщины! Тот факт, что Лат ни разу не застукан с зазнобой, кажется, подогревал интерес слабого пола. Каждая надеялась стать первой и при особом старании – единственной.

– А чего на меня? У нас вон сколько на курсе девушек! Карви – красотка, фетка, между прочим. Мириам – почти восточная принцесса, не даром дочь какого-то араба. Настури, моя землячка, богата русская земля на красавиц.

Лат пожал плечами, как-то совершенно беспечно улыбнулся и ответил:

– А мне ты понравилась!

– С чего это? – мы свернули за угол и фактически наткнулись на кабинет ректора, что располагался в тупике. Бронзово-медная дверь с табличкой «Кейтливайна Бестарстия Вруддильда» напоминала о том, что имя ректора произносить и пытаться не стоит. Не даром даже преподавательницы именовали ее не иначе как Клементина. Кто-то из русских придумал прозвище, а другие народы радостно подхватили. Ректор знала и не возражала. Похоже, она и сама легче выговаривала прозвище, чем паспортное имя.

Я потянулась к дверной ручке, но Лат решительно перехватил ладонь. Сжал горячими пальцами. От этого неожиданного контакта с парнем к щекам прилил жар. Я даже немного дернулась от нахлынувших ощущений. Лат казался таким горячим, а пальцы его поглаживали ладонь, словно непроизвольно, на инстинктах.

Фет приблизился, чуть притянул за талию, но не обнял – только подвинул.

– Эйли. Ты такая колючая. Внешне вроде милая, почти куколка. Лицо детское, глаза огромные, темно-карие, я редко такие видел, как спелые вишни, мягкие рыжие волосы, как у чаровниц фей из земных сказок, стройная фигурка и все на месте… А ведешь себя как ершистый парень. Или это я так на тебя действую?

Он еще чуть приблизился, наклонился и сгорбился, так что наши лица оказались вровень. Теплое дыхание пощекотало щеки.

– Объясни мне, Эйли? Вроде я тебя выручил. И планирую это делать дальше. Чем я тебе не нравлюсь в качестве напарника?

Я отшатнулась от его слов, едва не подвернула лодыжку и очутилась в крепких объятиях Лата. Опять! Черт побери! Опять! Фет поддержал, поставил на место и произнес с иронией в голосе:

– Ладно! Все равно у тебя нет выбора! Остальные уже разобраны. Вернее, выбрали себе подопечных. А тех, кто на тебя пытался претендовать, я слегка мотивировал в другом направлении, – и он так сверкнул глазами, что стало ясно – как именно мотивировал. С Латом старались не связываться. Этот красивый парень прослыл лучшим боевым магом среди студентов. Даже не на курсе! Среди всех учащихся Академии.

Равные ему находились. Но не лучшие. Зачем ссориться с таким мощным сокурсником, если можно отступиться от желаемого? Что ж… похоже я влипла.

Не знаю, почему так подумалось. Ну парень, ну напросился в телохранители. Думаю, ректор для этого нас и пригласила. Чего такого? Но я смотрела на Лата и чудилось – ловушка захлопнулась.

Лицо парня выглядело, как обычно, беспечным. Улыбка не сходила с губ, взгляд сверкал юношеским задором. Интересно, почему он меня-то выбрал? Поспорил с товарищами? Заключил пари? Судя по всему, так оно и есть. Будем надеяться, при мне флиртовать с другими не станет. Даже не представляю, почему об этом вспомнила. Фет мне защитник, а не любовник. Имеет право!

Парень спрятал руки в карманы свободных черных брюк, и ожидал, пока соберусь с мыслями. Белая футболка сидела на Лате как влитая, подчеркивая все мышцы до единой – даже кубики пресса. Шикарен, ну что тут скажешь. Я вспомнила, что утром отказалась от платья и выбрала брюки стрейтч, со свободной синей рубашкой. Я редко думала о своей привлекательности, не красилась, наверное, целую вечность. Волосы либо собирала в косу, либо оставляла просто распущенными.

И следующее, что всплыло в голове – поразило до глубины души. Куда мне до красавиц-сокурсниц. Чернобровой Мириам, похожей на принцессу востока, с длинными волосами цвета воронова крыла и бронзовой кожей. Вот уж кто всегда одевался так, чтобы подчеркнуть фигуру. Либо в узкие платья-футляры, либо в легинсы, без белья и футболки до талии. Мы индикаторы, можем себе позволить.

Презентабельность для клиента – не наша забота. Мы не видимся с покупателями и продавцами, а если и пересекаемся с кем-то из них, то лишь мельком и общаемся исключительно через риэлторов.

Корви напоминала подкачанную Барби. Светлые волосы чуть ниже плеч – такие густые, что любая позавидует. Зеленые глаза трепетной лани и фигурка фотомодели с чуть более выдающимися грудью и бедрами. То, что надо, глаз не отвести. Себя я всегда ощущала взрослой, зрелой, и не думала о собственной привлекательности. От любых свиданий отказывалась, предпочитала учебу и практику любым вечеринкам с другими студентами.

Казалось – Лат полная мне противоположность. Плейбой, красавчик, ловелас и повеса. Я никогда особо ему не симпатизировала, скорее наоборот – фет мне не нравился. Особенно  его бирюзовый взгляд, что порой прожигал насквозь, смущал, волновал.

Иногда Лат замирал в коридоре и следил за мной, словно изучал. И я, как последняя школьница, старалась не смотреть в сторону фета, но нет-нет, да и косилась – так, мельком.

Я ведь всегда считала себя выше глупых юношеских бредней. Я женщина в возрасте, хотя и выгляжу молодо. Романы, флирты, заигрывания – все это уже в далеком прошлом. Я рассталась с благоверным, когда поняла, что мы стали чужими. Слава богу, нашла свое место здесь, фактически начала с чистого листа. И вовсе не для того, чтобы опять по уши вляпаться в любовную историю. Нет, для меня они всегда плохо заканчиваются.

Но почему-то сейчас, здесь, рядом с Латом, который даже не касался – только смотрел – я снова чувствовала себя юной девочкой. Зачем-то сравнивала себя с сокурсницами, переживала из-за наряда, прически… Фу, ты! Бред какой-то!

Я опять потянула ладонь к ручке. Лат дернулся, словно раздумывал – не перехватить ли, но благородно позволил отворить дверь.

Кабинет ректора представлял собой нечто среднее между лабораторией алхимика и местом работы ученого. У правой стены подпирали друг друга деревянные шкафы, под потолок. На полках выстроились пестрые шеренги книг, с названиями на разных языках, по большей части мне незнакомых. Где-то в центре средней полки выделялись томики «Войны и мира», а рядом – «Анна Каренина». Студенты язвили: мол, ректор неверно приобщается к русской культуре, словарь ненормативной лексики гораздо важнее. Заодно поможет нервы успокоить после общения с нерадивыми студентами и коллегами, что порой вели себя еще хуже учащихся. Риэлторы, куда же деваться! Профессия такая. Поражать, убеждать, шокировать. Даже преподаватели старались не терять форму…

У левой стены толпились стеллажи с банками-склянками сомнительного вида, в которых пенились и пузырились цветные жидкости. Тяжелый дубовый стол располагался примерно посередине. За ним, в кресле с высокой спинкой, рассчитанном на великана, сидела хрупкая, немного нескладная женщина. Высокая прическа ее напоминала о моде земного средневековья. Эдакий торт на голове с булавками, заколками, которые поблескивали в свете потолочных светильников с изображениями цветов и листьев.

Строгий костюм ректора отсылал воображение к чиновникам тех лет, когда я только-только пошла в школу. Даже пуговицы – крупные, блестящие вписывались в образ. И все это сочеталось с высокими лакированными ботфортами, что заканчивались намного выше юбки.

Я видела их под столом, без специальных «заглушек» у ног владельца.

Вообще этот дубовый предмет мебели напоминал скорее обеденный стол, нежели рабочий. Тумбочка из более темного дерева притулилась рядом – нелепо маленькая и какая-то нескладная.

Казалось все здесь подбиралось так, чтобы ни одна деталь интерьера не сочеталась с другой. Как и одежда ректора. Дабы меблировка соответствовала духу бессменного «рулевого» вуза – Клементина занимала место ректора с самого основания Академии.

Мои кроссовки бесшумно ступали по розовому паркету, хотя девушки на каблуках отстукивали тут чечетку. Лат догнал, поравнялся и мы приблизились к Клементине почти одновременно.

Трудно поверить, но нелепая прическа, странная одежда и сапоги разве что без шпор принадлежали молодой женщине с гладким, округлым лицом, мягкими чертами, маленькими губами и широко распахнутыми фиолетовыми глазами. Так выглядели многие женщины расы гроллов. Название так и скрежетало на языке, но представители расы казались тщедушными по сравнению с теми же фетами, ниссами, зерталами. Они напоминали людей, только с чуть более красивыми, немного детскими лицами и более вытянутыми телами.

Клементина имела очень редкий дар – смешанный. Могла работать индикатором, оценщиком и даже боевым магом.

Ректор смерила нас с Латом внимательным взглядом, задержалась на каждом, словно изучала, как подопытных кроликов и сообщила:

– Совет вуза постановил, что вы будете работать в связке.

Лат, казалось, сдерживал улыбку. Я же поджала губы. Клементина усмехнулась: так смеется умудренная жизнью женщина над проказами юных парней и девушек. Видит их симпатию, гордость, предубеждение и понимает – все это сломается, раскрошится в прах под давлением чувств и взаимного притяжения.

Хм… Клементина ведь в курсе, кто я и сколько мне лет… Странно. Впрочем, кто же их знает, этих гроллов. Я понятия не имела сколько живет раса ректора. Но внушительный стаж Клементины заставлял предположить, что не одно тысячелетие.

– Эм? Скажите, а у меня есть варианты? – спросила я, понимая, что ответ предопределен. Ректор усмехнулась снова.

– К сожалению, выбирали боевики. Им предстоит рисковать жизнью ради напарников. И совет вуза решил, что боевые маги вправе выбирать себе подопечных. Тех, кого готовы защищать до последнего. Даже ценой собственной жизни. Таков наш договор на работу в тандемах.

Я оглянулась на Лата. Ничего себе! Он подписал подобное? Этот щеголеватый Дон Жуан?

Парень смотрел как ни в чем ни бывало. Словно Клементина о погоде рассказывала.

– Что-то еще? – нетерпеливо уточнила гролла.

И я рискнула задать новый вопрос:

– Скажите, а все боевые маги вызвались защищать индикаторов?

– Нет, конечно же! – удивила ректор. – Многие сочли это слишком рискованным. Но для самых сильных индикаторов пары мы все-таки подыскали. Не для всех и не сразу. Но за вас прямо шла борьба.

Она метнула в Лата странный взгляд и закончила с ехидцей в голосе:

– Правда, соперники нашего бравого фета быстро сошли с дистанции. Наверное, испугались… эм… последствий своей настойчивости... Особенно после того как некоторые из них отправились на экскурсию… в наш медицинский центр. Исключительно ради любопытства, дабы выяснить – быстро ли там лечат фингалы, синяки и ссадины.

Намек понят. Да и Лат об этом недавно распространялся. Я покосилась на фета. Он выглядел настолько спокойно, невинно, будто речь не шла о потасовке с телесными повреждениями.

Ладно. Где наша не пропадала?

– Если вам все понятно, можете быть свободны! – небрежно отмахнулась Клементина.

Ну вот и зачем вызывала? И почему борьба шла именно за меня? Чем я такая особенная?

Розыгрыши
и конкурсы
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям