0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » На Бумаге » Академия Магических Талантов » Отрывок из книги «Академия Магических Талантов»

Отрывок из книги «Академия Магических Талантов»

Автор: Шерстобитова Ольга

Исключительными правами на произведение «Академия Магических Талантов» обладает автор — Шерстобитова Ольга . Copyright © Шерстобитова Ольга

Не ходи туда. Там тебя ждут неприятности.

— Ну как же туда не ходить? Они же ждут!

 

Из мультфильма «Котенок по имени Гав».

 

 

Часть первая

  Как возлюбить свой талант

 Глава первая

 

Пенелопа Громова

 

Говорят, каждый человек кузнец своего счастья. Люди добрые и хорошие, а так же недобрые и нехорошие, я вас прошу: отберите у меня молот и клещи, оттащите от наковальни и выпихните из этой чудной кузницы, потому что я какую-то ерунду кую и не иначе. И чаще всего, ну хорошо, каждый раз, влипаю в неприятности прямо-таки вселенского масштаба. Это как в мультике про небезызвестного котенка по имени Гав. С одной стороны понимаю, что туда идти не следует. Ничего хорошего не ждет. А с другой… Как же не пойти-то? Там ведь меня ждут. И этот аргумент становится последним и всегда решающим.

К примеру, месяц назад я, довольная и счастливая, возвращалась домой с работы, мечтая о ванне. И даже благополучно добралась до дома. Почти. Нырнула в арку перед многоэтажкой и уткнулась взглядом в черный бумажник, лежащий прямо передо мной. Вещь была сделана из настоящей кожи, судя по приятному ощущению, когда я взяла бумажник в руки. Тяжело вздохнув, открыла и присвистнула от шока. Денег в нем было столько, что хватило бы слетать на Канары, безбедно прожить там пару лет в свое удовольствие и вернуться. И еще бы, наверное, осталось.

Я постояла с минуту, подумала, снова пересчитала неожиданно свалившееся на меня богатство, а потом отыскала в бумажнике визитку его хозяина. Нет, оставить деньги хотелось. Я уже видела себя под пальмами, что тут говорить. Но бабушка и мама с детства вдалбливали истину о том, что чужое нельзя брать. Да и бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Решив не тянуть, позвонила владельцу несметного богатства и сообщила о находке.

Знаете, чем закончилась дело? Правильно говорят, что в нашем мире наказуемы две вещи — инициатива и доброта. Думаете, пузатый мужик, которому я решила помочь, поблагодарил и обрадовался? Ну-ну! Он потащил меня в отделение полиции и стал доказывать, что в кошельке было в два раза больше денег! Даже призвал в свидетельницы жену. И боюсь представить, какими бы неприятностями это для меня закончилось, если бы владелец портмоне не вышел покурить, при этом случайно забыв телефон на столе. Тот, естественно, зазвонил. Жена взяла трубку, побледнела, затем покраснела, а потом... В общем, если завел любовницу-фотомодель и потратил на нее состояние, сиди тихо, как мышь в норке, и не высовывайся.

И сейчас я чуяла: снова во что-то ввязываюсь. Интуиция ныла, как разболевшийся зуб, чтоб ее родную! Нет-нет, все началось тихо и мирно. Есть у меня друг детства — Сашка Жуков. У него сегодня день рождения. Вчера я решила сделать ему сюрприз — испечь торт. Шоколадный, с вишней и взбитыми сливками, окружающими эту красоту. Теперь больше не смейте меня убеждать, что человек, который никогда в жизни не пек тортов, может сотворить это с первого раза. Хотя вчера вечером я была в обратном уверена.

Нашла в интернете рецепт, сходила в ближайший супермаркет, купила нужных продуктов с запасом и принялась за дело. Вернее заметить, пошла на дело. Ну, что я могу сказать? Мужчины, желающие получить в качестве жены хорошую повариху, проходите мимо от греха подальше. Мое варево порадовало бы только какую-нибудь затюханную средневековую ведьму, живущую на болоте. Неожиданностью смешения ингредиентов и смертоносным результатом. В общем, не рекомендую пробовать тем, кто хочет жить долго и счастливо. Или просто — долго.

Осознав, что отпроситься с работы не выйдет, торт лежит в мусорном ведре, а праздник — вечером, я решила действовать по старинке и приобрести шедевр кулинарного искусства в магазине. И представьте картинку... Только вышла с тортом, как звонит Сашка и просит купить ему карандашик. Не шучу, честное слово. Так и сказал — карандашик. А потом продиктовал целый список канцтоваров и женской косметики. Друг у меня нормальный, абсолютно. Просто он — дизайнер, художник и гример в одном флаконе. Хотя в театре, где Жуков работает, его должность звучит мудренее.

Поняв, что некуда деваться, я развернулась и направилась обратно в торговый центр. Через два часа, в одной руке держа торт, в другой — три пакета с самым необходимым, и придерживая локтем обычную женскую сумочку, набитую под завязку всякой ерундой, я оказалась на улице. Справедливо решив, что раз время движется к полуночи, стоит взять такси. Правда, денег до Сашкиного дома не хватило, пришлось выйти за три квартала и порадоваться жизни.

Метель выла так, что соседский кот, почему-то вчера решивший, что март уже пришел, точно бы позавидовал. Колючий и мелкий снег летел в лицо. Брр! Холодно так, что зубы невольно начинают отбивать дробь, а ветер забивается под пуховик. Ноги промокли и заледенели, глаза слезятся, а тушь наверняка размазалась. Не люблю зиму. Интуиция в который раз шепнула, что необходимо поторапливаться. Я, про себя ругаясь на разбушевавшуюся метель, побрела по тротуару, наблюдая за хмурыми редкими прохожими, непонятно что делающими на улице в непогоду. И на этом везение закончилось.

Правда, поняла я это не сразу. На углу стояли пятеро мужчин. Четверо из них были от макушки до пят закутаны в черные плащи, что неудивительно при такой погоде, а пятый капюшон откинул и посматривал на небольшой проулок. У него была длинная коса, перевитая черными лентами. «Ролевики», — подумала я. Иногда они собираются на этом месте. Пару раз мы с Сашкой, сидя неподалеку в одной милой кафешке, наблюдали их встречу. Долго они на перекрестке обычно не задерживались. Едва появлялся последний товарищ, сразу уходили.

Неожиданно прямо передо мной появился... Нет, назвать его человеком, я бы не рискнула. Даже не являясь поклонницей Толкиена, смело могу сказать, что это был эльф. Самый настоящий. Чуть загнутые кверху ушки, яркие голубые глаза, тонкие черты лица, длинные светлые волосы. Красавчик! Я глупо на него таращилась, подумывая о том, что вчера начиталась «Властелина колец». Пора с этим завязывать. И да, немного придя в себя, выдала короткое и решительно женское:

— Э-э-э-э...

Едва я это произнесла, как ролевик кинулся в сторону и исчез в проулке. За ним следом ломанулись пятеро мужчин в черных балахонах. Не выпуская из рук пакеты и торт, я пожала плечами и наконец-таки собралась помчаться к Сашке, который меня заждался. И тут случилось то, что со мной всегда происходит: неприятности от собственного любопытства. Нет бы мне, как нормальному и адекватному человеку, пройти мимо и не заморачиваться, что там творится в ролевых играх! Как же! Я осторожненько прокралась за компанией и тихонечко выглянула из-за угла. И совсем не тихонечко заорала. Было от чего. В воздухе пылали белые и черные искры. Четверо темных и светлый с мечами в руках дрались, а пятый мужчина, с косой, гадко улыбаясь, смотрел в их сторону. Блондин проигрывал. Ему хватало умения и мастерства, но силы были на исходе. Я мгновенно это поняла по его осторожным движениям и сбившемуся дыханию.

Когда я закричала, все замерли. Пятый мужчина, не участвующий в драке, резко обернулся и посмотрел на меня. Брови у него удивленно приподнялись. Четверо в темных балахонах (и как капюшоны до сих пор с них не слетели) растерянно уставились на меня, как будто увидели таракана под немытой раковиной. А тот, кого я для себя окрестила эльфом, среагировал иначе. Он ударил по слабым местам противников. Через пять минут у его ног лежали трупы. В том, что мужчины в черных балахонах мертвы, сомневаться не приходилось. Ни один не шевелился и не дышал. Пятый же, судя по всему, главарь нападавших, нахмурился, что-то прошептал и... исчез. Прямо в воздухе. Я осталась наедине с маньяком-красавцем-убийцей-ролевиком (нужное выбрать и подчеркнуть), четырьмя трупами и ошеломленным выражением собственной мордашки.

Блондин, тяжело дыша, прислонился к стене и скользнул по мне взглядом. Я же, решив не добивать нервы рассматриванием трупов, глянула влево и узрела глазок видеокамеры, направленный на тот участок, где произошла заварушка. Моргнула раз, другой. Попыталась сосредоточиться. Где-то завыла полицейская сирена. Беги, Пенелопа! И я впервые послушалась внутреннего голоса. Почему я промчалась мимо блондина и трупов в незнакомый переулок вместо того, чтобы вернуться на проспект, хоть убейте, не знаю. Видимо, стресс у меня был, не иначе. «Зато до Сашки скоро доберемся и согреемся», — выдал мозг напоследок, когда я нырнула еще в какой-то проулок.

Тут-то меня и ожидали. Рука, пахнущая чем-то цветочным, зажала рот, вторая перехватила талию. Я резко дернулась, умудрилась обернуться и уставилась на того самого эльфа-убийцу. Собралась его укусить, чтобы отпустил, но рядом раздались голоса. И сомневаться в том, что это были полицейские, искавшие нас, на этот раз у меня не было ни единой причины. Влипла. Пока я решала, что будет лучше — сразу сдаться на милость нашего правосудия или остаться наедине с убийцей с замашками маньяка, голоса приблизились. Эльф прижал меня к себе еще сильнее, что-то прошептал. Передо мной возникла прозрачная пленка с легкими радужными всполохами. Полицейский заглянул в то место, где мы стояли, крикнул, что никого тут нет, и исчез. Я настолько растерялась от абсурдности ситуации, что расслабилась. Слегка.

Незнакомец тут же опустил руки, подхватил у меня сумки и торт, словно старый знакомый, и невозмутимо спросил:

— Куда пойдем?

Я посмотрела на пакеты в его руках, на странный серо-серебристый плащ, оценила перспективу быть прирезанной и собралась уже выдать что-нибудь такое-эдакое, как зубы стали отбивать чечетку.

— К тебе домой нельзя, там нас найдут. Либо — мои, либо — твои, — сладким голосом сказал он. Так обычно наши психиатры с больными разговаривают.

И я хотела послать его в известную сторону, но желание оказаться в тепле на этот раз победило.

— К Сашке. Тут недалеко, три квартала, — выдала я стучащими зубами.

Понимаю, незнакомец — убийца, а я собираюсь вести его к лучшему другу, которому хорошо бы в это дело не вмешиваться. Но, учитывая сегодняшние приключения, вряд ли станет хуже. Эльф меня спас — это раз. Незнакомец мог попасть в беду — это два. Мне донесут сумки, и скоро я согреюсь — три. Последний аргумент был настолько суровым, что я сдалась.

Всю дорогу я оглядывалась, боясь, что за нами будет погоня, но кроме метели, вовсю разыгравшейся, и нескольких прохожих, мы никого не встретили. Подойдя к подъезду и позвонив в домофон, я услышала Сашкин голос и расслабилась. Сейчас друг меня выслушает, пожалеет и накормит как минимум.

— Привет, — улыбнулась я, когда он открыл дверь квартиры.

Опять у него нос в чернилах измазан, а на темно-синем свитере пятна красок! И волосы ежиком от того, что он, забывшись и уйдя в работу, частенько в них карандаш сует.

Друг моргнул, растерянно отложил кипу рисунков, что держал, на тумбочку и оглядел меня так, словно впервые увидел. Кажется, Сашка в шоке, и я запоздало подумала: надо было предупредить, что я не одна.

— Ты ревела? — спросил он, затаскивая меня в квартиру, привычно пахнущую краской и бумагой.

Я глянула в зеркало и застонала. Идеальный макияж, сотворенный накануне выхода с работы, испорчен. Потекла тушь, размазались помада и тени. И я походила на побитого вампира, оставшегося без ужина.

— Нет. Там метель, — выдал незнакомец, как-то странно рассматривая дверной замок.

— А ты кто? — поинтересовался невозмутимый Сашка.

— Эрик, — представился эльф, неуклюже задев вешалку с верхней одеждой и чуть ее не роняя прямо на себя.

— Пенелопа, да ты никак себе парня нашла? — ухмыльнулся друг.

Левая бровь эльфа приподнялась. Я, решив не заострять внимания на этом, как его, Эрике, отобрала у него торт и протянула Сашке.

— С днем рождения! — хрипло выдала я.

Сашка моргнул.

— Ой, а я забыл, — сказал он, алчно смотря на помявшиеся чудо кулинарного искусства. — Ну, раздевайтесь, умывайтесь и рассказывайте, как познакомились.

— Саш...

— Ничего не знаю. Это надо же, такого красавчика подцепила, — при этих словах мой друг, обладающий изрядным чувством юмора, подмигнул Эрику.

Уши блондина покраснели, глаза заметались в поисках выхода. Эльф готовился к побегу.

— Да ладно. Он шутит. Расслабься, — сказала я, стаскивая с себя пуховик.

Через пятнадцать минут мы сидели на уютной кухне и пили чай с тортом. Хорошо, что на его вкус мои приключения никак не повлияли. Едва от кулинарного шедевра осталось лишь воспоминание, мы перебазировались в гостиную, заваленную Сашкиными эскизами и рисунками. Эльф тут же стал их рассматривать, а я, не стесняясь красок, расписала, как мы познакомились. Сашка не удивился и не стал ругаться, что я приволокла к нему в квартиру убийцу. И не попытался нас выгнать после моего рассказа. Друг, одним словом.

— Эрик, — осторожно позвал Сашка.

— Да, — оторвался от рассматривания эскизов эльф.

— А ты не хочешь нам пояснить, что произошло?

Тот вздохнул, развернулся и уставился на нас.

— Ну, хоть ты поинтересовался, в чем дело, — ехидно сказал блондин. — А то я думал, что Пенелопа не удосужится спросить.

— А...

— В психушку не отправите? — вздохнул Эрик, рассматривая нас с неподдельным интересом.

— Мы постараемся, — тактично заметил Сашка, усаживаясь на подлокотник кресла, в котором я сидела и куталась в клетчатый плед.

— Я — светлый эльф из Эфры, студент первой ступени АМТа, — выдал он, но заметив наши растерянные лица, счел нужным пояснить: — Академии Магических Талантов.

— Роль в твоей игре мы поняли, а на самом деле? — невозмутимо спросил Сашка.

Эрик вздохнул.             

— Да нет тут никакой роли. Вы что, никогда о параллельных мирах не читали?

Мы с Сашкой переглянулись.

— Ты хочешь сказать, что ты из другого мира? — удивилась я, чуя неприятности.

— Ну да.

— И чем докажешь? — спросил Сашка, решив, видимо, ему подыграть.

— Пенелопа искры видела, прозрачный щит, делающий нас невидимым, и мой меч... И еще у меня есть возможность открыть портал в Эфру. Если хотите, вас с собой возьму. Сможете либо учиться в АМТе, либо...

— Погоди, с чего ты решил, что мы согласимся? — напрямик спросила я.

Эльф очаровательно улыбнулся.

— Во-первых, вы мне верите. Во-вторых, оба талантливы, иначе бы меня даже не увидели, — мягко сказал он. — Правда, я вижу только талант Александра, а твой... Впрочем, все равно придется пройти в Академии специальное тестирование. В-третьих, полицейские вернутся. Найти вас обоих — дело трех дней, не больше, судя по моему чутью. А ведь еще и тени явятся, — поморщился Эрик.

— Кто такие тени? — спросил Сашка.

Эльф вздохнул, задумался, откинул светлые волосы за спину.

— Мой мир не идеален. Есть те, у кого имеется магический талант, а есть те, у кого его нет, но добыть талант они хотят. Для этого надо поймать одаренного мага, заставить отказаться от сущности, и дело сделано. Появляется новый маг и новый талант. Наниматели всегда берут на работу полудухов — теней. Тех, что проскользнули обратно через грань и готовы в обмен за существование в Эфре служить. Не думайте, что это законно. За такое грозит смерть, — устало сказал маг. — Мне просто не повезло. Я только поступил в АМТ, вышел в город за покупками, а меня ждали. Элорис драхт! — выругался Эрик на странном языке.

По тому, как он это произнес, я поняла, что лучше о переводе не спрашивать.

 — Все знают, что пока ты находишься на территории Академии, невозможно отобрать талант. Там особая защитная магия срабатывает. Убить — да, но талант...

Эрик поморщился.

— Они выслеживали меня, судя по всему.

— А как ты сюда попал? — уточнила я.

— Активировал портал, — как-то обреченно сказал он. — Должен был попасть в Академию. Они бы следом не сунулись. Пошел бы к директору, все объяснил. Проблема была бы решена. Но тени что-то кинули в портал. В итоге оказался в этом мире.

— И давно оказался?

— Неделю от них бегаю, — устало сообщил эльф.

— И какой же у тебя талант? — спросил Сашка, явно смекнув, что эльф не прост.

 У меня на языке вертелся тот же вопрос.

— Флора, — спокойно ответил он.

— Ты даешь жизнь растениям?

— Ну да. Цветам, деревьям, кустарникам, мхам, ягодам, — стал перечислять Эрик.

— Слушай, а зачем им нужен именно твой талант? — удивилась я.

Эльф молчал долго, словно решая, стоит ли нам рассказывать.

— Талант, если он перейдет к другому существу, меняет сущность на противоположную. Если я давал жизнь растениям, то...

— Теперь будешь отнимать, — закончил Сашка.

— Не я буду, а тот, кто заберет мой дар, — глухо сказал Эрик. — А я умру.

От этого спокойного заявления я вздрогнула.

— Вот проклятие! — выругался Сашка, смахивая с заваленного журнального столика свои рисунки.

— Мне непонятно, почему нас возьмут в Академию? — быстро решила я сменить тему. — У Александра самый обычный талант, как я понимаю. Не магический.

— Любой талант — магия, — просто ответил Эрик, словно этой загадочной фразой все сказал.

Пока я прикидывала, как бы его поподробнее расспросить, эльф устало потер виски.

— Слушайте, а поесть ничего посущественнее не найдется?

Сашка кивнул и пошел на кухню, а я сидела на диване и не знала, что и думать. Свалилось на мою голову счастье с ушами! Немного поглазела на уставшего и измученного эльфа (красив же, зараза!), решила, что утро вечера мудренее, и вопросов задавать не стала.

Поужинав омлетом, отправилась в душ, затем забилась под одеяло, как медведь в берлогу. Мельком заметила, как Сашка что-то рассказывает Эрику, показывая на эскиз; сладко зевнула и провалилась в сон.

 

 

 

Пробуждение вышло странным. Я сладко потянулась и уставилась на светлую макушку.

— А-а-а-а-а!

Эрик дернулся, повернулся и уткнулся в меня носом.

— Ты чего тут делаешь? — выдала я.

— Сплю, — ответило блондинистое недоразумение.

— У меня места не было, — сказал Сашка, заглядывая в комнату. — И, кстати, завтрак уже готов, вставайте. Нам есть, что с тобой обсудить, Пенелопа.

И тут я поняла, что все. Эти двое ночью не просто о чем-то договорились, а спелись. И если Эрик убедил Сашку и перетащил его на свою сторону, то мое мнение ничего не решит. И не изменит.

Завтрак прошел в тишине. Я смотрела на обоих мужчин хмурым взглядом, понимая, что вряд ли в посиделках ночью с бутылкой коньяка эти двое до чего-то нормального додумались. Так и оказалось.

Теперь я сидела и слушала Сашку с Эриком, понимая, что тараканы в моей голове от подобного авантюрного плана аплодируют стоя. А все было просто. Мы отправлялись в Академию Магических Талантов.

— Плохая идея, — честно выдала я.

— Твой дом уже обыскали, — сказал Сашка.

— Что?

— Думаю, на твоей работе кто-нибудь вспомнит, что у тебя есть друг, — спокойно констатируя факт, сказал он. — Найти тебя — дело времени. Эрик немного поколдовал, сбил со следа, но все же...

— А откуда ты знаешь про обыск? — спросила я, не желая признавать очевидное.

— Эрик сказал.

Я выругалась.

— Погоди, а меня-то им зачем искать? — нашлась я.

Эльф и Сашка переглянулись.

— Понимаешь, Пенелопа...

Сашка вздохнул, посмотрел на меня, переминаясь с ноги на ногу.

— На магов с сильной защитой, которая есть у Эрика, камера слежения иначе действует. Она все исказила. В ней нет нашего ушастого знакомого, но есть ты.

— И?

Я все еще не понимала, что происходит и к чему Сашка клонит.

— Догадайся, кто стал убийцей?

Я моргнула. Раз, другой.

Эльф жалобно посмотрел на меня.

— Я не знал, что все так выйдет. Прости.

— Вы хотите сказать, что на пленке записано, что это я, — я оглядела себя с ног до головы, — убила четверых мужчин?

— Да.

Посмотрела на Сашку и Эрика. Не шутят.

— Слушайте, полудухи — это же... нематериальные существа, насколько я поняла.

— Но вселяются они в реальных людей, Пенелопа, — угрюмо пояснил блондин.

— То есть ты вчера убил...

— И теней, и людей. Иначе никак было, — развел руками эльф. — Прости, что все так вышло, — снова покаялся он.

— Пенелопа, остынь, — Сашка разглядел мое разъяренное выражение лица и понял, что я намереваюсь стать убийцей ушастого.

Эрик вздохнул и посмотрел на меня глазами кота из мультфильма «Шрек».

— И что теперь?

— Бежать. Я немного отвлек внимание полицейских, сбил со следа, но сложно сказать, как долго это будет работать.

— Полчаса на сборы, — добил Сашка, вставая.

— Оденься потеплее, — сказал Эрик, невозмутимо допивая черный кофе.

— А из дома нельзя?

— Нет. Портал не подействует. Судя по диагностике, которую я запустил, нам нужно оказаться в горах, — сказал Эрик, рассматривая скатерть.

Хм-м-м... Дело нечисто. Чую.

— В Воробьевых? — на всякий случай уточнила я.

— В Альпах, — буркнул Сашка, сгружая мне на колени одежду.

— Э-э-э-э... А-а-а-а... Вы с ума сошли? — все-таки выдала я.

— У нас нет выхода, Пенелопа.

— А как мы туда добираться-то будем? Меня же в обыск объявили, — нашлась я.

— Я немного намагичил, — сознался эльф.

— Как?

Эрик замялся.

— Применил заклинание искажения правды. Любой, кто на нас посмотрит, будет думать, что видит туристов.

— А путевки как оформили? — удивилась я.

— На тебя, Александра и его коллегу.

— Женьку Акимова? — уточнила я, вспоминая, что тот терял паспорта с завидным постоянством.

— Да. Заклинание сработает так, что никто тебя не узнает, Пенелопа. Не волнуйся насчет этого. Правда, на самолет моя магия почему-то не подействовала. Пришлось покупать автобусные туры.

Я захлопала глазами.

— Мы едем до Вены через Белоруссию, Польшу, Словакию. Через пять суток будем в Австрии. Можно было бы и раньше, но не будем рисковать, — заметил Сашка.

— А из Вены — в Альпы, — добил Эрик. — Там идет поезд через Зальцбург. Я магией помочь уже не смогу, но думаю, что никому и в голову не придет тебя там искать.

— Но на нужную гору нас эльф перекинет, — ухмыльнулся Сашка. — Собирайся давай, у нас мало времени.

Друг открыл шкаф, указывая на полку, где хранились мои вещи. Я частенько оставалась у него ночевать, потому что так удобнее было добираться до работы. И время от времени отпугивала от него очередных приятельниц, желающих приобрести статус замужней. Да и с детства привыкла.

Я пребывала в состоянии шока, иначе никогда бы не стала столь спокойно собираться, загружая простую скромную сумку свитерами. А может, эльф подсуетился и снова намагичил? Узнаю — убью заразу. Угораздило же меня! Эльфы, убийцы, Академия Магических Талантов в двадцать пять лет-то! Это когда учиться уже совсем не хочется. М-да... Отпраздновали, в общем, Сашкино двадцатишестилетие. Что тут скажешь?

Когда сумка была собрана, а я умылась, оделась, заплела волосы в тугую косу, под дверью раздались голоса.

— Полиция, — прошептал Сашка.

— Что делать будем?

— Мой резерв исчерпан. Как раз неделю будет восстанавливаться, — тоже шепотом выдал Эрик. — К тому же, в этом мире с магией плохо.

— Через окно и по пожарной лестнице, — выдал Сашка, подхватывая сумки.

Выбирать не пришлось. Либо тюрьма, либо лестница. В спальне мы осознали, что с сумками далеко не убежим. Переглянулись и бросили их под кровать, а сами быстро перекинув бельевую веревку через балкон, проверили ее на крепкость. Нам нужно было оказаться на небольшом уступчике, а оттуда уже спускаться по пожарной лестнице. Эрик легко и грациозно скользнул вниз, пока Сашка делал баррикады. Голоса с лестными пожеланиями раздались совсем рядом. Мы кинулись к окну. И, наверное, если бы не опасность, я бы никогда не полезла по веревке зимой, а так...

Говорят, что если человека хорошо испугать, то он чудеса начнет творить. Едва мы оказались на лестнице, эльф поджег веревку, а наша троица стала спускаться, про себя ругаясь на скользкие ступеньки. А потом... Это был такой забег, что марафонцы бы позавидовали. Добежав до широкого проспекта, мы забились в первый попавшийся автобус, оплатили билеты и с облегчением вздохнули.

Не буду рассказывать, как мы добирались до Альп. Все прошло достаточно гладко. Я даже успела выспаться, благодаря монотонному голосу экскурсовода, и отдохнуть в гостинице, где мы останавливались. Полюбоваться на достопримечательности тех городов, в которых оказывались, тоже смогла. Даже на одно мгновение забыла, зачем и куда мы едем. Что самое интересное — на внешность эльфа никто не обращал внимания, словно для Европы это было нормально — так выглядеть.

На шестой день к вечеру мы оказались у подножья гор. Эрик попросил нас зажмуриться, что-то прошептал. Когда через минуту я открыла глаза, то замерла от неожиданности. Мы стояли на большой горе, утопающей в снегу. Лучи заходящего солнца окрашивали все вокруг в оранжеватый цвет, от чего снег сверкал и блестел, как радуга. Красота-то какая! И что я раньше не выбиралась в горы?

— Пенелопа, нам пора, — отвлек меня Эрик от созерцания прекрасного.

— Что я должна делать?

— Возьми меня за руку. И Сашку тоже. Не отпускай. Сам переход безопасен. Но лучше закрыть глаза, иначе голова с непривычки будет кружиться и начнет тошнить, — пояснил эльф.

Я кивнула.

— А где мы окажемся? — уточнил Сашка.

— Тоже в горах. И вынужден вам сразу сказать, что портал заберет весь резерв, поэтому будем сами спускаться. Дойдем до ближайшей деревни, и я отправлю сообщение в Академию Магических Талантов. Нам придут на подмогу, — уверено сказал Эрик.

Интуиция сразу же почуяла подвох. Ой, не все так гладко.

— Долго до деревни будем добираться? — осторожно спросила я.

— Сутки в горах, еще столько же через долину и лес, — пояснил он.

— Не волнуйся, — ласково сказал Сашка. — Еда, вода, аптечка у нас есть. И всякие мелочи вроде спичек.

Но его слова прозвучали как: «Делай ноги, пока не поздно».

Я посмотрела на Сашку, в нетерпении поправляющего рюкзак, перевела взгляд на Эрика, невозмутимо ожидавшего, когда я успокоюсь, а потом протянула им руки. Оба улыбнулись и заметно расслабились. Эльф что-то прошептал. У меня над головой открылась сияющая всеми цветами радуги воронка. Эх, была не была!

 

 

Эрик

 

 

Апчхи!

Я вдохнул полной грудью. Какая гадость! Даже на зловонных Сумеречных болотах так не пахло. А там, между прочим, поганки растут, и такой аромат стоит, что даже оборотни морщатся.

Вздохнул. Разбаловался ты, Эрик в Светлом Лесу! Чистый воздух тебе подавай.

Апчхи!

Слева что-то мелькнуло, и я быстро спрятался за угол серой многоэтажки. Проклятье! Тени! Выстроились в ряд, как солдаты-новобранцы, перешептываются. И правда, куда нас всех занесло? Осторожно огляделся. Тот еще пейзажик! Давит тяжесть камней, из которых построены жилища. Я люблю простор, открытые пространства, сады. Тут деревьев почти нет, отчего все труднее и труднее дышать. Я привык, что они дают силу. Снег и тот утратил свою белизну и напоминает серую массу. Я даже брезгливо поморщился. Как тут можно жить?

Апчхи!

Элорис дракхт! Так загляделся, что забыл о тенях! Рванул в сторону, перепрыгивая через странные разноцветные конструкции со стеклами, свернул за угол, выглянул. Замер от удивления. Большая широкая улица, а по ней… двигались металлические железяки с людьми внутри. Жуть! Понятно, откуда этот кошмарный воздух! И не об этих ли странных каретах рассказывал Диамант, возвращаясь из путешествия по какому-то техническому миру? В его байках они назывались машинами — повозками, на которых люди передвигаются. Мы с братьями невольно восхищались тому, что может без магии сделать человек.

Апчхи! Что же мне никак не привыкнуть-то! У эльфов обычно быстро адаптация проходит. Мы легко приспосабливаемся. Апчхи! Апчхи! Апчхи!

И тени, разумеется, рядом. Кто бы сомневался! Я вклинился в поток людей, переходящих дорогу. В толпе всегда проще затеряться. Большинство прохожих меня даже не видели. А те, кто был наделен талантом и сталкивался со мной взглядом, так смотрели, что не по себе становилось. Тени попытались рвануть следом, но не успели. Загорелся красный цвет на каком-то странном указателе, и машины снова двинулись в путь.

Мельком увидел на противоположной стороне дороги невозмутимого и спокойного дроу, за спиной которого прятались тени. Ему-то я зачем? У меня не самый редкий дар. Или дело вовсе не в нем?

Проклятье! Прицепились, как болотные пиявки. Но я тоже хорош. О чем думал, когда пошел в Аларекс? Вполне мог приобрести бумагу и перья в небольшой лавке при Академии. Там талантливые студенты, создают уйму вещей и недорого продают. Им нужна тренировка и возможность избавляться от творений больше, чем деньги. А отдохнуть и в комнате мог.

Свободы захотелось. На город посмотреть. Развеяться. Чтоб тебя! Смотрю теперь и наслаждаюсь. Апчхи!

Рванул вдоль по улице и заскочил в здание, мигающее разноцветными огнями. Торговая лавка, судя по всему. То, что надо, чтобы на время от погони скрыться и в себя прийти. Не стал ничего рассматривать, не до того. Нырнул под огромную лестницу, вдохнул и сжал в руке амулет, подаренный мамой. Он способен передать информацию об окружающем мире.

Элорис драхт! Как же сильно я попал!

 

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям