0
Корзина пуста
Войти | Регистрация

Добро пожаловать на Книгоман!

Или войдите через:


Новый покупатель?
Зарегистрироваться
Главная » Академия магических зеркал » Отрывок из книги «Академия магических зеркал»

Отрывок из книги «Академия магических зеркал»

Автор: Тур Тереза

Исключительными правами на произведение «Академия магических зеркал» обладает автор — Тур Тереза Copyright © Тур Тереза

Пирог с капустой пахнет вкусно,

                                 Здравствуй, друг мой….

- Ну? Кто из вас первый догадается? А?!

Гном, сияя от удовольствия, рассматривал первокурсников в ярко-зеленых мантиях. Мальчишки и девчонки – новые ученики. Начало года! Зеркала начищены, старшекурсники готовы провести для новичков традиционную экскурсию в Зале Правдивых Зеркал. За спиной смотрителя, гнома Ларкина, стоял менестрель.  Длинные тонкие пальцы музыканта поглаживали струны арфы. Первокурсники, смущенно теребя эмблему академии в форме старинного зеркала в раме из золотого шнура, с завистью посматривали на черную мантию выпускника.

- Ну? А? Ишь ты… Смелей, ребята! Никто не догадается?

- Первокурсник… - послышался робкий голос.

Толпа мгновенно обернулась, и все как один уставились на девочку с гладко зачесанными назад густыми каштановыми волосами. Ее мантия была почему-то другого оттенка, не ярко-зеленая, а скорее изумрудная. Серьезные серые глаза внимательно смотрели на гнома.

- Умница! «Здравствуй, друг мой – первокурсник!» Ты у нас кто? А?

- Дирре.

- Не слышу! Громче! Глуховат я, ребятки…

- Ассилия Дирре.

- Умница, Дирре! – расплылся в улыбке смотритель. – Вы, значит, сейчас пойдете…

- «Умница, Дирре!» Вон, видишь, толпа стоит? Это ее детский дом. Отец знает их директрису, из Объединенного королевства. Придется ей блистать мозгами, мантия-то вон из старой шторы сшита!

В задних рядах послышались смешки. Обидные слова произносил огромный верзила, видимо, из великанов. Его приглушенный бас слышали все. Щеки девушки в мантии, и правда, сшитой из зеленой шторы общего зала их детского дома, вспыхнули.  Она вместе с воспитательницами шила всю ночь, радуясь, что поступила. Это было так весело! А теперь вдруг стало обидно. И больно…

- Заткнись, Рейв!

- А ты откуда выискалась, рыжая? Тебя вежливости поучить?

- Я знаю, кто она! Сказать, чтобы все слышали, а?

Великану поддакивали два гнома. Ася заметила, как зеленые узкие глаза рыжеволосой незнакомки, что так неожиданно вступилась за нее, вспыхнули. Тот, кого девушка назвала Рейвом, самый высокий из всех, двинулся в ее сторону, но тут наперерез ему бросился белокурый мальчишка.

- Отстань от нее!

 Все произошло слишком быстро. Девушки – рыжеволосая с зелеными глазами и та, что была в мантии, сшитой из шторы, едва успели подхватить своего горе-защитника. Из носа голубоглазого юноши текла кровь. Белый воротничок и золотая эмблема уже покрылись алыми пятнами.

- Это что такое, а? Это кто вам позволил! Вот ректора Барбина на вас нет… А ну давай вон, умница Дирре, ты у нас девочка толковая, прямо по коридору по лестнице вниз и налево – к лекарям! А потом, как там, значит, помогут, - к Залу Правдивых Зеркал бегом, не то опоздаете! А я тут пока разберусь, кто у нас тут порядок нарушает! А? Ты кто? Как зовут, а?!

Гном суетился, рассерженно качая головой, а трое первокурсников побрели в указанном направлении.

- И кто тебя просил? Я бы и сама справилась. Ничего бы он мне не сделал!

- А что они о тебе говорили? Ты – кто? – юноша медленно вытер кровь рукавом и внимательно посмотрел в зеленые щелки глаз под огненно-рыжей челкой.

- Не твое дело! –  огрызнулась девушка.

- Зачем ты так? Он же помочь хотел! – Ася покачала головой и обернулась к пострадавшему. -  Больно? Пойдем быстрее, иначе опоздаем! Надо остановить кровь. Как тебя зовут?

- Сирин.

- А тебя? – подталкивая юношу в нужном направлении и протянув ему чистый платок, девушка улыбнулась рыжеволосой.

- Рики.

- Спасибо вам. Правда. Но…я себя чувствую виноватой. Это же все из-за меня.

- Да ладно тебе! – хором ответили  новые знакомые и удивленно уставились друг на друга – настолько неожиданно слаженно прозвучал их спонтанный дуэт.

- Ты что за мной повторяешь? – зеленые глаза вспыхнули.

- Я? Это ты сама…

- Так, хватит! Мы из-за вас опоздаем! Пошли! – Ася закатила глаза и потянула обоих за рукава широких мантий.

 

 

                                       Я – тринадцатый тролль

                                       Справа, в левом ряду

                                      Королевишны злой зеркало я несу

                                      Свой мизинец шестой, перерезал, трудясь

                                     Сверху капает кровь, зеленея, моя…

 

- Быстрей! Опоздали!

- Куда?

Ася и Сирин, тяжело дыша, остановились посреди длинного коридора. Куда идти? Куда бежать?

От каменных стен Академии отражались звуки. Где-то звучала песня, но где именно – не понять. Они заблудились! В первый же учебный день!

- Придется вас вывести. Если не обернусь – не учую. Так что слабонервных прошу удалиться. Остальные, кто хочет добраться до места – за мной!

Рыжеволосая девушка обернулась… лисицей! Обернулась – и понеслась по коридору, да так, что ее новые друзья едва за ней поспевали.

 

Так уродлив и мал, так несчастен, и зол

Это из-за меня уронили его

И разбили на тысячи мелких кусков

Совершенную Ложь, совершенное Зло!

 

 

Перед самой дверью в Зал Правдивых Зеркал лисица вновь обернулась девушкой, на нее налетел Сирин, за ним – Ася, и все трое повалились в открытую дверь.

От начищенных зеркал рябило в глазах. Их сокурсники стояли перед самым огромным зеркалом в центре зала, будто маленькое ярко-зеленое озеро. Посреди белоснежного мрамора с едва заметными розоватыми прожилками выглядело очень красиво. Перед зеркалом, словно нос корабля в зеленых волнах, стоял в черной мантии менестрель и пел, играя на арфе. Звуки лились, отражаясь в серебряном омуте хрустальным перезвоном, а в самой его глубине выла метель, летели крупные снежинки, и то выныривая, то снова исчезая в густых облаках летели тролли, неся над острыми серыми скалами созданный в подземельях темный артефакт – Зеркало Снежной Королевы…

 

Но когда его делали в недрах Земли,

Это я пропустил ту последнюю нить…

Это я, отвлекаясь на черный порез

В этом Зеркале создал досадную брешь….

 

                             

На них троих никто не обратил внимания – все слушали менестреля, и, как завороженные, смотрели в Зеркало Правды. Там, в глубине зазеркалья, разворачивались  события прошлого…

 

 

Я его уронил, я его не доткал, -

Пусть я зол и ничтожен, уродлив и мал…

Это из-за меня вкривь и вкось все пошло

И поэтому кончится все хорошо!

 

 

Глава первая

Семь лет спустя

 

- Дзиииинь!

 

 

Звук вздрогнул, растворился в каменных стенах и тысячами хрустальных колокольчиков рассыпался, заставив замереть.

Каждый, кто услышал его, понимал – это звук… разбитого зеркала. И каждый, кто это понимал, отказывался в это верить.

 

В Академии Магических Зеркал разбилось зеркало.

 

Невозможно. Немыслимо. Недопустимо…

 

- Дзииинь! Дзиииинь! Дзииинь-дзииинь-дзилень….

 

 

Спустя несколько секунд звук повторился! Никто не удержался на ногах - все, кто в этот момент находился в здании Академии – покатились кубарем, прижимая ладони к ушам от нестерпимой боли. Студенты, преподаватели и приглашенные в честь праздника гости бросились к правому крылу – туда, где располагались музейные залы. Всем известно, что по традиции выпускники проводят экскурсии для первокурсников.  Не далее, как вчера, в последний день перед торжественными мероприятиями в честь начала нового учебного года, начистили зеркала!

Только бы никто не пострадал!

- Бегите за лекарями!

- Пострадавшие есть?

- Не знаю…

- Кошмар!

- Ужас!

- Что теперь будет?

 

На Большой мраморной лестнице случилась давка – те, кто оказался рядом с местом трагедии, в панике бежали вниз, остальные – наверх, оказывать помощь пострадавшим. Бледные лица, порванные в клочья мантии.  У многих кровь текла из ушей. Почти всех, кто находился рядом, временно оглушило.

- Куда?! Назад!

- Где?! Вы что-нибудь видели?

- Тринадцатый тролль меня забери…

- Этого просто не может быть!

- Плохая примета.

- И это в первый день учебного года…

- Беда…

За столетия существования Академии, где усилием мастеровых, искусников, менестрелей и конечно же магов рождались волшебные зеркала, такого еще не бывало! В гномьем городке, что раскинулся в горах неподалеку, во всю мощь бил заговоренный Главой Академии колокол.

 

В первый раз за всю историю существования Академии бил…

 

- Что?

- Что случилось?

- Что-то, верно, случилось, раз колокол бьет!

- Отрази зеркало правды мою душу…

- Ребята, скорей!

- Топоры с собой возьмите кто-нибудь!

- И то правда… мало ли что…

Гномы вереницей потянулись к зданию.

Академия жужжала, словно медведь-пещерник разорил дупло золотых пчел. Преподаватели, злорадно улыбаясь, шептались по углам, обсуждали нового ректора. Мол, не только учебный год, но и первый учебный день у бедняги не задался! Все понимали, что присланный из самой столицы королевств Семи морей маг теплое местечко выбил не просто так – связи. И не какие-нибудь, а ого-го! Да что он может понимать в специфике производства? В учебном процессе? Если в самой Академии достойных специалистов по пальцам пересчитать?  Думают, раз их король возглавляет попечительский совет и большую часть финансирования берет на себя, то все можно?!

Постепенно паника стихла. Гномы выносили осколки, несколько преподавателей уже приступили к ликвидации последствия магического выброса (колоссальной, между прочим, силы!), к тем, кто пострадал больше всех, уже спешили лекари.

То тут, то там слышались тяжелые вздохи по поводу того, что при старом ректоре такого бы не было. Но… архимаг однажды утром попросту исчез! Поиски не дали результата, и новичок, присланный на место  всеми любимого ректора, раздражал еще и тем, что являлся постоянным живым напоминанием о решении их прекратить. 

Многие, правда, считали, что бывший ректор Академии Магических Зеркал, архимаг Шимма Барбин просто ушел в странствия, как не раз грозился.  Волшебник откровенно скучал, а иногда и вовсе впадал в состояние крайней раздражительности. Ректора раздражало все: студенты, преподаватели, попечительский совет с требованиями финансовых отчетов. Поговаривали также, что маг увлекся одним удивительным экспериментом, а потому отправился на поиски редких ингредиентов. Нагуляется – вернется, тем более что лет двадцать-двадцать пять назад такое уже было – бунтарь отсутствовал почти целый учебный год.

Правда, в прошлый раз от попечительского совета это удалось скрыть. Тогда на экстренном заседании деканата большинством голосов решено было временно оставить Академию на великана Гремми Вилла, декана факультета мастеровых. И ничего! Академия устояла. Более того, это был весьма успешный год – целых пятнадцать дипломных работ ушли в массовое производство сразу после аттестации экспериментального образца!

А тут… Новый прибыл. Зачем?! Они бы вполне обошлись.  Перетерпели бы какое-то время под руководством того же Гремми Вилла. Нет! Прислали…  И взгляд такой… высокомерный, и все ему не так. Вот теперь пусть понюхает, чем пахнет на производстве! Это вам не в кабинетах бархат кресел протирать.

- Что? Что разбили?

- Зеркала правды?!

- Все?!

- Быть того не может…

- Дорогу! Пропустите! Скорее! – новый ректор, нахмурив брови, с трудом пробирался сквозь толпу.

Испуганные студенты расступались, пропуская идущих за магом лекарей и деканов факультетов.

Как ни спешили маги, входящие в Совет Академии во главе с новым ректором на место происшествия, но дойдя до злополучной двери, на мгновение замерли все… 

Обычная серая дверь. Табличка с надписью: «Зал Правдивых Зеркал». И страх. Страх увидеть непоправимое, ибо традиционно в первый день учебного года перед торжественной церемонией клятвы у самого большого Зеркала Правды, один из старшекурсников проводит для будущих учеников Академии экскурсию.

Первым очнулся ректор. Маг сделал глубокий вдох, и решительно взялся за ручку двери.

Хрусть…

Первый шаг по зале. Ни одного целого зеркала.

- Аааааааа… – застонал мальчик в зеленой мантии  первокурсника.

Попытка смахнуть с макушки осколки привела к тому, что вся ладонь студента оказалась в крови.

- Не пытайтесь избавиться от осколков! Замрите! К вам подойдут! – тут же раздался голос лекаря, усиленный с помощью магического артефакта.

 По залу уже суетились маги в белых мантиях, с такими же усиливающими голос артефактами на шее.

- Повторяю – замрите! Подобные инстинктивные движения неизбежно приведут к порезам! Раны от магических зеркал, разбитых с помощью активации заклинания, заживают очень плохо! Не шевелитесь! К каждому из вас подойдут лекари, они помогут избавиться от осколков! Окажут первую необходимую помощь! Не шевелитесь! Повторяю, не пытайтесь самостоятельно избавиться от осколков!

Спустя какое-то время все с облегчением вздыхают - жертв нет. Практически все пострадавшие оглушены, разной степени тяжести сотрясения, порезы. Это – все.

- Кто может внятно объяснить мне, что именно здесь произошло? – тихо спросил ректор.

Бледные испуганные первокурсники уставились на высокого, прекрасно сложенного мужчину – нового ректора Академии Магических Зеркал. Глядя на него, можно было с легкостью понять преподавателей, которые относились к новоприбывшему с недоверием. Ректор Академии должен выглядеть как седой, умудренный опытом Волшебник с глубокими морщинами и добрыми, слегка лукавыми глазами. Но, увы. Торлин-младший, последний из рода Северных магов Объединенного Королевства Семи Морей, был не совсем похож на седого старца. Вернее – совсем не похож! Русые, чуть вьющиеся мягкие волосы, небесно-голубые глаза. Широкие плечи, волевой подбородок. Словом – мечта любой девушки, Зеркало Правды не даст соврать! Жаль только, что во всей Академии ни одного, даже самого маленького правдивого зеркальца, не осталось…

- Он нам рассказывал, - проговорила девушка, кивая на замершего у стены старшекурсника в черном плаще. – Потом мы играли с зеркалами в правда-неправда. Он сказал, что покажет настоящую магию. У него там вон… инструмент. Вооон там, под осколками, наверное, валяется. Он играл. А потом запел…. И…  и все.

Блондин в черной мантии, в которого упрямо тыкали пальцами все участники злополучной экскурсии, хотя их давно уже никто ни о чем ни спрашивал, неподвижно сидел, привалившись к стене. Длинная челка полностью скрывала лицо. Лекарь, тот, что только что объяснял пострадавшим как себя вести, склонился над юношей. Спустя несколько минут, забыв, что его артефакт включен на полную мощность, лекарь завопил:

- Живой! Обошлось! Ой… простите.

- То есть… это все натворил… Сирин? – срывающимся голосом выкрикнул кто-то из преподавателей.

- Как бы там ни было, юный менестрель сумел активировать защиту, - заметил преподаватель по истории магических инструментов. – Так или иначе, мальчик спас нас всех, прошу заметить!

- Надо разбираться! – строго сказал ректор, - Лично мне причина самоуничтожения зеркал не понятна. Они… разбились все!

- Да что тут разбираться! Это все ваши менестрели, уважаемый!

- Но позвольте, причем тут мои менестрели?! Надо смотреть, как ваши мастера трудились! – профессор Флутт, курирующий старшекурсников, взлетел над всеми, гневно помахивая прозрачными  крылышками.

- Что? Какие мастера? Да эти зеркала триста лет висели спокойно, пока ваш поэт к ним не полез! – заведующий кафедрой камнерезов дернул себя за окладистую гномью бороду.

- Да как вы смеете?!

Профессора кафедр Мастерства и Чаропения привычно сцепились между собой. Дело в том, что дух, заключенный в волшебное зеркало, должен проснуться, услышав песню, написанную менестрелем. И если что-то шло не так, маги часами спорили, чей студент виноват. Во всех остальных случаях они спорили тоже. Видимо, по привычке.

- Господа! – ректор активировал артефакт усиливающий голос, и все смолкли. – Хочу обратить ваше внимание, что перед тем, как строить хоть какие-то предположения, необходимо провести тщательное расследование. На сегодняшний день мы располагаем лишь несколькими неоспоримыми фактами. Уничтоженные Зеркала Правды - раз. Старшекурсник, который… надо выяснить, что он там делал перед зеркалом… - два. И, к всеобщей радости и счастью - живые, не покалеченные первокурсники - три.

- Молодого человека необходимо доставить в лазарет, - поднялся с колен целитель, который до этого не обращал никакого внимания на разгоревшийся скандал.

- Что с ним? – обеспокоенно спросил декан факультета менестрелей.

- Сильнейшее энергетическое истощение. Но вы не волнуйтесь. Жизни и даже магии, на мой взгляд, ничего не угрожает. Полежит у меня часиков пять – и, думаю, все будет в порядке.

 

 

- Их ширрр-мен-дук! Да как они смеют подозревать Сирина?! Он не мог! Понимаешь? Просто не мог! Скажи, Ася! Асяяяяя! Дэрсеркишшш!

Невысокого роста хрупкая девушка с огненно-рыжими волосами тащила подругу к лекарскому корпусу. Зеленые, чуть раскосые глаза горели злобным огнем.

- Ася! Ты что – заснула?!

- Нет, - тряхнула каштановыми волосами вторая. – Нет, я не сплю, и да, я понимаю, что Сирин – не мог. Но, Рики! Перед тем, как к кому-то идти, надо собрать хоть какие-то доказательства. Пока, кроме уверенности, у нас, увы, ничего нет! И то…

- Что? – Рики сложила руки на груди.

- Уверенность эта основана лишь на дружеских чувствах. Нам нужны факты, понимаешь? Доказательства! Убедительные, неоспоримые доводы, и…

- Сирин не мог!

- Не мог, - спокойно проговорила Ася. – Но. Это знаю я. Знаешь ты. И пойми, что…

- Дэрсеркишшш! Ар-кир дэрсеркишш, ирми!

- Ты сколько угодно можешь ругаться на…

- Подстава, говорю! Понимаешь? Сирина кто-то подставил!

- Подставил… - девушка задумалась.

- И куда вы собрались, студентки?! – остановил у входа в лекарский корпус знакомый голос.

- Профессор Ротти!

Рики злобно посмотрела на декана факультета менестрелей, словно он лично был виноват в том, что произошло.

- К Сирину запрещено пускать кого-либо. По крайней мере, до тех пор, пока не завершится дознание. Приказ ректора Академии, девушки, увы!

- Конечно, профессор Ротти! Мы понимаем, и не будем нарушать правила, - Ася улыбнулась, и как можно сильнее сжала руку Рики, чтобы та чего не выкинула.

- Вот за это спасибо! – тут же просиял профессор, - и вы уж подружку свою, студентка Асилия Дирре, потрудитесь вразумить! Да… Ну, мне пора. Дела, знаете ли. И я вас прошу – передайте всем, жаждущим немедленного общения с пострадавшим менестрелем – приказом декана факультета за личной подписью ректора Академии – посещение запрещено! Буду очень признателен! Очень!

- Почему мне кажется, что всю ответственность хотят взвалить на Сирина? – Рики вонзила острые коготки в ладонь подруги.

- Ай! Рики?!

- Я не больно. Только чтоб ты поняла – меня сдерживать бесполезно, когда я злая!

- А ты учись сдерживаться, Рики!

- Зачем?

- Хладнокровие – полезное качество.

- Пока ты жив, кровь должна быть горячей! Остыть успеем все.

- Тринадцатый тролль, Рики! Где ты этого набралась?

- Так папа говорит.

- Ладно. С папой твоим я спорить не буду. Жить хочу. Лучше скажи – почему тебе кажется, что именно Сирина хотят подставить?

- Потому что пока следов другого воздействия на зеркала, кроме тех, что оказывал на них студент седьмого курса факультета менестрелей, не нашли.

- А ты откуда знаешь? – теперь руки на груди сложила Ася, пока ее подруга что-то бормотала под нос на языке воровского лисьего племени.

- Видела предварительные отчеты. Но это наши преподаватели. Что они видели-то? То же, что и мы? Кого опросили? Первокурсников? Нет, Аська. Это не то. Надо найти документы, которые…

- Рики! Ты можешь никуда не влезать?! Что, если тебя поймают?

- Поймают?! МЕНЯ?!

- Рики! – строго посмотрела на подругу Ася, и та сразу замолчала.

Какое-то время девушки молча шли обратно, к зданию Академии. Первый день учебного года. Все эти семь лет они были радостными, беззаботными и счастливыми. Но сегодня… 

- Пойдем! – Ася схватила Рики за руку.

- Что ты задумала? – шепотом спросила та, от неожиданности снова выпустив когти. – Прости, я случайно!

- Узнаешь! Пошли…

Около 3 лет
на рынке
Эксклюзивные
предложения
Только интересные
книги
Скидки и подарки
постоянным покупателям